Д-р Маркус Зулиан Тейшейра (Бразилия)

Маркус Зулиан Тейшейра

Гомеопатия — профилактический подход к медицине?

International Journal of High Dilution Research 2009; 8(29):155–172

Перевод Зои Дымент (Минск)
Тейшейра Маркус Зулиан, MD, PhD — сотрудник отделения эндометриоза кафедры акушерства и гинекологии медицинского факультета Университета Сан-Паулу, координатор и преподаватель элективного курса "Основы гомеопатии".

Оригинал можно скачать здесь


Абстракт

Гомеопатия, применяя принцип терапевтического подобия, стремится стимулировать в организме реакцию против нарушений в нем самом. Чтобы гомеопатические лекарства пробудили эффективный гомеостатический ответ, они должны быть индивидуализированы, то есть выбраны в соответствии с их подобием множеству отличительных симптомов пациента. В результате гомеопатические лекарства, предназначенные для снижения индивидуальной восприимчивости, предрасполагающей к болезни, оказывают целительный и профилактический эффект при многих заболеваниях человека. С другой стороны, гомеопатические лекарства могут иметь специфические показания для своего применения в лечении и профилактике эпидемических болезней при условии, что эти лекарства выбираются в зависимости от особого набора симптомов, свойственного данной эпидемии, то есть речь идет о так называемом genius epidemicus, что подтверждается историческими примерами. В этой обновленной статье обсуждаются эпистемологические основы гомеопатии Ганемана, рассматриваемой как профилактический медицинский подход, научные доказательства, подтверждающие клиническое применение гомеопатии, и минимальные требования, необходимые для того чтобы ее можно было использовать во время эпидемий с лечебной и профилактической целями.

Ключевые слова: гомеопатия; укрепление здоровья; предотвращение болезней; профилактика и контроль; коллективные болезни; genius epidemicus; изотерапия; вакцинация.

Введение

В настоящее время около половины населения мира использует комплементарную и альтернативную медицину (КAM), в частности, иглоукалывание, гомеопатию и фитотерапию, причем с высоким уровнем удовлетворенности, что вызывает растущий интерес к этим направлениям у врачей. Основные причины этой тенденции объясняют поиском терапевтических подходов, ставящих на первое место отношения между врачом и пациентом, оценка человека во всей его полноте (тело–психика–дух) и намного меньшее количество побочных эффектов при использовании КАМ [1, 2].

Как и другие профилактические подходы (гигиенические, диетические, спортивные и т. д.), которые стремятся для сохранения здоровья поддерживать в равновесии гомеостатические функции организма, индивидуализированные гомеопатические лекарства также могут рассматриваться не только как терапевтические, но и как профилактические средства против болезни. Ориентируясь и сосредотачиваясь на различных типах человеческой восприимчивости (психической, эмоциональной, экологической, пищевой, физиологической и т. д.) в понимании происхождения болезней и принятии терапевтических решений, гомеопатия стремится уменьшить био-психо-социо-экологические виды идиосинкразии, которые влияют на предрасположенность к болезням и их течение. Такой подход приобретает все больший вес в современной патофизиологии.

Независимо от присущего гомеопатии ее подлинно профилактического характера, основанного на целостном и индивидуализированном рассмотрении динамики пары пациент-болезнь, гомеопатия может вносить свой вклад в специфическое лечение современных эпидемий, как она это и делала в прошлом, но лишь при условии, что лечение следует теоретико-практическим допущениям, постулированным Самуэлем Ганеманом.

Для того чтобы систематизировать некоторые рациональные характеристики гомеопатической медицины и ее применение в профилактической клинической практике, я намерен рассмотреть эпистемологические предпосылки, которые превращают ганемановскую гомеопатию в профилактический подход к медицине, научные свидетельства, которые подтверждают определенные показания для применения гомеопатии, и способ применения ее терапевтически и профилактически при эпидемических болезнях. После того как будет достигнуто взаимопонимание на теоретическом уровне, я намерен обсудить некоторые предложения об использовании гомеопатических лекарств при эпидемических болезнях, которые не учитывают эпистемологические особенности ганемановской гомеопатии и не принимают во внимание научные доказательства, чтобы дать пищу для размышления и предложить возможные экспериментальные проекты, подкрепляющие аргументы неортодоксальных практик.

Метод

Это исследование основано на трудах Ганемана и предпринято для того чтобы обсудить основные эпистемологические особенности гомеопатии, которыми руководствуются для лечения болезней. Оно также содержит анализ конкретных примеров эпидемических болезней, в которых продемонстрировано клиническое применение гомеопатии, а также сообщения о лечении во время эпидемий, которые опустошали Европу в прошлом. На следующем этапе работы я попытался расширить обсуждение возможных терапевтических подходов обзором работ некоторых авторов, придерживающихся классического направления в гомеопатии. Далее, я провел поиск в базах данных Lilacs и Medline, используя ключевые слова "гомеопатия", "клиническое испытание", "эпидемические болезни", "epidemic genius" и "изопатия", чтобы выбрать только те научные исследования, которые включали контрольную группу и имели статистически значимые результаты. Наконец, я повторил этот же поиск в Google и выбрал исследования, опубликованные в научных журналах в прошлом и недоступные в последних базах данных.

Эпистомологические принципы гомеопатической модели

Гомеопатия, созданная в 1796 году немецким врачом Самуэлем Ганеманом, это терапевтический подход, который стремится стимулировать в организме реакцию против возникших в нем нарушений; гомеопатия использует также информацию из современной медицины, необходимую для более глубокого понимания этиологии болезней человека. Теоретико-практические основы гомеопатической модели были систематизированы Ганеманом в "Органоне медицины" [3], первое издание которого было опубликовано в 1810 году; в данной статье я обсуждаю содержание некоторых глав этой книги, чтобы познакомить читателя с эпистемологическими рамками гомеопатии.

Гомеопатия рассматривает человека как сложное целостное образование, в котором неразрывно связаны биологическое тело и органическая живая природа, а мысли и чувства взаимодействуют с физиологическими функциями и органической жизненностью, чтобы сохранить состояние здоровья или сделать человека более или менее восприимчивым к патогенетическим агентам.

Только болезненно измененная жизненная энергия вызывает болезнь, так что патологические явления, доступные нашим чувствам, отражают в то же время и внутреннее изменение, или все болезненное расстройство внутреннего двигателя; словом, они обнаруживают все заболевание; также и исчезновение под влиянием лечения всех патологических явлений и изменений, отличающихся от здоровых жизненных отправлений, безусловно вызывает и с необходимостью влечет за собой восстановление единства жизненной силы и тем самым возвращение здоровья всему организму ("Органон медицины", § 12).

В результате этой виталистической концепции человеческой болезни, в которой органно-жизненный дисбаланс переводится в набор явных признаков и симптомов, в значимые для гомеопатии семиотические значения множества характеристик пациента, создается симптоматическая картина, охватывающая характеристики из разных областей (физической, психологической, социальной и духовной), необходимая для достижения индивидуализированного лекарственного диагноза. Таким образом, когда гомеопатическое лекарство подобрано правильно, оно должно вызывать ощущение общего благополучия (физического, психологического, социального и духовного) и предотвращать проявление болезней.

Внутри человека нет ничего патологического, что подлежало бы лечению, и не существует видимых болезненных изменений, подлежащих лечению, кроме тех, которые открываются внимательно наблюдающему врачу через болезненные признаки и симптомы — факт, находящийся в совершенном согласии с безграничной добротой всеведущего Спасителя человеческой жизни ("Органон медицины", § 14).

Гомеопатическое лечение основано на четырех принципах: терапевтического подобия, исследования лекарств на здоровых индивидах, использования лекарств, полученных путем разбавления и встряхивания (так называемое потенцирование, или динамизация), и назначение простых веществ (одиночные лекарства).

В соответствии с принципом лечебного подобия (Similia similibus curentur), вещества, вызывающие симптомы у здоровых, могут использоваться для излечения подобных симптомов у больных посредством стимулирования реакции организма (жизненной или гомеостатической) против его своих собственных нарушений. Ганеман основывался на том, что сегодня известно как физиология парадоксальной реакции организма, которая провоцирует физиологическую реакцию противоположную первичному действия лекарств, и в настоящее время это подкреплено научными доказательствами ребаунд-эффекта при применении современных препаратов [47].

Каждый фактор, каждое лекарство, действующее на жизненную силу, более или менее нарушает ее и вызывает определенные изменения в здоровье человека на больший или меньший период времени. Это называется первичным действием. Оно хотя и является результатом совместного действия лекарства и жизненной силы, но главным образом обусловлено все-таки первым. Его действию наша жизненная сила пытается противопоставить собственную энергию. Это ответное явление присуще уже нашей жизнеохраняющей силe и является ее симптоматической реакцией, называемой вторичным действием или противодействием ("Органон медицины", § 63).

Для того чтобы определить влияние, которое лекарства оказывают на человека, и уметь применять принцип терапевтического подобия на практике, Ганеман испытывал лекарства на здоровых людях, следуя специальному протоколу; он обобщил все симптомы, полученные таким образом у испытателей, в гомеопатической Материи медике.

Необходимо досконально знать патогенетическое воздействие каждого лекарственного препарата, т. е. все патологические симптомы и изменения в здоровье, которые каждый из них может вызвать у здорового человека, должны быть насколько это возможно изучены, прежде чем мы сможем надеяться быть в состоянии найти среди них и отобрать подходящие гомеопатические средства для большинства естественных болезней ("Органон медицины", § 106).

Вероятно, чтобы избежать обострения, которое может быть вызвано пробуждением симптомов, подобных назначенным лекарствам, Ганеман начал использовать так называемые динамизированные лекарства (лекарства, прошедшие последовательное разбавление и встряхивание) и заметил, что этот тип фармакотехники, кроме пробуждения внутренних сил лекарств, также оказывает действие на отличительные особенности пациентов, причем, в отличие от сильных доз, не вызывает побочных эффектов. Современные исследования пытаются понять этот феномен, который позволяет высоким разведениям передавать "тонкую информацию" из лекарств [8–10].

Гомеопатия развила для своего специального использования до неслыханной до сих пор степени внутреннюю лекарственную силу необработанных веществ с помощью способа, принадлежащего ей, и который до сих пор никогда не применялся, в результате чего все они становятся сильно и глубоко действующими и лечебными, даже те, которые в необработанном виде не проявляют никаких признаков самого легкого лекарственного воздействия на тело человека.
Это замечательное изменение свойств естественных тел развило скрытую до сих пор не ощущаемую, как будто дремлющую, спрятанную динамическую силу, которая воздействует на жизненный принцип, изменяет существование живых существ… ("Органон медицины", § 269)

Так как Ганеман всегда проводил эксперименты с простыми веществами на здоровых людях и, по его словам, предсказать эффекты воздействия ранее не проверенных смесей было невозможно, назначение лекарств по отдельности стало требованием, необходимым для обеспечения безопасности и эффективности гомеопатического лечения.

Ни в каком случае при лечении нет необходимости и поэтому недопустимо за один раз назначать пациенту более одного единственного простого лекарственного вещества. Непостижимо, как могло возникать даже малейшее сомнение относительно того, что гораздо сообразнее с природой и более разумно предписывать при болезни единственное простое лекарство за один раз, а не смесь нескольких различно действующих лекарств. В гомеопатии, единственно истинном, простом и естественном искусстве лечения, абсолютно недопустимо давать пациенту за один раз два различных лекарственных вещества ("Органон медицины", § 273).

Ганеман полагал, что для того чтобы лекарство оказалось клинически эффективным, оно должно быть индивидуально подобранным, то есть должно охватывать всю совокупность характерных симптомов пациента, причем эмоциональные и психические симптомы имеют первостепенное значение, что согласуется с современной психосоматической медициной.

Если, однако, среди симптомов выбранного лекарства нет ни одного, который имел бы точное сходство с отличительными (характерными), специфическими, необычными симптомами этого случая болезни, и если средство соответствует болезни только в общих неясно описанных неопределенных состояниях (тошнота, слабость, головная боль и т. д.), и если среди известных лекарств нет ни одного более подходящего гомеопатически, то в этом случае врач не может надеяться на немедленный благоприятный результат от применения этого негомеопатического лекарства ("Органон медицины", § 165).

Поэтому мы никогда не будем способны лечить в соответствии с природой, то есть гомеопатически, если не будем в каждом случае болезни, даже при острых болезнях, наблюдать наряду с другими симптомами те симптомы, которые относятся к изменениям в состоянии духа и ума, и если не будем для облегчения положения пациента выбирать средства из тех лекарств, болезненная сила которых в дополнение к подобию его других симптомов симптомам болезни способна также вызывать подобное состояние духа и ума ("Органон медицины", § 213).

Таким образом, балансировка гомеостаза органических и психических функций на основе применения принципа терапевтического подобия способствует здоровью человека и само по себе представляет профилактический ресурс против болезней.

Научные доказательства клинической эффективности гомеопатии

Рассматривая особенности гомеопатии, благодаря которым она является par excellence (фр., в полном смысле слова. — Прим. перев.) индивидуализированной терапией, легко понять препятствия, мешающие организовать рандомизированные клинические испытания (РКИ), соответствующие стандартам классических научных методов [11].

В первом мета-анализе, проведенном Клейненом с соавт. [12] в 1991 году, проанализировано методологическое качество 107 гомеопатических РКИ и сделан вывод, что только 22 исследования (20 %) были удовлетворительными (минимальный балл 55/100). Среди них в 15 (68 %) показана эффективность гомеопатического лечения по сравнению с плацебо. Эти результаты позволили авторам сделать вывод, что положительные свидетельства существуют, хотя и недостаточные, чтобы сделать окончательные выводы.

Далее, в 1997 году Линде с соавт. [13] опубликовал систематический обзор 89 гомеопатических РКИ и пришел к выводу, что результаты гомеопатического лечения отличались от плацебо (эффекты оказались в 2,45 раза выше, чем в группе плацебо).

Как уже говорилось ранее, для того чтобы гомеопатическое лечение оказалось клинически эффективным, индивидуализация лекарств в соответствии с совокупностью характерных симптомов пациентов является conditio sine qua non (лат. непременным условием. — Прим. перев.) дизайна эпистемологически правильных клинических испытаний. Другими словами, при одной и той же болезни каждому пациенту может потребоваться свое лекарство, и нет никаких специфических лекарств при специфических клинических состояниях.

Мета-анализы клинических испытаний, игнорирующие терапевтическую индивидуализацию [1416], в которых одно лекарство назначалось нескольким пациентам, страдающим от той же болезни, не показали существенных результатов.

В мета-анализе 32 гомеопатических РКИ, обладавших разным методологическим качеством, авторы которого хотели оценить эффективность гомеопатии в исследованиях, отдающих приоритет терапевтической индивидуализации как золотому стандарту гомеопатической клинической эпидемиологии, сделан вывод, что индивидуализированное гомеопатическое лечение является более эффективным, чем плацебо [17].

В обзоре гомеопатических РКИ Йонас с соавт. [18] сообщили, что клинические и лабораторные исследования показали результаты, оспаривающие рациональность традиционной медицины. Они отметили все три упомянутых выше систематических обзора [1213, 17] как использующие методы оценки, согласные с гомеопатией, и те показали результаты гомеопатии лучшие, чем результаты плацебо. Отбросив мета-анализы с сомнительной методологией и те, которые не учитывали специфику гомеопатической модели, авторы этой работы выделили такие, в каких была продемонстрирована эффективность гомеопатического лечения при аллергии [19] и диарее у детей [20]. Кроме того, при обсуждении отсутствия убедительных доказательств для оценки гомеопатического лечения при других клинических состояниях, они подчеркнули право гомеопатии доказывать свою ценность посредством научно-доказательных принципов.

Отдельные РКИ также показали эффективность индивидуализированного гомеопатического лечения мигрени [21], фибромиалгии [22], синдрома дефицита внимания и гиперактивности [23].

Таким образом, в качестве индивидуализированного терапевтического подхода гомеопатия может добавить традиционной медицине результативность и безопасность как в лечении, так и в предотвращении болезней, уменьшить побочные эффекты и стоимость лечения [2425]. Тем не менее необходимы дальнейшие исследования для выяснения механизма действия гомеопатических лекарств и расширения масштабов доказательств ее клинической эффективности для других клинических состояний.

Руководящие принципы для гомеопатического лечения при эпидемических болезнях

Ганеман

Как для острых и хронических болезней, Ганеман выдвинул руководящие семиотические и терапевтические принципы индивидуализации подхода к эпидемическим болезням. Так же, как каждый отдельный человек проявляет ряд характерных признаков и симптомов, отличающих его от всех других пациентов, страдающих от той же острой или хронической болезни, каждая эпидемическая болезнь "представляет собой явление уникального характера", и ее следует отличать от предыдущих вспышек. Сделав такое предупреждение, Ганеман подверг критике применение информации, полученной в прошлых вспышках, для последующих, без изучения чистой картины доминирующей болезни.

При изучении совокупности симптомов эпидемических и спорадических болезней совершенно неважно, встречалось ли когда-нибудь раньше что-либо подобное под тем же или другим названием. Новизна или специфичность болезни такого рода никоим образом не влияет ни на способ исследования, ни на способ ее лечения, поскольку врач должен в любом случае рассматривать каждую доминирующую болезнь в чистом виде, как если бы это было что-то новое и неизвестное, и если он хочет заниматься реальной и радикальной врачебной практикой, тщательно изучать ее, никогда не подменяя догадками фактические наблюдения, не принимая на веру, что встретившийся ему случай заболевания уже полностью или частично известен, но всегда тщательно исследовать его на всех его стадиях; подобный образ действий — это все, что наиболее необходимо в таких случаях, так как тщательное исследование покажет, что каждая доминирующая болезнь представляет собой во многих отношениях явление уникального характера, значительно отличающееся от предыдущих эпидемий… ("Органон медицины", § 100)

Как и при всех коллективных болезнях, образ патологической картины возникает после наблюдения значительного числа пациентов, поэтому Ганеман предлагает наблюдать за несколькими заболевшими, чтобы нарисовать "полную картину болезни", "совокупность характерных признаков и симптомов" или genius epidemicus в соответствии с гомеопатическим значением этого термина.

Легко может случиться так, что при первом случае эпидемической болезни, который стал известен врачу, врач не может сразу получить полного представления об этом заболевании, поскольку только в результате внимательного наблюдения нескольких случаев каждого такого коллективного заболевания он может узнать совокупность его признаков и симптомов. При тщательном обследовании врач может, однако, на основании осмотра даже первого или второго пациентов настолько приблизиться к знанию истинного состояния, что представит себе характерную картину заболевания и даже преуспеет в определении подходящего гомеопатического средства ("Органон медицины", § 101).

При поиске genius epidemicus, который позволит посредством подобия определить наиболее подходящее лекарство среди прошедших прувинг веществ, "характерная картина эпидемии" возникает на основе совокупности наиболее своеобразных, редких и необычных признаков и симптомов. Затем индивидуализированное лекарство может быть назначено всем пациентам, пострадавшим в этой вспышке.

По мере описания симптомов нескольких случаев такого рода, картина заболевания становится все более и более полной; описание становится не растянутым и многословным, а более значимым (характерным), включающим больше особенностей этого коллективного заболевания. С одной стороны, точно определяются особенности общих симптомов (к которым относятся, например, потеря аппетита, бессонница и т. д.), с другой — становятся очевидными наиболее заметные особые симптомы, характерные только для некоторых болезней и редко встречающиеся по крайней мере в том же сочетании, которые и составляют то, что характерно для данной болезни. Источник заражения всех пораженных болезнью, доминирующей в данное время, несомненно, один и тот же, и, следовательно, все страдают той же болезнью. Однако объем поражения при такой эпидемической болезни и совокупность ее симптомов (знание чего, существенное для облегчения выбора наиболее подходящего гомеопатического средства для данной совокупности симптомов, приобретается в результате изучения полной картины болезни) нельзя выявить на основании осмотра одного-единственного пациента. Заключение об этом может быть выведено только из страданий нескольких пациентов разной конституции ("Органон медицины", § 102).

Размышляя о природе и лечении эпидемий перемежающейся лихорадки, Ганеман вновь подчеркивает необходимость индивидуализировать "специфическое" гомеопатическое лекарство для продолжающейся клинической манифестации в соответствии с "совокупностью симптомов, общих для всех". Сохраняя единый подход, Ганеман подчеркивает эпистомологический принцип использования простых отдельных веществ и необходимость избегать сложных средств при индивидуализации гомеопатического лекарства.

Эпидемические перемежающиеся лихорадки неэндемического характера являются по своей природе хроническими болезнями, состоящими из отдельных острых приступов; каждая отдельная эпидемия имеет особый стандартный характер, общий для всех пораженных индивидов, и когда характер выявлен в совокупности симптомов общих для всех, это может служить для нас руководством для обнаружения гомеопатического (специфического) средства, подходящего для всех этих случаев, которое почти без исключения полезно для всех тех пациентов, которые обладали хорошим здоровьем до возникновения эпидемии, то есть, которые не страдали хронически от развившейся псоры ("Органон медицины", § 241).

Помимо указания гомеопатических лекарств в качестве терапевтических средств в явных случаях эпидемических болезней, Ганеман также указывает на использование индивидуализированных гомеопатических лекарств в качестве профилактических.

Подтверждением этого служит следующий поразительный факт. До 1801 года гладкая скарлатина Сиденгама, периодически распространявшаяся эпидемиями среди детей, поражала каждый раз без исключения всех детей, которым удалось избежать заражения в предыдущую эпидемию. Во время сходной эпидемии, очевидцем которой я был в Кёнигслюттере, напротив, все дети, своевременно принявшие небольшую дозу белладоны, избежали поражения этим крайне заразным детским заболеванием. Если лекарства могут предохранять от заболевания, свирепствующего вокруг, то это означает, что они обладают существенно более мощным воздействием на жизненную силу ("Органон медицины", прим. к § 33).

После 1801 года одна из разновидностей purpura miliaris, пришедшая к нам с Запада, была ошибочно принята врачами за скарлатину, несмотря на то, что симптомы их были абсолютно различны, что профилактическим и лечебным средством для последней была белладонна, а для первой — аконит, и что первое заболевание было, как правило, спорадическим, а второе неизменно эпидемическим. В последующие годы казалось, что две болезни, соединившись вместе, образовали сыпную лихорадку особого рода, для которой ни первое, ни второе средство не могло быть истинно гомеопатическим ("Органон медицины", прим. к § 73).

Несмотря на известную пользу вакцинации против натуральной оспы, введенную Эдвардом Дженнером в 1796 году после тщательного наблюдения и описания группы из 27 иммунизированных индивидов, Ганеман критикует неизбирательное применение высоких разведений частей или побочных продуктов болезни или патогенного агента (нозодов) как профилактических средств или как изопатического лечения (принцип тождества: aequalia aequalibus curentur) без предварительных патогенетических экспериментов на здоровых людях и применения индивидуализированного симптоматического подобия.

Третий способ использования лекарств при болезнях пытались разработать при помощи изопатии, то есть метода лечения болезней теми же патогенными агентами, которые их вызывают…
Попытки излечения теми же самыми болезнетворными агентами (per idem) противоречат здравому смыслу и всему опыту человечества. Первые исследователи изопатии думали, вероятно, о той пользе, которую принесли человечеству прививки коровьей оспы, предохраняющие вакцинированных от последующего заболевания натуральной оспой и излечивающие ее заранее. Однако коровья оспа и натуральная оспа являются лишь подобными заболеваниями и ни в коем случае одной и той же болезнью. Они различаются по многим характеристикам, а именно более быстрым и мягким течением коровьей оспы, и особенно тем, что она никогда не может быть передана другому человеку только лишь вследствие его нахождения вблизи больного. Всеобщая вакцинация положила конец ужасным и страшным эпидемиям натуральной оспы, и это ее благородное действие выражено настолько сильно, что нынешнее поколение полностью утратило представление о прежних повальных эпидемиях.
Более того, несомненно, что если и далее следовать тем же путем, то при некоторых специфических заболеваниях животных, очень сходных с некоторыми важнейшими человеческими болезнями, можно будет выделить лекарственные вещества для последних и тем самым счастливо увеличить арсенал гомеопатических средств.
Но использование человеческого патогенного агента (псоринум, получаемый от чесоточного больного) против той же самой человеческой чесотки или ее последствий является — ? Ничего не может получиться из этого, кроме новых бед и утяжеления болезни ("Органон медицины", прим. к § 56).

Следует напомнить, что любое вещество (простое или сложное), рассматриваемое как гомеопатическое лекарство, для безопасного и эффективного использования в терапевтических или профилактических целях, в соответствии с принципом подобия, должно быть подвергнуто экспериментам на людях для получения и описания патогенетических симптомов. Таким образом, любой животный продукт или побочный продукт может быть использован гомеопатически при условии, что он был подвергнут предыдущим патогенетическим экспериментам и назначен на основе подобия характерных симптомов.

Следовательно, необходимо подчеркнуть, что изопатическое или изотерапевтическое лечение или лекарства (используемые в соответствии с принципом идентичности, без проведения предшествующих патогенетических испытаний, аналогично современной вакцинации и иммунотерапии) не находятся в рамках эпистемологических принципов классической ганемановской гомеопатии и не могут расцениваться как гомеопатические.

Джеймс Тайлер Кент

Основываясь на принципах Ганемана, Кент описал в третьей лекции ("Лекции по гомеопатической философии") семиотический протокол для диагностики группы лекарств genius epidemicus [26]. В этой лекции он предлагает тщательно наблюдать за двадцатью пациентами, заболевшими эпидемической болезнью, и схематически записать все симптомы (по классификации репертория), чтобы на основе коллективных симптомов "получить одно изображение, как если бы один человек предоставил все симптомы". Помещая рядом с каждым симптомом число пациентов, у которых он проявился, гомеопат сможет "выяснить основные черты эпидемии" (характер болезни) через общие (патогномоничные) и отличительные (особенные) симптомы, симптоматические совокупности. Затем он советовал выбрать с помощью гомеопатического репертория шесть или семь симптоматических лекарств, охватывающих всю симптоматическую совокупность данной эпидемии (группу лекарств, содержащую genius epidemicus), определяя единую картину каждого лекарства посредством изучения гомеопатической Maтерии медики. Далее, переходя от общего к частному, поскольку "нет другого пути в гомеопатии", он сравнивал характеристики каждого пациента с особенностями каждого выбранного лекарства (индивидуализация), так как даже среди членов одной семьи можно увидеть "небольшое отличие в каждом конкретном случае". Если ни одно из лекарств не окажется полезным, "врач должен вернуться к изучению анамнеза, чтобы увидеть, какое другое лекарство может оказаться подходящим". Кент подчеркивает, что хотя применение genius epidemicus при выборе гомеопатических лекарств требует напряженной работы, результаты такого подхода впечатляют.

…Каждое лекарство имеет определенные особенности, которые идентифицируют его как особенное лекарство, и пациент имеет также определенные особенности, которые идентифицируют его как индивидуального пациента, и так лекарство подбирается пациенту. Лекарство нельзя прописывать только потому что оно входит в список, так как список был составлен как средство, облегчающее изучение эпидемия. Облегчить решение одного вопроса можно только за счет большой тяжелой работы, но если вы выполните тяжелую работу в начале эпидемии, вы сможете прописывать лекарства быстро, и вы увидите, как ваше лекарство прерывает болезнь у пациентов, превращает злокачественные случаи в простые, так упрощает случай скарлатины, что его классификация становится невозможной, останавливает брюшной тиф за неделю и излечивает перемежающуюся лихорадку за день ("Лекции по гомеопатической философии", лекция III) [26].

Доказательства эффективности гомеопатии при эпидемических болезнях

Опубликовано несколько исследований об использовании гомеопатических лекарств при лечении и профилактике эпидемических болезней, в большинстве из них сообщается о случаях излечения или иммунизации посредством использования лекарственного genius epidemicus [27–30].

В статье "Некоторые виды постоянных и перемежающихся лихорадок" [31], опубликованной в 1798 году в "Журнале Гуфеланда" и вошедшей затем в "Малые труды", Ганеман описывает использование Ignatia amara для лечения постоянной и спорадической лихорадки, от которой страдали дети в январе 1797 года и которая характеризовалась следующими симптомами: вместо жара кожи наблюдается постоянный озноб; большая усталость; лоб покрыт холодным потом; слабая память, очень короткое астматическое дыхание. Спустя два месяца похожая лихорадка вновь поразила детей, но для нее были характерны иные симптомы: неподвижность зрачков, давящая боль вокруг пупка, ступор, слабость, облегчение при потении и т. д. На этот раз целительным лекарством был Opium. А в следующем месяце Camphora оказалась полезной во время эпидемии гриппа, при которой Opium вызывал ухудшение, потому что набор особенных симптомов был совсем другим. На этих примерах Ганеман подчеркивает важность индивидуализации лекарств в соответствии с отличительными симптомами каждой подобной эпидемии (или стадии эпидемии).

В другой работе, также вошедшей в "Малые труды", "Лечение и предотвращение скарлатины" [32], Ганеман описывает использование Atropa belladona в профилактике и лечении начальной стадии эпидемии в Kёнигслюттере в 1799 году; лекарство было выбрано в соответствии с genius epidemicus для этой стадии болезни. Ганеман объясняет, что "лекарство, способное быстро изменить болезнь в самом ее начале, должно быть лучшим профилактическим средством для нее". В этой статье он также описывает применение Opium и Ipecacuanha для лечения двух состояний, соответствующих стадии полного развития болезни, когда лекарства назначают только по одному или в чередовании, в соответствии с состоянием каждого отдельного пациента и множеством симптомов каждого проявления болезни: "Что касается меня самого, суммируя случаи полностью развившейся болезни (в которых не было никаких сомнений относительно предотвращения или подавления ее начала), я обнаружил, что должен был бороться с двумя различными состояниями тела, которые иногда чередовались друг с другом, причем каждое состояло из совокупности переплетенных симптомов". Ганеман также упоминает использование Matricaria chamomilla для состояния с "нездоровой кожей" и характерным удушливым кашлем, который может появиться при скарлатине.

Стоит подчеркнуть, что при лечении любой эпидемии Ганеман предписывал разные лекарства разным индивидам и в разные моменты, никогда не смешивая лекарства в одном рецепте ("гомеопатические комплексы").

Другие врачи сообщали о высоком уровне защиты назначением Belladonna детям во время похожей эпидемии в 1820 году: Даджен [2728, 33] сообщает, что 10 конвенциональных врачей использовали ее с профилактической целью у 1646 детей, и симптомы болезни появились только у 123 (7,5 %) из них — общепризнанная высокая степень защиты во время эпидемии, охватившей в то время 90 % населения. Обзор профилактического применения Belladonna при скарлатине, опубликованный в "Журнале Гуфеланда" в 1826 году [34], заставил прусское правительство использовать этот метод как обязательный во время эпидемии 1838 года [2829, 35]. Эти данные показывают, что конвенциональные врачи в то время использовали Belladonna как "специфическую профилактику" при скарлатине, без индивидуализации отличительных симптомов каждой вспышки, что противоречило указаниям Ганемана.

В работе "Причина и профилактика азиатской холеры" [36] Ганеман описывает использование Camphora, Cuprum metallicum и Veratrum album как лекарств, гомеопатичных genius epidemicus каждой стадии болезни (назначенных индивидуально, в соответствии с подобием симптомов каждой стадии болезни) для предотвращения и лечения эпидемии азиатской холеры в 1831 году в Германии. Он предпочитал Cuprum как профилактическое средство, Camphora — для лечения начальных стадий, и Cuprum или Veratrum для поздней стадии (по отдельности или попеременно, в зависимости от симптомов). В историческом обзоре [29] Шальц утверждает, что во время эпидемии 1831—1832 гг. смертность в европейских гомеопатических госпиталях была 7–10 %, тогда как при конвенциональном лечении она колебалась между 40 и 80 %.

После систематического изучения симптомов, выявленных у пациентов во время эпидемии холеры в 1846 году, Клеменс фон Беннингхаузен [37] предложил непрофессиональным практикам использовать для лечения заболевших Camphora в качестве единственного genius epidemicus: "Только это лекарство может и должно использоваться людьми, не являющимися врачами". Согласно Гуверу [28] и Шеперд [38], среди пациентов, получавших гомеопатическое лечение, смертность была 5–16 %, а среди пациентов, получавших конвенциональное лечение, составляла 54–90 %. Гомеопатия применялась и во время эпидемии 1854 года в Лондоне [28–29, 39–41], что также привело к значительному снижению смертности.

В "Лекции XI" Кент описывает лечение Podophyllum 30C некоторых пострадавших во время эпидемии диареи у детей, подобранного в соответствии с подобием патогенетических симптомов genius epidemicus: "Излечение было почти мгновенным, казалось, стул прекращался после первой дозы лекарства", несмотря на то, что Кент не всегда использовал одиночные дозы [26].

Стоит отметить, что мета-анализ трех гомеопатических РКИ при эпидемиях диареи у детей [20] показал, что индивидуализированное гомеопатическое лечение было значительно эффективнее плацебо. Кроме того, РКИ, выполненные одними и теми же авторами, показали, что неиндивидуализированное гомеопатическое лечение (комплексы, или соединение пяти гомеопатических лекарств, широко используемых при лечении диареи у детей), игнорирующее симптомы genius epidemicus, не вызывало никакой существенной реакции по сравнению с плацебо.

В работе "Лечение сыпного тифа, или больничной лихорадки, преобладающей в настоящее время" [43], Ганеман описывает использование Bryonia alba, Hyoscyamus niger и Rhus toxicodendron как гомеопатических лекарств для genius epidemicus (назначаемых как отдельные лекарства или в чередовании в соответствии с симптомами каждой стадии болезни) при лечении эпидемии сыпного тифа в 1813 году: "Из 183 больных, которых я лечил в Лейпциге, ни один не умер, что стало большой сенсацией среди русских, затем в Дрездене, но было предано забвению медицинскими авторитетами" [44].

С тяжелой эпидемией дифтерии также удалось успешно справиться с помощью индивидуализированной гомеопатии, о чем свидетельствуют отчеты 1862—1864 годов, сделанные в округе Брум, штат Нью-Йорк [29]: сообщается о смертности 84 % при обычном лечении и 16 % у гомеопатов.

В 1918 году в начале пандемии испанского гриппа, которая охватила 20 % мирового населения и убила около 30 миллионов человек, врачи-гомеопаты собрались в Британском гомеопатическом обществе в Лондоне, чтобы обсудить возможные лекарства для genius epidemicus, выбранном на основе наблюдений за пациентами и их характерными симптомами. Обсуждения и выводы были опубликованы тогда в научном журнале, и было рекомендовано применять индивидуализированное лечение в различных эпидемических очагах в различных регионах и странах [45]. При лечении этой эпидемии было использовано несколько лекарств, в том числе Arsenicum album, Bryonia alba, Baptisia tinctoria, Eupatorium perfoliatum, Gelsemium sempervirens, согласно genius epidemicus, наблюдаемом при разных стадиях заболевания, в разное время и в разных местах [2829, 46]. Публикуя свою оценку в журнале Американского института гомеопатии в 1921 [47], Mакканн утверждает, что у 26 000 пациентов в штате Огайо, которых получали гомеопатическое лечение, смертность была 1 %, в то время как у 24 000 пациентов, получавших конвенциональное лечение, смертность была 28 %. Аналогичные показатели приводит Пирсон по Филадельфии для гомеопатического лечения 26 795 пациентов.

Систематический обзор трех РКИ (n = 2265) по использованию Oscilococcinum — нозода, приготовленного из автолизата сердца и печени инфицированной дикой утки, переносчика вируса птичьего гриппа, для специфической профилактики против гриппоподобного синдрома при игнорировании требования подобия между патогенетическими симптомами и симптомами пациентов, не показал существенного эффекта по сравнению с плацебо [48].

Во время эпидемии конъюнктивита в Питтсбурге, штат Пенсильвания [49], было проведено РКИ с целью оценки эффективности применения лекарства Euphrasia officinalis 30CH, выбранного на основании genius epidemicus ранних вспышек, для профилактики болезни, при этом также игнорировалась совокупность симптомов текущей эпидемии. Группа, получающая лечение, включала школьников, которые принимали гомеопатический препарат в течение трех дней подряд; контрольная группа состояла из 648 школьников, которые принимали плацебо в той же дозировке. Не было выявлено статистически значимых различий в частоте и тяжести болезни в обеих группах.

Во время эпидемии кератоконъюнктивита на Кубе в 1995 году [50], 108 пациентов были распределены в рандомизированном испытании на две группы, получавшие гомеопатическое (n = 48) и обычное (n = 50) лечение. В первой группе назначалась Pulsatilla nigricans 6СH как гомеопатическое лекарство для genius epidemicus текущей вспышки. Гомеопатическое лечение было значительно эффективнее обычного для облегчения симптомов менее чем за 72 часа.

Константин Геринг был, вероятно, первым, кто изучал использование разбавляемых и встряхиваемых частей животных или продуктов болезни (нозоды) без предыдущих патогенетических экспериментов или применения принципа подобия характерных симптомов при лечении и профилактике инфекционных болезней, вызванных одним и тем же этиологическим агентом (изопатия или изотерапия). Тем не менее, хотя Геринг, как и другие последователи Ганемана (Тимоти Ф. Аллен, Джон Г. Кларк, Джеймс Т. Кент и др.), отмечал возможность использования нозодов для профилактики, он никогда не включал изопатию в свою клиническую практику [33].

Представление о всеобщем и неизбирательном применении "изопатической" профилактики (которую нельзя назвать гомеопатической) стало распространяться Артуром Гриммером и Дороти Шеперд [38]; существует большое количество приготовляемых с помощью разбавления и встряхивания биопрепаратов, использующих как сырье части побочных продуктов болезни или ее этиологических агентов и назначаемых без учета подобия симптомов (патогенетических экспериментов), но они обычно назначаются для профилактики почти всех эндемических и эпидемических болезней (1) без каких бы то ни было научных доказательств их эфективности и безопасности для людей [28, 51].

Табл. 1 Показания к применению нозодов для профилактики эндемических и эпидемических болезней

Тип болезни
Показанный нозод
Исходный материал [52]
Коклюш
Pertussinum
Мокрота пациентов с коклюшем
Дифтерия
Diphterinum
Дифтеритические фибринозные пленки
Скарлатина
Scarlatinum
Лизат слущенных клеток больных скарлатиной
Грипп
Influenzinum
Культура двух видов ослабленного вируса гриппа, поставляемая Институтом Пастера, Франция
Менингит
Meningococcinum
Лизат культуры Neisseria meningitidis А и С, инактивированной нагреванием до 120° С
Корь
Morbillinum
Ротоглоточная секреция пациентов с корью
Столбняк
Tetanotoxinum
Токсин столбняка
Туберкулез
Tuberculinum
Культура Mycobacterium tuberculosis
Натуральная оспа
Variolinum
Пузырьковая жидкость от пациентов с натуральной оспой

Кроме отсутствия РКИ, подтверждающих эффективность и безопасность так называемой динамизированной изопрофилактики (известной под ошибочным названием гомеопрофилактики), нет никаких экспериментальных исследований, подтверждающих иммунопрофилактическую действенность этого метода. Например, нет подтверждения образования антител против данной болезни. Несмотря на то, что Голден призывает к повсеместному использованию так называемой динамизированной изопрофилактики, он сам сообщает о побочных эффектах более чем у 10 % у детей, испытавших этот метод, что аналогично побочным эффектам при обычной вакцинации [28, 53].

Воспроизводя экспериментальные исследования Шаванона в 1932 году, Паттерсон и Бойз [54] подтвердили негативный результат теста Шика (иммунологический сдвиг в производстве антител против дифтерии) у 60 % детей (20/33), которые приняли нозод Diphtherinum, тогда как современная вакцинация дает степень защиты 95 % [55].

В экспериментальной модели Джонас [56] тестировал изотерапевтическое действие нозода туляремии, полученного из тканей, инфицированных Francisella tularensis, по сравнению с обычной вакцинацией и плацебо у крыс (n = 142), зараженных бактериями. В то время как обычные прививки дали 100 % защиту от смерти, нозод дал только 22 % по сравнению с плацебо.

РКИ на животных [5758] не смогли подтвердить эффективность динамизированной изопрофилактики по сравнению с плацебо, что усиливает сомнения в эффективности такого подхода для людей.

Обсуждение

Применяя целостный подход к диагностике и лечению органических нарушений, гомеопатия может действовать профилактически в широкой области острых и хронических болезней задолго до их явного проявления. Для этого гомеопатические лекарства должны стимулировать в организме гомеостатическую реакцию против различных идиосинкразий, предрасполагающих к болезни; в этом контексте применение терапевтического подобия в соответствии с совокупностью характерных симптомов каждого пациента в отдельности является conditio sine qua non (индивидуализация лекарства).

В случае возникновения эпидемии, обусловленной вирулентностью этиологических агентов и их способностью вызывать общие симптомы у наиболее восприимчивых индивидов, индивидуализированные лекарства (genius epidemicus) должны обладать подобием к наборам симптомов, появившихся у пациентов на различных стадиях или фазах каждой вспышки эпидемии. В соответствии с подходом Ганемана и индивидуальной картиной, такие лекарства могут назначаться по одному, последовательно или в чередовании, но никогда вместе (гомеопатические комплексы).

Исторические данные показывают, что рекомендация Британского гомеопатического общества во время пандемии испанского гриппа в 1918 году [44] может служить моделью для семиологического подхода к любой современной эпидемии: полное изучение характерных симптомов, появлявшихся у пациентов на разных стадиях болезни. Точно так же при продолжающейся пандемии свиного гриппа (грипп H1N1) Международная медицинская гомеопатическая лига (LMHI) разработала электронный международный протокол для отчета по признакам и симптомам, наблюдаемым у пациентов, а также форму отчета о лечении пациентов, чтобы предложить в будущем лекарство (лекарства) для genius epidemicus различных стадий болезни в различных регионах мира [59].

После определения индивидуального лекарства (genius epidemicus) для различных стадий данной эпидемии согласно современному состоянию гомеопатической симптоматологии, как это установлено Ганеманом, массовое применение таких лекарств для профилактики и лечения должно последовать за полным экспериментальным и наблюдательным исследованием [60] и последующим анализом соблюдения постулатов современной клинической эпидемиологии, чтобы избежать как систематических ошибок (смещений), так и случайных эффектов, которые загрязняют отдельные результаты. Несмотря на многовековые доказательства, описанные в этой статье, большинство попыток в этой области предъявляют только результаты в виде сообщений "серия излеченных случаев" с низким уровнем научной значимости, что делает невозможным получение обоснованных выводов.

Среди попыток, предпринятых в Бразилии, только Марино [6162] в своей магистерской диссертации оценивает действие индивидуализированного приема одного препарата, Eupatorium perfoliatum, для профилактики лихорадки Денге во время эпидемии 2001 года в Сан-Жозе-ду-Риу-Прету, штат Сан-Паулу, в испытании, включавшем в себя контрольную группу, и приводит статистический анализ, показывающий снижение заболеваемости после гомеопатического вмешательства.

Такие же методологические критерии должны быть воспроизведены при разработке научно-исследовательских проектов, использующих динамизированную изопрофилактику, которую, как уже упоминалось выше, активно пропагандируют в качестве профилактического средства против эпидемических болезней, несмотря на то, что она не поддерживается ганемановской гомеопатической эпистомологией и не располагает никакими научными сведениями относительно эффективности и рисков этого метода.

Выводы

Помимо признанного применения индивидуализированной гомеопатии при хронических болезнях, она также может использоваться терапевтически или как вспомогательное средство в острых случаях [6364], включая эпидемические болезни. Для достижения таких целей гомеопатия обладает семиотический и терапевтической методологией, которую нельзя не учитывать.

К сожалению, в Бразилии в последние годы был сделан ряд предложений относительно профилактики и/или лечения эпидемий лихорадки Денге и гриппа, которые не соответствуют ганемановской гомеопатической эпистемологии, но указывают на использование гомеопатических комплексов (смешение гомеопатических и/или изопатических лекарств без проведения предварительных патогенетических экспериментов, а также без индивидуализации в соответствии с отличительной совокупностью симптомов на каждой стадии эпидемии) для всей популяции данного региона, без использования структурированных исследовательских протоколов, помогающих достижению эффективности и безопасности таких методов [62, 6566].

Беспорядочная раздача лекарственных средств с обещанием иммунизировать население против данной эпидемии без сведений об их эффективности и возможных побочных эффектах подвергает здоровье населения риску, так как может привести к тому, что люди, надеясь на защиту гомеопатии, начнут игнорировать гигиенические и профилактические меры, ранее доказавшие свою эффективность [6769].

Для динамизированной изопрофилактики, которая игнорирует патогенетические эксперименты и принцип подобия — основные составляющие рациональной гомеопатической практики, проблема стоит еще более остро: безответственно предлагая заменить общепринятые схемы вакцинации "схемами изопатических прививок" [38, 53] без каких-либо научных доказательств эффективности и безопасности, пропагандисты этой идеи нарушают биоэтические принципы благодеяния и непричинения вреда.

Подобный эмпиризм, критиковавшийся самим Ганеманом в XIX в., становится все более угрожающим в наши дни, когда научный метод доступен и может быть применен всеми. Но некоторые врачи-гомеопаты, следуя противостоящему культуре мракобесию, защищают свою практику исключительно "личным опытом", не способствуют положительному развитию науки и отвергают знания, необходимые для развития самой гомеопатического науки.

Для того чтобы усовершенствовать гомеопатическую модель, необходима беспристрастная позиция, свободная от предрассудков преподавателей, исследователей и врачей в целом, и тогда рациональная и научная гомеопатия сможет предлагать, обсуждать и применять исследовательские проекты в различных областях медицины.

ССЫЛКИ

[1] Teixeira MZ, Lin CA, Martins MA. O ensino de práticas não-convencionais em saúe nas faculdades de medicina: panorama mundial e perspectivas brasileiras [The teaching of non-conventional practices regarding health care in medical schools: world scenario and Brazilian perspectives]. Rev Bras Educ Med. 2004; 28(1): 51–60.
[2] Teixeira MZ, Lin CA, Martins MA. Homeopathy and acupuncture teaching at Faculdade de Medicina da Universidade de São Paulo: the undergraduates' attitudes. São Paulo Med J. 2005; 123(2): 77–82.
[3] Hahnemann S. Organon of medicine. 6th Edn. (Translated by William Boericke). New Delhi: B Jain Publishers, 1991.
[4] Teixeira MZ. Similitude in modern pharmacology. Homeopathy. 1999; 88(3): 112–120.
[5] Teixeira MZ. Homeopathic use of modern medicines: utilisation of the curative rebound effect. Med Hypotheses. 2003; 60(2): 276–283.
[6] Teixeira MZ. Evidence of the principle of similitude in modern fatal iatrogenic events. Homeopathy. 2006; 95(4): 229–236.
[7] Teixeira MZ. Antidepressants, suicidality and rebound effect: evidence of similitude? Homeopathy. 2009; 98(2): 114–121.
[8] Special Issue The Memory of Water. Homeopathy. 2007; 96(3).
[9] Teixeira MZ. Semelhante cura semelhante: o princípio de cura homeopático fundamentado pela racionalidade médica e científica [Similar cures similar: the homeopathic principle of cure as grounded on medical and scientific reason]. São Paulo: Editorial Petrus, 1998.
[10] Jonas WB, Ives JA. Should we explore the clinical utility of hormesis? Hum Exp Toxicol. 2008; 27(2): 123–127.
[11] Teixeira, MZ. Quali-quantitative clinical trial to evaluate the efficacy and the effectiveness of individualized homeopathic treatment in perennial allergic rhinitis [Thesis]. São Paulo: School of Medicine, University of São Paulo; 2009. Available from: http://www.teses.usp.br/teses/disponiveis/5/5159/tde-10062009-102220/
[12] Kleijnen J, Knipschild P, ter Riet G. Clinical trials of homoeopathy. BMJ. 1991; 302(6772): 316–323.
[13] Linde K, Clausius N, Ramirez G, Melchart D, Eitel F, Hedges LV, et al. Are the clinical effects of homeopathy placebo effects? A meta-analysis of placebo-controlled trials. Lancet. 1997; 350(9081): 834-843.
[14] Ernst E, Pittler MH. Efficacy of homeopathic arnica: a systematic review of placebo-controlled clinical trials. Arch Surg. 1998; 133: 1187–1190.
[15] Ernst E. Homeopathic prophylaxis of headaches and migraine? A systematic review. J Pain Symptom Manage. 1999; 18: 353–357.
[16] Shang A, Huwiler-Müntener K, Nartey L, Jüni P, Dörig S, Sterne JA, et al. Are the clinical effects of homoeopathy placebo effects? Comparative study of placebo-controlled trials of homoeopathy and allopathy. Lancet. 2005; 366(9487): 726–732.
[17] Teixeira MZ. Rebound effect of modern drugs: serious adverse event unknown by health professionals. Rev Assoc Med Bras. 2013; 59(6): 629–638.
[17] Linde K, Melchart D. Randomized controlled trials of individualized homeopathy: a state-of-the-art review. J Altern Complement Med. 1998; 4(4): 371–388.
[18] Jonas WB, Kaptchuk TJ, Linde K. A critical overview of homeopathy. Ann Intern Med. 2003; 138(5): 393–399.
[19] Taylor MA, Reilly D, Llewellyn-Jones RH, McSharry C, Aitchison TC. Randomised controlled trial of homoeopathy versus placebo in perennial allergic rhinitis with overview of four trial series. BMJ. 2000; 321(7259): 471–476.
[20] Jacobs J, Jonas WB, Jiménez-Pérez M, Crothers D. Homeopathy for childhood diarrhea: combined results and metaanalysis from three randomized, controlled clinical trials. Pediatr Infect Dis J. 2003; 22(3): 229–234.
[21] Straumshein P, Borchgrevink C, Mowinckel P, Kierulf H, Hafslund O. Homeopathic treatment of migraine: a double blind, placebo controlled trial of 68 patients. Br Homeopath J. 2000; 89(1): 4–7.
[22] Bell IR, Lewis DA 2nd, Brooks AJ, Schwartz GE, Lewis SE, Walsh BT, et al. Improved clinical status in fibromyalgia patients treated with individualized homeopathic remedies versus placebo. Rheumatology (Oxford). 2004; 43(5): 577–582.
[23] Frei H, Everts R, von Ammon K, Kaufmann F, Walther D, Hsu-Schmitz SF, et al. Homeopathic treatment of children with attention deficit hyperactivity disorder: a randomised, double blind, placebo controlled crossover trial. Eur J Pediatr. 2005; 164(12): 758–767.
[24] Guthlin C. The cost-effectiveness of homeopathy: the perspective of a scientist and mother. Homeopathy. 2005; 94(1): 1–2.
[25] Trichard M, Chaufferin G, Nicoloyannis N. Pharmacoeconomic comparison between homeopathic and antibiotic treatment strategies in recurrent acute rhinopharyngitis in children. Homeopathy. 2005; 94(1): 3–9.
[26] Kent, JT. Lectures on homoeopathic philosophy. Berkeley: North Atlantic Books; 1979 (Reprint edition).
[27] Shepherd D. Homeopathy in epidemic diseases. London: The C.W. Daniel Company Limited; 1996. 100 p.
[28] Hoover, TA. Homeopathic prophylaxis: fact or fiction. J Am Inst Homeopath. 2001; 94(3): 168–175.
[29] Shalts E. Consistently proven effective. In: The American Institute of Homeopathy handbook for parents. San Francisco: Jossey-Bass; 2005. p. 33–40.
[30] Bradford TL. The logic of figures or comparative results of homeopathic and other treatments. Montana: Kessinger Publishing; 2007 (Reprint edition). 218 p.
[31] Hahnemann S. Some kinds of continued and remittent fevers. In: Dudgeon RE. The lesser writtings of Samuel Hahnemann. New Delhi: B. Jain Publishers; 1995 (Reprint edition). p. 329–341.
[32] Hahnemann S. Cure and prevention of scarlet-fever. In: Dudgeon RE. The lesser writtings of Samuel Hahnemann. New Delhi: B. Jain Publishers; 1995 (Reprint edition). p. 370–385.
[33] Dudgeon RE. Hahnemann's discovery of the prophylactic powers of belladonna in scarlet fever – Allopathic testimony to this prophylactic. In: Dudgeon RE. Lectures on the theory & practice of homoeopathy. New Delhi: B Jain Publishers; 2002 (Reprint edition). Lecture XIX, p. 540–544.
[34] Hufeland CW. Prophylactic power of Belladonna in scarlet fever. Hufeland's Journal der practischen Arzneykunde, 1826.
[35] Dunham C. Lectures on Materia Medica. New Delhi: B Jain Publishers, 1994 (Reprint edition). 419 p.
[36] Hahnemann S. Cause and prevention of the asiatic cholera. In: Dudgeon RE. The lesser writtings of Samuel Hahnemann. New Delhi: B. Jain Publishers; 1995 (Reprint edition). p. 753–756.
[37] von Bönninghausen CMF. Brief instructions for non-physicians concerning the prophylaxis and treatment of asiatic cholera. In: von Bönninghausen CMF. The lesser writings of C.M.F. von Böenninghausen. New Delhi: B Jain Publishers, 2005 (Reprint edition). p. 299-308.
[38] Shepherd D. Homoeopathy in epidemic diseases. Saffron Walden: C.W. Daniel Company Ltd. 1996.
[39] Leary B. Cholera 1854: update. Br Homeopath J. 1994; 83: 117–121.
[40] Leary B. The homeopathic management of cholera in the nineteenty century with special reference to the epidemic in London, 1854. Med Ges Gesch. 1997; 16: 125–144.
[41] Land ST. 20 years ago: The British Homoeopathic Journal, October 1987. Homeopathy. 2007; 96(4): 279–281.
[42] Jacobs J, Guthrie BL, Montes GA, Jacobs LE, Mickey-Colman N, Wilson AR, et al. Homeopathic combination remedy in the treatment of acute childhood diarrhea in Honduras. J Altern Complement Med. 2006; 12(8): 723–32.
[43] Hahnemann S. Treatment of the typhus or hospital fever at present prevailing. In: Dudgeon RE. The lesser writtings of Samuel Hahnemann. New Delhi: B. Jain Publishers; 1995 (Reprint edition). p. 631–635.
[44] Hahnemann S. Rhus. In: Materia Medica Pura. v. 2. New Delhi: B Jain Publishers; 1994 (Reprint edition). p. 401.
[45] British Homoeopathic Society (Meeting). Discussion on the treatment of influenza and its complications as seen in the present epidemic. Br Homeopath J. 1918; 8(12): 305–312. Available from: http://www.homeopathyforflu.com/bhj1918.htm.
[46] Baker WF. Research work in Gelsemium sempervirens and Bryonia alba in influenza. J Am Inst Homeopath. 1920; 12: 695–698.
[47] Dewey WA. Homeopathy in influenza: a chorus of fifty in harmony. J Am Inst Homeopath. 1921; 11: 1038–1043. Available from: http://www.homeopathyforflu.com/dewey.htm
[48] Vickers AJ, Smith C. Homoeopathic Oscillococcinum for preventing and treating influenza-like syndromes. Cochrane Database Syst Rev. 2000; 2:CD001957.
[49] Mokkapatti R. An experimental double-blind study to evaluate the use of Euphrasia in preventing conjunctivitis. Br Homoeopath J 1992; 81(1): 22–24.
[50] Varela JMR, Rodriguez MC, Diaz JHT, Diaz OC, Palau MAV, Arguelles RAF. Terapeutica homeopatica en la queratoconjuntivitis epidemica. Homeopatia Mex 1995; 64(574): 2–9.
[51] Mitchell. Infectious diseases and their nosodes. Br Homeopath J. 1957; 46(2): 46–-63.
[52] Vijnovsky B. Tratado de Materia Medica Homeopatica. Sao Paulo: Editora Organon, 2003.
[53] Golden I. Vaccination & Homoeoprophylaxis? A review of risks and alternatives. 6th edition. Gisborne: Isaac Golden Publications, 2005. 262 p.
[54] Patterson J, Boyd WE. Potency action: a preliminary study of the alteration of the Schick Test by a homeopathic potency. Br Homeopath J. 1941; 31: 301–309.
[55] Martins RM, Camacho LAB, Marcovistz R, Noronha TG, Maia MLS, Santos EMB, et al. Immunogenicity, reactogenicity and consistency of production of a Brazilian combined vaccine against diphtheria, tetanus, pertussis and Haemophilus influenzae type b. Mem Inst Oswaldo Cruz. 2008; 103(7): 711–718.
[56] Jonas, WB. Do homeopathic nosodes protect against infection? An experimental test. Altern Ther Health Med. 1999; 5(5): 36–40.
[57] De Verdier K, Ohagen P, Alenius S. No effect of a homeopathic preparation on neonatal calf diarrhoea in a randomised double-blind, placebo-controlled clinical trial. Acta Veterinaria Scandinavica 2003; 44(1-2): 97–101.
[58] Velkers FC, te Loo AJH, Madin F, van Eck JHH. Isopathic and pluralist homeopathic treatment of commercial broilers with experimentally induced colibacillosis. Res Vet Sci. 2005; 78(1): 77–83.
[59] Liga Medicorum Homoeophatica Internationalis. Epidemic diseases: LMHI guideline for clinical data collection. Available from: http://liga.iwmh.net/index.php?menuid=49&reporeid=139
[60] Dantas F, Mathie RT, Frye J, Nayak C. Homeopathy in the treatment of influenza: a data collection proposal. Int J High Dilution Res [online]. 2008 [cited YYYY Month dd]; 7(23): 56–62. Available from: http://www.feg.unesp.br/~ojs/index.php/ijhdr/article/view/284/352.
[61] Marino R. Homeopatia em saúde coletiva: contribuição ao estudo das epidemias [Dissertação]. São José do Rio Preto: Faculdade de Medicina de São José do Rio Preto; 2006.
[62] Marino R. Homeopathy and collective health: the case of dengue epidemics. Int J High Dilution Res [online]. 2008 [cited YYYY Month dd]; 7(25): 179–185. Available from: http://www.feg.unesp.br/~ojs/index.php/ijhdr/article/view/312/373.
[63] Teixeira MZ. Homeopatia: prática médica coadjuvante. Rev Assoc Med Bras. 2007; 53(4):374–6.
[64] Teixeira MZ, Leal SM, Ceschin VM. Homeopathic practice in Intensive Care Units: objective semiology, symptom selection and a series of sepsis cases. Homeopathy. 2008; 97(4):206–13.
[65] Nunes LAS. Contribution of homeopathy to the control of an outbreak of dengue in Macaé, Rio de Janeiro. Int J High Dilution Res [online]. 2008 [cited YYYY Month dd]; 7(25): 186–192. Available from: http://www.feg.unesp.br/~ojs/index.php/ijhdr/article/view/315/374.
[66] Marino R. Flu pandemics: homeopathic prophylaxis and definiton of the epidemic genius. Int J High Dilution Res [online]. 2009 [cited YYYY Month dd]; 8(28): 100–109. Available from: http://www.feg.unesp.br/~ojs/index.php/ijhdr/article/view/354/399.
[67] Ernst E. Rise in popularity of complementary and alternative medicine: reasons and consequences for vaccination. Vaccine. 2001; 20 Suppl 1: S90-3; discussion S89
[68] van der Wouden JC, Bueving HJ, Poole P. Preventing influenza: an overview of systematic reviews. Respir Med. 2005; 99(11): 1341–1349.
[69] Zuzak TJ, Zuzak-Siegrist I, Rist L, Staubli G, Simoes-Wüst AP. Attitudes towards vaccination: users of complementary and alternative medicine versus non-users. Swiss Med Wkly. 2008; 138(47-48): 713–718.

Философская и доказательная основа гомеопатической иммунизации: ответ Тейшейре Aurum metallicum