Г. П. Червонская, кандидат биологических наук, вирусолог

Червонская Галина Петровна

Вакцинопрофилактика и права человека
Мифы и правда о прививках


Москва, 1994

2. Общие меры борьбы против инфекционных заболеваний

Вряд ли теперь можно установить, когда и почему, в силу каких обстоятельств у нас в стране сложилось убеждение в том, что только прививки спасают мир от инфекционных заболеваний; только благодаря вакцинам будут "побеждены и ликвидированы" все или почти все вирусные и бактериальные инфекции, а такие, как туберкулез, дифтерия, коклюш, корь, полиомиелит и некоторые другие стали "управляемыми".

Вместе с тем известно, что вакцины не действуют на возбудитель, а искусственно перестраивают, иммуномодулируют функциональное состояние организма.

Руководители отечественных эпидслужб до сих пор продолжают приводить в пример кампанию по оспопрививанию, хотя мировая практика давно считает, что эта кампания не является подходящей моделью в борьбе с другими инфекционными и паразитарными заболеваниями. Модель совершенно не подходит и для дифтерии, с одной стороны, из-за невозможности выработки у населения эффективного устойчивого иммунитета против дифтерии, а с другой, из-за персистирования, то есть хронического носительства дифтерийной палочки здоровыми и не болеющими лицами. Сами они не болеют, хоть и инфицированы, и именно поэтому являются передатчиками возбудителя восприимчивой к дифтерии части населения.

В мировой практике прослежено и другое в отношении повышения сопротивляемости инфекционным заболеваниям. Очень многие страны добились существенного улучшения не только в области санитарно-эпидемиологического надзора: слежения, выявления, прерывания цепи передачи, знания и контролирования эндемичных регионов по тем или другим инфекционным заболеваниям, но и питания. Последнее в существенной мере и привело к повышению сопротивляемости организма многим инфекционным заболеваниям. А у нас все еще продолжают удивляться тому факту, что "иммунизация относительно мало способствовала этому достижению, и не потому, что была неэффективной, а потому, что снижение смертности наблюдалось в период, когда уровень охвата иммунизацией был довольно низким" [11б, 1989—90, т. 10, № 3–4, с. 96]. Кроме того, изучение международных программ по этой проблеме показывает, что приоритет в области борьбы с инфекционными заболеваниями отдан диагностическим службам. Ранняя диагностика резко снижает распространение заболевания.

Про оспопрививание известно, что еще в условиях наличия опасности завоза инфекции из эпидемических районов во многих странах эта вакцинация была отменена — в США, Англии, ФРГ, Дании и многих других государствах в начале 60-х. А мы еще двадцать лет ослабляли иммунитет детей тотальным охватом этой вакциной, потому что не могли наладить надзор, которого нет и по сей день!

Между тем, некоторые эпидемиологи и педиатры продолжают ссылаться на оспопрививание и его победу, а также на международную практику, уверяя, что в нашей стране прививки осуществляются по "единой" схеме, придуманной для "всего мира", и, якобы, требуемой Всемирной Организацией здравоохранения (ВОЗ).

Однако не все то, что рекомендует ВОЗ, является прямым руководством к действию, о чем, кстати. ВОЗ постоянно напоминает в своих публикациях:

  • "...Доклад не обязательно представляет решения или официальную политику ВОЗ" [11г, 1960—1992, c. 1 в каждом издании];
  • "...Упоминание некоторых компаний или продукции отдельных изготовителей не означает, что ВОЗ отдает им предпочтение по сравнению с другими, не упомянутыми в тексте, или рекомендует их к использованию. Как правило, патентованные наименования выделяются начальными прописными буквами" [11г, 1960—1992, с. 2 — в каждом издании];
  • "...Разработка универсальных рекомендаций по иммунизации детей не представляется возможной или желательной... Каждая страна должна сформулировать свои собственные принципы, основанные на рекомендациях многопрофильной национальной консультативной группы, в зависимости от необходимости, в соответствии с эпидемиологической ситуацией в каждой стране, регионе" (На, 1984, т. 62, № 3, с. 181).

Так, например, в Нигерии в 1989 г. был принят новый закон о лекарственных средствах для решения проблем их распределений и использования. В Нигерии считают:

Ни в коей мере не умаляя работы ВОЗ в этом направлении, мы не хотим, чтобы кто-то нам указывал, какие препараты нужно включать в наш национальный перечень ["Здоровье мира", 1992, № 3–4, c. 5].

Другой пример. Тунис: "Отказ от массовых кампаний". При разработке программы иммунизации — вакцинопрофилактики, в Тунисе была осуществлена "важная стратегическая перемена — отказ от проводимых ранее массовых кампаний. Иммунизация превратилась в обычную процедуру, органичную составную часть общей системы здравоохранения с другими службами медицины" [11д, 1984, №4, с. 22]. С 1981 г. на всех детей, родившихся в Тунисе, заведен "паспорт здоровья". В этом паспорте проставлены все медико-генетические показания, состояние иммунологического статуса семьи (в динамике!) и родившегося ребенка и т.д. На первом месте — отнюдь не прививки!

Третий пример. Франция. "Дьявольским упорством" названа кампания ВОЗ по Расширенной программе иммунизации (РПИ). В статье [15] дается критический анализ РПИ. Кроме того, в этой стране все больше упорядочивается отношение к применению разных лекарственных средств. (Отступая несколько в сторону, не могу не заметить, что именно фирмы Франции привезли нам (!) АКДС, содержащую ртутную соль...)

Четвертый пример. США. Нет вакцинации в роддомах против туберкулеза (как и во многих других государствах). Общегосударственное законодательство по вопросам прививок в стране отсутствует, кроме вакцинации перед международными поездками. Законодательства имеются в 21 штате. Эти законодательства предусматривают обязательную вакцинацию против пяти инфекционных болезней до поступления ребенка в школу. В 13 штатах законы о прививках включают препараты против кори, полиомиелита, дифтерии, коклюша, столбняка; в 17 штатах — против кори; в 20 — против полиомиелита; в 18 — против дифтерии и т.д. Есть штаты, в которых отсутствуют все названные прививки. Ответственность за выполнение законов несут в разных штатах: отделы здравоохранения штатов и местные, отделы образования штатов и местные. Почти все законы об обязательных прививках предусматривают освобождение детей, родители которых не хотят делать прививку по религиозным или другим соображениям. Поэтому, фактически, вакцинопрофилактика, как всякое медицинское вмешательство, а тем более парентеральное, является добровольным мероприятием.

"Вакцинация нас в стране — мера обязательная, а куда целесообразней проводить ее на добровольной основе..." — писал академик РАМН М. П. Чумаков ["Медицинская газета", 01.11. 1988].

"США и Австралия представляют наиболее населенные развитые страны, которые не сообщают в ВОЗ об иммунизации детей в возрасте до одного года, за исключением противокоревой вакцины" [На, 1990, т. 68, № 1, c. 891].

Какова же практика в нашей стране? Известно, что в роддомах на полные третьи сутки после рождения ребенку вводят БЦЖ: безо всякого обследования, семейного анамнеза и прочих "мелочей". Родителей практически никто не спрашивает "делать-не делать". "Так положено! Еще тебя спрашивать будем!" (из писем родителей). Ребенку вводят парентерально сильнейший иммуномодулятор — ослабленную, но живую вакцину из микобактерий — БЦЖ. При этом, как известно, даже такая тотальная "забота" о здоровье не привела к искоренению и ликвидации туберкулеза. Наоборот, смертность от туберкулеза у нас в стране, по данным специалистов, на первом месте среди других инфекционных заболеваний, и заболеваемость туберкулезом растет.

Торжественно-победные отчеты вводили в заблуждение, дезинформировали не один десяток лет не только специалистов бывшего СССР, но и ВОЗ, международную медицинскую общественность. На самом деле, рост заболеваемости туберкулезом и дифтерией, и не только ими, увеличивался, причем дифтерией — с 1980 г.; именно так сказано в новой "Федеральной целевой программе Российской Федерации "ВАКЦИНОПРОФИЛАКТИКА" на 1993—1997 гг., одобренной президиумом Совета Министров — Правительством РФ 13 июля 1993 г.

Вот одно из свидетельств: "Несмотря на массовое проведение профилактических прививок в последние годы в СССР, отмечается увеличение заболеваемости дифтерией, на некоторых территориях формируются очаги групповых заболеваний, регистрируются осложнения и летальные исходы" (выделено мной. — Г. Ч.) — написано было еще в 1986 г. [16, c. 1). Конечно же, это не единичная публикация, рассчитанная не на широкого читателя. А вот многие руководители здравоохранения и санэпиднадзора и сейчас еще продолжают утверждать, что заболеваемость дифтерией начала свой рост с 1988 г., то есть после того, когда появилась наша первая публикация о составе отечественной АКДС ["Комсомольская правда", 15.09.91], вызвавшая многочисленные отказы от ее введения. Но широким массам нашей страны неизвестны и другие положения, как, например: "С помощью современных противодифтерийных вакцин (анатоксина, содержащегося в АКДС. — Г. Ч.), обеспечивающих выработку напряженного антитоксического (но не антибактериального) иммунитета, ликвидация дифтерии невозможна" [16, с. 17 — выделено мной. — Г. Ч.).

Вообще обращает на себя внимание отсутствие сколько-нибудь надежной статистики. инфекционных заболеваний. Нижеследующая таблица убеждает нас в этом:

Автор
Где и когда опубликовано
Количество заболевших дифтерией в Москве в 1992 г.
Монисов, Госкомэпиднадзор
"Независимая газета", 24.09.92
"Заболеваемость дифтерией увеличилась в два раза..."
По данным Московского Общества эпидемилогов и микробиологов
"Российская газета", 24.10.92
Уже 340 человек
Шестопалов Н., бывший гл. санитарный врач г. Москвы
В передаче "Открытого радио", 30.10.92
Уже 600 человек
Карниз А., председатель подкомиссии "Медицина катастроф", член Моссовета, народный депутат
"Независимая газета", 04.11.92
Уже 688 человек
Котова Е., Госкомсанэпиднадзор
Программа "Маяк", 17.11.92
Уже 499 человек
Дмитриев В., врач "Скорой"
"Эхо Москвы", 27.11.92
"Вызовов по дифтерии у нас в Москве нет..."
Брагинская В., Озерецковский Н.
"Известия", 08.12.92
"В Москве к концу октября заболели уже 732 человека..."
Газета "Центр плюс", №1, 1993
"В 1992 г. дифтерией в Москве заболели 787 человек"
Надеждин И.
"Московская правда", 20.05.1993
"Только в 1993 г. в Москве заболели дифтерией 938 человек"
"Российская газета", 29.01.93
"Точных сведений за 1992 г. еще нет"
Сведения по Москве за 1993 г.
1. "Московская правда", 20.05.1993
2. "Московская правда", 25.05.1993
1. "Уже заболели 335 человек"
2. "В текущем году поражены этим вирусом (?) уже 200 человек"

Комментарии, как говорят, излишни, тем более, что возбудитель дифтерии — не вирус. Кроме того, как можно определить "практический риск заболеваний", когда на конец октября — такое разнообразие? Не лучшей была обстановка по "статистически достоверным данным" и в 1991 году. Так, Монисов заявил в центральной прессе, что в Москве в 1991 году было "около тысячи заболевших дифтерией" ("Независимая газета", 24.09.92), а в Государственном докладе "О состоянии здоровья населения Российской Федерации в 1991 году" написано: "Наибольшее число заболеваний дифтерией в 1991 году отмечено в Москве и Московской области — 604 случая..." За тот же 1991 год у Карниза сведения совершенно иные: "...В 1991 году в столице заболели дифтерией 435 человек..."

А вот сведения "об эпидемии дифтерии в Москве" из письма Н. Шестопалова "Об эпидемиологической обстановке по дифтерии в Москве и мерах по ее стабилизации", официального послания, направленного всем главным санитарным врачам округов г. Москвы. Письмо №7-41/95 от 17 декабря 1991 г.:

...Рост заболеваемости среди детей эпидемиологически закономерен и не является на сегодня неблагоприятным прогностическим признаком... Поздняя диагностика и поздняя госпитализация заболевших являются причинами распространения инфекции и формирования групповых очагов: в первые два дня за помощью обращаются 75,5% детей, а госпитализируются в эти же сроки 28,8% всех обратившихся...

О "формировании очагов" было известно из публикаций 1986 г, президента РАМН В. И. Покровского [16, 1]:

Несмотря на массовое проведение профилактических прививок... формируются очаги групповых заболеваний... и летальные исходы...

Нет ничего неожиданного и в том, что отсутствует иммунитет к дифтерии у взрослого населения. Противодифтерийный иммунитет — факт давно известный — является отражением естественного "проэпидемичивания" населения. При дифтерии, в случае циркуляции возбудителя среди населения, отмечается феномен "бытовой" иммунизации, то есть образование иммунитета естественным путем без отмечаемого заболевания. Поэтому, в том числе и взрослое население, вакцинировать можно и нужно только после диагностики. Диагностика — это фильтр, выявляющий и отсеивающий лиц, которых не надо прививать. И таких немало. А наша система прививок снижает титры имеющихся антител и "оголяет" восприимчивых людей к последующей встрече их с дифтерией. У переболевших дифтерией в скрытой форме в виде ангин, тонзиллярных абсцессов, ОРЗ и т. д., вырабатывается иммунитет, как правило на всю жизнь, против и токсигенных, и нетоксигенных штаммов. Но для всей этой градации необходима диагностика!

Много странного в этой "эпидемии дифтерии", но самая большая странность в том, что иммунитет закончился сразу у всего взрослого населения и притом в одночасье. Еще большее удивление вызывает желание руководителей санитарно-эпидемиологической службы "победить" (в который раз!) дифтерию исключительно прививками. Прививают всех подряд, без диагностики, без определения иммуностатуса: кого надо и кого не надо, а про "нельзя-противопоказано" и речи нет. Следует сказать и о другом: нередко, если человеку после прививки вызывают "Скорую", то участковый врач, выдающий листок нетрудоспособности, по указанию сверху ставит заключительный диагноз "ОРЗ". Мы располагаем документом, в котором первоначальный диагноз "осложнение на АДС", а заключительный — "ОРЗ".

А тем временем все идут приказы и постановления типа постановления Главного государственного санитарного врача России. "Я, Главный... постановляю...", а в этом "постановляю" есть пункт 6 — "Ввести экономическое стимулирование медицинских работников за своевременное проведение и достижение высокого уровня охвата профилактическими прививками". [Постановление "О массовой иммунизации населения против дифтерии", 02.02.1993 г.] Экономическое стимулирование не за грамотное проведение прививок, а за... охват! За слепое выполнение плана по валовой продукции охвата!

Не должен быть новостью для 1993 года и прирост заболеваемости дифтерией среди взрослого населения: во-первых, условия жизни делают значительную часть населения иммуноослабленной — и, в данной ситуации, прививай-не прививай — искусственного иммунитета не будет, а, во-вторых, уже в 1968 году было известно из учебника "Эпидемиология" под редакцией проф. И. И. Ёлкина: "В настоящее время повсеместно отмечается передвижение заболеваемости дифтерией на более старшие возраста..."

Так что же происходит с дифтерией: эпидемия или обычные вспышки, которые были всегда? И для какой группы населения такое неясное положение является "неблагоприятным прогностическим признаком"?

Обратимся опять к международной практике и рекомендациям ВОЗ:

Эпидемия или вспышка всегда означает своего рода вызов руководителям служб здравоохранения. Успешное осуществление ими противоэпидемических мероприятий требует определенной готовности к таким ситуациям, которая не может быть импровизированной... Эпидемия — это возникновение необычайно большого или неожиданного для конкретной территории и времени года числа случаев заболеваний... [11в, с. 1, 4]

А что можно сказать о "неожиданном числе случаев" из той таблицы, которую мы составили?

Итак, нет, или, правильнее, не должно быть никакой неожиданности в случаях заболеваний среди взрослого населения. Этот процесс нарастал, начиная с 60-х годов (когда все поголовно были охвачены и дифтерия уже была "побеждена"! — так написано в учебнике по эпидемиологии 1968 года). По данным Н. Шестопалова, дифтерия среди детского населения "эпидемиологически закономерна и не является на сегодня неблагоприятным прогностическим признаком...", а по разноречивым сведениям, приведенным нами в таблице, нереально определить, можно ли охарактеризовать ситуацию как эпидемию,

Более того, в том же постановлении Главного государственного санитарного врача России от 02.02.91 г. сказано: "...Отмечаю, что в стране за последние три года резко осложнилась эпидемиологическая обстановка по дифтерии..."

В Федеральной целевой программе Российской Федерации "Вакцинопрофилактика" на 1993—1997 гг. написано, что "заболеваемость дифтерией за период с 1980 по 1992 годы возросла в 13 раз".

Наряду с этим, в центральной прессе, по радио и телевидению объявили криминальной и виновной в "эпидемии" нашу первую статью в "Комсомольской правде", то есть конец 1988 года. Прошло пять лет. Если быть последовательными и логичными, то почему вдруг за последние три года заболевает и умирает в основном взрослый контингент лиц? Ведь они должны были быть охвачены отечественной АКДС еще в детстве, в котором пребывали и до 1980, и до 1988 годов?

Еще большую путаницу и неразбериху вносит спокойный тон изложения материалов в 1987 году в "Состоянии и перспективах дальнейшего снижения инфекционной заболеваемости в СССР" [146, с. 4, 5]:

...По ленинским принципам советского здравоохранения... и благодаря стройной системе государственного санитарного надзора, профилактических и противоэпидемических мероприятий... динамика снижения заболеваемости дифтерией, как в зеркале, отражает наши успехи... Ничем подобным не располагает ни одна капиталистическая страна...

Совершенно непонятна объявленная "эпидемия дифтерии" в нашей стране, когда от туберкулеза, педикулеза, сифилиса, гепатитов и других инфекционных болезней гораздо больше бед и трагедий, чем от дифтерийной палочки. Спрашивается, почему дифтерия, существовавшая в нашей стране не менее 30 последних лет, судя по публикациям отечественных специалистов (да и было ли время, когда от нее не умирали в СССР?), вдруг объявлена эпидемией? Может, потому, что "бороться" легче с тем, чего на самом деле меньше?

Из международной практики. Иордания. Проведенные там исследования показали, что три дозы вакцины АКДС получили более 70% детей, поэтому возникшая вспышка дифтерии была для них неожиданной. После госпитализации первого больного с подозрением на дифтерию, обследовали всех подозреваемых и контактных лиц. А дальше в описании этой вспышки [На] и вовсе все, как из области фантастики. Например, пациенты, отказавшиеся от инъекций, получали в течение 7 дней пенициллин перорально, а те, у кого он вызывал аллергические реакции (что было известно из "карт здоровья") — эритромицин тоже в течение 7 дней. Неиммунизированным, контактировавшим с больными, было рекомендовано провести вакцинацию. Лицам, контактировавшим с больными, проводили профилактическое лечение бензатинпенициллином G, но только после пробы материала, взятого для диагностики из зева. При таких методах проведения санитарно-эпидемиологической работы вспышка была остановлена. Умер один из заболевших. Сделаны выводы о том, что "регулярное появление спорадических случаев дифтерии обусловлено бессимптомным течением инфекции или здоровым бактерионосительством" [На, 1988, т. 66, № 1, c. 36]. Спорадические случаи не ограничивались каким-либо определенным районом Иордании, все происходило на фоне продолжающейся вакцинации. "Большинство заболевших принадлежало к непривилегированным слоям общества с низким социально-экономическим уровнем жизни". Другой момент из этой же статьи [На, 1988, т,66, № I, с,39]: во время вспышки дифтерии в штате Техас, США, инфекция, обусловленная дифтерией, успешно излечивалась также пенициллином и эритромицином, которые вводили в течение всего лишь... двух дней!

При установлении эпидемии, как известно из международной практики, пользуются различными аналитическими методами, чтобы подтвердить факт существования эпидемии или угрозы ее: "Было бы ошибкой считать эпидемией ещё нераспознанную эндемичную ситуацию или просто сезонный подъем заболеваемости" [11в, с. 6]. Данные, сообщаемые за один и тот же период руководителями разных рангов, представленные в нашей таблице, вряд ли могут убедить в "грядущей эпидемии дифтерии". Для этого обратимся к методике, опубликованной в одном из специализированных журналов — "Журнале микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии" (ЖМЭИ), издаваемом в нашей стране [17]. С точки зрения принятых у нас критериев, регистрируемые на территории СССР инфекционные болезни различаются по степени распространенности среди населения — на 100000:

  1. Наибольшая распространенность — более 1000 больных на 100000 населения.
  2. Широкая распространенность — более 100.
  3. Часто встречающееся заболевание — от 10 до 100.
  4. Сравнительно малораспространенное — от 1 до 10.
  5. Редко встречающееся — 1.

Вернемся к таблице. За один и тот же период на конец октября 1992 г. или за весь год в целом были обнародованы самые разнообразные показатели. Не будем обращать внимания на резкий разнобой данных. Предположим, что верно последнее, самое большое число. Посчитаем и получаем степень распространенности дифтерии в Москве — четвертую, "сравнительно малораспространенную" А если учесть, что за последние три года население Москвы значительно превышало 10 млн, то степень распространенности надо еще и уменьшить.

Наряду со странной "эпидемией дифтерии", из центральной прессы и специальной литературы известно, что сейчас у нас в стране довольно большой процент смертности от туберкулеза, растет распространение сифилиса, а чума XX века — ВИЧ-инфекция, в основном, передается тем же путем. Не один год газеты пишут о педикулезе. Все возрастает процент отравлений от фальсифицированных пищевых продуктов и от содержащихся в них добавок, химических веществ — консервантов, от чего "Россия теряет 50 тысяч человек каждый год" (по сведениям Российского токсикологического информационного центра) ["Мегаполис-экспресс", 12.08.92 г.].

И все равно — дифтерия! Не просмотрим ли за этим что-то более серьезное, с чем действительно бороться сложно, а в наших условиях — при нынешнем уровне работы санитарно-эпидемиологической службы — вряд ли возможно? Дифтерии же необходима ранняя диагностика и лечение. Ни один случай нельзя запускать.

Невозможно определить "на глазок", без диагностических служб, максимальное или минимальное число заболевших дифтерией при том, что установлено:

...В последние годы преобладает локализованная дифтерия зева (более 80% случаев) с преимущественно легким течением (ангины, паратонзиллярные абсцессы и др.); тяжелое течение, осложнения и летальные исходы по-прежнему обусловлены поздней диагностикой... [16, с. 24, 251]

Какая же диагностика при отсутствии... диагностических служб?

В каких случаях прививать против дифтерии не надо:

  • детей, родившихся от иммунных к дифтерии матерей, получивших трансплацентарно антитоксические антитела, которые защищают их в течение нескольких месяцев после рождения;
  • после приобретения "бытового" иммунитета, то есть образования иммунитета без отмеченного случая заболевания. Иммунизация в этом случае снижает титры антитоксинов; прививка — во вред во всех отношениях;
  • хроников-носителей дифтерийной палочки, их необходимо выявлять и лечить;
  • тех, которые упорно не поддаются выработке иммунитета; мы уже отмечали, что к разным антигенам таковыми являются не одни и те же лица, но это надо определить, и не на ребенке. Таких не менее 15% среди населения.

Все приведенное в связи с дифтерией относится и к другим инфекционным заболеваниям.

Постинфекционный иммунитет переболевших дифтерией (хотя бы и в скрытой форме, без явных клинических проявлений) достаточно напряжён, продолжителен, и повторное заболевание дифтерией встречается крайне редко (до 5%).

Известно, что дифтерия передается от человека к человеку — прямой путь передачи; другой, непрямой, через предметы контакта: грязные руки, стаканы, ложки, вилки, полотенца, туалетные принадлежности, медицинские инструменты и т.д. Установление пути передачи для такого вида инфекций в очагах, в группах очень важно при решении вопроса о том, какие меры борьбы следует предпринимать,

Из международной практики: при вспышках инфекционного заболевания типа дифтерии, где единственным носителем является человек, вспышку можно "ликвидировать" (снизить, остановить) при:

  • наличии диагностических служб, своевременной диагностике первого заболевшего ребенка или взрослого;
  • своевременной изоляции источника инфекции — заболевшего;
  • выявлении и лечении здоровых носителей с субклиническими формами дифтерии;
  • своевременном прерывании цепочки передачи (практическая неусыпная работа эпидемиологов!);
  • наличии и готовности всех неспецифических мер профилактики для проведения экстренной дезинфекции предметов контакта;
  • проведении специфических мер профилактики — прививок, а также лечения, но не всего населения, а только контактных лиц, что сказывается и на экономической стороне проводимых мероприятий;
  • знаниях об эффективности вакцинопрофилактики, включающих не просто охват, а определение частоты сероконверсии (выявления антител до и после прививки).

Надеясь только на прививки, которые не всегда и не для всех эффективны, без соблюдения строжайшего надзора и представленного комплекса противоэпидемических мероприятий (не всех!), давно известных и широко применяемых "во всем мире", мы никогда не выберемся из дифтерии и других инфекционных заболеваний. Без прививок будет эпидемия — такой альтернативы быть не может, она изначально неграмотна.

Еще одна цитата [11в, с. 123]:

Население, подлежащее иммунизации: это могут быть только дети (следовательно, требуемое количество доз может быть меньше) или только взрослые. Все взрослые группы требуют иммунизации, если серологические и эпидемиологические данные не определяют другую тактику. В этих условиях преимущество проведения вакцинации состоит в том, что нет необходимости исследовать индивидуальный иммунологический статус.

Наивные зарубежные специалисты! Они и не знают, что, исходя из отечественной системы прививок, "всюжизненной" необследованности и, притом, не только иммунологического статуса (основная масса населения и не знает, что это такое!) прививаемого, можно сделать заключение, что... последние 75 (!) лет мы находимся в состоянии эпидемий по всем видам "управляемых" инфекций: туберкулеза, коклюша, дифтерии, столбняка, кори, паротита, полиомиелита и др.

предыдущая часть Предыдущая часть   Следующая часть следующая часть