Г. П. Червонская, кандидат биологических наук, вирусолог

Червонская Галина Петровна

Вакцинопрофилактика и права человека
Мифы и правда о прививках


Москва, 1994

3. Bсе население нашей страны страны — в длительном хроническим эксперименте

ПДК — предельно допустимые концентрации

Более тридцати лет я работаю в практическом здравоохранении (главным врачом СЭС и педиатром), а также в Минздравах РСФСР и СССР. Больше всего боюсь показаться нескромной, но, должна сказать, что, будучи практическим врачом, позже чиновником, я постоянно училась, читала современную медицинскую литературу по иммунологии, эпидемиологии, вирусологии и т.д. В Минздраве СССР я знакомилась с научными статьями, докладами, т. к. была секретарем экспертной комиссии. Там же, в Минздраве, я курировала работу межведомственного комитета по гигиене полимерных материалов и пластических масс, используемых в народном хозяйстве страны, в состав которого входили отечественные специалисты — гигиенисты и ученые других отраслей. Кроме того, я и сама со специалистами республиканской СЭС провела научно-практическую работу, в результате которой было доказано влияние синтетических моющих средств (CMC). Этими порошками стирали пеленки и белье новорожденных в роддомах. Установлено влияние их на рост заболеваемости кожными формами гнойно-септических инфекций новорожденных. Исключение CMC из технологии стирки белья в 1984 году позволило снизить смертность и заболеваемость новорожденных гнойно-септическими инфекциями соответственно в 2 и в 12 раз. Все сообщаемые мною сведения документированы.

Имея такой опыт учебы и работы, я не припомню, чтобы вопросы экспериментов на человеке, этическая и правовая сфера этих исследований были бы отражены в каких-либо законодательных документах. Более того, когда я пыталась в Комитете по гигиене полимерных материалов поставить вопрос перед учеными о выработке положений по заключительным испытаниям на человеке одежды, обуви и других полимерных материалов, используемых в народном хозяйства, никто даже не обратил внимания на это. Вместе с тем, у нас более 70 лет существует контингент для экспериментов, в том числе и медицинских. Дети детских учреждений и школ. Студенты, учащиеся ПТУ. Военнослужащие. Медработники и пациенты лечебных учреждений, студенты мединститутов. Жители санитарно-защитных зон около промышленных предприятий. Жители всех городов и поселков, пьющие хлорированную воду. Все население страны, проживающее в домах-затравочных камерах и потребляющее в пищу недоброкачественные продукты питания. Все население страны, получающее принудительно, в обязательном порядке, прививки против инфекционных заболеваний.

В 60-х годах я сама была участницей чудовищного эксперимента на детях, когда ученые Москвы хотели определить, как вводить гамма-глобулин, чтобы снизить заболеваемость детскими инфекциями. Тысячам детей вводили гамма-глобулин внутримышечно, внутрикожно и подкожно. Конечно, ни о каких разрешениях от родителей не шло даже и речи. Есть приказ Минздрава и мы его выполняли. Никто не видел в этом ничего особенного. Нас же было много врачей на этом эксперименте. Но в институтах не преподают никакой этики по проблеме "человек в эксперименте", а приказы надо выполнять. Уверена, пора в медицинских институтах, в училищах вводить такие предметы, преподавание их должно быть отражено в программах, с них должен начинаться воспитательный процесс врача: этика в медицинском эксперименте с использованием животных и человека. Будущее за молодежью, и необходим такой предмет. Тем более, что нет никакой надежды на то, что чиновников от медицины можно как-то убедить, заставить их переменить свои взгляды на те или иные действия. Примером служит многолетняя борьба специалистов разных дисциплин за проведение в нашей стране грамотных прививок, с индивидуальным подходом, с учетом противопоказаний, чтобы вакцины не наносили вреда здоровью человека Вакцинация важна, но она не является единственным средством в борьбе с инфекционными заболеваниями. Это комплекс противоэпидемических мероприятий, в которых прививки — одно из звеньев.

Вакцины, особенно парентерально вводимые, должны проходить те же испытания, что и лекарственные фармакологические средства.

Необходимо сохранить все противопоказания к введению каждой вакцины. Противопоказания необходимо расширять, а не сокращать, поскольку дети в нашей стране ослабленные. Существующие противопоказания научно обоснованы, и это нельзя сбрасывать со счета при нашей в целом неблагополучной экологической обстановке. Врач-педиатр должен иметь право на диагноз "поствакцинальное осложнение", а не ставить традиционное ОРЗ, когда ребенок после прививки становится инвалидом.

Проблема вакцинопрофилактики стала уже социальной, а не только чисто медицинской — это массовое мероприятие касается всей страны. Надо попытаться мысленно встать на место несчастных матерей, потерявших детей после прививки или имеющих детей-инвалидов. Завтра это может коснуться каждого из нас, под вопросом стоит выживание нации. Вот некоторые обоснования такого беспокойства. В процессе эволюции за миллион лет у человека сформировалась эффективная защитная иммунная система от воздействия микробов, т.е., биологических факторов. Всем известно явление фагоцитоза, в котором принимают участие зрелые формы лейкоцитов, макрофаги, лимфоциты. Бактерии, вирусы являются живыми белковыми формированиями и легко перевариваются лейкоцитами. Последние снова способны к фагоцитозу. За миллионы лет существования человека как биологического вида у него сформировались и другие способы защиты от патогенных микроорганизмов: повышение температуры тела, изменение биосреды, выработка ферментов, ускорение лейкопоэза и др. В добавление к этому, получены вакцины, которые искусственно создают специфическую невосприимчивость организма к определенному виду инфекционных заболеваний. Но только комплекс противоэпидемических мероприятий, проведенных целенаправленно, дает положительный эффект: тщательное изучение эпидемиологии инфекционного заболевания, начинающееся, как правило, с исследования окружающей среды человека; обследование контактных лиц или животных; лабораторное обследование каждого больного — все это позволяет не только установить причину, источник, пути передачи, входные ворота инфекции, патогенез заболевания, но и закономерности эпидемического процесса, а также выявить факторы, способствующие распространению инфекционного заболевания.

В мире, благодаря эпидемиологическому надзору, комплексу противоэпидемических мер, ликвидирована оспа. Многие инфекционные заболевания стали спорадическими. Клиника других инфекционных заболеваний при эффективном лечении изменилась в сторону легкого течения болезни. Последнее было отмечено и в отношении дифтерии в обзорной публикации В. И. Покровского и соавт. "Современные аспекты эпидемиологии и профилактики дифтерии" (1986). В итоге, к 1950–60 гг. наметилась определенная тенденция к снижению общей инфекционной заболеваемости. И тут грянула научно-техническая революция. Два-три десятилетия индустриализации и химизации народного хозяйства страны, как из ящика Пандоры, обрушили на человека и весь живой мир новые химические, физические и биологические вредные вещества, факторы. Это привело к интенсивному загрязнению окружающей среды, оскудению земель, снижению урожайности сельхозкультур и продуктивности животноводства, низкому жизненному уровню населения, росту общей и инфекционной заболеваемости, врожденным уродствам, высокой детской смертности, полному расстройству иммунной системы человека и к появлению венца научно-технического прогресса, СПИДа — синдрома приобретенного иммунодефицита.

Следует только удивляться совершенству природы человека, когда он, человек, в этих экстремальных условиях еще не занесен в Красную Книгу.

Бактерии и вирусы также не оказались в стороне от воздействия вредных факторов окружающей среды. Под их влиянием они, как и человек, приспосабливались к выживанию. Изменялись взаимоотношения макро- и микроорганизмов. Не случайно в 60–70–е годы все больше микробов из условно-патогенных для человека становятся патогенными. Примером может служить кишечная палочка, которая всегда присутствует в кишечнике человека. Но ее виды О14, O55 и другие, стали причиной острых кишечных расстройств с тяжелой клиникой у детей младшего возраста.

Остановимся и подумаем. Не это ли были первые симптомы иммунодефицита, который получил свой расцвет через 20 лет?

Человек, как биологический вид, обладает непостижимыми умом адаптационными способностями, но отдельные индивидуумы, а их не так мало, ушли из жизни, не выдержав химической и биологической атаки. На нашей памяти смерть 30-40-50-летних известных деятелей культуры, спорта, когда среди полного здоровья в течение года сгорает человек. Белокровие или другие заболевания крови, как причина смерти, стоят в свидетельствах. Беспомощность терапевтического вмешательства была и остается очевидной. И произошло, на мой взгляд, следующее. Вакцины, сыворотки, глобулины, антибиотики, лекарственные фармакологические препараты сыграли свою положительную роль в профилактике и лечении инфекционных заболеваний до научно-технической революции, когда окружающая среда, продукты питания не были так интенсивно загрязнены. Но вакцинация детей в нашей стране продолжается теми же препаратами и с той же интенсивностью. Если учесть, что прививкам была подвергнута значительная часть населения, то можно предположить и отрицательные стороны этого процесса у этой значительной категории вакцинированных. Однако должной оценки значимости этого фактора риска среди других нагрузок, поступающих извне, приводящих к ухудшению состояния здоровья и разрушению иммунного статуса человека, в нашей стране еще не дано. Совершенно не учтено, что в организм ребенка вместе с белковыми чужеродными субстанциями вводятся и некоторые высокотоксичные соединения. Например, вакцина АКДС (против коклюша, дифтерии и столбняка), вводимая многократно в организм грудных детей, содержит ртутную соль в смеси с формальдегидом и другими химическими веществами и мы, врачи, узнаем об этом из центральной прессы!

Но ртуть еще и нормируется (!) минздравами: в заменителе материнского молока 0,05 мг на 100 г., в атмосферном воздухе 0,0003 мг/м, в питьевой воде 0,0005 мг/л! И вот ребенок, выпивший в сутки 600 г. заменителя материнского молока, вдохнув 15 м атмосферного воздуха с выбросами электроламповых заводов гг. Москвы, Смоленска, Саранска или других городов, а тем более тех, где содержание ртути в 2–3 раза превышает норму, и имея уже в организме около 0,04 мг ртути, получает профилактическую прививку — белок с ртутной нагрузкой.

Сам чужеродный белок иногда "встряхивает" организм человека до анафилактического шока. В малых дозах (для тех, для кого состав вакцин "малая" доза) белок сенсибилизирует организм ребенка и делает его не только более восприимчивым к воздействию вредных химических веществ, но и усиливает их токсическое, аллергенное, канцерогенное и другие действия. Например, введение животным, находящимся в эксперименте, лошадиной сыворотки с поверхностно-активными веществами (ПАВ) и CMC усиливает в 25 раз (!) токсическое действие ПАВ. На новорожденных детях проведен длительный эксперимент с серьезными последствиями в виде высокого уровня кожных форм гнойно-септических инфекций и смертности: белье, стиранное CMC, плюс в трехдневном возрасте вакцина против туберкулезаБЦЖ. Сколько будем экспериментировать? Тем более, что белок может поступать в организм из атмосферного воздуха, некачественных продуктов для матери и т.д. А если учесть такие населенные пункты, как Кириши, Ангарск, Новополоцк и т.д., где построены производства белково-витаминных концентратов? В этих городах загрязнение воздуха белковыми молекулами привело к появлению специфических тяжелых заболеваний, в том числе со смертельными исходами, особенно среди детей. Это еще одно доказательство и подтверждение небезразличия белка для человека.

В свете представленных данных можно определенно сказать, что широкая гамма-глобулинизация всех детей в стране в 60-70-е годы в целях профилактики инфекционных заболеваний, введение других белковых препаратов, плазмы и крови, вакцин и сывороток, оставили соответствующий след в организме детей в виде измененной реактивности, сенсибилизации организма и положили начала расстройствам иммунного статуса человека, подготовили "благоприятную" почву для действия других факторов окружающей среды, появившихся позднее.

Интенсивное загрязнение атмосферного воздуха и воздуха производственных, жилых, общественных зданий химическими веществами, оказывающими канцерогенное, аллергенное, токсическое, наркотическое действие, одновременное поступление вредных химических веществ с продуктами питания, питьевой водой привело к значительным сдвигам во всех системах организма человека и постепенной потере защитных функций. Проведенными НИИ общей и коммунальной гигиены им. А.Н. Сысина хромато-масс-спектрометрическими исследованиями воздуха жилых помещений, жилых домов в Москве в новом микрорайоне Крылатское с относительно чистым атмосферным воздухом, установлено содержание 56 химических веществ: ацетальдегида, изопентана, ацетона, бензола, гексена–1, гексана, хлороформа, четыреххлористого углерода, стирола, нафталина, формальдегида и других. Причем только для 16 из них у нас установлены предельно допустимые концентрации, а о действии других веществ на организм человека ничего не известно. НИИ гигиены им. Ф.Ф. Эрисмана при обследовании детей, проживающих в домах, построенных из древесностружечных плит, выделяющих в воздух помещения формальдегид, обнаружил в биосредах детей формальдегид в бóльших концентрациях, чем у рабочих, производящих эти плиты. Доказательством того, что молекулы формальдегида, а, значит и других веществ, могут попадать в лейкоциты, лимфоциты, макрофаги, является то, что оценка их фагоцитарной активности при определении иммунологического статуса человека определяется по способности поглощать меланино-формальдегидные латексы. Но формальдегид вводится детям массово парентерально в составе АКДС!

По данным Комитета по канцерогенным веществам при Минздраве СССР формальдегид является веществом второго класса опасности, относится к группе химических канцерогенов, обладает общетоксическим действием на уровне 0,012 мг/м3, оказывает выраженное аллергенное действие на уровне 0,011 мг/м3, вызывает у человека раздражение глаз, носа и кожи, тошноту, головные боли и головокружение. По данным Международного регистра потенциально токсичных химических веществ 1982 года в США запрещено применение строительных материалов, выделяющих формальдегид. В других странах (Швеция, Германия) принимаются меры по снижению формальдегида в воздухе закрытых помещений. А в нашей стране люди дышат воздухом с содержанием 15–20 мг/м3 формальдегида, получая его еще и парентерально с вакцинами. Из поливинилхлоридного линолеума, которым покрыты полы во всех наших домах, выделяется бензол. В жилых комнатах 20–го микрорайона 4–го Северного Крылатского Москвы лабораторно было обнаружено 0,354 мг/м3 бензолсодержащих веществ. В сто раз больше ПДК. Бензол вызывает лейкемии, его в жилых домах не должно быть. ПДК бензола — 0,003 г/м3. В воздухе жилых помещений содержится метанол, сильный, преимущественно нервный и кровяной яд, с резко выраженными кумулятивными свойствами, а также вещества, обладающие сильным наркотическим действием: пентан, хлороформ, хлористый углеводород, циклогексан, трихлорэтилен. Источником наркотических, канцерогенных, токсических и аллергенных веществ является мебель.

Вот история семьи из г. Тамбова. Дочь О-ва, 12 лет, считает себя больной с 1985 года, когда был куплен диван Воронежского производства, на котором девочка спала. Стала жаловаться на головную боль, тошноту, слабость, потерю аппетита, температура тела 34–35°. Два года лечилась в поликлинике, больнице и в НИИ гигиены им. Ф.Ф. Эрисмана. У всех членов семьи в крови обнаружен метгемоглобин. Оказалось, что из дивана выделялся дибутилфталат, в 54 раза превышающий ПДК, стирол и метанол. Диван был выброшен. Все выздоровели. Но сколько такой мебели сейчас стоит в наших квартирах! О каком иммунитете может идти речь?

10 лет назад я писала докладные записки руководству Минздрава. Но на них стоят подписи тех, кто сейчас продолжает занимать высокие посты в Минздраве РФ и в Госкомитете по санэпиднадзору! Результатом их деятельности является то, что заболеваемость населения продолжает неуклонно расти. Слишком мало отпущено человеку, чтобы как-то приспособиться и выжить.

Коллагенозы. Системные и ревматоидные заболевания. При этих заболеваниях, как установлено клиницистами, в самом организме усиливается деятельность плазматических клеток — продуцентов гамма-глобулина, повышается образование соответствующих антител. В крови обнаруживаются и другие виды белков, а также "осколки" белковых молекул, в том числе дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК), которые разрушаются химическими веществами. В свою очередь, белковые молекулы сорбируют на себе химические вещества и также становятся "объектом", на который нацелены иммунокомпетентные клетки. Фагоцитируя этот "неживой" белковый комплекс, лейкоцит не способен его "переварить". Лейкоциты разрушаются, и в крови появляются новые химико-белковые комплексы, которые, видимо, также небезразличны для человека. Это явление аутоинтоксикации. Усиливается лейкопоэз, но молодые клетки — молодые их формы — к фагоцитозу неспособны. Происходит полное разрушение той иммунной системы, которая вырабатывалась веками. Это явление и определяется как синдром приобретенного иммунного дефицита. Приняв этиологию коллагенозов, ревматоидных состояний, СПИДа как воздействия вредных факторов окружающей среды антропогенного происхождения, можно разработать соответствующие срочные мероприятия и предотвратить не только дальнейшее снижение иммунного статуса человека и его тотальное отравление всеми вредными факторами окружающей среды, но и пересмотреть принципы профилактики инфекционных заболеваний. Педиатры и эпидемиологи должны постоянно использовать лабораторное диагностическое обследование на дифтерию, ее носительство, на выявление других инфекций, вести тщательный эпидемиологический надзор за очагами инфекций; совершенствовать методы поиска источников инфекций и их санации; следить и контролировать проведение общепринятых противоэпидемических мероприятий; проводить систематическое обучение молодых врачей клинике, лечению и эпидемиологии инфекционных заболеваний. Ведь этого фактически сейчас нет. Именно по этим причинам болеют и умирают люди. Легче всего в приказном порядке привить поголовно население против инфекций и надеяться на то, что прививки спасут человечество от инфекционных заболеваний. Это ложное благополучие. Практика в нашей стране показывает, что, несмотря на поголовные прививки против туберкулеза, заболеваемость растет. Все внутренние ресурсы организма ребенка и взрослого человека, в том числе идущие на формирование иммунных систем, тратятся на борьбу с загрязнением, поступающим извне. Требуется глубокое изучение процессов выработки иммунитета в современных условиях, и, если таковой не формируется в должной степени, необходимо искать другие способы защиты человека от инфекций.

Благодаря центральной прессе, мы узнали о крайне неудовлетворительном качестве отечественных вакцин; о том, что они содержат в конечной продукте опасные токсичные вещества; о том, что они не изучены по их влиянию на иммунную систему; об отсутствии данных по отдаленным последствиям; о том, что они вызывают тяжелые осложнения, которые не освещаются широко, отсутствует их должный учет; о том, что вакцины вводятся без предварительного обследования ребенка; о том, что безопасность вакцин устанавливается на детях. Минздрав должен понять, что реакция прессы и населения лишь следствие, а не причина всех бед в системе отечественной вакцинопрофилактики. Население и медработники вынуждены изворачиваться, кто как может. Педиатры и микропедиатры пошли по пути медотоводов от прививок. 12 февраля 1987 г. в докладной к руководству я приводила цифры: 55% детей имеют медицинские отводы от прививок, 60% детей страдают аллергическими заболеваниями, почти каждый ребенок 10-12 раз в год болеет острыми респираторными заболеваниями! Разве нет причин для медицинских отводов? Могли ли педиатры вводить больным детям вакцину? Кроме того, педиатры давно видели и знали об осложнениях после прививок, задолго до первой публикации в центральной прессе ("Комсомольская правда", 15 сентября 1988 г.).

В 1989 г. моему внуку в роддоме поставили диагноз "нарушение мозгового кровообращения" — НМК. Я подумала о страшных последствиях, но главный врач роддома, строго по секрету, с учетом того, что я не только врач, но и работник Минздрава, успокоила меня: "Мы многим детям ставим такой диагноз, чтобы не делать вакцинацию против туберкулеза. Не волнуйтесь, ребенок нормальный".

В поликлиниках родители платят взятки медработникам, чтобы их ребенку в истории развития было только написано о проведении прививок, чего на самом деле не происходит. Летом 1992 года эта услуга стоила десять тысяч рублей. Таким образом, если санитарно-эпидемиологическая служба страны считает привитыми 30 или 70%, то можно думать, что эта цифра еще меньше.

Нельзя недооценивать того, что население не верит отечественным организаторам здравоохранения!

Непонимание проблемы и отсутствие реакции со стороны ответственных лиц и производителей вакцин или же их совершенно неадекватное реагирование — все это заставляет нас обращаться вновь и вновь во имя спасения нашего будущего — детей!

В настоящее время мы не можем сделать оптимальной окружающую среду, "очистить" продукты питания и питьевую воду от всех вредных веществ, изменить состояние здоровья детей в сторону его улучшения. Но то, что зависит от нас, врачей, мы должны сделать и потребовать от всех управлений по санитарно-эпидемиологическим мероприятиям:

1. Прекратить поголовное проведение профилактических прививок в роддомах против туберкулеза; проводить введение этой вакцины только по показаниям и в эндемичных районах. По такой же системе необходимо проводить прививки против коклюша, дифтерии и столбняка, а также введение других профилактических средств против инфекционных заболеваний. Эпидпоказания должны быть серьезно и четко обоснованы.

2. Считать приоритетными неспецифические меры противоэпидемических мероприятий: выявление источников инфекции, прерывание путей распространения инфекционного агента, санацию, своевременную диагностику и карантин и т.д. Для этого необходимо создавать широкую сеть диагностических служб.

3. Организовать научные исследования по изучению состояния и формирования иммунитета в условиях загрязнения окружающей среды с привлечением к этой работе иммунологов и других специалистов для последующего составления "паспорта здоровья" для каждого гражданина России с рождения.

4. Постоянно публиковать точные сведения о количествах осложнений и инвалидизации детей от прививок, о результатах обследования детей с рождения: медико-генетического скрининга и показателей иммунологического статуса.

5. Принять немедленные меры по совершенствованию технологии производства вакцин с предельным освобождением их от химических веществ, что обязывает включить изучение вакцин (прежде всего убитых) во все инструкции, существующие в нашей стране для испытания лекарственных средств.

6. Потребовать ответственности лиц, виновных в экоциде населения, совершаемом через систему прививок в нашей стране.

7. Возложить ответственность на местах за профилактику и лечение инфекционных заболеваний на местные органы здравоохранения.

И последнее: о методах in vitro. Их можно и нужно использовать для гигиенической оценки полимерных и синтетических материалов, используемых в строительстве жилых домов, детских школьных и дошкольных учреждений; детской мебели, игрушек, искусственных кож и пленочных материалов, резин для сосок, пластмасс для трубопроводов, контактирующих с питьевой водой и продуктами питания; пищевых и лекарственных добавок, консервантов для продуктов питания, химических веществ и их компонентов, попадающих в контакт с человеком на производстве и в быту. Это обеспечит быстрый, точный и дешевый способ определения возможности использования того или иного материала в народном хозяйстве страны и предотвратит их вредное воздействие на организм человека.

Существующая система гигиенической оценки материалов в токсикологическом эксперименте на животных не обладает достоинствами и, прежде всего, высочайшей чувствительностью, присущими культуре клеток. В стране чрезвычайно мало вивариев, а там, где они есть, результаты испытаний могут нередко вызывать сомнения, так как в организм животных, кроме исследуемых образцов, попадают химические вещества из атмосферного воздуха, питьевой воды, продуктов питания. Стоимость гигиенической оценки очень высока, а процедура длительна по времени. Большое количество компонентов, входящих в состав полимерных материалов (более 20), синтетического оборудования, систематическое изменение рецептуры их изготовления в связи с дефицитом тех или иных веществ — все это сводит на нет результаты гигиенической оценки. Это приводит к тому, что вредные материалы вступают в контакт с человеком и оказывают свое неоднозначное действие на его организм, вызывая патологические изменения, которые далеко не все сразу уловимы. Особенно это важно для детского здоровья.

Рост числа малых предприятий, производящих товары народного потребления, в том числе из отходов производства, требует почти повсеместного открытия новых центров для экспертно-гигиенической оценки продукции. Большинство санэпидстанций, начиная с районного звена санэпидслужбы, располагает помещениями для устройства лабораторной диагностики в культуре клеток.

Помимо гигиенической оценки новых материалов и веществ, метод может быть использован для исследования биосред организма человека, в том числе патологоанатомического материала — в определении причин смерти и болезни, т.е. для постановки и установления этиологии болезни.

Поскольку в вирусологических исследованиях культура клеток почти полностью заменила животных, модель должна использоваться в любой экспертизе при выявлении токсичных компонентов в вакцинах, сыворотках и других лекарственных средствах, во всех изделиях медицинского назначения, например, шовного материала, а также имплантантов в организм человека при операциях по пересадке органов.

Культура клеток, а тем более эмбриональные клетки человека, могут быть использованы для гигиенической оценки импортной продукции всех сфер применения, так активно поступающей в Россию в последние годы.

И.В. Планкина, врач-гигиенист высшей квалификации

предыдущая часть    Предыдущая часть         Следующая часть    следующая часть