Дженнифер Ван дер Хорст-Ларсон (США)

Ван дер Хорст-Ларсон

Открытое письмо спонсорам лекций Брайана Дира в Университете Висконсин– Ла-Кросс

Перевод Зои Дымент (Минск)

Оригинал по адресу http://www.canaryparty.org/index.php/the-news/118-open-letter-to-the-sponsors-of-brian-deers-lectures-at-the-university-of-wisconsin-la-crosse-october-2012

20 октября 2012 года

Клиника и лаборатории Маршфилда, Брайан H. Эверт, MD, С. Тодд Стюарт, MD, Джин Р. Шоу, MD

Лютеранская клиника Гундерсена, Джеффри Е. Томпсон, MD, Хулио Дж. Берд, MD, Мэри Куффель, MD

Университет Висконсин—Ла-Кросс, Аллен Tрепп, президент, Грег Рейчерт, проректор

Колледж науки и здравоохранения, декан Брюс Райли

Кафедры биологии, микробиологии, химии, английского языка, образования и здоровья, коммуникативных исследований, физкультуры и спортивной науки: д-р Дэвид Говард, зав. кафедрой биологии, д-р С. Н. Раджагопал, зав. кафедрой микробиологии, д-р Аарон Монтe, зав. кафедрой химии, д-р Сьюзен Крачфилд, зав. кафедрой английского языка, д-р Дэн Дукетт, зав. кафедрой здоровья и образования, д-р Линда Дикмейер, зав. кафедрой коммуникативных исследований, д-р Марк Гибсон, зав. кафедрой физкультуры и спортивной науки

Преподаватели кафедры микробиологии: Сью Англехарт, Мариса Барбкнехт, Бонни Джо Братина, Майкл Хоффман, Майкл А. Лаззари, Марк А. Ротт, Уильям Швон, Диана Сьюэлл, Бернадетт С. Тейлор, Питер Уилкер, Майк Уинфри

Сьюзен Беттс, кафедра микробиологии

Подготовительный медицинский клуб, Джордан Л. Людвигсон, президент

Биологический клуб, Микробиологический клуб, Уильям Клоуз, президент

Институт биомолекулярных наук

Члены Комитета выдающихся спикеров

Копия: редактору студенческой газеты "Ракетка"

Image

Меня зовут Дженнифер ван дер Хорст-Ларсон, и мое открытое письмо университетским сотрудникам было выбрано Брайаном Диром для ответа. Как вы знаете, г-н Дир недавно прочитал в университете лекции о конфликте вокруг Вейкфилда и вакцины MMR. На своем веб-сайте г-н Дир называет мое письмо "оскорблением" (судите сами, является ли оно оскорбительным). Мое письмо здесь. А здесь ответ г-на Дира.

Я мать мальчика с аутизмом, и мой ребенок развивался нормально, опережая возрастные нормы, пока в 15 месяцев не получил прививку от кори/свинки/краснухи (вакциной MMR) и другие прививки. Он отреагировал немедленно: уже на следующий день после полученных в 15 месяцев уколов у него появились явные признаки регресса. К 18 месяцам он потерял все свои навыки. К 19 месяцам он мог только плакать, биться головой и произносить "идем" — его единственное оставшееся слово. Мне сказали, что надо выбрать для него специальное учреждение, а ему еще не исполнилось и двух лет.

Сейчас, в возрасте 12 лет, ему поставлен диагноз тяжелого аутизма, и он нуждается в круглосуточном наблюдении. Он никогда не будет самостоятельным. У моего сына также диагностирован колит — заболевание кишечника, которое было описано в "Ланцете" у 12 детей с аутизмом, но это отрицает Брайан Дир, выступавший в Университете Ла-Кросс. Гипотеза о кишечном аутизме давно атакуется теми, кто защищает прививочные программы, в том числе Брайаном Диром, чьи безосновательные заявления ("Они не имеют заболевания кишечника!") о 12 детях, о которых шла речь в "Ланцете", отразились на родителях из Великобритании, которые не в состоянии найти медицинскую помощь для своих аутичных детей с заболеваниями кишечника, что ведет к трагическим последствиям.

Судья Верховного суда Миттинг недавно отклонил иск г-на Дира о том, что 12 детей не были серьезно больны и им не требовалась медицинская помощь, которую они получили от группы профессора Уолкера-Смита из Королевского Свободного госпиталя, сотрудник которого д-р Вейкфилд стал соавтором спорной статьи в "Ланцете".

Я — одна из тысяч родителей, которые сообщили, что их дети регрессировали после прививки. Я получила официальное объяснение от врачей из Миннеаполиса, что регрессия моего сына было совпадением, хотя никакие другие детские лекарства или процедуры не связаны с большим количеством "совпадающих" сообщений о регрессии в аутизм. Насколько мне известно, не существует примеров полностью непривитых детей, которые бы вначале развивались нормально, а затем спонтанно, резко регрессировали в аутизм. Я думаю, что это важно. Ретроспективное сравнительное исследование привитых и непривитых детей сказало бы нам больше, но правительство отказывается провести такое исследование.

Ван дер Хорст-Ларсон

На заявление г-на Дира, что связь прививок с аутизмом является надуманной теорией, выдвинутой "небольшой группой плохо информированных, заблуждающихся" и "злонамеренных" людей, "отчаявшихся привлечь внимание", я могу только ответить обращением к вам с просьбой посмотреть это краткое интервью "Cи-Би-Эс" бывшего директора Национального института здоровья (NIH) д-ра Бернадин Хили, описывающее, как медицинские власти отказываются рассматривать возможность связи между аутизмом и прививками у восприимчивых детей, опасаясь напугать общественность.

Имеется также случай Ханны Полинг, девочки, развивавшейся нормально, пока она не получила 9 доз вакцин за один визит к врачу. В течение ее жизни семья девочки получит от правительства США компенсацию в размере 20 млн долларов за ее аутизм, явившийся результатом MMR и содержащих тимеросал вакцин. Кокрейновский обзор также не добавляет уверенности в безопасности вакцины MMR, заключая: "Дизайн и отчетность исследований о безопасности MMR как до, так и после появления этой вакцины на рынке, в значительной степени неадекватны". Пожалуйста, посмотрите на последней странице моего письма ссылки на независимые исследования, подтверждающие работу д-ра Вейкфилда, в том числе рецензируемые статьи, которые повторяют его первоначальные выводы и сообщают о результатах, полученных в пяти странах.

Люди, которые критикуют безопасность прививок, не являются "фантазерами, сторонниками давно опровергнутого, теоретиками-конспирологами, членами культа, антипрививочниками" или "отчаявшимися-родителями-ищущими-кого-бы-обвинить", как изображает нас г-н Дир. Мы — врачи, юристы, учителя, медсестры, полицейские, ученые, предприниматели, студенты, профессора… представители всех слоев общества, которые считают нынешний одинаковый для всех календарь прививок недостаточно проверенным и явно небезопасным. Количество прививок взрывообразно увеличилось за одно поколение, один из результатов — аутизм. Неудивительно, что производители вакцин и врачи добивались и получили полную компенсацию по судебным искам за ущерб от прививок — освобождение от ответственности, которое действует с 1988 года.

Пока я пишу это, личный сайт г-на Дира рекламирует флюмист — вакцину от гриппа. По отношению к мировой прививочной индустрии с ее оборотом в 34 млрд долларов, Брайан Дир занимает позицию отнюдь не беспристрастного наблюдателя. Нейтральных журналистов не приглашают выступать основными докладчиками на фармацевтическом съезде, с проживанием в роскошных отелях во Французских Альпах, в гостях у устроителей съезда, имеющих финансовые связи с тремя производителями MMR, как пригласили г-на Дира в ноябре 2011 года.

Я выделила 12 пунктов в моем письме о г-не Дире, и я хочу здесь ответить на полученные от него ответы. Я начинаю с последнего пункта, потому что считаю, что ответ на него г-на Дира является простейшим, ясным примером того, как он вводит в заблуждение общественность.

Я написала:

Среди наиболее вопиющих из многочисленных ложных заявлений г-на Дира в Ла-Кроссе — утверждение, что д-р Вейкфилд "призвал родителей бойкотировать прививки MMR". На самом деле он рекомендовал родителям требовать, чтобы прививки от кори, эпидемического паротита и краснухи проводились раздельно, а не одной комбинированной вакциной, что было возможным в то время в Великобритании.

Г-н Дир ответил: "Различие, о котором говорит г-жа Ван дер Хорст-Ларсон, на самом деле несущественно".

Заявление Дира о том, что Вейкфилд призвал родителей бойкотировать вакцину MMR, может привести большинство людей к заключению, что Вейкфилд советовал родителям не делать детям прививок против кори, эпидемического паротита и краснухи. Очень немногие присутствующие на лекции в Ла-Кроссе были в курсе того, что в Великобритании в 1998 году можно было сделать как раздельные прививки от кори, эпидемического паротита и краснухи, так и прививку комбинированной вакциной, что делает утверждение "Вейкфилд призвал родителей бойкотировать вакцину MMR" ложью умолчанием, вводящим в заблуждение слушателей, дабы те поверили, что Вейкфилд был против прививок детям от этих болезней.

На пресс-брифинге декан медицинского факультета при Королевском Свободном госпитале (Арье Цукерман) спросил Эндрю Вейкфилда, одобряет ли он прививочный календрь, который в то время включал возможность выбора одиночных вакцин. На брифинге Вейкфилда спрашивали о его личном мнении, и его ответ, что он одобряет прививки одиночными вакцинами, был политизирован правительством и фармацевтической промышленностью посредством лишения в течение следующих месяцев родителей возможности делать прививки отдельными вакцинами. Ликвидация такого варианта вакцинации, естественно, привела к снижению количества прививаемых, и всю вину за это возложили на Вейкфилда.

Теперь вернемся к вопросу 1.

1. Что касается доверия к г-ну Диру, то даже те, кто не знаком с деталями разногласий, должны были бы поставить под сомнение его утверждение: "Ни я, ни 'БМЖ' ('Британский медицинский журнал'. — Прим. перев.) не знали, что Вейкфилд был в Техасе" (д-р Вейкфилд проживал в Техасе в течение 11 лет, и г-н Дир "проводил расследование" и сообщал о нем в то время, как тот жил в Техасе).

Г-н Дир добавляет новое безосновательное заявление, что д-р Вейкфилд "смотрит на таких людей как Дженнифер ван дер Хорст-Ларсон как на средство добывать себе на пропитание". Это заявление ложно. Что касается утверждения Дира, что он был не в курсе, где жил Вейкфилд в 2009 году, то из статьи Дира в "БМЖ" в 2009 году очевидно, что он точно знал, что Вейкфилд живет в Остине: "Вейкфилд покинул Англию, чтобы поселиться в Остине, штат Техас, где он работает в клинике…"

См. восьмой с конца пункт.

Многочисленные ссылки показывают, что Дир знал наверняка, что Вейкфилд жил в Техасе в 2005—2010 годах. Дир теперь предполагает, что Вейкфилд переехал в Миннесоту в 2010 году, но делает это только на том основании, что Вейкфилд выступил с докладом там. По этой логике, можно сделать вывод, что г-н Дир в настоящее время проживает в Ла-Кроссе, а не в Лондоне! Предположение, что Вейкфилд переехал (без всяких подтверждений этого), представляется попыткой уклониться от процесса по иску д-ра Вейкфилда в связи с клеветой.

Что касается утверждения Дира, что его соответчик, "БМЖ", также не знал, что Вейкфилд был в Техасе, то доказательство того, что "БМЖ" знал об этом, содержится в многочисленных ссылках ниже. Тем не менее редактор Фиона Годли под страхом наказания за лжесвидетельство дала показания, что она не верит, что кто-либо из "БМЖ" когда-либо знал, что Вейкфилд был жителем Техаса. Это явная ложь.

Мой второй пункт:

2. В своем письме в "БМЖ" член совета директоров Национального центра информаторов Дэвид Льюис, который проверял 12 детей из "Ланцета" по гистопатологической классификации заболевания, разъясняет, что соавтор Вейкфилда патологоанатом Амар Диллон действительно диагностировал колит "у некоторых детей", вопреки утверждению г-на Дира, сделанному в вашем университете, что ни у кого из детей не было заболевания кишечника.

Ответ г-на Дира не опровергает заявление д-ра Льюиса, но пытается очернить последнего утверждением, что Льюис "не имеет никакой квалификации в области медицины или патологии". Тем не менее редакторы "Энналз оф интернэл медисин" отнесли в 2010 году д-ра Льюиса к 10% лучших рецензентов. "Нэйчур" счел Льюиса достаточно квалифицированным для проведения собственного анализа дела Вейкфилда и для сообщения об этом анализе в престижном международном научном журнале. Национальный центр информаторов, который Дир неточно изображает как "прикрытие" для фирмы по занятости, назван в "Нэйчур" "общественным движением".

Достижения Льюиса в медицинских и экологических исследованиях освещали "Нэйчур", "Сайенс", "Ланцет", "Журнал Американской медицинской ассоциации" (JAMA), "Нэшнл джиографик", "Тайм", "Ньюсуик", "Ю-Эс-Ньюс энд уорлд рипорт", "Форбс", "Нью-Йорк таймс", "Вашингтон пост", "Лондон таймс", "Эн-Пи-Ар" (Национальное общественное радио. — Прим. перев.), "Пи-Би-Эс" (Служба общественного вещания. — Прим. перев.), "Си-Би-Эс", "Эй-Би-Си" и "Би-Би-Си". (Говоря о компетентности, Дир показал под присягой, что первая часть серии его статей в "БМЖ" получила рецензию со стороны, тогда как на самом деле этого не было. Д-р Харви Маркович, названный в качестве внешнего рецензента, был помощником редактора "БМЖ" и был указан в этом качестве в сопроводительной редакционной статье в "БМЖ".)

В том же ответе Дир умышленно вводит в заблуждение читателя по поводу доказательств двух гистопатологов, пишущих в "БМЖ". Вопреки тому, что Дир приписывает им, оба гистопатолога поддержали результаты серии случаев, рассмотренных в "Ланцете". То, что они сказали на самом деле, можно прочитать в "БМЖ".

Подробное, со ссылками на реальные документы, объяснение д-ра Вейкфилда того, как Дир исказил патологию, можно увидеть в этом ролике, начиная с 05:30 (записано в университете, где д-ру Вейкфилду позволили выступить).

Что касается заявления Дира о "пяти экспертах в соответствующих гастроэнтерологических специальностях, с которыми мы проконсультировались и которые подтвердили отсутствие энтероколита в имеющихся данных", то следует отметить, что, как возразил Юджин Сэмюэль Райх в "Нэйчер ньюс", наиболее громогласный эксперт "БМЖ", профессор Бьярнасон, сказал, что данных в однозначную поддержку обвинений Дира/"БМЖ" нет. Кроме того, ни один из этих экспертов не ответил после того, как д-р Диллон защитил свою роль в исследовании.

Мое третье замечание:

3. Брайан Дир заявил в вашем университете, что д-р Питер Флетчер никогда не был главным научным сотрудником Департамента здравоохранения Великобритании. Легко доказать, что это утверждение ложно. Дир выставил в ложном свете бывшего главного научного сотрудника Великобритании, несомненно, в связи с тем, что тот критиковал вакцину MMR: "Есть очень влиятельные люди, занимающие высокие посты в Великобритании и других странах, чья репутация и карьера зависят от безопасности вакцины MMR, и они готовы сделать почти все, чтобы защитить себя".

Как признаёт теперь Дир в своем ответе мне, правильным названием должности д-ра Флетчера было "главный научный сотрудник Департамента здравоохранения Великобритании". Тот, кто задавал вопрос на лекции Дира, пропустил в титуле Флетчера слова "Департамента здравоохранения". Дир мог бы исправить оплошность задавшего вопрос, но он решил ответить таким образом, чтобы создалось впечатление, что д-р Флетчер никогда не был главным научным сотрудником где-либо в Великобритании. Дело в том, главный научный сотрудник Департамента здравоохранения был одним из тех, кто был связан с вопросами безопасности вакцин, что делало комментарии Флетчера о вакцине MMR чрезвычайно актуальными.

Что касается критики Диром работы д-ра Флетчера в качестве свидетеля-эксперта, см. мой ответ в пункте 11 ниже.

Следующий пункт:

4. Соавтор Вейкфилда по статье в "Ланцете" д-р Джон Уолкер-Смит был недавно оправдан, и его лицензия на медицинскую практику восстановлена, что показывает необоснованность обвинений Дира, бездумно поддержаных Генеральным медицинским советом, против Вейкфилда и Уолкера-Смита.

Причины, по которым, согласно г-ну Диру, Верховный суд отменил выводы Генерального медицинского совета (ГМС) относительно д-ра Джона Уолкера-Смита, лживы. Судья Верховного суда Миттинг дал адвокату ГМС Джоанне Глинн все возможности представить недостающие аргументы, но она не сделала этого. Миттинг также рассмотрел это дело, чтобы выяснить, существуют ли какие-либо аргументы. Он не отклонил выводы с технической точки зрения; ГМС не смог обеспечить доказательств в Верховном суде так, как он сделал на слушании, а сам Миттинг не смог их найти. Миттинг вынес ясное постановление о том, чтó доказательства подтверждают, а что нет. Свидетельство ГМС просто не поддержало обвинений, которые они были полны решимости отстаивать.

Практически все обвинения против Уолкера-Смита связаны с приписываемой ему халатностью в подготовке статьи Вейкфилда для "Ланцета", в которой Уолкер-Смит был главным автором и клиницистом. Судья Миттинг рассмотрел все доказательства, относящиеся к обвинению (основанные на утверждениях Дира), и не смог найти основания для них. Просто невозможно понять, как, если Уолкер-Смит оправдан в отношении документа, который подписал, Вейкфилд может быть обвинен в том, за что его соавтора уже оправдали (за исключением раскрытия спорного этического разрешения на исследование, где, естественно, нет мотива для мошенничества).

Диру прекрасно известно, что Уолкер-Смит как ведущий врач в своей области (широко известный как отец педиатрической гастроэнтерологии) получил общее одобрение от комитета по этике Королевского Свободного госпиталя относительно сохранения результатов биопсии для научных исследований, проведенных в первую очередь для клинических целей, и судья Миттинг подтвердил, что все так и происходило. Клинические процедуры требуют этического разрешения, которое было получено, но эта статья не нуждалась в этическом разрешении, потому что это был просто предварительный доклад о детях, которых исследовали по клиническим причинам, и он разрешения не требовал. Дир может сказать, что в действительности не было разрешения, но не было никакого нарушения этических принципов, поэтому он цитирует выводы судьи намеренно вводящим в заблуждение образом. Кроме того, судья установил, что дети были по-настоящему больны и надлежащим образом обследованы, вопреки утверждениям Дира.

Дир также полностью осознаёт, но не раскрывает причину, почему Вейкфилд не обращался в суд: Вейкфилд не имел страховки, которая бы покрыла подачу апелляции, в то время как у Уолкера-Смита такая страховка была. На самом деле Вейкфилд вначале подал аппеляцию, но был вынужден забрать ее из-за недостатка денежных средств, и в настоящее время это дело находится в состоянии неопределенности. Обвинения против всех трех (третим был еще один соавтор статьи, д-р Мерч, см. далее. — Прим. перев.) были полностью основаны на обвинениях Брайана Дира.

После оправдания д-ра Уолкера-Смита, Университетский колледж Лондона (головное учреждение для Королевского Свободного госпиталя, в котором работал д-р Вейкфилд) прекратил свое собственное расследование "дела Вейкфилда" по рекомендации Управления честности в исследованиях Великобритании (UK Research and Integrity Office), несмотря на просьбу "БМЖ" продолжить расследование. Университетский колледж Лондона заявил, что такое расследование будет стоить значительную сумму денег и все равно не позволит прийти к убедительным выводам. Вот такие у г-на Дира воздвигнуты горы доказательств против Эндрю Вейкфилда.

Цитаты г-на Дира из популярных СМИ, очерняющие д-ра Вейкфилда, доказывают столько же, сколько новостные сообщения: медицинские журналы устанавливают "факты", которые подхватываются и перепечатываются без вопросов общими СМИ, которые опираются на доходы от рекламы фармацевтических компаний.

Далее я писала:

5. Атаки Брайана Дира на Вейкфилда начались, когда редактор "Санди таймс" Пол Нуки сказал ему: "Найдите что-то большое о MMR". Как Дир сам показал здесь, у Нуки была ПРЯМАЯ СЕМЕЙНАЯ СВЯЗЬ с государственным служащим, ответственным за безопасность MMR. Пол Нуки является сыном профессора Джорджа Нуки, который был членом Комитета по безопасности медпрепаратов, когда этот комитет в 1987 году признал вакцину пласерикс (Pluserix MMR) безопасной для использования.

Дир обвинил меня в искажении сказанного им, хотя я предоставила ссылку на цитату. Я могу только отослать читателей к этой ссылке и прошу вас сделать собственные выводы. Я считаю уместным отметить, что высказывание Дира, отрицающее приведенную цитату, также содержит личные выпады против меня: "озлобленный участник антипрививочной кампании".

Дир отвечает, что Нуки-ст. был ревматологом, что не имеет никакого отношения к данному вопросу; он был членом Комитета по безопасности медпрепаратов, когда вакцина пласерикс компании "Глаксо Смит Клайн" была одобрена для использования. Также не имеет значения, что пласерикс была лицензирована во всем мире, так как этот и аналогичные продукты, использующие штамм "Юрейб" вируса эпидемического паротита, были изъяты во многих местах, в том числе в Канаде, Японии, Бразилии и Италии. Как было в действительности: британская лицензирующая организация была предупреждена об опасных побочных эффектах пласерикса (и эта вакцина, следовательно, должна была быть отозвана) в ноябре 1987 года, почти за год до того, как эта вакцина была введена в Великобритании. Пласерикс вызывал менингит у детей в Великобритании так же, как вызывал у детей в Канаде. Этот медицинский скандал игнорируется Диром, который просто утверждает, что пласерикс был лицензирован по всему миру.

Нуки-мл. впоследствии перешел из "Санди таймс" на пост главы основного веб-сайта Национальный службы здравоохранения "Эн-Эйч-Эс чойсиз". Он также был кооптирован в комитет Департамента по предпринимательству, консультируя, как контролировать научную журналистику.

Мой шестой пункт:

6. В феврале 2009 года владелец "Санди таймс" Джеймс Мердок был назначен в совет производителя MMR "Глаксо Смит Клайн" с целью "помочь пересмотреть внешние вопросы, которые способны оказать серьезное влияние на бизнес группы и ее репутацию". За этим быстро последовали новые атаки Дира и других журналистов газеты "Таймс" на репутацию Эндрю Вейкфилда.

Дир заявляет, что семья Мердок не могла иницировать первоначальное расследование. Однако я никогда не утверждала этого. Я четко заявила, что в 2009 году появился новый поток обвинений, возникший тотчас же за назначением Мердока в совет "Глаксо Смит Клайн", с целью помочь защитить репутацию группы, за что он получал значительные суммы денег — вот о чем идет речь.

Г-н Дир заявляет, что Джеймс Мердок не был собственником "Санди таймс" и не нес никакой редакторской ответственности. Дело в том, что Мердок взял на себя "прямую ответственность за стратегическое и эксплутационное развитие телевидения 'Ньюс корпорейшн', газеты и связанного с ним цифрового имущества в Европе…", согласно статье о нем в "Википедии". Он был непосредственным начальником "Восточной империи", включающей газету "Таймc". Он описан в "Телеграфе" как обладающий "контролем над британскими газетами 'Таймс' и 'Сан', еженедельной газетой 'Санди таймс'…" Это несомненно включает влияние на редакционное содержание. Факт, что Дир "никогда не слышал, чтобы кто-либо из семьи Мердок выразил какое-либо мнение о вакцинах", не имеет ни малейшего отношения к делу.

Мой следующий пункт:

7. Г-н Дир не раскрыл, что он был частным автором по крайней мере трех жалоб в ГМС, который позже забрал лицензию у Вейкфилда. Нарушая журналистскую этику, Дир создал те самые новости, которые позже осветил. (В письме ГМС годом позже утверждается, что Дир не был указан в качестве истца.)

Дир обычно опровергает эти обвинения таким образом: "Злобные лжецы и обманщики сфабриковали предположение, что я сообщал о своих собственных обвинениях" (последний комментарий).

Но на этот раз Дир заявляет, что он не был истцом, потому что истцом был сам ГМС. Тем не менее письмо с указанием ГМС как истца появилось через год после того, как Дир отправил по крайней мере три официальные жалобы в отношении трех врачей, и также утверждалось, что он сделал это в Верховном суде, во главе которого стоял судья Иди, заявивший:

Задолго до того, как программа вышла в эфир, [г-н Дир] подал жалобу в ГМС против истца. Он обращался 25 февраля, 12 марта и 1 июля 2004 года. В свою очередь, 27 августа того же года ГМС отправил истцу письмо с уведомлением о получении информации против него.

Дир утверждает, что "с моей стороны было бы безответственным и порочным отказаться от дачи свидетельских показаний по запросу государственного органа, расследовавшего вопросы, которые влияют на безопасность детей". Однако его позиция очень отличается от позиции беспристрастного, бескорыстного журналиста, дающего интервью следственному органу: Дира напрямую спросили, преследовал ли ГМС врачей, сделав его тайным ключевым игроком в той самой новостной истории, которую он освещал. Кроме того, существовала взаимовыгодная договоренность с ГМС и его адвокатами, гарантирующая, что они и далее будут получать благоприятное освещение.

Мой восьмой пункт:

8. Г-н Дир также не раскрывает того, что не было никаких жалоб на Вейкфилда со стороны семей больных детей, большинство из которых очень сильно поддерживают его, и многие из которых записывают на счет его группы установление диагноза, что привело к эффективному лечению заболеваний кишечника у их детей.

Дир не был способен оспорить мое заявление, что никто из родителей обследованных в "Ланцете" детей не жаловался на Вейкфилда в ГМС, и вместо этого предоставил ложное утверждение только одного родителя, который неверно истолковал, как случай его сына был представлен в статье в "Ланцете". Родитель одиннадцатого ребенка обвиняет статью в "Ланцете" в том, что в ней указано, что аутистическая регрессия его сына началась через две недели после прививки MMR, в то время как в статье указывалось лишь то, что его сын получил вирусную пневмонию за этот срок — факт, который этот родитель не оспаривал. На самом деле он обвинял вакцину MMR в болезни своего ребенка и регрессии, которая последовала за этой прививкой, точно в соответствии с тем, что сообщил Вейкфилд.

Кроме того, Брайан Дир исказил историю развития этого ребенка, написав в "БМЖ", что регрессия ребенка началась за два месяца до получения им прививки MMR, основываясь на неправильной выписке из больничного эпикриза, который Дир не удосужился проверить (на что указывает отец этого ребенка в письме Брайану Диру). Таким образом, обвинения этого отца, выдвинутые против д-ра Вейкфилда, неправильные, и резко контрастируют с мнением полностью поддерживающего Вейкфилда большинства родителей, о детях которых шла речь в "Ланцете".

Многочисленные сообщения независимых медицинских экспертов устанавливают факты. Кроме ошибки в выписке из эпикриза, никто и ничто — ни один врач, ни один родитель, ни один документ — никогда не свидетельствовали о том, что ребенок под № 11 в списке имел проблемы со здоровьем или развитием до получения прививки вакциной MMR. Только Брайан Дир утверждает в "БМЖ" обратное. Дир манипулировал фактами, чтобы представить дело таким образом, будто бы у других детей в этом исследовании симптомы аутизма существовали до прививки, что противоречит родительским сообщениям и медицинским свидетельствам.

В своем ответе Дир цитирует п. 4 из согласованного доклада ведущих американских специалистов в области гастроэнтерологии в качестве доказательства того, что "заявление Вейкфилда о том, что у детей с аутизмом было обнаружено специфическое заболевание кишечника, должно быть отвергнуто". При этом он исказил этот доклад, в котором вовсе не оспаривается, что "у большинства детей с заболеваниями аутистического спектра была обнаружена ненормальная нодулярная лимфоидная гиперплазия подвздошной и толстой кишки". Точнее, в докладе говорилось, что аналогичные заболевания, как известно, присутствуют и у детей с типичным развитием, а также у детей с пищевой аллергией и иммунодефицитами. В докладе делается вывод, что "значение этих находок пока неясно". В том же отчете с сожалением отмечается отсутствие "высококачественных данных об исследовании" (кто станет запрашивать или предоставлять финансирование для такого исследования после того, что испытали трое ведущих врачей Великобритании — Уолкер-Смит, Мерч и Вейкфилд?).

Затем я писала:

9. "Ланцет" отозвал статью Вейкфилда через семь месяцев после того, как владелец этого журнала сэр Криспин Дэвис стал неисполнительным директором производителя MMR компании "Глаксо Смит Кляйн". Его брат Найджел Дэвис был судьей Верховного суда и председательствовал на секретном слушании, направленном на прекращение финансирования тяжб по MMR. Найджел Дэвис затем выступил с заявлением (обращаясь к себе в третьем лице): "Возможность конфликта интересов, связанная с должностью брата, не приходила ему в голову".

Мое письмо содержало одну ошибку: перепутана дата отзыва статьи Вейкфилда из "Ланцета" с датой сделанного редактором этого журнала Ричардом Хортоном ложного заявления на "Би-Би-Си", что "Ланцету" не было известно об участии Вейкфилда в тяжбах по MMR на момент публикации статьи в 1998 году. (Переписка Хортона с юридической фирмой Вейкфилда до публикации статьи в "Ланцете" — доказательство того, что Хортон был в курсе дела.) Хортон попытался дистанцироваться от этой статьи в 2004 году, однако журнал не отзывал статью до выводов ГМС в 2010 году. Хортон молчал, пока его босс, Криспин Дэвис, исполнительный директор компании "Рид Эльзевир" (владелицы "Ланцета"), выступил 1 марта 2004 года в комитете по науке и технологиям палаты общин с обвинением Вейкфилда, не сообщив ни о своем недавнем назначении на должность директора компании-производителя MMR "Глаксо Смит Клайн", ни того, что его брат сэр Найджел Дэвис (ныне лорд-судья) вынес решение по делу MMR всего за три дня до этого.

Лорд-судья Дэвис позже заявил при официальном расследовании, что не только "возможность конфликта интересов, связанная с положением брата [в "Глаксо Смит Клайн"], не приходила ему в голову" (как он первоначально проинформировал прессу, когда дело было предано гласности), но и что он на самом деле не знал, что его брат занимал эту должность, однако такое утверждение могло бы вызвать больше доверия, заяви он сразу об этом. Кроме того, он как-то ухитрился остаться в неведении, что главный редактор "Ланцета" дистанцировал журнал от Вейкфилда до начала слушаний, хотя за неделю до этого в новостях поднялась большая шумиха. Короче говоря, судья Дэвис председательствовал на закрытом слушании, призывая Комиссию юридической помощи отказать в финансировании дела MMR, но его аргументы не были опубликованы (в противоречии заявлению Дира, что слушание не было секретным). Позже решение судьи Дэвиса было оставлено в силе лордом Левесоном (который в настоящее время вовлечен в общественное расследование злоупотреблений СМИ в Великобритании), и его аргументы также не были опубликованы. Следует отметить, что Левесон в текущем расследовании отказался рассматривать опасения родителей относительно Брайана Дира и его расследования MMR в "Санди таймc", и "случайно" Левесону помогает королевский адвокат Роберт Джей, который представлял Комиссию юридической помощи на слушании Дэвиса.

Что касается приведенного Диром дела 2007 года, которое было "существенно идентично делу, провалившемуся в Англии в 2003 году", то оно рассматривалось не в американском гражданском суде, а в Суде по вопросам прививок (Vaccine court), который является частью Департамента здравоохранения и социальных служб — государственного ведомства, отвечающего за обеспечение безопасности вакцин, которые они одобряют. Это дело, а также полная история о том, как тысячам детей-аутистов в США было отказано в компенсации нанесенного прививками ущерба, и как это дело рассматривалось в судах в США и Великобритании, описаны здесь.

Мой десятый пункт:

10. Председатель комиссии ГМС, который удалил Вейкфилда из медицинского регистра, Сурендра Кумар, не признался, что он владел акциями производителя MMR — компании "Глаксо Смит Клайн".

Г-н Дир ответил, что 3 ноября 2008 года Вейкфилд и двое его соответчиков по делу в ГМС официально подтвердили в комиссии, что у ее председателя не было конфликта интересов. Тем не менее Кумар участвовал в слушаниях ГМС, не сообщив, что он 1) владел акциями "Глаксо Смит Клайн", 2) участвовал в работе Комитета по безопасности медпрепаратов в 1996—1999 годах, 3) в настоящее время участвует в работе двух комитетов по лицензированию (созданных после того, как Комитет по безопасности медпрепаратов был распущен в 2002 году). Если бы врачи и их адвокаты запротестовали, весь судебный процесс пришлось бы вновь начать с нуля, что было совершенно непрактичным. Таким образом, конфликты Кумара не были оспорены. Кумар сам должен был признать себя непригодным к исполнению обязанностей. Возможно, он знал, что если все эти конфликты станут известны тогда, когда слушания зайдут уже достаточно далеко, не будет предпринято никаких мер по отстранению его от дела.

Что касается ссылки Дира на "чудаков", обвиняющих в конфликте интересов, и ссылки на его собственную статью, см. пункт 13 ниже о нападках, основанных на игре на чувствах публики.

Мой 11-й пункт:

11. Показ слайдов г-н Диром во время лекции в Ла-Кроссе, явно имеющих в виду Вейкфилда, ясно говорит об отсутствии у Дира нейтрального подхода: "Если бы он не был так чертовски алчен, его было бы сложнее разоблачить". (Единственная сумма, которую Вейкфилд заработал в качестве эксперта, была пожертвована им Королевскому Свободному госпиталю. Это хорошо документировано.)

Как видно из ответа г-на Дира, он постоянно демонизирует свидетелей-экспертов, которые в своих показаниях критически оценивают безопасность MMR — Флетчера, Вейкфилда и других — характеризуя их как "алчных" или еще хуже. Дир пытается дискредитировать 13 из них (в том числе всемирно известного детского гастроэнтеролога д-ра Джона Уолкера-Смита) на своем личном сайте. И при этом Дир не затрагивает свидетелей-экспертов, дающих показания от имени производителей вакцин. Д-р Стивен Бастин, например, сколотил сумму в 225 000 фунтов (360 000 долларов) еще до того, как он дал показания на слушаниях по делу Седильо в США (аналогичный случай ущерба от вакцины MMR). Это эквивалентно 1500 часам работы, которая не могла быть выполнена за столь короткий период времени, но на это Брайан Дир внимания не обратил. Следует отметить, что по ссылке, которую он дает к списку экспертов, участвующих в судебном разбирательстве по MMR, он описывает их обязанности как "атаку на эту вакцину", обнаруживая свою верность не объективности в научной журналистике, а неустанному развитию быстрее всех растущему сегменту фармацевтической промышленности — производству вакцин.

Профессиональный гонорар, выплаченный д-ру Вейкфилду как медицинскому эксперту в течение девяти лет его участия в тяжбах по MMR, был существенно меньше, чем утверждает Дир. И значительно меньше, чем гонорары, выплачиваемые свидетелям со стороны производителей вакцины MMR. Полученные деньги были пожертвованы д-ром Вейкфилдом на создание нового гастроэнтерологического центра на основе патентованной технологии в Королевском Свободном госпитале. Как написали юристы ГМС в служебной записке, составленной совместно с г-ном Ченгизом Тарханом, финансовым директором медицинского факультета: "Однако ЧТ (Ченгиз Тархан) указал на свое письмо д-ру Вейкфилду от 26 июня 1998 года, где ЧТ подтвердил пожелание Вейкфилда, чтобы все выплаты изобретателю от патента на трансфер-фактор пошли на благотворительность, и что изобретатели вообще отказываются что-либо зарабатывать на нем". Это письменное показание Вейкфилда под присягой, и, следовательно, оно является публичным документом.

Г-н Дир также лживо сообщает, что д-р Вейкфилд скрыл свою работу в качестве медицинского эксперта в судебных процессах по MMR, хотя Вейкфилд сообщал об этом в многочисленных опубликованных статьях, о чем он говорит на 1:24:12 на этом видеоролике. (Заявление Дира о том, что 12 детей были доставлены в Королевский Свободный госпиталь юристами, а не направлены по клиническим показаниям, опровергается представленной д-ром Вейкфилдом хронологией событий, см. 1:22:05 на том же видеоролике.)

Подводя итог, я считаю, что мной предоставлено более чем достаточно доказательств того, что существуют две стороны этой истории, но лишь одна из них освещена в главных СМИ — та, которая предпочтительна для одного из лучших их рекламодателей, а именно фармацевтической промышленности.

Если бы я могла переписать мое первоначальное письмо сегодня, помимо исправления ошибки в пункте 9, я хотела бы добавить еще один пункт:

13. Если Брайан Дир так хорошо вник в дело, почему он полагается на рассчитанные на чувства читателей нападки на родителей, таких как я, чьи дети страдают от аутизма, а также на многих других его критиков? Если он говорит правду об Эндрю Вейкфилде, почему он прибегает к постоянным оскорблениям и возмутительным клеветническим нападкам?

Отец аутичного ребенка и Интернет-журналист Джон Стоун, пишущий о деле Вейкфилда здесь, часто подвергается нападкам со стороны Дира. Например, Дир пишет:

…Г-н Стоун преследует меня… Я думаю, что г-на Стоуна лучше всего понять в качестве живого примера того, что расстройства аутистического спектра и сопутствующие болезненные состояния, такие как патологический синдром отказа выполнять просьбы, психопатия и что там у него еще имеется, являются генетическими. Конечно, если вы знаете о его поведении, вы можете увидеть, как тяжело ему отказаться от мысли, что в основе расстройств его сына лежит проявление его собственной генетической структуры.

Комментарий здесь.

Дир часто выбирает мишенью родителей, критикующих его работу, и обвиняет их в том, что у их детей аутизм:

И они удивляются, почему их дети имеют проблемы с мозгами…

Комментарий 19:39.

Я искренне считаю, что эти три человека, которые меня критиковали, — а я знаю всех трех — действительно должны задуматься, не являются ли их личные поведенческие проблемы указанием на лучшее объяснение проблем у их детей. Несомненно, намного лучшим объяснением, чем ссылка на MMR… Растравленная злоба, пугающее повторение одного и того же, грубость, лживость, одержимость — я вижу в этом все признаки патологии.

Заключительный комментарий.

Об одном из его самых настойчивых критиков Дир пишет:

Самое поразительное нагромождение особенно тошнотворной лжи принадлежит… шуту с психическими и характерологическими проблемами… опубликовавшему на своем совершенно невменяемом сайте...

Дир каким-то образом получил доступ к частным медицинским данным о 12 детях, о которых писал "Ланцет", поместил их имена на своем сайте и исказил медицинские факты, подгоняя их под свою версию (например, он называет симптомы обычной ушной инфекции ранним признаком аутизма, тем самым пытаясь доказать, что симптомы аутизма у ребенка предшествовали прививке вакциной MMR). Он оправдывает свое неэтичное поведение, ссылаясь на "общественный интерес":

Странных типов и злобных лжецов нужно остерегаться. Медицинская конфиденциальность не является абсолютной. Следует соблюдать равновесие. Конфиденциальность должна быть сбалансирована с общественным интересом. Если попираемый общественный интерес требует, чтобы конфиденциальность была нарушена, то ее следует нарушить.

См. комментарий.

Ни один из этих примеров не может принадлежать перу объективного журналиста. Следовательно, Брайан Дир не является объективным журналистом. Дир, по-видимому, больше не сотрудничает с новостными организациями, так как за последние шесть месяцев не опубликовал ни одной статьи, и не располагает никакими видимыми средствами обеспечивать себе пропитание, кроме рекламных доходов со своего сайта. Он никогда не сообщал об источнике (или источниках) финансирования своих нападок на Вейкфилда. Если говорить конкретнее, он сыграл важную роль в коррумпировании научного процесса, который должен был привести к большему пониманию аутизма. Но произошло обратное. "Продуманное мошенничество" было на самом деле инициировано людьми, заинтересованными в прибылях вакцинной промышленности — именно на этот интерес и работает Брайан Дир.

Спасибо, что нашли время прочитать мой ответ и принять во внимание другую сторону этого спора. Если вы хотите познакомиться с научными исследованиями, которые поддерживают связь между регрессивным аутизмом и заболеваниями кишечника, связь между заболеванием кишечника и вирусом кори, связь между вирусом кори и вакциной MMR и с более широкими проблемами безопасности MMR, не ищите их в "Тайм мэгэзин", "Ю-Эс-Эй тудей", "Педиатрии" или "БМЖ" — все они полагаются на фармацевтическую рекламу. Отец ребенка с аутизмом, регрессировавшего после прививки вакциной MMR, собрал многие из этих исследований на этом веб-сайте.

Чтобы увидеть список рецензируемых работ, которые воспроизводят оригинальные результаты д-ра Вейкфилда и выполнены в пяти дополнительных странах, включая США, Италию, Венесуэлу, Канаду и Польшу, обратитесь сюда. Критику шестнадцати эпидемиологических исследований, часто цитируемых в защиту безопасности вакцин, в том числе MMR, можно найти здесь. Для справки: отозванная "Ланцетом" статья Вейкфилда находится здесь.

Некоторые местные родители говорят о своих пострадавших детях на YouTube (я не отмечена на видео, но на мне красный шарф). Пресс-конференция в Ла-Кроссе Эндрю Вейкфилда и лекция Брайана Дира также имеются на YouTube.

Я включила сюда краткое резюме, чтобы дать вам понимание того, чтó я делаю в дополнение к воспитанию 12-летнего мальчика с регрессивным аутизмом. Я думаю, вы согласитесь, что это не резюме "чудака". Я особенно горжусь Голландским центром аутизма, который я основала, чтобы мой сын и другие дети с аутизмом могли максимально полно реализовать свои возможности, проводя свое детство со своими родителями, а не в особых учреждениях.

Искренне,

Дженнифер Ван дер Хорст-Ларсон, соучредитель и президент Канареечной партии.

Владелец / генеральный директор "Вибрант текнолоджис"; владелец, основатель и генеральный директор Голландского центра аутизма и клиники; основатель-председатель правления общества "КЭЙД" — "Дети с аутизмом тоже заслуживают образования", член правления Фонда излечения от аутизма, соучредитель Совета безопасности вакцин штата Миннесота; национальный делегат Республиканской партии от Миннесоты в 2012 году.

Голландский центр является детским реабилитационным и лечебным центром. Он открыт в 2004 году и был создан для обеспечения целостного подхода к лечению детей с аутизмом. Центр объединяет ABA (Applied Behavioral Analysis, прикладной поведенческий анализ. — Прим. перев.), речевую терапию, трудотерапию с биомедицинскими методами лечения детей в свободной от химикатов, глютена, казеина и арахиса окружающей среде.

Награды: "25 избранных женщин", Миннеаполис, "Сен Пол бизнес джорнэл", 2008 год, "Сорок до сорока", Миннеаполис, "Сен Пол бизнес джорнэл", 2007 год, "Лучшие места для работы — 2007 и 2008 годы" и "50 быстрорастущих частных компаний" — 2006 год.

Канареечная партия представляет собой движение, созданное для защиты жертв медицинского лечения, экологических ядов и промышленных продуктов, для восстановления баланса между нашим свободным гражданским обществом и полномочиями потребителей, чтобы добиться таких решений в области здоровья и питания, которые способствуют хорошему здоровью.