Д-р Томас Ричард Aллинсон

Томас Ричард Аллинсон

Врачи и прививки

(Выдержки из доклада, прочитанного д-ром Аллинсоном 10 января 1883 г.)

Vaccine Inquirer, 1883

Оригинал по адресу http://www.whale.to/vaccines/smallpox20.html

Медицинский профсоюз

Image Тема моего сообщения — врачи и прививки. Я не буду пытаться увлечь вас статистикой, но попытаюсь представить вам отношение сообщества врачей к прививкам. Прежде всего, вспомните, что врачебная профессия — один большой профсоюз. Только в Объединенном Королевстве нас 25 тыс. человек, и мы крепче связаны между собой, чем представители какой-либо иной профессии. Возьмите церковь или юриспруденцию; нигде вы не найдете столь страстной преданности корпоративным интересам. Если кто-то сделал ошибку, остальные готовы ее скрыть. Многие следователи по делам о насильственной смерти (коронеры) — врачи, и если им попадается случай, неблагоприятный для профессии, он будет более или менее ловко обойден молчанием. Посредством этого трейд-юнионизма мы приобрели невероятную мощь, год от года увеличивающуюся. Церковь и юриспруденция скоро будут лишь второй и третьей силами. Без нас люди не могут ни родиться, ни умереть; скоро не смогут и жениться. Все это делает врачебную профессию единодушной в вопросе, являющимся одним из столпов веры.

А какие мы делаем на этом деньги! За каждую прививку выходит шиллинг или шиллинг и шесть пенсов, да еще премия за хорошую работу. Добавьте сюда частную практику — от шести пенсов до пяти фунтов. Увидев, как это оплачивается, вряд ли вы пойдете к заинтересованной стороне за непредубежденным советом. Если вы хотите знать правду о прививках, идите к тем, кто не делает на них никаких денег. Если бы врачи получали шиллинг, стреляя, в качестве профилактической меры против кори, в луну каждый раз в полнолуние, они бы доставили статистику, доказывающую, что нет более эффективной практики, и что население вымерло бы, если бы она прекратилась.

Доктора воспитываются в вере

Дженнер ввел прививки почти сто лет назад. Он заявил (или другие от его имени), что люди, перенесшие коровью оспу, никогда не заболеют натуральной оспой. Несмотря на бесчисленные доказательства того, что натуральная оспа воспоследует коровьей, мы встречаем это заявление, повторяющееся так, как будто оно никогда не встречало опровержения. Если человек был привит и не заболел натуральной оспой, то устанавливается, что он был спасен от оспы прививкой; если же он заболевает оспой, тогда сообщается, что был непорядок с прививочной лимфой или проведением прививки. Короче, все может быть ошибочным, лишь прививки всегда обязаны быть правыми, они непогрешимы, и никакого иного объяснения быть не может. Врачи, как правило, верят в прививки из-за своего невежества.

Они воспитываются в вере, что прививки предотвращают натуральную оспу, и продолжают практиковать их и жить за их счет. Будьте честными, таким образом, по отношению к врачам, и спросите себя, почему бы вам самим не верить в то, во что верят они, и не делать то, что делают они, если ваше образование и интересы совпадают с их образованием и интересами. Мы верим нашим учителям. Я никогда не слышал о противниках прививок иначе, как о дураках и фанатиках, чье существование просто необъяснимо. Единственная информация, которую я получил на медицинском факультете относительно прививок, касалась сущности процесса и обычных его результатов. Я так искренне верил в эффективность прививки, что, имея здорового ребенка, все проблемы которого в прошлом были мне прекрасно известны, я, тем не менее, решил защитить себя. Будучи человеком занятым, я боялся возможного неудобства, связанного с уколом в руку; я сделал себе прививку в ногу. Это меня свалило. У меня были дрожь и лихорадка; здоровье было порядком расстроено, и я вынужден был на какое-то время прекратить работу. Позднее развилось воспаление лимфоузлов. Потребовался почти год, чтобы прививочные "знаки" приобрели обычный цвет кожи, но даже сейчас, когда я плохо себя чувствую, появляется раздражение в месте прививки. Я стал противником прививок на основании своего собственного опыта.

Во время эпидемии 1871 г. я посещал госпитали и видел также и в своей практике, что девять из десяти заболевших были привиты. Отмечая для себя случаи, когда болезнь имела смертельное течение, я пришел к выводу, что причиной большинства из них была грязь, и прививки были бессильны противостоять ей. Я обнаружил, что оспа преобладала там, где была перенаселенность. Самый тяжелый случай, который я наблюдал, произошел через три недели после повторной прививки. С другой стороны, я знал случаи непривитых людей, который спали среди больных оспой и не заражались.

Обычные доводы в пользу прививок

Нас спрашивают: "Почему мы больше не видим лиц, обезображенных оспой, как это было ранее?" Тот же вопрос задавали в 1821 г. деды тех, кто пользуется ныне этим аргументом. Прекращение практики инокуляций, которая сейчас карается месячным заключением, и улучшение методов лечения, являются настоящей причиной улучшения ситуации с оспой.

Другим излюбленным аргументом является снижение смертности от оспы, благодаря, как это утверждается, расширению прививочной практики. И снова, это утверждалось еще до того, как прививки стали обязательными, и до того, как степень их распространенности могла бы привести к подобным результатам. Оспа пошла на убыль в конце прошлого века, когда о прививках еще не слышали. И что же стало причиной этого? Оспа была более распространена в прошлом веке, нежели в предшествовавшем ему веке семнадцатом; почему? Разные формы болезни появляются и исчезают, сменяемые другими формами. Что стало с чумой? Что стало с потницей? Улучшенная санитария положила им конец. Тому же самому можно приписать и снижение смертности от оспы. Обычное заблуждение, разделяемое как публикой, так и врачами, называется post hoc ergo propter hoc. Например, "он был привит — он не заболел; следовательно, его защитила прививка". Когда прививки широко распространены в обществе, то мало случаев оспы; следовательно, прививки спасли людей. Забывается при этом, что нет возможности сравнить непривитое общество с привитым. Когда нет эпидемии, то нет и случаев оспы, и прививки чествуются как спасители. Когда же приходит эпидемия, то выясняется, что прививки, ранее считавшиеся защищающими, таковыми не являются, или не в состоянии противостоять особенно вирулентной оспе.

Вакциния — вызванная болезнь

Во время оспенной паники 1871 г. я помогал полицейскому хирургу. Всех полицейских заставили тогда привиться заново. Для меня это была прекрасная возможность увидеть все зло этой процедуры. Список заболевших был длинен, а некоторым потребовался целый год, пока они не выздоровели. Д-р Кори своим примером продемонстрировал, как наихудшие болезни могут распространяться прививками. Я видел огромное количество случаев экземы после прививок. Другой болезнью, к которой приводят прививки, является эризепелоид, который, согласно Дженнеру, должен сопровождать успешную прививку. Ареола, окружающая прививочный пузырек, является истинным эризепелоидом. Но иногда развитие эризепелоида на этом не останавливается. Он переходит в то, что мы называем целлюлитом, в который вовлекаются подлежащие ткани. Я видел тяжелый случай такого рода, и состояние руки несчастного ребенка не улучшалось в течение шести месяцев. Наиболее распространенная форма целлюлита начинается в руке, в которую делалась прививка, спускается к локтю, переходит через тело на другую руку, распространяется на ноги и обычно заканчивается абсцессом на ступне. Из моей практики, ребенок, перенесший прививку без каких-либо последствий, это исключение. В медицинском мире продолжаются споры о том, сколько прививок необходимо — одна, две, три, четыре или пять. Некоторые смело требуют пять, но из-за протестов публики большинство вакцинаторов вынуждены согласиться на три. Думаю, что нынешние три — всего лишь вопрос моды. Есть еще одна проблема, к которой я хочу привлечь ваше внимание. Ныне инокуляция — караемое по закону мероприятие, но сегодняшние прививки ничем иным не являются. Материю натуральной оспы вводят теленку, что дает начало тому, что называется коровьей оспой. Она, в свою очередь, используется для прививок, и по принципу чередования болезней может только воспроизводить натуральную оспу. Таким образом, привитые становятся очагами той самой болезни, прививку против которой им сделали.

Вывод

Моей целью было показать, что вы имеете могущественную организацию, чтобы бороться с врачебной профессией. Чтобы расшевелить нас, требуется немало усилий. Мы в некотором роде воплощение Джаггернаута; нас надо тащить, мы не движемся сами. Пусть каждый обратится к своему врачу или, если ему повезло и врач не требуется вообще, то к врачу, живущему поблизости, и попытаться познакомить его с этой информацией. Отправьте ему литературу по этой теме; он может не прочитать, но может ведь и прочитать. Любая малость помогает. Посредством публичных лекций и собраний расскажите о прививках людям. Покажите им так ясно, как вы только можете, бесполезность и опасность прививок. Научите их, что они не должны идти к врачам за советом относительно прививок. Если заболевших оспой изолировать, а их одежду дезинфицировать, то болезнь не будет распространяться далее. Если вы хотите избежать оспы, вы должны жить в чистоте и простоте. Если мы будем сбиваться все вместе, то надо ждать болезни. Если кожа людей соприкасается, то ее нечистоты не удаляются; они становятся питательной почвой для оспы. Если состояние вашего здоровья неважное, и вы вступаете в контакт с оспой, то вы, вероятно, ею заболеете.