Александр Ястребов (Санкт-Петербург)


О навязывании прививок и "интересах общества"

Оригинал по адресу https://doctors-and-lies.info/society.html
Публикуется с любезного разрешения А. Ястребова


В этом тексте делается попытка "копнуть" один из "скользких" вопросов, связанных с отказом от прививок. Текст можно считать дополнением к материалу "Разберёмся с коллективным иммунитетом", где я пытался придать размытому термину "коллективный иммунитет" более чёткий и конкретный смысл, чем это делается в большинстве вакцинаторских сочинений, что позволило прояснить некоторые моменты. Здесь я попытаюсь обсудить представление о том, что отказ от прививок является "неуважением к интересам общества" или чем-то подобным, для чего потребуется придать конкретный смысл размытому понятию "интересов общества" в этой области.

1. В чём состоит вопрос

Ссылки на "интересы общества" занимают видное место среди методов давления на лиц, отказывающихся от прививок. Идея состоит в том, что те, кто не прививается, якобы подвергают других повышенному риску заразиться, а это противоречит интересам общества и потому аморально. Таким образом, "моральным" считается принесение себя или своего ребёнка в жертву обществу, жаждущему защиты от инфекционных болезней любой ценой, невзирая на вредность и опасность вакцин.

Однако очевидно, что на самом деле обществу (за исключением разве что медработников, фармацевтов и поставщиков ритуальных услуг) лишние жертвы как болезней, так и прививок не нужны и не выгодны ни в каком смысле. Каждый пострадавший от прививки или болезни — это не только источник проблем для его родственников, но и масса разнообразных прямых и косвенных расходов и убытков, которые несёт общество в целом. Таким образом, интересы общества состоят в том, чтобы пострадавших от болезней и прививок было как можно меньше.

Имея это в виду, согласие на опасную прививку против редкой или неопасной болезни вряд ли следует считать оправданным высокоморальным геройством. Оно не выгодно ни отдельному человеку, ни обществу. Никакого противоречия между интересами общества и индивидуума здесь нет.

Никакого противоречия не будет и в противоположном случае, когда болезнь опасна и широко распространена, а прививка от неё достаточно эффективна и безопасна (бывает ли такое в действительности — вопрос отдельный, но теоретически это допустимо). В этой ситуации нет никаких разумных причин от прививки отказываться, и разумный человек сам на неё согласится, повысив безопасность самого себя, а заодно, может быть, и других. Принуждения не требуется, и "моральные" вопросы не возникают.

Однако возможен и промежуточный вариант: болезнь достаточно опасна и часто встречается, но и прививка тоже опасна. Тогда действительно можно представить ситуацию, когда отказ прививки одного индивидуума выгоден (в смысле безопасности) для него самого, но не выгоден для общества в целом, то есть имеет место противоречие между интересами одного человека и общества, позволяющее "оправдать" принуждение к прививкам. Но насколько такая ситуация реальна? Ниже приведены размышления по этому поводу.

2. Условие "аморальности"

Любое математическое моделирование распространения заразных болезней является крайне грубым по причине чрезвычайной сложности и случайности процесса, но оно весьма полезно для понимания сути явлений. В частности, полезно подумать о том, какие последствия может иметь отказ одного человека от прививки. Допустим, что я есть индивидуум, который намеревается отказаться от прививки против болезни X, но думает о том, не будет ли это действие "аморальным". Под "аморальностью" понимаем ситуацию, когда я отказываюсь от прививки, которая невыгодна мне, но выгодна обществу. Итак, условия "аморальности" отказа от прививки таковы:

  1. Мне прививка невыгодна, так как от неё я имею больше шансов пострадать, чем от болезни, но:
  2. Обществу в целом выгодно, чтобы я на прививку согласился, так как прививка понизит математическое ожидание общего числа пострадавших (и от болезни, и от прививки в сумме) за счёт того, что люди будут иметь меньше шансов от меня заразиться (прямо или косвенно).

Зная антипатию большинства граждан к формулам, я в нижеследующих рассуждениях постараюсь всё написать как можно проще. С этой целью сначала для простоты будем считать, что болезнь X не имеет бессимптомных форм, то есть любая персона либо заболевает и болеет "по полной программе", либо не заболевает совсем и не разносит инфекцию, будучи внешне здоровой (ниже обсудим, к чему приведёт отказ от этого допущения). Рассмотрим эти условия.

1) Пусть моя вероятность пострадать от прививки (т.е. получить осложнение, сопоставимое по тяжести с болезнью X) равны pп, а вероятность пострадать от болезни в непривитом состоянии — pб. Если я соглашусь на прививку, то я понижу вероятность пострадать от болезни на E·pб, где E — коэффициент эпидемиологической эффективности вакцины в предотвращении болезни X. Значит, соглашаясь на прививку, я приобретаю риск pп и избавляюсь от риска E·pб. Тогда прививка мне невыгодна при условии, что

E·pб < pп. (1)

2) Если я подцепил болезнь X, то я в среднем заражу ею R человек, где R — это так называемый effective reproductive rate в данном обществе (попытки популярных разъяснений сделаны в материале "Разберёмся с коллективным иммунитетом"). Если в данный момент нет лавинообразно растущей эпидемии болезни X (а это почти всегда так), то R < 1. (В том, что среднее количество заразившихся (математическое ожидание) меньше единицы, ничего странного нет, как и в том, например, что при однократном бросании монеты среднее число выпавших гербов равно 1/2). Каждый из заразившихся от меня R человек заразит ещё по R человек, то есть число заразившихся от меня "во втором поколении" составит R2, в третьем — R3, и так далее. Суммируя всё это и не забывая самого себя в виде единицы, получим общее количество заболевших:

1 + R + R2 + R3 + ... = 1 / (1 — R) (те, кто не понял этого равенства, идут изучать геометрические ряды).

Итак, если я заболел, то в среднем полное количество людей, которые заболели "из-за меня" (включая меня самого), равно 1 / (1 — R). Таким образом, согласившись на прививку и тем самым снизив свой шанс заболеть на E·pб, я снижаю математическое ожидание числа пострадавших от болезни на E·pб / (1 — R), но повышаю математическое ожидание числа пострадавших от прививки на вышеупомянутую величину pп (за счёт себя). Обществу выгодно, чтобы я привился, если

pп < E·pб / (1 — R). (2)

Объединяя неравенства (1) и (2) в одно, получаем условие "аморальности" отказа от прививки:

E·pб < pп < E·pб / (1 — R). (3)

3. Что это значит?

Мы видим из неравенства (3), что "моральная проблема" возникает тогда, когда вероятность пострадать от прививки pп попадает в интервал между величинами E·pб и E·pб / (1 — R). Велики ли шансы, что такое действительно случится? Поскольку все четыре входящие в неравенство величины могут варьироваться в очень широких пределах, а относительная разница между правой и левой частями неравенства (3) невелика при R не слишком близком к единице, то такое попадание представляется маловероятным, хотя и возможным. Если бы кто-то захотел искусственно воспроизвести такую ситуацию в реальности (на подопытных животных, например), то, думаю, ему пришлось бы долго стараться. При R близком к единице (на практике это означает нестабильную ситуацию с болезнью X с многочисленными локальными вспышками) шансы на выполнение правой половины неравенства (3) повышаются, ибо правая часть резко увеличивается. Однако при таких условиях (а тем более при R > 1, то есть в условиях нарастающей эпидемии, когда суммирование геометрического ряда невозможно) увеличится и pб, понижая шансы на выполнение левой половины неравенства (3).

Теперь следует вспомнить о сделанном допущении о несуществовании бессимптомных форм болезни X. Вы заметили, где мы использовали это допущение? Пользуясь им, мы решили, что эффективность вакцины в предотвращении моей болезни совпадает с её эффективностью в предотвращении распространения инфекции мною (и поставили в неравенстве (2) тот же самый множитель E, что и в неравенстве (1)). На самом деле, это совсем не одно и то же. Бессимптомный больной, считающийся здоровым и гуляющий на свободе, опаснее того, что лежит с симптомами в больнице. Поэтому в правой части неравенства (3) на самом деле должно быть несколько иное, чуть более сложное выражение (я его не пишу, чтобы не пугать людей формулами), которое, скорее всего, окажется меньше, чем E·pб / (1 — R), и тогда правая часть неравенства ещё более приблизится к левой, делая возможность его выполнения ещё более призрачной. Более того, правая часть имеет хороший шанс "перепрыгнуть" через левую, сделав выполнение неравенства (3) совершенно невозможным (именно это должно происходить в случае прививок анатоксинами, которые способствуют подавлению симптомов, но не возбудителя).

4. Мораль всей басни

Мораль состоит в том, что, за исключением редких случаев, в обоснованном отказе от прививок нет ничего аморального, как нет и разумных оснований для принуждения к прививкам, невыгодным для индивидуума. Задаваясь при принятии решения об отказе от прививки или согласии на неё целью повышения вашей личной безопасности (или безопасности вашего личного ребёнка) и руководствуясь трезвым расчётом (то есть неравенством (1)), вы, скорее всего, примете решение, которое будет целесообразным и для общества. Впрочем, при соответствующих условиях ничто не мешает вам руководствоваться и неравенством (2), то есть исключительно общественными интересами, если вы можете как-то оценить множитель 1 / (1 — R).

Разумеется, сказанное не распространяется на решения, принятые на основании всевозможных иррациональных мотивов.

Если вам досаждают чрезмерно навязчивые прививочные "моралисты", то предложите им проявить заботу о жизни и здоровье других членов общества иными, более эффективными, безопасными и бесспорными способами, чем навязывание кому-то прививок. Например, они могут избавиться от личного автомобиля, который физически опасен для окружающих, и/или поддержать материально конкретных детей, нуждающихся в дорогостоящем лечении. Скорее всего, вы сразу увидите, кто есть кто.