Д-р Ричард Московиц (США)

Д-р Ричард Московиц

Незаметное на первый взгляд:
роль вакцинации в хронических болезнях. Ч. II

Hpathy Ezine, ноябрь 2008 г.

Перевод Варвары Семеновой (Москва)
Московиц Ричард (р. 1938) получил степень бакалавра в Гарварде, доктора медицины — в Нью-Йоркском университете. Три года изучал философию в Университете Колорадо в Боулдере. С 1967 г. занимается семейной медициной, принял свыше 800 домашних родов. Изучал гомеопатию у Дж. Витулкаса и Р. Шанкарана. Автор многочисленных статей в гомеопатической периодике и книг "Гомеопатические лекарства для беременности и родов" (1992) и "Резонанс: гомеопатическая точка зрения" (2001). Практикует в г. Уотертауне (Массачусетс).







Грипп

Изготовленная из живых вирусов гриппа, аттенуированных в среде эмбриональных клеток цыпленка, вакцина от гриппа инактивируется формалином, разводится углеводородными эфирами до появления антигенных фракций и консервируется тимеросалом. Ее уникальный характер и доходность основываются на факте, что в ежегодные эпидемии гриппа включают разные подтипы вируса, которые невозможно точно узнать заранее. Поэтому вакцину приходится создавать и продвигать на рынок каждый год по новой, до эпидемии, основываясь на экстраполяции данных о возможных животных источниках, то есть на догадке. Поэтому вакцина срабатывает лишь частично, несмотря на некоторую перекрестную реактивность между различными штаммами вируса.

Подобно вакцине от пневмококка, вакцина от гриппа изначально была разработана для предотвращения пневмонии среди пожилых, особенно ослабленных пациентов в домах престарелых и хосписах. Но подробные исследования в этой группе высокого риска дали в лучшем случае смешанные результаты, а в некоторых случаях — никакого результата вообще93, в то время как серьезные неблагоприятные реакции, такие как страшный синдром Гийена-Барре [острый первичный идиопатический полирадикулоневрит], регистрировались с известной частотой. В 1978—79 гг. широко разрекламированная эпидемия "свиного гриппа" так и не случилась, но более 40 млн людей получили прививку. В течение 10 недель после вакцинации было официально подтверждено несколько сотен случаев тяжелых полиневритов, что в 5–6 раз превышало распространенность этого заболевания среди непривитых94, а неофициальные сообщения предполагали куда большее число подобных осложнений. Как всегда, быстро появились авторитетные исследования, опровергающие какую бы то ни было причинную связь с вакциной, однако большое количество судебных дел было втихую улажено производителем вакцины.

Тем не менее, ежегодная прививка от гриппа оставалась популярным ритуалом среди докторов и их пожилых пациентов, и ее продолжали активно продвигать. Но, как и в случае с пневмококком, сложности с объявлением этой прививки обязательной вынудили производителей ждать до эпохи Клинтона, когда вакцинация стала казаться последним средством решения тех проблем здравоохранения, которые представлялись чрезвычайно сложными и не поддающимися решению другими способами, такие как заболевания среднего уха, эпидемии гриппа и СПИД.

Основываясь на примере вакцины от ветряной оспы и исключительно экономических доводах в ее пользу, уважаемая и влиятельная Американская академия семейных врачей выступила инициатором рекомендации ежегодной прививки от гриппа всем в возрасте 50 лет и старше95. В интервью "Новостям семейной практики" д-р Х. Ф. Янг, директор по научным вопросам этой Академии, настаивал на значительной экономической выгоде от предотвращения пропуска работы по болезни96, в то время как д-р Грегори Полэнд из Национальной коалиции по вопросам иммунизации взрослых ссылался на возрастающий риск осложнений от гриппа в этой возрастной группе благодаря таким факторам, как сердечные заболевания, эмфизема, рак и диабет97.

Экономические аргументы вскоре повторились в призывах ежегодно прививать всех школьников, что, согласно исследованию 1999 г., позволило бы сэкономить сотни миллионов долларов на потерянных зарплатах и привело бы к исчезновению основного источника вирусов98. Не встретив никакого реального сопротивления, эта программа была в конце концов распространена на работающую молодежь99 и даже на беременных женщин, с тем, чтобы защитить новорожденных от респираторно-синцитиальных вирусов и бронхиолита, если верить одному из ученых Центра контроля заболеваний с очень богатым воображением100. Как и вакцину от пневмококка, вакцину от гриппа явно скоро включат в число обязательных ежегодных прививок, без какого-либо рассмотрения даже возможности наличия серьезных недостатков в этой идее.

Сибирская язва и биотерроризм

Обязательная для всех американских военнослужащих, находящихся на Ближнем Востоке со времени первой войны в Персидском заливе 1991 г., вакцина от сибирской язвы с самого начала вызывает много споров. Во-первых, было много теорий о ее возможной роли в возникновении "синдрома войны в Персидском заливе", ряда до сих пор не объясненных заболеваний, о которых сообщили многие ветераны, и значение которых принижали и скрывали обе администрации — как Клинтона, так и Буша. Как сообщалось в "Бостон глоуб", следующая история одного из таких ветеранов была типичной для многих:

Сержант Фрэнк Лэндри имеет серьезное заболевание грудной клетки. Он не может ездить на мотоцикле, подниматься по лестнице или играть со своими детьми. У него одышка, несмотря на лекарства; он вынужден спать на трех подушках и страдает от диареи и болей в животе. Хуже всего то, что он не знает, что с ним. Два года назад он отправился на службу в Персидский залив в качестве специалиста по ядерному, химическому и биологическому оружию, имея отличное здоровье, а вернулся отхаркивая слизь, страдая одышкой, которая не позволила ему продолжать работу, и потеряв в весе 22 фунта. Лэндри один из многих ветеранов войны в Персидском заливе, кто страдает от загадочных нарушений, таких как боли в суставах, выпадение волос, поражения кожи, кровоточащие десны, астма и расстройства пищеварительной системы. Они не знают, что послужило причиной этих болезней, но Лэндри уверен, что это реакция на вакцину от сибирской язвы. Ранее у него никогда не было проблем с легкими, но в течение часа после того, как он получил прививку, у него началась одышка и ощущение, как будто его легкие заполнены водой. С тех пор он никогда больше не чувствовал себя хорошо.

Он не может работать и получает купоны на еду на 1000 долларов в месяц и помощь от организации "Поддержка нуждающихся детей", поскольку у него двое детей; его жена страдает от болей в спине и они уже продали бóльшую часть своей собственности. Между тем, правительство отрицает наличие проблем и объявило его годным к службе. Несмотря на то, что с ним случилось, он не обвиняет армию. Он нанимался на службу, зная о возможных рисках: "Они дали мне жизнь и образование. Я был неграмотен, и получил свой диплом о среднем образовании только потому, что не мог продвигаться по службе без него". Не было поставлено никакого диагноза. Все, что он знает, это то, что он не может дышать, не может работать и не может содержать свою семью. А ему всего лишь 29 лет101.

Недавнее исследование показало, что более чем 230 тыс. человек из 600 тыс. контингента, принимавших участие в войне в Персидском заливе, обращались за медицинской помощью, и что 185 тыс. в результате заболеваний оказались нетрудоспособными. Это шокирующе высокий процент, при этом почти 10 тыс. человек умерли. Никакого официального объяснения их болезней так и не было предложено102.

Так дела обстояли до конца 1990–х годов, когда администрация Клинтона потребовала в прививочном раже, чтобы весь состав вооруженных сил, независимо от того, несет человек действительную службу или находится в запасе, получил прививку от сибирской язвы. И вот тут хваленая армейская дисциплина начала трещать по швам. К 1999 г. несколько сотен офицеров и рядовых из всех родов войск предпочли позорное увольнение прививке, что неохотно было признано армейским руководством в истории, опубликованной в "Бостон глоуб":

В Мейне, городе, где он вырос, Зак Джонсон никогда не считался человеком, склонным к гражданскому неповиновению. Он был таким законопослушным и спокойным, что родители звали его "Господин Легко и Просто". Но 22–летний военно-морской летчик предстал перед трибуналом, потому что ни угроза биологического оружия, ни тюремный срок, ни даже потеря права на продолжение образования, которое он планировал использовать для поступления в колледж, не убедили его привиться от сибирской язвы. Прошлым месяцем в Калифорнии 10 морских пехотинцев предстали перед трибуналом по той же причине. Представитель армии утверждает, что более 300 тыс. военных получили по крайней мере одну прививку от сибирской язвы, и от 175 до 200 человек отказались, что слишком мало, чтобы повлиять на боеготовность войск. Но Марк Зейд, адвокат, представлявший интересы упомянутых 10 морских пехотинцев, заявил: "Некоторые из подразделений ВВС Национальной гвардии потеряли треть своего летного состава и не могут быть развернуты". Он оценивает количество отказников в 300–500 человек"103.

В истории на ту же тему, опубликованной в "Нью-Йорк Таймс", Главный хирург армии подтвердил серьезность этой проблемы:

Блестящая карьера Джеффри Беттендорфа в рядах вооруженных сил внезапно оборвалась в в среду. Заслуженный летчик с незапятнанной репутацией был с позором уволен из армии за отказ прививаться от сибирской язвы, поскольку он уверен, что Пентагон никогда не предоставлял доказательств безопасности или эффективности этой вакцины. Столкнувшись с растущим числом случаев неповиновения, Пентагон увольнял их, как не имеющих существенного влияния на боеспособность армии, но перестал вести счет отказникам. "Все это говорит о скрытом недоверии правительству и военному руководству, — заявил Главный хирург армии генерал-лейтенант Рональд Бланк, который осуществляет контроль за программой вакцинации от сибирской язвы. — У нас проблема доверия".

Особенно сильно эта проблема ударила по Корпусу морской пехоты. Отказники отмечают, что не существует способа проверить вакцину на эффективность против того штамма сибирской язвы, который используется в биологическом оружии, и они недовольны отсутствием дальнейшего наблюдения за теми, кто получил прививку в течение войны в Персидском заливе. Они также указывают на два отчета Управления контроля пищевых продуктов и лекарств, в которых критикуется производитель вакцины, государственное предприятие "Мичиган байолоджик", которое в прошлом году было продано частной компании "Байопорт". Спустя месяц эта компания получила контракт стоимостью в 29 млн долларов на производство вакцины для Пентагона, который настаивает, что программа вакцинации эффективна и безопасна.

Но этих заверений оказалось недостаточно для младшего капрала морской пехоты Джейсона Остина, который прочитал, что вакцина может привести к бесплодию, и отказался от прививки вместе с еще четырьмя военнослужащими из его противотанкового ракетного взвода. Сейчас он находится под трибуналом. Несмотря на небольшое число отказников, они могут навредить боеготовности своих подразделений, особенно в запасе и в Национальной гвардии, которым проще подать в отставку, нежели тем, кто находится на действительной службе. В январе 9 пилотов A–10 Воздушной Национальной гвардии Коннектикута, четверть эскадрильи, предпочли увольнение вакцинации. На военно-воздушной базе Тревис в Калифорнии, где служил Беттендорф, 11 из 40 пилотов запаса в его эскадрилье отказались от прививки, оставив подразделение неукомплектованным накануне отправки в Персидский залив104.

По мере распространения новостей об этих отказах и дисциплинарных мерах, высшие офицерские чины столкнулись с беспокойством со стороны мужчин и женщин, находящихся под их началом. Назначенный командиром одной из боевых эскадрилий F-16 подполковник Томас Химстра, имеющий награды боевой ветеран с 20–летним стажем, решил провести собственное независимое расследование эффективности и безопасности вакцины. Он был просто возмущен, обнаружив, сколь многое приходится терпеть личному составу вооруженных сил, включая неуважение, насмешки и неадекватное медицинское обслуживание. Как сказано в его книге, подполковник Химстра пригласил д-ра Мерил Несс, правительственного консультанта, которая ранее высказывала серьезные сомнения по поводу вакцины, выступить перед его пилотами105. Включив в свое выступление сообщения, полученные непосредственно от трех военнослужащих Национальной гвардии штата Мичиган, которые потеряли трудоспособность в результате вакцинации и подверглись грубому обращению со стороны своих командиров, она убедила все 20 пилотов, присутствовавших на лекции, отказаться от прививки. В результате все они были уволены со службы за недостойное поведение, включая самого подполковника106. Та же судьба постигла майора Сонни Бейтса, другого неоднократно награжденного боевого пилота с богатым опытом, который позже свидетельствовал перед конгрессом США о большом количестве разнообразных аутоиммунных заболеваний, наблюдаемых у военнослужащих, которые получили прививку107.

Скандал распространялся в рядах вооруженных сил, а исследователи обнаружили, что в крови многих пациентов, страдающих от синдрома войны в Персидском заливе и от аутоиммунных заболеваний вследствие прививки от сибирской язвы, присутствуют антитела к сквалену. Сквален — жирорастворимая субстанция, которую компания "Байопорт" до сих пор использует в вакцине как экспериментальный адъювант, несмотря на строгие предупреждения Управления контроля пищевых продуктов и лекарств и официальные заверения Пентагона, что они прекратили эту практику108. Частью для того, чтобы уменьшить негативные отзывы в прессе, адмирал Вильям Кроу, бывший председатель Объединенного комитета начальников штабов, был введен в Совет директоров компании "Байопорт" с 13% долей в прибылях компании в обмен на благословение контракта на производство вакцины109. По иронии судьбы, в прошлом он был посредником при продаже Саддаму Хусейну спецагентом президента Рейгана Дональдом Рамсфилдом используемых в биологическом оружии штаммов сибирской язвы для дальнейшего применения против иранцев и курдов110.

Спустя всего несколько недель после атаки 11 сентября 2001 г. и официального объявления войны терроризму во всем мире администрацией Буша, споры оружейного штамма сибирской язвы проделали свой путь по почте в офисы лидеров демократической фракции Конгресса и студию новостей канала "Си-Би-Эс", что закончилось 22 случаями кожной и легочной сибирской язвы и пятью смертями. Хотя организаторы этого преступления до сих пор не установлены и результаты тщательного общефедерального расследования никогда не были опубликованы, просочилась информация, что материал был произведен в лабораториях биологического оружия армии США. Страна в это время пребывала в панике от осознания, что даже столь минимальные количества могут заражать и убивать людей, и что правительство, в сущности, бессильно остановить широкомасштабные биологические атаки решительного врага. Эти страхи старательно культивировались Белым домом с тем, чтобы получить общественную поддержку для Патриотического акта, и уже была создана многочисленная бюрократия Национальной безопасности, чтобы воплотить намеченное в жизнь. Но мечты о поголовной вакцинации всего населения воскресили в памяти запашок кровосмесительных отношений армии с компанией "Байопорт" и зловещие свидетельства о роли вакцины в возникновении синдрома войны в Персидском заливе, и в жизнь планы так и не были претворены.

После 11 сентября неудачная кампания по вакцинации всех от натуральной оспы оказалась еще более разоблачительной. Пережив трагедию, среди суматохи и героизма, проявленного на Граунд Зиро на Манхэттене, вся страна начала более серьезно относиться к возможности и даже вероятности нападения с использованием ядерного, химического и биологического оружия. Поскольку сибирская язва не передается от человека к человеку, каждый, предназначенный в жертву, должен быть заражен индивидуально, должен состояться прямой физический контакт со спорами болезни; следовательно, ее распространение ограничено населением большого города. С другой стороны, натуральная оспа вызывает глубокий мистический и исторический страх перед чумой и мором, поскольку она чрезвычайно заразна и способна распространяться на большие расстояния от первоначального источника. Поэтому многие официальные лица лелеяли мысль о новом введении в использование вакцины с коровьей оспой, изначальной вакцины, которая использовалась в течение 200 лет и действительно стерла натуральную оспу с лица земли110a. В то время как администрация Белого дома настаивала на увеличении производства вакцины, а Джордж Буш был снят закатывающим рукав перед уколом, общественность отнеслась к этой идее на удивление прохладно. Даже когда урезанный план охвата объявили необязательным и предложили сделать прививку врачам, медсестрам, пожарным и другому персоналу, функционирующему в чрезвычайных условиях, лишь немногие из них согласились111, а предсказанные неблагоприятные реакции были широко освещены в прессе112.

Зная о практически всеобщей склонности людей игнорировать или не обращать внимания на неблагоприятные эффекты вакцинации не только наших детей, но и вообще всех подряд, от других болезней, серьезных и несерьезных, эти неожиданные беспокойство и страх по отношению к вакцине, которая казалась столь привычной и эффективной, просто потрясли меня. Как те же самые люди могут после этого продолжать делать ежегодные прививки от гриппа и безропотно таскать своих детей с непрекращающимися болезнями по врачам — это одна из величайших загадок нашего времени.

Как бы там ни было, в таком подходе много здравого смысла, так как он означает, что либо реальная угроза осложнений на прививку ощущается как более серьезная, нежели гипотетическая угроза заболевания, либо общественность просто не верит, что какая-либо вакцина способна отвратить решительного врага от намерения причинить нам вред. С моей точки зрения, приемлемы оба суждения. Ларри Бриллиэнт, опытный эпидемиолог, в свое время работавший в ВОЗ, сформулировал это лучше, чем кто-либо другой:

Если у Саддама есть вирус натуральный оспы, он вполне может применить его, чувствуя, что смерть близка. Но он также способен изменить этот вирус таким образом, чтобы он оказался сильнее вакцинного. Зачем ему использовать вирус, от которого у нас есть вакцина? Это не имеет смысла. А если этот вирус есть у Аль-Кайды, то я также не верю, что они используют его. Они хотят победы для людей, культуры, религии. Натуральная оспа это настоящий бумеранг. Если освободить этот вирус в аэропорту "О'Хейр" в Чикаго, то всего лишь через несколько дней он окажется в Мекке и Медине. Это не оружие для войны, если только кто-то не хочет уничтожить обе цивилизации113.

Профессор Дэвид Роснер из Колумбийского университета приводит еще один аргумент в пользу такого вывода:

Натуральная оспа — единственное заболевание, которое было искоренено благодаря человеческому вмешательству. Однако мы видим в ней способ изобрести новое и лучшее оружие массового уничтожения. И США, и Россия держали вирус в своих хранилищах в ожидании возможности терроризировать мир. И те, и другие генетическим путем изменили вирус, сделав его устойчивым к вакцине, которая уничтожила болезнь. Даже если натуральная оспа может быть использована как оружие, страх перед ней уже выступает инструментом для фундаментальных изменений в системе здравоохранения. Вполне бытовая, но необходимая деятельность по очищению воды, чтобы ее можно было пить, воздуха, чтобы им можно было дышать, проверке продуктов, чтобы они не оказались испорченными — все это ныне приносится в жертву страху перед натуральной оспой, который подыгрывает Бушу в его планах милитаризации общественного здравоохранения114.

5. Смысл политики в области здравоохранения

В заключение я представлю более широкий, более полный обзор темы, который я набросал с тем, чтобы определить некоторые основные направления нашей нынешней политики вакцинации, исправить некоторые несоответствия и разрешить некоторые противоречия и их последствия.

Чем больше, тем лучше

Порядок, каким вакцины, изначально предназначенные для ограниченных целей или определенной группы населения, постепенно начинают занимать все больший и больший сектор рынка, закономерно увенчивается вожделенным правительственным распоряжением, обязывающим прививать этой вакциной всех. Как мы видим, подобная универсальность предполагает глубоко укоренившуюся веру, что вакцины по сути своей являются благом и ни в каком отношении не представляют серьезного риска для общественного здоровья. В этих условиях представляется приемлемым продвигать все вакцины к наиболее широкому применению и достигать максимального охвата каждой новой обязательной прививкой.

Печатая статьи в медицинским журналах и новостных бюллетенях, видные сторонники прививок регулярно призывают врачей увеличивать уровень охвата прививками, предлагая практические советы, как преодолеть сопротивление пациентов и снизить риск и противопоказания, о которых постоянно беспокоятся родители и которые все еще встречаются в медицинской литературе. Частично благодаря бодрым заверениям, частично благодаря уровням продаж, подобные мотивированные усилия приводят к желаемому эффекту не только в строго определенных детских, но также и в других возрастных группах.

В статье "Иммунизация взрослых: как мы это делаем" (своего рода классика жанра) ведущий специалист по инфекционным болезням подсчитал, сколько жизней могла бы сохранить вакцинация взрослых, если бы ее проводили с тем же усердием и тщанием, какие мы даруем детям:

Можно было бы сохранить ежегодно 30 тысяч жизней, если бы выполнялись рекомендации по иммунизации взрослых. От 50 до 70 тысяч взрослых умирают каждый год от гриппа, пневмококковых инфекций и гепатита В. Это количество превышает число погибших в автомобильных катастрофах и намного превосходит смертность от этих болезней в детском возрасте. Тех, кому вакцинация противопоказана, гораздо меньше, чем тех, кого не прививают из-за следующих причин, часто принимаемых за противопоказания, но таковыми не являющихся:

1) местные реакции на предыдущую вакцинацию с температурой ниже 400С; 2) мягкое течение острого заболевания с повышением температуры или без; 3) лечение антибиотиками или процесс выздоровления от недавней болезни; 4) домашний контакт с беременной женщиной; 5) недавний контакт с возбудителями инфекционной болезни; 6) кормление грудью; 7) наличие в семейной истории аллергий, неблагоприятных реакций или судорог115.

В другой статье та же озабоченность высказывается в отношении подростков и молодежи, так как обеими возрастными группами пренебрегают, бросив все силы на младенцев и детей младшего возраста:

Программы вакцинации, нацеленные на младенцев и детей, снизили заболеваемость многими болезнями, от которых есть вакцины. Но многих подростков и молодых людей до сих пор атакуют гепатит В, ветряная оспа, корь и краснуха, поскольку наши программы вакцинации не направлены на эти возрастные группы. Все непривитые или частично привитые должны быть дополнительно привиты вакцинами MMR, DT, от гепатита В, ветряной оспы и пневмококка. Вакцинация от гриппа и гепатита А должна быть предложена всем находящимся в группах риска116.

Наиболее убедительным доказательством универсальности концепции вакцинации является ее распространение на беременных женщин, которые всегда считались не подлежащими вакцинации в виду беспокойства за безопасность их еще не рожденных детей. Новые повелительные заявления объявляют эти представления устаревшими:

Уровень охвата взрослых вакцинацией упал ниже требуемого из-за неправильного представления о безопасности и эффективности вакцин. Это опасное снижение уровня охвата особенно часто наблюдается среди беременных женщин, поскольку врачи неохотно предлагают таким пациенткам прививки, а пациентки, в свою очередь, неохотно на них соглашаются. Обычные прививки, которые можно без опаски делать в течение беременности, включают вакцины DT, от гриппа и гепатита В. Вакцины от менингококка и бешенства обсуждаются. Противопоказаны MMR, вакцина от ветряной оспы и БЦЖ. Остальные вакцины недостаточно изучены и вопрос об их применении должен решаться индивидуально. Но неосторожное применение любой из этих вакцин не является основанием для прекращения вакцинации117.

Как ни странно, но уже ни у кого не вызывает сомнений тот факт, что обязательные программы вакцинации детей не только достигают, но и часто превосходят изначально поставленные цели. Согласно Национальному обзору по иммунизации Центра контроля заболеваний, все планы по охвату рекомендуемыми прививками были выполнены или перевыполнены к 1995 г.:

95% детей в возрасте от 19 до 35 месяцев получили как минимум 3 дозы вакцины DPT; 92% получили по меньшей мере 3 дозы вакцины HiB; 90% получили вакцину MMR; 88% получили прививку от полиомиелита и 68% получили прививку от гепатита В. Фактически, уровень охвата, планируемый на 1996 г., был достигнут уже в 1995 г.118

Даже в Калифорнии, где альтернативная медицина пользуется большой популярностью и процветающие врачи других направлений открыто подвергают сомнению традиционную медицинскую практику, уровень охвата вакцинацией достиг чрезвычайно высоких цифр. Это демонстрирует исследование Департамента здравоохранения штата за 2001 г.:

Департамент здравоохранения штата Калифорния изучил отчеты об иммунизации, проводимой в школах, по всем детям штата. Во время снижения охвата в 2000 г. отказ от вакцинации по личным убеждениям был зарегистрирован в 0,77% случаев или для 4000 детей из 526 000, посещающих детские сады. Для учащихся седьмых классов процент отказов был выше — возможно, из-за прививки от гепатита В. Из 500 000 таких учащихся у 1,3% был отказ по личным убеждениям119.

На самом деле такие уровни охвата далеко превосходят тот уровень, что необходим для предотвращения постоянных вспышек даже таких заразных болезней, как ветряная оспа и корь, поражающих почти 100% людей, которые столкнулись с ними в первый раз. Исследование 1000 случаев заболевания детей корью в городе Милуоки и его окрестностях показало, что

Нынешнее улучшение низких показателей охвата вакцинацией среди детей 2 лет дает существенную защиту от вспышек кори. Охват в 80% и менее может быть достаточным для предотвращения вспышек среди городского населения120.

В то время как прививочные кампании молчаливо подразумевают, что можно и даже желательно вводить детям столько разных вакцин и в таком количестве, какое мы пожелаем, действительность, как мы видим, приводит нас к прямо противоположному выводу. Если у всех вакцин есть тенденция обострять, запускать и реактивировать какую-либо предрасположенность к хроническим заболеваниям, уже существующую в организме, тогда риск неблагоприятных реакций не может быть редким или случайным, но неразрывно связан с самим процессом и в действительности находится, я опасаюсь, в прямой зависимости от общего числа сделанных ребенку прививок.

То ли не зная о такой возможности, то ли просто не беспокоясь об этом, в январе 2004 г. Совещательный комитет по иммунизационной практике обновил рекомендуемую схему иммунизации детей и подростков:

  • 3 прививки от гепатита В в первые 24 месяца жизни, начиная с рождения;
  • 3 прививки DPT в 2, 4 и 6 месяцев, и 4-я прививка в период от 5 месяцев до 2 лет;
  • 3 прививки HiB в 2, 4 и 6 месяцев, и 4-я прививка в период от года до полутора лет;
  • 2 прививки от полиомиелита (инактивированной вакциной) в 2 и 4 месяца, и 3-я в период от 6 месяцев до 2 лет;
  • 1 прививка MMR в период от года до полутора лет;
  • 1 прививка от ветряной оспы в период от года до 2 лет;
  • 3 прививки от пневмококка в 2, 4 и 6 месяцев, и 4-я в период от года до полутора лет; и
  • 1 прививка от гриппа ежегодно, начиная с 6 месяцев121.

Это означает 22 различные прививки для каждого ребенка в течение первых 2 лет жизни, многие из этих прививок делаются вакцинами с двумя и более компонентами. И это только начало. Для возрастной группы от 2 до 18 лет:

  • 1 прививка от гриппа ежегодно (еще 16 прививок в период от 2 до 18 лет);
  • 3–4 прививки от гепатита А рекомендуются, в период от 2 до 18 лет;
  • 1 бустерная прививка DPT в 4–6 лет, дополненная прививкой DT в 11-12 лет;
  • 1 бустерная прививка от полиомиелита (инактивированной вакциной) в 4-6 лет;
  • 1 бустерная прививка MMR в 4–6 лет; и
  • 1 бустерная прививка от ветряной оспы в 4–6 лет122.

Это еще 25 обязательных или рекомендованных прививок в период от 2 до 18 лет, в общей сложности получается почти 50 прививок к тому времени, когда они будут поступать в колледж, и это не упоминая о каких-нибудь новых вакцинах, которые еще приготовят для них в будущем. Более того — став молодыми людьми, они как раз подойдут к возрасту следующей серии бустерных прививок, которые будут сопровождать их до самой старости. Таким образом, медленно и неумолимо, будучи всего лишь вопросом политики, без какого-либо реального основания в области общественного здоровья, вакцинация становится нормальным, приемлемым способом снизить заболеваемость любой известной острой инфекционной болезнью, часто лишь для того, чтобы сэкономить деньги или время продуктивной работы. Это та стратегия, которая касается каждого человека во всех возрастных группах и неизбежно влечет за собой повторные прививки в течение всей жизни.

Для того, чтобы остановить эту всесокрушающую силу, я расставил бы приоритеты и сократил бремя прививок, которое сейчас несет на себе наше население, особенно младенцы и дети младшего возраста. С моей точки зрения, это следует сделать в первую очередь путем переноса начала вакцинации на как можно более поздний возраст, по крайней мере 2-х (а в идеале 3-х) лет, чтобы дать юной иммунной системе возможность развиваться здоровым и естественным путем, обучаясь, как преодолевать высокую температуру и другие интенсивные острые реакции организма на инфекции, прежде чем перепрограммировать эту систему на хронические реакции.

Во-вторых, мы должны провести ясное различие между болезнями. Есть болезни, которые представляют собой явную и реальную угрозу жизни, такие как дифтерия, столбняк и полиомиелит. Есть болезни, которые возникают в результате деятельности микроорганизмов, постоянно присутствующих в нашей микрофлоре, такие как гемофильная инфекция и пневмококк. А есть и такие, которые причиняют всего лишь некоторое неудобство, и мы прививаемся от них по экономическим или политическим причинам, такие как грипп, корь–краснуха–свинка и ветряная оспа. И еще одна категория болезней — те, на которые мы не можем повлиять никаким другим способом, это гепатит В и в ближайшем будущем, без сомнения, СПИД.

Не будучи вызвана какой бы то ни было медицинской необходимостью, вакцина MMR представляет собой поистине вершину пиара. История этой вакцины показала, что вакцинация может работать как стратегия: вакцина практически уничтожила три широко распространенные острые инфекции, продемонстрировав тем самым обоснованность своего существования. Тем не менее совершенно непродуктивно навязывать эту вакцину такой нации как наша, которая в течение многовековой адаптации смягчила вирусы, превратив эти инфекции в обычные детские болезни, так что для большинства детей, имеющих достаточно хорошее здоровье, значительная польза состоит в том, чтобы переболеть этими болезнями.

В индустриальных странах, подобных Соединенным Штатам, рекомендованная вакцинация всех детей может иметь некоторый смысл в отношении дифтерии, столбняка и полиомиелита. Остальные прививки должны делаться только тем, кому они требуются. Что касается коклюша, то я не могу поддержать всеобщую вакцинацию от этой болезни до тех пор, пока не будет разработана вакцина гораздо более безопасная, чем все те, которые мы имеем сейчас. Поскольку аргументом для вакцинации от коклюша является главным образом опасность этой болезни для младенцев (до 6 месяцев), то обходясь без этой вакцины, мы сможем делать прививки DT и от полиомиелита позднее. По моему мнению, массовое использование вакцин от ветряной оспы и гепатита В, а также вакцины MMR не имеет под собой разумных оснований, а потому эти вакцины не должны быть рекомендованы. Вакцинация всего населения в свете угрозы биотерроризма, как в случае с сибирской язвой и натуральной оспой, во-первых, бесполезна, поскольку штаммы, используемые в биологическом оружии, устойчивы к вакцинным вирусам, а во-вторых, не нужна, поскольку вероятность подобного нападения исчезающе мала.

Таинство причастия современной медицины

Поскольку вакцинация всех подряд от всего подряд при каждом удобном случае в полной мере отвечает требованиям достижения максимальной прибыли производителей, агрессивные маркетинговые стратегии, описанные мной, не слишком отличаются от тех, которые проводят успешные предприятия для увеличения своей прибыли. Как мы видим, все эти эксклюзивные контракты с департаментами здравоохранения штатов, иностранными правительствами, федеральными и международными организациями, гарантирующие производителям сбыт миллионов доз вакцин по их собственной цене, наряду с известным навязыванием вакцин врачам и пациентам, которые с готовностью делают прививки, не представляют собой ничего загадочного или неизвестного. Это наш старый добрый капитализм, желающий прокатиться на дармовщину.

Провал вакцины от ротавируса случился исключительно из-за алчности. По счастью, вакцина никогда не была доступна бедным странам (где она только и могла принести какую-то пользу), поскольку ее цена в 30 долларов за дозу намного превосходила их возможности. В то же время правительство Соединенных Штатов, даже не пытаясь убедить производителей снизить цену, охотно обеспечило вакцине доступ на внутренний рынок. Таким же образом споры вокруг вакцины от сибирской язвы закончились скандалом, поскольку правительственная политика, обязывающая весь армейский состав прививаться этой вакциной, привела к слишком большому количеству несчастных случаев и увольнений, чтобы можно было и дальше скрывать низкое качество продукции компании и снисходительное отношение к этому Пентагона.

Таким образом, не сдерживаемая даже рыночными законами, поощряемая доходами за счет налогоплательщиков и благодаря союзникам в правительстве, штампующими разрешения, процветающая биотехнологическая промышленность способствует разрастанию этих проблем по экспоненте. Отрасль создает новые вакцины против любого желаемого вируса или бактерии так быстро, как только она может идентифицировать, выделить и вырастить нужную культуру, часто не имея для этого никакого основания, кроме своей технической способности сделать это. Короче говоря, мы можем ожидать обильного урожая новых вакцин в ближайшем будущем. Некоторые из них еще в проекте, другие уже разработаны и ждут лишь подходящей возможности и маркетинговой стратегии, чтобы начать выпуск:

Несмотря на то, что за последнее десятилетие заболеваемость снизилась, гепатит А все еще ответственен за почти 60% острых вирусных гепатитов в Соединенных Штатах. Представляется весьма плачевным, что подобные вспышки все еще случаются в одной из самых богатых стран мира, которая имеет высоко иммунногенную, безопасную и эффективную вакцину. Регулярная вакцинация в раннем детстве привела бы к значительному снижению заболеваемости в течение десятилетия. Не начиная такую программу иммунизации, мы упускаем хорошую возможность123.

Однако какими бы распространенными они ни были, корпоративная алчность и мировые амбиции — это всего лишь наиболее известная и очевидная сторона дела. Подобная мотивация существует и во многих других отраслях промышленности. В значительной степени, если не считать это вообще отличительным признаком, вакцины по сравнению со всеми остальными производствами поистине благословенны и даже священны, поскольку на подсознательном, где-то даже мистическом уровне они воспринимаются как истинная панацея для системы здравоохранения, которая практически во всех странах, похоже, испытывает серьезные проблемы и нуждается в приведении в боевую готовность.

Никакие чисто финансовые или коммерческие мотивы не могут объяснить то искреннее и практически всеобщее благоговение, с каким и врачи, и пациенты относятся к идее вакцинации. Эта идея не только не подвергается никаким серьезным сомнениям и проверкам, через которые обязано пройти любое научное открытие, но и малейший намек на неодобрение вакцинации воспринимается как предательство или святотатство. Эта идея даже вдохновляет врачей, применяющих вакцины, подвергать своих собственных детей дальнейшим экспериментам.

Полурелигиозные настроения такого рода очевидны в работе д-ра Пола Оффита, упоминавшегося выше консультанта компании "Мерк", который недавно объявил, что организм грудных детей способен вырабатывать гуморальный и клеточный иммунитет в ответ на введение многих вакцин одновременно, вплоть до 10 000 вакцин за раз, что сам доктор называет "заниженной оценкой"124. С этой точки зрения, вопрос вакцинации должен рассматриваться также в мифологическом и религиозном контексте как своего рода крещение, посвящение в религию современной медицины125. Какой бы из этих мотивов ни был ведущим в каждом конкретном случае, результат один и тот же: обязательная вакцинация доходит до праведного фанатизма, который часто призывают на помощь, чтобы оправдать разнообразные злоупотребления и посягательства на права родителей, детей и собственно общества в целом.

С 40-х годов и до правления Рейгана выполнение законов о вакцинации достигалось главным образом усиленным социальным давлением на врачей, руководство школ, друзей, соседей и родственников с тем, чтобы они в свою очередь всячески давили на родителей-отказников, чьи непривитые дети считались основным источником тех инфекций, которые были предметом обсуждения, и, соответственно, являли собой постоянную угрозу привитым детям и вообще всем вокруг. В середине 80-х годов, как мы видели, упрощенное объяснение необходимости вакцинации было полностью дискредитировано крупными вспышками кори среди населения с высоким уровнем охвата, когда подавляющее число заболеваний пришлось на привитых. Родителей заинтересовал вопрос, каким образом, если вакцина столь хороша, непривитые дети могут представлять угрозу для кого бы то ни было, кроме самих себя126.

Во время правления Клинтона, когда стало множится число обязательных прививок и одновременно росло общественное сопротивление вакцинации, правительство и чиновники здравоохранения начали внедрять отслеживающую систему идентификации и наблюдения за несогласными родителями, основанную на правительственной компьютеризированной базе данных. Это вызвало повсеместное беспокойство и страх перед "Большим Братом", нарушающим неприкосновенность личной жизни, хотя официальные лица отрицали такое посягательство и заверяли в обратном:

Программы регистрации по иммунизации в населенных пунктах и штатах это компьютерные системы, которые содержат данные о детских прививках, средстве поддержания высокого уровня охвата. Там собираются сообщения из различных источников, обеспечиваются напоминания и готовятся официальные отчеты. Нерешенной проблемой остается баланс между необходимостью защищать право на неприкосновенность личной жизни и сбором и распространением информации для пользы общества и каждого отдельного человека. На данный момент из федеральных резервных фондов штатам и местным органам здравоохранения выделено 178 миллионов долларов для разработки таких программ"127.

После дополнительного толчка, данного объявленной Бушем войной с терроризмом и созданием во имя этой войны ведомства Национальной безопасности, угроза наступления на гражданские права начала пугать известных профессиональных юристов и активистов здравоохранения по всей стране. Примером этого может служить следующий выпуск новостей, присланный мне по Интернету и содержащий в качестве источника только телефонный номер:

Юристы Центра контроля заболеваний продвигают законопроект, который приостанавливает действие гражданских прав в случае объявления чрезвычайной эпидемиологической ситуации. "Акт о полномочиях в чрезвычайной эпидемиологической ситуации" дает губернаторам и чиновникам здравоохранения право на арест, перемещение, помещение под карантин, лечение и вакцинацию любого, подозреваемого в носительстве потенциально инфекционного заболевания. Статья профессора Лоуренса Джостина из Джорджтауна, в которой он пытался соблюсти баланс между необходимостью контролировать болезни и соблюдать права человека, была удалена с веб-сайта "Бостон глоуб". Законопроект наделяет государственных чиновников здравоохранения диктаторскими полномочиями, при этом крайне ограничивая легальные возможности интернированных обратиться за помощью. Определение чрезвычайной эпидемиологической ситуации, данное в законопроекте, сугубо субъективно. С момента объявления такой ситуации, действие большинства гражданских свобод приостанавливается, а государство объявляется владельцем всей частной собственности. Лица, отказавшиеся подвергнуться медицинскому осмотру и сдаче анализов, объявляются правонарушителями, подлежащими суду, и должны быть изолированы. Если власти подозревают, что эти лица имели контакт с инфекционными заболеваниями или представляют угрозу для общественного здоровья, их могут содержать под арестом. Если произошло нападение с использованием биологического оружия или просто существует подозрение о таком нападении, тысячи людей могут отправить в лагеря, а врачей, при поддержке полиции, обязать проводить медицинские осмотры и делать анализы. Людей могут насильно прививать или лечить, а отказавшихся могут объявить преступниками и посадить под арест, изолировать или поместить в карантин, в то время как государство и чиновники здравоохранения не несут никакой ответственности за возможную смерть или вред здоровью задержанных или за причинение ущерба их имуществу128.

Во многих судебных делах и слушаниях по разводу или по вопросам попечительства, которые становились мне известны, истцы, почти всегда муж или бывший муж, хотели получить или возвратить себе право реальной опеки над своими детьми на том основании, что его нынешняя или бывшая жена пренебрегала или была неспособна к несению родительских обязанностей, поскольку нарушала законы о вакцинации, даже если он молчаливо соглашался с ее позицией и не мог ее изменить за все то время, что они жили вместе129.

Даже в Канаде, где вакцинация остается делом добровольным, но уважаема медицинским сообществом ничуть не меньше, Квебекская коллегия врачей отозвала лицензию д-ра Гилейн Ланкто — врача, решительно настроенного против профилактической вакцинации, всего лишь за поддержку ею идей, которые колегия нашла "унижающими честь и достоинство профессии врача" и за публичное распространение информации, которую коллегия объявила "неверной, вводящей в заблуждение, не соответствующей действительности и противоречащей общепринятой медицинской науке"130.

Вакцинация также часто стоит за уголовными преследованиями некоторых родителей, обвиняемых в причинении вреда своему ребенку: "синдром ребенка, которого трясли" — форма энцефалопатии, побочный эффект повреждения мозга вследствие травмы. В одном из печально известных случаев в штате Флорида отец ребенка был приговорен к пожизненному заключению за убийство, отсидел 8 лет в тюрьме и был освобожден только когда доказали, что медицинское заключение, из-за которого он и был приговорен, было фальсифицировано в нескольких ключевых пунктах131. В то же время мое собственное исследование медицинских отчетов о состоянии ребенка, подтвержденных несколькими другими врачами, показало возможность энцефалопатической реакции на вакцину DPT, которую ребенок получил за несколько дней до происшествия.

Однако моим любимым примером сакральной власти вакцинации является добровольная и большей частью инстинктивная самоцензура СМИ в пользу вакцинации. СМИ практически никогда не распространяют утверждений, что вакцины действительно могут кому-нибудь навредить, и не высказывают собственного мнения. Особняком стоят те СМИ, которые издаются заинтересованными сторонами, такими как родители или медицинские эксперты. Единственным исключением из этого правила, которое я знаю, была статья в "Бостон глоуб", издании, лишь однажды позволившим себе вынуть кота из мешка:

ПРИВИВКА ОТПРАВИЛА АСПИНА В БОЛЬНИЦУ. Вчера министру обороны Лесу Аспину стало "определенно лучше", хотя он все еще остается в отделении интенсивной терапии Джорджтаунской университетской больницы из-за проблем с дыханием, вызванных обычной прививкой. Как заявил представитель министерства, "он определенно на пути к выздоровлению", но будет оставаться в больнице еще некоторое время для наблюдения, поскольку известно, что он имеет проблемы с сердцем и скоплением жидкости в легких. Он поступил в больницу с остановкой дыхания, усугубленной некоторыми проблемами с сердцем, заявил Пентагон. Министр заболел накануне, после того, как получил серию прививок в порядке подготовки к дальней поездке за океан132.

Хотя о госпитализации Аспина сообщалось в новостях еще в течение нескольких дней, больше не было никаких упоминаний о вакцинации, и у читателей, пропустивших первое сообщение, создавалось впечатление, что он страдает всего лишь из-за обострения уже существовавших у него проблем с сердцем, что тоже было правдой. Это великолепно иллюстрирует вопрос о невидимости, которая предоставила новый контекст и отправную точку для этой истории.

Чтобы развеять атмосферу безгрешности, которая освящает концепцию вакцинации и защищает ее от более тщательного исследования, достаточно показать, что вакцины отнюдь не являются панацеей для системы общественного здравоохранения. Они то, что они есть на самом деле — инструмент медицинской науки, который способен причинить вред в той же степени, в какой он способен приносить благо, как и все остальные лекарства и процедуры. И вакцины должны соответствовать тем же критериям безопасности и эффективности, для чего необходимо подвергать их тем же испытаниям и проверкам, оживленной критике и открытым обсуждениям.

Кто решает?

Мне всегда было интересно, кто же решает, что какая-то болезнь представляет столь серьезную и экстренную угрозу общественному здоровью, что каждый должен быть привит от нее, независимо от его желания. И хотя этого простого вопроса было бы достаточно, я хочу напомнить вам то, что мы уже в какой-то степени знаем: что обсуждения этих важных вопросов неизменно происходят за закрытыми дверями без какого-либо допуска или контроля общественности. Та картина, которая немедленно приходит на ум, не так уж далека от истины: есть правительственная комната для совещаний, где чиновники Центра контроля заболеваний, Управления контроля пищевых продуктов и лекарств и Американской академии педиатрии заседают непосредственно вместе с производителями вакцин, решая, какая вакцина будет рекомендована или объявлена обязательной следующей, и разрабатывая подходящую маркетинговую стратегию для продвижения этой вакцины. Каким бы ни был результат такой встречи, вряд ли можно ожидать, что эта компания старых добрых приятелей не одобрит какую-либо вакцину.

Я легко могу представить себе действительно чрезвычайную ситуацию, когда ради общественного блага требуется принять незамедлительные меры, которые сознательные люди могут и не одобрить. Но это не тот случай. Благодаря или вопреки вакцинации, которая была обязательна в прошлом, или по каким-то совершенно другим причинам, но ни одна из болезней, от которых есть вакцины, не представляет сейчас угрозы здоровью нации. И большинство существующих вакцин применяются, как мы видели, в основном из политических соображений, будь то экономия рабочих дней, попытка добраться до тех групп населения, которых иначе не достать, стремление искоренить болезнь, которая была проблемой в прошлом, или просто желание производителей заработать много денег.

Как и многие другие врачи, я уверен, что это и неразумно, и незаконно приватизировать нашу систему здравоохранения до такой степени, что решения в сфере общественных интересов, неомненно влияющие на здоровье и самочувствие каждого человека, отдаются на откуп частным компаниям, которые в первую очередь нацелены на извлечение прибыли. В соответствии с законами всех цивилизованных стран, я считаю право на здоровье основным человеческим правом, которым обладают все, а не только привилегией избранных, способных заплатить любую запрашиваемую производителем цену, как на этом непреклонно настаивают президент и конгресс. Вопрос вакцинации слишком важен, чтобы решать его в задних комнатах за закрытыми дверями. Он должен быть открыт для общественного обсуждения на всех уровнях.

Я не считаю и никогда не утверждал, что все вакцины исключительно вредны или плохи и их надо избегать при любых обстоятельствах. Во всех своих работах я всего лишь пытаюсь показать, что существуют значительные недостатки в схеме их использования, и это должно быть открыто признано, тщательно изучено и учитываться во всех будущих обсуждениях вакцин. С этой целью я призываю придерживаться позиции на основе свободного выбора, когда при прочих равных обстоятельствах и в отсутствие какой-либо настоятельной необходимости для общественного здоровья свободное и информированное решение о том, какую прививку делать ребенку (если делать ее вообще) должно оставаться за родителями.

Более полная модель биомедицинских исследований

Разработка адекватной политики в области вакцинации потребует также более широких исследований неблагоприятных реакций и механизма действия вакцин, чем все до сих пор предпринятые. Чтобы достичь этого, необходимо выработать новый, радикально иной подход к этим исследованиям. В первую очередь необходимо взглянуть на них вне узких рамок ныне существующих исследований, которые фокусируются на снижении количества случаев типичных острых проявлений болезни и титре специфических антител. Это единственные доступные нам на данный момент критерии "эффективности" вакцин, и оба они, как мы видим, весьма слабо связаны с истинным иммунитетом.

Во-вторых, определяя все неблагоприятные реакции и оценивая безопасность вакцин, мы должны научиться распознавать их неспецифичное влияние. Для того чтобы сделать этот феномен видимым, достаточно будет трех серьезных изменений в методологии исследований. Для начала необходимо исследовать весь ряд неблагоприятных реакций для каждой вакцины и комбинаций вакцин, включая все органы и ткани человеческого тела. Также необходима более полная оценка здоровья и функционирования человека, то есть изучение неврологического развития, обучаемости, сенсорно-моторного развития, умственной и эмоциональной зрелости и наличия других заболеваний и их влияния на здоровье индивида. Подобное исследование должно проводиться достаточно долгое время, чтобы обнаружить серьезные хронические нарушения, то есть длиться годами или десятилетиями.

И наконец, общее состояние здоровья детей, получивших вакцины, должно сравниваться с общим состоянием здоровья тех детей, которые вакцин не получали. Это очевидное требование, которое подразумевает специальное направление по поиску непривитых детей. Вовсе не являясь "источником заразы", как часто полагают, эта контрольная группа, наряду с их родителями, выбравшими отказ от вакцинации, должна быть найдена и защищена как наша последняя, единственная надежда на проведение подобных исследований. По иронии судьбы, общество в целом и даже родители привитых детей должны быть чрезвычайно признательны этим детям и их родителям.

Из-за обилия различных вакцин и их комбинаций, на данный момент не представляется возможным провести изучение каждой вакцины в отдельности. Поэтому я предлагаю начать с наиболее простого исследования — сравнения общего здоровья детей, привитых согласно официальной схеме иммунизации, с состоянием здоровья детей 3-х лет, привитых по минимуму, то есть только от столбняка и полиомиелита (по отдельности), и детей, не привитых совсем. Если то, о чем я говорил, окажется правдой, чего я опасаюсь, то малопривитые и непривитые дети окажутся существенно здоровее, они будут свободны от хронических заболеваний, с более живым умом и более стабильным эмоциональным состоянием, нежели полностью привитые. Они окажутся более успешными в школе, с меньшим числом пропусков занятий, с лучшими результатами тестов и так далее. Таково мое предсказание и мое глубочайшее беспокойство. Если кто-то может доказать мою неправоту, то пусть он выйдет вперед, и я поблагодарю его от всего сердца.

Законы о вакцинации и возможности отказа

Для достижения даже этих скромных изменений необходимо также пересмотреть наши законы о вакцинации и доступные возможности отказа. Согласно федеральной конституции, оставляющей на усмотрение штатов все вопросы, которые не находятся в исключительной компетенции федерального правительства, вакцинация и медицинская практика регулируются в основном законами штатов, каждый из которых имеет свои значительные местные и региональные отличия. Что касается обязательной вакцинации, то в каждом штате предусмотрены возможные отказы от вакцинации, основанные на рекомендациях педиатров или других лицензированных врачей, но они всякий раз относятся только к какой-то одной вакцине, на основании только какой-то одной доказанной неблагоприятной реакции на эту вакцину и должны регулярно обновляться, иногда даже ежегодно. Из-за этих ограничений моим пациентам крайне редко удается получить медицинские отводы от вакцинации на основании их самочувствия, а даже если удается, то, как мы видим, они далеко не всегда принимаются во внимание.

Почти половина всех штатов также предусматривают так называемый отказ по "религиозным или философским" убеждениям, основанный на принадлежности к какой-либо церкви или вероисповеданию, которые известны как противники вакцинации, такие как Христианская наука или Свидетели Иеговы. Или, в наиболее широкой интерпретации, просто глубокое "философское" убеждение в неприемлемости вакцинации. В штате Массачусетс, где я практикую, в законе прописано более узкое слово "религиозный", однако суды интерпретируют это понятие очень свободно, расширяя его до чисто личностной сферы ценностных установок самого человека.

Отказ по религиозным убеждениям, куда более близкий к истинным убеждениям, установкам и тем особым обстоятельствам, с которыми я обычно сталкиваюсь в своей практике, большей частью принимается, когда бы мои пациенты ни объявили о нем, но серьезные трудности все равно остаются, поскольку такой отказ неконкретен. Даже в самом широком понимании, отказ по религиозным или философским убеждениям является абсолютным, подразумевая полный отказ от вакцинации как таковой. Он разработан с тем, чтобы приспособить догматическую систему верований по образцу "полного отказа" или "сознательного отказника". Другими словами, закон защищает право гражданина иметь убеждения, отличные от общепринятых, будучи при этом равно жестким и негибким. Это не позволяет родителям принять осознанные медицинские решения, такие как предпочтение одних вакцин другим. В то время как эта позиция "выбора родителей" уважается широко мыслящими врачами, медсестрами и школьными руководителями в некоторых регионах, этого выражения все еще нет в письменном виде в законах штатов, и законопроекты, предлагающие подобные изменения, все еще отвергаются законодателями штатов, хотя с каждым годом голосующих "против" становится все меньше и меньше.

Хотя биотехнологическая промышленность продолжает выпекать как блины все новые вакцины без какого-либо предела или ограничения, и хотя новое и все более широкое применение постоянно находится и для старых вакцин, широко распространенное убеждение, что общее число прививок действительно представляет собой проблему, дает лучшую гарантию, что в конечном итоге выборочная вакцинация или позиция "выбора родителей" станет преобладающей. В качестве основной стратегии, предусматривающей обход даже этих скромных ограничений их прибылей, производители вакцин заняты разработкой одной вакцины, в которой содержалось бы дюжина или даже больше компонентов и которую можно было вкалывать (или проглатывать, или даже вдыхать) одной процедурой, редко повторяемой. Таким образом, они рассчитывают на меньшую волну протестов.

Анализ "затраты–выгода" и совокупные расходы

Имея все это в виду, я хочу рассмотреть основной аргумент адвокатов обязательной вакцинации, который их критики пока не принимают во внимание, а именно предполагаемый эффект вакцинации в снижении совокупных расходов на здравоохранение. Как мы видели, эта аргументация достигла своего пика в период правления Клинтона. Позаимствовав вновь ставший популярным "анализ "затраты-выгода" у экономистов, которые использовали его для распределения федерального бюджета по графам расходов, адвокаты вакцинации во-первых подсчитали количество новых случаев острых заболеваний, которое ожидалось среди непривитого населения; во-вторых, умножили это количество на стоимость лечения каждого случая, включая посещение доктора, больничные счета и потерянное рабочее время, чтобы получить общую сумму, сэкономленную здравоохранением, и в-третьих, разделили эту сумму на стоимость вакцинации, то есть на себестоимость одной дозы, умноженной на число данных доз, чтобы вычислить отношение дохода к издержкам.

В 1992 г., еще до того, как Клинтон стал президентом, д-р Джордж Питер из Брауна провел экономический анализ обязательной вакцинации, основанный на отношении дохода к издержкам:

Одним из важнейших достижений медицины в XX веке стала возможность контроля наиболее распространенных детских инфекционных болезней благодаря введению в практику высокоэффективных вакцин. За исключением очистки воды, никакое другое средство, даже антибиотики, не оказывало столь значительного эффекта на снижение смертности и прирост населения. В настоящее время, когда расходы на здравоохранение все возрастают, становится особенно важным тот факт, что эффективная вакцинация детей является серьезным экономическим фактором, и таким образом представляет собой рациональное использование ресурсов общества. Весьма благоприятное отношение дохода к издержкам — снижение издержек на лечение по отношению к стоимости вакцинации — подтверждено многими исследованиями, проведенными в Соединенных Штатах. Например, программа вакцинации вакциной MMR в 1983 г. привела к экономии почти в 1,4 миллиарда долларов в области расходов на лечение, дав отношение дохода к издержкам как 14,4:1. Согласно таким же расчетам, каждый доллар, потраченный на вакцину от коклюша, дает экономию в 2,10 долларов в сфере здравоохранения133.

При том, что вскоре эти расчеты стали излюбленным аргументом в пользу вакцинации детей, одновременно помогающим заткнуть рот любой оппозиции, они постоянно игнорируют свирепствующую, но все еще практически невидимую эпидемию неспецифических реакций, которые я описал, включая ушные инфекции, астмы, экземы, аллергии, дефицит внимания, аутизм, аутоиммунные заболевания и весь ряд распространенных детских заболеваний, каждое из которых вносит свой собственный огромный вклад в те самые непомерные затраты, которые вакцинация вроде бы должна сократить. Для примера приведу исследование по детским ушным инфекциям, опубликованное в 1982 г, ровно за десять лет до анализа д-ра Питера:

Воспаление среднего уха является наиболее частым диагнозом, который ставят врачи, работающие с детьми. Подсчитано, что в Соединенных Штатах ежегодно тратится около 2 миллионов долларов на медикаментозное и хирургическое лечение этой болезни. Эти данные включают расходы для приблизительно 1 миллиона детей, которым были поставлены тимпаностомические трубки, и для более 600 тысяч детей, которые ежегодно подвергаются тонзилэктомии и удалению аденоидов, главным образом для предотвращения подобных инфекций134.

Эти цифры были бы, конечно, гораздо выше, если бы их вычисляли во времена исследования проф. Питера, не говоря уже о сравнимых данных по астме, аутизму, аллергии и другим заболеваниям, которые мы обсуждаем. Все эти заболевания достигли поистине эпидемических показателей за 12 лет, начиная с 1992 г. Я никогда не утверждал, что исключительно вакцины ответственны за появление этих болезней, и я не могу подсчитать с какой-либо степенью точности процент от их медицинских и социальных издержек, относящихся к тем неблагоприятным реакциям, которые я описал. Но простого признания, что эти реакции происходят с той частотой, которую я наблюдал в своей практике, вместе с тем фактом, что прививки требуются для каждого ребенка, достаточно для того, чтобы установить, что этот скрытый фактор имеет огромное значение и что мы увидим серьезное отличие в отношении дохода к издержкам, как только учтем этот фактор.

Поэтому я предлагаю создать двухпартийную правительственную комиссию по изучению медицинских и социальных издержек наиболее распространенных детских болезней, с помощью медицинских экономистов, которых выбрала бы комиссия, и с пониманием, что заседания этой комиссии будут проводиться публично, а заключительный отчет будет включать широкий ряд свидетельств со стороны медицинского сообщества, сообщества здравоохранения и всех общественных сфер. В частности, комиссия должна будет: 1) подсчитать полную сумму медицинских и социальных издержек на распространенные проблемы, с которыми сталкиваются в своей практике практически все педиатры, такие как астма, экзема, аллергии, аутизм, ушные инфекции, пневмония, синуситы, дефицит внимания, проблемы в обучении, нарушения поведения и тому подобное; 2) попытаться выделить из общего числа случаев ту часть, которая может считаться обусловленной вакцинацией; 3) умножить первое на второе, чтобы получить реальную стоимость проведения детям всех рекомендуемых прививок по утвержденной схеме.

Если мы примем долю вакцин за 20% от общей стоимости издержек для каждой из этих болезней, что, боюсь, намного меньше реального значения, становится очевидным, что эти скрытые факторы на несколько порядков превышают любую мыслимую экономию, которую когда-либо объявляли даже самые отъявленные защитники вакцинации. Хотя я не готов биться о заклад, я утверждал бы, что вакцины фактически непомерно дороги на каждом уровне и несут на себе изрядную часть ответственности за взлетевшие расходы нынешнего кризиса здравоохранения в целом, по поводу которого правительственные чиновники, страховые компании и сами врачи лишь качают головами в смущении и недоверии. Короче говоря, вакцины обеспечивают роскошный пример того, что финансисты называет "скрытым центром стоимости".

Наконец, даже если программы вакцинации могли бы достичь поставленных перед ними целей, то сами эти цели могут иметь сомнительную ценность. Меткие слова Рене Дюбо сегодня звучат еще более пророчески

Вера в магическую силу лекарств часто притупляет критическое восприятие и временами походит на массовую истерию, которая одинаково охватывает как ученых, так и обычных граждан. Как и в прошлом, человечеству по-прежнему хочется чудес. Люди, не примкнувшие ни к одному из новейших культов, приходят к алтарю современной науки. Такая вера в волшебные лекарства — не новость. С ее помощью возродился дух древних мистерий, а врачи приобрели авторитет священников135.

Идея уничтожения кори, полиомиелита и других болезней кажется нам столь привлекательной, потому что сила медицинской науки представляется нам технически способной сделать это: мы поклоняемся каждой победе биотехнологий над Природой, подобно тому, как бой быков знаменует собой триумф человеческого разума над грубым животным. При этом абсурдно предполагать, что даже если нам удастся уничтожить корь, полиомиелит и все остальные острые заболевания человечества, то мы станем от этого совершенно здоровыми, или что другие, может быть более опасные заболевания, не появятся вскоре, чтобы занять их место. С медицинской точки зрения не меньше, чем с экономической, обмен эпидемиологических болезней прошлого на вездесущие хронические болезни настоящего вряд ли выглядит хорошей сделкой — во всяком случае для индустриального мира, где заболеваемость большинством инфекционных заболеваний и так резко снижалась благодаря элементарным улучшениям в области гигиены, санитарии, качестве воды и воздуха и так далее.

В этом смысле квазирелигиозный пыл прививочного истеблишмента предлагает соответствующую метафору для приватизации и коммерциализации американской медицины в целом, с ее некритическим и идолопоклонническим отношением к биомедицинской науке и технологиям, ее идентификацией, отчуждением и модификацией каждой доступной функции жизни со священной двойной целью господства и прибыли. Глубоко материалистический и бесконечно опасный миф, что для болезней и всех остальных подлинных человеческих проблем могут быть найдены технические решения, кажется обольстительно привлекательным, поскольку обходит проблему исцеления, которое является подлинным чудом в том смысле, что требует искусства, заботы и индивидуального подхода, и вследствие этого всегда имеет шанс не случиться.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Unpublished letter.
2 Horton, R., "Vaccine Myths," in Health Wars, New York Review Books, 2003, pp. 207-208.
3 Ibid., p. 206.
4 Morbidity and Mortality Weekly Report in Journal of the AMA 260:198, April 8, 1988.
5 Unpublished letter.
6 Unpublished letter.
7 Coulter, H., and Fisher, B., DPT: a Shot in the Dark, Harcourt Brace Jovanovich, 1985.
8 Mortimer, E., et al., "The Risk of Seizures and Encephalopathy after Immunization with the DTP Vaccine," JAMA 263:1641, March 23, 1990.
9 Cherry, J., "Pertussis Vaccine Encephalopathy: It’s Time to Recognize It as the Myth That It Is," JAMA 263:1679, March 23, 1990.
10 "Update: Vaccine Side Effects, Adverse Reactions, Contraindications, and Precautions," Advisory Committee on Immunization Practices, MMWR 45:22, September 1996.
11 Unpublished letter.
12 Unpublished letter.
13 Scheibner, V., Vaccination: a Medical Assault on the Immune System, New Atlantean Press, 1993, pp. xiii-xv, passim.
14 Ibid.
15 Bernier, R., et al., "DTP Vaccination and Sudden Infant Deaths in Tennessee," Journal of Pediatrics 101:419, 1982.
16 Torch, W., "DPT Immunization: a Potential Cause of SIDS," Neurology 32:169, 1982.
17 Ibid.
18 Noble, G., et al., "Acellular and Whole-Cell Pertussis Vaccines in Japan," JAMA 257:1351, 1987.
19 Cherry, et al., Report of Task Force on Pertussis ands Pertussis Immunization, Pediatrics 81:939, Supplement, 1988.
20 Noble, op. cit.
21 Wakefield, A., et al., "Measles Vaccine: a Risk Factor for Inflammatory Bowel Disease?" Lancet 345:1071, 1995.
22 Wakefield, et al., "Ileal-Lymphoid Nodular Hyperplasia, Nonspecific Colitis, and Pervasive Developmental Disorder in Children," Lancet 351:637, 1998.
23 Ibid.
24 Wakefield, "MMR, Enterocolitis, and Autism," Lecture, NVIC International Conference on Vaccination, November 2002.
25 Ibid.
26 Ibid.
27 Megson, M., "Genetics, Vaccine Injury, and Getting Well," and Cave, S., "Vaccine Injury Therapy," NVIC Conference Presentations, November 2002.
28 Family Practice News, May 15, 2000, p. 49.
29 Ibid.
30 Ibid.
31 ACIP Update, 1996, op. cit., pp. 7-8 passim.
32 Unpublished case.
33 L. K. vs. Secretary of HHS, No. 99-624V.
34 T. O. vs. Secretary of HHS, No. 99-635V.
35 Mathieu, E., et al., "Cryoglobulinemia after Hep B Vaccination," Letter, New England Journal of Medicine 335:356, August 1, 1996.
36 "Hepatitis B Vaccine," The Vaccine Reaction, NVIC Special Report, September 1998, p. 7.
37 Ibid.
38 Ibid.
39 Ibid.
40 Ibid.
41 Ibid.
42 Ibid., p. 9.
43 Moskowitz, R., "The Case Against Immunizations," Journal of the American Institute of Homeopathy (JAIH) 76:7, March 1983, p. 13.
44 Unpublished case.
45 Moskowitz, Resonance: the Homeopathic Point of View, Xlibris, 2001, pp. 177-178.
46 Moskowitz, "Childhood Ear Infections," JAIH 87:137, 1994.
47 Moskowitz, Resonance, op. cit., pp. 209-210.
48 Ibid., pp. 215-216.
49 Unpublished case.
50 Davis, B., et al., Microbiology, 2nd Ed., Harper, 1973, p. 1346.
51 Ibid.
52 Ibid., p. 1418.
53 Neustaedter, R., The Vaccine Guide, Revised Ed., North Atlantic, 2002, pp. 69-74.
54 Ibid., pp. 70-71.
55 Ibid., pp. 71-72.
56 Ibid., pp. 76-77.
57 Ibid.
58 Ibid., pp. 74-76.
59 Cherry, "The New Epidemiology of Measles and Rubella," Hospital Practice, July 1980, p. 49.
60 Gustafson, T., et al., "Measles Outbreak in a Fully-Immunized Secondary School Population," NEJM 316:771, March 26, 1987.
61 Chen, R., et al., American Journal of Epidemiology 129:173, 1989.
62 Cherry, "Measles," op. cit., p. 52.
63 National Vaccine Advisory Committee, "The Measles Epidemic," JAMA 266:1547, September 18, 1991.
64 Edmondson, M. et al., "Mild Measles and Secondary Vaccine Failure During a Sustained Outbreak in a Highly Vaccinated Population," JAMA 263:2467, May 9, 1990.
65 Ibid.
66 Ibid.
67 Ibid.
68 Moskowitz, "Immunizations," op. cit.
69 Moskowitz,"Vaccination: a Sacrament of Modern Medicine," The Homeopath (UK) 12;137,1992.
70 Adams, W., "Decline of Childhood Haemophilus Influenzae B Disease in the HiB Vaccine Era," JAMA 269:221, January 13, 1993.
71 Family Practice News, October 1, 1997, p. 9.
72 "Adverse Events Associated with HiB Vaccine," WHO Printout, www.who.int/vaccines_diseases/safety/infobank/hib
73 Ibid.
74 Daum, R., et al., "Decline in Serum Antibody to H. Influenzae B Capsule in the immediate Post-Immunization Period," Journal of Pediatrics 114:742, 1989.
75 Boston Globe, June 11, 1991, p. 9.
76 FP News, August 1, 1992, p. 23.
77 Pevsner, J., Letter, American Family Physician, January 1994, p. 47.
78 Tucker, A., et al., "Cost-Effectiveness Analysis of a Rotavirus Immunization Program for the United States," JAMA 279:1371, May 6, 1998.
79 Ibid.
80 Keusch, G., and Cash, R., "A Vaccine Against Rotavirus: When Is Too Much Too Much?" Editorial, NEJM 337:1228, October 23, 1997.
81 Murphy, T., et al., "Intussusception Among Infants Given an Oral Rotavirus Vaccine," NEJM 344:564, February 22, 2001.
82 Ibid.
83 AMA Encyclopedia of Medicine, 1989, quoted in "Chickenpox: the Disease and the Vaccine," Massachusetts Citizens for Vaccination Choice handout, E. Arlington, MA.
84 American Academy of Pediatrics brochure, 1996, quoted in MCVC, op. cit.
85 "The Vaccine for Chickenpox," American Family Physician 53:652, February 1, 1996, Patient Information handout.
86 Spingarn, R., and Benjamin, J., Letter, NEJM 338:683, March 5, 1998.
87 Shapiro, E., and LaRussa, P., "Vaccination for Varicella: Just Do It!" Editorial, JAMA 228:1529, November 12, 1997.
88 Simberkoff, M., et al., "Efficacy of Pneumococcal Vaccine in High-Risk Patients," NEJM 315:1318, November 20, 1986.
89 Eskola, J., "Efficacy of a Pneumococcal Conjugate Vaccine Against Acute Otitis Media," NEJM 344:403, February 8, 2001.
90 FP News, April 15, 2000, p. 1. .
91 Cantekin, E., Letter, NEJM 344:1719, May 31, 2001.
92 Damoiseaux, R., Letter, Ibid.
93 Medical World News, April 14, 1986.
94 Hurwitz, E., et al., "Guillain-Barré Syndrome and the 1978-1979 Influenza Vaccine," NEJM 304:1557, June 25, 1981.
95 FP News, June 1, 1999, p. 1.
96 Ibid.
97 Ibid.
98 FP News, August 15, 2002, p. 30.
99 Nichol, K., et al., "The Effectiveness of Vaccination Against Influenza in Healthy Working Adults," NEJM 333:889, October 5, 1995.
100 Family Practice News, August 15, 2002, p. 30.
101 Boston Globe, August 25, 1992, p. 57.
102 Heemstra, T., Anthrax: a Deadly Shot in the Dark, Crystal Communications, 2002, p. 46.
103 Boston Globe, August 3, 1999, p. 1.
104 New York Times, March 11, 1999, via Internet.
105 Heemstra, op. cit., pp. 31-35.
106 Ibid., p. 64.
107 Bates, S., "Anthrax Vaccination in the Military: One Pilot’s Story," NVIC Conference Presentation, November 2002.
108 Matsumoto, G., "The Pentagon’s Toxic Secret," Vanity Fair, May 1999, pp. 82-98.
109 Heemstra, op. cit., p. 107.
110 Ibid.
110a Это утверждение не соответствует действительности. Прививки коровьей оспы показали себя в равной степени неэффективными и опасными, о чем читатель может узнать из подборки публикаций на тему натуральной оспы. Ликвидирована натуральная оспа была за счет санитарно-эпидемических мероприятий. — прим. автора сайта.
111 FP News, July 15, 2002, p. 10.
112 FP News, loc. cit., May 1, 2004, p. 41.
113 Quoted in Moskowitz, ed., "Smallpox," AIH Bioterrorism Report, JAIH 96:121, Summer 2003.
114 Ibid.
115 Eickhoff, T., "Adult Immunizations: How Are We Doing?" Hospital Practice, November 15, 1996, p. 107.
116 Averhoff, F., et al., "Immunization of Adolescents," American Family Physician 55:159, January 1, 1997.
117 Sur, D., et al., "Vaccinations in Pregnancy," American Family Physician 68:299, July 15, 2003.
118 FP News, April 1, 1997, p. 2.
119 FP News, loc. cit., September 1, 2001, p. 2.
120 Schlenker, T., et al., "Measles Herd Immunity," JAMA 267:823, 1992.
121 ACIP Childhood and Adolescent Immunization Schedule, FP News, January 1, 2004, p. 9.
122 Ibid.
123 Koff, R., "The Case for Routine Childhood Vaccination Against Hepatitis A," Editorial, NEJM 340:644, February 25, 1999.
124 Offit, P., et al., in Pediatrics 109, January 2002, abstract by Sherry Tenpenny, D. O., "Expert Believes Infants Can Tolerate 10,000 Vaccines," March 27, 2002, www.mercola.com.
125 Moskowitz, "Vaccination: a Sacrament," op. cit.
126 Moskowitz, "Unvaccinated Children," Mothering, Winter 1987, p. 34.
127 MMWR, reported in JAMA 283:2381, May 10, 2000.
128 www.publichealthlaw.net, quoted in "News Release," No. 71_DITA, November 26, 2001,
129 Private communications with the author.
130 "The Vaccine Reaction," op. cit., January 1996, pp. 3-5.
131 Orlando Sentinel, August 28, 2004, p..1.
132 Boston Globe, February 23, 1993, p. 1.
133 Peter, G., "Childhood Immunizations," NEJM 327:1794, December 19, 1992.
134 Bluestone, C., "Otitis Media in Children: to Treat or Not to Treat?" NEJM 306:1399, June 10, 1982.
135 Dubos, R., Mirage of Health, Harper, 1959, p. 157.

Предыдущая страница   Часть I

Другие публикации д-ра Ричарда Московица