Д-р Элеонор Макбин

Отравленная игла.
Скрываемые факты о вакцинации

Перевод Ольги Савельевой (Челябинск)

ГЛАВА 4. ИСТОРИЯ ВАКЦИНАЦИИ

Оригинал по адресу http://www.whale.to/

Основанное лишь на вере и не подкрепленное наглядными фактами предположение всегда уязвимо для критики. Слишком легко увлечься красотой идеала или поддаться очарованию излюбленного заблуждения... Нам еще многому предстоит научиться и от еще большего отучиться. Многие считают себя творчески мыслящими людьми, занимаясь при этом лишь перетасовкой собственных предрассудков.

Джордж С. Уэгер, доктор медицины

КТО И ПОЧЕМУ НАЧАЛ ВАКЦИНАЦИЮ

Некоторые несведущие люди заявляют, что в основе вакцинации лежат научные принципы, а сама она имеет сравнительно недавнюю историю. Однако факты доказывают безосновательность этих утверждений. Во-первых, примитивные народы проводили инокуляцию и отказались от нее за отсутствием пользы еще много столетий назад. Во-вторых, ни сам Дженнер, ни его многочисленные современники, экспериментировавшие с вакцинами, учеными не были. Соответственно, опасная практика вакцинации была запущена в жизнь, не имея под собой каких-либо исследований и научных доказательств в подтверждение лежащих в основе теорий.

На протяжении многих лет Эдварда Дженнера называли героем, считая его первооткрывателем вакцинации. Однако позже было признано, что эта сомнительная честь принадлежит Бенджамину Джести, который, по мнению историков, и является одним из тех, кто на самом деле открыл инокуляцию коровьей оспой. Еще за несколько лет до опытов Дженнера, фермеров Джести и Дженсена вместе с учителем Плеттом называли "успешными экспериментаторами" в области вакцинации коровьей оспой. Но то, что они делали, было лишь опасными и антинаучными попытками решения проблемы профилактики натуральной оспы.

Прежде чем обратиться к древней истории вакцинации, ознакомимся с высказываниями выдающихся людей, считавших, что

ВАКЦИНАЦИЯ АНТИНАУЧНА

Многие великие мыслители, ученые, государственные деятели и даже врачи объявили вакцинацию преступлением против человечества, мошенничеством в целях обогащения, оскорблением всемирного масштаба и позорным пятном на щите современной цивилизации. При этом практиковавшееся еще примитивными и невежествнными народами умышленное заражение крови было охотно взято на вооружение якобы просвещенными современными властями и навязывается отчаянно протестующим людям ради обогащения.

М. М. Гернерд в книге "Обман вакцинации" писал:

Вакцинация ни в коей мере не является научной. Врачи не имеют ни малейшего понятия о том, каким будет результат, смогут ли они победить болезнь, и даже о том, чистая у них вакцина или нет. Построенная исключительно на домыслах процедура ведет лишь к появлению целого сонма ложных выводов.

Флоренс Найтингейл, самая известная медицинская сестра и по праву огромного опыта эксперт в области оспы:

Сведущие в вопросах общественного здравоохранения безусловно согласятся с тем, что эпидемии и принципы определения их причин имеют с практической точки зрения много общего, а также, что поиск путей избавления от... заболевания не должен ограничиваться одним решением, таким, к примеру, как вакцинация, но быть направленным на изучение и устранение основных причин восприимчивости к эпидемии.

Алфред Рассел Уоллес в своей известной книге "Чудесный век" (стр. 314) писал:

Законы о вакцинации принимались на основании абсолютно лживых утверждений и обещаний, которым не суждено было быть выполненными. Среди прочих современных законов они выделяются грубыми нарушениями принципов личной свободы и неприкосновенности домашнего очага. Будучи лишь попыткой обмануть разгневанную природу и избежать заразного заболевания, не пытаясь при этом справиться с причинами его возникновения и распространения, практика вакцинации не только находится в абсолютном противоречии ко всему учению о гигиене, но и является одной из тех грубейших ошибок, которые, в силу своих далеко идущих печальных последствий, тяжелее самых ужасных преступлений.

Одним из самых авторитетных источников информации являются официальные правительственные отчеты, которые отмечают

РОСТ СМЕРТНОСТИ ПОСЛЕ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ВАКЦИНАЦИИ

Из доклада д-ра Уильяма Фарра, составителя статистических отчетов Лондонской Службы регистрации актов гражданского состояния:

Максимальный уровень смертности от оспы был достигнут после введения практики вакцинации... Среднегодовая смертность (от оспы) в расчете на 10 000 человек населения в период 1850—1869 гг. составляла (всего лишь) 2,04. При этом в 1871 году (после введения обязательной вакцинации) показатель составил уже 10,24, а в 1872 году — 8,33. И все это на фоне масштабного внедрения вакцинации в массы путем различных законодательных актов.

В книге содержатся и другие высказывания известных людей, а также многочисленные выдержки из отчетов и докладов с практическими примерами, наглядно показывающими несостоятельность вакцинации.

По-настоящему великие умы человечества в полной мере понимают мудрость природного равновесия и знают, что выведенный из равновесия неправильным питанием или иными факторами организм начинает накапливать токсины. Это, в свою очередь, активизирует естественные целительные механизмы, направленные на нейтрализацию угрозы и восстановление нормального состояния. Действие таких механизмов может выражаться различными способами, например: ускорением кровообращения, лихорадкой, нарушением дыхания, интенсивным опорожнением кишечника (диареей), слизистыми выделениями, направленными на выведение из организма ядов, кожными высыпаниями, опуханием лимфатических желез, таких как миндалины, болью, свидетельствующей о наличии раздражителя, и т.д. Среднестатистический врач интерпретирует все эти проявления действия восстановительных сил организма как болезнь, то есть явление, которое требует вмешательства посредством введения ядовитых лекарств и вакцин и проведения калечащих операций. Современные методы лечения фактически замедляют и нарушают действие естественных сил организма, равных по силе которым до сих пор не обнаружено.

Д-р Оливер Уэнделл Холмс, один из немногих образованных врачей, выразил эту точку зрения одной яркой фразой:

ПОЗОР МЕДИЦИНЫ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В НЕВООБРАЗИМОЙ ПО СВОИМ МАСШТАБАМ СИСТЕМЕ САМООБМАНА, В УГОДУ КОТОРОЙ В ШАХТАХ ДОБЫВАЮТСЯ ЯДОВИТЫЕ МИНЕРАЛЫ, ИЗ ВНУТРЕННОСТЕЙ ЖИВОТНЫХ ИЗВЛЕКАЮТСЯ НЕЧИСТОТЫ, А ИЗ ЯДОВИТЫХ ЖЕЛЕЗ РЕПТИЛИЙ ВЫТЯГИВАЮТСЯ ЯДЫ, И ВСЕ ПОЛУЧАЕМЫЕ ТАКИМ ОБРАЗОМ ГНУСНОСТИ ВЛИВАЮТСЯ В ГОРЛО ЛЮДЯМ, КОТОРЫМ НЕОБХОДИМО (всего лишь) НЕМНОГО ПОРЯДКА, ПИТАНИЯ И СТИМУЛЯЦИИ ЖИЗНЕННОЙ СИЛЫ.

Читая о примитивных шаманах, экспериментировавших с инокуляцией, втирая гной заболевших в царапины на теле здоровых людей, мы думаем о них со снисхождением: ведь они не обладали знаниями о физиологии, позволяющими понять, что законы природы не позволят выздороветь организму, кровь которого систематически заражается. Мы прощаем шаманам их действия ввиду незрелости их сознания. Но на основании чего мы должны прощать современных врачей, поступающих точно так же, только в бóльших масштабах и используя более длинные иглы?

Вакцинация является трагической неудачей, так как основана на антинаучной теории, признающей болезнь жестоким врагом. Этого врага следует беспощадно искоренять ядовитыми лекарствами или (предположительно) обманывать вводимыми с вакцинами в кровь антителами. Говорят, что якобы существующие антитела борются с болезнетворными микробами. Но микробы не являются причиной заболевания. В природе они всегда выполняют полезные функции, будь то разложение продуктов выделения или помощь в непрерывном перестраивании и обновлении структуры клеток. В любом случае, они являются неотъемлемой частью огромной мозаики по имени "жизнь". (С подробным описанием научно обоснованных экспериментов, доказывающих важность бактерий, вирусов и микробов и объясняющих их природу, можно ознакомиться в выводах Антуана Бешана, опубликованных в интереснейшей книге Э. Дуглас Хьюм "Бешан или Пастер".)

Как уже было сказано, болезнь это проявление действия целительных сил организма, направленных на выведение ядов, продуктов жизнедеятельности, неподходящей пищи и инородных тел. БОЛЕЗНЬ НЕ НУЖНО ЛЕЧИТЬ, ОНА САМА ПО СЕБЕ ЛЕЧЕНИЕ.

Микробы не нападают на организм извне. Когда возникает потребность, они развиваются внутри клеток самостоятельно. Сама концепция вакцинации основана на ошибочном предположении о том, что микробы являются причиной болезни и должны быть остановлены введением вакцины. Но это ведет исключительно к печальным результатам.

ТУБЕРКУЛЕЗ КАК РЕЗУЛЬТАТ ВАКЦИНАЦИИ

Д-р Уолтер Джеймс, Филадельфия:

Вакцинация не только не остановила распространение оспы, но даже не смогла хоть сколько-нибудь повлиять на ее течение у вакцинированных больных. ОНА ВНОСИТ В ОРГАНИЗМ ТУБЕРКУЛЕЗ, РАК И ПРОКАЗУ. Она, как и инокуляция, только распространяет болезнь.

Энни Райли Хейл, исследователь при конгрессе США:

Начальник медицинской службы армии Соединенных Штатов в отчете 1918—1919 годов из лучших побуждений записал, что "основной причиной увольнения в запас среди офицеров и военнослужащих рядового и сержантского состава во всех странах присутствия ВС США был легочный туберкулез; в период участия США в Первой мировой войне, среди проходивших службу как на территории, так и за пределами страны, отмечено 31106 случаев госпитализации с легочным туберкулезом, из которых 1114 — с летальным исходом ("Медицинское вуду", стр. 27).

Однако в армию больных туберкулезом никогда не брали. Все мыслимые болезни появились у этих людей уже во время гарнизонной службы, после того, как кровь была заражена вакциной. После этого тысячи были уволены со службы по инвалидности и брошены на произвол судьбы как физические и умственные калеки. Многие из них не то что не успели побывать в настоящем бою, но даже не покидали территории США.

Д-р Э. С. Розенау, врач-экспериментатор госпиталя Майо ("Полное собрании документов Майо", том II, стр. 92) отмечал, что "введенная морским свинкам сыворотка имеет тенденцию к локализации в легких".

Эдвард Дженнер привил свиную оспу своему восемнадцатимесячному сыну в ноябре 1791 года, после чего в 1798 году — коровью. После этого мальчик никогда не переставал болеть и умер от туберкулеза в возрасте 21 года.

Из "Жизни Дженнера" (Барон, том II, стр. 304) мы узнаём, что

14 мая 1796 года... Дженнер провел вакцинацию Джеймса Фиппса, мальчика примерно 8 лет, материей, взятой с руки доярки, зараженной коровьей оспой.

Выждав 6 недель, Дженнер привил обе руки мальчика материей, взятой с руки другого мальчика, больного натуральной оспой. Несколько месяцев спустя, Фиппс прошел повторную инокуляцию вариолярной материей (гноем из оспенной пустулы), однако реакция отсутствовала.

Инокуляция "не взялась", и на результатах этого эксперимента и весьма сомнительной их интерпретации было основано заявление Дженнера о том, что вакцинация "навсегда защитит человека от оспы". При этом не прошло достаточно времени, чтобы с уверенность сказать, сохранится иммунитет на всю жизнь, на один месяц и есть ли он в принципе. Однако доктора и правительственные структуры признали вакцинацию и сделали ее обязательной, не имея какого-либо научного обоснования или практических доказательств, но, вне всякого сомнения, видя в ней для себя настоящее золотое дно.

Джеймс Фиппс, якобы обладавший пожизненным иммунитетом к оспе, умер в возрасте 20 лет от туберкулеза.

В "Жизни Дженнера" Барон описывает состояние Фиппса следующим образом:

Однажды, прогуливаясь с другом, Дженнер заметил Фиппса и воскликнул: "О, а вот и бедняга Фиппс. Вам надо бы взглянуть на него. В последнее время он весьма неважно себя чувствует, и я опасаюсь, что у него легочный туберкулез. Совсем недавно он был привит от оспы. Насколько помню, это был уже двадцатый раз, и все безрезультатно".

ДРЕВНЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ВАКЦИНАЦИИ

Как уже говорилось выше, ни Дженнер со своими громкими заявлениями, ни полузабытый Джести не были первооткрывателями вакцинации. Она пришла к нам из тьмы веков, когда в основе лечения лежали лишь догадки и суеверный страх1.

Сведения о древнем происхождении вакцинации можно почерпнуть из "Лекционных записок" XVII Международного медицинского конгресса, Лондон, 1913 год:

Практика проведения инокуляции для предотвращения заболеваний имеет весьма древнее происхождение. О точном времени ее открытия можно лишь догадываться.

Предполагается, что впервые инокуляция была проведена Дхавантари, ведическим отцом медицины и первым из известных истории индийских врачей, жившим ок. 1500 лет до н.э. Утверждается даже, что для инокуляции древние индийцы использовали вакцину, получаемую от зараженных вирусом оспы коров. ("История инокуляции и вакцинации", стр. 6, 13).

Распространенная, как в древности, так и в современности практика перенесения заболеваний, вне всякого сомнения, тесно связана с различными эпидемиями, которые продолжают бушевать в странах, где вакцинация все еще распространена.

Если бы этот метод профилактики заболеваний действительно работал, оспа была бы побеждена еще столетия назад. Тем не менее, сегодня она продолжает свирепствовать в регионах, где вакцинация обязательна, и отсутствует там, где от нее отказались в пользу мероприятий санитарно-гигиенического характера.

Практика инокуляции распространилась подобно сорной траве — от первобытных племен прошлого к цивилизациям Африки, Аравийского полуострова, Тибета, Индии и, наконец, Европы и Америки.

В брошюре "Суеверный обычай" д-р Клементс проследил практику инокуляции в современных странах, имевшую место до опытов Дженнера. Он пишет:

В Дании инокуляция против оспы проводилась в 1673 и в 1779 годах по рекомендации медицинского сообщества. Для этого указом короля в столице были основаны два инокуляционных дома.

Жители Неаполитанского королевства тайно практиковали инокуляцию еще с древнейших времен. Сиделки втайне от родителей прививали вверенных их попечению младенцев.

В 1722 году валлийский хирург д-р Райт упоминал об инокуляции как об "издавно практикуемом на Британских островах обычае" (при том, что Дженнер начал свои опыты только в 1796 году). Некто Уильям Аллен, 99 лет, утверждал, что инокуляция была известна и проводилась в течение всей его жизни. Он хорошо помнил, как его мать говорила о том, что инокуляция широко практиковалась еще в ее время, и что оспой она заразилась именно через нее.

Первые упоминания об инокуляции во Франции относятся к 1712 году. В 1793 году в стране вспыхнула эпидемия оспы, которая унесла немалую часть населения. В эпидемии обвинили инокуляцию, и правительство на некоторое время запретило эту процедуру. Пять лет спустя по настоянию медицинского сообщества указ был отменен, и инокуляция широко практиковалась до конца 18 века.

Впервые упоминания об инокуляции в Ирландии появляются в 1723 году, когда некий врач из Дублина привил 25 человек. Трое из них в результате умерли, после чего эта практика была на некоторое время забыта.

Первые попытки инокуляции в Германии отмечены в 1724 году. Вскоре после этого многие из привитых жителей Берлина умерли от оспы, и практика вакцинации потеряла всякое доверие. Но через много лет неустанной пропаганды доктора все же смогли уговорить людей вернуться к ней.

В 1754 году Певерани начал проводить инокуляцию в Риме. Однако последовавшая за этим вспышка оспы накалила протест до такой степени, что практику пришлось остановить. Однако, опять же, через много лет, усилиями докторов инокуляция вернулась к жизни.

Сто сорок два года спустя Карло Рута, профессор Материи медики Университета Перуджи, Италия, беспощадно бичевал эту преступную практику:

"Вакцинация это монстр, помесь ошибки и невежества; именно поэтому для нее не должно быть места в гигиене и медицине... Не верьте в вакцинацию, ибо она лишь повсеместное заблуждение, лженаучная практика и опаснейшее суеверие, последствия которого мы сегодня измеряем бесчисленными слезами и горем".

В Древних Греции и Риме, могучих государствах могучих людей, не было ни инокуляции, ни вакцинации, ни оспы.

Греки и римляне прославились в истории как силой и выносливостью, так и широко распространенным культом здоровья, чистоты и гигиены. Они не знали оспы, пока ее не принесли пришедшие из других стран инокуляторы.

ИНОКУЛЯЦИЯ В АМЕРИКЕ

В Америке инокуляция от оспы впервые, по всей видимости, была проведена Коттоном Мэзером, духовным лицом, в 1721 году. Он брал зубочистку и обмакивал ее в гной из пустулы больного оспой, после чего смазывал им царапину на руке здорового человека. Таким образом, за первые шесть месяцев эксперимента он инокулировал 224 человека. Шестеро из них умерли от заражения крови, еще у шестерых реакция отсутствовала. У остальных наблюдалась реакция разной степени интенсивности.

Говорит д-р Клементс:

За рекомендации по внедрению этой процедуры он подвергся самому суровому преследованию, и какое-то время его жизнь была в опасности...

Данный инцидент стал причиной стойкого неприятия инокуляции жителями этой страны... В Бостоне, где инокуляция повлекла за собой множество смертей, было созвано собрание общественности.

Было решено, что подобная практика с большой вероятностью нанесет вред тем, кто ей подвергается. На собрании было принято следующее решение, которое впоследствии было опубликовано властями.

Решение, принятое в результате обсуждения людьми Бостона вопросов инокуляции от натуральной оспы, июля 27 дня 1721 года.

Многочисленные случаи дают основание полагать, что она привела к кончине многих людей даже после операции, и стала причиной недуга и, в итоге, смерти многих других; что естественным следствием внесения сей мерзкой грязи в кровь является ее загрязнение и загнивание, и что если не выпустить эту отравленную кровь возле места инокуляции или в другом месте, то это приведет ко множеству других опасных болезней; что она способствует распространению и развитию заражения больше, нежели в ее отсутствие (как и в случае оспы); что продолжение проведения среди нас инокуляции, вероятно, приведет к серьезнейшим из возможных последствий.

Подписано избранными людьми города Бостона 22 июля 1721 года.

Из этого отрывка мы видим, что отцы-основатели страны были разумными людьми, глубоко озабоченными здоровьем и процветанием находившихся под их руководством людей. Хоть эпизод и имел место задолго до нашей революции, те же люди, вне всякого сомнения, сыграли значительную роль в формировании будущего нашей страны. Эпизод случился задолго до того, как медицинское сообщество начало паразитировать на здоровье нации и превратило искусство врачевания в искусство извлечения прибыли. Идеалисты с высокими целями смогли сдерживать вакцинацию, этого монстра в позолоченных одеждах, лишь на некоторое время. Выбранная пропагандистами сыворотки тактика постоянного давления развратила умы людей и убедила их начать в ряде штатов полномасштабную вакцинацию. Сегодня Америка, к сожалению, является одной из самых прибыльных в этом плане стран.

Наша Конституция провозглашает свободу, но при этом служащие и сотрудники бюджетных организаций, таких как государственный аппарат, окружные и федеральные больницы и учреждения здравоохранения, армия, многие средние школы и даже некоторые штаты, страдают под гнетом обязательной вакцинации. Не существует каких-либо доказательств эффективности вакцинации, равно как и не существует достаточного основания для ее обязательности. При этом из года в год она продолжает навязываться на средства разгневанных налогоплательщиков.

Бесполезный, опасный и жестокий закон, предписывающий обязательную вакцинацию для всех, кто отправляется путешествовать за пределы Соединенных Штатов, является антинаучным пережитком прошлого. Другие страны осознали ошибочность вакцинации и отказались от этого бесполезного и смертельно опасного обряда.

Медицинские факультеты заявляют, что вакцинация основана на научных фактах. Однако история опровергает это заявление. Что это за так называемые научные факты? Где они (и есть ли они в принципе)? История медицины обсуждает множество теорий и гипотез без приведения каких-либо научных фактов. Полагать суеверные варварские ритуалы основанными на открытиях фундаментальной науки есть глубочайшее заблуждение,

— заявляет Клементс.

Сама история медицины доказала, что рост заболеваемости оспой начинался именно после проведения вакцинации, и что вакцинация унесла больше жизней и принесла больше заболеваний, чем те болезни, с которыми она была призвана бороться. Цифры и исторические факты в поддержку этого заявления можно с легкостью найти как в этой, так и во множестве других посвященных вакцинации книг.

РОССКАЗНИ ДОЯРОК — ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ОСНОВА ВАКЦИНАЦИИ

Считается, что вакцинацию в Британию принесла леди Мэри Уортли Монтегю, вернувшаяся в 1717 году с Ближнего Востока (из Турции, где ее муж работал послом). В то время инокуляция была лишь популярным экспериментом. Вероятнее всего, арабы принесли этот обычай в Африку, а именно в страны, прилегающие к Красному морю. Отсюда, через Босфор, он, вероятно, попал в Европу. Когда леди Монтегю рассказала о нем Дженнеру, он ответил:

Э, да у доярок Глостершира есть в запасе кое-что поинтереснее. Они говорят, что перенесший коровью оспу уже никогда не заразится натуральной оспой. Коровья оспа — это, собственно, натуральная оспа коров. Она не заразна. Поэтому переболевший коровьей оспой человек заразиться натуральной оспой не может, и опасных последствий, какие бывают после инокуляции, не будет2.

Наука опровергла эти утверждения. Но Дженнер ученым не был, и посчитал росказни и суеверия неграмотных доярок достаточным для своей теории основанием. Позднее наука получила веские доказательства того, что коровья оспа не идентична натуральной и не защищает ни от нее, ни даже от коровьей.

ВАКЦИНАЦИЯ НЕ СОЗДАЕТ ИММУНИТЕТА, ГОВОРЯТ ВРАЧИ И УЧЕНЫЕ

Объем книги не позволяет привести все высказывания ученых и врачей, доказывавших, что коровья оспа отличается от обыкновенной и, следовательно, не может дать иммунитет от нее. Приведем лишь некоторые высказывания, чтобы показать общую идею.

Джозеф Свон в своей исчерпывающей книге "Проблема вакцинации" (стр. 87—102) привел результаты правительственных исследований вместе с отчетами изучавших данный вопрос врачей и ученых. Он приводит высказывание сэра Томаса Уотсона (выдающегося хирурга и последователя вакцинации):

Не требуется особых умозаключений, чтобы понять: коровья оспа является болезнью sui generis. Она никоим образом не происходит из оспы натуральной. Никаких подобных связей между ними нет... Единственная связь между коровьей и натуральной оспой имеет антагонистический характер ("Британский медицинский журнал", 17 января 1880 г.)

Известный бактериолог Э. М. Крукшенк утверждал:

ОСПА КОРОВЬЯ НИКОГДА НЕ ПРЕВРАЩАЛАСЬ В ЧЕЛОВЕЧЕСКУЮ НАТУРАЛЬНУЮ. НА ПРОТЯЖЕНИИ ВСЕЙ СВОЕЙ ИСТОРИИ И ВО ВСЕХ ЭПИДЕМИЯХ ОНИ СТОЛЬ РАЗЛИЧНЫ, ЧТО ПАТОЛОГИ С ТЕМ ЖЕ УСПЕХОМ МОГУТ ПРИЗНАВАТЬ СХОДСТВО КОРОВЬЕЙ И ОВЕЧЬЕЙ ОСПЫ ИЛИ НАТУРАЛЬНОЙ ОСПЫ И ЧУМЫ" (Крукшенк, "Бактериология и инфекционные заболевания", 4-е издание, стр. 328).

Упрямые факты заставили доктора (позднее сэра) Уильяма Ослера, одного из наиболее уважаемых и авторитетных врачей и сторонника принудительной вакцинации, признать сопутствующие данной практике опасности. Он отнюдь не подтверждал столь пышно объявленный Дженнером пожизненный безопасный иммунитет. В своей работе "Принципы и практика медицины" (8-е издание, стр. 330) он писал:

Вакцинация рискована даже с учетом соблюдения всех мер предосторожности... Она может пробудить к жизни до того дремавшие болезни. Именно это и происходит со врожденными сифилисом и туберкулезом" (выделено автором).

ГДЕ ЖЕ ОБЕЩАННЫЙ ДЖЕННЕРОМ ПОЖИЗНЕННЫЙ ИММУНИТЕТ?

Заявляя на весь мир о том, что вакцинация коровьей оспой позволит получить пожизненный иммунитет "без каких-либо опасных последствий", Дженнер признавал, что инокуляция всегда сопровождалась общеизвестными рисками. Однако уже вскоре его опыты стали причиной череды болезней и смертей. Вакцинацию объявили опаснейшей процедурой.

Говоря об увеличившейся в результате вакцинации смертности, Герберт Спенсер в "Фактах и комментариях" указывал, что

Дженнер и его последователи полагали, что прохождение вакцины через организм пациента делает его невосприимчивым к оспе, и что на этом вопрос можно считать закрытым. Я же настаиваю на том, что вопрос на этом далеко не заканчивается. Вмешательство в установленный Природой порядок ведет к далеко идущим последствиям, в корне отличным от ожидаемых. С некоторыми из них мы уже столкнулись.

Согласно опубликованному в 1880 году доклада парламента (№392)... отмечено снижение общей младенческой смертности до уровня 6600 (на миллион новорожденных); при этом годовая смертность от восьми указанных заболеваний, полученных прямым способом либо обострившихся в результате вакцинации, выросла с 20524 до 41353 случаев на миллион в год, то есть более чем в два раза. Очевидно, что эти болезни унесли больше жизней, чем было спасено от оспы посредством вакцинации.

Обязательная вакцинация была введена в Великобритании в 1853 году. С учетом вышеуказанной даты публикации отчета, получается, что через 27 лет с начала принудительной вакцинации отмечался рост смертности только из-за связанных с вакцинацией болезней. Снижение же общей смертности, вне сомнения, обусловлено улучшением санитарно-гигиенической остановки и реформами диетологии, начавшими приобретать в то время известность. Примерно в 1840 году, Сильвестр Грэхем, д-р Тролл и другие первопроходцы нового пути оздоровления нации указали на важность правильного питания. Посредством этого учения они смогли существенно повысить нормы здравоохранения и спасли множество жизней. Если бы не насильно навязываемая вакцинация, масштабные реформы в области диетологии и санитарии имели бы больше шансов на победу оспы. Фактически же, на сегодняшний день масштаб вызванных смертельными заболеваниями бедствий выше, чем когда-либо в документированной истории. Во многом — из-за вакцинации.

ОТНОШЕНИЕ ДЖЕННЕРА К КРИТИКЕ И ПРОВАЛУ ВАКЦИНАЦИИ

Доктор У. Р. Хадвин, имевший значительный опыт с больными оспой в больницах Британии и своими глазами наблюдавший трагические последствия вакцинации, прочел в Ливерпуле лекцию, в ходе которой обсуждались основные оправдания и отговорки, к которым Дженнер прибегал в ответ на критику и обвинения в провале вакцинации. Вот некоторые выдержки из этой лекции:

После того как Дженнер опубликовал документ о чудесных сказках доярок, появилось множество имеющих определенный опыт в данном вопросе ветеринаров, которые буквально завалили его фактами о людях, прошедших вакцинацию коровьей оспой, но после этого все же заразившихся натуральной оспой.

Такие доказательства было невозможно игнорировать... Но Дженнер - один из искуснейших мастеров отговорок и оправданий из всех когда-либо живших на свете. В этом легко убедиться, ознакомившись с одной из них.

"Да, но есть два вида коровьей оспы, истинная и ложная, — говорит он. (Смех в зале.) — Те вакцинированные, кто заразился оспой, были привиты ложной коровьей оспой, а те привитые, кто впоследствии не заразился, получили вакцину истинной коровьей оспы". (Смех.)

При этом, когда его спрашивали об отличиях между истинной и ложной коровьей оспой, Дженнер предпочитал отмалчиваться. Несмотря на то, что ни сам Дженнер ни кто-либо еще так и не смогли получить безопасную вакцину, процесс и не думали останавливать. При этом ни о каких доказательствах чистоты вакцины или гарантиях безопасности не было и речи. Дженнеру напомнили, что нет никакой разницы, наступила ли смерть от истинной или ложной натуральной оспы. И тем более, разумеется, одобрение им и властями используемой вакцины мало утешало жертв.

Когда Дженнер столкнулся с фактом привития группы людей вакцинами из одной партии, когда оспой заболела лишь часть из них, он заявил несчастным, что, вероятно, они были вакцинированы слишком рано или слишком поздно после того, как подверглись воздействию болезни. Но когда же наступает "вовремя", он так и не сказал. Если посмотреть на количество летальных случаев среди пациентов Дженнера, становится понятно, что вся его работа была построена исключительно на догадках.

ПРАВИТЕЛЬСТВЕННАЯ ПОДДЕРЖКА АВАНТЮРЫ ДЖЕННЕРА

Несмотря на очевидный провал вакцинации, Дженнер обратился к правительству Британии с просьбой о финансовом содействии в продвижении этой практики. Она была основана исключительно на рассказах доярок, беспочвенных обещаниях пожизненного иммунитета и антинаучном опыте с Джеймсом Фиппсом. Тем не менее, в 1802 году парламент выдал ему 10000 фунтов. Либо Дженнер обладал поразительным даром убеждения, либо парламент слишком охотно принял желаемое за действительность. Иначе тот факт, что в 1807 Дженнер получил от государства еще 20000 фунтов (в итоге — 30000 фунтов, или 150000 долларов США) на распространение по всему миру вызываемых вакцинацией болезней и смертей, объяснить нельзя.

Когда Дженнер объявил о том, что разовая вакцинация способна дать пожизненный иммунитет от натуральной оспы, он, по всей видимости, ожидал, что люди сочтут его великим оракулом, слова которого никогда не подвергаются сомнению. Невзирая на многочисленные случаи летального исхода, он беззастенчиво направил в Королевскую коллегию хирургов рукопись "Исследование причин и последствий Variolae Vaccinae", в которой повторно изложил свою теорию.

Вирус коровьей оспы оказывается таким особенным благодаря факту, что перенесшее его воздействие лицо навсегда становится невосприимчивым к натуральной оспе; ни контакт с различными выделениями, ни внесение болезнетворной субстанции под кожу больше не вызовут развитие недуга.

Протесты не прекращались, но Дженнер, как одержимый, игнорировал факты. В качестве ответа оппонентам он опубликовал третью рукопись:

Некоторые полагают, что получаемая с вакциной защита (иммунитет) имеет лишь временный характер. Это предположение опровергается не только проведением аналогии с характером течения похожих болезней, но и имеющимися в нашем распоряжении неопровержимыми фактами... (Барон, т. 1, стр. 490).

И где же (мы спрашиваем) эти неопровержимые факты? Никто и никогда их не видел.. Но Дженнер и определенная группа врачей поняли, что вакцинация, пусть даже и провальная, может быть весьма доходным бизнесом. Поэтому была организована колоссальная по своим масштабам кампания по продвижению этой порочной практики в массы.

Должно быть, лорд Литтлтон уже имел определенный интерес в этом деле, утверждая в палате лордов:

Вряд ли следует обсуждать эффективность вакцинации как средства профилактики от оспы. В отношении данного вопроса все медицинское сообщество уже давно пришло к полному единодушию.

Это заявление нельзя считать в полной мере соответствующим действительности, так как все свободные от предрассудков доктора (которых не так уж и много) вакцинацию отрицали. Но слова лорда Литтлтона все же имели желаемый эффект, что и являлось целью всей речи. Было сделано все возможное, чтобы воспрепятствовать обнародованию фактов, раскрывающих порочную суть вакцинации.

По словам Томаса Моргана ("Заблуждения медицины", стр. 48—49),

вскоре Дженнер обнаружил, что вакцинация не дала иммунитет от оспы даже некоторым из тех, кого вакцинировал лично он сам, и кто в результате умер. Не желая бросать тень на свое детище, он попытался запретить публикацию сообщений. Из письма другу: "Я хотел бы, чтобы мои собратья по ремеслу не спешили сообщать о губительных результатах вакцинации". После этого, в 1810 году он писал: "Когда я обнаружил, что д-р Вудворт собирается опубликовать брошюру о вспышках заболевания в Оспенном госпитале, то приложил все усилия, чтобы уговорить его как письмом, так и в личной беседе не делать этого и не препятствовать прогрессу вакцинации" ("Жизнь Дженнера", Барон).

Вышеприведенные строки явно свидетельствуют о том, что сам Дженнер осознавал абсолютную бесполезность вакцинации, но, получив щедрый правительственный подарок, предпочел обман признанию собственной неудачи.

С самого возникновения и по настоящий день весь проект вакцинации являет собой бесконечную историю лжи, введения в заблуждение, мошенничества, жонглирования фактами и подтасовки свидетельств о смерти с тем, чтобы защитить его от нападок и дать развиваться дальше... и все это — после целого столетия печального опыта, показавшего, что вакцина от оспы унесла и искалечила больше жизней, чем сама болезнь.

ДЖЕННЕР ПРИЗНАЁТ ПРОВАЛ ВАКЦИНАЦИИ

Д-р Уильям Уинтерберн в работе "Цена вакцинации" (стр. 68—69) сообщает, что даже Королевское Дженнеровское общество (под руководством самого Дженнера) в своем втором отчете, опубликованном в 1806 году, "признало наличие ряда случаев оспы у лиц, в обычном порядке прошедших вакцинацию". Далее он пишет:

В то же самое время Королевская коллегия хирургов выпустила для тысячи своих членов циркулярное письмо, в котором им предлагалось поделиться опытом в области вакцинации. Было получено 426 ответов, сообщавших о 56 случаях заболевания оспой вакцинированных, 66 случаях высыпаний и 24 случаях болезней рук.

Лондонский "МЕДИКАЛ ОБСЕРВЕР" (вып. VI, 1810 г.) опубликовал подробности "535 СЛУЧАЕВ ЗАБОЛЕВАНИЯ ОСПОЙ ПОСЛЕ ВАКЦИНАЦИИ, — причем некоторых людей прививал лично Дженнер, — с указанием имен, фамилий и соответствующих служб, представивших данные сведения, а также аналогичные сведения о 97 ЛЕТАЛЬНЫХ СЛУЧАЯХ и 150 случаях тяжелых заболеваний среди ВАЦИНИРОВАННЫХ, и в их числе 10 врачей, с указанием имен и адресов, включая двух профессоров анатомии, пострадавших от процедуры, проведенной в их собственных домах" ("Медицинское вуду", стр. 5, Гейл).

Другие доказательства несостоятельности вакцинации как средства профилактики оспы Уинтерберн приводит в докладе "о жестокой эпидемии в Марселе, когда оспой заразились 2000 вакцинированных, и о вюрттембергской эпидемии 1831 года, когда жертвами болезни стали 995 якобы защищенных несчастных".

Когда Дженнер столкнулся с нарушающими его планы доказательствами того, что вакцинация коровьей оспой, как и ранее инокуляция натуральной оспой, потерпела крах, он опять принялся изобретать миллион неубедительных и абсолютно ненужных оправданий. Его зацикленный на одной идее разум не мог думать о чем-либо, кроме гноя. Поэтому, когда ни человеческие, ни коровьи гнойные выделения не смогли справиться с оспой, он продолжил эксперименты с другими "источниками сырья". Дженнер обнаружил, что в мокнущих трещинах на копытах больных лошадей скапливаются зловонные гнойные массы. Некоторые люди называли эту болезнь мокрецом, однако отдельные ветеринары полагали ее одной из форм лошадиного сифилиса. Третьи же считали, что это разновидность туберкулеза или другой изнурительной болезни. По какой-то непонятной причине Дженнер решил, что именно эти гнойные массы станут отличным дополнением к вакцине. Поэтому он ввел их корове, тем самым заразив ее. Смешав гной больных лошади и коровы, он сделал сыворотку. Узнавшие об этом люди протестовали с такой яростью, что д-р Пирсон незамедлительно написал Дженнеру письмо, в котором просил: "Ради Бога, уберите лошадь, или Вы испортите все дело".

Вскоре после этого инцидента Дженнер написал своему другу: "Я имею все шансы разбогатеть, успокоив при этом общественность". После этого, как сказал д-р Хадвин в своей известной лекции, "Дженнер решил убрать лошадь". Но проблема поиска истинной коровьей оспы осталась неразрешенной. Ее Дженнер так и не нашел... В отчаянии он вернулся к спонтанной коровьей оспе, хотя сам же ранее утверждал, что для профилактики натуральной оспы она абсолютно не подходит. Именно эта вакцина спонтанной коровьей оспы, которую забраковал сам создатель, объявив ее абсолютно бесполезной в деле профилактики, используется сейчас под названием "чистой противооспенной телячьей вакцины". И именно перед ней склоняет голову медицинское сообщество, призывая следовать по стопам Дженнера.

Коровью оспу не приходилось наблюдать и одному врачу из десяти тысяч... и очень мало кто из них видел оспу натуральную, и поэтому врачи почти ничего о ней не знают. Медицинское сообщество должно научиться двум вещам: во-первых, распознавать натуральную оспу, столкнувшись с ней, а во-вторых, знать, как ее лечить ("Заблуждение вакцинации", У. Р. Хадвин, доктор медицины).

ПОВТОРНАЯ ВАКЦИНАЦИЯ РАЗРУШАЕТ ОБЕЩАННЫЙ ИММУНИТЕТ

Слово д-ру Хадвину:

Предположим, что коровья оспа является оспой натуральной (как все еще полагают некоторые врачи) и что при передаче человеку коровьей оспы, то есть вакцинации, он получает легкую (или тяжелую) форму натуральной оспы. Сам Дженнер говорил: "Коровья оспа не защищает от натуральной, она и есть натуральная оспа". Поэтому, согласно этой теории, при вакцинации человек в буквальном смысле заражается натуральной оспой. Дженнер говорил: "Однажды вакцинированный человек навсегда защищен от натуральной оспы, а повторная вакцинация уменьшит эту защиту вдвое". Но что же говорит нам медицинская пропаганда? Врачи знают, что вакцина не защищает от последующего заболевания. Если инокуляция коровьей оспой не защищает от заражения ей же, то каким же образом она сможет защитить от натуральной оспы? Получается, что повторная вакцинация противоречит всем догмам. Если она не защищает от получаемой с вакциной средней формы болезни, то как же она защитит от тяжелой? Самое потрясающее в том, что врачи не видят этого (д-р Хадвин, "Заблуждение вакцинации").

ПОКЛОННИКИ ДЖЕННЕРА ОТРИЦАЮТ ПРАВДУ

Редактор журнала "Правда" (Truth) ответил на обвинения в редакционной статье:

В опубликованной на прошлой неделе статье "Заблуждение вакцинации" д-р Хадвин сделал ряд нелицеприятных комментариев в адрес (самопровозглашенного) открывателя вакцинации Дженнера. Эти комментарии заставили одну из читательниц обвинить д-ра Хадвина в клевете на одного из величайших деятелей человечества (по ее мнению), а меня — в продвижении этой клеветы в массы. Доктор Хадвин вполне способен сам постоять за себя. Со своей же стороны, так как я не желаю какой-либо несправедливости в отношении имени и славы д-ра Дженнера, я поинтересовался у д-ра Хадвина, что же он имеет против своего оппонента. В ответ он выслал мне посвященную этой проблеме брошюру. Я сравнил приведенные в ней факты о жизни Дженнера с теми, что указаны в "Национальном биографическом словаре". Результаты настолько потрясли меня, что я постараюсь привести, насколько возможно, только самые яркие факты.

Начнем с того, что у Дженнера никогда не было ничего отдаленно похожего на признанное медицинское образование. В возрасте 16 лет его отправили в ученики к сельскому врачу и аптекарю. В 21 год он начал двухгодичное обучение в Лондоне у д-ра Джона Хантера. В 23 года Дженнер вернулся в родную деревню, где начал вести практику в качестве доктора и аптекаря. В течение нескольких лет он продолжал работать как обыкновенный недипломированный врач. По окончанию этого срока, Дженнер предпринял первые попытки восхождения к славе. В 1787 году он направил в Королевское общество рукопись "Естественная история кукушки", в результате чего был принят в его члены. Три года спустя он обратился в университет Сент-Эндрюс с целью получения степени доктора медицины. В те дни университет не был столь щепетилен в отношении выдаваемых дипломов, если, конечно, своевременно получал оплату за них. Так Дженнер за весьма скромную сумму в 15 фунтов (около 75 долларов по современному курсу) стал доктором Дженнером.

Что же касается открытия вакцинации, оно, по всей видимости, было сделано на основании того, что д-р Хадвин назвал "суеверием доярок" (далее в редакционной статье приводится уже рассказанная выше история вакцинации, поэтому приводить ее здесь автор не считает необходимым; завершает же статью редактор следующей фразой):

Больше всего в этом деле меня поражает то, с какой легкостью Дженнер добился признания своей теории... Разумеется, медицинские исследования в 19 веке несравнимы с современными. Однако сам факт, что Коллегия хирургов и врачей с готовностью приняла целиком основанную на весьма ненадежном эксперименте теорию сельского аптекаря, кажется весьма маловероятным... Я вынужден считать, что Дженнер был одним из тех доморощенных исследователей, что находятся в постоянном поиске фактов в подтверждение своих теорий, вместо того, чтобы основывать теории на фактах.

Д-р Дж. У. Ходж из Нью-Йорка имел существенный опыт как в области эпидемий оспы, так и вакцинации от нее. Основываясь на собственных обширных знаниях, он описал все этапы эволюции теории вакцинации. В статье "Некоторые ложные заявления, ошибочные выводы и внутренние противоречия догматов вакцинации" он утверждал:

Сперва с уверенностью говорили, что вакцинация позволит уничтожить оспу. Это утверждение опровергли даже самые рьяные последователи Дженнера, заменив его другим. Теперь окончательную победу над оспой должна была одержать повторная вакцинация. Доказательством забвения поддерживаемых Дженнером теории и практики вакцинации является тот факт, что сегодня все вакцинаторы настаивают на необходимости повторного прививания. При этом они не могут прийти к единому мнению относительно допустимой частоты повторения этой "защитной" процедуры.

Попробуйте поинтересоваться, как же часто следует проводить повторную вакцинацию, и столкнетесь с огромным количеством противоречащих друг другу мнений. Выбирайте любое: от дженнеровского "лишь единожды" до "повторять, пока вакцина не перестанет приживаться", как предписывает чикагское "Кредо вакцинации".

Сформулированное Департаментом здравоохранения Чикаго в 1902 году "Кредо" гласит: "От натуральной оспы спасает только истинная вакцинация, повторяемая, пока вакцина не перестанет приживаться. Других вариантов нет".

Доктор Ходж высказался об этом фантастическом заявлении следующим образом:

Вышеприведенное безапелляционное заявление превосходно показывает, с каким безрассудством последователи Дженнера делают самоуверенные утверждения в пользу вакцинации, не делая при этом ни малейшей попытки проверить их.

Частая и беспорядочная вакцинация военнослужащих позволила в полной мере осознать, что делает "процедура, периодически проводимая, пока организм принимает вакцину" с телом и мозгом человека. Тысячи здоровых людей в самом расцвете сил сошли с ума, миллионы заражены самыми различными болезнями, даже теми, от которых они были "защищены". Типичный пример — расквартированные на Филиппинах американские солдаты. Из военных архивов: "Каждый поступивший на военную службу подлежит вакцинации в момент набора, повторной вакцинации — в момент зачисления в ряды армии США и далее — с частотой на усмотрение армейских медицинских служб". Начальник медицинской службы американского контингента на Филиппинах в отчете о высокой заболеваемости натуральной оспой среди вакцинированных писал: "Могу сказать, что ни в одной армии не уделялось столько внимания вопросам вакцинации, сколько в нашей. РЕВАКЦИНАЦИЯ ПРОВОДИЛАСЬ НАСТОЛЬКО ЧАСТО, ЧТО СТАЛА СТОЛЬ ЖЕ ОБЫДЕННОЙ, КАК И СТРОЕВАЯ ПОДГОТОВКА" (выделено автором).

Однако отчеты свидетельствуют об устойчивом росте заболеваемости оспой среди военнослужащих:

1888 год — 76 случаев оспы, 21 — летальных.
1890 год — 207 случаев оспы, 78 — летальных.
1900 год — 246 случаев оспы, 113 — летальных.

245 заболевших и 113 умерших среди привитых и регулярно проходящих повторную вакцинацию людей вряд ли подтверждают слова из чикагского "Кредо": "От оспы спасает только истинная вакцинация, повторяемая... Других вариантов нет".

Дженнер и его последователи со всей серьезностью относились к идее получаемого с вакциной пожизненного иммунитета к оспе. Исходя из нее, они утверждали, что "ревакцинация является даже не излишней, а просто невозможной".

Доктор Пирсон, будучи одним из самых ярых последователей Дженнера, говорил:

Если ребенка можно ревакцинировать, значит, он еще может заразиться оспой; следовательно, вакцинация не тождественна болезни, а какой тогда от нее толк? ("Медикэл Газетт", 1831).

Кроме того, он констатировал:

Обнаружено, что человек, организм которого испытал воздействие внесенной с вакциной болезни, в дальнейшем будет к этой болезни невосприимчив (интересно, где он нашел этого замечательного человека? — прим. автора).

Здесь мы видим влияние теории Дженнера, гласящей, что если вакцина "привилась", то все последующие уже не "привьются". Счастливый обладатель привившейся вакцины после этого навсегда защищен и от оспы и от реакций на прививку (вакцинной болезни).

Но количество заболевших оспой и другими недугами, равно как и число умерших, стремительно росли даже среди тех пациентов, на которых Дженнер возлагал самые большие надежды. Поэтому он и его последователи были вынуждены скрыться за стеной оправданий. Но, как и раньше, эта стена не смогла огородить их от нарастающего возмущения общественности. Дженнер был вынужден отказаться от нереальных обещаний пожизненного иммунитета, оставшись при этом верным остальным составляющим волшебной сказки про вакцинацию.

Дженнер и его последователи легко изменили свое мнение в пользу повторной вакцинации, хотя ранее утверждали, что она лишает всякой надежды на получаемую с первой вакциной защиту. Без сомнения, они видели, что вакцинация бесполезна, а позднее убедились, что ревакцинация имеет даже более фатальные последствия, но, невзирая ни на что, процесс продолжался.

В 1860 году статья в "Энциклопедии Британнике" (8-е изд.) гласила:

Ничто не является столь пагубным для пользы вакцинации и не подрывает ее успех для населения, как убеждение в необходимости ревакцинации каждые 10—15 лет.

Много лет спустя, уже в 11–м изд., "Британника" поменяла свою точку зрения:

Желательно, чтобы повторная процедура (вакцинации) проводилась в возрасте 7—10 лет и впоследствии, по необходимости, с определенными интервалами на протяжении всей жизни.

Чем меньше интервалы, тем выше доходы врачей и пропагандистов вакцинации. В этом и заключается основная идея вакцинного бизнеса.

СВИДЕТЕЛЬСТВА ПРОВАЛА РЕВАКЦИНАЦИИ

Так как свидетельства провала ревакцинации приводятся в каждой главе книги, чтобы показать ее роль в истории данного явления, в этой главе процитируем лишь некоторые их них.

Доктор Собатта, работавший в армии Германии, составил доклад о 154 солдатах, проходивших вакцинацию 4 раза с полуторагодичным периодом между инъекциями. Реакция на вакцину была отмечена в 146 случаях. Это означает, что и первичная, и повторная вакцинации не смогли защитить людей даже на такой малый срок.

В 1884 году Германская комиссия по вакцинации опубликовала ряд пугающих фактов об экспериментах с ревакцинацией. Эксперименты проводились над тридцатью мальчиками в возрасте от 8 до 14 лет. Пятеро из них перенесли оспу в течение двух предшествующих эксперименту лет; четверо были ранее привиты. Вакцинация проводилась каждые восемь дней, в результате чего получены следующие результаты:

Вакцинация
Количество
подопытных
Количество
реакций
Отсутствие
реакций
Доля реакций (%)
1-я
30
7
23
23
2-я
23
9
14
39
3-я
14
6
8
36
4-я
9
3
6
33
5-я
6
4
2
67

Согласно отчету, у семерых мальчиков из первого ряда таблицы (включая четырех, уже перенесших оспу) отмечалась реакция на вакцину. Это означало, что ни сама оспа, ни вакцина не смогли дать иммунитет даже на трехнедельный срок. Во время второй вакцинации реакции отмечались у 9 мальчиков. То есть у 67% группы иммунитет не продлился и восьми дней. После этого семеро мальчиков из верхнего ряда таблицы, уже получившие вакцину, прошли повторную вакцинацию. При этом в 6 случаях она "прижилась". Это означает, что в 86% случаев иммунитет не продержался даже неделю. Эксперимент с еще одним мальчиком из этой группы объявили неудавшимся, так как в течение 7 дней после вакцинации он заболел дизентерией. Это довольно интересный факт, подтверждающий теорию активизирования естественных защитных механизмов при попадании в организм ядов. Яды при этом выводятся посредством диареи, слизистых выделений, кожных высыпаний и т.д. Вне всякого сомнения, диарея была реакцией на вакцину, то есть она тоже "прижилась". Другими словами, в данной группе эксперимент оказался неудачным в 100% случаев.

Все это однозначно доказывает, что как первичная, так и повторная вакцинация не защищают ни от оспы, ни от самих себя, и, следовательно, весомые основания для их рекомендации к применению отсутствуют.

Одним из излюбленных аргументов сторонников ревакцинации является пример больничных медсестер, прошедших данную процедуру, но оспой не заболевших. Правильнее будет сказать, что свидетельства о случаях летального исхода среди повторно вакцинированных медсестер не предаются широкой огласке. Далее в главе "Поддельные свидетельства о смерти" (книга II) читатель сможет узнать, что практика вычеркивания из свидетельств реальных причин смерти привитых медсестер (а иногда и пациентов) от оспы является общепринятой среди врачей. Однако иногда эти записи все же попадают на свет, и обнаруживается, что процент заболевших оспой и умерших от нее среди привитого (в том числе повторно привитого) персонала гораздо выше, чем среди непривитых граждан.

Когда Королевская комиссия по вакцинации начала изучение вопроса ревакцинации, было получено множество документальных подтверждений и свидетельских показаний. Две из членов этой комиссии, У. Дж. Коллинз и Дж. А. Пиктон, изучив данные под присягой показания сотен свидетелей, представили свои выводы по данному вопросу в отдельном докладе (стр. 61, п. 152):

Изучив большое количество случаев заболевания оспой и смерти от нее среди армейского персонала, полностью прошедшего повторную вакцинацию... а также количество и последствия заболевания оспой у повторно привитых жителей Лондона, Уоррингтона и Дьюсбери, мы вынуждены прийти к выводу о том, что причинами высокого иммунитета среди медицинских сестер в оспенных диспансерах факт повторного получения ими вакцины считаться не может.

Во время осады Парижа в госпитале Бисетре, где количество больных оспой было самым большим в истории, иммунитет среди отказавшегося от повторной вакцинации врачебного и вспомогательного персонала был значительно выше, чем у практически стопроцентно вакцинированных санитаров. Мы придаем большое значение свидетельству М. Кона, работавшего во время осады главным врачом больницы.

Свидетельство заключается в том, что когда 15 прошедших ревакцинацию и предположительно защищенных людей заболели оспой, ни у кого из 80 врачей и медсестер, а именно столько человек отказались от повторной вакцинации, признаков оспы отмечено не было.

Вполне понятно, что д-р Кон, бывший ярым защитником вакцинации, был настолько поражен наличием 100% иммунитета среди отказавшихся от вакцины врачей и медсестер, которые, казалось бы, должны были быть менее защищены в сравнении с санитарами, прошедшими повторную вакцинацию прямо у него на глазах, что посчитал необходимым хоть как-то объяснить этот факт (Свон, "Проблема вакцинации", стр. 8).

Одним из самых ярких примеров провала как первичной, так и повторной вакцинации является Япония. Доктор Руата в обзоре общемировой статистики заболеваемости оспой отмечал:

В период с 1886 по 1892 годы в Японии было проведено 25 474 370 первичных и повторных инъекций вакцины. Другими словами, примерно две трети населения прошли повторную вакцинацию, так как уже прошли первичную в 1872 году. В течение семи лет (1886—1892) непрерывной повторной вакцинации было отмечено 165774 случая оспы, 28979 из которых имели летальный исход.

Когда после Второй Мировой войны армия США оккупировала Японию, у нас была возможность освободить несчастное население этой страны от проклятия медицинского невежества. Но вместе с армией туда вошли и наши медицинские, химические и фармацевтические компании, имевшие собственные планы. В результате, во время режима генерала Макартура "была проведена крупнейшая в истории кампания по иммунизации и вакцинации населения. Каждый японец получил по две инъекции, что в итоге составило 160 миллионов доз вакцин" (журнал "Life", 22 августа 1955 года).

ПРИМЕЧАНИЯ АВТОРА САЙТА

1  Следует объяснить, что термин "вакцинация" появился не сразу. В течение достаточно длительного времени прививание коровьей оспы называлось инокуляцией, аналогично использовавшемуся до Дженнера внесению ланцетом гноя из пустул натуральной оспы здоровым людям (последний метод назывался также вариоляцией). За исключением указываемых Макбин опытов Джести, Дженсена и Плетта, все предшествующие Дженнеру попытки предотвращения натуральной оспы были связаны исключительно с внесением тем или иным способом материи самой этой болезни (гноя, высушенных пустул и пр.).
2  Это неточность. Мэри Уортли Монтегю (1689—1762) никогда не встречалась с Дженнером (1749—1823), которому к моменту ее смерти было всего 13 лет.

предыдущая часть Предыдущая глава   оглавление Оглавление   Следующая глава следующая часть