Д-р Элеонор Макбин

Отравленная игла.

Скрываемые факты о вакцинации

Бен Гэмбл (Нэшвилл, штат Теннесси)

ТЕННЕССИ ПРЕДСТОИТ ЕЩЕ ОДИН ОБЕЗЬЯНИЙ ПРОЦЕСС, НО НА ЭТОТ РАЗ ОН ЗАТРОНЕТ ОБЕЗЬЯНЬЕ ЗЕЛЬЕ

Итак, для защиты своей позиции в суде штату потребовалось привлечь за счет налогоплательщиков лучшие умы в области юриспруденции, в то время как я, будучи налогоплательщиком, должен оплачивать услуги адвоката, чтобы защитить своих детей от загрязнения их крови обезьяньим зельем, которое, как говорят, на 80% эффективно в предотвращении полиомиелита.

На первый взгляд, вы знаете, что это неправда, а статистика показала, что в этом году у нас было больше случаев полиомиелита, чем в прошлом.

Может, я и груб, как было написано в выпуске "Санди Теннессиан" от 28 июня, и, может, я даже один из тысяч чокнутых, о которых говорил д-р Ленц в своих прошлых статьях. Тем не менее, я законопослушный гражданин свободной Америки, как мы все надеемся, и, согласно Биллю о правах нашей Конституции, я надеюсь, что все еще имею право защищать своих детей от того, чтобы их кровь загрязняли органами какого-нибудь несчастного животного, чья смерть и страдания не останутся незамеченными моим Богом, пообещавшим наказывать всех, кто нарушает его законы.

Мой случай привлекает внимание по всему миру. Я получил письма и статистические данные из некоторых стран, где Солк и его ядовитые сыворотки объявлены вне закона.

Может, такой деревенщине, как я, не стоит ожидать, что ее мнение об этой грязной ситуации будет представлено в свете законов "железного занавеса", которые еще хуже, чем у Гитлера или в России, использованных, чтобы заставить нас подчиниться посредством накачки лекарствами и промывания мозгов.

Я, возможно, даже попаду в тюрьму, так как мои права свободного человека были захвачены более сильной денежной монополией, которая в состоянии распять меня на кресте свободы.

Этот случай повредит штату Теннесси намного больше, чем мне.

Люди будут сомневаться, стоит ли приезжать сюда, когда узнают, через что их детям будет нужно пройти, чтобы иметь возможность посещать школу в округе Дэвидсон. Я получал письма из разных уголков нашей страны, в которых одобрялась моя позиция по данному вопросу. Я хотел бы процитировать отрывок из письма, которое я недавно получил от чиновника здравоохранения одного из самых больших городов нашей страны:

Я рад узнать, что Вы ставите под сомнение конституционность закона о вакцине Солка в штате Теннесси. Мне кажется, что Ваша защита в суде должна основываться на следующем.

Полномочия Министерства здравоохранения по контролю инфекционных заболеваний основываются на праве людей на защиту от лица, имеющего инфекционное заболевание и являющегося по этой причине угрозой для них. Поэтому у нас есть полномочия подвергать карантину больных некоторыми заболеваниями, например, туберкулезом, или требовать иммунизации, которая способна предотвратить распространение болезни, если заболевший человек контактирует с другими людьми, — например, иммунизацию от натуральной оспы или дифтерии. В последних случаях иммунизирующее вещество не только предотвращает вредное действие болезни, но что более важно, не дает человеку заразиться болезнью и, в свою очередь, не позволяет ему стать распространителем болезни. Вредное действие болезни предупреждается посредством предотвращения самой инфекции. С точки зрения общественного здравоохранения, когда мы требуем карантин или иммунизацию, это прежде всего для защиты населения от больного и только во вторую очередь для защиты самого больного. Такую схему можно противопоставить программе неинфекционных заболеваний, согласно которой нашей первичной задачей является защита отдельного лица, — например, мы можем рекомендовать ежегодную рентгенографию грудной клетки для обнаружения рака легких или регулярное гинекологическое обследование женщин для ранней диагностики рака шейки матки. Но наши полномочия не дают нам право делать их обязательными, так как такие заболевания не являются инфекционными. По этой причине, наша главная задача — медицинское просвещение, а не обязательные к исполнению постановления. В большинстве штатов США, например, в Иллинойсе, также придерживаются того, что, даже в случае контроля инфекционных заболеваний посредством иммунизации, предпочтительно в условиях демократии осуществлять ее главным образом с помощью просвещения, а не закона. (Чтобы проиллюстрировать это, я могу дать цитату из стандартного текста по управлению здравоохранением.)

Вакцина Солка является очень специфическим иммунизирующим веществом. Предполагается, что вакцина Солка может только защитить отдельного человека от паралитического действия полиомиелитной инфекции, блокируя вирус от попадания из пищеварительного тракта в нервную систему через циркулирующую кровь. На сегодняшний день существует достаточно сведений (и я могу предоставить подтверждающую литературу) о том, что вакцина Солка не предотвращает алиментарное заражение полиовирусом, поэтому ребенок или взрослый, привитый вакциной Солка, остается угрозой для других людей по причине того, что он продолжает распространять вирус через горло и кишечный тракт, хоть и считается защищенным от паралитического действия инфекции вследствие блокировки проникновения вируса из кишечника в центральную нервную систему через кровоток.

Таким образом, вакцина Солка принципиально отлична от вакцины против натуральной оспы и дифтерии, потому что не предотвращает распространение инфекции и поэтому не защищает население от заражения полиомиелитом, но лишь конкретного вакцинированного человека (если вакцина работает) от паралитического действия болезни.

Требование обязательной вакцинации ради отдельного человека радикально отличается от требования вакцинации ради всего населения или общего блага. Это нарушает право индивида свободно принимать или отвергать любые действия в отношении своего организма. Этот принцип безусловен в хирургии. Пациент вправе отказаться даже от того, что может спасти его жизнь. Во всяком случае, ни один из пациентов не может быть прооперирован, если не даст свое добровольное письменное согласие. То же самое применимо к медикаментозному лечению. Никого нельзя заставить принимать лекарства, за исключением особых обстоятельств, когда человек является угрозой окружающим. Но даже по закону о карантине при туберкулезе, когда пациент отказывается от лечения, которое сделает его незаразным, у него есть право (естественное) оставаться под карантином вместо лечения.

Это, я думаю, должно стать основой Вашей защиты: право человека отказаться от вакцинации, когда вакцина может в лучшем случае защитить только его и не гарантирует защиту населения в целом. Вакцины против натуральной оспы и дифтерии действуют в обоих случаях: предотвращают распространение болезни и защищают человека от получения инфекции и, как следствие, болезни. Вакцина Солка никак не влияет на распространение болезни, а только предположительно защищает отдельного инокулированного человека от паралитического действия инфекции.

Но Ваша защита все же не должна останавливаться на этом по следующим причинам:

1. Большинство экспертов согласятся, что прошло еще недостаточно времени, чтобы быть уверенными, что вакцина эффективна. В настоящее время наши сведения получены преимущественно случайно или статистически.

2. Процесс изготовления вакцины все еще не был стандартизован.

a. Эффективность не может быть гарантирована, и бо́льшая часть вакцины на рынке с момента введения предписаний с целью обезопасить вакцину (май и ноябрь 1955 г.), не имеет никакой эффективности или антигенного действия (см. "Тайм" за 19 января 1959 г.). Лекарства: бо́льшая часть материала, использованного для приблизительно 200 000 инокуляций в США, была непригодна. В результате, сейчас прилагаются всемерные усилия для улучшения коммерческой вакцины. До того, как это будет осуществлено, лица, уже получившие три инъекции, должны будут получить четвертую.

b. Безопасность не может быть гарантирована. Разумеется, вакцина безопасна, если в ней не содержится вирус (т.е. антиген, или действующее начало). Тем не менее, процесс производства не обеспечивает безопасность вакцины. Безопасность определяется только:

b1. Испытаниями на безопасность после производства вакцины. Но испытания на безопасность не являются абсолютно безошибочными.

b2. Путем отслеживания действия вакцины после введения ребенку.

Вакцина Солка является единственным разрешенным продаваемым медикаментом, который Министерство здравоохранения США постоянно проверяет, чтобы убедиться, что она безопасна. Если бы она была действительно безопасна, то проверять ее не было бы необходимости.

3. Наконец, часть защиты можно благополучно сосредоточить на том факте, что существуют корыстные интересы (фармацевтических компаний, Национального фонда по борьбе с детским параличом) и связанные большим количеством обязательств стороны (Служба общественного здравоохранения США, Американская медицинская ассоциация, СМИ), а до простых людей и врачей доводятся только по большей части благоприятные данные. Все плохое скрывается или отсеивается.

Например, вакцина не подействовала во время эпидемии на Гавайских островах в 1958 году. Но Служба общественного здравоохранения прекратила сообщать о ней в своих конфиденциальных сообщениях, когда этот факт стал очевиден. Существует большое количество свидетельств об этом.

В этой связи, Вас могут заинтересовать два свежих факта: a. Новость на четырех строках в "Чикаго Дейли Ньюс", вторник, 5 мая 1959 г., Лондон (ЮПИ): "Доктор Джонас Солк во вторник защищал свою вакцину против полиомиелита от критики Всемирной организации здравоохранения"; b. "Чикаго Дейли Ньюс" от 28 мая 1959 г., Дулут, штат Миннесота (ЮПИ): "Один из разработчиков новой оральной полиовакцины заявил в среду, что использование вакцины в последнее время в Израиле было малоэффективным, а то и вовсе неэффективным. Доктор Гаральд Р. Кокс из "Ледерли Лэборэториз", желающий продавать новую вакцину, предположил неэффективность вакцины Солка во время дискуссии за круглым столом на собрании Медицинской ассоциации в штате Миннесота. Кокс заявил, что, согласно конфиденциальному отчету по эпидемии полиомиелита в Израиле, 90% детей младше 6 лет получили прививку Солка. Но вспышка превратилась в эпидемию, по его словам. Очевидно, что вакцина не подействовала", — заявил Кокс.

Эпидемия в Израиле началась в 1958 году и длилась до сентября. Я не видел никаких сообщений об этой эпидемии в США. О ней сообщалось в британском медицинском журнале "Ланцет" 11 октября 1958 года на стр. 766. Это был краткий отчет Пятого европейского симпозиума по полиомиелиту, который проходил в Мадриде 3 сентября. Стоит выделить два сообщения:

1. "Доктор Пейн информировал, что в 1958 году в Израиле произошла эпидемия, в результате которой пострадали несколько сотен человек, как невакцинированных, так и привитых вакциной Солка и по его методу. Небольшой положительный эффект "возможно" дали три дозы вакцины, но никак не две.

2. "Коммерческие вакцины оказались посредственными, а нам хотелось, чтобы они были в три раза, а в некоторых случаях в шесть раз более действенными, чем были фактически".

Еще Аристотель предположил в своем трактате о политике, что электорат, просвещенные в медицинском смысле немедики, так называемые "пользователи", могут оказаться лучшими "судьями", чем эксперты, среди которых с одной стороны государственные деятели и политологи, а с другой — практикующие врачи и медицинские ученые.

Два месяца назад на собрании в Нью-Йорке, посвященном полиомиелиту, я выяснил, что в Израиле 70% вакцины, использованной для иммунизации детей младше шести лет, изготовлены компанией "Лилли". В этой стране "Лилли" продают больше вакцины и самую плохую вакцину, они, кажется, каким-то образом связаны с Солком, Бейзилом О'Коннором и Службой общественного здравоохранения.

У меня заканчивается время. Отдельно я вышлю Вам все свои опубликованные труды по этой вакцине. Все, что я писал раньше, в силе. К сожалению, моя загрузка на работе не позволяет мне написать больше. Я намерен написать книгу, когда я получу грант в размере 5000 долларов для изучения этого вопроса. Мне удается оставаться в курсе всего, что происходит.

Если Вам понадобится дополнительная помощь от меня, дайте мне знать. В эту пятницу я отправляюсь в Атлантик-Сити на конференцию Американской медицинской ассоциации, где буду находиться почти целую неделю. В следующие за этим выходные я собираюсь посетить свою семью в Нью-Йорке и вернусь на работу 17 июня. Я сделаю для Вас все, что будет в моих силах и насколько позволят обстоятельства. Но, повторюсь, моя загрузка на работе становится все более тяжелой, и я не всегда могу ответить незамедлительно. И все же, если что-то понадобится срочно, я отвечу.

Я действительно считаю, что законодательство Северной Каролины и Теннесси является неконституционным и неразумным, а также верю, что, продемонстрировав это в суде, Вы окажете большую услугу науке.

Очевидной целью Частного закона от 1909 года было сделать обязательной иммунизацию против инфекционных или заразных болезней. Никогда не было доказано, что полиомиелит заразен. Было бы логично, если бы д-р Ленц запретил общение и перемещение жителей округа Дэвидсон и других районов. Было бы интересно узнать, какова заболеваемость полиомиелитом в соседних штатах, где уколы не являются обязательными и где процент людей в группе младше 40 лет, освободивших себя от подобной так называемой защиты, меньше.

Почему заболеваемость полиомиелитом увеличивается, несмотря на увеличение количества привитых? Если уколы Солка эффективны на 80%, то почему не прекращаются предупреждения и появляются пугающие заголовки о возможности возникновения эпидемии полиомиелита?

Я благодарен газете "Нэшвилл Баннер" за предоставленное мне место для изложения моей позиции по этому важному вопросу, который действительно затрагивает каждую семью в нашем штате. Другая наша газета, к моему сожалению, не предоставила мне такой привилегии. Тем не менее, на моем суде будут присутствовать свидетели из различных частей округа, которые дадут свои показания в мою защиту, и если у людей появятся реальные факты, я уверен, что во время этого суда всплывет большое количество правдивых фактов, и я также уверен, что, когда все закончится, справедливость восторжествует.

Бен Гэмбл

Эденволд Роуд, Нэшвилл, округ Мэдисон, Теннеси

Дэйвид М. Кассон

АМЕРИКАНСКОЕ ОБЩЕСТВО ПО БОРЬБЕ С РАКОМ
("The Bidipendent", New York, April 1957, # 65)

Проведя детальное исследование, я пришел к выводу, что политика Американского общества по борьбе с раком весьма сомнительна.

Американское общество по борьбе с раком было организовано в 1913 году группой патриотически настроенных врачей и простых граждан. В 1937 году Общество запустило свою первую ежегодную программу по сбору средств общественности. Это была честная попытка, а деятельность Общества в этот период заслуживала только одобрения.

В 1945 году Общество было реорганизовано. К Совету директоров присоединилась группа влиятельных бизнесменов, и в деятельность Общества, помимо дополнительного обучения и услуг больным раком, была добавлена программа исследований.

Новый Совет директоров привнес в деятельность Общества два новых направления: получение большего количества денег от населения и распределение средств на исследования исключительно силами непрофессионалов.

Сначала давайте посмотрим, кем были эти "влиятельные бизнесмены", которые в 1945 году вошли в Совет директоров. Среди "избранных" в новый Совет директоров Американского общества по борьбе с раком были Элмер Х. Бобст (из компании "Уильям Х. Уорнер Ко.", ставший председателем Совета директоров, и Джеймс С. Адамс (из компании "Лазард Фререс Ко.", Нью-Йорк), ставший казначеем.

В течение следующих десяти лет команда Адамса и Бобста окончательно определила судьбу исследований раковых заболеваний в Америке. В это время Бобст действовал в качестве собственника различных предприятий Уорнера (являющихся в основном фармацевтическими), а Адамс являлся банкиром предприятий Уорнера (предприятия Уорнера были недавно поглощены "Лазард Фререс Ко.").

Есть свидетельства деятельности Бобста до его избрания в качестве председателя Американского общества по борьбе с раком. В книге Вендела Берге, помощника Главного прокурора США, "Картели, вызов свободному миру" (Wendel Berge "Cartels, Challenge to a Free World", Public Affairs Press, Вашингтон, округ Колумбия) Элмер Х. Бобст упоминается в числе тех, кто обвинялся Министерством юстиции США в нарушении антимонопольного законодательства.

17 декабря 1941 года Бобст был признан судом виновным и оштрафован на 6000 долларов.

Нарушения закона, по которым была доказана вина Бобста, включают "враждебное отношение членов картеля к новому продукту, ставящему под угрозу их контроль над рынком... В области синтетических гормонов контроль картеля имел пагубное влияние на наши национальные интересы" (стр. 81).

Об одном из методов, использованных картелями, господин Берге сообщает: "Они пытались помешать публикации научных данных, которые противоречили их монопольным интересам" (стр. 84). "Исследования в США подверглись значительному влиянию ограничений, наложенных членами иностранных картелей" (стр. 58).

Методы по увеличению сбора денежных средств с населения увенчались успехом. В 1938 году они принесли 133 487 долларов; в 1950 году сборы увеличились до 13 916 396 долларов, а в 1955 — до 24 427 102 долларов.

Когда запускается движение по сбору пожертвований, одновременно начинает действовать кампания запугивания. С этой целью используются запугивающие слоганы, такие как "Один из шести умрет от рака", "Семь тревожных сигналов", "Женщины должны научиться самостоятельно обследовать свою грудь регулярно раз в месяц", "Сделан больной шаг вперед", "Шокирующее открытие", "Прорыв в лечении опухоли", "Удар по раку" и пр. Такая пугающая реклама ввергает людей в состояние массовой истерии.

В реальности же в год умирает от рака только один человек из 500, а ученые любого ранга, находящиеся под контролем Общества, не добились какого-либо значительного прогресса.

Но у общественности нет никаких шансов быть в курсе дела или принимать решения в отношении правильного распределения денег, будь то ученым, тратящим их на бесплодные проекты, или на коррупцию.

Монополизация исследования рака началась сразу после избрания нового Совета директоров Американского общества по борьбе с раком. Со временем она была доведена до совершенства. Публика приняла новую идею, не осознавая, что деньги на исследования в руках непрофессионалов, действующих бесконтрольно, могут быть запросто использованы недобросовестными людьми для подкупа ученых.

В 1947 году была создана новая организация, названная "Мемориальным фондом Деймона Раньона для исследования раковых заболеваний". Фонд был успешен. К июлю 1954 года им было собрано с населения 7 689 218 долларов.

Основателем Фонда был бывший радиокомментатор Уолтер Уинчелл. Во время работы на радио Уинчеллу платила компания "Уорнер Ко." Фонды Деймона Раньона были и до настоящего времени находятся под управлением Американского общества по борьбе с раком. Большие средства также приходили от Комиссии по атомной энергии США.

Многие организации были взаимосвязаны. Например, Мемориальный фонд Джейн Коффин Чайлдс, Фонд Бейб Рут и другие. Посредством такой координации Американское общество по борьбе с раком имело полный контроль над общественными деньгами, используемыми на исследование раковых заболеваний.

Тесные отношения связывали Общество и Национальный институт рака при Службе общественного здравоохранения США, которому конгресс ежегодно выделял много миллионов долларов на исследование рака.

Д-р Джон Р. Геллер, директор Института, стал членом Совета директоров Американского общества по борьбе с раком, а Джеймс С. Адамс из Американского общества по борьбе с раком стал членом Национального консультативного совета при институте.

Теперь стало возможным монополизировать эти деньги для проектов, выгодных картелю, и отказывать в выделении средств сторонним организациям.

Несмотря на финансовое доминирование Адамса-Бобста, имевших в распоряжении ежегодно 50 000 000 долларов, были и независимые ученые, которые не желали сотрудничать. Был придуман способ избавиться от них. Общество объявило о новой услуге, которую описывали следующим образом: эта услуга подразумевала "наблюдательную" ответственность в отношении недобросовестных попыток использовать общечеловеческие страдания от рака для призыва к пожертвованиям или в отношении "лекарств" и непроверенных методов лечения.

Теперь они стояли в одном ряду с ангелами, облаченными в одежды добродетели.

Таким образом, общество непрофессионалов ввело им самим придуманную цензуру в важной области науки, возвысив себя в ранг научного авторитета. Когда оказывается такая "услуга", она "предостерегает" людей от пожертвования денег на проекты, враждебные Обществу, а также от какого-либо лечения, не одобренного Обществом.

1 500 000 долларов на рекламу. Как следствие этого, безнадежно больные раком лишаются последней возможности получить облегчение от недавно обнаруженных методов лечения и, более того, запреты на новые процедуры делают тщетными попытки независимых ученых разработать новый успешный метод.

Удивительно, что такая деятельность Американского общества по борьбе с раком, пагубная для здоровья граждан, не просто допускается, но чаще всего даже поддерживается Американской медицинской ассоциацией. За последние годы эта Ассоциация принципиально изменилась.

Если раньше деятельность Ассоциации была направлена на поддержку общественного здравоохранения и клинической медицины, то сейчас она в лице союза врачей служит исключительно в интересах благосостояния своих членов, игнорируя интересы граждан. "Журнал Американской медицинской ассоциации", глашатай медицинского прогресса, публикует множество статей в поддержку Американского общества по борьбе с раком, не проверяя, насколько они достоверны.

Американское общество по борьбе с раком тратит 1 500 000 долларов на рекламу. Очевидно, такая сумма должна привести к определенным результатам, если рассматривать их с точки зрения рекламы. С другой стороны, любая критика в адрес Общества не принимается к публикации. Деньги решают все.

Американское общество по борьбе с раком осознаёт опасность потерять поддержку общественности, если станет ясно, что ничего ценного не разрабатывается. Поэтому, каждый год перед началом кампании по сбору денег, Общество способствовало появлению в прессе сообщений о "колоссальных" достижениях. Цитировалась статистика, показывавшая увеличение количества излечившихся от рака.

Эта статистика подкреплялась заявлениями, выпускаемыми органами федеральной власти.

В качестве одного из последних примеров мы цитируем информацию, переданную в газеты 20 марта 1956 года: "Доктор Леонард А. Шееле, Главный хирург Службы общественного здравоохранения США, заявил, что процент выздоровлений от рака увеличился за последние десять лет с 15% до более 50%". Эти цифры ничем не подкреплены. Статистика за последние десять лет указывает на то, что такое заявление абсурдно.

После того как Шееле был снят с должности Главного хирурга, он стал президентом фармацевтической компании "Уорнер-Ламберт" — корпорации, контролируемой Адамсом и Бобстом.

Но правительство не предприняло никаких действий по отношению к данной ситуации. Мог ли на это повлиять тот факт, что Бобст был важен для республиканской партии, так как в его руках, как казначея, находились ее деньги? Бобст также завязал связи с важными людьми из демократической партии.

Как следствие, проблема рака была заведена в тупик, а одним из камней преткновения на пути к ее решению стала деятельность Американского общества по борьбе с раком и его партнеров.

На проведение исследований в области раковых заболеваний требуются деньги. Затраты на реагенты, подопытных животных, а также на зарплаты незаменимым помощникам и лаборантам составляют значительные суммы, которые очень редко могут позволить себе ученые-исследователи. Независимому исследователю требуется поддержка общественности. Многие известные люди, уверенные, что помогают в борьбе с раком, пожертвовали свое время, работу и деньги для содействия Американскому обществу по борьбе с раком.

Когда независимый ученый обращается в Общество или связанную с ним организацию за деньгами, он, какими бы ни были его заслуги и репутация, нередко будет вынужден испытать шок. Нет необходимости говорить, что он не получит помощи.

Средства, собранные посредством призыва к благотворительности, пойдут на исследования и разработки их друзей. А когда будет оглашена новая важная разработка, они смогут благодаря этому получить выгоду от общественных денег в форме доходов от продажи населению продуктов своего производства.

Я верю в капитализм и демократию. Я верю в корыстолюбивые побуждения. Я абсолютно против коммунизма. Я также абсолютно всегда был и буду против монополий. Если существует медицинская конспирация, она заслуживает особого осуждения, так как здесь речь идет о жизни и смерти.

Статья перепечатана со специального разрешения Лайла Стюарта, редактора ранее "Индепендент", в настоящее время называемого "Икспоуз".

ПИСЬМО СУДЬЕ

12 июня 1959 г.

Судье Хомеру Веймару
Суд
Нэшвилл, Теннеси

Уважаемый судья,

Меня очень взволновали статьи в местных газетах касательно программы вакцинации против полиомиелита в штате Теннесси.

Спустя годы после того, как я стал президентом основанной мной корпорации "Полио привеншен" и узнал всю ПРАВДУ о полиомиелите, вся эта ситуация очень расстраивает меня. Я высылаю Вам книгу под названием "Отравленная игла", которую Вы можете оставить себе.

Д-р А. Дж. Шедмен — возможно, лучший из врачей — опубликовал факт, что "вируса" не существует. Доктор Шедмен подтверждает это в своей новой книге "Кто ваш доктор и почему?" (Dr. Shadman "Who Is Your Doctor And Why?").

Полиовакцина основана на несуществующем вирусе и поэтому всеми нами считается обманом. Я понимаю, что меня призвали участвовать в слушании в качестве свидетеля, что я с удовольствием сделаю, так как я, по всей видимости, чаще, чем кто-либо другой в этой стране, сталкивался со случаями полиомиелита.

Я опубликовал более пяти миллионов экземпляров своих трудов, ни одно слово из которых не было опровергнуто или доказано как ошибочное.

Когда правда станет известна, жители Теннесси будут, безусловно, шокированы, насколько низко опустились люди в истории с этой вакциной против полиомиелита, которая покалечила и убила немыслимое количество невинных детей и взрослых.

Я молю Создателя о том, чтобы в запечатанный кровоток детей штата Теннесси не вторглись посредством обмана.

С уважением,

Дуон Х. Миллер

ОТЕЦ ЖЕРТВЫ ПОЛИОМИЕЛИТА ОБВИНЯЕТ УКОЛЫ СОЛКА
("Нэшвилл Баннер", 9 июля 1959 г.)

Тюремный смотритель, чей восьмилетний сын скончался в субботу от полиомиелита, поклялся сегодня, что теперь никогда не позволит прививать свою семимесячную дочь полиовакциной Солка.

"Я абсолютно уверен, что именно эти уколы заразили моего сына вирусом полиомиелита", — рассказал Дейвик Эдвардс, сын которого, Билли Джин, получил три укола Солка.

"Я должен был довериться своим опасениям и не позволить прививать его или других своих детей", — добавил Эдвардс со слезами на глазах.

Его сын, который в сентябре пошел бы в третий класс школы Липскомб, умер в больнице.

Мальчика спешно доставили туда в пятницу с симптомами рвоты. У него также подскочила температура. Но после лечения его отпустили домой.

"А утром в воскресенье он не смог даже встать, — рассказал Эдвардс. — Мы опять срочно отвезли его в больницу... через несколько часов он умер".

Причина смерти — паралитический бульбарный полиомиелит — была определена после вскрытия. Результаты аутопсии были обнародованы в среду, но, по словам Эдвардса, он не получил из больницы ни единого официального слова.

"Все, что я смог узнать из газеты... мой мальчик умер от полиомиелита. Доктор обещал, что я первым узнаю результаты аутопсии, но он так и не позвонил мне", — заявил Эдвардс.

По словам Эдвардса, перед смертью его сын был, по всей видимости, в коме, он с трудом дышал и не мог говорить.

"Я никогда не одобрял эти уколы. И моя жена тоже. Она всегда была против них. Я не хотел разрешать делать их моим детям, но жене сказали, что они необходимы, если дети хотят ходить в школу. И я сдался. Я подумал, что если бы не позволил делать уколы своим детям и один из них заболел бы полиомиелитом, то… ну, вы знаете, что говорили бы люди".

Эдвардс также сказал, что не позволит прививать вакциной Солка свою семимесячную дочь Ванду Сью. Шести остальным его детям, от шести до четырнадцати лет, сделали по три укола. Но делать четвертый он не позволит.

Д-р Джон Дж. Ленц, санитарный врач округа, сказал, что не стал бы принуждать делать детям четвертый укол.

Он заявил: "Мы только рекомендуем четвертый укол".

Так как Ванда Сью еще не достигла школьного возраста, то, по словам доктора Ленца, ей не станут делать прививку.

"Смерть Билли Джина от полиомиелита уже третья по счету в штате Теннесси в этом году", — заявил д-р С. Б. Такер, руководитель отделения полиомиелита Департамента здравоохранения штата. Доктор Такер заявил, что Билли был одним из трех детей, привитых вакциной. Еще один умер ребенок в Ноксвилле в январе, а третий — месяц назад в Нэшвилле.

"В 1959 году в штате было зарегистрировано шесть случаев заболевания полиомиелитом", — добавил д-р Такер. Каждый из заболевших получил один или более уколов Солка.

Эдвардс, проживающий со своими женой и детьми по адресу 178 Уарф Авеню, уже два года работает тюремным смотрителем. Его сын был похоронен в Вудбери в воскресенье.

Через месяц перед уголовным судом предстанет Бен Гэмбл, электрик из Нэшвилла, который обвиняется в том, что запрещает вакцинировать своих детей школьного возраста против полиомиелита.

Для принятия решения по делу Гэмбла был созван суд присяжных во главе с судьей Гомером Веймаром.

Недавно судья объявил малоизвестный закон штата, требующий вакцинацию детей от различных заболеваний, соответствующим Конституции.

Суд квалифицировал отказ Гэмбла мисдиминором (мелким правонарушением. — прим. перев.)

Гэмбл из Эденуолда сказал, что, по его мнению, противополиомиелитные уколы "на самом деле приносят больше вреда, чем пользы".

Он добавил: "Сегодня кровь ребенка, достигшего шестнадцати лет, наполовину состоит из лекарств".

ВЫСТУПЛЕНИЕ ЛИЛИ ЛОУТ
("Philosophy of Health", January 1927 г. Редактор д-р мед. Дж. Х. Тильден)

Нашим читателям, для которых несомненно важна проблема прививок, возможно, будет интересно узнать, что Лили Лоут, которая в течение многих лет была секретарем Британской Национальной лиги против вакцинации, посетила множество городов США со своими лекциями. Мы приведем выдержку из ее речи на проведенном в Англии ежегодном собрании Американской лиги свободной медицины, которая была опубликована в смелой и прозорливой газете "Труз Теллер", г. Батл-Крик, штат Мичиган:

Наша борьба против прививок переросла в затяжную напряженную битву. Отдельные люди и небольшие группы людей вели свою борьбу за свободу в данном вопросе, начиная с того момента, как был принят Закон об обязательной вакцинации в 1853 году. Реальная организованная борьба началась после принятия более строго Закона о вакцинации 1867 года, который обязывал родителей каждого ребенка вакцинировать его в течение первых трех месяцев после рождения. Тем, кто отказывался делать это, суды снова и снова предписывали вакцинировать ребенка, и так до достижения им четырнадцати лет, а за каждый отказ от выполнения приказа судьи налагали штраф. Этот закон был принят на основе убеждения ведущих врачей в том, что вакцинация была абсолютно безопасна и обеспечивала защиту против натуральной оспы. И это несмотря на то, что санитарные условия в Англии радикально улучшились со времени страшной эпидемии натуральной оспы 1838 года (в этой связи я могу сослаться на книгу Дороти Джордж "Лондон XVIII века", в которой дано описание Лондона XVII и начала XVIII веков (Dorothy George "London Life in the Eighteenth Century").

Несмотря на то, что безусловно происходили изменения в лучшую сторону, ситуация все равно была сложной. И в период с 1853 по 1867 годы случились три достаточно серьезные эпидемии натуральной оспы. Сторонники прививок воспользовались страхами законодателей того времени и продвинули закон о вакцинации 1867 года без особого труда. Но сделав это, они зажгли огонь противостояния, который так и не был потушен среди мужчин и женщин англосаксонской расы. Эта борьба за свободу от медицинской тирании в данном вопросе велась в Англии в течение шестидесяти лет и продолжается до настоящего момента.

В течение многих лет она велась в основном людьми из бедных сословий. Только несколько известных человек из среды интеллектуалов отстаивали наше право. И это естественно, так как бо́льшая часть бед выпала бедному классу, который заявлял о них, тогда как высшие и средние слои общества предпочитали держать все при себе. Опорой движения стали представители рабочего класса, владельцы небольших магазинов и мелкая буржуазия. Они выплачивали огромные штрафы, а если они не могли или не хотели их выплачивать, их товары конфисковывали и продавали. Те, у кого не было товаров или кто не позволял их изымать, отправлялись в тюрьму; кого-то разоряли, а кто-то уезжал из страны, чтобы избежать разорения. Сегодня в Америке живут люди, родители которых покинули Англию из-за введения суровых законов о вакцинации. Публика видела, как перед судом снова и снова представали благородные честные люди, пока судьи и многие другие не стали задаваться вопросом, почему эти люди заходят настолько далеко в желании оградить своих детей от этой процедуры. Ответ обычно переводил спрашивающих на нашу сторону, и сторона сопротивления становилась все крепче. По всей стране собирались деньги для защиты, с помощью которых сопротивляющимся помогали выплачивать наложенные на них штрафы либо содержать их жен и семьи, если они попадали в тюрьму. Не раз в тюрьме оказывались вдовы, следующие завещанию своих мужей не прививать детей. Выборы в Совет опекунов — государственный орган, ответственный за исполнение Закона о вакцинации — сталкивались с сопротивлением, и к 1898 году по меньшей мере пятая часть из 600 советов Англии была связана обещанием не принуждать к исполнению закона.

Четыре важных события произошло между принятием Закона о вакцинации 1867 года и принятием Закона 1898 года, содержавшего первое упоминание об отказе по соображениям совести.

Первым была эпидемия натуральной оспы 1870—1872 годов, которая унесла жизни 44 000 людей в Англии и Уэльсе, а сотням тысяч людей доказала, что вакцинация не является защитой от натуральной оспы, так как эта эпидемия случилась при том, что 97% населения от двух до пятидесяти лет либо уже переболели натуральной оспой, либо были привиты. Об этом рассказал сэр Джон Саймон, главный врач Тайного совета в своем свидетельстве перед специальным комитетом, который в 1871 году изучал Закон о вакцинации 1867 года.

Вторым очень важным событием было принятие великого Закона об общественном здравоохранении 1875 года. Гигиенисты в течение многих лет настаивали на том, что, пока законы здорового образа жизни не будут соблюдаться, ни одна из стран не освободится от заразных болезней, тогда как вакцинаторы по этому поводу заявляли, что даже будучи грязным, насколько это возможно, но при этом получив прививку, человек будет спасен от натуральной оспы. Эпидемия 1870—1872 годов доказала, что гигиенисты были правы, и этот великий закон, регулирующий практически все санитарные нормы в Англии сегодня, был принят парламентом примерно через два года после завершения эпидемии.

Третьим событием было обращение на нашу сторону двух влиятельных медиков, в частности, д-ра Чарльза Крейтона и профессора Эдгара М. Крукшенка. Было еще много других дипломированных врачей, которые боролись с вакцинацией в Англии с того момента, как Дженнер сделал свое открытие, но они не имели такой репутации и не написали такие исчерпывающие, логичные, беспристрастные научные книги, как эти вышеуказанные ученые.

Где-то в 1884 году доктора Крейтона попросили написать статью о вакцинации для 9-го издания "Энциклопедии Британники". Он согласился, но, вместо того, чтобы ограничиться обычным набором фраз, он начал с трудов самого Дженнера и закончил современными документами. Он изучил литературу за и против вакцинации из многих стран и пришел к выводу, что вакцинация — это "гротескный предрассудок". Редактору "Энциклопедии Британники" он написал: "Если Вам нужна оправдательная статья, то я не тот человек, который сможет ее написать". Редактор пообещал опубликовать, что бы тот ни написал, и в 9-м издании энциклопедии статья о вакцинации была написана ее противником. Примерно в то же время Крейтон написал небольшую книгу под названием "Коровья оспа и вакцинный сифилис" (Charles Creighton "Cowpox and Vaccinal Syphilis"), а через год книгу побольше, названную "Дженнер и прививки" (Charles Creighton "Jenner and Vaccination").

В 1887 году д-ра Эдгара М. Крукшенка, являвшегося на тот момент преподавателем патологической анатомии и бактериологии в Королевском колледже, правительство попросило расследовать вспышку коровьей оспы в Уилтшире. Сэр Джеймс Пэджет обратил его внимание на работу Крейтона, очевидно, надеясь на то, что Крукшенк опровергнет ее, однако в результате своего трудоемкого исследования последний издал два больших тома под названием "История и патология вакцинации" (Crookshank "The History and Pathology of Vaccination"), в которых он приходит в выводу, что доверие, оказанное вакцинации, принадлежит санитарии и изоляции, и что ничего не будет способствовать формированию доверия врачам в большей степени, нежели отказ последних от веры в прививки.

И хотя эти книги были написаны более сорока лет назад, на них до сих пор не было получено ответа.

Четвертым важным событием этого периода стало назначение Королевской комиссии по расследованию определенных аспектов вакцинации. Эта комиссия была сформирована в 1889 году и работала в течение семи лет. Она выпустила шесть отчетов, а также итоговый отчет 1896 года.

При назначении практически все члены комиссии выступали решительно в пользу вакцинации, и, хотя большинство из них и не отказалось от своей веры в данную процедуру, после ознакомления с доказательствами противников вакцинации они приняли единогласное решение о необходимости отменить повторные наказания за одного и того же непривитого ребенка. Двое из них написали отчет меньшинства с особым несогласным мнением, который фактически является антипрививочным документом. Но даже те члены комиссии, которые были в большинстве, пришли к тому, что признали, что вакцинация не дает постоянной защиты от натуральной оспы и что она наносит вред, который не может считаться незначительным в общем объеме. Они предложили смягчить закон об обязательной вакцинации для истинных противников, но это было сделано прежде всего в надежде остановить агитацию против вакцинации, а не из сочувствия к противникам.

Результатом отчета членов комиссии был закон о вакцинации 1898 года. В первом варианте он не имел оговорки о возможности отказа по соображениям совести, но содержал оговорку, запрещающую повторные штрафы за одно и то же правонарушение. Выборы в городе Рединг, в рамках которых велась борьба по вопросу вакцинации, вынудили правительство добавить оговорку о возможности отказа по соображениям совести в Закон о вакцинации. Это шло в разрез с желаниями большого количества сторонников правительства, но, хотя выборы и были проиграны, правительство выполнило свое обещание и приняло законопроект, содержащий оговорку о возможности отказа по соображениям совести.

Этот отказ по соображениям совести, которому противостояли противники вакцинации, зная, что его введение в закон значительно задержит отмену пунктов об обязательном характере вакцинации, был очень плохой мерой. Один за другим магистраты отказывались предоставлять освобождение вне зависимости от того, насколько вескими были аргументы истца. Противники вакцинации целых семь раз обращались в суд, но так и не смогли получить освобождение от закона, а затем были осуждены за то, что не прививали своих детей.

Лига продолжала свою агитацию до того момента, пока Закон 1907 года не был принят правительством либералов, пришедшим к власти в результате выборов 1906 года, во время которых противники вакцинации напряженно работали и заручились голосами в пользу отмены обязательного характера вакцинации от более 300 членов парламента, вернувшихся в него.

Этот закон, по которому противник вакцинации мог сделать официальное заявление о своем несогласии с ней в отношении ребенка в возрасте до четырех месяцев, привел к освобождению от обязательной вакцинации около пяти миллионов детей до шестнадцати лет в Англии и Уэльсе. Это в основном были дети так называемых среднего и рабочего класса, но мы также заручились поддержкой и более высоких слоев общества. Семь детей герцогини Гамильтон были освобождены от вакцинации. Крестными двоих из них были король Георг и королева Мария. Леди Мод Уоррендер, также из числа приближенных королевской семьи, решила заплатить штраф, вместо того, чтобы прививать сына. А леди Изабель Маргессон, сестра графа Бэкингенмпшира, являлась членом нашей Лиги.

Среди ученых нашими наиболее значимыми сторонниками были Альфред Рассел Уоллес и Герберт Спенсер.

Вице-президентами нашей Лиги являются пятнадцать или шестнадцать дипломированных врачей, и еще около тридцати врачей поддерживают нашу работу. То, что их количество невелико, объяснить легко. Студенты-медики в Англии не изучают вопрос прививок. В большинстве медицинских школ прививки принимаются как должное, и ни один из студентов не осмеливается подвергнуть сомнению то, чему его обучают. Ему нужно набить свой мозг большим количеством книжных знаний, и у него нет ни времени, ни желания изучать предмет, который не требуется для сдачи экзаменов. Когда он становится врачом и начинает практиковать, или становится специалистом, то редко сталкивается с практикой вакцинации, так как большинство прививок в Англии производят 4000 публичных вакцинаторов. Врачи не осознают вред, причиняемый прививками, а их ум закрылся еще тогда, когда они были студентами.

Наиболее известным нашим сторонником из литературных кругов был Джордж Бернард Шоу.

Важные разработки в Англии находятся на виду. Ранее в этом году правительство назначило комиссию для исследования вакцинной лимфы. Точно известно, что сегодняшняя глицериновая телячья лимфа привела к нескольким случаям смерти от летаргического энцефалита в Англии. В конце 1922 года о семи таких случаях правительству сообщили два профессора из Лондона. В парижской Академии медицины в июле 1925 года доктора обсуждали смерти от этого заболевания, которые случились вскоре после проведения вакцинации в Голландии и других европейских странах. В начале этого года в Гааге прошла конференция под эгидой комиссии по здравоохранению при Лиге наций, на которой обсуждалось множество вопросов, касающихся натуральной оспы, вакцинной лимфы и прочего, и в результате каждую представленную страну попросили назначить комиссию для исследования этих вопросов.

Натуральная оспа в Англии практически сошла на нет, а признанная опасность вакцинации возможно вынудит правительство совсем отменить обязательную вакцинацию младенцев и заменить ее на обязательную вакцинацию всех лиц, контактировавших с людьми, заболевшими натуральной оспой. Этому, конечно, мы будем противостоять всеми силами, насколько позволят нам наши друзья.

В ответе на статью под заголовком "Вакцинация снова побеждает" в детройтской газете "Сатердей Найт Пресс", г-жа Лоут отмечает:

(1) Болезнь, которую диагностируют как натуральная оспа у непривитых людей в Англии, сложно отличить от ветрянки, а решающим в постановке диагноза является наличие или отсутствие следов от прививки.

То, что вакцинация является одним из факторов в постановке диагноза в таких случаях, было признано инспекторами здравоохранения Англии, а также дважды подтверждено Министерством здравоохранения в ответах на вопросы парламенту.

(2) Так как в тех районах, где распространена эта легкая болезнь, преобладающее большинство детей непривиты, болезни непросто найти ребенка, который был бы привит в младенчестве.

(3) Все люди, заболевшие натуральной оспой, несмотря на вакцинацию сразу после контакта с болезнью, расцениваются как невакцинированные.

(4) Несмотря на официальные попытки доказать эффективность вакцинации, уровень смертности среди невакцинированных в Англии более чем в два раза меньше, чем среди вакцинированных.

(5) Министерство здравоохранения Англии упускает тот факт, что в 1872 году, когда 85% новорожденных были привиты, от натуральной оспы в Англии и Уэльсе умерло 19000 человек, тогда как в 1925 году, когда было привито менее половины новорожденных, от этой болезни умерло только шесть человек.

История вакцинации и натуральной оспы в Англии можно резюмировать словами, правдоподобность которых очевидна любому беспристрастному студенту, изучающему статистику нашего государства: "Больше вакцинации, хуже санитарные условия, больше натуральной оспы; меньше вакцинации, лучше санитарные условия, меньше натуральной оспы".

Дети Англии, из которых пять миллионов невакцинированы, никогда не были такими здоровыми, как сейчас. Люди показали свое отвращение к прививкам, и ни убеждениями, ни силой их не заставить подчиниться тому, что знаменитый д-р Чарльз Крейтон назвал "гротескным предрассудком".

Статьи о полиомиелите Приложения   оглавление Оглавление   Приложения Отравленная игла. Приложения