Д-р Элеонор Макбин

Отравленная игла.

Скрываемые факты о вакцинации

доктор-натуропат Г. Шелтон

ПРЕСТУПЛЕНИЕ В ХЬЮСТОНЕ
("Dr. Shelton's Hygienic Review", May 1955)

Место преступления — комната в Хьюстоне, штат Техас. Это была временная "клиника", созданная с целью проведения экспериментов на большом количестве несчастных беззащитных детей. Это была предпоследняя из восьми таких "клиник", основанных в городе. Комната была набита детьми и их испуганными родителями, которые "по собственной воле" привели своих детей для эксперимента. Возраст детей варьировался от младенцев, только отпраздновавших свой первый день рождения, до шестилетних детей, листавших свои журналы с комиксами или слушавших "детские сказки", которые рассказывали им их родители. Из комнаты, где над детьми издевались, втыкая иглы, через которые им вводили вакцину, доносились крики боли и страха. Родители напуганных детей пытались успокоить их.

Что это было? Зачем детей истязали таким образом? Чего они боялись? Почему им втыкали иглы? Ответ таков: их использовали в качестве подопытных кроликов в массовом эксперименте, проводившемся бандой шаманов, которых в газете называли не иначе как "учеными". Под руководством Уильяма Д. Хаммона, профессора чего-то-там из Университета Пенсильвании, эти шаманы вводили детям фракцию крови, которую они называли гаммаглобулином и которая, по их словам, содержала "антитела для борьбы с болезнью". Это делалось не для того, чтобы предотвратить полиомиелит, так как они признавали, что сыворотка не предотвращает болезнь, но в надежде, что дети, у которых полиомиелит развился в результате инокуляции, не будут парализованы. Хаммон "подчеркнул то, что гаммаглобулин не может предотвратить полиомиелит", но он верил, исходя из испытаний, проведенных на обезьянах (я полагаю, он имел в виду обезьян более низкого класса, а не тех, которые инокулировали детей), что он может предотвратить паралич.

В эксперименте предполагалось участие 35 тысяч детей. Половине из них ввели "гаммаглобулин", а другой половине — "неэффективное вещество", напоминавшее гаммаглобулин. По мнению Хаммона, это единственный способ проверить теорию, что паралич можно предотвратить с помощью фракции крови. Предыдущий эксперимент, в котором участвовало 5768 детей из города Прово, штат Юта, проведенный в прошлом году, не имел достаточных масштабов, чтобы считаться "доказательным". Им был нужен более масштабный эксперимент, и Хьюстон был выбран в качестве лаборатории для использования человеческих "подопытных кроликов".

В прошлом году здесь, в Техасе, один из врачей ввел большому количеству детей сыворотку против бешенства, руководствуясь абсурдной теорией, что она может предотвратить полиомиелит. Также в прошлом году гаммаглобулин испытывали на большом количестве детей в одном из штатов Среднего Запада. Недавно из Сакраменто, Калифорния, пришла новость от 24 июля 1952 года о том, что пятидесяти детям в интернате Сонома (скорее всего сиротам, которых некому защитить от политических и медицинских гангстеров) дают "особый вид шоколадного молока", содержащий вирус, который, как надеются "ученые", способен предотвратить полиомиелит. Фрэнк Толман, инспектор штата по психогигиене (?), заявил в докладе губернатору Уоррену (человеку, который имел смелость баллотироваться в президенты), что молочная диета является ключевой частью эксперимента, нацеленного на поиск средства для профилактики полиомиелита.

Мошенники, проводящие этот эксперимент, выбрали "100 детей, у которых не обнаружилось естественного иммунитета к полиомиелиту". Почему газеты продолжают величать людей этого рода "учеными"? Почему они не желают представить негодяев теми, кем они являются — безрассудными экспериментаторами, которые играют с жизнью человека, словно с жизнью кролика?

Это те массовые эксперименты, проводившиеся и проводимые в течение последних двух лет на детях нашей страны, которые попали в заголовки газет. Невозможно сказать, какое количество таких экспериментов, которые были и остаются тайной, проводили или проводят сейчас. Американские дети свободно используются в качестве подопытных кроликов, а их американские родители кажутся безразличными ко всему этому. Что стало с чувством ответственности, которое родители должны традиционно чувствовать по отношению к своим детям? Что стало с любовью, которую родители традиционно испытывали к своим детям? Неужели это правда, что современные американские родители готовы пожертвовать своих детей Молоху наших дней, как делали родители Древнего Карфагена, или они готовы бросить своих детей к подножью статуи Джаггернаута, как делали родители в Индии? Давайте не будем утверждать, что они этого не делают, ведь разве мы не являемся свидетелями того, как они жертвуют своих детей предрассудкам и галлюцинациям медицинских идиотов?

Почему для столь массового эксперимента выбрали именно Хьюстон? Было сказано, что Хьюстон выбрали из-за высокой заболеваемости полиомиелитом, но это может и не быть абсолютной правдой. Может, правда в том, что высокой заболеваемостью полиомиелитом Хьюстон был обязан проведению эксперимента. Перед тем, как заставить родителей подвергнуть своих детей риску инокуляции таким способом, и особенно перед тем, как они позволят использовать своих детей в чисто экспериментальных целях, родителей необходимо запугать до смерти. Нет ничего лучше эпидемии, чтобы запугать неграмотный народ. Неправдоподобно, что более трети случаев, диагностированных как полиомиелит в Хьюстоне, были полиомиелитом. Но этот факт не известен родителям этого города. Родителей так же легко запугать неправильным диагнозом, как и правильным. Возможно, эпидемию в Хьюстоне инсценировали, так как Хьюстон был выбран местом для проведения эксперимента.

Спешка, с которой хьюстонские родители заполняли центры инокуляции, и готовность, с которой они подвергали своих детей эксперименту, указывает не только на жалкую неграмотность родителей, но и на их страх, который был внушен им искусственно созданной врачами и Департаментом здравоохранения города эпидемией.

В план экспериментаторов входило инокулировать 35 000 детей — половину гаммаглобулином, который, как надеялись, мог предотвратить полиомиелит, а другую половину — желатином, который называли "неэффективным заменителем". Дети, получившие "неэффективный заменитель", считались контрольными пациентами. Но большинство напуганных родителей в Хьюстоне отказывались ждать, чтобы узнать, насколько успешным будет эксперимент. Они отказывались рисковать, не дав гаммаглобулин своим детям. Они отводили своих детей к частным врачам и платили им за инокуляцию. Еще бы, сыворотка была доступна и была в продаже, доступны были и врачи (фактически, большинство врачей), назначавшие ее за определенную плату, хотя еще не было известно, имела ли она какую-либо ценность. Производители и врачи спешили получить свою выгоду, так как знали, что по окончании эксперимента они не смогут продать сыворотку даже самым напуганным из людей.

Согласно сообщению из Хьюстона от 27 июля, эксперименту было подвергнуто всего 33 тысячи детей. Это значит, что именно столько напуганных родителей обратились к частным врачам и заплатили за прививку своих детей гаммаглобулином, вместо того, чтобы рисковать вводить им "неэффективный заменитель", а экспериментаторы не собрали, как ожидали, 35 тысяч детей в экспериментальных центрах. Напуганные родители, считая, вследствие своего невежества, что сыворотка может предотвратить болезнь или хотя бы паралич, и зная, что если они приведут своих детей в экспериментальную клинику, у них будет только 50% вероятности шанса получить гаммаглобулин, платили за инокуляции и, таким образом, гарантировали, что их детям не будет введен укол желатина. Таким образом, 35 тысяч подопытных кроликов не материализовались.

Не все родители Хьюстона были настолько "научно" подкованы, как Роберт Н. Смайстриа, заявивший: "Я хочу сделать все возможное, чтобы предотвратить паралич у своих детей и у всех детей". В действительности, он был очень напуганным человеком, который не знал, получил его ребенок предполагаемую защитную сыворотку или "неэффективный" заменитель, "безопасный желатин". Никогда не безопасно вводить любое чужеродное вещество в кровь, и желатин, чужеродный белок, конечно же, небезопасен, а использование фразы "безопасный желатин" в одном ряду с гаммаглобулином подразумевает, что гаммаглобулин менее безопасен. Таким же образом, утверждение, что половине детей, используемых в качестве подопытных кроликов, будет введена сыворотка, а другой половине неэффективное вещество, подразумевало, что сыворотка является эффективной. Фактически, эффективность считалось доказанной еще до проведения эксперимента.

К 30 июня тысячи родителей Хьюстона требовали сыворотку для своих детей, но экспериментаторы не могли дать им гарантии, что их детям будет введена сыворотка, а не желатин, поэтому родители шли к своим семейным докторам, которые, желая угодить, за деньги делали им уколы. Они собирали урожай денег, в то время как пропаганда переполняла печатные издания, хотя врачи прекрасно знали, что нет и тени доказательства способности гаммаглобулиновой сыворотки предотвращать полиомиелит.

Хаммонд жаловался, что инокуляция детей частными докторами снижала количество детей для "практического эксперимента". Но родители не рисковали. Если бы они привели своих детей в клинику Хаммонда, у них был бы риск пятьдесят на пятьдесят получить "неэффективное вещество", а они хотели, чтобы их детям ввели "защитный" гаммаглобулин. Хаммонд был заинтересован в "контролируемом эксперименте", а родители были заинтересованы в спасении своих детей от ужасного монстра, полиомиелита. Имеется вероятность и того, что родители тех детей, которые получили инъекцию в клинике, опасаясь, что их маленькие подопытные кролики получили желатин вместо гаммаглобулина, могли отвести их к частным врачам, которые дали им "настоящее лекарство". В этом случае они уже не представляли ценности для "практического эксперимента". Поэтому родителей, подвергших своих чад эксперименту, призывали не ходить к врачам за гаммаглобулином. Экспериментаторы, в сущности, говорили им: "Мы верим, что гаммаглобулин способен предотвратить паралич при полиомиелите, и знаем, что желатин не делает этого, но мы хотим, чтобы вы рискнули своим ребенком. Не давайте ему гаммаглобулин; довольствуйтесь желатином. Не портите наш эксперимент ради своего ребенка".

"На подхвате" у экспериментаторов во время запуска десятидневной оргии инокуляции был другой шаман, преподобный Томас Саммерс, глава прихода Епископальной церкви Св. Иоанна и президент совета церквей города Хьюстона, который "выразил надежду каждого из молчаливых напряженных родителей" словами: "Мы молим тебя, Боже Милостивый, избавь нас от бедствия, именуемого полиомиелитом". Этим все было предрешено! Когда две современные отрасли шаманизма объединяются в войне против демона полиомиелита, то последнему лучше убраться куда подальше.

Я хочу обратиться к тем из моих читателей, которые могли быть насколько введены в заблуждение, что пожертвовали в фонд "Марша десятицентовиков", дабы оргия человеческой вивисекции финансировалась полумиллионным грантом Национального фонда по борьбе с детским параличом. От финансирования экспериментов на крысах и обезьянах Фонд перешел к финансированию экспериментов над детьми. Во всяком случае, за обезьян и крыс нужно было платить, тогда как запугивать родителей для того, чтобы они жертвовали своими детьми, можно бесплатно.

Доноры крови могут с радостью узнать, что их кровь используется в благих целях. Хаммонд заявил, что гаммаглобулин, использованный в эксперименте с полиомиелитом, аналогичен тому, что используется при кори, и получен из крови, которую Американский Красный Крест получает от доноров всей страны. Таким образом, организация Клары Бартон (о создании которой она позже пожалела) была разоблачена как марионетка в руках организованного шаманства. Она прекрасно служит своему новообретенному хозяину именно тем, что заставило Клару Бартон пожалеть о том, что она вообще основала эту организацию. Ведь Клара Бартон была гигиенистом.

Гаммаглобулин именуется Хаммондом и газетами не иначе как "лекарство", т.е. целебный препарат. Он используется как "профилактический препарат" (для предотвращения), а потому не является "целебным препаратом", и нет абсолютно никаких доказательств, что он имеет профилактические или целебные свойства. В действительности, нет такой вещи, как целебный препарат. Медикаменты, сыворотки, вакцины ничего не лечат. Врачи не целители, они не врачуют, их неправильно относят к медикам. Лекарств нет, а их практика "медицины" не является практикой целительского искусства. Они окружили себя и свои практики терминологией, которая совершенно неправильна.

27 июля в новостях из Хьюстона было заявлено, что у нескольких детей, использованных в эксперименте, уже развился полиомиелит, но неизвестно, что было введено этим детям — гаммаглобулин или "неэффективный желатин". Чтобы сделать результаты эксперимента еще сенсационней, руководитель эксперимента в Хьюстоне из Университета Питтсбурга отослал все данные в Нью-Йорк, где их закрыли в сейфе, в котором они должны были храниться до января 1953 года. Поэтому мы не узнаем до тех пор, пока эти данные не будут подсчитаны когда-нибудь, у какого количества детей из каждой группы развился полиомиелит. "Результаты эксперимента не будут известны в течение многих месяцев, возможно, до начала 1953 года", поэтому "команда экспертов останется здесь (в Хьюстоне) на протяжении сезона полиомиелита, а также на осень для наблюдения за инокулированными детьми".

Если решено сделать сыворотку "эффективной", то этого можно достичь с помощью диагнозов и статистики. Все, что понадобится, это диагностировать как что-то другое большое количество случаев, диагностируемых сейчас как полиомиелит. У детей, получивших "неэффективное" вещество, те же случаи можно диагностировать как полиомиелит. Таким образом и поддерживается вакцинация против натуральной оспы. Если пациента прививали, то это ветряная оспа, если нет — натуральная.

Или всегда можно предположить, как в случае с вакцинацией против натуральной оспы, что когда в результате инокуляции развивается полиомиелит, то инокуляция не была "успешна". А еще можно заявить, как уже было замечено, что если новая сыворотка не предотвращает полиомиелит, она хотя бы делает его протекание легче. Такое же заявление делается в отношении противооспенной вакцины: она смягчает тяжесть заболевания.

Как и в случае с брюшным тифом и "паратифом", можно найти, что существует два или более вирусов полиомиелита и что сыворотка защищает только от одного из них. Более того, медицинские классификаторы уже определили, что есть "три типа полиомиелита".

Сколько будет длиться обретенный "иммунитет"? Нужно ли будет вакцинировать детей каждое лето или дважды в год? Как часто им нужно будет проводить повторную иммунизацию? Один из врачей сказал, что уколы нужно повторять каждые четыре-шесть недель.

Сколько детей среди привитых этой сывороткой заболели бы полиомиелитом, если бы не были привиты? Какой эффект будет иметь введение "неэффективного" вещества в развитии полиомиелита у детей, получивших его? Статистика, основанная на таких неопределенностях, должна быть такой же неопределенной.

Трагическая ситуация возникла благодаря пропаганде, которую получил эксперимент с гаммаглобулином в Хьюстоне. Невежественные запуганные родители начали требовать ввести их детям сыворотку, не дожидаясь результатов эксперимента в Хьюстоне. Здесь, в городе Сан-Антонио, в двухстах милях от места совершения хьюстонского преступления, на врачей обрушился шквал требований гаммаглобулина. И хотя многие из них были достаточно честны и предупреждали родителей, что это ничто иное как "укол неизвестности" и что они покупают кота в мешке, перепуганные родители все равно требовали инокулировать их детей. Когда им говорили о том, что не было, как нет и сейчас, никаких доказательств, что гаммаглобулин способен предотвратить полиомиелит, они настаивали на инъекции для своих детей.

Один из педиатров, которому звонили в среднем по десять раз в день с просьбой о сыворотке, сказал, что родители "кажется, думают, что их совесть будет чиста, если их дети заболеют полиомиелитом. Они, по крайней мере, смогут сказать, что сделали все, что могли". Ужасное невежество, которое отражено в данном заявлении, не является ошибкой исключительно родителей. Эти родители доверяли своим врачами и были введены ими в заблуждение. Несколько местных врачей вводили своим детям гаммаглобулин по той же причине. Они были так же безграмотны, как и простые родители. Один из педиатров рекомендовал уколы только тем детям, которые "были в контакте" с полиомиелитом. Если этот невежда остановится на какой-то момент и задаст себе вопрос, каким образом первый заболевший "вошел в контакт" с полиомиелитом, то он схватит шприц и начнет прививать каждого ребенка, находящегося в поле его зрения.

Один из врачей, подсчитавший, что он ежедневно делал инокуляции шести детям, спросил: "Когда приходят матери и просят гаммаглобулин для своих детей, что мы можем сделать, кроме того, как дать им его?" Вот она, деградация "медицинской науки"! Она превратилась в обыкновенное потворство неграмотным желаниям напуганных дилетантов. Врач больше не является надежным и квалифицированным наставником для людей — он просто является поставщиком целительного сока и продает его любому, пришедшему его купить, как продавец текстильных товаров продает любую одежду по желанию своих покупателей. Мать делает назначение, а врач просто выполняет его.

Что они могут сделать? Они до смерти напугали людей и в течение многих дней и недель восхваляли свою сыворотку в прессе. Они создали спрос, после чего с невинным видом спрашивают: "Что мы можем сделать, если люди ее просят?" Я бы сказал этим негодяям, чтó им нужно делать, но не думаю, что у них осталось достаточно честности и самоуважения, которые бы заставили их это сделать. Все это существенно увеличивает их доходы, и они не собираются от них отказываться.

Примечательно, что в аптеках было достаточно гаммаглобулина для удовлетворения спроса. Маленькие ампулы, содержавшие два кубических сантиметра сыворотки, продавались по розничной цене 6,75$ за ампулу, а продажи описывались как "активные". Производители и продавцы шаманского зелья стремились извлечь выгоду из такого спроса до того, как об окончательном провале эксперимента станет известно. Каждый врач страны хорошо осознает, что гаммаглобулин не предотвращает полиомиелит. Но они, по словам педиатра из Сан-Антонио, оправдывают накачивание этим зельем организма детей по той причине, что "мы не хотим поддерживать бесполезные средства и мы не хотим пропустить их возможный успех".

Гаммаглобулин не только дорог, его к тому же вводят, исходя из веса ребенка. Один из педиатров пояснил, что "стоимость для одного ребенка, который весит 100 фунтов, будет практически непосильной, а укол нужно будет повторить через три-четыре недели". Еще до того, как результаты экспериментов стали известны, эти люди уже знают, как часто необходимо повторять "иммунизацию". Какой хороший источник дохода! Делать каждому ребенку дорогостоящие инъекции гаммаглобулина каждые три-четыре недели в течение летних месяцев по всей стране, и врачам можно забыть об остальной своей работе. Кто захочет тратить свое время на наблюдение за пациентами с брюшным тифом, или оперировать аппендицит, или беспокоиться о нефтяных скважинах, когда от пятидесяти до ста детей ежедневно приходят к врачу, чтобы получить инъекцию гаммаглобулина?

Высказывалось опасение, что запасы гаммаглобулина вскоре могут закончиться, но фармацевтические компании-производители и местные фирмы розничной торговли, хорошо осознавая влияние публичности на свой бизнес, заранее подготовились к таким непредвиденным случаям. В Сан-Антонио с лихвой запаслись сывороткой. 4 июля представитель фирм розничной торговли из Сан-Антонио заявил прессе, что эти фирмы имеют достаточный запас. Спрос на гаммаглобулин вырос в четыре-пять раз с начала хьюстонского преступления, но нехватки не наблюдалось. Вот насколько предусмотрительны оказались предприниматели.

доктор-натуропат Г. Шелтон

ОПАСАЙТЕСЬ ВАКЦИНЫ ПРОТИВ ПОЛИОМИЕЛИТА
("Dr. Shelton's Hygienic Review", September 1955)

1. Вам не нужно прививать своего ребенка вакциной против полиомиелита, если вы этого не хотите.

Любой родитель вправе отказаться от прививки, а Министерство здравоохранения заявляет, что ни один ребенок не будет инокулирован без разрешения его родителей.

2. Противополиомиелитная вакцина Солка, которую используют в нашей стране, не защищает от паралитического полиомиелита. При испытании вакцины в Америке в 1954 году, у 71 ребенка, прошедшего полную вакцинацию этой вакциной, развился паралитический полиомиелит.

3. Вакцина может обладать способностью вызывать полиомиелит. В течение пяти недель после появления вакцины Солка с подачи Национального фонда по борьбе с детским параличом в Америке и в период времени, когда она была ложно объявлена безопасной, сильнодействующей и эффективной, как минимум 112 инокулированных детей заболели полиомиелитом, причем, две трети из них — паралитическим полиомиелитом. Шесть детей умерло. Сначала сказали, что дети были заражены полиомиелитом еще до инокуляции; затем сказали, что инокуляция спровоцировала полиомиелит, который уже был у них, и вызвала его развитие; наконец, стало явным, что в большинстве случаев в вакцине оказался живой вирус, вызвавший заражение полиомиелитом.

4. Считается, что в Америке родители заражались от своих привитый детей. Было сообщено о 149 таких случаях, шесть из них со смертельным исходом; в первых двух случаях полуторагодовалые дети заболели после инокуляции и были отправлены в больницу. Они выздоровели, но после их возвращения домой полиомиелитом заболели их родители. Чиновник здравоохранения из Денвера назвал его "сопутствующим" полиомиелитом. Отдел образования города Франклин-Лейкс, штат Нью-Джерси, отстранил восемь детей, получивших противополиомиелитную вакцину Солка, от занятий в школе на остаток семестра. Родители других детей опасались, что они были "носителями" полиомиелита ("Дейли Телеграф" от 21 июня 1955 года).

5. Противополиомиелитная вакцина Солка изготавливается из почечной ткани обезьяны. Считается, что она не защищает от полиомиелита дольше пяти месяцев, если защищает вообще, а "Манчестер Гардиан" цитировал известного физиолога, который заявил: "Если это означает, что ребенка нужно ревакцинировать с частым интервалом препаратом, полученным из почек обезьяны, то это ужасает своими последствиями. Среди них есть риск развития у ребенка чувствительности к некоторым ингредиентам вакцины".

6. Каждая инокуляция вызывала серьезные заболевания и немало смертей. Официально зарегистрировано 1700 смертей от протовооспенной вакцины, и такие смерти продолжают регистрироваться ежегодно, бóльшая часть умерших — маленькие дети. Согласно "Бюллетеню Министерства здравоохранения", в последние несколько месяцев дети заболевали энцефалитом от вакцины против желтой лихорадки.

Зарегистрировано три смерти от туберкулеза вследствие инокуляции БЦЖ. Инокуляция против дифтерии вызвала паралитический полиомиелит. История всех вакцин и сывороток оправдывает наши опасения, что новая вакцина может повредить здоровью и привести к смерти.

7. Два доктора из Совета по медицинским исследованиям заявили в "Пикчер Пост" от 7 мая 1955 года, что риск заражения полиомиелитом равен 1 к 25 000. Подавляющее большинство детей даже не подвергается какой-либо опасности заражения этим заболеванием. Это верх глупости — пойти на то, чтобы сделать ребенку инокуляцию, которая может вызвать недуг или даже заболевание, для защиты от которого она направлена, когда вероятность этого ребенка подхватить это заболевание в естественных условиях настолько мала, что ей можно пренебречь.

8. Чтобы ваш ребенок был здоров, обеспечьте ему здоровый образ жизни. Сделайте так, чтобы он правильно питался и достаточно находился на свежем воздухе, чтобы был тепло одет зимой, чтобы не находился в сырости и на сквозняке и чтобы высыпался. Обеспечьте ему чистую воду, нормальную вентиляцию в доме и избегайте больших скоплений людей.

9. Производство и испытания противополиомиелитной вакцины связаны с жестоким обращением с животными, особенно обезьянами.

Тереза Гей

ГИГИЭТИКА.
ВАКЦИНА СОЛКА — ПОБЕДА ИЛИ БЕДА
("Dr. Shelton's Hygienic Review", August 1955)

Ровно месяц назад американской публике представили то, что пропагандировалось как одна из величайших побед в истории медицины — противополиомиелитную вакцину Солка. На тот момент я написала статью о беспрецедентном продвижении новой вакцины. По причине неблагоприятно сложившихся обстоятельств, она так и не попала в Сан-Антонио в установленный срок.

Статья называлась "Вакцина Солка, наука или смелая затея". В ней больше говорилось об особых условиях, окружавших торжественное открытие этого монумента медицинскому прогрессу, чем о самой вакцине, а именно о бутафории мыльной оперы, использованной для такой постановки; о том, как она в стиле мелодрамы была запланирована на день годовщины смерти Ф. Д. Рузвельта, с целью сыграть на чувствах людей; о том, чего это стоило кошельку американского народа, с которого собирали деньги с помощью благотворительной кампании "Марш десятицентовиков". Я затронула различные аспекты великого обмана, который был совершен по кажущемуся совпадению выгоды и прогресса; о том, как "Эн-Би-Си" поспешила и передвинула время мероприятия на час раньше; о том, как полдюжины огромных фармацевтических компаний были готовы выйти с вакциной на рынок еще до того решающего дня, когда лучшие представители науки, медицины и прессы были приглашены, чтобы услышать чудесное заявление о том, что полиомиелит побежден.

Я рассказала, как от родителей скрывали то, что вводили их детям, чтобы обеспечить эффективность программы испытания 1954 года; как манипулировали статистикой, чтобы доказать эффективность вакцины; как медицинские общества по всей стране предостерегали врачей от спекуляции и торговли из-под полы; как кудесники исследований намеренно избегали любых подходов или предположений, которые хотя бы намекали на причинную связь; как население Америки обманом лишили 25 миллионов долларов через кампании Фонда по борьбе с детским параличом на так называемые расходы на программу исследований, и как эта же самая публика была последней, получившей информацию; как привилегированные фармацевтические компании инвестировали многие миллионы долларов в покупку оборудования и материалов задолго до того, как безопасность вакцины была публично заявлена, и как они были откровенны в своих ожиданиях увеличить свои инвестиции в десять раз до конца года с еще более радужными надеждами на предстоящие годы; как политики, проповедники, врачи, профессиональные публицисты, пресса и вся остальная армия потворщиков общественному благу присоединились к песне осанны и провозгласили нового Мессию от Медицины, доктора Джонаса Солка, одним из величайших благодетелей человечества, и т.д., и т.п. А я, как и должен поступить уважающий себя Гигиенист, столкнувшись с таким изумительным зрелищем умышленной научной глупости, сделала небольшое предсказание — да, даже рискуя быть названной психованной гигиенисткой.

Я предсказывала, что не все золото, что блестит; что в сегодняшней ситуации о вакцине было известно недостаточно, чтобы гарантировать или оправдать программу массовой инокуляции, которая последовала за заявлением о ее эффективности, невзирая на энтузиазм в отношении обратного; и что, по моему скромному мнению гигиениста, худшее еще впереди.

Ну что ж, пророчество сбылось, но слишком рано — случившееся через пару недель стало грозить фиаско, и изощренные умы прессы заставили крутить колесо обозрения своего воображения во всех направлениях, чтобы предотвратить распространение зловония, угрожавшего отравить все предприятие. Неожиданный высокий процент заболевших и несколько смертей нарушили покой программы хаосом и смятением. Откровенно говоря, вся страна была напугана до смерти, и тому была причина. Правительство прекратило массовые инокуляции. Маленькие и большие города и штаты замерли в нерешительности. Родители, давшие согласие ранее и сделавшие первые уколы своим детям, жили в вакууме паники и страха. Делом занялся президент; конгрессмены и сенаторы стали призывать к проведению исследования. Солк, его коллеги и правительственные чиновники на долгие часы запирались в конференц-залах, чтобы докопаться до истины, разрушившей их необоснованные мечты.

Прессе улыбнулась удача в виде громких заголовков, беспрецедентных даже для видавшх виды. Переоценка стала объяснением отсрочки. Одну из лабораторий, производящих вакцину на западном побережье, сделали козлом отпущения во имя спасения репутации остальных. Модной миссис Хобби тоже досталась порция неприятностей за то, что она потеряла бдительность, и та почти лишилась работы. В новостях по всей стране кричали об ошибках в производстве, ошибках в правительственном контроле за испытаниями, в использовании неправильного консерванта. Говорили обо всех ошибках, только не о самой главной ошибке — самой вакцине.

Остальное все в истории — той, что вы ежедневно читаете в газетах; той, которая предназначена для просвещения публики до следующего издания; той, которая не оказывает достаточного влияния на сознание людей, так как ей не дозволяется оставаться правдой надолго.

Позади месяц и миллионы заголовков. Рискуя быть уличенной в хвастовстве типа "я же вам говорила", я могла бы прекрасно использовать свою первую статью и не тратить силы на написание нынешней. Но в свете того, что происходило после, еще одна попытка обличить новые оскорбления, причиняемые здоровью людей и достоинству личности, оправдана. Ну, была не была, я снова пускаю свои стрелы, и пусть они попадут туда, куда следует.

Для начала, давайте разобьем слово "полиомиелит" на составные части. "Полио" означает "серый", "миел" означает спинной мозг. И, как мы все знаем, "-ит" значит "воспаление". Соединим их вместе и получим "полиомиелит", воспаление серого вещества спинного мозга. На сегодняшний день медицина считает, что такой воспалительный процесс в спинном мозге вызывается тремя вирусами одной группы, которые, как предполагается, попадают в организм человека через рот и нос, а также через раны и порезы. После того, как вирусы поступают в организм, они распространяются по нервным тканям в различные части центральной нервной системы. В частности, паралитическая форма полиомиелита считается острой инфекцией передних рогов серого вещества спинного мозга, вызывающей поражение и разрушение нервных клеток на начальной стадии паралича, степень и характер которого определяются местом поражения и количеством пораженных клеток. Паралич может затронуть одну мышцу, одну конечность или все тело. Вирусы предположительно распространяются посредством контакта с отделяемым из носа и горла или экскрементами больного, а также через носителей вируса. Инкубационный период длится от 4 до 18 дней. Он поражает летом и осенью, а его пик приходится обычно на август и сентябрь.

Осложнением ранних симптомов может быть поражение респираторных центров, парализующее механизм дыхания. Это называется бульбарным полиомиелитом, и жизнь его жертв поддерживается только с помощью искусственных легких, механического устройства, замещающего обычные движения диафрагмы. Заболевание чаще всего встречается среди детей, отсюда и название — детский паралич. Но оно также поражает и взрослых. Большей предрасположенностью к заболеванию среди взрослых отличаются беременные женщины. Симптомы, предшествующие началу паралича, это лихорадка, боль в горле, головная боль, рвота, усталость, тугоподвижность шеи, запор, понос и, в некоторых случаях, боль в конечностях (для гигиениста это настолько расплывчатый набор диагностических факторов, что вряд ли кто-то может надеяться с ними столкнуться).

Обездвиженность пораженных частей тела возникает вследствие разрушения специфических нервных клеток, связанных с моторной деятельностью этих частей. Вирус обычно выходит с испражнениями из организма зараженного в течение шести-восьми недель с начала болезни. Также считается, что вирус может находиться в горле больного недолгое время на начальном этапе заболевания.

При появлении полиомиелита в населенном пункте обычно закрывали бассейны и игровые площадки, а при широком распространении болезни закрывали и школы. Заболевших изолировали на две-четыре недели. Ни одно лекарство или сыворотка не считались особо эффективными, пока три года назад не был открыт гаммаглобулин, фракция крови человека, содержащая антитела. Лечения как такового практически не было до тех пор, пока сестрой Кэнни не был предложен оригинальный метод гидротерапии для облегчения боли и специализированная физиотерапия для восстановления движений, если это было возможно.

Считается, что вследствие умеренности симптомов и неправильного диагноза, большое количество случаев просто не было установлено. Это заболевание является достаточно новым в США, хотя говорят, что оно возникло еще в древности. Здесь его не диагностировали до 1894 года. Сегодня оно встречается во всем мире, особенно для него благоприятен умеренный климат, подобный нашему. Это болезнь ни бедных, ни богатых. Тем не менее, можно провести параллель между улучшающимся уровнем жизни в стране и ежегодно нарастающей эпидемией калечащего заболевания. Первая эпидемия произошла в Нью-Йорке в 1907 году. Наивысшего уровня достигли эпидемии 1916, 1931, 1949 и 1952 годов. За несколько лет заболевание превратилось из редкого явления в ежегодную рецидивирующую эпидемию и заставило медицинские умы непрерывно и отчаянно искать решение в форме иммунизирующего агента.

Ответом стали исследования. На них были потрачены деньги, много денег. Судьба пришла на помощь в виде внезапной болезни нашего прошлого президента Франклина Делано Рузвельта. Это обстоятельство привело к созданию Национального фонда по борьбе с детским параличом и к организации последующих ежегодных кампаний "Марша десятицентовиков", которые собрали 270 миллионов долларов за 17 лет с момента начала. Эти денежные суммы предположительно равномерно распределяются для облегчения дискомфорта жертв полиомиелита, а также на проведение исследований, необходимых для победы над заболеванием.

Это, несомненно, был большой бизнес! Каждый, кто не витает в облаках, знает, что большой бизнес должен что-то производить. Исследования на самом деле дали ответ. Так смело и щедро, из сочувствия и сострадания, а также из сердобольной жалости к бедным страдающим деткам, ежегодно становившимся жертвами этой чумы наших дней, люди (sic!) решили, что полиомиелит нужно уничтожить, и должны были сделать это американские ученые. Наука по праву должна иметь национальность! Но ученые бесконечно заняты своими нерешенными задачами и не очень охотно берутся за другие. Поэтому науку нужно было организовать. Так была придумана целевая субсидия и, поверьте мне, большой бизнес даже не помышлял о лучшей штуке, способной хорошенько встряхнуть ленивых бездельников, составлявших бóльшую часть ученых. Это особенно верно, когда наступает время обновления. В этот момент в воздухе витает необычайная аура, придающая научному поиску магический вид. Поэтому организация равна эффективности. Теперь все детали мозаики исследования полиомиелита нужно разложить по местам, т.е. все детали должны вписываться в цветовую гамму, и, таким образом, автоматически исключаются нежелательные оттенки и тона.

Итак, они изучили полиомиелит в нашей стране от его истоков и обнаружили, что ничего не было до 1909 года, когда доктор Карл Ландштейнер доказал, что полиомиелит вызывают вирусы, а не бактерии, которые так долго и тщетно пытались найти доктора. Ландштейнер обнаружил, что вирус может развиваться только в нервной ткани спинного мозга обезьян или людей. (Может, это был ответ на комплекс Джекилла и Хайда!) Последующие годы мало что прояснили в вопросе полиомиелита. Считается, что причина неудач этих непродуктивных лет была объяснена, когда в 1949 году доктора Бодиан и Хоу из Балтимора выяснили, что есть три четко определяемых типа полиовируса, а не один, как думали раньше. Примерно в этот момент объявился доктор Солк, который был одним из четырех директоров лаборатории, выбранной Фондом по борьбе с детским параличом для подтверждения данных Бодиана и Хоу. Этот проект длился три года.

В 1949 году появился еще один похожий проект в рамках исследования доктора Эндерса из Гарварда, доказавшего, что полиовирус можно вырастить вне нервных тканей в пробирках, таким образом освобождая науку от полной зависимости от обезьян, как было раньше. До того времени культуры, в которых выращивались вирусы, считались неприемлемыми для производства коммерческой вакцины, вводимой людям. Затем Солк продолжил работу Эндерса и обнаружил, как и Эндерс к тому времени, что почки обезьян были лучшей тканью для выращивания вирусов, по крайней мере на тот момент. Оставалось только найти лучшую питательную среду для выращивания клеток ткани. Солк остановился на среде, разработанной доктором Паркером из Торонто. Теперь все ингредиенты успешной вакцины были в наличии. Велись яростные споры, какая вакцина лучше — с живым вирусом или убитым, и они продолжаются по сей день. Солк первым предложил инактивированную вакцину как наиболее эффективный способ защиты. В противовес его теории, многие коллеги Солка считают, что живой вирус после выведения парализующего компонента заражает пациента легкой непаралитической формой болезни, дающей пожизненный иммунитет. Сторонники "убитых вирусов" более обеспекоены элементом риска, утверждая, что живой вирус всегда может развиться в паралитический тип.

Солк, конечно же, был самым главным сторонником использования мертвых вирусов. Избрание Солка на его должность не было случайностью. В свои студенческие годы в Университете Нью-Йорка он изучал бактериологию у доктора Томаса Фрэнсиса-мл., руководителя кафедры. Может, ему повезло? Давайте посмотрим. После окончания университета и интернатуры в Маунт-Синай Хоспитал в Нью-Йорке, Научно-исследовательский совет за какую-то работу, проделанную им во время учебы на тему вируса гриппа под руководством доктора Фрэнсиса, присудил ему стипендию на проведение научно-исследовательской работы в Университете Мичигана, опять же под руководством доктора Фрэнсиса. Вместе они разработали вакцину против гриппа, продаваемую в настоящее время. Просто так совпало, что этот самый доктор Фрэнсис был во главе всего проекта по изучению полиомиелита, спонсированного Фондом, и именно он сделал тот исторический доклад в тот судьбоносный апрельский день, который поднял в нашей стране и во всем мире ажиотаж и энтузиазм большие, чем к любому открытию в медицине, сделанному до сих пор. Отношение и реакция были подобающими началу новой эпохи. Вернемся к Солку — здесь также ощущается участие Фрэнсиса. Когда в Университете Питтсбурга решили создать собственную вирусную лабораторию, Солка попросили ее возглавить. Он перевел свои работы в Питтсбург, где и остался, и там же были проведены финальные стадии исследования вакцины. Возможно и нет никакой связи между докторами Фрэнсисом и Солком, но последовательность и череда благоприятных событий однозначно вызывает соответствующие подозрения, особенно что касается большого бизнеса. Лично мне они кажутся счастливой комбинацией, которая, к сожалению, привела к обратному результату. Роли, которые они сыграли в великой драме, должны остаться загадкой, но именно Солку досталась вся слава героя. В какой-то степени они оба помогли сфабриковать еще одно звено медицинского успеха, быстро вводящего человеческую расу в состояние медицинского гипноза. Не нужно особого воображения при настоящем стечении обстоятельств, чтобы увидеть начало нашей катастрофической неудачи вместо предполагаемого успеха в сражении с проклятием лета.

Гигиенисты, естественно, отрицают все это предприятие и не разделяют энтузиазма нового тысячелетия. Мы видели уже слишком много. Как мы считаем, все вакцины и все антитела, которые они могут сформировать, не отвечают на главный вопрос, откуда берутся вирусы, почему они атакуют, как в знаменитом фильме, именно "в старое доброе лето", и как они проникают в организм человека? Насколько я понимаю, медицине не удалось установить реальные ворота проникновения вируса, и это привело к спорам об эндогенности и экзогенности. Есть много теорий. Некоторые исследователи считают вирус энзимоподобным веществом с нарушенными свойствами клеток. Другие рассматривают вирус как биохимическое вещество, вышедшее из строя. Еще одни думают: а зачем продолжать? Ваши догадки настолько же правдоподобны, насколько верны их догадки. По нашему убеждению, все это можно свести к одному: мы не понимаем, зачем нам подвергать свои организмы дополнительному напряжению для формирования антител, чтобы противодействовать убитым вирусам и создавать искусственный иммунитет к тому, что нам изначально не было нужно. Откровенно говоря, все это звучит как-то по-донкихотски. К тому же, ветряные мельницы давно устарели.

И снова возвращаемся к Солку. Несмотря на его бесспорно блестящий ум, мы считаем, что он выбрал неправильный путь. Логика этого ума не компенсирует ошибочность его предположений. В этой игре изучения полиомиелита (именно игрой оно и обернулось) он перехватил мяч и смог забить иллюзорный гол. Оказалось, что он попал в собственные ворота, а "это уже не победа в игре". В конечном счете, если продолжить метафору, я уверена, что превосходящая стратегия игры полиомиелита с легкостью превзойдет ложную слепоту Солка и его команды. Любой знающий тренер или судья посоветует Солку отбросить свои теоретические иллюзии и строить свои атаку и защиту на более практичных соображениях, чем цвет формы противника или подобных этому мелочах. Это должно объяснить ему тот факт, что полиомиелит нельзя победить, сконцентрировавшись только на симптомах, т.к. они всего лишь прикрытие, судя по имеющимся данным. Гигиенист не рассматривает симптомы в их кажущейся ценности. Он использует их, чтобы проникнуть вглубь человеческого организма, где краеугольные камни заболевания более очевидны. Как только заложены эти камни, он может придти к выводу о слабых местах человеческого организма. Таким образом, активные потенциальные факторы могут быть правильно оценены с научной точки зрения; этиология и прогнозы более правдоподобны, а острые и хронические расстройства подавляются в своем зародыше. По факту, никто, включая Солка, не может проследить фантасмагорию симптоматики и прийти к правильному пониманию болезни по той простой причине, что симптомы это просто симптомы, а не причины, или это слишком элементарно для людей масштаба доктора Солка?

Его ошибка заключалась не в логике, а в поверхностном предположении, на котором он основал свою программу исследования. Ошибка человечества заключается в непрерывном доверии лживым объяснениям, которые используются врачами и на которых они основывают свои заключения. Мы забываем, что логика является средством для достижения цели, и она может служить злодеям и святым, обманутым и сведущим, людям и их эксплуататорам. В этом примере, достигнутая цель не была в нашу пользу, поскольку, если бы это было не так, Солк глубже бы проникся симптомами полиомиелита, чтобы докопаться до сути проблемы.

Он бы рассмотрел и другие подходы. Он также учел бы другие идеи, помимо инфекционной теории болезни. Он, возможно, допустил бы вероятность того, что вирусология была не единственной отправной точкой такого серьезного исследования. Он, возможно, перелистал бы страницы истории и освежил воспоминания о вспышке пеллагры на юге страны, о заболеваниях цингой, о большом количестве бери-бери среди народов Востока, употребляющих белый рис. Он, возможно, даже сопоставил бы последнее с сегодняшней проблемой, с симптомами поздних стадий полиомиелита, известных как полиневрит, при котором поражаются мышцы стоп, ног и рук, а в тяжелых случаях — мышцы всего тела. Он, возможно, узнал бы, что и эти эпидемические заболевания бесконечно приписывались различным микробам, и в конечном счете все медицинские исследования обернулись бессмысленной болтовней о коварной инфекции. В итоге, пеллагра, цинга и бери-бери оказались болезнями недостаточности питания, которые можно контролировать простым процессом добавления в пищу некоторых питательных элементов, безжалостно вырезаемых из диеты нацеленной на выгоду "коммерческой пилой". Он увидел бы эти и многие другие предпосылки, если бы его иммунологическая точка зрения признавала Вирусологию и Симптоматологию как одно и то же. Гигиенисты не дискредитируют наличие трех виновных вирусов. Но мы считаем, что есть скорее симптом полиомиелита, а не причина. И мы открыто признаём свое скептическое отношение к проблеме полиомиелита, которая систематически или невольно игнорирует основные ослабляющие и токсемические силы, которые питают почву его развития в организме человека.

Более того, мы с недоверием относимся к любым данным, которые не учитывают связь привычного рациона людей нашей богатой страны и высокой заболеваемости полиомиелитом в сравнении с низким уровнем полиомиелита в бедных странах Востока и привычным рационом их жителей. Наше превосходство в вопросе развитых санитарно-гигиенических возможностей не дает нам преимущества в профилактике полиомиелита, по крайней мере пока мы придерживаемся таких привычек в питании. Одним из ясных указаний в статистической панораме является разница в употреблении белого сахара. Однозначно, что на Востоке употребляют лишь ничтожную часть того, что употребляем мы. Вы удивитесь, узнав, что в 1939 году потребление белого сахара на душу населения в Китае, где известно только о единичных случаях полиомиелита, составило 1,5 килограмма, тогда как в США эта цифра составила 47 килограмм. Насколько я понимаю, такая статистика верна для эпидемий полиомиелита 1949 и 1952 годов, которые были наиболее свирепыми за всю историю страны.

Это не редкий и отдельный пункт статистики. В документах сухопутных войск США приводятся факты того, как наши солдаты заражались полиомиелитом на Филиппинах, в Китае и Японии при отсутствии вспышек заболевания среди местных детей. Из Управления начальника медицинской службы сданы в архивы отчеты, касающиеся вспышки заболевания среди наших войск на Филиппинах в 1945 году, когда заболело 250 человек, 50 из которых умерло, при том что среди местного населения таких вспышек не наблюдалось. Единственное правдоподобное объяснение этому, о чем сообщали некоторые честные ученые, состоит в том факте, что американскому солдату позволили взять с собой свои пищевые привычки. Ему было позволено набивать свой желудок мороженым, газировкой, сладостями, выпечкой и подобными продуктами. При всем уважении к его прекрасным боевым способностям, здоровье солдата только ухудшалось благодаря необоснованной щедрости начальства сухопутных войск, проявляемой, вероятно, для того, чтобы хоть как-то компенсировать ужасные стороны постоянного уничтожения людей, имя которому война. В одном из источников я прочитала: "Оборудование для производства мороженого обычно привозили вслед за боевой техникой".

На войне, как и в миру, полиомиелит поражает в одинаковых условиях. Характер эпидемиологической статистики четко указывает на связь между употреблением сахара и эпидемическими вспышками полиомиелита в различных странах мира. Наша страна, возможно, является лучшим примером такой тенденции в показателях. Солк мог изучить воздействие сахара на уровень кальция в крови и выяснить, что такое нехватка кальция и как она влияет на поставку питательных веществ к нервам.

Я не заявляю, что провела специальное исследование полиомиелита, что у меня есть данные или знания, которые сложно добыть, или что у меня есть особая квалификация, которая позволяет мне высказываться со знанием дела. Но я отказываюсь закрывать глаза на то, что в действительности является стóящим свидетельством только потому, что оно не совпадает с ответами сфальсифицированной науки, которая ввела в заблуждение даже своих ученых и сподвижников.

Если бы Солк действительно был сведущим человеком, он не помчался бы вслед за мракобесами, стремящимися найти вирус болезни, передаваемый эпидемией. Но тогда ему бы не удалось так просто удержать спонсоров, которые дали ему возможность работать над проектом. Исследователям хорошо известно, что на все средства, выделяемые на проведение исследований, имеются множество "если", "и" и "но", которые не терпят отступления от правил. Должен быть вирус! Он должен быть особым! Он должен приравниваться к какой-нибудь схеме производства! "А ИНАЧЕ, господин Исследователь, Вам придется уйти и самому искать свой собственный путь в этом холодном, неприветливом мире!" Немудрено, что инстинкт самосохранения с легкостью подавляет благородные импульсы сохранения расы. Представьте идеалистичного молодого гения исследований (который по какой-то особой моральной стойкости неохотно отказывается от своих правил) перед дилеммой пойти на компромисс или голодать. И недалек тот момент, когда честность уступит пассивному принятию философии: "Ну что ж, парню как-то надо жить". И вот он, крах честной души.

Откровенно говоря, я сомневаюсь, что такая штука как чистое исследование существует сегодня, за исключением отдельных случаев и в том минимальном количестве, которое никогда не утратит ум, склонный к науке. Но где, как не в биологических науках, необходимы правдивые исследования? И где в мире, как не в нашей великой стране, существует больше заблуждений, а здоровье человека стало самым прибыльным средством массовой эксплуатации, когда-либо существовавшим, где исследования стали мячом, перекидываемым в науки и из науки, и где все пути санитарного просвещения нацелены на порабощение массового сознания инструкциями медицинской промышленности?

Газеты и телевидение с тошнотворной сентиментальностью подыгрывают благородным жертвам преданных врачей, которые ежедневно поступаются своими личными интересами, работая в палатах клиник, больниц и лабораторий. Они рисуют нам яркие словесные образы маленьких детей, жертв лейкемии, блуждающих по раковым корпусам в ожидании благородной помощи доктора. Они показывают жертв полиомиелита, которым дают шанс снова научиться ходить... на костылях! Они описывают различные учреждения и живо рисуют альтруизм тех докторов, которые помогают малышам забыть горести, приносимые болезнью. Но рассказывают ли они вам, что эти дети находятся там по ошибке медицины, служащей нуждам общественности? Рассказывают ли они вам, что эти маленькие паралитики несут крест ошибок медицины? Рассказывают ли они вам, что эти невинные жертвы полиомиелита, диабета, церебрального паралича, нефроза, ревмокардита и т.д., это живые символы низкого уровня медицинской практики? А что касается их трогательного отношения, насколько они сентиментальны, когда речь заходит об исследованиях тех знающих лиц, которые не соглашаются с имеющимися медицинскими предпочтениями? Нисколько!

Они либо игнорируют, либо высмеивают тех, чьи результаты противоречат подходам медицины. Чудо вакцины Солка не является чудом надежды, которую нам навязали. Это чудо сенсационных продаж. Цитируя слова сторонника Солка д-ра Роберта А. Мура, ректора факультета медицинских профессий Университета Питтсбурга: "Здоровье слишком важно, чтобы зарывать его в землю. Нам есть что продать, и если мы уверены, что наш продукт хорош, давайте использовать те же методы, которыми пользуются другие для продажи своих продуктов" (выделено мной). Это заявление говорит само за себя. Неужели ученый Доктор не осознает потенциальный вред того, что он оправдывает? Неужели он не осознает бессердечность своего отношения? Интересно, чтó он в действительности имеет в виду, называя продукт "хорошим". Хорошим для продажи или хорошим для употребления? И что он имеет в виду под понятием "здоровье"? Кидаться на любые уловки, которые выставляют нам напоказ медицина и фармацевтическая индустрия?

До того, как повозгласить новую вакцину началом новой эры, лучше бы нам уяснить, что нужно избавиться от старой. Перемены, которые нам необходимы, не являются простым переключением пристрастий на новую вакцину (ей-богу, новые вакцины появляются слишком часто). Что нам действительно нужно, это избавиться от всей бессмысленной медицинской аптеки и выбрать разумный подход, который будет учитывать суть проблем, а не основываться неизвестно на чем, как было в случае Солка.

И этот подход должен быть обязательно нацелен на болезнь в целом, а не на ее проявления. Солк и все, чьи методы и принципы он использует, рассматривают здоровье в контексте подавления симптомов. Мы, гигиенисты, считаем здоровье высоким стандартом физиологической эффективности. Мы видим разницу не только в предмете философии, а в том, что именно исходная точка с одной стороны ведет к бесконечному поиску приемов, которые помогают скрыть или замаскировать рецидивы вследствие неправильного образа жизни; с другой стороны, она ведет к системе честного исследования реальных основ здоровья. Мы согласны с Байроном, который говорил: "Лучший предсказатель будущего это прошлое". Из прошлого медицины мы должны исключить работу д-ра Солка и его коллег. Словом, мы рассматриваем новую вакцину скорее как проклятье, нежели благо для человечества, в независимости от того, насколько медленно ее последствия будут проявляться в истории.

Что касается иммунитета к полиомиелиту и другим болезням, мы, гигиенисты, остаемся верны своему принципу жизнеспособности. Мы считаем целостность нашей физической организации единственной действующей гарантией против любых приступов нездоровья, каким бы ни был комплекс симптомов. Мы считаем феномен искусственно вызванной иммунизации простой прелюдией к патологическому изменению и его отсрочкой и, как следствие, препятствием законам физиологии.

Мы заявляем, что болезнь нельзя победить, заглушив ее симптомы. Действительная профилактика должна начинаться с устранения причины. Мы утверждаем, что в устранении полиомиелита необходимо придерживаться этого же курса, чтобы болезнь не привела к еще худшим последствиям. Нет, мы не думаем, что прошлым летом был полиомиелит. Что касается вакцины, ее ошибки уже очевидны. Ее последствия, возможно, покажет время. Утверждение Солка в его день славы в отношении того, что он бы хотел следующей целью сделать профилактику психических заболеваний, подтверждает мое убеждение, что исследования станут навязчивым неврозом. В результате его работы, нам грозит появление вакцин от обычной простуды, от чихания и, как уже намекали, даже от рака. Только представьте себе, еще недолго и они придумают вакцину от мыслей. Возможно, работа Солка также проложила к этому дорожку. Жаль, что нельзя избавиться от болезни так просто. Но это так, мы просто смотрим фактам нашего национального здоровья в лицо. Эти показатели изобличают эффективность вакцин, сывороток, лекарств и всей остальной бурды знахарей.

К сожалению, люди уже давно спутали обещания с действиями, а надежду с иллюзией; к сожалению, в бессмысленности своих мечтаний они забыли об уроках прошлого и, несмотря на свой печальный опыт, они продолжают терпеливо преодолевать все препятствия, выстраиваемые ошибками на их пути. В спокойном отрезвляющем взгляде на прошлое, когда мы размышляем над надгробием человеческого прогресса по ходу веков; когда балансовые ведомости показывают наши убытки и доходы, наши цели и наши достижения, наши инвестиции и наши дивиденды; когда мы думаем о состоянии мира и об отчаянии, которое существует повсеместно, и о нашей нисходящей спирали достижений в моральном смысле; когда мы узнаем, что принесла нам наука и куда нас могла завести, — только тогда настроение омрачается, и человек сталкивается с тревожным осознанием того, что он так и не смог отличить победу от беды.

Статьи цитированы из "Гигиенического обзора доктора Шелтона", Сан-Антонио, штат Техас, со специального разрешения.

Статьи о полиомиелите Приложения   оглавление Оглавление   Приложения статьи о полиомиелите