Александр Ястребов (Санкт-Петербург)


Разберемся с коллективным иммунитетом

Оригинал по адресу https://doctors-and-lies.info/herd.html.
Публикуется с любезного разрешения А. Ястребова


Коллективный иммунитет (он же популяционный иммунитет, а по-английски — herd immunity, т.е. "стадный иммунитет") играет большую роль в пропаганде прививок (особенно англоязычной), поскольку является практически единственным аргументом, пригодным для оправдания принуждения граждан к прививкам. Стандартный приём прививочной пропаганды состоит в том, что граждан призывают подвергаться прививками не только ради спасения их самих, но и во имя этого самого коллективного иммунитета, для достижения которого якобы нужно выполнить некоторую "норму" по охвату населения прививками, часто выражаемую числом 95% или близким к нему. Тех, кто отказывается от прививок, обвиняют в эгоизме, паразитизме и прочих грехах.

Другая сторона — в лице части антипрививочных активистов и критиков вакцинации — крайне негативно относится к термину "коллективный иммунитет", вплоть до полного отрицания существования этого явления, ссылаясь на вспышки болезней в полностью привитых коллективах.

К сожалению, вокруг этого вопроса напущено слишком много тумана. Написанное ниже есть попытка разобраться как в природе явления, так и в природе демагогии вокруг него. Оно не является истиной в последней инстанции. Это непростая тема, и чем больше я о ней думал, тем более сложной она мне представлялась. Тем не менее, кое-что понять можно.

1. Что это такое?

Прежде всего, необходимо установить, что именно мы подразумеваем под коллективным иммунитетом. Прочитав множество разных объяснений, часто невразумительных, и пытаясь домыслить самостоятельно то, что в этих объяснениях было сформулировано нечётко, я пришёл к выводу, что понимать его нужно следующим образом.

Допустим, что имеется некоторая достаточно большая группа контактирующих между собой людей (животные тоже сгодятся), или, как выражаются товарищи учёные, популяция (например, все жители какой-то территории), и в эту популяцию попадает болезнетворная инфекция, или, выражаясь по-русски, зараза, способная передаваться от человека к человеку внутри этой группы. Каждый, кто заразу подцепил, может передать её другим.

Если оказывается, что каждый заразившийся в среднем "награждает" инфекцией больше одного человека (например, двух), то больные (или просто носители инфекции) начинают лавинообразно "размножаться" по закону, похожему на геометрическую прогрессию. Например, один заражает двух, эти двое — четырёх, четверо — восьмерых, и так далее, то есть возникает эпидемия (разумеется, она не может продолжаться бесконечно и постепенно затухнет, когда переболеют все или почти все, кто был восприимчив к инфекции).

Если же каждый из заразившийся в среднем заражает меньше одного человека, то ничего подобного не происходит. Если, скажем, в группу изначально попали (извне) 8 заразных больных и при этом среднее число заражаемых одним заразным составляет 0.5, то от них заразится приблизительно 4 человека, от этих четырёх — два, от них — один, и процесс распространения болезни быстро прекратится.

Используемое здесь среднее число заражаемых одним заразившимся имеет специальное название — effective reproductive rate — и обычно обозначается буквой R. (Важная оговорка: при оценке числа R нельзя учитывать одного человека дважды, если этот человек заражается одновременно от двух больных.)

Отсюда вытекает идея "коллективного иммунитета": если R < 1 и, соответственно, количество больных быстро падает до нуля, то "коллективный иммунитет" имеет место, а если R > 1, то его нет, и возможна эпидемия. Случай, когда R = 1, рассматривать нет смысла, так как вероятность точного равенства равна нулю. Несмотря на то, что эти примеры — игрушечные и что на самом деле процесс распространения заразы чрезвычайно сложен, они наводят на мысль о том, как можно сформулировать более общую идею "коллективного иммунитета". Например, так: "Коллективный иммунитет к болезни — это такое состояние популяции и условий её жизни, что при появлении в ней возбудителя данной болезни не происходит лавинообразного роста числа членов популяции, заразившихся этой болезнью". Возможно, эта формулировка нуждается в уточнениях (связанных, в частности, с неоднородностью популяции и условий её обитания), но данный подход представляется разумным. Далее я буду употреблять выражение "коллективный иммунитет" именно в этом смысле, кроме случаев, когда явно оговорено другое.

Многие англоязычные материалы в Интернете ясно дают понять, что описанная простая идея вполне осознаётся и признаётся здравомыслящими специалистами (чтобы найти такие материалы, можно произвести поиск по словам "effective reproductive rate").

Массовые прививки, если они хоть как-то действуют, могут влиять на число R, а могут и не влиять. Вопрос о том, каким именно будет влияние, чрезвычайно сложен. Не всегда очевидно даже то, какой знак это влияние будет иметь, положительный или отрицательный.

Как уже упоминалось, некоторые авторы считают коллективный иммунитет "мифом", аргументируя это фактами "вспышек" болезней в полностью привитых коллективах, упоминаемыми многими авторами. Думаю, что понять их можно, но согласиться с ними нельзя. Одна из ошибок здесь состоит в том, что возможность существования коллективного иммунитета путается с возможностью его достижения с помощью конкретных прививок от конкретной болезни. Это два разных вопроса, и положительный ответ на один из них не означает положительного ответа на другой. Возможен и коллективный иммунитет без прививок, и прививки без коллективного иммунитета. Второй проблемой, по-видимому, являются невнятные объяснения и искажения смысла термина прививочной пропагандой, в результате которых он начинает казаться "мифом" или просто бессмыслицей.

Что же касается вспышек, то они возможны даже при наличии коллективного иммунитета. И это не противоречат вышеизложенному. Почему? А потому, что R — это усреднённая величина. Отдельные конкретные значения количества людей, заразившихся от одного больного, могут сильно отличаться от R, и нет ничего удивительного, если даже при R < 1 в какой-то одной отдельно взятой школе один больной случайно заразил десяток или сотню здоровых. Такие факты могут говорить о низкой эффективности вакцин, но нет причин считать их опровержением возможности самого явления, которая, на мой взгляд, практически очевидна.

Вместе с тем, при попытках найти чёткое определение термина "коллективный иммунитет" в Сети, я обнаружил, что смысл его в разных источниках разъясняется по-разному и зачастую весьма странным образом, о чём и пойдёт речь дальше.

2. Искажения смысла

В русскоязычном Интернете найти чёткое определение термина "коллективный иммунитет" оказалось нелегко (во всяком случае, мне это не удалось). В англоязычных материалах имеется много объяснений этого явления, предназначенных для простой публики, которую надо уговорить делать прививки (на пропрививочных сайтах есть даже презентации с картинками, иллюстрирующими, как прививки тормозят распространение заразы), но вразумительных определений термина тоже мало. Внимательное чтение различных материалов позволяет обнаружить несколько видов искажений смысла термина, направленных на манипулирование читателем.

1. Коллективный иммунитет "по определению" увязывается с индивидуальной иммунизацией. Типичный пример:

If enough people in a community are immunised against certain diseases, then it is more difficult for that disease to get passed between those who aren't immunised. This is known as herd immunity.
Перевод. Если достаточное количество людей в сообществе иммунизированны против некоторых болезней, то болезни труднее передаваться между теми, кто не иммунизирован. Это известно как коллективный иммунитет.

Ещё одно определение коллективного иммунитета:

The indirect protection from infection of susceptible members of a population, and the protection of the population as a whole, which is brought about by the presence of immune individuals.
Перевод. Косвенная защита от инфекции восприимчивых членов популяции и защита популяции в целом, вызываемая присутствием иммунных индивидуумов.

Такие утверждения фактически постулируют невозможность коллективного иммунитета без индивидуальной иммунизации достаточно большого количества людей, а поскольку подразумевается, что единственным средством иммунизации являются прививки, то фактически речь идёт о невозможности коллективного иммунитета без прививок. На каком основании это делается, и так ли это? Если у вас есть сомнения, то подумайте над вопросом о том, почему мы, как правило, не болеем чумой, тифом и другими болезнями, причинившими уйму бед нашим предкам. Прививок от них, как правило, не делают, индивидуальному иммунитету взяться неоткуда, а болезни эти хоть и существуют в природе, но эпидемий в наших краях не вызывают. Почему? Очевидно, потому, что люди им не дают распространяться различными средствами и способами, отличными от прививок (например, моют руки, очищают воду, воюют с крысами и вшами, изолируют и лечат больных). В результате, если больные не "размножаются", имеем R < 1, то есть коллективный иммунитет. Инфекционных болезней существует очень много, и большинство из них не причиняют нам существенного беспокойства и не вызывают эпидемий. Почему? Благодаря ему, коллективному иммунитету, достигаемому (или изначально существующему) без прививок.

Ещё одно соображение, показывающее некорректность вышеприведённых определений, состоит в следующем. Представим себе популяцию, где всё происходит именно так, как хочется вакцинаторам — большинство иммунизировано, и эпидемий не возникает. Допустим, что иммунизированное большинство дружно покидает популяцию (например, уезжает далеко), оставляя неиммунизированное меньшинство на месте. Будем считать, что образ жизни меньшинства при этом никак не изменился (разумеется, на практике это невозможно — речь идёт только об абстрактном мысленном эксперименте). Сохранится ли в этом меньшинстве коллективный иммунитет? Очевидно, да, ибо если иммунизированное большинство не участвовало в переносе инфекции, то нет никакой разницы, присутствует оно или отсутствует физически. Таким образом, коллективный иммунитет мог бы существовать в такой "разреженной" популяции без прививок.

Второе из приведённых определений вводит читателя в ещё одно заблуждение: защита популяции вызывается не присутствием иммунных индивидуумов (ибо предполагается, что они не участвуют в переносе заразы), а отсутствием (или малым количеством) неиммунных, способных переносить инфекцию.

В текстах наподобие процитированных, читателю навязывается ложная идея "коллективный иммунитет — это прививки, только прививки и ничего, кроме прививок", а то обстоятельство, что на распространение заразы серьёзно влияет масса прочих факторов — известных и неизвестных, естественных и искусственных — преднамеренно замалчивается. Результатом этого трюка, по-видимому, является то, что не только простые потребители медицинских услуг, но и некоторые медицинские работники искренне верят, что 1) коллективный иммунитет касается только "управляемых" прививками инфекций, и 2) нет других средств достижения коллективного иммунитета, кроме прививок.

2. Читателя подталкивают к ошибочному пониманию слов "protected" ("защищён") или "susceptible" ("восприимчив"). Например, следующее нашлось в Wikipedia:

This is herd immunity — the fact that others in the herd or population have been vaccinated provides protection to all others, whether or not vaccinated themselves.
Перевод. Это коллективный иммунитет — тот факт, что другие члены стада или популяции привиты, даёт защиту всем остальным, независимо от того, привиты ли они сами.

Я не сомневаюсь в том, что многие люди, прочитав подобное и не удосужившись вникнуть в суть явления, решат, что иммунная защита от болезни, предположительно имеющаяся у привитых, каким-то таинственным образом "перепрыгивает" (подобно заразе) на непривитых, защищая их от зловредного микроба в случае нападения последнего. Далеко не каждый читатель сообразит, что "protection to all others" означает вовсе не то, что для "all others" микроб не опасен, а лишь то, что вероятность встречи с ним может стать меньше. Насколько меньше — никто не знает.

Замечательный образец подобного очковтирательства можно увидеть здесь http://www.immunisationscotland.org.uk/why-immunise/benefits-for-all.aspx. Этот ролик не только не показывает суть явления, но и создаёт ложное и глупое представление о нём — как будто вредоносные микроорганизмы, завидев популяцию с высоким процентом прививочного охвата, пугаются и разбегаются. Это, конечно, чепуха.

3. Полная подмена понятия. Разговор о коллективном иммунитете против столбняка не имеет смысла в связи с тем, что люди этой болезнью друг друга не заражают. Если произвести поиск в Интернете по словам "herd immunity tetanus", можно найти много подтверждений этому обстоятельству. Например:

http://www.eurosurveillance.org/em/v07n07/0707-222.asp
Herd immunity plays no part in tetanus control.
Перевод. Коллективный иммунитет не принимает участия в контроле над столбняком.

http://www.mja.com.au/public/issues/183_06_190905/gid10380_fm.html
Tetanus usually results from contamination of a wound with soil containing spores of Clostridium tetani, which germinate and release neurotoxin. The organism does not spread from person to person and, contrary to diphtheria, herd immunity plays no role in its control.
Перевод. Столбняк обычно возникает от загрязнения раны почвой, содержащей споры столбнячной клостридии, которые развиваются и выделяют нейротоксин. Микроорганизм не распространяется от человека к человеку и, в отличие от дифтерии, коллективный иммунитет не играет роли в его контроле.

http://www.cispimmunize.org/fam/community_immunity.htm
While the benefit of herd immunity is great, for some diseases, community immunity offers no protection. For example, tetanus is not contagious.
Перевод. Хотя польза от коллективного иммунитета огромна, для некоторых болезней коллективный иммунитет не даёт защиты. Например, столбняк не заразен.

Казалось бы, всё ясно — no part, no role, no protection. Но если произвести поиск по тем же самым словам на русском языке, то есть "коллективный иммунитет столбняк", то становится очень интересно! Легко обнаруживаются руководящие документы по вакцинации российского происхождения, в которых "коллективный иммунитет против столбняка" рассматривается вполне серьёзно. Например:

http://old.gsen.ru/doc/letter/inf_0100_12047-05-32.html
Данные серологического мониторинга за уровнем коллективного иммунитета против столбняка позволяют адекватно оценить проводимые профилактические мероприятия.

http://www.agroserver.ru/shop/normativ.pl?id=101
Организация и проведение серологического мониторинга состояния коллективного иммунитета против управляемых инфекций (дифтерия, столбняк, корь, краснуха, эпидемический паротит, полиомиелит).

http://www.businesspravo.ru/Docum/DocumShow_DocumID_67015.html
Продолжить работу по изучению состояния коллективного иммунитета к столбняку у взрослого и детского населения города.

ftp://ftp.webapteka.ru/pub/doc/8350/doc.zip
О плановом серологическом контроле состояния коллективного иммунитета против дифтерии, столбняка, полиомиелита, краснухи, кори и эпидемического паротита населения Ленинградской области в 2006 году.

Процитированные документы подписаны разными медицинскими руководителями, в том числе Главным государственным санитарным врачом РФ Г.Г. Онищенко. Возникает вопрос о том, понимают ли авторы документов, что "коллективный иммунитета против столбняка" — нечто весьма странное, ибо столбняком люди друг от друга не заражаются, и что его "уровень" — нечто ещё более странное?

Задав вопрос об "официальном" определении термина "коллективный иммунитет" на форуме сайта privivka.ru, я получил в ответ от Р. Бекзентеева следующую ссылку:

herd immunity
n.
1. Resistance to the spread of infectious disease in a group because susceptible members are few, making transmission from an infected member unlikely.
2. The immunologic status of a population, determined by the ratio of resistant to susceptible members and their distribution.
Перевод.
Коллективный иммунитет
сущ.
1. Сопротивление распространению инфекции в группе из-за того, что восприимчивых членов мало, делающее передачу от инфицированного члена маловероятной.
2. Иммунологический статус популяции, определяемый отношением количеств защищённых и восприимчивых членов и их распределением.

Там же указан источник цитаты: The American Heritage® Stedman's Medical Dictionary, 2nd Edition Copyright © 2004 by Houghton Mifflin Company.

Итак, определение включает два пункта, первый из которых более-менее соответствует изложенному ранее, а второй сформулирован так, что позволяет "с чистой совестью" применять термин "коллективный иммунитет" не только к столбняку, но даже и к неинфекционным болезням, если они хоть как-то связаны с иммунной системой. Таким образом, согласно данному определению, существует целых два коллективных иммунитета. Назовём их условно "коллективный иммунитет №1" и "коллективный иммунитет №2". Иначе говоря, "коллективный иммунитет №1" — это тот самый, который связан с процессами распространения инфекций и который так любит пропаганда. А "коллективный иммунитет №2" есть не что иное как результат неких математических операций, представляющий собой число или распределение (которое имеет мало смысла, поскольку resistant и susceptible — слишком растяжимые понятия, а их отношение — тем более). Он не имеет никакого отношения к защите одних людей путём прививания других.

Но зато какой чудный подарок получают прививочные агитаторы! Как рад должен быть г-н Онищенко! Ведь теперь любимый аргумент о том, что прививаться надо не только для защиты "себя, любимого", но и во имя коллективного иммунитета, "автоматически" распространяется на все ситуации, когда "коллективного иммунитета №1" не существует! Главное — чтобы публика не заметила, как "коллективный иммунитет №1" потихоньку подменяется "коллективным иммунитетом №2", в котором нет ничего "коллективного". Публика, разумеется, ничего и не заметит, поскольку критически относиться к пропаганде она в большинстве своём не привыкла.

Примечание 1. В связи с этим было бы интересно узнать, есть ли подобные "двойные" определения коллективного иммунитета в серьёзной медицинской литературе, словарях, энциклопедиях на русском языке. Если кто-нибудь пришлёт мне формулировки с указанием источника, буду признателен.

Примечание 2. Всюду далее имеется в виду "коллективный иммунитет №1", а "коллективный иммунитет №2" игнорируется как не имеющий отношения к теме.

3. Погоня за охватом

Фанатизм, с которым вакцинаторы стремятся к выжиманию почти стопроцентного прививочного охвата любой ценой, поразителен. Руководящие документы требуют от врачей ради коллективного иммунитета "добиваться" прививочного охвата не ниже 95% (чаще всего называется именно это число), а иногда высказываются мечты иметь и 99% охвата. Возникает вопрос о том, действительно ли роль этих последних недостающих до сотни процентов так велика. Есть по крайней мере два обстоятельства, заставляющие в этом усомниться.

Во-первых, велика ли разница между 95% и 99%? На первый взгляд — да, так как при охвате 99% непривитых остаётся в 5 раз меньше, чем при 99%, и effective reproductive rate уменьшается в целых пять раз. Правильно ли это рассуждение? Нет. Оно ошибочно потому, что эффективность вакцин далека от 100%. Если, к примеру, эффективность составляет 80% (разумеется, число 80% взято лишь для примера и никакой конкретной вакцине не соответствует), то процент защищённых прививкой людей равен 0.8 * 95% = 76% и 0.8 * 99% = 79.2%, а незащищённых — соответственно 24% и 20.8%. Насколько уменьшится R при повышении охвата с 95% до 99%? Всего лишь на (24 — 20.8) / 24 = 0.15 = 15%, то есть очень ненамного. Если принять во внимание возможность "передачи вируса иммунными лицами", о которой нам поведал вакцинатор Бектимиров, то эффект от "дожима" охвата до 99% будет ещё более скромным. Поэтому фанатическая погоня за процентами в смысле влияния на коллективный иммунитет не выглядит высокоэффективной.

Во-вторых, надо хорошо понимать одну простую вещь. Приносимая прививкой польза измеряется тем, насколько прививка снижает вероятность болезни в данных конкретных условиях. Именно насколько, а не во сколько раз. Чтобы вычислить это снижение, следует вероятность заболевания без прививки умножить на эффективность вакцины. Отсюда ясно, что чем меньше вероятность заболевания без прививки, тем меньше пользы приносит прививка. Если в результате массовых прививок начинает снижаться заболеваемость среди непривитых (в результате уменьшения вероятности встречи с инфекцией), то снижается и полезность прививки. Чем больше делается прививок, тем меньше пользы приносит каждая последующая из них (при условии, что они хоть как-то работают). Вместе с тем число осложнений и других вредных эффектов от прививок растёт как минимум пропорционально охвату (а когда в погоне за последним начинают игнорировать противопоказания, то оно может расти и быстрее, т.е. график зависимости числа осложнений от охвата может иметь выпуклость вниз). Следовательно, при низкой заболеваемости повышение охвата становится вредным, а потому бороться следовало бы не за охват, а за минимизацию общего количества вреда от прививок и от предположительно предотвращаемых ими болезней, вместе взятых. Такой подход, однако, требует большого исследовательского труда, некоторого интеллекта и готовности к решению непростых задач теоретического и экспериментального характера. К сожалению, это последнее качество демонстрируется вакцинаторами весьма редко, и они предпочитают бороться "дубовым" методом лишь с одной частью проблемы, старательно усугубляя другую.

В-третьих, на самом деле всё гораздо сложнее. Многие вышеприведённые рассуждения делались в предположении, что величина R постоянна и не зависит от времени. На самом деле зависит. И не только от времени. Всё это очень сложно. Здесь могут иметь место отрицательные обратные связи с запаздыванием: если R по каким-то причинам увеличилось, то заболевает больше людей, и они, переболев, получают иммунитет и понижают R. И, наоборот, если R уменьшилось, то болеющих станет меньше, иммунитет многими людьми будет утрачен со временем, и R снова увеличится (может создаться впечатление, что природа таким образом "противодействует" влиянию прививок). Вероятно, есть и другие, более тонкие механизмы (связанные, например, с иммунизацией здоровых людей за счёт встреч с возбудителем, не приводящих к болезни). Это выходит за пределы моей компетенции, но ясно, что процессы носят головоломный характер.

Результаты этих чудовищно сложных процессов могут быть самыми разными — возможны, например, колебания заболеваемости, близкие к периодическим. В учебных целях можно даже придумывать системы дифференциальных уравнений, моделирующих такие процессы, и решать их. Это будет интересным и полезным для ума занятием, способствующим пониманию происходящего на качественном уровне, но правильных количественных оценок такие модели, конечно, не дадут.

К чему я всё это пишу? К тому, что заявлять о том, что для предотвращения эпидемий всех болезней нужен всегда и везде универсальный прививочный охват в 95 (или иное фиксированное число) процентов — это явная глупость. Подтверждением тому служит и описанный выше мысленный эксперимент с удалением иммунизированных лиц из популяции — если их удалить, то оставшимся прививки не будут требоваться вообще. Какой охват нужен на самом деле, и нужен ли он вообще — это слишком сложная задача. Ответ в этой задаче зависит от непредсказуемых обстоятельств, различных в каждом конкретном случае. Исследовать влияние прививок на процесс распространения заразы очень трудно. Эта работа явно не по зубам вакцинаторам, которые не могут справиться даже с несоизмеримо более простой задачей измерения эффективности вакцины, допуская ошибки на уровне плохого студента. Поэтому никаких оснований для веры в реальную необходимость заданного вышестоящим начальством процента "охвата" не наблюдается.

4. Как относиться к прошениям о жертвоприношениях?

Принесите-ка мне, звери, ваших детушек,
Я сегодня их за ужином скушаю!


"Тараканище"

Психологические трюки, так или иначе связанные с понятием коллективного иммунитета, активно используются в пропаганде прививок для того, чтобы представить вакцинацию как "общественный долг", "альтруизм" и т. п. Несмотря на очевидный "коммунистический" дух такой пропаганды, в западных странах она ведётся, по-видимому, более активно и умело, чем в России. Вот одна из цитат о том, как рекомендуется обрабатывать родителей, пытающихся отказаться от прививок:

http://www.healthinschools.org/ejournal/2005/may1.htm
It may also help to point out that when parents choose not to immunize, their children may pose a risk to other persons. It may come as a new thought to parents that by not immunizing they take advantage of the benefit created by assumption of vaccine risks by others...
Перевод.
Может также быть полезным указать, что, когда родители решают не иммунизировать, их дети могут подвергать риску других людей. Для родителей может оказаться неожиданностью, что они, не иммунизируя, пользуются выгодой, создаваемой принятием прививочных рисков другими...

Формулировки могут существенно варьироваться, но цель всегда состоит в том, чтобы отказывающийся от прививок гражданин почувствовал себя "врагом народа", "паразитом" и т. п. От подобной психологической обработки у многих возникает чувство вины перед "обществом" (из которого почему-то исключается сам обрабатываемый родитель и его дети), способное повлиять на окончательное решение (особенно при нехватке времени на обдумывание). "Русские версии" подобных технологий обычно звучат в более простой и грубой форме, но суть остаётся прежней — мол, ваш непривитый ребёнок является ходячей заразой, он опасен и прочее в том же духе. Что нужно иметь в виду, когда некто в белом халате обрушивает на вас такого рода пламенные речи?

Первое. Многие аргументы, связанные с коллективным иммунитетом, основаны на утверждениях либо сомнительных, либо явно ложных (в последнем случае пламенного оратора следует немедленно остановить, поправить и пристыдить). В частности:

  1. Понятие "коллективный иммунитет" не имеет смысла применительно к столбняку, о чём уже говорилось.
  2. Прививки от дифтерии не создают коллективного иммунитета по причинам, описанным, например, у Дмитрия Юрьева. Более того, привитый носитель инфекции может быть более опасен для окружающих, чем носитель непривитый (последний, подцепив инфекцию, с бoльшей вероятностью заболеет с характерными симптомами и будет заперт в инфекционную больницу, чем привитый, который может, не имея явных симптомов болезни, продолжать гулять на свободе и заражать людей).
  3. Оральная полиовакцина небезопасна и заразна, и, прививая ею своих детей, вы распространяете по белу свету опасный вирус, подвергая опасности вакциноассоциированного полиомиелита не только своих детей, но и чужих, и даже взрослых, включая самих себя. Возможно, коллективный иммунитет при этом и создаётся, и это хорошо. Но при этом вбрасываются новые и новые порции вируса, а это плохо. Никаких доказательств, что от этого в итоге повышается общая безопасность, обнаружить не удаётся.
  4. Что касается кори, то вполне пропрививочный автор утверждает на http://www.mansfield.ohio-state.edu/~sabedon/biol2080.htm, что "measles [...] is an example of an extremely contagious disease against which herd immunity is not terribly effective" ("корь — пример чрезвычайно заразной болезни, против которой коллективный иммунитет не является ужасно эффективным" — хорошенькое выраженьице, не правда ли?), и далее: "Note that for extremely contagious diseases, e.g., measles, the fraction of a population which must be susceptible to sustain an epidemic is so small as to make herd immunity essentially impossible to attain" ("Заметьте, что для чрезвычайно заразных болезней, например, кори, доля популяции, которая должна быть восприимчивой для поддержания эпидемии, мала настолько, что коллективный иммунитет делается по существу недостижимым").
  5. Что касается коклюша, то ещё более пропрививочный автор пишет о его возбудителе на http://www.pathguy.com/antiimmu.htm: "The truth is that the whooping cough bacterium is ubiquitous..." ("правда состоит в том, что коклюшная бактерия вездесуща"). Но если возбудитель действительно вездесущ и, надо полагать, избежать встречи с ним невозможно, то о каком коллективном иммунитете может идти речь, если "работа" последнего основана именно на снижении вероятности встречи с возбудителем?

Второй из перечисленных пунктов — это как раз тот случай, когда увеличение количества прививок может повлиять на обсуждавшуюся выше величину R (effective reproductive rate) в сторону увеличения, а не уменьшения; в первом случае, где речь идёт о столбняке, R равно нулю и изменяться не может.

В общем случае, ораторам и писателям, требующим принесения жертв ради коллективного иммунитета от конкретной болезни, полезно предложить ответить на два вопроса:

  1. Кто и как доказал, что коллективный иммунитет к данной болезни не может существовать в данных условиях без всеобщих прививок?
  2. Кто и как доказал, что в результате всеобщих прививок в данных условиях коллективный иммунитет действительно будет создан?

Второе. Хоть и нет у меня ни малейшего желания обсуждать иррациональные вопросы, но нельзя не сказать, что стандартные рассуждения вакцинаторов о "моральном долге перед обществом" и тому подобном на самом деле совершенно неубедительны и представляют собой демагогию настолько омерзительного свойства, что об этом противно даже писать. Но придётся.

Суть пропаганды состоит в том, что одна сторона (вакцинаторы и прочие любители прививок) требует от другой стороны (противников прививок) принести в жертву "коллективному иммунитету" некоторое количество своих детей, подвергнув их опасности осложнений от прививок, ради того, чтобы дети первой стороны имели меньше шансов встретиться с заразой.

При этом оказывается совершенно непонятным, почему вторая сторона не может предъявить первой стороне аналогичное требование — пожертвовать некоторое количество своих детей инфекционным болезням ради того, чтобы дети второй стороны избежали прививочных осложнений. Чем второе требование хуже первого? Ничем. Просвечивающее в этих разговорах разделение людей на противопоставляемые группы является, по существу, попыткой самой обыкновенной дискриминации граждан по их убеждениям, которая не вызывает ничего, кроме отвращения и самых мрачных исторических ассоциаций.

Обсуждать аргументы о "пользе для общества" имело бы смысл в том случае, если бы все опасности, связанные с прививками и с их отсутствием, были добросовестно изучены и оценены количественно. Тогда можно было бы сказать, что в данных условиях каждая сделанная прививка уменьшает (или, наоборот, увеличивает) общее математическое ожидание количества всякого рода печальных событий в данной популяции, и на этом основании предлагать делать (или, наоборот, не делать) прививки. Но поскольку никаких конкретных и заслуживающих доверия данных об этих опасностях не существует, подобного рода разговоры остаются лишь разговорами.

Кроме того, термины типа "моральный долг", "альтруизм" и т.п. здесь, как правило, совершенно неуместны, так как в большинстве случаев речь идёт о детях, которые сами ничего не решают. Если взрослый подвергает опасности самого себя ради какой-то пользы для других — да, это можно назвать альтруизмом, но когда он, поддавшись пропаганде, подвергает опасности не себя, а своего ребёнка ради того, чтобы "не выделяться" из общества — никакой это не "альтруизм", а скорее простые стадные инстинкты.

Примечание 1. Тот, кто хочет проявить реальный альтруизм и повысить безопасность общества, всегда может найти массу реальных, конкретных и эффективных способов это сделать. Например, он может отказаться от использования личного автомобиля, загрязняющего окружающую среду и являющегося источником опасности для окружающих (именно это хочется предложить сделать прививочным демагогам). Автомобили убивают и калечат намного больше людей, чем "управляемые инфекции".

Примечание 2. Поскольку моральные вопросы не имеют рационального обоснования, я не намерен вступать ни в какие дискуссии по этому поводу, так как они неизбежно будут пустой тратой времени. Всё остальное обсуждаемо.

5. Мораль всей басни

Коротко о главном:

  1. Коллективный иммунитет — вполне разумное понятие и реально существующее явление.
  2. Наличие или отсутствие коллективного иммунитета зависит от выполнения в популяции неравенства R < 1, где R — effective reproductive rate.
  3. Коллективный иммунитет не всегда связан с вакцинацией. Он может как существовать без неё, так и отсутствовать при её наличии.
  4. Не все прививки способны создавать коллективный иммунитет.
  5. Прививочная пропаганда активно навязывает искажённые представления о коллективном иммунитете, пользуясь отсутствием чёткого понимания этого явления у большинства граждан.
  6. "Нормы" по прививочному охвату, якобы требуемому для создания коллективного иммунитета, не обоснованы.
  7. Использование понятия коллективного иммунитета для пропаганды вакцинации как разновидности "альтруизма" носит демагогический характер и часто базируется на ложных предпосылках.

Ваши замечания, возражения, сообщения об ошибках приветствуются.