Д-р (DVM) Дональд Гамильтон (США)

Вакцинация — польза или вред?

глава XVI из книги "Гомеопатическое лечение кошек и собак. Малые дозы для маленьких животных"
(Москва, "Гомеопатическая медицина", 2005 г., c. 523–570)

Публикуется с любезного разрешения издательства "Гомеопатическая медицина"Гомеопатическое лечение кошек и собак

Image

ПРИВИВКИ — ПРОСТОЙ ВОПРОС, НА КОТОРЫЙ СЛОЖНО ОТВЕТИТЬ

В настоящее время показания к вакцинации подвергаются серьезному сомнению. По общему мнению и ветеринаров–холистиков, и традиционных ветеринаров, и ветеринаров-иммунологов, значение вакцинации чрезмерно преувеличено. Предметом острых обсуждений является также быстрый рост рынка вакцин; не исключено, что в данном вопросе не последнюю роль играют доходы ветеринаров и фирм–производителей вакцин. Таким образом, вопрос о вакцинации не только спорный, он связан с целым рядом проблем этического характера. Однако лично мне этот вопрос не кажется спорным; по крайней мере внутри гомеопатического сообщества по поводу вакцинации существует единая точка зрения. Понимая, насколько эта тема щекотлива для ветеринаров, я все же решил поделиться некоторыми своими соображениями и наблюдениями.

В процессе обучения ветеринарии нам подробно излагали теорию вакцинации. Для того, чтобы предупредить возникновение инфекционного заболевания, необходимо ввести в организм микробы, лишенные своих болезнетворных свойств, и вызвать тем самым иммунную ответную реакцию. Теоретически, конечно, это не лишено здравого смысла, так как с помощью вакцинации можно было бы предупредить развитие острых болезней. Нас учили, что именно за счет вакцинации удалось предотвратить распространение некоторых опасных инфекций. У домашних животных, например, с начала 50–х годов с помощью вакцинации удалось значительно уменьшить число случаев бешенства и распространение вируса кошачьей и собачьей чумы (чума у кошек и собак вызываются разными вирусами); удалось также приостановить развитие эпидемии вирусного ринотрахеита у кошек в конце 60–х годов. Именно за счет вакцинации уменьшилась смертность животных в раннем возрасте, когда они наиболее подвержены воздействию инфекционных агентов. Наши профессора, чьим словам мы, конечно же, полностью доверяли, говорили нам об увеличении продолжительности жизни домашних животных и об укреплении их здоровья благодаря тому, что "владельцы домашних животных вовремя сделали им все необходимые прививки". Кроме того, мы действительно верили, что вакцинация приносит огромную пользу как домашним животным, так и человеку, так как вследствие вакцинации резко уменьшается распространение трансмиссивных болезней — бешенства и лошадиного энцефалита. Пионеры вакцинации, Дженнер и Пастер, подарили людям и животным возможность жить, не опасаясь некоторых страшных инфекционных заболеваний.

Однако нам почему-то не объяснили причину, по которой Пастер в конце жизни отрекся от большинства своих теорий и пришел к странному на первый взгляд выводу: "Микроб — ничто; все определяет среда его обитания". Нам также не объяснили, почему успехи Пастера в профилактике бешенства были далеко не так значительны, как это первоначально утверждалось.

Почти сразу же после окончания института мне пришлось стать свидетелем эпидемии парвовирусной инфекции у собак, которая вспыхнула в конце 70–х годов. Я убедился, что введение вакцины действительно уменьшает заболеваемость парвовирусной инфекцией. (Парвовирусная инфекция поражает желудочно-кишечный тракт и вызывает состояние иммуносупрессии. Основными симптомами этой патологии являются рвота и диарея. Смертность от этого заболевания действительно очень высока.) Как же мне было не стать сторонником вакцинации, которая помогала сохранить жизнь тысячам собак? Я своими глазами видел, что невакцинированные животные заражались парвовирусной инфекцией и в некоторых случаях чумой. Я также видел, что вакцинированные животные были здоровее, чем их невакцинированные собратья. Однако по прошествии некоторого времени я стал отмечать, что все больше вакцинированных собак заражались "парво", причем у многих из них болезнь развивалась почти сразу же после вакцинации. Создавалось впечатление, что причиной парвовирусной инфекции была в некоторых случаях именно вакцинация — по крайней мере, вакцинация явно повышала восприимчивость организма к данному вирусу.

Я помню, что у одного из моих клиентов, который занимался разведением хаски, заболели все собаки, несмотря на точное соблюдение всех сроков и правил прививок. Он связался с двумя компаниями, производящими вакцины. Представители компаний предположили, что заболевания собак после вакцинации были связаны с более ранним ее началом (в возрасте четырех, а не восьми недель) и с более частой вакцинацией (каждую неделю вместо положенного четырехнедельного интервала). Однако заболевания собак продолжались до тех пор, пока мой клиент не стал использовать "убитую" вакцину вместо живой модифицированной. Когда я сообщил производителям вакцин о своем подозрении, что виновником заболеваний была живая вакцина, мне вежливо ответили, что этого просто не может быть.

Появление вакцины против вируса кошачьей лейкемии (примерно в то же самое время) ветеринарное сообщество восприняло с огромным воодушевлением. Мы надеялись, что с помощью вакцины удастся предотвратить у кошек это страшное заболевание (вирус кошачьей лейкемии подобен вирусу иммунодефицита у человека). Однако с самого начала использования этой вакцины появилась масса проблем. Вакцина, о которой говорили как о самой надежной и безопасной, не только не предотвращала развитие заболевания, но и вызывала массу тяжелых побочных реакций. Мне приходилось наблюдать (и иногда я наблюдаю это даже сейчас), как у совершенно здоровых кошек, у которых отсутствие вируса подтверждалось лабораторными данными, через короткое время после вакцинации начиналось заболевание, как будто именно вакцинация инициировала возникновение вирусной лейкемии. Однако производители вакцины настаивали, что и этого просто не может быть, "потому что это невозможно".

При независимом исследовании, однако, оказалось, что на самом деле эффективность этой вакцины составляет всего 17% вместо 50–70%, о которой сообщали ее производители1–3. Частота побочных реакций и их тяжесть также оказались намного выше, чем предполагалось на основании официальных сообщений. Например, в одном из исследований сообщалось, что 32% вакцинированных кошек умерли в течение 24 месяцев после вакцинации именно от вирусной кошачьей лейкемии. В контрольной группе кошек смертность составила 43%, однако этим кошкам в качестве плацебо вводили убитую антирабическую вакцину. Через какое-то время после введения вакцин кошек обеих групп поместили вместе с кошками, больными вирусной кошачьей лейкемией, чтобы определить эффективность вакцинации. Однако выявилось, что разницу показателей смертности в обеих группах нельзя считать статистически достоверной4–5. Выявился также интересный факт: в контрольной группе (т.е. в группе, вакцинированной антирабической вакциной) две трети умерших кошек были инфицированы вирусом кошачьей лейкемии, тогда как в основной группе (т.е. в группе, вакцинированной специфической вакциной) только одна треть умерших кошек была инфицирована этим вирусом. У всех на языке вертелся вполне закономерный вопрос: "А почему, собственно говоря, отмечалась такая большая смертность у неинфицированных кошек обеих групп? Не связано ли это с введением вакцин?"

Коронавирусная инфекция у собак появилась примерно в то же время, что и парвовирусная инфекция. Я хорошо помню, что из-за вспышек этих заболеваний создалась буквально угрожающая ситуация. Парвовирусная инфекция у собак протекала очень агрессивно, причем отмечалась огромная смертность. Коронавирусная инфекция у собак протекала значительно мягче, часто ограничиваясь всего несколькими днями диареи. Я, помню, сильно удивился, когда появилась вакцина именно против коронавируса. По сообщениям ее производителей, а чуть позже и по сообщениям некоторых ветеринаров, в других регионах и других странах коронавирус вызвал настоящую эпидемию среди собак, причем заболевание якобы "протекало хуже, чем парвовирусная инфекция" и сопровождалась "большей смертностью, чем от парвовируса". Те же ветеринары предлагали различные методы дифференциальной диагностики этих заболеваний. Меня эта ситуация сильно озадачила — я не наблюдал настолько агрессивных проявлений коронавирусной инфекции. Может быть, я ошибался с диагнозом? Может быть, за короткий промежуток времени коронавирусная инфекция настолько видоизменилась?

В течение нескольких месяцев я многократно отсылал образцы сыворотки больных животных в вирусологическую лабораторию на исследование. По сообщениям моих коллег-ветеринаров, случаи смертельной коронавирусной инфекции множились день ото дня, однако я ни разу не получил серологического подтверждения этого заболевания. Ни единого случая коронавирусной инфекции! После анализа всей массы литературы по поводу коронавирусной инфекции, выявилась одна интересная деталь: все публикации о "смертельно опасном коронавирусе" исходили из одного источника, а именно из фирмы, которая произвела данный вид вакцины. Чуть позже несколько компаний объявили, что в продажу скоро поступит тест-система для диагностики как парвовирусной, так и коронавирусной инфекции. Я немедленно отослал заявку на получение этой тест-системы, однако после получения соответствующего набора оказалось, что в нем отсутствует тест для диагностики коронавируса. Представитель компании по производству тест-систем объяснил мне, что после нескольких месяцев исследований им так и не удалось выделить коронавирус, а без образца вируса получить тест, естественно, просто невозможно. Вся эта ситуация продолжала оставаться более чем странной.

Интересные данные мне сообщил директор лаборатории, куда я на протяжении нескольких месяцев отсылал образцы сывороток больных животных. Как оказалось, положительные результаты исследований на наличие коронавируса вообще бывали в его практике чрезвычайно редко — в основном у маленьких щенков, у которых вместе с коронавирусом выявлялся и парвовирус. Он также сказал, что при электронной микроскопии фекалий определить коронавирус практически невозможно, так как по внешнему виду он почти не отличается от парвовируса. Сам собой напрашивался вопрос: почему же в лаборатории университета для идентификации коронавируса пользовались неточной электронной микроскопией, вместо того, чтобы проводить точные серологические исследования? Оказалось, что ни в одной из лабораторий просто не было ни единого образца коронавируса, чтобы создать серологический тест. Таким образом, отчаянная борьба, которую наши доктора ветеринарных наук вели с коронавирусом, в целом напоминала эпизод из бессмертного творения Сервантеса, где Дон Кихот сражается с ветряными мельницами. Позднее многие мои коллеги стали относиться к вакцине против коронавируса как к "вакцине, которая ищет свою болезнь".

Кстати, через несколько лет та же компания выпустила вакцину против болезни Лайма — редкого заболевания у собак, которое ограничивается несколькими регионами страны, где обитает особый вид клещей-переносчиков этих бактерий. Эта вакцина оказалась малоэффективной и вызывала массу побочных реакций, причем симптомы вакцинальной реакции в большинстве случаев практически не отличались от симптомов собственно болезни Лайма. К сожалению, ветеринары иногда рекомендуют применять эту вакцину даже в тех регионах, где специфический вид клещей-переносчиков не обитает, т.е. там, где даже и речи быть не может о заражении собак.

В результате всех этих удивительных историй моя вера в производителей вакцин сильно пошатнулась. Обиднее всего, что пошатнулась также и моя вера в правильность действий моих коллег-ветеринаров.

Меня одолевали сомнения относительно правильности рекомендаций производителей вакцин и даже Американской ассоциации ветеринаров (American Veterinary Medical Association). Наиболее сильные возражения у меня вызывала ежегодная ревакцинация (бустерная ревакцинация). На самом деле ежегодная ревакцинация во многом лишена здравого смысла. За исключением вирусной кошачьей лейкемии, остальные заболевания, при которых требовалась ежегодная ревакцинация, просто не возникали у животных старше одного года — эти заболевания наблюдались только у щенков и котят, т.е. в течение первого года жизни. Вакцина же против вирусной кошачьей лейкемии вообще казалась малоэффективной. Кстати, мой врач почему-то не приглашал меня на ежегодную ревакцинацию. А разве животные так уж отличаются от нас?

Чем больше я обдумывал этот достаточно спорный вопрос, тем больше я убеждался, что ежегодная ревакцинация не приносит домашним животным никакой пользы. Мои коллеги чрезвычайно разгневались, когда узнали, что я перестал назначать своим клиентам проведение очередной серии прививок их домашним животным. Своих единомышленников я нашел в Американской ассоциации холистической ветеринарии (American Holistic Veterinary Medical Association) среди ветеринаров-гомеопатов. Кроме того, оказалось, что некоторые традиционные ветеринары также сомневаются в необходимости ежегодной ревакцинации домашних животных. В журнале Current Veterinary Therapy XI за 1992 г. я нашел статью, написанную Томом Филлипсом (Tom Phillips, DVM; Scripps Institute) и Роном Шульцем (Ron Schultz, Ph.D.; University of Wisconsin, Madison School of Veterinary Medicine) и посвященную вопросам вакцинации кошек и собак. Привожу цитату из этой статьи:

Ежегодная ревакцинация животных представляет собой метод, который применяется уже в течение многих лет, однако не имеет какой-либо научной ценности или научного подтверждения. Почти во всех случаях ежегодная ревакцинация не имеет иммунологического обоснования. Иммунитет против вирусов сохраняется у животных в течение многих лет, иногда в течение всей жизни. Успешная иммунизация против большинства бактериальных агентов также сохраняется в иммунологической памяти организма в течение длительного времени, таким образом, при воздействии бактериального агента развивается вторичная иммунная реакция, которая обеспечивает адекватную защиту организма… Ревакцинация большинством противовирусных вакцин не приводит к дальнейшей стимуляции иммунного ответа за счет вмешательства уже имеющихся антител. По нашему мнению, практика ежегодной ревакцинации должна быть пересмотрена, за исключением тех случаев, когда это требуется для оценки некоторых аспектов состояния животных или когда ревакцинация положена по закону (например, в соответствии с законами некоторых штатов ежегодно требуется проводить ревакцинацию против бешенства6 (курсив авторов).

Таким образом, ежегодная ревакцинация признается бесполезной, т.к. не способствует укреплению иммунитета животных. Ежегодная ревакцинация необходима либо в соответствии с законом (как, например, ревакцинация против бешенства), либо при проведении некоторых исследований состояния животных. Или же бустерная ревакцинация назначается из корыстных соображений.

Я уверен, что корыстные соображения играют не самую последнюю роль в назначении животным ежегодной вакцинации. Мнение большинства иммунологов полностью совпадает с мнением авторов статьи, однако ветеринары до сих пор продолжают придерживаться ненаучного подхода к решению данной проблемы. Я поделился с коллегами-ветеринарами своими соображениями по поводу статьи, однако мое сообщение было встречено с возмущением и даже гневом. Причина этих эмоций вполне очевидна — отмена ежегодной ревакцинации лишит ветеринаров значительной части доходов. Всех крайне возмутила сама идея публикации подобной "еретической" информации, несмотря на то, что ветеринары всегда декларировали свое горячее желание оказывать животным квалифицированную, научно обоснованную медицинскую помощь. Status quo оказался важнее новых прогрессивных идей, так как эти идеи могли поставить под угрозу доходы от ежегодной вакцинации.

ЗАЧЕМ ПРОВОДИТЬ ЕЖЕГОДНУЮ ВАКЦИНАЦИЮ, ЕСЛИ В ЭТОМ НЕТ НЕОБХОДИМОСТИ?

Если для ежегодной ревакцинации нет научного обоснования, то почему эта практика до сих пор повсеместно распространена? Несколько лет назад ветеринары наблюдали многочисленные случаи неврологического заболевания, которое получило название "энцефалит старых собак". Большинство ветеринаров придерживались той точки зрения, что это заболевание является особой формой чумы, которой заразились старые собаки, вакцинированные против чумы еще в щенячьем возрасте — якобы иммунитет против нее у них уже угас, что и привело к заражению чумой в столь почтенном возрасте. Таким образом, большинство ветеринаров сделали вывод о необходимости ежегодной ревакцинации против чумы всех собак независимо от возраста. Доказательства развития чумы у старых собак еще не были получены, но кампания за ежегодное проведение ревакцинации уже развернулась вовсю. Вероятнее всего, заболевание, которое считалось чумой старых собак, на самом деле представляло собой вакциноз, т.е. заболевание, возникающее вследствие вакцинации. Удивительно, но у детей, вакцинированных против кори, вероятность возникновения неврологических заболеваний при инфицировании выше, чем у невакцинированных. Кроме того, предпринимались попытки связать заболевания корью у людей и чумой у собак с развитием рассеянного склероза у людей. Вирусы кори и вирусы чумы у собак принадлежат к одному и тому же классу парамиксовирусов, поэтому нельзя исключить их сходный механизм воздействия на нервную ткань.

Какой бы ни была на самом деле причина возникновения энцефалита у старых собак, вакцинации после этого стали уделять намного больше внимания. В течение примерно десяти лет кошкам также проводили ежегодную вакцинацию против вирусной панлейкопении (кошачья чума), несмотря на то, что вакцина против этого заболевания, возможно, вообще одна из самых эффективных вакцин в ветеринарии. Мифы превратились в реальность, и ежегодная бустерная ревакцинация была представлена обществу как основа профилактической ветеринарии. Как следствие этого утверждения у всех владельцев домашних животных появилась уверенность в том, что забота об их здоровье заключается только в соблюдении сроков очередной серии ежегодных прививок. Влияние традиционной ветеринарной науки значительно увеличилось, а у владельцев домашних животных возникло ложное ощущение, что их любимцы теперь-то уж находятся под хорошей защитой.

Однако с научной точки зрения в ежегодной ревакцинации домашних животных нет совершенно никакой необходимости; прекращение ежегодных прививок существенно уменьшает как воздействие на организм животных стрессовых факторов в виде вакцин, так и расходы на содержание домашних питомцев. Я также могу предвидеть, что отмена ежегодной ревакцинации приведет к значительному снижению уровня хронических заболеваний у животных (см. далее). Исключение представляет антирабическая вакцинация, которая в соответствии с законом должна проводиться ежегодно (или раз в три года по законам некоторых штатов). Одно-двукратное введение антирабической вакцины у 95% животных дает стойкий пожизненный иммунитет; у остальных 5% даже многократные иммунизации не вызывают ответной реакции7. Таким образом, проводить ежегодную вакцинацию против бешенства нас заставляет страх, а не научно обоснованная необходимость.

Срок годности антирабической вакцины ограничен одним-тремя годами; однако обычно это одна и та же вакцина, но в разной упаковке. Как же поддерживаются эти требования? В действительности мы механически раз в один-три года вводим животным антирабическую вакцину без учета напряженности иммунитета и без какого-либо специального тестирования. Логичнее было бы каждый раз проводить специальное исследование степени иммунизированности животных против бешенства и в соответствии с полученными данными проводить ревакцинацию. По моему мнению, следует работать над усовершенствованием методов тестирования напряженности иммунитета; необходимо также усовершенствование законодательства, в соответствии с которым в настоящее время домашним животным проводится неоправданно интенсивная вакцинация.

ВАКЦИНАЦИЯ ДОЛЖНА ПРЕДУПРЕДИТЬ ЗАБОЛЕВАНИЕ, НЕ ТАК ЛИ?

В ветеринарии один из самых сложных и спорных вопросов — инициальная (первоначальная) вакцинация. Обычно предполагается, что вакцинация играет основную роль в предупреждении острых заболеваний. Однако мой практический опыт показывает, что у вакцинированных животных острые заболевания возникают не намного реже. Чем же можно объяснить это явление? Одно из объяснений заключается в том, что иммунизация никогда не бывает стопроцентной, так как у определенной части животных просто не возникает ответной реакции на введение вакцины. Однако часто не учитывается, какое именно заболевание возникает вследствие вакцинации, острое или хроническое. Вакцинация потенциально может предупредить развитие лишь острого заболевания, так как только острое заболевание возникает вследствие внедрения в организм инфекционного агента. Симптомы острого заболевания мало чем отличаются у всех заболевших особей, этой болезнью поражается бóльшая часть популяции, и после выздоровления возникает стойкий иммунитет, который предохраняет переболевших от повторного заражения в течение всей жизни. Примерами острых заболеваний у людей являются инфекции детского возраста — корь, эпидемический паротит, ветряная оспа. У кошек примерами острого заболевания являются вирусная панлейкопения (кошачья чума) и, возможно, ряд респираторных вирусных инфекций (калицивирусные и герпетические инфекции), а у собак — чума, вирусный гепатит и, возможно, парвовирусная инфекция. Бешенство представляет собой перекрестно-видовое острое заболевание. Мы понимаем острое заболевание как воздействие на организм инфекционного агента и заражение организма этим агентом, однако воздействию инфекционного агента всегда предшествует повышенная восприимчивость организма. Тем не менее, именно инфекционный агент является основной причиной острого заболевания, поэтому теоретически возможно предупредить острое заболевание путем вакцинации.

При возникновении хронических болезней основным фактором является нарушение функции иммунной системы либо в виде ее повышенной активности, либо в виде снижения активности. При хронических заболеваниях, связанных с гиперфункцией, клетки иммунной системы утрачивают способность распознавания "своего" и "чужеродного", вследствие чего начинают атаковать ткани собственного организма. Именно по такому сценарию у животных развиваются аутоиммунные заболевания, например волчанка, аутоиммунная гемолитическая анемия, пемфигус (пузырчатка), кошачья эозинофилия ("разъедающие" язвы, эозинофилическая гранулема). Число аутоиммунных заболеваний у животных в настоящее время стремительно увеличивается во всех странах. Однако в ветеринарии эти болезни не считаются острыми, т.е. возникающими вследствие воздействия инфекционного агента, и, следовательно, их никто не пытается предупредить с помощью вакцинации.

Тем не менее, заболевания, связанные с недостаточностью функции иммунной системы, часто расцениваются неправильно и считаются острыми заболеваниями, так как в их развитии принимают участие микроорганизмы. На самом же деле инфекционные агенты не являются причиной возникновения этих болезней — инфекционные агенты лишь сопутствуют этому типу заболеваний, являясь одним из симптомов клинической картины и в некоторых случаях ухудшая течение заболевания. Основной причиной этой группы заболеваний является именно недостаточность функции иммунной системы, на фоне которой возникает инвазия организма некоторыми малоконтагиозными микроорганизмами. У особей с иммунодефицитным состоянием эти микроорганизмы вызывают значительные повреждения тканей, однако здоровые особи данной популяции, т.е. особи без нарушения функции иммунной системы, остаются практически интактными. В данной ситуации болезнь предшествует инфекции. Следовательно, в данном случае все попытки защитить организм путем вакцинации будут обречены на провал, так как вакцинация не будет направлена против основной причины заболевания.

Примерами заболеваний у кошек, основой которых является состояние иммунодефицита, можно считать вирусную лейкемию, вирус иммунодефицита, инфекционный перитонит и, возможно, некоторые виды респираторных вирусных инфекций. К данной группе заболеваний у собак относятся болезнь Лайма, специфический трахеобронхит и, возможно, некоторые типы парвовирусной инфекции. Примерами подобных заболеваний у людей является СПИД и, возможно, гепатит В. Естественно, имеется множество других хронических заболеваний, но так как исследователи пока еще не выявили те микроорганизмы, которым можно было бы инкриминировать их развитие, мы в данном разделе эти заболевания обсуждать не будем.

Причина развития острых заболеваний кроется во внедрении в организм инфекционного агента. Для развития острой болезни требуется определенная восприимчивость или повышенная чувствительность к данному микроорганизму, однако симптомы восприимчивости до заражения никак не выявляются. Таким образом, теоретически возможна профилактика возникновения острого заболевания путем вакцинации. Однако пока неясно, действительно ли вакцинация предупреждает острое заболевание. При исследовании небольшой популяции за короткий период времени действительно появляется мысль о том, что именно вакцинация помогла предотвратить распространение острого заболевания. Однако, если увеличить период наблюдения и число объектов наблюдения, то получается несколько иная картина, где, как кажется, вакцинации не отводится основная роль. В качестве примера можно рассмотреть графики, отражающие смертность людей от некоторых острых заболеваний, в частности от кори, коклюша и полиомиелита (данные о смертности людей от острых заболеваний намного полнее, чем данные о смертности животных от острых заболеваний).

Смертность от кори

Image

До начала массовой вакцинации против кори смертность уже снизилась более чем на 95%.

Смертность от коклюша

Image

До начала массовой вакцинации против коклюша смертность уже снизилась более чем на 75%.

Смертность от полиомиелита

Image

До начала массовой вакцинации против полиомиелита смертность уже снизилась более чем на 50%.

Таблицы печатаются с разрешения "Vaccines: Are They Really Safe and Effective?" (New Atlantean Press), Neil Z. Miller.

На основании данных этих таблиц можно сделать вывод, что значительное снижение смертности от кори, коклюша и полиомиелита отмечалось уже до того, как началась массовая вакцинация против этих заболеваний. Смертность от полиомиелита за год, например, снизилась более чем на 50% до начала проведения массовой вакцинации; подобным же образом более чем на 75% снизилась смертность от коклюша и более чем на 95% — от кори. На смертность в последующие годы вакцины не оказали практически никакого влияния — смертность уменьшилась уже до начала массовой вакцинации, а не вследствие начала вакцинации.

Фактически же в некоторых случаях вакцинация, как кажется, даже способствовала увеличению смертности — эта тенденция прослеживается в отношении полиомиелита и натуральной оспы. В обоих случаях были пересмотрены критерии диагностики этих заболеваний, так что эти данные не нашли своего отражения в официальных отчетах8. Создается впечатление, что вакцинация не оказала практически никакого влияния на течение этих болезней; скорее, заболеваемость уменьшилась благодаря возрастанию естественной резистентности к этим заболеваниям внутри популяции, а также благодаря улучшению общегигиенической обстановки.

В ветеринарии динамика заболеваний крупного рогатого скота имеет примерно такую же картину. Например, при развитии герпетической инфекции крупного рогатого скота, вызываемой бычьим герпесвирусом I, возникает поражение дыхательных путей и урогенитальной системы. В США за последние 10–15 лет проводилась весьма агрессивная вакцинация поголовья скота против этого заболевания, имеющая своей целью уменьшение заболеваемости. Однако в Австралии на официальном уровне было принято решение вообще не проводить вакцинацию против этого заболевания, чтобы добиться естественного укрепления иммунитета внутри популяции. Удивительно, но на фоне примерно одинакового уровня заболеваемости крупного рогатого скота в обеих странах данные об уровне заражения животных и о состоянии иммунитета отличаются незначительно9. Таким образом, создается впечатление, что вакцинация не оказывает на заболеваемость решающего влияния; если бы не данные, полученные в Австралии, мы были бы более склонны доверять вакцинации.

Британский ветеринар Кристофер Дэй (Christopher Day) сравнил эффективность вакцинации и гомеопатической иммунизации против специфического трахеобронхита у группы собак, которые содержались в одном из питомников. До исследования в питомнике периодически отмечались вспышки специфического трахеобронхита. Основной целью исследования была оценка эффективности применения нозода против трахеобронхита. Параллельно с этим обнаружилось очень любопытное явление: как оказалось, вакцина против возбудителя трахеобронхита у собак фактически усиливает восприимчивость к этому заболеванию. Эти данные коррелируют с данными об усилении восприимчивости к натуральной оспе и полиомиелиту после соответствующей вакцинации. Кристоферу Дэю удалось обнаружить нозод, который достаточно эффективно предупреждает заболевание собак специфическим трахеобронхитом10. Нозоды представляют собой гомеопатически приготовленные продукты болезни. Например, Lyssinum является гомеопатическим средством из слюны собак, больных бешенством; Tuberculinum — гомеопатическое средство из легочной ткани животных, больных туберкулезом. Нозод против специфического трахеобронхита у собак д-р Дэй приготовил из мокроты, выделяемой больными особями.

МОЖЕТ ЛИ ВАКЦИНАЦИЯ СТАТЬ ПРИЧИНОЙ ЗАБОЛЕВАНИЯ?

На короткий период времени вакцинация действительно предохраняет организм от заражения специфическим заболеванием, однако ценность этого метода на самом деле весьма сомнительна. Может быть, острые болезни приносят виду пользу, о которой мы пока не догадываемся? Может быть, мы, предупреждая острые болезни, жертвуем чем-то бóльшим?

Если рассматривать этот вопрос с точки зрения определенного вида животных, то острые болезни, несомненно, приносят данному виду известную пользу — благодаря им отмечается усиление здоровья вида в целом. Известно, что при увеличении численности популяции сверх какого-то предела, возникают вспышки острых заболеваний, за счет которых численность популяции уменьшается, но в живых остаются наиболее сильные и приспособленные особи — это проявление закона Дарвина о выживании сильнейших. Такие острые заболевания, как чума и бешенство, всегда обладали неким "санирующим" воздействием на популяцию волков (однако у волчьего племени есть и другие способы контроля их численности. Популяция волков гораздо лучше многих других видов регулирует собственную численность, и уж точно делает это лучше, чем современные люди).

Основная дилемма заключается в том, что в результате вакцинации происходит ослабление генофонда и, следовательно, ослабление общего здоровья данного вида. Чтобы этого не произошло, индивидуум должен выжить и не поддасться болезни. Определенную пользу, которую приносят острые болезни, признавал врач-гомеопат Higinio Perez, который работал в начале прошлого века в Мексике. По мнению Higinio Perez, "недостаточно охранять отдельных представителей вида — все они смертны. Важнее охранять виды в целом"11.

Эта концепция для западной культуры может показаться слишком грубой, однако она была вполне естественной для примитивного первобытного общества, в котором смерть слабых индивидуумов считалась не только приемлемой, но даже правильной и справедливой. Культура первобытного общества признавала пользу смерти слабого, и таким образом в течение длительного времени она находилась в гармонии с окружающей природой. Современное же западное общество ценит право каждого индивидуума на жизнь и соответственно старается спасти каждого индивидуума. Не исключено, что наши действия, прямо противоположные высказыванию Higinio Perez, и являются главным фактором ухудшения здоровья как человека, так и домашних животных. Я бы даже предположил, что это ведет к деградации отдельных видов.

Китайский иероглиф, обозначающий кризис, состоит из сочетания иероглифа "опасность" с иероглифом "благоприятная возможность". С точки зрения китайской традиционной философии, болезнь фактически является частью процесса развития, как физического, так и духовного. Кризис, т.е. точка перелома болезни, есть поворотный этап болезни, дающий возможность дальнейшего развития и обновления. Эта концепция нашла свое неожиданное подтверждение в реальной жизни. Ребенок одного из моих приятелей после болезней, которые сопровождались сильной лихорадкой (ребенок не получал каких-либо прививок), делал огромные шаги вперед в своем развитии. После одного эпизода повышения температуры он начал ходить, после другого — говорить. Если бы ребенку проводились все положенные прививки, то на фоне уменьшения заболеваний прогресс его развития не был бы столь явным. Возможно, причиной многочисленных расстройств внимания и поведения у детей, которые приняли в наше время массовый "эпидемический" характер, является именно вакцинация. За последние несколько десятилетий число подобных нарушений в детском возрасте выросло многократно, и этот процесс идет параллельно с увеличением количества прививок у детей. Можно ли считать это простым совпадением? Очевидно, что вакцинация наносит вред не только виду в целом, но и отдельным его представителям.

Вначале я весьма скептически относился к утверждениям, что вакцинация может вызывать развитие хронических заболеваний и различных расстройств. Конечно, я знал, что после вакцинации могут возникать аллергические и анафилактические реакции, но думал, что именно об этих осложнениях и идет речь. Я хорошо помню один случай из моей практики, который буквально открыл мне глаза на происходящее.

У Флаффи, чудесной сиамской кошки, которая жила в доме не менее чудесной женщины, постоянно возникали рецидивы цистита, который не поддавался ни традиционному, ни гомеопатическому лечению. Несмотря на то, что мне очень нравилась хозяйка Флаффи (и Флаффи, конечно, тоже!), я очень не любил их визиты ко мне, так как я перепробовал все что мог, но безрезультатно — цистит у кошки рецидивировал регулярно. И вот однажды, когда я в который раз просматривал историю болезни Флаффи, на меня буквально снизошло откровение — я вдруг обратил внимание, что цистит у кошки с точностью часового механизма рецидивирует спустя месяц после серии очередных прививок. По моему предложению Флаффи полностью прекратили проводить все прививки, и больше никаких рецидивов цистита у кошки ни разу не возникало. Единственный вывод, который напрашивался сам собой, заключался в том, что именно вакцинация была причиной рецидивирующего цистита и, возможно, предполагаемой инфекции.

В настоящее время очевидно, что вакцинация является причиной фибросаркомы — смертельной злокачественной опухоли, вызывающей огромные страдания у кошек. Фибросаркома представляет собой один из видов злокачественной опухоли, развивающейся в области инъекции либо антирабической вакцины, либо вакцины против вируса кошачьей лейкемии. При исследованиях отдельные субстации вакцины были обнаружены в массе опухолевой ткани — это подтверждает прямую связь вакцинации и развития опухолевого процесса. Многие ветеринары считают данную опухоль "вакцинозной саркомой". Обычно срок жизни кошек после возникновения этой опухоли не превышает трех лет; эффективного лечения пока не найдено. После хирургического удаления опухоли обычно быстро развиваются метастазы. Некоторые ветеринары доходят до абсурда, предлагая проводить вакцинацию в область одной из конечностей или даже хвоста, чтобы в случае развития опухоли просто ампутировать эти органы! Разве в этом заключается разумное решение?

Доказательства вредного влияния вакцинации на организм человека многочисленны и вполне очевидны. Все вакцины в той или иной степени могут вызывать побочные реакции, однако наибольшее количество осложнений обнаруживается при введении вакцины против коклюша. Одной из наиболее частых реакций на введение этой вакцины является развитие респираторных расстройств, причем развитие реакции происходит в полном соответствии со стадиями ответной реакции на стресс. За инициальной стадией (стадия "тревоги") развивается стадия резистентности, которая отражает попытки организма минимизировать стресс, а затем стадия истощения, отражающая резкое снижение ресурсов организма.

После введения АКДС (ассоциированной дифтерийно-коклюшно-столбнячной вакцины) может развиться синдром внезапной смерти младенцев, причем наибольшее число случаев смерти приходится на трехнедельный период после вакцинации. У детей младшего возраста смерть чаще наступает сразу же после вакцинации (стадия "тревоги"), а у детей постарше — в стадии истощения12. По данным некоторых исследований, при развитии этого синдрома смерть младенцев в первые три дня после вакцинации наступает в восемь раз чаще, чем в более поздние сроки. Кроме того, у 85% детей, умерших вследствие этого синдрома, проводилась иммунизация вакциной АКДС13.

В 1976 г. в Японии минимальный возраст для вакцинации против коклюша был увеличен до двух лет, при этом случаев синдрома внезапной смерти младенцев фактически не отмечалось14–15. В 1950 г. США по статистике занимали третье место в мире, в 1980 г. — 17–е место, а в 1994 г. — 21–е место по смертности от этого синдрома. Не может ли это быть связано с нашими претензиями на самое большое число вакцинаций, проведенных детям? В отличие от США, Япония в 1975 г. занимала 17–е место в мире по смерти младенцев, однако к 1990 г. перешла на первое16.

ВАКЦИНАЦИЯ: ЗАМЕНА ОСТРОГО ЗАБОЛЕВАНИЯ ХРОНИЧЕСКИМ

Вакциноз представляет собой болезненное состояние, которое развивается вследствие вакцинации. Действительно ли могут развиваться заболевания вследствие вакцинации? Британский врач Комптон Бернетт (Compton Burnett), который практиковал в конце XIX — начале XX века, вначале был убежденным сторонником вакцинации против натуральной оспы. Однако, будучи опытным клиницистом, он отметил, что многие хронические заболевания у детей были связаны с вакцинацией, даже если она проводилась и задолго до заболевания. Бернетт выявил также особые свойства Thuja оказывать влияние на обратное развитие симптомов вакциноза. Кстати, термин "вакциноз" также принадлежит Бернетту. По мнению Бернетта, введение вакцин не только вызывает развитие хронических заболеваний — хронические заболевания возникают вследствие того, что вакцины предупреждают развитие острых заболеваний: "Допустим, что совершенно здоровому человеку, которому никогда не проводили никаких вакцинаций, предлагают сделать прививку против оспы, мотивируя это тем, что он может легко заразиться, ведь это заболевание чрезвычайно распространенное. Задумайтесь: человек, которого предупредили о возможности заражения, был совершенно здоров. После введения соответствующей вакцины этому совершенно здоровому человеку сообщают, что теперь он надежно защищен от заболевания натуральной оспой. Возникает естественный вопрос: а действительно ли сейчас он защищен лучше, чем раньше? Правильнее всего было бы ответить, что самая надежная защита от любых заболеваний — это собственное здоровье; любая модификация или изменение полного здоровья могут означать только одно — его уменьшение, а уменьшение здоровья может трактоваться или как болезнь, или как ухудшение состояния в какой-то степени или какого-то типа. Таким образом, защитное действие вакцин реализуется или через ухудшение здоровья, или через болезнь"17 (курсив автора).

С. Ганеман в своем "Органоне врачебного искусства" описал взаимоотношения внутри организма при одновременном воздействии двух или трех различных болезней. По утверждению Ганемана, "если обе болезни одинаково сильные или если первая по счету болезнь более сильная, чем вторая, то последнюю болезнь организм "отталкивает". Таким образом, те, кто страдает серьезными хроническими болезнями, не болеют осенней дизентерией или другими легкими инфекционными болезнями"18. Хронические болезни предохраняют организм от болезни острой; так, пациенты с тяжелой шизофренией не болеют обычной простудой или гриппом. Ганеман сделал свой вывод при наблюдении за естественными болезнями. Логически применяя это утверждение к вакцинации, можно прийти к такому же выводу, который сделал Бернетт. В подобных случаях вакцинация, т.е. хроническая болезнь, "отталкивает" острую болезнь. Однако ценой за отсутствие острой болезни является пожизненное страдание от болезни хронической.

В ветеринарии отмечено, что если микроорганизм имеет тропность к поражению какого-либо определенного органа, то эта тропность непременно проявится при вакцинальной реакции. Например, если данный микроорганизм имеет тропность к заболеваниям легких, то при вакцинации против данного микроорганизма выявится воздействие этой вакцины именно на легкие. Иллюстрацией этого положения служит возникновение расстройств дыхания у людей при вакцинации их против коклюша. Эту концепцию сформулировал д-р Ричард Питкерн (Richard Pitcairn, DVM). Целесообразно подробнее рассмотреть ее на примерах панлейкопении у кошек (кошачья чума) и бешенства.

Основные симптомы панлейкопении у кошек — воспалительно-дегенеративные изменения кишечника, следствием которых является рвота и диарея, значительное уменьшение числа лейкоцитов крови, приводящее к иммуносупрессии, потеря аппетита, слизисто-гнойные выделения из носа, дегидратация и быстрая потеря веса. При хронической болезни, столь распространенной в настоящее время у кошек, наблюдаются примерно такие же симптомы. Аутоиммунное заболевание под названием "болезнь воспаленного кишечника" сейчас у кошек встречается так часто, что уже начинает напоминать некую эпидемию. Двадцать лет назад, однако, такой болезни у кошек практически не встречалось, тогда как в настоящее время этот диагноз является одним из самых распространенных.

Кошки чрезвычайно чувствительны к нарушению функции иммунной системы и иммуносупрессии. Состояние иммуносупрессии у кошек обычно связывается с наличием двух ретровирусов (вирус кошачьей лейкемии и вирус иммунодефицита кошек), но не исключено, что иммуносупрессия возникает под воздействием еще некоторых вирусов. По моему убеждению, это не две различные болезни, а скорее всего одна и та же болезнь; однако нишу, возникающую вследствие иммунодефицита, могут заполнять различные вирусы (вспомним, что при хроническом заболевании инфекционное поражение появляется на фоне уже имеющейся болезни). Возможно, что подобным образом развивается заболевание под названием "вирусный иммунодефицит человека". Парвовирусная инфекция, к которой относится и вирус панлейкопении у кошек, обладает мощным иммуносупрессорным действием. Кроме того, как я подозреваю, вследствие иммуносупрессорного действия парвовируса у кошек развивается хроническое поражение верхних дыхательных путей, а также слизисто-гнойные выделения из носа и конъюнктивы глаз.

Подобный сценарий развития хронических заболеваний наблюдается в настоящее время и у собак. В целом состояние иммуносупрессии для собак нехарактерно, однако о таких случаях у этого вида животных в настоящее время сообщают все чаще и чаще. По моему убеждению, к развитию иммуносупрессивного состояния у собак привела массивная вакцинация против парвовирусной инфекции, которая началась примерно 30 лет назад, т.е. в то же время, когда началась активная кампания по вакцинации кошек против парвовирусной инфекции. Таким образом, можно предположить, что у собак надвигается волна тех же заболеваний, которые в настоящее время все чаще встречаются у кошек. Кроме того, за последние 5–10 лет у собак также наблюдаются случаи болезни воспаленного кишечника, которой раньше практически не отмечалось. Я убежден, что причиной этого заболевания у собак является вакцинация против парво- и коронавирусной инфекции. Мне неоднократно приходилось наблюдать случаи возникновения болезни воспаленного кишечника у собак через один-два месяца после вакцинации против данных типов вирусов.

С воздействием парвовируса на организм ассоциируется возникновение еще одного синдрома, который вначале появился у кошек, а позднее стал отмечаться и у собак — это синдром кардиомиопатии. Кардиомиопатия представляет собой заболевание миокарда, при котором сердечная мышца или слабеет и растягивается (дилятационная кардиомиопатия), или значительно утолщается (гипертрофическая кардиомиопатия). Как в том, так и в другом случае происходит резкое нарушение сократительной функции миокарда, что часто бывает фатальным.

Диагноз "кардиомиопатия" мы начали ставить животным примерно лет двадцать назад, т.е. примерно в то же самое время, что и диагноз "болезнь воспаленного кишечника". Многие (но не все) случаи дилятационной кардиомиопатии связаны с дефицитом аминокислоты L-таурина. Причина гипертрофической кардиомиопатии, а также дилятационной кардиомиопатии, не связанной с дефицитом L–таурина, пока остается неизвестной.

В начале вспышки парвовирусной инфекции в конце 70-х годов отмечалась значительная смертность маленьких щенков в течение первых суток и даже первых часов заболевания. Как оказалось, у щенков парвовирусная инфекция поражает миокард, чем и объясняются случаи их ранней смерти в самом начале заболевания.

До вспышки парвовирусной инфекции кардиомиопатия у собак практически не встречалась (точнее, встречалась как казуистический случай), но после вспышки случаи кардиомиопатии стали отмечаться все чаще и чаще. Частота этого заболевания особенно явно возросла за последние 5–10 лет, совпадая по времени с увеличением числа случаев болезни воспаленного кишечника. По данным The Merck Veterinary Manual, "причина дилятационной кардиомиопатии у собак пока неизвестна, однако можно подозревать воздействие вирусной инфекции на организм, которое приводит к аутоиммунному поражению миокарда… Начиная с пандемии 1978 г., наибольшее число случаев парвовирусной инфекции и кардиомиопатии отмечается у кобелей породы доберман-пинчер"19. Эта статья была написана в 1986 г., и с тех пор кардиомиопатия отмечается не только у доберман-пинчеров, но и у собак других пород.

По моему мнению, автор этой публикации совершенно правильно подметил связь между парвовирусной инфекцией и возникновением кардиомиопатии, однако я предполагаю, что в большинстве случаев причиной кардиомиопатии у собак является не сам парвовирус, а вакцинация против парвовирусной инфекции. По моему мнению, именно влиянием вакцинации против парвовируса можно объяснить и случаи кардиомиопатии у кошек. Возможно, что при естественном заболевании парвовирусной инфекцией у кошек (т.е. вирусной панлейкопенией) воздействие данного вируса на миокард не обнаруживалось столь очевидно, однако при вакцинации проявилось вполне отчетливо. Кардиомиопатия представляет собой аутоиммунное заболевание, а вакцины, безусловно, являются основным виновником аутоиммунной агрессии. По моему мнению, подобная тесная связь никак не может быть простым совпадением.

Рассмотрим еще один пример — вакцинацию против бешенства. Бешенство представляет собой неврологическое заболевание вирусной природы, основными симптомами которого являются приступы судорог, спутанность сознания, параличи конечностей, удушье, приступы ярости и агрессивного поведения. Кроме того, отмечается светобоязнь, гиперсексуальное поведение, гиперестезия (повышение чувствительности к прикосновению, шуму и другим раздражителям), страх, желание несъедобных объектов, стремление к пребыванию в одиночестве и бесцельные блуждания. У некоторых животных наблюдается необычный симптом — при поражении бешенством они становятся более дружелюбными и привязчивыми, чем прежде.

При хронических заболеваниях у кошек и собак также отмечаются многие подобные симптомы. Нередким симптомом в настоящее время являются судорожные приступы, гиперсексуальное поведение даже у кастрированных особей, не говоря уж об обычных животных, и поедание всяческих неудобоваримых "субстанций". Дегенеративная миелопатия с нарушением функции спинного мозга и развитием безболезненного паралича задних конечностей, которая раньше отмечалась только у собак, в настоящее время наблюдается и у кошек. Это заболевание впервые было описано у собак в конце 60-х годов. В конце 70-х, когда я заканчивал учебу, это заболевание было присуще в основном немецким овчаркам и считалось (и сейчас считается!) наследственным. Обычно дегенеративная миелопатия начиналась у собак в возрасте примерно 10 лет.

В настоящее время дегенеративная миелопатия поражает собак различных, чаще всего крупных пород; в редких случаях это заболевание встречается и у кошек. Я наблюдал дегенеративную миелопатию у шестимесячного золотого ретривера, причем симптомы заболевания появились вскоре после завершения начальной серии прививок. Сейчас дегенеративная миелопатия значительно "помолодела" и захватывает в основном собак четырех-пятилетнего возраста. Каким же образом это якобы наследственное заболевание может передаться другим породам собак? Особенно любопытной мне кажется передача этого чисто "собачьего" заболевания кошкам — может, я когда-то пропустил эту лекцию? Антирабическая вакцинация кошек началась примерно 10 лет назад — у меня есть серьезные опасения, что с резким подъемом заболеваемости кошек дегенеративной миелопатией мы вплотную столкнемся лет через двадцать.

В настоящее время мы все чаще наблюдаем крайние проявления поведенческих симптомов в виде чрезвычайной привязчивости животных, с одной стороны, и выраженной агрессивности — с другой. В некоторых случаях агрессивность собак резко возрастает после антирабической вакцинации, даже если прививка проводилась "убитой" вакциной20-21. Значительно возрастает количество животных с признаками агрессивного поведения. Один из моих коллег-ветеринаров, практикующий с 50-х годов, утверждает, что "раньше животные были намного милее". В середине ХХ в. такие симптомы поведения животных, как страх и агрессия, встречались несравненно реже, чем сейчас22. У меня есть веские основания подозревать, что постоянные ревакцинации против бешенства, особенно у таких пород, как чау-чау, питбуль и т.п., привели к резкому усилению их агрессивности как в отношении своих соплеменников, так и в отношении людей. "Энергия" бешенства или хронические симптомы, соответствующие симптомам бешенства, при укусах могут передаваться другим особям.

С точки зрения конвенциональной медицины, эта концепция лишена смысла. По мнению традиционных ветеринаров, заболевание макроорганизма возможно только при внедрении в его внутреннюю среду живого микроорганизма, а не убитой или модифицированной вакцины. Однако с точки зрения гомеопатической науки заболевание организма возникает в тех случаях, когда жизненная сила вируса вступает во взаимодействие с жизненной силой восприимчивого организма, причем это взаимодействие начинается на префизическом энергетическом уровне. Отдельные формы жизненной силы остаются даже у фрагментов вируса, именно поэтому при введении "убитых" вакцин возможно развитие заболевания у вакцинированного индивидуума. Энергетический уровень заболевания предшествует физическому уровню независимо от того, возникает эта болезнь естественным путем или в результате введения вакцины. Изменения, которые возникают в организме вследствие взаимодействия жизненной силы вакцины и жизненной силы вакцинированного животного, приводят к развитию физических болезней того или иного типа. Вначале эта болезнь может проявляться в виде препятствия развитию острой болезни (т.е. как защитное действие вакцины — см. цитату Бернетта выше), но затем ее симптомы становятся более явными.

Некоторые другие состояния, о которых достаточно часто упоминается в настоящее время, также прямо или косвенно связаны с воздействием вакцин на организм. Создается впечатление, что некоторые поствакцинальные осложнения не являются специфичными для микроорганизмов, против которых направлено действие вакцины, а могут быть неспецифическими реакциями на вакцинацию. Во время учебы нам рассказывали о некоторых необычных болезнях, в основном аутоиммунного характера, например о волчанке, пемфигусе (пузырчатке) и т.п., но при этом отмечалось, что это весьма редкие заболевания, с которыми ветеринар может и не встретиться за все время своей практической работы. Нам была известна и соответствующая случаю поговорка: "Если вы слышите стук копыт на заднем дворе, не думайте, что это зебра". Так вот, такие "зебры" сейчас встречаются так же часто, как обычные "лошади", если не чаще. Старые ветеринары утверждают, что некоторые болезни просто не существовали у животных до последних десятилетий. Когда я учился, случаев гипертиреоза (повышение продукции гормонов щитовидной железы) у животных практически не отмечалось, хотя в настоящее время это заболевание встречается не только у кошек, но и у собак (но у кошек чаще). Симптомы этого заболевания настолько характерны и своеобразны, что в этом случае нельзя говорить о неправильной диагностике — гипертиреоз можно распознать даже тогда, когда причина его возникновения совершенно непонятна. Просто в то время данной болезни у животных не существовало. Не связано ли появление этой болезни с вакцинацией?

Чтобы ответить на этот вопрос, рассмотрим еще один случай из моей практики. Сиамскую кошку Шебу впервые привели ко мне на прием, когда ей было девять лет. Через неделю после очередной ревакцинации у Шебы полностью пропал аппетит и развилась сильнейшая тахикардия. Ветеринар заподозрил гипертиреоз, хотя лабораторные показатели оставались в пределах нормы. После осмотра я назначил ей дозу Thuja, после чего восстановилась и нормальный сердечный ритм, и аппетит. После приема гомеопатического лекарства кошка стала выглядеть даже лучше, чем до вакцинации. В данном случае прямая связь вакцинации и заболевания очевидна. Если бы вовремя не была назначена Thuja, то почти наверняка можно утверждать, что у кошки развился бы классический гипертиреоз.

До 60–х годов кошек приносили на прием к ветеринару достаточно редко. Однако с этого времени статус кошек как домашних животных резко повысился, что привело к увеличению числа особей, которым оказывались различные виды ветеринарной помощи, включая и вакцинацию. До середины 80–х годов кошкам практически не проводилась антирабическая вакцинация. По моему мнению, именно массированная вакцинация является причиной возникновения у этих животных гипертиреоза и многих других патологических состояний, столь частых в настоящее время.

Среди новых для животных болезней, число которых год от года увеличивается, особого упоминания заслуживают гипотиреоз у собак, иммунодефицитные заболевания у кошек вирусной этиологии (вирусная лейкемия кошек, вирусный иммунодефицит), инфекционный перитонит у кошек, хронический гепатит (в основном у собак), почечная недостаточность, заболевания мочевыводящих путей у кошек, болезнь воспаленного кишечника и аутоиммунные заболевания крови. Среди домашних животных буквально свирепствует аллергия; связь между вакцинацией и возникновением аллергии прослеживается и у людей23. Стремительно растет число нарушений иммунной системы у домашних животных. Год от года возрастают продажи стероидных препаратов, которые используются для подавления симптомов аллергии. Мы на самом деле променяли острые болезни на коварные и истощающие организм хронические заболевания.

Скорее всего мы не ликвидировали острые болезни как таковые, мы просто изменили форму их проявления и модифицировали их в болезни хронические. До внедрения в практику метода вакцинации некоторые острые заболевания, несомненно, создавали реальную угрозу для жизни животных, однако после достижения половой зрелости животные, которые переболели острыми болезнями, жили долгой и относительно свободной от болезней жизнью. Сегодня вакцинация помогает животным преодолеть все опасности раннего возраста, однако в дальнейшем жизнь большинства из них заполняется многочисленными и разнообразными страданиями. Вакцинация не предупреждает острые болезни, а лишь трансформирует их в другую, более опасную и коварную форму. Разве это выход? Что же остается на долю наших питомцев — жить полной жизнью и процветать, или просто существовать?

Безусловно, ряд других факторов, помимо вакцинации, способствует резкому увеличению случаев хронических заболеваний у домашних животных. Исследования тюленей показали, что потребление рыбы, зараженной пестицидами, вызывает у них развитие иммунодефицитного состояния. Следствием этого явилась вспышка в 1992 г. собачьей чумы у тюленей, которая привела к гибели множества особей в Северной Атлантике24. Подобные состояния отмечаются даже у растений; например, инфестация жучками-короедами популяции сосны и поражение ржой популяции американского каштана. Многолетнее загрязнение атмосферы и кислотные дожди губительным образом сказались на росте и развитии этих растений, что в итоге привело к повышению их восприимчивости к целому ряду заболеваний. Пестициды в настоящее время обнаруживаются повсюду, даже в пище людей. Кстати, тюленей, как выяснилось, кормили рыбой, предназначенной для продажи людям.

Качество питания огромного количества домашних животных в настоящее время может вызвать лишь чувство глубокого сожаления. Тысячи собак и кошек мешками поедают сухой корм, состоящий из ингредиентов сомнительного происхождения, включая испорченное мясо, прогорклые жиры и токсичные консерванты. Такая пища не может не оказать на иммунную систему животных токсического воздействия. Многие виды так называемой готовой пищи для животных содержат консервант этоксиквин (ethoxyquin), применение которого у людей запрещено из-за его канцерогенного действия. Каким же образом то, что признано токсичным для людей, оказывается полезным для наших домашних животных? В состав готовых кормов для животных входят в качестве консервантов также соединения бензола, которые обладают токсическими и канцерогенными свойствами. Все эти соединения особенно токсичны для кошек. Подобное неполноценное питание играет особую роль в ухудшении здоровья наших питомцев.

Очевидно, что наибольшее значение в развитии хронических заболеваний все же имеет вакцинация. Косвенным образом влияние вакцинации можно доказать результатами назначений Thuja, Silicea и других противовакцинозных средств. Наблюдаются также случаи заболеваний, при которых их связь с вакцинацией прослеживается особенно четко (например, как у кошки Шебы). Подобные случаи, прямо или косвенно связанные с вакцинацией, я вижу в своей практической работе каждый день. Я обнаружил любопытное явление — если в целом не отвергать возможности развития заболеваний после вакцинации, то очевидные симптомы этих заболеваний можно найти на каждом шагу. Я не понимаю, почему другие ветеринары не хотят замечать эти факты, и это меня очень огорчает.

КАКИМ ОБРАЗОМ ВАКЦИНАЦИЯ МОЖЕТ СТАТЬ ПРИЧИНОЙ ЗАБОЛЕВАНИЯ?

Почему же при вакцинации вероятность развития хронических заболеваний выше, чем при естественно возникающей болезни? Во-первых, следует обратить внимание на тот факт, что естественно возникающие болезни, за исключением бешенства, передаются воздушно-капельным путем. В ответ на проникновение инфекции в организме на начальной стадии заболевания возникает местная ответная реакция, в формировании которой принимают участие как специфические, так и неспецифические факторы местного иммунитета. Проходит несколько часов и даже дней, прежде чем чужеродный агент сможет проникнуть во внутреннюю среду организма. Специфическая местная ответная реакция заключается в выработке антител в области воздействия болезнетворного агента, а неспецифическая местная реакция — в скоплении лейкоцитов и других неспецифических факторов защиты вокруг зоны внедрения чужеродного агента. При инъекционном способе введения вакцин активизации местных факторов иммунитета не происходит, и защитная реакция реализуется только за счет общей иммунной реакции организма.

Во-вторых, при ревакцинации повторно возникает подобная ответная реакция, что в итоге приводит к чрезмерной стимуляции иммунной системы организма. В целом для организма такая сверхактивность иммунной системы не является естественной, так как при повторном воздушно-капельном соприкосновении с болезнетворным агентом местные факторы иммунитета в большинстве случаев полностью предохраняют организм от повторного развития заболевания.

В-третьих, в процессе изготовления вакцин в большинстве случаев происходит разрушение вирусов; таким образом, в организм вводятся не вирусы как таковые, а фрагменты их ДНК и РНК. В ответ на проникновение фрагментов нуклеопротеидов, в иммунной системе начинается бурная продукция антител. Нуклеопротеиды относительно тождественны для всех форм жизни, именно поэтому при чрезмерной продукции антител организм в некоторых случаях может утратить способность дифференцировать чужеродные вирусные нуклеопротеиды и свои собственные. Таким образом развиваются аутоиммунные заболевания, т.е. заболевания, при которых разрушаются ткани собственного организма. В настоящее время аутоиммунные заболевания у животных возникают гораздо чаще, чем когда бы то ни было. Нельзя исключить, что одной из причин такого положения дел является именно массированная вакцинация. При естественно возникающих заболеваниях в иммунной системе организма вырабатываются антитела, направленные против поверхностных структур вируса, которые менее подобны тканям собственного организма; соответственно, вероятность возникновения перекрестных реакций значительно уменьшается. Кроме того, при естественных болезнях значительная часть иммунного ответа реализуется за счет местных антител в зоне внедрения чужеродного агента.

Бактерии по сравнению с вирусами имеют намного более сложное строение; при внедрении в организм бактериальных агентов в иммунной системе продуцируются антитела, направленные в основном против антигенов клеточной стенки бактерий, а не против фрагментов нуклеопротеидов. Именно поэтому введение бактериальных вакцин (так называемых бактеринов) гораздо реже приводит к развитию аутоиммунных заболеваний. Чаще всего при повторном введении бактеринов развиваются аллергические или анафилактические реакции. Например, аллергические реакции у собак при введении комбинированной вакцины чаще всего вызываются вакциной против лептоспироза.

Помимо всего прочего, в состав вакцин входят некоторые дополнительные субстанции, например, антибиотики, консерванты и адъюванты (вещества, дополнительно стимулирующие иммунный ответ; обычно адъюванты добавляются к убитым вакцинам). Консерванты и адъюванты содержат ряд токсических и канцерогенных веществ, например алюминий, ртуть и формальдегид. В составе вакцин иногда находятся также чужеродные белковые субстанции; чаще всего это протеины куриных или утиных эмбрионов, которые использовались в качестве питательной среды для роста микроорганизмов. Однако хуже всего, что иногда в составе вакцин обнаруживаются некоторые ферменты и микробные загрязнения. Например, в 1995 г. в газете Washington Post была напечатана статья о том, что в составе вакцины MMR (корь — эпидемический паротит — краснуха) фирмы Merck & Co. был обнаружен фермент реверсивная транскриптаза. Этот фермент продуцируется ретровирусами FeLV, FIV и HIV и обладает способностью нарушать генетический код клеток, вызывая такие тяжелые заболевания, как лейкемия и другие виды злокачественных новообразований. Подобная статья была также напечатана в газете Seattle Times от 19 февраля 1999 г.; в этой статье приводились данные о связи некоторых типов злокачественных опухолей с вакцинацией против полиомиелита. Причиной возникновения опухолей авторы считали загрязнение вакцины против полиомиелита вирусом SV-40, который был обнаружен в составе вакцин, произведенных до 1963 г. Последствия подобного рода вакцинаций могут проявиться спустя много лет, что делает выявление истинной причины заболевания крайне трудной, даже невозможной задачей.

Практика ежегодной ревакцинации способствует значительному увеличению числа хронических заболеваний у домашних животных, при этом случаи вакциноза у домашних питомцев наблюдаются значительно чаще, чем у человека. Последствия вакцинаций оказывают очевидное губительное воздействие на состояние здоровья наших домашних животных. Данные, полученные при изучении вакциноза у животных, можно было бы в дальнейшем использовать при изучении вакциноза у людей, однако я не советовал бы этого делать — уж очень мрачную картину мы могли бы получить.

ВАКЦИНАЦИЯ И ЕЕ ВЛИЯНИЕ НА ГОЛОВНОЙ МОЗГ

В книге Харриса Култера "Vaccination, Social Violence and Criminality" (см. "Дополнение") рассматривается теория о том, что вакцинация может быть причиной изменения психологии и поведения человека. По моему мнению, следует обратить внимание на описание постэнцефалитного синдрома, данное доктором Култером; проявлениями этого синдрома можно объяснить многие изменения поведения животных, которые так часто наблюдаются в настоящее время — агрессивность, приступы ярости, чрезвычайное беспокойство, неспособность общаться с другими животными, страхи, частое желание одиночества и гиперсексуальность (признаками гиперсексуального поведения животных являются нимфомания, сатириазис и мастурбация. В настоящее время эти признаки иногда отмечаются даже у кастрированных особей).

У животных также наблюдаются многочисленные физические изменения, причиной развития которых, по мнению Х. Култера, является вакцинация — например, астматический синдром, судорожные приступы, развитие параличей и парезов, аллергические реакции, изменения аппетита и многочисленные нарушения развития.

В качестве иллюстрации теории доктора Култера мне хотелось бы привести один пример из моей практики. Коккер-спаниелю Долли было девять лет, когда меня попросили ее проконсультировать. У нее отмечались достаточно выраженные психоневрологические нарушения в виде судорожных приступов, ослабления интеллекта и трудностей общения с членами семьи, где она жила много лет. Кроме того, у Долли возникли нарушения ориентации в пространстве — например, если она случайно оказывалась в углу или между столом и стеной, то ей стоило огромного труда выбраться оттуда на свободное место. У Долли также отмечались явления одностороннего пареза лицевого нерва, из-за которого она с трудом могла есть и пить из своей миски. Этот факт представляет собой особый интерес, так как, по мнению Х. Култера, поражение черепно-мозговых нервов является одним из признаков постэнцефалитного синдрома.

Ключевым симптомом, который навел меня на мысль о тесной связи заболевания Долли с вакцинацией, была выраженная гиперактивность собаки после проведения прививки. Нарушения поведения у Долли после вакцинации были настолько выраженные, что как-то раз во время эпизода повышенной двигательной активности она даже спрыгнула с высоты 2,5 м. Другим симптомом, который указывал на связь поражения нервной системы и вакцинации, были характерные для собачьей чумы трещины и участки уплотнения ткани в области носа и на подушечках лап.

К счастью, назначение гомеопатических средств привело к значительному и явному улучшению состояния Долли. Вначале я назначил ей Helleborus, однако улучшение состояния было минимальным. Затем, после единственной дозы Nux moschata в высокой потенции, ее состояние настолько явно и быстро улучшилось, что создалось впечатление, будто Долли вновь пришла в себя после многолетней комы.

КАК ПРИМЕНИТЬ ПОЛУЧЕННУЮ ИНФОРМАЦИЮ НА ПРАКТИКЕ?

Я понимаю, что все изложенное выше изобилует деталями, в которых весьма сложно разобраться, однако мне хотелось представить достаточно большой объем информации по такому сложнейшему вопросу, как вакцинация. Специальные рекомендации по проведению этой процедуры (последний раздел главы) предназначены только для тех, у кого еще не сформировалось определенное мнение относительно воздействия вакцинации на организм животных. В целом вакцинация более рискованна, чем ее отсутствие — это верно для большинства животных и в большинстве ситуаций. В этом разделе вкратце приводятся основные положения вакцинации, которые помогут вам сформировать более четко свое отношение к этому методу.

Во-первых, практически все прививки после года жизни животных можно отменить — в проведении ежегодной ревакцинации просто нет необходимости. Исключение составляет ежегодная ревакцинация против бешенства, которая требуется по закону, однако с медицинской точки зрения это совершенно необоснованное мероприятие (см. далее). Нам необходимо работать над тем, чтобы наши законы опирались на научные факты, а не на эмоции и фантастические идеи, столь распространенные в настоящее время в обществе. Ревакцинация после первого года жизни животных значительно увеличивает вероятность возникновения хронических заболеваний; при отмене же ежегодной бустерной ревакцинации вероятность побочных эффектов иммунизации снижается без всякого дополнительного риска для здоровья пациента. К году жизни у животных иммунитет против острых заболеваний уже сформирован, хотя, конечно, остается риск развития некоторых хронических заболеваний вследствие первичной иммунизации. Далее в этом разделе мы рассмотрим длительность иммунитета при различных острых заболеваниях.

Во-вторых, все вакцины следует применять в виде изолированных, а не комбинированных антигенов (антигеном называется субстанция, которая при введении в организм вызывает ответную реакцию иммунной системы. В данном случае антигенами являются бактерии и вирусы, из которых готовятся вакцины). Это означает, что необходимо избегать введения поливалентных (комбинированных) вакцин, которые так распространены в настоящее время. В естественных условиях организм одномоментно поражается, как правило, только одним острым заболеванием, поэтому реакция иммунной системы в виде продукции одного типа антител в ответ на введение одного антигена является более естественной. При продукции одновременно нескольких типов антител против комплекса антигенов вероятность развития побочных реакций значительно увеличивается. Следовательно, более рациональным следует признать чередование введения моновалентных вакцин с минимумом ревакцинаций, а не одномоментное введение поливалентной вакцины, в составе которой присутствует целая группа антигенов, с ревакцинацией через три-четыре недели (см. далее).

В-третьих, необходимо проводить иммунизацию только в тех случаях, когда острое заболевание у домашних животных соответствует всем следующим критериям:

1. Тяжелое течение острого заболевания, в некоторых случаях с непосредственной угрозой для жизни животных.

2. Животные или находились в контакте, или неизбежно будут контактировать с больными животными.

3. Имеются неопровержимые доказательства эффективности применения вакцины против данного заболевания.

4. Вакцина против данного заболевания безопасна.

Рассмотрим критерии вакцинации при некоторых распространенных заболеваниях домашних животных, например, критерии вакцинации кошек при вирусной кошачьей лейкемии (FeLV). Заболевание передается при непосредственном контакте кошек; таким образом, у всех кошек, которые живут дома и практически не выходят на улицу, вероятность заражения минимальна (критерий № 2). По моему мнению, в этих случаях иммунизация неоправданна, однако многие ветеринары предлагают проводить вакцинацию и этих особей. На основании моего опыта могу утверждать, что вакцина против этого заболевания малоэффективна и далеко не безопасна; таким образом, вакцинация при данном заболевании также не соответствует и критериям №№ 3 и 4. Следовательно, в большинстве случаев вакцинация против вирусной кошачьей лейкемии является необоснованной.

Вакцинация против инфекционного перитонита у кошек (FIP) является также необоснованной, так как не соответствует критериям №№ 3 и 4 и редко соответствует критерию № 2. Вакцина против этого заболевания неэффективна и часто дает побочные реакции. Мне приходилось неоднократно наблюдать и лечить заболевания, которые развивались у кошек вследствие вакцинации и против вирусной кошачьей лейкемии, и против инфекционного перитонита. Клинические проявления заболеваний вследствие вакцинации полностью соответствовали клинике тех заболеваний, против которых и предпринималась вакцинация.

Вирусная панлейкопения кошек представляет собой чрезвычайно тяжелую болезнь, однако в основном болеют маленькие котята и практически не болеют взрослые особи. Вакцинация принесет пользу только тем кошкам, которые находились в контакте с больными животными.

Заболевания верхних дыхательных путей у кошек (калицивирусные инфекции, вирусный ринотрахеит и хламидиозные инфекции) протекают, как правило, не настолько тяжело, чтобы проводить вакцинацию, за исключением случаев острых заболеваний у маленьких котят. Однако, как правило, котята контактируют с больными животными и заражаются вирусными заболеваниями в том возрасте, когда вакцинация еще не проводится. Таким образом, в большинстве случаев вакцинация против инфекций верхних дыхательных путей у кошек не принесет им особой пользы.

Недавно появилась вакцина против дерматомикоза. У меня нет опыта работы с ней, однако я не уверен в ее эффективности и безопасности. Дерматомикоз обычно является следствием глубокого нарушения функции иммунной системы и предствляет собой хронический, а не острый процесс; таким образом, вакцинация в данном случае не направлена против основной причины болезни. Мне хотелось бы настоятельно рекомендовать вам не применять у домашних животных данную вакцину.

Вирус гепатита у собак (аденовирус-2) встречается крайне редко (критерий № 2). Лептоспироз также представляет собой крайне редкое заболевание (критерий № 2); кроме того, серотип бактерий, которые стали причиной нескольких случаев заболевания, не совпадает с серотипом лептоспир, которые используются при производстве вакцин25. При данном заболевании перекрестного иммунитета между отдельными серотипами бактерий не возникает. Другими словами, лептоспирозный компонент комбинированной вакцины крайне редко предупреждает это заболевание у собак (критерий № 3). Кроме того, у бактериальной вакцины против лептоспироза отмечается масса побочных эффектов (критерий № 4).

Заболевания, причиной которых является коронавирус, не представляют собой угрозы для жизни собак (критерии №№ 1 и 2), скорее угрозу для банковских счетов семей, где эти собаки живут. Так же обстоит дело с вакцинацией против болезни Лайма, за исключением, может быть, всего нескольких эндемичных районов (критерий № 2). На основании собственного практического опыта я могу утверждать, что вакцина против этой болезни часто вызывает появление симптомов, поразительно напоминающих истинную болезнь Лайма (критерий № 3). Специфический трахеобронхит у собак чаще всего протекает нетяжело (критерий № 1); в одном из исследований было доказано, что иммунизация против этой болезни не только малоэффективна, но и нецелесообразна26. Вакцинацию против трахеобронхита у собак следует проводить только в тех случаях, когда действительно существует реальная угроза заражения.

Непосредственную угрозу для жизни собак представляют собой только чума и парвовирусная инфекция, однако большинство животных редко контактируют с больными особями. Собаки старше одного года редко заражаются парвовирусной инфекцией, и даже собаки в возрасте 8-12 месяцев достаточно легко переносят это заболевание.

У кошек, живущих дома, и у большинства собак, ограниченных в свободном передвижении, очень мала вероятность встретиться с вирусом бешенства; таким образом, антирабическая вакцинация обусловлена скорее законодательством, а не медицинскими показаниями. Однако риск заражения все же есть, в основном у собак и кошек с неограниченной свободой передвижения, у животных в сельской местности и у бродячих животных. При однократной вакцинации в подавляющем большинстве случаев развивается стойкий пожизненный иммунитет. При ежегодной ревакцинации против бешенства велика вероятность развития хронического заболевания (см. раздел "Агрессивность и рабический миазм" в гл. 13 "Нервная система").

В-четвертых, вакцинацию никогда не следует проводить у животных с признаками каких-либо заболеваний. По непонятной причине эта практика чрезвычайно распространена в ветеринарии, хотя производители вакцин и фактически все ветеринары-иммунологи в категоричной форме высказываются против этого. По моему мнению, введение любых вакцин животным с хроническими или любыми другими заболеваниями просто преступная небрежность.

Наиболее смелым решением является полный отказ от вакцинации (кроме положенной по закону вакцинации против бешенства) с осознанием риска заражения некоторыми острыми болезнями, которое возможно у невакцинированных животных, и принятием этого риска. Такое решение может возникнуть из-за опасения, что ущерб здоровью ваших питомцев нанесет даже единственная доза вакцины. Риск заражения у невакцинированных животных можно значительно снизить путем всемерного укрепления иммунной системы за счет полноценной пищи домашнего приготовления и кормления сырым мясом, а также за счет некоторого ограничения общения с другими животными щенков и котят до шестимесячного возраста. В дальнейшем в своей взрослой жизни невакцинированные животные будут значительно меньше страдать от аллергии и других хронических заболеваний, столь распространенных в настоящее время.

В большинстве случаев я не считаю вакцинацию необходимой и оправданной. Моя позиция в данном вопросе подтверждается многолетним опытом практической работы, изучением литературы и многочисленными наблюдениями. Я убежден, что ветеринарное сообщество в целом злоупотребляет введением вакцин. Однако решение относительно вакцинации своего питомца, естественно, каждый принимает индивидуально. Несмотря на то, что я убежденный противник вакцинации, я призываю вас не бездумно следовать моим рекомендациям, а обдумать все "за" и "против" и принять собственное взвешенное решение на основе фактического материала, а не фантастических и необъяснимых страхов.

В вопросе о вакцинации должна быть свобода выбора. Домашние животные, как и дети, не имеют права голоса, поэтому за них этот выбор должны сделать мы. Однако основой этого выбора должна быть забота о здоровье наших питомцев. Мы не можем отказаться от проведения антирабической вакцинации наших питомцев — это положено по закону. Но мы можем выступать за изменение закона, чтобы частота проведения антирабической вакцинации соответствовала научным данным.

По закону требуется только один вид обязательной вакцинации. Однако особые условия работы некоторых ветеринарных лечебниц и питомников требуют иногда предварительной вакцинации животных против ряда заболеваний, причем в отдельных случаях по экстренным показаниям. Мне неоднократно приходилось слышать об унижениях тех людей, которые подвергают сомнениям вопрос о необходимости вакцинации своих домашних животных. Их часто упрекают как в отсутствии необходимой квалификации для решения такого сложного вопроса, так и в отсутствии желания должным образом заботиться о них. Однако решение о необходимости вакцинации своего питомца каждый должен принимать самостоятельно, без чьего-либо настойчивого вмешательства. Именно мы и морально, и этически отвечаем за здоровье наших домашних животных; следовательно, именно нам следует решать все вопросы, связанные с поддержанием их здоровья, только на научной основе, а не на основе непроверенных данных.

Я не случайно избрал ветеринарию своей специальностью — я всем сердцем чувствовал, насколько животные нуждаются в нашем внимании и постоянной заботе. На основании своего многолетнего опыта работы я убедился, что именно неразумная вакцинация является причиной множества тяжелых болезней и у домашних животных, а, возможно, и у людей. Ежедневно я вижу доказательства своей правоты: у 75% животных (если не больше), которых приводят ко мне на прием, причина хронической болезни прямо или косвенно связана с вакцинацией. Для меня совершенно невыносима мысль об оскорблениях животных — так вот, вакцинация, с моей точки зрения, это тоже оскорбление. Если мы не сможем защитить наше право (и право наших питомцев) самостоятельного выбора метода лечения, то мы рискуем потерять и это право, и самих питомцев.

В чем же заключается наилучший метод защиты от болезней? Первое и самое основное, о чем всегда надо помнить — любую болезнь действительно легче предупредить, чем лечить. Залогом благополучной и долгой жизни домашних животных служит наша постоянная забота об укреплении их физического и психического здоровья, а не забота о количестве проведенных ревакцинаций. Основные факторы укрепления здоровья — это полноценное питание и соответствующий образ жизни. Значение полноценного питания для кошек и собак совершенно такое же, как и для человека. Поедание нашими питомцами мешков с сухим кормом — плохая замена настоящему мясу и другим натуральным продуктам. Основой полноценного питания хищников является сырое мясо с небольшим количеством вареных злаков (каши из различных круп) и овощей. Если возможно, то следует использовать экологически чистые продукты. Основой психического здоровья домашних животных являются длительные прогулки и игры на свежем воздухе, а также обязательные физические нагрузки. Кроме того, следует максимально оградить маленьких щенков и котят от воздействия стрессовых факторов, в том числе и за счет ограничения их общения с незнакомыми животными как потенциальными источниками острых инфекционных болезней.

Возможно, что рациональнее всего применять вакцины во время эпидемий, а не в качестве "общего" фактора укрепления здоровья, который, в сущности, не имеет никаких преимуществ, если животные не находились в контакте с больными особями. Удивительно, что во время эпидемии и во всех иных ситуациях, когда животные подвергаются реальному риску заражения инфекционными болезнями, не менее эффективным является также применение нозодов и genus epidemicus (см. далее). Правильное применение нозодов обеспечивает адекватную защиту организма животных практически во всех ситуациях, однако ущерб здоровью, свойственный вакцинам, исключается почти полностью.

Нозод представляет собой гомеопатическое средство, которое готовится из продуктов болезни, т.е. выделений больного организма или некоторых других субстанций. В нозодах заключается энергия болезнетворного начала. Genus epidemicus представляет собой гомеопатическое лекарство, симптомы которого соответствуют симптомам у большинства заболевших во время данной эпидемии особей; таким образом, это гомеопатическое средство можно использовать для предупреждения заболевания. Такие гомеопатические препараты достаточно успешно применялись во время эпидемии холеры и желтой лихорадки.

Мне приходилось наблюдать ярко выраженное защитное действие нозодов у животных при их контакте с больными особями, а также при воздействии стрессовых факторов. Эти исследования проводилось не по классической методике сравнения результатов с контрольной группой, но никаких сомнений в эффективности назначения нозодов не было. На основании экспериментальных данных, а также исторических свидетельств применения нозодов можно предположить, что наиболее эффективным методом является их назначение во время контакта животных с инфицированными особями или же сразу после этого. Доказательств длительного защитного действия нозодов, как мне кажется, пока собрано недостаточно. Однако болезни, при которых целесообразно применение нозодов, представляют собой реальную угрозу только для животных препубертатного периода. Единственным условием для проведения нозодотерапии является отсутствие у животных вакцинации (как при кори у людей — см. выше). Для предупреждения острых заболеваний целесообразным является прерывистое применение нозодов вплоть до пубертатного периода животных. Однако на основании моего практического опыта я могу сказать, что чрезмерное увлечение нозодами также может спровоцировать развитие заболеваний — как и во всех делах, здесь необходим разумный и взвешенный подход.

Во всех случаях, когда возникает вопрос о нозодотерапии, хотелось бы порекомендовать вам посоветоваться с ветеринаром-гомеопатом. Нозоды можно приобрести только по рецепту профессионального гомеопата. Обычно я рекомендую применять соответствующие нозоды в потенции 30С 1–2 раза в неделю до шести-восьмимесячного возраста животных. В возрасте 6–8 месяцев нозодотерапию уже можно отменить. Некоторые гомеопаты рекомендуют применять их в течение всей жизни животных с интервалом 4–6 месяцев, однако, по моему мнению, это излишне. Мне приходилось наблюдать, что при такой методике нозодотерапия может вызвать серьезные осложнения, особенно при использовании высоких потенций (200С и выше). У большинства животных к началу пубертатного периода уже формируется соответствующая иммунная защита, поэтому необходимости в дальнейшем применении нозодов не возникает.

КАКИЕ ВАКЦИНЫ СЛЕДУЕТ ПРИМЕНИТЬ, ЕСЛИ ВЫ ВСЕ ЖЕ РЕШИТЕСЬ ПРОВЕСТИ ВАКЦИНАЦИЮ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ?

Если вы все же считаете вакцинацию своего питомца необходимой, то прежде чем вы примете окончательное решение, я бы все-таки порекомендовал вам прочесть полностью данную главу.

Информация, приведенная в этом разделе, предназначена только для тех, кто не изменил своего решения проводить вакцинацию у щенков или котят. В целом я не являюсь сторонником вакцинации; возможно, что информация данного раздела поможет вам в какой-то степени ограничить количество прививок у ваших питомцев. Основными заболеваниями, для предупреждения которых вакцинация хоть в какой-то степени обоснованна, являются чума и парвовирусная инфекция у собак, вирусная панлейкопения у кошек (кошачья чума) и, естественно, бешенство у обоих видов.

В целом применение убитых вакцин, не содержащих в своем составе инфекционных агентов, является более безопасным и реже вызывает отдаленные последствия. Однако, по мнению д-ра Рона Шульца, целесообразнее применять модифицированные живые вакцины, так как введение одной дозы такой вакцины вызывает настолько эффективную иммунную реакцию, что в дальнейшем ревакцинация просто не требуется. В основном это касается вакцинации против чумы и парвовирусной инфекции у собак. Однако эффективность "убитых" вакцин против бешенства и панлейкопении у кошек точно такая же, как и эффективность модифицированных живых вакцин. По мнению д-ра Шульца, при применении модифицированной живой вакцины у 95% вакцинированных животных данного возраста создается стойкий иммунитет. Д-р Шульц предлагает следующий график вакцинаций:

1. Модифицированная живая вакцина против чумы у собак — в возрасте 10–12 недель.

2. Модифицированная живая вакцина против парвовирусной инфекции у собак — в возрасте 12–14 недель.

3. "Убитая" или модифицированная живая вакцина против вирусной панлейкопении кошек — в возрасте 10–12 недель.

Таким образом, если щенку в возрасте 10–12 недель вы введете одну дозу модифицированной живой вакцины против чумы, а через 2 недели одну дозу модифицированной живой вакцины против парвовирусной инфекции, то с вероятностью до 95% у него разовьется стойкий пожизненный иммунитет против этих заболеваний. Подобным же образом одна доза вакцины против вирусной кошачьей панлейкопении предупредит это заболевание в течение всей жизни у 95% вакцинированных кошек. 1–2 дозы антирабической вакцины также дает стойкий пожизненный иммунитет у 95% вакцинированных животных, однако закон настаивает на ежегодной ревакцинации. У кошек вакцинацию против панлейкопении я рекомендую проводить только в тех случаях, когда полностью исключается возможность инфекционных заболеваний, которые вызываются калицивирусом или вирусом кошачьего ринотрахеита. Обычно у кошек я рекомендую интраназальное введение вакцины, которое имитирует естественное воздействие вируса; в некоторых случаях, однако, интраназальное введение вакцины может вызвать легкую форму заболевания. Интраназальную ринокалицивирусную вакцину следует вводить отдельно от вакцины против панлейкопении. Я бы не рекомендовал вам вводить кошкам вакцину против вирусной лейкемии, инфекционного перитонита, хламидиозной инфекции и дерматомикоза. Если когда-либо будет изготовлена вакцина против вируса иммунодефицита у кошек, я также буду возражать против ее применения.

У собак я бы порекомендовал проводить вакцинацию только против чумы и парвовирусной инфекции, но ни в коем случае не одномоментно. Если у вашей собаки есть реальный риск заболевания специфическим трахеобронхитом, то я бы порекомендовал вам ввести вакцину bordetella-parainfluenza, однако часто эта вакцина вызывает легкую форму заболевания. Я рекомендую проводить вакцинацию против специфического трахеобронхита не у всех собак, а только у тех, у кого есть реальная возможность заражения. Ни при каких обстоятельствах я не рекомендую вам проводить вакцинацию собак против коронавирусной инфекции, болезни Лайма и лептоспироза. Если у собаки есть реальная угроза заражения гепатитом, то в некоторых случаях проведение специфической вакцинации против гепатита является целесообразным. Совсем недавно я прочел о вакцине против Giardia и у меня создалось впечатление, что для большинства животных введение этой вакцины будет бесполезным. Кроме того, я подозреваю, что эта вакцина может вызвать серьезные нарушения в организме, поэтому я не рекомендую ее применение.

Антирабическая вакцинация, несмотря на значительную вероятность тяжелых последствий, должна проводиться в соответствии с законом как у кошек, так и у собак.

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Niels Pedersen et al., "Evaluation of a commercial feline leukemia virus vaccine for immunogenicity and efficacy," Feline Practice 15 (1985): 7-20.
  2. R. Sharpee et al., "Feline leukemia vaccine: evaluation of safety and efficacy against persistent viremia and tumor development," Camp Cont Educ Pract Vet 8 (1986): 267-268.
  3. Alfred Legendre et al., "Efficacy of a feline leukemia virus vaccine in a natural exposure challenge," J Vet Internal Med 4 (1990): 92-98.
  4. Roy Pollock and Janet Scarlett, "Randomized blind trial of a commercial FeLV vaccine," J Am Vet Med Assoc 196 (1990): 611-616.
  5. Janet Scarlett and Roy Pollock, "Year two of follow-up evaluation of a commercial feline leukemia virus vaccine," J Am Vet Med Assoc 199 (1991): 1431-1432.
  6. Tom Phillips and Ron Schukz, "Canine and Feline Vaccines," in Current Veterinary Therapy XI, ed. R. Kirk and J. Bonagura (Philadelphia: Saunders, 1992), 205.
  7. Ron Schultz, "Theory and Practice of Immunization" (paper presented at the annual meeting of the American Holistic Veterinary Medical Association, Snowmass, CO, September 1995), 92-104.
  8. Neil Miller, Vaccines: Are They Really Safe and Effective? (Santa Fe, NM: New Atlantean Press, 1994).
  9. Schultz, "Theory and Practice of Immunization", 92-104.
  10. Christopher Day, "Isopathic prevention of Kennel Cough — Is Vaccination Justified?," International Journal of Veterinary Homeopathy 2, no. 2 (1987).
  11. Proceso Ortega, Notes on the Miasms (New Delhi: National Homeopathic Pharmacy, 1980), 46.
  12. Viera Scheibner, Vaccination: The Medical Assault on the Immune System (Maryborough, Victoria, Australia: Australian Print Group, 1993).
  13. N. Miller, Vaccines. Are They Really Safe and Effective?, 36.
  14. Scheibner, Vaccination: The Medical Assault on the Immune System, 49.
  15. J. Cherry et. al., "Report of the task force on pertussis and pertussis immunisation," Pediatrics Supplement (1988), 939-984.
  16. Viera Scheibner, Dangers and Ineffectiveness of Vaccinations, videocassette, 1995.
  17. Compton Burnett, Vaccinosis and Its Cure By Thuja (New Delhi: B. Jain, 1990), 16-17.
  18. Samuel Hahnemann, Organon of Medicine, 6th edition, ed. J. Kunzli et al. (London: Victor Gollanz, 1992), 33.
  19. Clarence Fraser, ed. The Merck Veterinary Manual (Rahway, New Jersey: Merck & Co., be, 1986).
  20. Dee Blanco, Personal communication.
  21. Don Hamilton, Personal observation.
  22. Arthur Young, Personal communication.
  23. Scheibner, Vaccination: The Medical Assault on the Immune System, 21
  24. Laurie Garrett, The Coming Plague (New York: Farrar, Straus and Giroux, 1994), 558-560.
  25. Schultz, "Theory and Practice of Immunization", 92-104.
  26. Christopher Day, "Isopathic prevention of Kennel Cough — Is Vaccination Justified?" International Journal of Veterinary Homeopathy 2, no. 2 (1987).