Проф. д-р Бойд Э. Хейли (США)

Бойд Хейли

Токсичность ртути: генетическая предрасположенность и синергические эффекты

Medical Veritas 2005; 2:535–542

Перевод Натальи Кузнецовой (Новосибирск)
Бойд Хейли — профессор, зав. кафедрой химии Университета Кентукки behaley@uky.edu

С любезного разрешения гл. редактора журнала д-ра Гарри Голдмена и проф. Б. Хейли

Оригинал можно скачать здесь

Краткий обзор

Токсичность ртути и интоксикация (отравление) — реальность, с которой приходится сталкиваться каждому американцу. И Управление по охране окружающей среды (EPA), и Национальная Академия наук (NAS) заявляют, что от 8 до 10% американских женщин имеют такой уровень ртути, который приведет к возникновению неврологических расстройств у любого рожденного ими ребенка. Согласно Центру контролю заболеваний (CDC), каждый шестой ребенок в США имеет нарушения в развитии неврологического характера. Однако наши дантисты и медики по-прежнему продолжают подвергать всех своих пациентов воздействию ртути. В этой статье обсуждаются несомненные источники ртути, контакт с которыми легко предотвратить. Статья также указывает на необходимость оценки генетической предрасположенности и воздействия других факторов, в совокупности усиливающих отравляющее воздействие ртути и этилртути, и на то, что наличие таких факторов препятствует правильному определению "безопасного уровня" ртути для всех. Мы считаем, что источники ртути, попадающей в организм, находятся в пломбах и лекарственных препаратах, в основном в вакцинах, которые на сегодняшний день являются источниками не только ненужного, но также по все более растущему убеждению и весьма опасного для многих, кто ему подвергается, отравления.

© Copyright 2005, Pearblossom Private School, Inc. — Publishing Division

1. Введение

Токсичность ртути и интоксикация (отравление) — реальность, с которой приходится сталкиваться каждому американцу. В этой статье обсуждается отравление ртутью, а также некоторые встречающиеся в повседневной жизни факторы, увеличивающие чувствительность к ее отравляющему воздействию. Рассматриваемые источники интоксикации — используемые в стоматологии пломбы, а также ртуть, содержащаяся в медицинских препаратах, в основном в вакцинах, которые на сегодняшний день являются источниками не только ненужного, но также по все более растущему убеждению и весьма опасного для многих, кто ему подвергается, отравления.

2. Ртуть в лечении зубов

Начнем с обсуждения использования ртути в зубных амальгамах. На рис. 1 изображен фрагмент фильма, показывающий выделение ртутных паров из амальгамы, возраст которой 50 лет. Она по-прежнему выделяет ртуть, будучи нагретой до температуры горячего кофе. Цель этого рисунка — наглядно показать, что ртуть действительно выделяется из зубных амальгам. В обзоре ВОЗ, посвященному ртути, были приведены данные о том, что 80% вдыхаемых паров ртути остается в человеческом организме. Именно поэтому зубные амальгамы являются главным фактором отягощения организма ртутью. Визуализация испускания паров ртути зубными амальгамами является неопровержимым доказательством того, что представители Американской стоматологической ассоциации (ADA) бессовестно кривят душой, заявляя, что никакой опасности выделения ртути из зубных амальгам не существует.

Испускание паров ртути из зубной амальгаммы
Рис. 1. Визуализация испускания паров ртути из зубной амальгамы. Пломбе 50 лет. Зуб был удален 15 лет назад (www.uninformedcosent.com).

Ртуть в волосах
Рис. 2. Ртуть в волосах аутистов при рождении в сравнении с контрольной группой
(данные из A. Holmes, M. Blaxill and B. Haley, Int. J. Toxicology v.22, p. 1-9, 2003).

Данные на рис. 2 свидетельствуют о том, что у нормальных новорожденных детей уровень содержания ртути в волосах коррелирует с количеством амальгамных пломб у их матерей, в то время как у всех детей-аутистов обнаружено очень низкое содержание ртути в волосах, вне зависимости от того, сколько амальгамных пломб было у их матерей. Эти данные дают серьезный повод утверждать, что дети-аутисты представляют собой группу людей, неспособную эффективно выводить ртуть из своих клеток.

Пары ртути, попадая в организм человека, лишь очень короткое время находятся в крови. Пары ртути (Hg0) — это гидрофобная субстанция, которая довольно быстро проникает через клеточные мембраны в клетки, где определенные ферменты, такие как каталаза, быстро преобразуют ее в Hg2+ — реактивную и токсичную форму ртути, называемую неорганической ртутью. Организму практически невозможно вывести ни большую часть Hg0, ни Hg2+ в их первоначальной форме. Чтобы Hg2+ была выведена из организма, она должна быть вначале поглощена клеткой, в которой может образовывать комплекс с глутатионом. Именно ртуть-глутатионовый комплекс в первую очередь выделяется из клеток в кровь, и в дальнейшем очищается транспортной системой желчных протоков печени. Таким образом, в результате воздействия ртути на организм, повышается, в основном, уровень ртуть-глутатионового комплекса, который можно измерить в крови, моче, кале и волосах. Это уже не исходная Hg0, которая "предпочитает" распределяться по более гидрофобным клеткам организма.

Таким образом, отсутствие ртути в волосах новорожденных аутистов предполагает наличие четкой связи с тем, что они не могут эффективно выводить ртуть из организма, вероятнее всего, из-за отсутствия способности эффективно связывать Hg2+ с глутатионом. Исследование д-ра Джилл Джеймс из Университета Арканзаса частично объясняет этот феномен, демонстрируя у аутистов низкий уровень внутриклеточного глутатиона, который используется организмом в нормальном процессе экскреции [1].

Рис. 3 демонстрирует, что при сопоставлении уровня ртути, получаемой из рыбы, вакцин и амальгам, в волосах новорожденных, мы видим, что нормальные дети имеют прогнозируемый уровень содержания ртути в волосах, в то время как у детей-аутистов не наблюдается сколько-нибудь его значительного увеличения. Анализ данных, полученных от рожениц с количеством зубных амальгам от 8 до 15, показал, что соотношение уровня ртути в волосах нормальных детей и детей-аутистов составляло 12:1. Не может быть никаких сомнений, что в данной группе детей аутисты не выводят ртуть из организма таким же образом, как это делают нормальные дети.

Итак, как и ожидалось, именно зубные амальгамы главным образом ответственны за отягощение организма ртутью, а вовсе не рыба в рационе матери. Рассматривая источники, вносящие свою лепту в отягощение организма ртутью, необходимо учитывать реактивный потенциал ртути. Ртуть в рыбе уже прореагировала с протеинами или другими защитными молекулами или атомами в рыбе (например, глутатион, селен и др.), именно поэтому рыба не умирает от ртутного отравления. Эта связанная ртуть или метилртуть не так токсична, как равноценное количество чистого эквивалента. Таким образом, в то время как из бутерброда с тунцом или из амальгамы с вакциной могут быть получены одинаковые дозы ртути, ртуть из зубной амальгамы или вакцины обладает гораздо бльшим токсическим потенциалом.

Рис. 4 подтверждает, что, как и ожидалось, уровень ртути в волосах нормальных новорожденных детей в большей степени определяется числом зубных амальгам у матери, чем каким-либо другим источником, таким как, например, рыба в рационе матери, в то время как дети-аутисты, рожденные матерями с количеством зубных амальгам более 10, по-прежнему не обнаруживают значительного количества ртути в волосах при рождении. Это подтверждает, что дети-аутисты биохимически не справляются с ртутью, так как это делают нормальные дети. Наиболее вероятное объяснение этому — они плохо выводят ртуть из организма. Работы доктора Джеффа Брэдстрита [2] и других показали, что у аутистов гораздо более высокое содержание ртути в организме, нежели у нормальных детей. Это подтверждает гипотезу, что аутисты действительно плохо справляются с выведением ртути из организма, удерживая ее, и поэтому подвержены более серьезному воздействию малых доз ртути.

Сравнение прогнозируемого уровня ртути в волосах новорожденных с действительным
Рис. 3. Сравнение прогнозируемого уровня ртути в волосах новорожденных с действительным
(данные из A. Holmes, M. Blaxill, and B. Haley, Int J Toxicology, v22, p. 1–9, 2003)
Уровень Hg в волосах = (5.60) + 0,04 (объем амальгамы) + 1,15 (потребление рыбы) + 0,03 (вакцины) [ R 2 = 0,79]

Отношение уровня ртути в волосах новорожденных аутистов и контрольных групп детей к количеству зубных амальгам у матерей
Рис. 4. Отношение уровня ртути в волосах новорожденных аутистов и контрольных групп детей к количеству зубных амальгам у матерей
(данные из A. Holmes, M. Blaxill, and B. Haley, Int J Toxicology, v22, p. 1–9, 2003)

Ртуть в волосах у новорожденных в отношении к степени аутизма
Рис. 5. Ртуть в волосах у новорожденных в отношении к степени аутизма
(данные из A. Holmes, M. Blaxill and B. Haley, Int J Toxicology, v22, p. 1–9, 2003)

Основной вывод, полученный из этих данных — чем меньше в волосах ртути, тем более вероятна тяжелая степень аутизма. Это соответствует следующей гипотезе: чем меньше возможность выделения ртути, тем больше ртути удерживается клетками организма и тем более токсично ее воздействие на младенца (рис. 5).

Другое наблюдение основано на сравнении мальчиков и девочек. Заметьте, что во всех категориях по степени тяжести аутизма женский пол в основном находится ниже средней отметки, а в самой тяжелой категории присутствует только одна женщина (рис. 5). Это означает, что для того, чтобы стать аутистом определенной степени тяжести, женщине нужно обладать гораздо худшей способностью выводить ртуть из организма, чем мужчинам-аутистам. Требуется удержание большего количества ртути, чтобы сделать женщину аутистом, по сравнению с таковым у мужчины. Мы предполагаем, что соотношение мужчин-аутистов и женщин-аутистов, примерно равное четырем к одному, наводит на мысль о причинном элементе в аутизме. Мы также думаем, что различное влияние эстрогена и тестостерона на токсичность ртути для нейронов может объяснить повышенную чувствительность мужчин к аутизму.

3. Синергические эффекты: тимеросал, гидроксид алюминия и неомицин

В литературе хорошо описан синергический эффект токсичности ртути в присутствии других тяжелых металлов, таких, как кадмий и свинец. Известно также, что некоторые антибиотики значительно усиливают токсичность тимеросала в растворе культуры нейронов глазного нерва, и что антибиотики не дают подопытным животным эффективно выводить ртуть из организма. Самая большая известная разница между мужскими и женскими особями состоит в гормонах. Поэтому мы изучили возможное участие катиона алюминия, присутствующего в вакцинах, антибиотиков (неомицин), женского и мужского гормонов (эстроген и тестостерон) в токсическом влиянии 50 нмоль тимеросала на нейроны в культуре. Нейроны могут быть культивированы на протяжении 24 часов практически без потерь (рис. 6). 50 нмоль тимеросала (черный кружок), вызовут гибель примерно 70% нейронов в течение 24 часов. Синергические эффекты алюминия, неомицина и тестостерона показаны на рис. 6 и описаны ниже.

Алюминий. Отдельно взятый гидроксид алюминия (черный треугольник) в концентрации 500 нмоль, не вызывал сколько-нибудь значительной гибели клеток в течение шести часов и проявил лишь небольшую токсичность только после 24-часового периода. Тимеросал в концентрации 50 нМ лишь ненамного увеличил гибель нейронов по достижении шестичасовой отметки. Однако в присутствии 50 нмоль тимеросала и 500 нмоль гидроксида алюминия (белый треугольник), гибель нейронов возрастает примерно до 60% — поразительное увеличение, ясно указывающее на синергический эффект других металлов, на токсичность ртути как таковой и, безусловно, на токсичность тимеросала.

Неомицин. Отдельно взятый неомицин (черный квадрат), в концентрации 1,75 мкг не вызывает значительного увеличения гибели нейронов после двенадцатичасового воздействия. В присутствии тимеросала в концентрации 50 нмоль (белый квадрат), количество погибших нейронов увеличивается от 40% до приблизительно 60%, т.е. гибель нейронов увеличивается на 20%.

Синергическая токсичность
Рис. 6. Синергическая токсичность (в сотрудничестве с д-ром Марком Ловеллем)

4. Действие гормонов: тестостерон и эстрогены

Тестостерон и эстрогеноподобные вещества дают совершенно различные результаты. Мы обнаружили, что женские гормоны сами по себе не токсичны для нейронов и, кроме того, защищают их от токсичности тимеросала. Действительно, в высокой концентрации они в состоянии полностью защитить нейроны от гибели в течение 24 часов в данной тестовой системе (данные не представлены на графике). Однако, тестостерон, который обнаружил защитные качества в низкой концентрации (0,01—0,1 мкмоль), значительно увеличивает гибель нейронов в высокой концентрации (0,5—1,0 мкмоль). В действительности, 1,0 мкмоль тестостерона, который сам по себе не увеличивал в значительной степени гибель нейронов (красный сплюснутый овал), при добавлении 50 нмоль тимеросала (закрашенные кружки) в течение трех часов послужил причиной 100% гибели нейронов. Тимеросал в концентрации 50 нмоль в тот же момент времени не вызвал какой-либо значительной гибели клеток.

Данные результаты исследования влияния тестостерона, хотя и не окончательные в силу проведения экспериментов с культурой нейронов in vitro, ясно показали, что соотношение мужских и женских гормонов может играть важную роль в риске возникновения аутизма и может объяснить высокое соотношение мальчиков к девочкам (4:1) при аутизме и связанных с аутизмом расстройствах.

5. Тимеросал и неорганическая ртуть: дополнительные эффекты

Несомненно, младенцы подвергаются влиянию ртути из амальгам своих матерей и, сразу после рождения, из вакцин против гепатита В, содержащих тимеросал. Был проведен эксперимент по сравнению комбинированной токсичности тимеросала и неорганической ртути. В культуре нейронов и неорганическая ртуть, и тимеросал были токсичны для клеток в низких наномолярных концентрациях. Неорганическая ртуть в концентрации 25 нмоль вызывала большую гибель нейронов на начальных этапах воздействия, а токсичность тимеросала была выше после 12 часов. Похоже, потребовалось некоторое время, чтобы был высвобожден этилгидроксид ртути, быстро образующийся первичный метаболит тимеросала, поэтому тимеросал не столь токсичен вначале. Тем не менее, как только тимеросал высвобождает этилртуть, он становится чрезвычайно губительным для нейронов (рис. 7).

Для определения комбинированного влияния неорганической ртути и тимеросала, мы объединили их, взяв в концентрациях, в которых они по отдельности вызывали гибель 50% нейронов в течение 24 часов (рис. 7). Наблюдаемые эффекты оказались скорее дополняющими, нежели синергическими. Это дает основание предполагать, что и неорганическая ртуть, и этилгидроксид ртути из тимеросала вызывают гибель нейронов по сходному механизму.

Неорганическая ртуть и тимеросал демонстрируют дополняющую токсичность
Рис. 7. Неорганическая ртуть и тимеросал демонстрируют дополняющую токсичность

6. Отравление неорганической ртутью: акродиния, или болезнь Феера

Веские аргументы против использования данных, полученных из экспериментов в культуре нейронов, сводятся к тому, что организм имеет защитные механизмы против токсического воздействия, препятствующие токсину приблизиться к нейронам и вызвать какие-либо биохимические отклонения. Однако существуют исторические факты, доказывающие, что небольшое воздействие ртути может вызвать тяжелое неврологическое заболевание у младенцев. Известно, что акродиния, или болезнь Феера, с конца 1800-х до начала 1940-х гг. поражала 1 из 500 детей. Практикующий врач заметил, что большинство детей, страдающих этим заболеванием, были из богатых семей, в то время, как среди бедных семей этого края болезнь встречалась намного реже. Он также обратил внимание, что использование зубных порошков, содержащих каломель (хлорид ртути, Hg2Cl2, 84,98% составляет ртуть), тесно связано с заболеванием, и рекомендовал более не использовать эти зубные порошки. Его пациенты выздоровели, о чем он и сообщил. Эти зубные порошки были отозваны с рынка, а болезнь канула в Лету.

Каломель до сих пор используют в детских средствах от пеленочного раздражения кожи и других наносимых на кожу мазях, несмотря на то что применение в таких продуктах соединений органической ртути, например, тимеросала и фенилацетата ртути, было запрещено в 1998 г. Каломель — одна из наименее токсичных форм ртути, но ее использование в зубных порошках вызывало серьезное заболевание у детей. Небезосновательно предположить, что влияние этилртути, содержащейся в исключительно токсичном тимеросале, скорее всего связано с аутизмом и сходными с ним заболеваний.

7. Ртуть из тимеросала в некоторых вакцинах

Наши правительственные учреждения, Управление контроля пищевых продуктов и лекарств (FDA), Центр контроля заболеваний (CDC) и Национальный институт здоровья (NIH) постоянно игнорируют возможную роль ртути как одной из причин возникновения или усиления различных болезней. По моему мнению, они избегают изучения токсичности ртути, находясь под влиянием интересов организаций зубных врачей, которые регулярно используют ртуть в лечении пациентов, и производителей вакцин.

По здравому размышлению, это может показаться довольно смелым заявлением, но давайте обратимся к фактам. В 1999 г. был опубликован доклад в очень уважаемом "Журнале Американской коллегии кардиологии" (Journal of the American College of Cardiology), который зафиксировал, что у индивидов, умерших от идиопатической дилятационной кардиомиопатии (ИДКМ), было обнаружено огромное количество ртути — 178,400 нг/грамм сердечной ткани (табл. 1). Определение ртути не требует незаурядных умственных способностей, и вполне выполнимо, если имеются подходящие инструменты, которыми как раз и располагают многие университеты. Этот уровень был в 22 000 раз выше, чем в остальных органах всего тела и чем в сердечной ткани тех, кто умер от других сердечных болезней (табл. 1). ИДКМ — это довольно известная болезнь, от которой неожиданно умирают молодые спортсмены, и одна из основных причин для пересадки сердца многим взрослым. Однако, располагая такими данными, ни Национальный институт здоровья, ни Управление контроля пищевых продуктов и лекарств не сделали запрос на гранты для изучения возможного влияния ртути или ее источника при ИДКМ. Они по сути дела проигнорировали это так же, как они проигнорировали очевидное выделение паров ртути из амальгамных пломб и повышенный уровень ртути у детей-аутистов.

Табл. 1. Повышенный уровень ртути при идиопатической дилятационной кардиомиопатии (ИДКМ). Откуда берется Hg?

Уровни нг/г
Hg
Sb
Контрольа
8,0
1,5
ИДКМб
178,400
19,260

a Контрольная группа были представлена пациентами с болезнью митрального клапана или ишемической болезнью сердца.
б Молодые спортсмены, умершие от ИДКМ (Frustaci et al., J. of American College of Cardiology, 33(6):1578, 1999).

8. Основные научные исследования токсичности ртути

Было проведено два основных исследования токсичности ртути — оба были связаны с ртутью, получаемой при употреблении в пищу рыбы и мяса китов. По моему мнению, за ними стоял один и тот же источник финансирования, т.к., с одной стороны, невозможно подать в суд на рыбу, но с другой — можно отвлечь внимание от ятрогенного пути проникновения ртути в организм. Исследования проводились на Фарерских и Сейшельских островах; предполагалось, что уровни ртути в крови и волосах отражали уровень воздействия на организм ртути. Я не согласен с этим предположением, поскольку оно игнорирует тот факт, что в охваченную исследованием группу вероятно попали люди, плохо выводящие ртуть из организма, в крови и волосах которых уровень ртути был недостаточным, чтобы судить о степени ее воздействия на их организм, как это было показано для детей-аутистов. В обоих этих исследованиях были непоследовательности, которые указывали на правдивость ошибочных допущений.

В сейшельском исследовании (см. комментарии М. Боумена и К. Нельсона), в котором принимало участие более 700 детей, было установлено, что мальчики с самым высоким уровнем ртути в волосах лучше справлялись с бостонским тестом наименований (Boston Naming Test) и двумя тестами на зрительную моторную координацию. Представитель Американской стоматологической ассоциации использовал эти данные, чтобы заявить, что небольшое воздействие ртути полезно для мозга. Я же считаю, что мальчики с высоким содержанием ртути в волосах просто лучше выводили ртуть из организма, и поэтому он не был отягощен ртутью.

В исследовании на Фарерских островах именно у мальчиков с низким содержанием ртути в крови (плохо выводящих ртуть из организма?) были обнаружены проблемы с артериальным давлением.

Мне кажется, что было бы важно пересмотреть данные, полученные в исследованиях на Фарерских и Сейшельских островах, в свете понимания того, что содержание ртути в крови, моче и волосах не определяют степень ее воздействия. В действительности играет роль не количество, весьма малое по содержанию ртути в употребляемой в пищу рыбе, а отсутствие у детей способности выводить ртуть из своего организма. Вызывает заболевания неспособность к выведению ртути, а не суммарное количество последней.

9. Уровень ртути в волосах и ногтях пациентов, страдающих болезнью Альцгеймера

Я продолжил исследование теории отравляющего воздействия малых доз ртути, которое вызывает проблемы только у тех индивидов, которые не были способны выводить ртуть. Я занялся вопросом о связи ртути и аутизма, поскольку мои ранние исследования показали, что воздействие ртути на мозговую ткань приводит к появлению множества абберантных биохимических факторов, обнаруживаемых при болезни Альцгеймера (БА). Поэтому я провел литературный поиск исследований, касающихся удержания ртути в тканях при БА в сравнении со здоровой контрольной группой. В процессе этого поиска я обнаружил серию работ, которые, похоже, были забыты. Ссылки и цитаты из различных статей приведены в табл. 2.

Табл. 2. Ссылки и цитаты, касающиеся задержки ртути в тканях


  • Ehmann, Markesbery, et al. Neurotoxicology 9(2):197—208. Trace element imbalances in hair and nails of Alzheimer’s diseased patients.
  • Ehman, Markesbery, et al. Biological Trace Element Research, pp. 461—470. G.N. Schrauzer, ed., 1990 by the Humana Press, Inc.
  • "В ногтях пациентов, страдающих БА, содержится меньше ртути по сравнению со здоровыми испытуемыми из контрольной группы".
  • "Содержание ртути в ногтях имеет тенденцию к снижению с увеличением возраста пациента, а также обратно пропорционально тяжести и длительности заболевания".
  • "Данное уменьшение противоположно повышенному уровню ртути, наблюдаемому в мозге больных БА в сравнении со здоровыми испытуемыми того же возраста из контрольной группы".

Похоже, что у больных БА содержание ртути в ногтях ниже, чем у здоровых людей того же возраста из контрольной группы. Кроме того, содержание ртути в ногтях у больных БА падает с увеличением длительности заболевания и его утяжелением. Ткани ногтей и волос очень сходны, и возникает предположение, что у страдающих БА так же ослаблена способность выводить ртуть из организма, как и у аутистов.

Однако аутизм и БА — достаточно различающиеся болезни, и здесь необходимо объяснение. Для начала следует помнить, что пути воздействия ртути при аутизме и БА совершенно различны. Во-первых, из-за возраста. При аутизме младенцы подвергаются воздействию небольших количеств органической ртути, этилртути. Это происходит в то время, когда у них формируется нервная система, и они все еще употребляют в пищу только молоко (и, возможно, получают антибиотики). Помимо этого, низка их способность выводить ртуть посредством транспортной системы желчных протоков, поскольку младенцы еще не вырабатывают достаточного количества желчи в первые месяцы. Именно эти факторы препятствуют выведению ртути у лабораторных животных. Таким образом, этилртуть при ранней вакцинации содержащими тимеросал вакцинами, похоже, препятствует развитию нормальных мозговых нейронных соединений. Эта ситуация усугубляется у аутистов тем, что они хуже выводят ртуть из организма.

При БА основной источник ртути — это пары (испарения) зубных амальгам, его воздействие начинается, в основном, когда человек уже созрел — как в смысле психического развития, так и способности выводить ртуть из организма. Однако человек подвергается воздействию ртути постоянно, со времени установки этих амальгамных пломб до их удаления. Пары ртути с легкостью проникают в мозг, где Hg0 переходит в токсичную форму Hg2+. В то время как Hg0 легко попадает в мозг, Hg2+ трудно пересечь кровяной барьер мозга в любом направлении. Таким образом, Hg2+ удерживается в мозге и не может эффективно выводиться. Исходя из уровня ртути в ногтях, удержание Hg2+, вероятно, возрастает у пожилых людей, которые уже не способны выводить ртуть так же легко, как в молодости. Кроме того, эти пожилые больные стоят первыми в списке на получения содержащих тимеросал вакцин от гриппа и других болезней. Это подвергает их воздействию большим количествам этилртути на протяжении всей их жизни, увеличивающим "ртутное бремя" их организма и усиливающим общий токсический эффект ртути.

Когда ртуть начинает оказывать влияние на больных БА? Недавние исследования показали, что у индивидов с умеренными когнитивными нарушениями уже начинают формироваться амилоидные бляшки, возможно даже раньше, чем начинает проявляться какое-либо клиническое слабоумие. Раннее исследование показало, что воздействие ртути может усиливать выработку бета-амилоида, белка, из которого образуются амилоидные бляшки [3]. В то же время, оно отделяет тубулин от нейрофибрилл [4]. Упомянутые выше публикации подтверждают более ранние наблюдения, согласно которым ртуть вызывает подобные процессы в мозге больных БА [5].

В конечном счете, воздействие малого количества ртути может привести к неправильному присоединению тубулина, тем самым предотвращая его нормальное взаимодействие с ГТФ, и тубулин не обнаруживается на поверхности гомогената мозга. Эти результаты согласуются с наблюдениями, произведенными на мозге страдающих БА. Поскольку тау-белок связывает белок тубулина с нейрофибриллами, тау-белок в данном случае будет вытеснен из своего обычного положения и может стать мишенью для не наблюдаемого в норме фосфорилирования, что и происходит в мозге больных БА. Этот тау-белок и нейрофибриллы являются основными белками в нейрофибриллярных клубочках, главным патологическим критерием БА. Белок бета-амилоид образуется под воздействием двух протеаз на крупный связанный с клеточной мембраной белок, предшественник амилоида. Увеличение выработки бета-амилоида при воздействии Hg2+ имеет самое непосредственное отношение к болезни. Образовавшийся пептид бета-амилоида формирует образования, которые называются старческими бляшками — еще один патологический критерий для диагностики БА.

Чтобы эффективно разрушить амилоидные бляшки, надо использовать комплексон тяжелого металла. Следовательно, амилоидные белки удерживаются внутри этих бляшек с помощью взаимодействующих друг с другом связей между тяжелыми металлами. Увеличение содержания в том месте, где их не должно быть, тяжелых металлов или металлов вроде Zn2+ и Cu2+, является ожидаемым в том случае, если уровни ртути достигли концентрации, при которой происходит выщепление структур микротубулина и нарушение естественного гомеостаза Zn2+ и Cu2+ и т.д.

Нарушение структур микротубулина также ухудшает транспортировку содержащих глутамат вакуолей к аксонам и, скорее всего, эти вакуоли распадаются, высвобождая глутамат, вызывая местную экзитотоксичность и дополнительную гибель нейронов. Это может объяснить исключительно высокие уровни глутаматсинтазы, найденных в спинномозговой жидкости при БА в сравнении с другими неврологическими заболеваниями (за исключением бокового амиотрофического склероза) [6]. Кроме того, глутаматсинтаза — высокочувствительный тиоловый фермент, который очень быстро ингибируется ртутью.

10. Выводы, касающиеся присутствия ртути в ткани мозга

Резюмируя, ртуть, накапливаемая в ткани мозга, способна вызвать биохимические повреждения, равнозначные крушению поезда. Наиболее важно, что аксон, содержащий тубулин, быстро и эффективно разрушается Hg2+. Повреждение многих путей и многих надмолекулярных структур ртутью подобны нарушениям, наблюдаемым в патологии и биохимии мозга при БА. Хотя, возможно, и другие пока еще не идентифицированные факторы окружающей среды могут подобно ртути приводить к изменениям в мозге, наблюдаемым у больных БА, неоспоримым выглядит факт, что воздействие паров ртути на протяжении многих лет и большие дозы тимеросала, введенного с вакцинами в старческом возрасте, обостряют болезнь у страдающих ею.

Табл 3. демонстрирует попытку соотнести данные, определяющие уровень ртути в мозге, с количеством амальгамных пломб в группе монахинь одного монашеского ордена. Если бы в действительности имела место "токсичность задержки" в определенной группе людей, то можно было бы ожидать более высокое содержание ртути в мозге одних индивидов по сравнению с другими. Публикация о содержании ртути в мозге монахинь в исследовании болезни Альцгеймера дает нам некоторую информацию по этому вопросу. Были исследованы монахини, проживающих в одном месте, где у них была одинаковая ежедневная диета и примерно одинаковое воздействие ртути из окружающей среды. В этом исследовании у приблизительно 6% монахинь было обнаружено содержание ртути, которое можно определить как свидетельствующую об очень высокой ртутной токсичности — 1 мкмоль или выше, и этот процент увеличивался до 15%, если граничный уровень уменьшали до 0,5 мкмоль. Это однозначно указывает на то, что некоторые монахини не имели возможности вывести ртуть из своего мозга, вне зависимости от рациона питания или воздействия амальгам. Согласно авторам, уровень ртути в мозге не связан с количеством существующих амальгамных пломб, основного источника нагрузки организма ртутью. Таким образом, похоже, что неспособность выводить ртуть может играть основную роль в накоплении ее в мозге в течение многих лет.

Табл. 3. Уровни ртути в мозге человека


  • Saxe et al., with Ehmann and Markesbery in Alzheimer’ s Disease, Dental Amalgam and Mercury, JADA v130, p.191–199, 1999, определили уровень ртути в мозге у 101 человека, в основном монахинь, здоровых и страдающих БА.
  • Гистограмма в этой статье показала 6 из 101 субъекта с повышенным уровнем Hg, около 200 нг/г ["сырой" вес; (ppb)] (контроль=236, 248, 319: БА=394, 622, 698). У 6% данных субъектов наблюдались очень высокие уровни токсичности ртути — между 1,2 и 3,5 мкмоль; среди индивидумов с содержанием ртути 100 нг/г, процент субъектов с очень высоким уровнем токсичности ртути в мозге увеличивался до 15%.
  • Это указывает на то, что некоторые взрослые индивиды не выводят эффективно ртуть из своей мозговой ткани.

На рис. 8 показано, что добавление Hg2+ в присутствии избытка комплексона этилендиаминтетраацетата (ЭДТА) может по-прежнему воспроизводить эффекты, наблюдаемые на мозговом белке тубулине у больных БА. Это наблюдается там, где увеличение Hg2+ уменьшило связывание ГТФ (гуанозинтрифосфат) аналога (8-азидо-ГТФ) с тубулином в нормальном мозге, тогда как тубулин в мозге больных БА не связывался даже в отсутствии добавленного Hg2+ (см. полоску над красной стрелкой). Это прямое подтверждение того, что воздействие Hg2+ если и не причиняет, то усугубляет основные биохимические дефекты, обнаруженные в мозге больных БА.

В ранних исследованиях, в публикациях моей лаборатории было продемонстрировано, что основной белок мозга — тубулин, полимеризирующийся с образованием микротубулинов, аномален в мозге больных БА и нежизнеспособен в среднем на 80%. Это отсутствие жизнеспособности было продемонстрировано двумя способами. Первое, чтобы быть жизнеспособным и полимеризироваться, тубулин должен связываться с природной молекулой ГТФ. Тубулин больных БА не может связаться с ГТФ-аналогом, проверенным маркером бета-тубулина. Это указывает на то, что ГТФ-связывающая область в тубулине недоступна или заблокирована. Второе, тубулин нормального мозга — белок, растворимый при 0°С, и остающийся на поверхности центруфугируемого гомогената. Однако тубулин в мозге больных БА в более чем 80% случаев был обнаружен в осадке; это означает, что он неправильно полимеризирован, что происходит при воздействии тяжелых металлов.

Поскольку хорошо известно, что тубулин чувствителен к тяжелым металлам, мы протестировали все возможные металлы на их способность воспроизводить эффект, наблюдаемый в мозге больных БА. Надо принять во внимание, что в мозге присутствует множество хелатирующих металл молекул, таких как цитрат (соль лимонной кислоты) и другие органические кислоты. Мы обнаружили, что многие металлы, Hg2+, Pb2+, Cd2+, Zn2+ и т.д. могут имитировать эффекты, относящиеся к тубулину, которые мы обнаружили в мозге больных БА. Однако только один металл может осуществлять это в присутствии огромного избытка комплексонов органической кислоты (например, ЭДТА, цитрат), и им оказался Hg2+. Хелатирование, или связывание тяжелых металлов с биологическими органическими кислотами — один из способов уменьшения их токсических влияний. Он работает для всех протестированных металлов, кроме Hg2+.

Основной вопрос, относящийся к аутизму — различие в нейротоксическом механизме отравляющего воздействия органической ртути (например, этилртути) по сравнению с неорганической ртутью (Hg2+). Для того, чтобы изучить этот вопрос, мы подвергли гомогенаты мозга нормальных людей обработке тимеросалом так же, как мы воздействовали на мозг Hg2+ (рис. 8). Результаты были впечатляющими — при очень низких концентрациях тимеросал полностью и очень быстро ингибировал жизнеспособность тубулина (рис. 9). Далее, тимеросал был подвержен воздействию света (который вызывает более быстрое высвобождение этилртути), что сделало смесь тимеросала более токсичной или, по крайней мере, ускорило ее токсическое влияние на тубулин.

Основное отличие между тимеросалом и Hg2+ было показано на движении белка чуть ниже тубулина, который не был подвержен влиянию уровня Hg2+ (рис. 8). Тимеросал успешно препятствовал этому белку взаимодействовать с аналогом ГТФ. Основной белок в этой полосе — актин, другой связывающий нуклеотид белок цитоскелета, широко представленный в аксонах мозга. Таким образом, тимеросал обладал серьезным ингибирующим воздействием на белок, который не был в значительной степени подвержен влиянию Hg2+ в использованных концентрациях.

Помимо того, в этих экспериментах воздействие тимеросала при 0°С производилось лишь в течение нескольких минут. Этого слишком мало, чтобы этилртуть успела превратиться в Hg2+. Поэтому похоже на то, что этилртуть более токсична ко многим белкам, чем Hg2+, и ей не обязательно распадаться до Hg2+, чтобы вызвать денатурацию ферментов или оказать токсический эффект на белки.

HgЭДТА индуцирует абберрантные взаимодействия
Рис. 8 HgЭДТА индуцирует абберрантные взаимодействия [32P]8N3GTP с β-тубулином, являющиеся симптомами БА

Ауторадиограмма, показывающая ингибирование тимеросалом
Рис. 9 Ауторадиограмма, показывающая ингибирование тимеросалом фотомечение [32P]8N3GTP мозгового γ-тубулина.

11. Заключение

Суммируя вышесказанное: создается впечатление, что аутисты представляют собой подмножество популяции, более чувствительное к токсическим влияниям ртути и тимеросала, поскольку они не способны эффективно выводить эти токсические вещества. Далее, похоже, что половые гормоны играют основную роль в этой чувствительности: мужские гормоны увеличивают восприимчивость к нейротоксичности этилртути, а женские обеспечивают хорошую степень защиты. Здравый смысл говорит нам, что человек, подверженный отравляющему воздействию свинца, будет более чувствителен к токсичности ртути, чем здоровый, не отравленный человек. Исследования подтверждают это, и мы легко обнаруживаем, что многие тяжелые металлы увеличивают несомненную токсичность малых доз ртути. Хорошо известно, что молочная диета вызывает задержку ртути так же, как и воздействие на млекопитающих некоторых антибиотиков. Таким образом, младенцы с отитами становятся главными кандидатами пострадать от отравляющего воздействия удерживаемой в организме ртути. Безусловно, полученные данные аномальных биохимических показателей у ребенка-аутиста и их вероятная связь с ферментами, чувствительными к воздействию ртути, увеличивают вероятность участия ртути в причинах возникновения аутизма.

Если некоторые младенцы более чувствительны к токсичности ртути из-за их неспособности выводить ртуть, тогда, поскольку эта чувствительность имеет генетическую зависимость, кажется правдоподобным, что индивиды в старшем возрасте также могут страдать от невозможности выведения ртути. Основываясь на способности ртути имитировать многие биохимические отклонения, найденные в мозге больных БА, и вызывать патологические признаки, характерные для диагноза БА, кажется правдоподобным, что БА — болезнь, связанная с токсичностью ртути. Опубликованные данные низкого содержания ртути в ногтях больных БА в сравнении со здоровыми индивидами совпадающего с ними возраста, похоже, подтверждают эту гипотезу.

Наконец, синергическое влияние других тяжелых металлов, диеты, антибиотиков и т. п. на токсичность ртути, делает невозможным определение безопасного уровня воздействия ртути. Таким образом, совершенно необходимо попытаться устранить любое возможное воздействие ртути. Удаление ртути из практики стоматологии и медицины — важнейшее условие сохранения здоровья человека.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] James SJ, Cutler P, Melnyk S, Jernigan S, Janak L, Gaylor DW, Neubrander JA. Metabolic biomarkers of increased oxidative stress and impaired methylation capacity in children with autism. Am J Clin Nutr, 2004 Dec; 80:1611–7.
[2] Bradstreet J. A case-control study of mercury burden in children with autistic disorders and measles virus genome RNA in cerebrospinal fluid in children with regressive autism. Immunization safety review: Vaccines and autism. Institute of Medicine, Feb. 9, 2004.
[3] Olivieri G, Brack C, Muller-Spahn F, Stahelin HB, Herrmann M, Renard P; Brockhaus M, Hock C. Mercury induces cell cytotoxicity and oxidative stress and increases beta-amyloid secretion and tau phosphorylation in SHSY5Y neuroblastoma cells. J. Neurochem, 2000 Jan; 74(1):231–6.
[4] Leong, CCW, Syed NI, Lorscheider FL. Retrograde degeneration of neurite membrane structural integrity and formation of neruofibillary tangles at nerve growth cones following in vitro exposure to mercury. NeuroReports, 2001; 12(4):733–7.
[5] Pendergrass JC, Haley BE. Inhibition of brain tubulin-guanosine 5’-triphosphate interactions by mercury: Similarity to observations in Alzheimer’s diseased brain. In: Metal Ions in Biological Systems; 34:461–78. Mercury and Its Effects on Environment and Biology, Chapter 16. Sigel H and Sigel A, eds. , 1996. Marcel Dekker, Inc. 270 Madison Ave., N.Y., N.Y. 10016.
[6] Gunnersen D, Haley B. Detection of glutamine synthetase in the cerebrospinal fluid of Alzheimer diseased patients: a potential diagnostic biochemical marker. Proc. Natl. Acad. Sci. USA, 1992 Dec 15; 89(24):11949–53.

Другие публикации о токсичности ртути

Проф. Д. Миллер "Ртуть, не идущая из головы"
Д-р М. Сиркус "Ртуть, вакцины и медицина"
Д-р Р. Блейлок "Правда о прививках: занавес приподнят"
Д-р А. С. Мохаммед "Тиомерсал и аутизм — обновленные данные"
Д-р Р. Блейлок "Ложь, наглая ложь и статистика о ртути"
Д-р Д. Гейер, М. Гейер "От эпидемиологии, клинической медицины, молекулярной биологии и атомов до политики: обзор материалов по связи между мертиолятом и аутизмом"
Д-р Д. Гейер, М. Гейер "Лавина исследований о связи ртути и аутизма"
Д-р Э. Язбак "Вакцины, содержащие тимеросал"
Доклад РНКБ "Вакцинопрофилактика и права человека — мнения специалистов разных дисциплин"
Основным фактором, провоцирующим неврологические заболевания, является подтверждаемое биомаркерами отравление ртутью; последние доказательства с помощью анализа мочи на порфирины. Интервью с проф. Бойдом Э. Хейли
Свидетельство проф. Мэйди Хорниг

Другие публикации о токсичности алюминия