Джанин Робертс (Англия)

Image

Опасные примеси вакцин


Medical Veritas 5 (2008) 1897–1905

Перевод Рафаэля Набеева (Екатеринбург)
Джанин Робертс (р. 1942) — журналистка, автор нескольких книг, среди которых самая известная "Страх перед невидимым" (2008).
Сайт Дж. Робертс http://www.fearoftheinvisible.com/

Оригинал можно скачать здесь


Введение

В 1998 и 1999 гг. состоялись встречи ученых, представляющих Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ), и главных ученых из ведомств, контролирующих производство вакцин в США и Великобритании. Встречи были организованы в Национальном институте здоровья (NIH) в Вашингтоне, округ Колумбия, и посвящены обсуждению безопасности методов, используемых в производстве вакцин. Журналисты на эти встречи не допускались, но стенограммы обсуждений в официальной редакции стали доступны общественности. Записи встреч представлены главным образом сообщениями многих экспертов, показывающими их глубокую озабоченность безопасностью процесса производства лицензированных вакцин, таких как MMR, против гриппа, желтой лихорадки и полиомиелита. Ведущими экспертами сообщалось, что эти вакцины, выпускающиеся на рынок, являются неочищенными, "примитивными", сделаны из "сырых материалов" и не соответствуют установленным государственным стандартам. Специалисты ВОЗ доложили об очень часто обнаруживаемом в течение уже длительного времени вирусе птичьего лейкоза в вакцине MMR. Другие специалисты отметили факты присутствия в этой вакцине пенистого вируса, множества других вирусов, токсинов, чужеродных белков, ферментов и, возможно, прионов и онкогенов. Сообщалось, что полиовакцина иногда содержала больше обезьяньих вирусов, чем полиовирусов. Серьезную озабоченность вызвал присутствующий в вакцинах остаточный уровень чужеродных ДНК и РНК, грозящий, по словам экспертов, раковыми и аутоиммунными заболеваниями. Автору кажется возможным, что контаминация ДНК, учитывая ее мутагенные свойства, может быть причиной аутизма и других серьезных расстройств в уязвимом после прививки организме. Экспериментальные данные показывают возможность связи аутизма с экологическими токсинами, такими как акриламид.

Настоящая статья основана на гл. 7 книги Джанин Робертс "Страх перед невидимым", выпущенной издательством "Импакт Инвестигейтив Мидия Продакшенс", 2008; ISBN 978-0-9559177-2-1.

Ключевые слова: вакцины, примеси, аутизм, MMR, грипп, натуральная оспа, полиомиелит, краснуха, корь, свинка, желтая лихорадка, ALV, сыворотка, клеточные линии, клеточные культуры, остаточная ДНК, акриламид.

Image

В 1998 г., год спустя после того, как я присутствовала на посвященном SV40 семинаре ученых высших государственных контролирующих органов в Национальном институте здоровья, они снова собрались в Вашингтоне на семинаре по безопасности вакцин. Там присутствовали представители всех основных американских правительственных организаций здравоохранения и производителей вакцин. Третий похожий семинар был проведен в 1999 г.

Главной темой обсуждения на встрече в ноябре 1998 года был вопрос о безопасности культивации вирусов, необходимых при производстве вакцин, на раковых клетках. Фармацевтические компании хотели получить разрешение правительства на этот способ, использующий "бессмертные" раковые клетки, вследствие его дешевизны в сравнении с культивацией вирусов на клетках обезьян, которых они вынуждены постоянно приобретать.

Эти семинары позволили широко рассмотреть данный вопрос, сравнивая безопасность различных путей производства наших вакцин. Поскольку там присутствовали только ученые, дискуссии были более горячими, открытыми и откровенными, нежели в присутствии журналистов.

Обсуждение началось с вакцины от кори, свинки и краснухи (MMR). Одним из первых выступила доктор Арифа Хан из Управления контроля пищевых продуктов и лекарств (FDA), и то, что она сообщила, было весьма тревожно1.

Сегодня я хотела бы предоставить новые данные об активности фермента обратной транскриптазы (ОТ), присутствующем в вакцинах, которые культивируются на куриных клетках.

Это привлекло мое внимние. Я знала, что вирусы свинки и кори, используемые в вакцине MMR, выращиваются на куриных эмбрионах, равно как и вирусы для вакцин от гриппа и желтой лихорадки. (Вирус краснухи культивируется по-другому — на искусственно выращенных клетках, первоначально взятых из абортированного человеческого плода.)

Доктор Хан сообщила о результате как раз к началу семинара законченного двухлетнего исследования ВОЗ безопасности вакцины MMR. Она пояснила, что исследование было начато в 1996 году в связи с обнаружением присутствия ОТ в вакцине MMR; фермент, присутствие которого они обнаружили, указывает на заражение вакцины ретровирусами. Это очень встревожило специалистов ВОЗ, поскольку некоторые ретровирусы, как считается, вызывают раковые образования и СПИД.

ВОЗ тихо, не сообщая ничего общественности и не отзывая вакцину MMR с рынка, организовала исследование ее безопасности в различных лабораториях, чтобы выяснить "была ли ОТ связана с ретровирусами и, что еще более важно, мог ли ретровирус проникнуть в организм человека и размножиться в человеческих клетках".

Обнаруженные данные подтвердили худшие опасения экспертов ВОЗ. Доктор Хан продолжила:

Было обнаружено, что активность ОТ связана с ретровирусами двух отдельных птичьих эндогенных ретровирусных семейств, обозначаемых как EAV и ALV.

Сегодня аббревиатурой ALV обозначают вирус птичьего лейкоза. Его связывают с раком (лейкемией), найденным у диких птиц, и этот вирус определенно не хотелось бы иметь в вакцине. Вирус EAV менее опасен, по крайней мере для птиц, поскольку они являются его естественным носителем. Д-р Хан добавила, что они также обнаружили и другую возможную опасность —

Существует теоретическая возможность, что вирус ALV может... инфицировать человеческие клетки,

встраиваясь в генетический код человеческой ДНК и вызывая рак. Единственное заверение, которое могла сделать доктор Хан, что ее команда за 48 часов наблюдения за культурой вакцины никакого проникновения вирусной ДНК в человеческую не зафиксировала. Я думаю, это слишком короткий период, чтобы гарантировать безопасность. Раковые образования развиваются годами.

Затем доктор Хан заострила внимание на том, что

имеется возможность существования также потенциальных псевдотипов при взаимодействии... вируса вакцины кори и ретровирусных последовательностей,

что означает риск слияния птичьего ретровируса с вирусом кори в вакцине. Это может привести к опасным мутациям вирусов. Исследователи этого не наблюдали, но риск ими признаётся.

Д-р Хан признала, что необходимы более длительные, нежели 48-часовые, исследования безопасности, но провести их было очень трудно, поскольку

вирус кори за три-четыре дня лизирует [убивает] культуру.

Это препятствовало долгосрочным исследованиям последствий контаминации (загрязнения) вакцины MMR2.

Пока, добавила она, им удалось провести лишь малое количество анализов контаминированной вакцины.

Мы продолжаем исследования и в направлении аналогичных анализов других ретровирусных ДНК, найденных в вакцинных препаратах. Есть подозрения относительно присутствия других ретровирусов, отличных от ALV, в вакцине MMR,

— также добавила д-р Хан. Она отметила, что уже около двадцати лет назад были сообщения о наличии ОТ в вакцине. Очевидно, общественности ничего не сообщили об этом, и данный факт остался неисследованным.

Закончила она разъяснением о планах ВОЗ в отношении контаминации ALV. ВОЗ решила, не привлекая внимания к проблеме, допустить контаминацию MMR, разрешив прозводителям вакцины использовать зараженные ретровирусами яйца, поскольку "невозможно получить свободный от ALV материал там, где производится вакцина от желтой лихорадки".

Затем с предупреждением выступил д-р Эндрю Льюис, глава лаборатории вирусной ДНК подразделения вирусных продуктов Управления контроля пищевых продуктов и лекарств.

Все вакцины, выращенные на куриных эмбрионах, контаминированы, включая вакцины от гриппа, желтой лихорадки, натуральной оспы, а от вируса энцефаломиелита лошадей, поскольку оплодотворенные куриные яйца восприимчивы к широкому спектру вирусов.

Это было для меня сенсацией. Перед тем, как начать это расследование, думая о вакцинах, я представляла себе вакцины, сделанные из отобранных вирусов, стерильной жидкости и небольшого количества добавленных консервантов. Я представляла себе то же, что представляет большинство родителей.

Для меня было шоком узнать от выступивших на семинаре ведущих ученых, что вирусы в идущих ныне на рынок вакцинах находятся не в стерильной среде, как я предполагала, а в супе из неизвестных кусочков и частиц, настоящем колдовском вареве из фрагментов различных ДНК, добавок из химикатов, протеинов и, вполне возможно, прионов и онкогенов. И все из вышеперечисленного легко проходит сквозь используемые фильтры и вводится нашим детям.

Я поняла, что наши вакцины это не чисто отфильтрованные препараты, а суспензии, инкубационный бак с вирусами, выращенными на каше из птичьих эмбрионов, измельченных обезьяньих почек или клонированных человеческих клеток. Перед использованием вакцины фильтруются, но фильтры должны задерживать частицы большего размера, чем размеры вирусов. Это означает, что фильтры пропускают частицы, сравнимые размером с вирусами, и вакцины и после фильтрации продолжают содержать остатки таких размеров и меньше, включая те, которые производитель называет "продуктами деградации" — части разложившихся вирусов и клеток.

Также я узнала, что официальная методика проверки вакцин включает контроль наличия лишь нескольких болезнетворных микроорганизмов, игнорируя таким образом громадное количество неизвестных, неизученных частиц и химикатов. Ведущие доктора сообщили на этом семинаре по безопасности вакцин, что просто невозможно удалить все это из вакцин — как человеческих, так и вакцин для домашних животных, а также животных и птиц, разводимых на фермах.

Я стала изучать опубликованные отчеты производителей вакцины MMR и обнаружила подтверждение тому, о чем сообщилось на этом семинаре. В 2000 г. производители официально сообщили, что они делают вакцины с остатками различных вирусов. Производитель откровенно заявил, что

вакцина с вирусом кори является неочищенным продуктом, потенциал которого исследовали посредством биологических анализов основного активного составляющего, но не посредством оценки совокупности физически представленных в вакцине различных форм. Продукты деградации не были ни идентифицированы, ни определены количественно.

Другими словами, последние были оставлены в коревой вакцине вместе с другими контаминантами, чтобы покоиться там или медленно делать свое дело. Фармацевтическая компания признала, что вакцину она проверяла только на некоторые несомненно активные контаминанты. Она не измеряла, насколько вакцина была загрязнена различными фрагментами ДНК, другими вирусами или бактериальными частицами, человеческими, животными или птичьими клетками3.

Я также обратила внимание на то, как производится проверка вакцин на содержание известных патогенов. Основной метод включает в себя полимеразную цепную реакцию (ПЦР) и определяет крайне маленькие фрагменты ДНК. Они не могут быть идентифицированы, кроме разве что случая обнаружения точных копий фрагментов, однозначно соответствующих конкретному патогену, что сделать чрезвычайно сложно. Именно вследствие этого ученые, исследовавшие загрязнение вакцины MMR вирусами птичьего лейкоза, признали, что за несколько лет работы им удалось проверить лишь малую часть материалов, представленных на исследование этого загрязнения.

В любом случае, метод ПЦР крайне неэффективен и неспособен установить, чистая вакцина или нет. В недавнем сообщении читаем:

Получен отрицательный ответ при исследовании ПЦР партии объемом десять литров, несмотря на то, что в нем содержалось 106 необнаруженных вирусных частиц4.

Другая распространенная методика тестирования на присутствие специфических патогенов, токсинов, вирусов или бактерий, использует тест на антитела, как например тест на присутствие ВИЧ в крови (иммуноферментный анализ (ELISA) и метод вестерн блот). Такие тесты работают, только если антитела, разыскиваемые в образце крови, клеточной культуре или вакцинном субстрате, установленным образом заведомо соответствуют молекуле, присущей только данному конкретному патогену, разрушаемому этим антителом.

Но может ли какая-либо молекула быть уникальной для специфического патогена? Точно доказать это фактически невозможно. Всегда существует вероятность, что соответствующая молекула может быть обнаружена где-то еще, включая множество все еще не идентифицированных вирусов. Другими словами, всегда существует неопределенность в результатах тестирования данным методом. Насколько я поняла после скрупулезного изучения, даже точность теста на ВИЧ никогда не была подтверждена.

Главная проблема в том, что мы пока идентифицировали лишь малую часть микробного мира и, следовательно, не можем заявить, что специфическая молекула соответствует лишь одному типу вируса. Если антитела обнаружены, то все, о чем мы можем заявить с уверенностью, это что антитела соответствуют молекулам, которые когда-то были у пациента.

Дэвид Релман писал в "Атлантике":

Бóльшая часть микробного мира остается все еще столь же загадочной, как чужая планета... считается, что идентифицированы только 0,4% всех существующих разновидностей бактерий. Даже бактерии, которые населяют наш организм, так называемая человеческая симбиотическая флора, как например скопление популяций микроорганизмов, живущих в промежутках между зубами, значительной частью нам неизвестны5.

Но несмотря на все эти возможные источники ошибок, вирусологи нашли способ, которыми они надеются минимизировать ошибки. Способ основан на разделении частиц, находящихся в клеточных культурах, по их плотности, чтобы таким образом выделить ретровирусы с определенной различной плотностью. Образец жидкости предположительно содержащей вирусы помещается в насыщенную сахаром суспензию и затем подвергается многочасовому вращению в центрифуге, нередко с ускорением в 5000-12000g, губительном для людей6. Таким образом, в центрифуге происходит разделение частиц на группы по их плотности. Но данный метод несовершенен. ВИЧ слишком хрупок и легко распадается. В целом, методы высокоскоростного ценитрифугирования и и лиофильной сушки могут значительно ухудшить результаты перед микроскопическим исследованием7.

Микроснимок ниже показывает очищенные полиовирусы, но исключительно правильные формы частиц полиовируса изумили биолога и вирусолога д-ра Штефана Ланку. Изумили тем, что долгие часы фильтрации и быстрого центрифугирования не разрушили симметричную форму, образованную полиовирусами (сравните этот микроснимок с другими далее в этой книге)8.

Ланка сделал вывод:

"Изолированные" полиовирусы — искусственные частички, полученные всасыванием неразделенной массы через очень мелкие фильтры под действием вакуума9 (если он прав, то где подтверждение изоляции полиовируса? Очевидно, я должна была искать подтверждение в другом месте).

Следующая стадия включает использование электронного микроскопа. Делаются микроскопические снимки разделенных полос, соответствующих по плотности искомому типу вируса. Но снимки показывают некоторые частицы, которые лишь похожи на искомый вирус, отнюдь не доказывая, что это именно он. Затем эти частицы тестируют на клеточных культурах, чтобы выяснить, будут ли клетки поражены этими частицами. Если поражение или ослабление наблюдается, то выясняют, что именно происходит с клетками — смерть, мутации или деформация. Обычные диагностические признаки исследуемого заболевания обычно не наблюдаются. Очень трудно установить причинную связь между частичкой и болезнью.

Image

Мы также не можем допустить, что в клетках, живущих в лабораторных пробирках искусственной жизнью в условиях, вызывающих частые мутации10, появляются те же вирусы, воздействию которых клетки подвергаются в культурах. Новые вирусы могут иметь различия в генетическом коде. Они также могут быть полностью естественными и безопасными частицами, произведенными самой клеточной культурой. Таким образом, нельзя утверждать, что болезнь в клеточной культуре это то же самое, что и болезнь у реальных пациентов. Но если клетки умирают, то часто упрощенно предполагается, что требуемые "правильные" вирусы в вакцине присутствуют (подробнее об этом можно прочитать в главах 19-20 книги "Страх перед невидимым").

Генетические коды вирусов, произведенных в зараженных ими клетках, также очень редко проверяются на идентичность внесенным в клетки частичкам, поскольку в них могут встречаться разнообразные коды по той причине, что клетки могут производить вирусы, неидентичные тем, которыми их заразили.

Если, в конце концов, тесты культивации "правильных" вирусов признаются успешными, выделяется объем жидкости, содержащей в большом количестве вирусы, который используется в качестве "семенного фонда" для дальнейшей культивации вакцинных вирусов в инкубаторе на питательной среде из обезьяньих или других клеток в присутствии химических стимуляторов роста.

Последнюю информацию о ретровирусном загрязнении вакцины MMR я нашла в научной статья Центра контроля заболеваний (CDC) в 2001 году. В ней сообщалось, что 100 реципиентов вакцины MMR были исследованы на заражение двумя типами ретровирусов, идентифицированных д-ром Хан и ее коллегами. Выводы оказались драматичными:

Обнаруженная активность ОТ во всех партиях вакцин от различных производителей показывает, что присутствие ее является не случайностью, но закономерностью, и что все реципиенты этих вакцин буду подвержены воздействию этих (птичьих) ретровирусных частиц.

В заключение было указано:

Несмотря на обнадеживающие данные, присутствие птичьих ретровирусных частиц в вакцинах, выращенных на фибробластах куриных эмбрионах (таких как MMR), вызывает вопросы о пригодности первичных куриных клеток в производстве вакцин.

Было рекомендовано прекратить выращивание вакцин на клетках куриных зародышей и

использовать вместо них другие виды клеток, отрицательные по ОТ, такие как бессмертные (раковые) клетки или диплоидные (выращенные в лаборатории) клетки млекопитающих.

Я была поражена, узнав это, ибо, насколько мне известно, с момента публикации отчета д-ра Хан и ее коллег не было предпринято ничего, чтобы сделать вакцину MMR безопасной. Эту противокоревую вакцину так и продолжали производить на зараженных куриных эмбрионах.

Год спустя, 7 сентября 1999 года в Вашингтоне, округ Колумбия, был созван следующий семинар, посвященный этой проблеме11. Были приглашены представители всех крупных общественных учреждений здравоохранений Запада, а также ВОЗ, представитель которой сопредседательствовал на семинаре. Британские правительственные организации, контролирующие безопасность вакцин, представлял высший государственный чиновник, д-р Филип Минор. Прессы на семинаре, похоже, не было, но важность последнего подразумевала, что будет производится запись на магнитофонную пленку так же, как и на предыдущем семинаре, для гарантии точности.

Д-р Билл Эган, исполняющий обязанности директора отдела вакцин в Центре биопрепаратов (Сenter of Biologics), открыл заседание следующим заявлением:

Я думаю, мы должны напомнить самим себе, что вирусы могут размножаться только на живых клетках, и это, конечно же, это верно и для всех вирусных вакцин. Они могут производиться только на питательных клетках [субстратах]... Нам достаточно вспомнить обнаружение вируса SV40 в полиовирусной вакцине, чтобы понимать степень опасности, которую могут представлять собой клеточные субстраты, и нам есть о чем серьезно беспокоится... Нам поручили разобраться с причинами для беспокойства...

Затем присутствующие ученые говорили о фактах массового загрязнения вакцин фрагментами вирусов и ДНК, многочисленными вирусами и протеинами. Они открыто выразили тревогу, что в число этих контаминантов могут входить и опасные прионы и онкогены.

Ученые сообщили, что они находят обезьяньи вирусы во все большем числе вакцин. Д-р Эндрю Льюис, представитель Управления контроля пищевых продуктов и лекарств, серьезно добавил, что

люди, иммунизированные вакциной аденовируса, были в том числе вакцинированы и вирусами, представлящими собой гибрид аденовируса и SV40.

Другими словами, совершенно новый мутант, человеческо-обезьянний вирус был создан в этой вакцине. Услышав это, д-р Бен Берхаут воскликнул:

То, на чем я сегодня хотел бы сосредоточить внимание, это существует ли опасность возврата ослабленного вакцинного штамма к активному состоянию, когда вирусы начнут активно размножаться и, вероятно, смогут вызвать СПИД?

Это был поразительный и ужасающий вопрос. Могли ли наиболее распространенные детские вакцины быть настолько загрязнены чужеродными ДНК, чтобы вызвать СПИД? Были ли такие мутации в вакцинах редки? Вряд ли. Другой доктор заявил:

Рекомбинации среди разнообразных вирусов и зараженных клеток в питательном субстрате достаточно обычны. Эта проблема должна быть изучена и рассмотрена.

Другими словами, в вакцинных инкубаторах могут возникать мутировавшие вирусы.

Следующий докладчик рассказал о "неизвестной клеточной ДНК", которой, как они обнаружили, были контаминированы наши детские вакцины. Д-р Эндрю Льюис выразил озабоченность, что это вполне могли быть включения "вирусных онкогенов" — другими словами, контаминанты, которые могут вызвать рак.

Другой ученый, д-р Адимора, спросил, как бы отреагировала общественность, узнай она об этой опасности.

Широкая публика немало беспокоится в отношении прививок, но, насколько я знаю, клеточные субстраты, на которых выращиваются вакцинные штаммы, не особо волновали ее до сегодняшнего момента.

Но

вероятно, в будущем это может измениться.

Д-ра Адимору поправил д-р Льюис, сообщив, что один раз публике уже приходилось беспокоиться по поводу субстратов:

Уже возникало огромное беспокойство, связанное с ретровирусом SV40 в выращенной на почках макак-резус вакциной от полиомиелита. Два года назад мы были одними из спонсоров конференции, на которой рассматривалась это проблема.

Это было встреча в Национальном институте здоровья, на которой я впервые узнала о существовании проблемы.

Д-р Ребекка Шитс из Центра биологической оценки и исследований (CBER) — лаборатории в Соединенных Штатах, несущей ответственность за мониторинг безопасности вакцин, с тревогой отметила, что как государственные служащие они не имели какого-либо контроля над производством вакцин! В соответствии с действующим законодательством, они могли лишь давать "рекомендации" производителям. Тем не менее, они были крайне встревожены

клеточными субстратами, используемыми для производства и выращивания вакцинных вирусов... Клеточные субстраты были источником случайных факторов, потенциальным источником канцерогенов и источников остаточных клеточных ДНК, которые могли как быть инфицированы чужеродными вирусами, так и являться потенциальным источником канцерогенов.

Она продолжила:

Если бы использование раковых клеток для выращивания вакцинных вирусов было санкционировано,

то они тогда были бы обеспокоены

потенциальной возможностью случайного контакта с онкогенными вирусами. Скрининговые методы для таких вирусов являются сложными и сравнительно нечувствительными, и вполне могут существовать доселе неизвестные, скрытые агенты, которые никогда еще не обнаруживались ранее, несмотря на использование современной технологии (позже я узнала, что частица, идентифицированная как ВИЧ, была выращена именно в такой культуре раковых клеток).

Все способы производства вакцин связаны с этой опасностью. Д-р Хэйфлик, ученый с репутацией, много лет увлеченно занимающийся проблемой вакцин, описавший, как метод "первичных культур", использующий клетки "принесенных в жертву животных" или птичьих эмбрионов, вызывал проблемы, когда "стало очевидно, что эти клетки содержат множество посторонних вирусов, некоторые из которых могут быть смертельными для людей". Он отметил:

Латентные вирусы, содержащиеся в обезьяньих почках, и послужили причиной болезней и смертей рабочих, обслуживающих производство вакцин на почках обезьян, что привело к наложению в 1967 году моратория на лицензирование всех вирусных полиовакцин.

Подозреваемый вирус оказался смертельным вирусом Эбола. Это было очень серьезно, но я вновь не смогла найти сведений о том, что общественность была информирована относительно моратория или вируса Эбола.

На конференции присутствовал высший британский правительственный эксперт — доктор Фил Минор из Национального института биологических стандартов и контроля. Доктор Минор добавил, что оригинальная полиовакцина была настолько загрязнена, что содержала больше вирусов обезьян, нежели самих полиовирусов! Я понятия не имела, что так много обезьяньих вирусов было в той вакцине, которую давали сотням миллионов детей. Но это было не единственное, что привело меня в шок. Двумя годами ранее на семинаре по SV40 меня уверили, что при производстве полиовакцины контаминирования больше не допускалось — и, я, соответственно, уверила в том же британскую общественность в документальной передаче на "Канале 4". А сегодня мне стало известно, что я была введена в заблуждение и, следовательно, ввела в серьезное заблуждение общественность. Ученые на этой встрече сообщили, что при производстве полиовакцин все еще используется "семенной" материал, зараженный "последовательностями SV40".

В вакцинах от краснухи, кори и других, использующих при производстве "субстраты из клеточных линий" на клетках, взятых от диких животных, но сейчас выращиваемых в лабораториях, эти клеточные культуры содержат "широкий спектр вирусов любых известных клеточных популяций". Было также объяснено, что эти культуры, на которых выращиваются вирусы для наших детских вакцин, проверяются на безопасность на "больных раком в последней стадии болезни" и на "заключенных", что вызывает сильную тревогу и сомнения.

Д-р Хейфлик рассказал, как ошибочно были названы бессмертными клетки, первоначально выращенные в лаборатории. Он сказал, что имеет доказательства их смерти, опровергая догму, существовавшую с начала XX века. По его словам, клетки культур, выращиваемые в лабораториях, не способны бесконечно долго жить и делиться. Ошибочно полагали, что "клетки умирают лишь из-за отсутствия необходимых условий для роста клеточной культуры". Но сейчас мы знаем, что здоровые клетки могут делиться и репродуцироваться только около 50 раз. Это представляется природным ограничением.

Для меня это пролило свет на то, почему ранний исследователь СПИДа, ученый д-р Роберт Галло, известный своей теорией о том, что ВИЧ вызывает СПИД, был первоначально так расстроен, когда оказался не в состоянии поддерживать в течение длительного времени линии клеток лейкоцитов CD4. Он тогда предположил, что вирус, связанный со СПИДом, убивал клетки линии. Но, если клетки умирают естественным путем, то как мы сейчас можем знать, существует ли этот вирус вообще? Если дела обстоят так, тогда это очень важно — смерть этих клеток была единственным полученным Галло свидетельством в пользу того, что в его культурах вирус смертелен для лейкоцитов, и таким образом эти вирусы являются причиной СПИДа, мы это рассмотрим в дальнейшем.

Год спустя, Галло попытался вырастить ВИЧ на лейкоцитах, которые были преднамеренно сделаны злокачественными ("трансформированными") путем воздействия радиации или токсинами. Он думал, что это сделает их бессмертными и воспрепятствует гибели от вируса. Это метод, известный как "непрерывная клеточная линия", стал следующим пунктом на повестке дня на этом семинаре. Д-р Ханна Голдинг, эксперт Центра биологической оценки и исследований, выразила озабоченность обращением к ней за одобрением использования раковых клеток в производстве вакцин:

Проблема, которой мы действительно обеспокоены, это неизвестность. Мы имеем дело с тринадцатью новыми трансформированными клеточными субстратами. Мы не знаем их истории. Мы не знаем их этиологии.

Другими словами, мы не знаем, откуда они взялись и что они способны сделать.

Собравшимся сообщили:

Главной угрозой непрерывных клеточных линий является то, что много клеток продуцируют эндогенные вирусы, и всегда существует беспокойство в отношении канцерогенного потенциала, который, следует отметить, связан с клеточной ДНК.

Они говорили, что все это попадает в вакцины, вводимые детям. Я чувствовала все больший и больший ужас.

Раковые клетки могут быть чрезвычайно агрессивны, могут перемещаться по лабораториям, контаминируя культуру за культурой. Д-р Хейфлик рассказал, как знаменитый д-р Морис Гиллеман — ученый, у которого я ранее брала интервью о вакцине MMR, — использовал то, что, как он думал, является "кишечной клеточной линией", чтобы сделать аденовирусную вакцину. Но позже, к своему ужасу, он обнаружил, что в клеточную линию вторгся и захватил ее агрессивный цервикальный раковый вирус, известный как HeLa.

Я также узнала, что фрагменты ДНК, контаминирующие партии вакцин, могли быть из мертвых клеток, но, несмотря на это, оставались чрезвычайно активными и опасными. Д-р Голдинг тревожилась, что эти контаминирующие ДНК могут комбинироваться друг с другом в партиях вакцин, образуя штамм вируса-мутанта, который легко может попасть в отдельные дозы вакцины.

В 1986 году правительство Соединенных Штатов разрешило некоторым производителям вакцин выпускать продукцию, контаминированную посторонними ДНК, поскольку оказалось невозможным очистить вакцины от всех чужеродных примесей. Производителям вакцин было рекомендовано максимально допустимое содержание примесей ДНК в 100 пикограмм на дозу. Но производители не сумели выполнить эту рекомендацию, как было объяснено на этом семинаре. Это привело к тому, что правительство снизило нормы на примеси до 100 пикограмм на дозу для вакцин, производимых на бессмертных раковых клетках, и в тысячу раз больше, 10 нанограмм, для вакцин, производимых на других клеточных культурах, как например, для вакцин MMR. Но на семинаре было заявлено, что производители вакцин признали невозможность достичь даже этих норм "чистоты" вакцин, и с этих пор нормы остаются лишь "рекомендациями" — государство не в состоянии заставить корпорации производить вакцины по государственным нормам. Таким образом, многие выпускаемые вакцины имеют высокий уровень загрязнения опасными ДНК. Прочитав это, я задумалась о случаях повреждения головного мозга и аутизма, встречающихся все чаще и чаще, и о связи этих все возрастающих по количеству случаев с вакцинами, контаминированными фрагментами ДНК.

Это нарушение норм было одним из тревожащих собравшихся на семинаре чиновников и ученых вопросов. Многие из присутствовавших докторов были озабочены вирусными мутациями, которые могли происходить в загрязненных фрагментами ДНК вакцинах. "Голая" (без протеиновой оболочки) ДНК, как известно, обладает высокой реактивностью. Д-р Фил Краузе подсчитал:

Если, в соответствии с нынешней рекомендацией ВОЗ, допускается 10 нанограмм примесей ДНК на дозу вакцины; если, как в случае MMR, рекомендуется две дозы вакцины на одного ребенка; если инфекционная активность вирусной ДНК сопоставима с активностью чистой ДНК полиомы (экспериментальной вирусной опухоли), то мы можем подсчитать теоретический инфекционный риск... Для вакцин, которые ежегодно вводятся четырем миллионам детей в США, он будет составлять около 500 заражений в год, что совершенно неприемлемая цифра.

Это шокировало меня. Если он был прав, а это скорее всего так и было (ни один из присутствующих экспертов не подверг сомнению его расчеты), то это означало, что выпускающаяся ныне вакцина MMR была потенциально крайне опасна. Краузе подсчитал риск лишь для одной вакцины. А если к этому добавить контаминирующую ДНК во многих других вакцинах?

Сначала я не понимала, почему нормы жестче только для вакцин, производящихся на непрерывных раковых клеточных линиях. Я думала, что все стандартные вакцины были сильно загрязнены вирусными ДНК. Но понимание пришло позже, когда я слушала одного из экспертов семинара, сообщившего:

Загрязненные вирусные вакцины (такие как MMR)... содержат остаточные ДНК в количестве больше 10 нанограмм.

Д-р Краузе также отметил:

Конечно, говоря о вакцинных ДНК, мы имеем в виду, что в результате инъекций в людей попадает еще большее количество вирусной ДНК.

Здесь он имел в виду новые вакцины на основе ДНК вирусов, которые разрабатывались как более безопасные, нежели существующие вакцины.

Была также поднята и другая важная проблема безопасности вакцин.

Что происходило с людьми, когда с вакцинами в них попадали ДНК контаминантов? Изменяют ли они собственную ДНК людей? Вызывают ли раковые и аутоиммунные заболевания?

Учитывая, что каждая вакцина вводится в ткани уколом, что является предпочтительным способом для генной терапии... думаю, не существует более простого способа ввести в организм ДНК контаминантов, нежели произвести инъекцию в мышцу, как это сейчас и делается.

Другой докладчик сбивчиво соглашается:

Я возглавлял комитет по лицензированию вакцины от ветряной оспы, и эти остаточные ДНК в то время являлись настоящей проблемой. Мы наблюдали за реципиентами этой вакцины на предмет исследования связи аутоиммунного ответа организма и посторонних ДНК, содержащихся в этой вакцине.

Затем он добавил:

Фактически, на самом деле наблюдали не мы, а производитель вакцины, который и сообщил нам, что связи не найдено.

Д-р Валид Хенейн из Центра контроля заболеваний спросил:

Никто из не сообщил, сколько посторонней ДНК находится сегодня в лицензированных вакцинах. Я имею в виду, какому воздействию мы подвергаемся? Есть ли у нас какие-либо данные, сколько примесей находится сейчас в вакцинах от желтой лихорадки, кори, свинки? Есть ли у регуляторных органов данные о содержании примесей в этих вакцинах?

Д-р Лоувер ответил:

У нас нет таких данных. Никто этого не знает.

Д-р Ребекка Шитс из Центра биологической оценки и исследований (CBER) выразила подозрения многих присутствующих, высказав свои мысли.

Думаю, почти весь спектр лицензированных в США вакцин не был проверен на количество остаточных ДНК. Те несколько вакцин, что были проверены, получили лицензии в последние несколько лет, как например вакцина от гепатита А и от ветряной оспы.

Затем она добавила:

Я хочу ответить на заданный ранее вопрос о степени очистки вакцин из живых вирусов (таких как MMR) — степень их чистоты минимальна.

Прозвучавшие данные и выводы привели некоторых присутствовавших экспертов в состояние неловкости. Выступил д-р Десрозиерс:

Меня не беспокоят агенты, которые мы можем обнаружить тестами. Меня беспокоят агенты, которые в настоящее время не могут быть выявлены тестами, поскольку об этих агентах неизвестно.

Д-р Гринберг согласился с этим и сказал, что он так же взволнован неизвестными доселе примесями. Он продолжил:

Cуществуют неисчислимые тысячи вирусов, протеинов и других похожих на них частиц, о которых мы сегодня не знаем. Пока мы идентифицировали лишь очень малую часть микроскопического микробного мира, а проверить мы можем только то, что идентифицировано. Таким образом, вакцины могут содержать множество неизвестных частиц и вирусов.

Другой доктор сказал:

Конечно, со временем мы обнаруживаем новые вирусы и перед нами встают новые и новые вопросы. Пенистый вирус был (недавно) идентифицирован, и теперь мы должны быть уверены, что он не содержится в вакцинах.

Председатель семинара затем спросил д-ра Максин Линиэл: "Максин, кто-нибудь знает, проверялись ли вакцины на содержание пенистого вируса?". "Насколько я знаю, нет", — ответила она. "Вы имеете в виду, что никто не проверял, или что вы не знаете?".

Она ответила:

Я не знаю. Существует множество разных реагентов. Я хочу сказать, есть реагенты для так называемого человеческого пенистого вируса или пенистого вируса шимпанзе, но, насколько я знаю, нет хороших реагентов для определения антител к этому вирусу.

Другими словами, они не могли сказать, содержали ли вакцины пенистый вирус (реагенты здесь — антитела к известным вирусным частицам).

Эксперты сообщали о других проблемах.

Я буду честным и скажу о своем удивлении тем фактом, что первичные клетки почек африканских зеленых обезьян продолжают использоваться в производстве вакцин. Я несколько разочарован, что Управление контроля пищевых продуктов и лекарств и другие имеющие отношение к делу организации не предприняли серьезных попыток отказаться от этих клеток. Все мы знаем о наличии нейродегенеративных и других проблем, когда в течение многих лет подозревался вирусный источник, но сам вирус так и не был идентифицирован. Возможно, эти изменения были вызваны вирусами, но возможно и нет.

Другой доктор сказал:

Мы должны снова рассмотреть некоторые из проблем остаточных ДНК. Являются ли последние онкогенными? Мы имеем много экспериментальных данных о вирусе птичьего лейкоза в клетках куриных зародышей, полученных в результате исследований с 1960 года. Самое серьезное, что его не так легко обнаружить, поскольку вирус этот не оказывает заметного патогенного эффекта.

Неназвавшийся участник добавил:

Я должен выразить некоторое недоумение [в этой дискуссии об опасных загрязнениях] просто потому что, как я упоминал вчера вечером, клетки Vero, которые при многих условиях становятся неопластичными [вызывают рак], лицензированы для производства ИПВ и ОПВ [обычных полиовакцин] в США, Таиланде, Бельгии и Франции.

Таким образом, нынешние полиовакцины связаны с риском наличия онкогенов. Это было очередной новостью для меня. Я понятия не имела, что полиовакцина может выращиваться на таких клетках.

Д-р Розенберг неуверенно добавил:

Если для производства вакцин используются неопластические клетки, то случайное взаимодействие вирус-вирус или вирус-частица клетки может оказаться имеющим неизвестные биологические последствия.

Д-р Том Брокер сказал, что мы должны быть озабоченными возможным инфицированием вакцин вирусом папилломы.

Это семейство болезней особенно примечательно тем, что с 1980 года зарегистрировано больше смертей от болезни, связанной с вирусом папилломы человека, чем от СПИДа.

Д-р Фил Минор сообщил и о другом бедствии.

Гепатит В распространялся вакциной от желтой лихорадки в 1940-х годах. Гепатит В передавался стабилизаторами из альбумина, который добавлялись в вакцину, чтобы сохранить ее устойчивость... Много лет вакцины от бешенства производились на клетках мозга мышей или овец. Такое производство имеет серьезные проблемы, но не обязательно связанные с адвентициальными агентами. Можно получить энцефалит в результате иммунного ответа на неинвазивный протеин... Запущена вакцина от гриппа. И вновь она сделана не на беспатогенных (SPF) клетках. Эти клетки не подвергаются заражению птичьим вирусом, но они могут вполне быть зараженными другими болезнетворными организмами, которые не хотелось бы иметь в составе вакцины от кори.

Д-р Минор затем добавил:

Даже сегодня мы должны постоянно помнить о том, что большое количество вакцин производятся на действительно грубых в отношении возможности инфицирования случайными агентами материалов. Это не мелочь. Фактически, рассматривая способы производства вакцин на данный момент, следует признать эти способы в некотором отношении примитивными.

Эти тревожные сообщения поступили от ведущего специалиста, работающего на британское правительство, который на позднейшей встрече просил, чтобы я не сообщала родителям информации о вакцинах, способной обеспокоить их.

Он продолжил обсуждение SV40 и полиовакцины.

Это часто встречающийся у древних видов обезьян, особенно макак-резус, вирус полиомы. Трудность состоит в том, что когда используются почки забитых макак-резус, скрытая инфекция может активизироваться в первичной клеточной культуре, полученной из почки самца или самки. Инфекция может быть обнаружена при изучении культуры. Фактически, на этих культурах может вырасти такое же количество вирусов SV40, как и вирусов полиомиелита. Проблема состояла в том, что клеточные культуры могут не показывать никаких признаков поражения, хотя на деле инфицированы SV40.

Похоже, что SV40 и сопутствующие ему протеины и фрагменты ДНК никогда не смогли бы заразить большое количество людей, не контаминировав вакцины, и что они были опасны только при помещении в неестественную для них среду обитания, как например в человека или макаку.

Д-р Минор продолжал дальше:

Пойманные дикие обезьяны широко использовались в производстве вакцин. До половины полученной из них клеточной культуры можно было выкидывать из-за инфицирования ее вирусными агентами, главным образом пенистым вирусом, но, конечно, и другими инфекциями также.

Но невозможно было идентифицировать, какие именно вирусы присутствовали в материале. За SV40 могли принять другие вирусы. Как? Доктор объяснил, что тесты на антитела, используемые для обнаружения вирусов, не являются достаточно точными. Антитела появляются не только на введение специфического вирусного белка. Они могут перекрестно реагировать и на другие агенты.

Вы можете также обсудить тот факт, что вы отнюдь не получаете специфических антител к SV40. Их образование могут вызывать и другие человеческие вирусы полиомы, такие как BK и JC, и мы наблюдаем перекрестную реакцию на такие вирусы полиомы. Думаю, все еще остаются вопросы, требующие решения.

Заключительным аккордом только что рассказанной истории о вирусе SV40 можно считать то, что его проблема была поднята в 1955-1962-х годах, и сейчас, в 1999 году, мы до сих пор не знаем, что происходит. Так что если вы сделаете ошибку, она будет очень серьезной. Это может привести к тому, что последствия вы будете расхлебывать всю жизнь.

Затем д-р Минор признал то, что продолжало тревожить собравшихся экспертов:

Теперь представители регуляторных органов, собравшиеся в этом зале, будут хорошо знать о распространенности проблем, с которыми им пришлось столкнуться, и о которых не сообщалось. Я не думаю, что это хорошо. Полагаю, что этот материал должен быть освещен в публичной печати.

Затем взял слово другой британский эксперт, д-р Робертсон из Национального института биологических стандартов и контроля. Как он объяснил, "Национальный институт биологических стандартов и контроля это кузен Центра биологической оценки и исследований". Другими словами, это высший контролирующий безопасность вакцин государственный орган Соединенного Королевства. Д-р Роберстон начал на обнадеживающей ноте:

На данный момент нет свидетельств увеличения онкологических заболеваний среди детей с начала вакцинации от кори и свинки.

Но затем он добавил:

Однако я считаю, что как научному сообществу нам трудно будет защищать определенные вещи, пока мы не сделали чего-то по меньшей мере во имя будущего. Наиболее непримиримые и идеологически чистые "зеленые" скажут мне [если я им сообщу, чтó мы здесь обсуждали]: прекращайте это, потому что оно небезопасно, совершенно небезопасно.

Таким образом, я узнала, что наши вакцины это настоящее варево, состоящее не только из вирусов, которые должны или не должны быть там, но и из тысяч частиц вирусов, ДНК и РНК, протеинов, энзимов, химикатов, и, возможно, онкогенов и прионов. Вакцины же контролируются на присутствие только очень немногих из этих контаминантов, и партии вакцин уничтожаются, только если они будут найдены. Другими словами, вакцины, которые мы вводим нашим детям, представляют собой суспензию из неизвестных частиц, большинство из которых до того, как стать частью вакцины, находились в клетках обезьян, птиц или вообще в раковых клетках. И мы понятия не имеем, что делаем, и каковы будут отдаленные последствия этого. Наверняка известно лишь то, что вакцины это очень дешевая форма общественной медицины, обеспечиваемая правительствами, чтобы убедить публику, что они действительно заботятся о безопасности наших детей.

До сих пор я не упомянула об еще одной проблеме, которая касается последнего этапа производства вакцин — добавления в них консервантов и химической стерилизации. Производитель вакцины MMR отмечает:

Готовый продукт включает следующие наполнители: сахарозу, гидролизованный свиной желатин, сорбит, глютамат натрия, фосфат натрия, бикарбонат натрия, фосфат калия и питательную среду 199 с солями Хэнка, минимальную эссенциальную среду Игла (MEM), неомицин, красный фенол, соляную кислоту и едкий натр12.

На семинаре последствия использования этих химикатов не обсуждались.

Помимо всего этого, из правительственных отчетов мне было известно о случаях присутствия в вакцинах фермента трипсина, полученного от свиней и используемого для дробления обезьяньих и других клеток в вакцинных культурах. В последней версии вакцины Солка неожиданно было обнаружено большое количество формальдегида, оставшегося после того, как он "отравил вирусы" (хотя биология нас учит, что вирусы не являются живыми частицами). Все эти темы на семинаре не обсуждались.

Сегодня вакцина Солка вернулась под брэндом IPOL (ИПВ — прим. перев.), предположительно став безопаснее, а вакцина Сэбина больше не используется на Западе, так как ее обвиняют в ряде случаев полиомиелита. Но IPOL официально "содержит максимум 0,02% формальдегида на дозу"13. Это соотношение двухсот к миллиону, но крупное исследование Гарвардского университета информирует на сайте Центра контроля заболеваний:

Формальдегид это активный химикат, признанный канцерогеном для человека. При концентрации раствора свыше 0,1 к миллиону вызывает чувство жжения в глазах, в носу и во рту, тошноту, кашель, стеснение в груди, одушку, кожную сыпь14.

Это крайне неприятно удивило меня, еще не успевшую отойти от семинара, на котором я узнала об осведомленности высших государственных чиновников относительно введения детям "примитивных" коктейлей из крайне опасного материала — вирусов, смешанных с фрагментами ДНК, химикатами, клеточным мусором, — наряду с многочисленными неизвестными частицами.

Кроме того, в расшифровке стенограммы другого научного семинара, проведенного в Институте медицины в июне 2000 года и собравшего ученых из вакцинной индустрии, Центра контроля заболеваний и Управления контроля пищевых продуктов и лекарств, я прочитала, как д-р Томас Верстраетен обнаружил статистически значимую связь между ртутью, содержащейся в вакцинах, и несколькими неврологическими нарушениями, включая аутизм, которым сегодня тяжело больны очень многие наши дети15.

Официальный стандарт безопасности для ртути Агентства защиты окружающей среды (EPA) Соединенных Штатов составляет 0,1 микрограмм на килограмм веса в день. Для взрослого человека массой 70 кг допускается получение не более 7 мкг ртути. Но "полностью привитые дети получают с вакцинами в общей сложности 273,5 мкг ртути, по 25 мкг на вакцину". Согласно исследованию, датируемому 2003 годом, "содержание тимеросала (ртути) в одной дозе вакцины намного превышает стандарт безопасности Агентства для взрослого"16.

В настоящее время содержание ртути в вакцинах снижается или она удаляется полностью, но все же, бесспорно, множество наших детей выдержали многократные дозы вакцин, включая содержащие ртуть, без видимых последствий. Как это могло быть?

Мой ужас от того, как мало мы знаем о содержимом вакцин, уравновешивается моим растущим восхищением изумительной иммунной системой человека. Если мы в хорошем состоянии здоровья, после вакцинации она способна нейтрализовать бóльшую часть этого мусора, устраняя или уменьшая его огромную опасность.

Но это не объясняет, почему высшие ученые и государственные чины, ни на йоту не сомневающиеся в опасности вирусов и видящие в вирусах величайшего врага, подвергают наших детей таким опасностям, никогда не информируя при этом родителей.

В 2002 году исследование показало, что большинство детских вакцин контаминированы ретровирусами.

Положительные на ОТ вакцины от кори, свинки и желтой лихорадки производятся несколькими компаниями в США и Европе. Была обнаружена активность ОТ, несмотря на строгие технологии производства, требующие, чтобы куриные эмбрионы брались из специальных проверенных на отсутствие известных специфических патогенов источников17.

Авторы также заявляют:

Существование эндогенных ретровирусных образований не принимается во внимание существующими технологиями производства продукции, поскольку эти частицы не связаны с вакцинами на куриных клетках.

Но это не так. Их статья признает, что

присутствие вируса птичьего лейкоза (ALV) в вакцинах, созданных на куриных клетках, является известным фактом; было зарегистрировано и документировано множество случаев обнаружения ALV в вакцинах от кори и желтой лихорадки18.

Насколько я понимаю, "существующие технологии производства" должны принимать во внимание наличие в природе подобных вирусов.

В статье продолжается:

Обнаружение активности OT в партиях вакцин от кори разных производителей дает основание предполагать, что это скорее закономерность, нежели спорадическое явление, и реципиенты этой вакцины просто лишены возможности избежать попадания в организм ретровирусных частиц.

Пока, однако, исследователи не обнаружили эти птичьи ретровирусы у вакцинированных детей. Но не все скрининговые тесты были проведены:

Результаты наших молекулярных исследований могут нуждаться в подтверждении серологическими анализами на специфические эндогенные птичьи вирусы (EAV). Отсутствие свидетельств в пользу передачи эндогенных птичьих вирусов в вакцины может быть обусловлено дефектными частицами. Не были ни изолированы инфекционные EAV, ни идентифицированы полные и неповрежденные провирусы EAV. Однако нам мало известно о семействе EAV.

(Они использовали метод ПЦР, имеющий ряд недостатков в идентификации вирусов, как это было отмечено ранее).

Заключение было следующим:

Несмотря на эти полученные данные, присутствие птичьих ретровирусных частиц в вакцинах, выращенных на куриных эмбрионах, вызывает вопросы о пригодности первичных куриных клеток в качестве субстрата для производства вакцин.

Они предлагают выращиваемые на куриных клетках вакцины, такие как от кори, выращивать на "бессмертных диплоидных клетках млекопитающих", но тут же предупреждают:

Поскольку клеточный субстрат критически важен для ослабления живых вакцинных вирусов, любое изменение в нем может оказать непредсказуемое влияние на безопасность и эффективность вакцины, и потому требует повышенного внимания.

Таким образом, похоже, причиной того, что так мало было сделано по очистке вакцины MMR и других вакцин от вируса птичьего лейкоза, является отсутствие более безопасного способа. Несмотря на многие десятилетия исследований, несмотря на миллионы долларов, выделяемые правительством, способ делать вакцины более безопасными так и не был найден. Токсины будут накапливаться в организме. Какую же отсроченную кумулятивную опасность несут с собой вводимые сегодня вакцины?

Вакцины от кори, свинки и другие до сих пор продолжают производиться на контаминированных оплодотворенных куриных яйцах. ВОЗ и национальные органы здравоохранения тайно, но официально допускают производство детских вакцин с так называемым низким уровнем контаминации просто потому что производить очищенные от токсинов и контаминантов вакцины невозможно по экономическим соображениям.

На сегодня уровень контаминации, допускаемый ВОЗ, составляет 106–107 вирусных частиц на миллилитр питательной среды, на которой выращиваются наши вакцины. Публично заявляется, что опасность лишь "теоретически возможна", но они несомненно серьезно обеспокоены, как утверждают сами в отстутствие журналистов. Вакцины стали большим бизнесом, поскольку число различных вакцин, требуемых и приобретаемых для одного ребенка, растет с каждым годом. Предполагаемый доход от детских вакцин составляет в США свыше 2,4 миллиарда долларов ежегодно19.

Но вредят ли в самом деле контаминанты вакцин детям?

Аутизм и синдром дефицита внимания

На сегодняшний день имеются свидетельства родителей и докторов о развивающихся после прививок болезнях, в их числе аутизм и синдром дефицита внимания. Сообщается, что заболевания могут развиваться вследствие повреждения митохондрий клеток организма токсинами, накапливающимися в организме в результате многократной вакцинации20. В одном исследовании три четверти детей, заболевших аутизмом, имели повреждения митохондрий21.

В ныне дискредитированном сообщении Центра контроля заболеваний объявлялось доказанным отсутствие возможной связи аутизма с прививками. Правительства США и Великобритании использовали этот отчет для защиты своих программ вакцинации. Но Центр контроля заболеваний с тех пор был вынужден признаться конгрессу, что сообщение было ошибочным и составлено некорректно. Оказалось, что при первой обработке статистических данных был обнаружен существенный риск возникновения этих заболеваний после вакцинации, но авторы отчета удалили четверть подтверждающих связь аутизма с вакцинами случаев, и это, вкупе с другими необоснованными перерасчетами, изменило результаты исследования на прямо противоположные.

Это стало известно лишь

в 2005 году, когда группа сенаторов и представителей родительских комитетов во главе с сенатором Джо Либерманом написали в Национальный институт экологии здоровья (NIEHS, подразделение Национального института здоровья), сообщив, что множество родителей больше не доверяют способности Центра контроля заболеваний проводить независимые исследования своих же собственных программ вакцинаций. Либерман и другие просили, чтобы институт пересмотрел результаты расчетов и статистику поствакцинальных осложнений, сделанных Центром контроля заболеваний, и возвратил им отчет для доработки с критикой и предложениями.

Национальный институт экологии здоровья ответил на это собственным отчетом, в котором сурово критиковал Центр контроля заболеваний.

В 2007 году судом США и правительственными экспертами было признано, что прививка послужила основной причиной возникновения аутизма у девятилетней Ханны Полинг22. Этот случай послужил прецедентом и компенсацию смогли получить многие пострадавшие от аутизма, заболеваемость которым приняла эпидемический характер. Сначала американское правительство пыталось преуменьшить значение судебного решения, утверждая, что болезнь Ханны происходила главным образом из-за небольших мутаций ДНК в митохондриях. Но мать девочки имеет те же самые изменения, и никаким аутизмом не болеет. Ханна тоже не болела им ровно до 20 июня 2000 года, когда ей в один день ввели девять вакцин. Правительство также признало, что припадки, от которых она страдала, были главным образом спровоцированы вакцинацией, хотя до момента, когда они начались, прошло шесть лет болезни. Вероятно, вред, нанесенный прививкой, может не проявляться в течение нескольких лет.

21 февраля 2008 года правительство сделало вторую уступку. В судебных документах оно согласилось с тем, что аутистическое заболевание мозга Ханны было вызвано связанной с прививками лихорадкой и избыточным стимулированием иммунной системы. Ханна, возможно, имела небольшие повреждения митохондрий, обусловленное экологическими факторами, но у нее не было симптомов заболевания аутизмом до того, как ей ввели девять вакцин23.

Эти выводы напомнили мне прочитанное в вышеупомянутых стенограммах. В них было записано, что множество ведущих докторов были серьезно озабочены концентрацией фрагментов ДНК, найденных в вакцинах. Задавался вопрос: "Что случится с человеком, когда в него попадут эти контаминанты? Смогут ли они изменить его собственную ДНК? Вызвать онкологические или аутоиммунные заболевания?" Д-р Ребекка Шитс сообщила, что контаминация ДНК несет с собой "и инфекционность, и онкогенный потенциал".

Были ли эти фрагменты способны повредить мозг детей, способствуя, возможно, развитию аутизма? Не было сказано ничего, что могло бы смягчить подозрения. Напротив, специалисты утверждали, что эта ДНК способна вызывать мутации в организме человека.

Могли ли сыграть свою роль токсины, обусловленные плохой экологией? Они накапливаются в организме вместе с токсинами вакцин. Одним из самых распространенных нарушений в работе мозга, характеризующих аутизм, является потеря некоторых нейронов Пуркинье, находящихся в мозге. Исследования показывают, что эти нейроны поражаются акриламидом — широко распространенным химикатом, добавляемым в воду, чтобы сделать ее "чистой"24. Согласно исследованиям профессора генетики Джо Камминса, высокая температура и свет способны превратить полиакриламид, используемый в коммерческих гербицидах, в акриламид, и что акриламид обнаруживается в фастфуде25. Дети особенно восприимчивы к токсинам, что иллюстрирует установленная связь пестицидов с детским полиомиелитом и похожими заболеваниями у представителей других биологических видов, хотя эти токсины также могут способствовать расстройствам психики в пожилом возрасте.

Однако из всего прочитанного мной следует вывод, что именно кумулятивный эффект введенных вакцин в конце концов подрывает здоровье детей, приводит их к аутизму и ему подобным заболеваниям, как это следует из множества сообщений родителей, чьи дети заболели в течение нескольких часов или дней после вакцинации. Как следует из приводившихся выше стенограмм, вакцины полны множества химикатов, токсинов, биологических частиц от разных видов. Попадая непосредственно в кровеносную систему ребенка, они обходят бóльшую часть иммунной системы. Это опасность, которой особо подвергаются наши дети, и аутизм и синдром дефицита внимания начинают развиваться уже с раннего детства.

Некоторые с определенным успехом лечат аутичных детей, детоксифицируя их кровь и проводя регулярные сеансы кислородотерапии, очищая таким образом детский организм от токсинов и помогая восстанавливаться поврежденным митохондриям, но даже такие методы лечения, насколько я знаю, не привели к полному выздоровлению26.

Я должна здесь также упомянуть о последствиях многократного введения различных вакцин в одну и ту же мышцу руки. Это могут быть параличи руки — осложнение, клинически известное как спровоцированный полиомиелит. Оно не связано впрямую с полиовакциной, то есть нет связи с полиовирусами. Не явное ли это доказательство вреда, наносимого накоплением вакцинных токсинов?

И, конечно, существуют случаи эпилепсии у детей после вакцины MMR, которые и заставили меня начать собственное расследование, особенно случай десятилетнего мальчика с поврежденным мозгом — сына отважных Джона и Джеки Флетчер.

Тем не менее, доктора, ответственные за общественное здравоохранение, продолжают уверять нас в средствах массовой информации, что вакцины признаны полностью безопасными и эффективными, тогда как за закрытыми дверями и в суде эти же самые эксперты говорят совершенно другое. Конфиденциально они признают, что существующие вакцины основаны на примитивной науке и связаны с большим числом факторов риска. Даже те вакцины на горизонте, которые обещают нам как более безопасные, не доказывают свою безопасность в лаборатории. Вплоть до сегодняшнего дня родителей в основном волновали токсичные добавки вакцин — ртутные и алюминиевые соли, но полученные данные показывают, что сама природа процесса производства вакцин обуславливает главные опасности.

У меня все еще оставались вопросы о пользе вакцин. Что, если другие вирусы были идентифицированы так же плохо, как и полиовирусы? Могли ли вакцины против последних быть такими же бесполезными, как полиовакцина? Надеюсь, что нет. Наконец, действительно ли наши дети нуждаются в вакцинации, когда они в течение столетий приобретали стойкий пожизненный иммунитет к большинству болезней, перенося их естественно и получая хорошее питание?

Но на этом этапе моего расследования, прежде чем я смогла найти ответы на эти вопросы, случились большие дебаты в знаменитом старом Королевском обществе в Лондоне, посвященные вопросу распространения ВИЧ. Это вопрос, подтолкнувший меня к дальнейшим исследованиям.

Выводы

Наши обычные вакцины созданы в инкубаторах на человеческих, куриных или обезьяньих клетках.

Вакцины, которые мы вводим в организм, получены фильтрацией жидкостей из этих инкубаторов.

Поскольку вирусы должны остаться в вакцинах после фильтрации, в вакцине остаются и частицы размеров равных вирусам или меньших.

Таким образом, в вакцинах содержится множество посторонних вирусов, неизвестных протеинов, остаточных сегментов ДНК и РНК, токсинов, ферментов и, возможно, прионов и онкогенов. Оказалось, что данные посторонние примеси и контаминанты невозможно удалить из вакцин. Все это очень хорошо известно властям, тревожит множество экспертов, но эти очень серьезные проблемы держатся втайне от общественности.

ССЫЛКИ

1  Доступно онлайн на http://www.fda.gov/Cber/advisory/vrbp/vrbpmain.htm
2  О том, как был изолирован вирус кори, см. гл. 20. Используемые клетки, которые были сначала сделаны бессмертными, вызывают синдром Гийена-Барре и подвержены влиянию токсинов. Эти факторы могу также приводить к смерти клеток.
3  Материал был доступен по адресу http://www.emea.eu.int/humandocs/PDFs/EPAR/mmrvaxpro/060406er6.pdf
4   Способы очистки от вирусов для биофармацевтической безопасности. Материал был доступен по адресу http://www.pall.com/applicat/bio_pharm/pdf/Bp5560.pdf
5  The Atlantic February 1999
6  Высокие скорости от 30 000 до свыше 100 000 g используются для разделения внутренних частей клеток, поскольку они механически разрушаются на таких скоростях. Вероятно, большой ущерб наносится самими такими скоростями. Доступно по адресу http://www.beckmancoulter.com/localization/subinfo/germany/pdf/rotor_3english.pdf
7  Pembrey R, et al. Cell surface analysis techniques: what do cell preparation protocols do to cell surface properties? Applied and Environmental Microbiology, 1999 July; Доступно по адресу http://aem.asm.org/cgi/content/full/65/7/2877
8  См. Штефана Ланку в английском переводе на http://www.neue-medizin.com/lanka2.htm
9  Ланка, цит. выше.
10  Сообщение Нобелевского лауреата Барбары Макклинток. См. гл. 20 книги.
11  Материал был доступен по адресу http://www.fda.gov/cber/minutes/0907evolv.txt
12  Op. cit.
13  Материал находился по адресу http://www.vaccineshoppe.com/US_PDF/860-10_4305_4308.pdf. IPOL производится компаний "Авентис Пастер".
14  http://www.sparkclassifieds.com/news/index.php?news=106088
15  Материал был доступен по адресу http://www.rollingstone.com/politics/story/7395411/deadly_immunity Доступно в русском переводе по адресу http://www.homeoint.org/kotok/vaccines/policy/deadlyimmunity.htmА. К.
Исследовательский документ доступен на http://www.autismhelpforyou.com/Simpsonwood_And_Puerto%20%20Rico.htm
16  Davis, Eric. Health Hazards of Mercury. Доступно по адресу http://www.westonaprice.org/environmental-toxins/240-health-hazards-of-mercury.html Цит. Geier MR, Geier DA.Thimerosal in childhood vaccines, neurodevelopment disorders, and heart disease in the United States. Journal of American Physicians and Surgeons, 2003;8(1):6–11.
17  Исследование группы с факультета общественного здравоохранения Гарвардского университета под руководством д-ра Марка Вайскопфа на тему связи ALS и 12 типов химикатов. Доступно по адресу http://www.cdc.gov/ncidod/eid/vol7no1/hussain.htm
18  Hussain AI, Shanmugam V, Switzer WM, Tsang SX, Fadly A, Thea D, Helfand R, Bellini WJ, Folks TM, Heneine W. Lack of evidence of endogenous avian leukosis virus and endogenous avian retrovirus transmission to Measles Mumps Rubella vaccine recipients. Название статьи с трудом можно увязать с ее содержанием.
19  Pediatric Preventive Care Cost, Estimated US Average, 2005, by Patient Age, Recommendations for Preventive Pediatric Health Care (RE9939) and Recommended Childhood and Adolescent Immunization Schedule, US, 2005. Оценка основана на 4 млн родов в год.
20  Kirby D. The CDC has lost control of the autism argument. Huffington Post, April 4th 2008. Доступно по адресу http://www.huffingtonpost.com/david-kirby/cdc-has-lost-control-of-t_b_95081.html См. также сообщение от 27 апреля 2008 г.
21  Shoffner J, Hyams LC, Langley GN. AAN : Oxidative Phosphorylation (OXPHOS) Defects in children with Autistic Spectrum Disorders [IN1-1.004]. Atlanta, GA. В статье сообщается, что у 75% исследованных детей с болезнями аутического спектра имелось заболевание митохондрий, так что эти дети всегда рисковали развитием аутизма, вызванного вакцинацией.
22  Available online at http://www.huffingtonpost.com/david-kirby/the-vaccineautism-court-d_b_88558.html
23  Kirby D. Статья была доступна по адресу http://www.ajc.com/opinion/content/opinion/2008/03/19/autismed_0320.html
24  Доступно здесь и здесь
25  Доступно по адресу http://en.wikipedia.org/wiki/Acrylamide#cite_note-8
26  Сообщение о ребенке по имени Зак в MetroWest Daily News 14 июня 2008 г.

Другие материалы о контаминации (загрязнении) вакцин