Питер Батлер

Питер и Хилари Батлер

Хилари Батлер

Просто укольчик

Перевод Марии Семеновой (Санкт-Петербург)

55. Сегодня

4:20 утра.

Еще есть два часа. Плюс-минус несколько минут.

Может, снова лечь спать?

Не знаю.

И я снова ложусь в постель и…

Думаю!

Знаете, мозг — забавная штука. По крайней мере, мой.

Я пытаюсь сосредоточиться на чем-то, чтобы тщательно продумать это, и тут же в голову лезут всякие посторонние мысли.

Отчасти, мне кажется, и сам мозг еще дремлет во время этих упражнений серого вещества!

Но я пытаюсь вновь сконцентрироваться на том, о чем хочу подумать, то есть о… наступающем новом дне, которому вскоре предстоит разворачиваться в течение следующих восемнадцати часов или около того.

Я проделываю что-то подобное каждый день. Если мы оба просыпаемся, то мы с Хилари делаем это вместе. Это почти как утренний ритуал.

Почему это так важно?

Потому что, нравится нам это или нет, за один раз мы можем прожить лишь один день.

На самом деле, мы живем вообще одним часом или минутой, а иногда и секундами.

Никто из нас не знает наверняка, что таит в себе будущее.

Да, мы можем строить планы, и, если все пойдет хорошо, они могут исполниться в точности.

Чем точнее вы запланировали, тем меньше у вас свободы для маневра.

Уникальность жизни каждого из нас определяется нашими убеждениями, целями, устремлениями, людьми и множеством разных других переменных. Все может стать очень сложным.

И при этом все просто, т.к. каждый день мы проживаем, исходя из реальностей настоящего. И вопросов, с которыми нам предстоит иметь дело СЕГОДНЯ.

5:30 утра.

В чем заключается сегодняшняя реальность для меня и Хилари?

К примеру, я не чувствую никакой слабости в животе — никакого страха, тревоги или тоски, никакой боли, никакого отчаяния или печали в связи со вчерашним днем.

Надежда, радость, удовлетворенность?

Да, ничто не омрачает этих чувств.

Заботы?

Да, думаю, есть немного.

И я мысленно исследую их.

6:05 утра.

Я продолжаю возвращаться к мыслям о сегодняшнем дне.

Все очень лично, очень сокровенно, очень неопределенно и очень уязвимо для непрошенных, посторонних мыслей — обычно из прошлого — вчерашних или, быть может, из давнего прошлого. Сложная паутина мысленных ассоциаций.

Мечты? О будущем?

Да, они могут смешиваться с чем угодно, включая и то, каким будет сегодняшний день других, и как это повлияет на нас.

6:30 утра.

В это время я ненадолго встаю. Немного подышать свежим воздухом и насладиться восходом солнца.

Вскоре я возвращаюсь, когда просыпается Хилари, и мы с ней решаем и обсуждаем то, что может произойти сегодня.

Но какое отношение к данной книге имеют лежание в постели и размышления? Неужели никакого? Просто какие-то отвлеченные рассуждения!

Суть не в том, делаете вы так или нет, готовясь к новому дню. Суть в том, что с приходом каждого нового дня его требуется осмыслить. В противном случае, он может пройти бесцельно, по инерции, "сложа руки", стать пустой тратой времени. Или мы позволим другим решать за нас?

Я верю, что каждый день должен быть прожит в полную силу, в соответствии с главными и заранее определенными приоритетами. Они должны стать чем-то вроде каркаса в начале дня, который будет затем обрастать плотью, и с которым вы будете сверяться по мере развития дня. Не стоит забывать также о потребностях и чувствах окружающих людей.

По возможности программа должна быть выполнимой для всех, кого она касается, и должна содержать время для отдыха и расслабления.

Конечно, возникающие иногда непредвиденные чрезвычайные обстоятельства могут полностью спутать и смешать в кучу все планы.

В таких случаях в действие должны автоматически вступать жизненные приоритеты, поскольку они формируют основу каждого нового дня. Они должны быть хорошо отрепетированы и ежедневно практиковаться.

Я уже слышу, как читатели что-то недовольно бормочут себе под нос. А кто-то даже в полный голос призывает меня "спуститься с небес на землю"!

Спасибо. Но я не витаю в облаках — по крайней мере, в отношении себя.

Я не советую, как именно надо жить, и не предлагаю готового списка приоритетов, который вам нужно взять за образец.

Я только говорю о том, что сегодня, прямо сейчас, есть возможности, которые надо увидеть и использовать в полной мере. Завтра меня может уже не быть. И вас тоже.

Эта книга затрагивает ряд вопросов, которые можно объединить одним общим термином "здоровье". Но она расскажет куда больше тем, кто умеет читать между строк, добирается до сути, кто проникается книгой.

Имея за плечами долгую жизнь, полную большого и разнообразного опыта, полученного из общения с огромным числом родителей и детей - совершенно разных семей — я просто мечтаю, чтобы каждый наш день — у меня мой, у вас ваш — решал хорошо продуманный выбор, который позволит вам и мне сказать "я знаю, что это правильно для меня (или для нас)".

Крепнут ли наши убеждения изо дня в день, снова и снова?

Как-то мне рассказали одну историю из жизни. Одна дама пришла на прием к своему хиропрактику, который дал ей почитать антипрививочную информацию. На следующем приеме дама выразила свое негодование по поводу своего ознакомления с информацией, которая отличалась от рекламной литературы Министерства здравоохранения. "Мне такого больше не надо, благодарю. МНЕ ПРИХОДИТСЯ ДУМАТЬ! Гораздо проще делать то, к чему призывает брошюра прививочной кампании".

Вспоминается еще один типичный пример.

Гордый папа пригласил нас к себе и с любовью продемонстрировал нам своего новорожденного ребенка. В процессе разговора возник вопрос: "Вы собираетесь прививать своего ребенка?"

"Я не знаю, — ответил он. — Я предпочел бы, чтобы его не прививали. Возможно, ему уже пора делать первую прививку. Я не уверен, что моя жена уже сделала ему ее".

Это важно — обсуждать каждый наступающий день.

Решения могут стать судьбоносными.

И сегодня по-прежнему приходится сталкиваться с вопросом, заданным сотни лет назад:

"Могут ли двое идти рука об руку, если они не согласны друг с другом?"

56. Кто в группе наибольшего риска по кори?

Когда дело доходит до прививок, критерием выбора является вопрос: "Насколько это необходимо?" Родители должны взвесить риск и пользу, а чтобы сделать это, им требуется точно знать, каковы шансы, что их ребенок заболеет определенной болезнью. Кроме того, им необходимо знать, какова вероятность, что в случае заболевания их дети тяжело перенесут болезнь или умрут.

Сэр Макфарлейн Бёрнетт был одним из великих и по-настоящему знающих вирусологов/бактериологов в то время, когда корь, вероятно, была самым большим убийцей. Он писал:

Большинство родителей и врачей понимают, что в случае контакта с корью здорового юного школьника попытки предотвратить заражение ни к чему не приведут. Если врач рядом и наблюдает, чтобы справиться с любыми осложнениями наподобие инфекции среднего уха, заболевание не представляет никакой угрозы для здорового ребенка1.

Кроме того, прогноз сэра Макфарлейна Бёрнетта относительно детей с ослабленным иммунитетом состоял в том, что они, как правило, довольно хорошо переносят корь, если с их питанием все в порядке. Дети с ослабленным иммунитетом прекрасно справляются без антител, и у них нормально развивается корь. Но дети, находящиеся на химиотерапии или проходящие лечение иммуноподавляющими лекарствами, даже будучи привитыми, пострадают от кори, т.к. для них такое медицинское лечение подобно поезду, сметающему на своем пути остатки их иммунной системы, которая в других обстоятельствах справилась бы с вирусом достаточно хорошо.

Врач-инфекционист писал об этом в 1989 г.:

Корь частой была причиной тяжелого заболевания, несмотря на то, что прогнозы всегда были хорошими2.

В 1990 г. "Геральд" сообщила об интересном медицинском исследовании, выявившем, что

как выявило американское исследование… высокие дозы витамина А значительно снижали длительность кори и уменьшали смертность более чем наполовину… авторы нового исследования рекомендовали детям с тяжелым течением кори принимать добавки с витамином А, независимо от того, был ли у них дефицит этого витамина3.

В 1997 г. пиковые показатели кори в Нортленде и Окленде были следующими: полинезийцы — 230 на 100 000, маори — 67 на 100 000, европейцы — 53 на 100 000. Общенациональные показатели были такими: 199,3 на 100 000 полинезийцев, 54,1 на 100 000 маори, 30,3 на 100 000 европейцев и 120,4 на 100 000 для остальных групп4.

Мы также знаем, что ревматический полиартрит у маори в начале 1980-х гг. составлял 125 на 100 000, а для полинезийских детей соответствующая цифра равнялась 114 на 100 0005.

В сообщении по факсу в государственную телекомпанию "Телевидение Новой Зеландии" Осси Мансур заявил следующее:

Корь, подобно большинству заболеваний, преимущественно затрагивает маори, полинезийцев и социально/экономически неблагополучные группы. В случае с корью это усугубляется тем фактом, что в этих группах существует тенденция к более низкому охвату прививками. Во время эпидемии 1991 г. число маори, госпитализированных с корью, в восемь раз превышало число немаори6. (подчеркнуто мной. — Х.Б.)

Ни в 1991 г., ни в 1997 г. родителям не было ясно сказано, кто́ был в группе риска. Им также не говорили всех фактов относительно того, что́ влияет на исход ЛЮБОГО инфекционного заболевания даже у нормальных детей. Ничего не говорилось о рисках для детей с ослабленным иммунитетом. Один из аргументов чиновников здравоохранения состоял в том, что каждый должен быть привит, поскольку дети с ослабленным иммунитетом умирают от кори. А вот что говорит сэр Макфарлейн Бёрнетт:

С учетом существования значительного числа детей с агаммаглобулинемией, чье здоровье поддерживается с помощью инъекций иммуноглобулина, заражение некоторых из них корью было неизбежным. К всеобщему удивлению, корь у них протекала обычно, с типичной сыпью, которая разрешалась в обычные сроки, и за которой следовал прочный иммунитет к повторной инфекции, как у любого другого выздоровевшего. Это означает, что выработка антител не требуется ни для выздоровления, ни для развития иммунитета к кори7.

Так почему же количество антител после прививки считается единственным способом выработки иммунитета к кори? Врачи могут кивать на инъекции иммуноглобулина, но этот врач не считает, что дело только в них.

Далее автор обращается к кори у детей с острой формой лейкемии, которую у них лечат стероидами:

Сочетание заболевания и лечения практически парализует систему образования Т-лимфоцитов… Корь обычно убивает таких детей, однако довольно необычным образом. У них нет сыпи, и они умирают от так называемой гигантоклеточной пневмонии, при которой легкие забиваются огромными клетками, содержащими много ядер. (подчеркнуто мной. — Х.Б.)

Возможно, что лечение стероидами пациентов с астмой по тем же причинам увеличивает риск более тяжелого протекания их инфекционных заболеваний.

Как родителям, нам также требуется учитывать вероятную тяжесть заболевания у обычных детей. Но разве нам помогло сделать информированный выбор, когда в 1997 г. мы читали:

Главный врач "Старшипа" ("Старшип" — больница в Окленде, Новая Зеландия. — прим. перев.) Грант Клоуз сказал, что корь это самая опасная болезнь из известных человеку…8

Неужели вы и в самом деле думаете, что корь была самым опасным заболеванием, известным человеку, и что она хуже, чем вирус Эбола, натуральная оспа, ВИЧ или чума?

В истории есть поучительные уроки. В 1932 г. на стр. 7 "Приложений к парламентским протоколам Новой Зеландии" тогдашний министр здравоохранения писал:

Мы все еще переживаем эпидемии скарлатины, дифтерии, кори и коклюша, но ежегодная смертность от этих эпидемий значительно ниже, чем в прежних эпидемиях, хотя в промежуточные годы без эпидемий спорадические случаи приобретали более мягкий характер и уменьшали смертность…
Эти снижения настолько велики и так устойчивы, что напрашивается неизбежный вывод, что хорошие условия (как единый термин, включающий меры, принятые по улучшению питания и гигиены) уверенно уничтожали эти заболевания… И тогда, вопреки пророчествам некоторых эпидемиологов, предсказывающих на основе исторического опыта возвращение высокой вирулентности и смертности от инфекционных заболеваний и, возможно, недооценивающих влияние улучшения условий, а также тех иммунологов, кто сводит вопрос единственно к приобретению иммунитета, возникает мысль, способна ли Новая Зеландия или даже тесно населенная Англия путем поддержания или даже улучшения хороших условий сохранять естественную сопротивляемость своего населения к этим заболеваниям. (подчеркнуто в самом докладе. — Х.Б.)

В 1982 г. д-р А. Дж. Тайрелл писал о значении состояния хозяина:

Неоднократно указывалось, что снижение инфекционных заболеваний в Британии с середины девятнадцатого века могло иметь весьма отдаленное отношение к специфическим противоинфекционным мерам… похоже, что другие, менее ясно очерченные перемены, вероятно, в жилищных условиях и питании, снизили смертность от таких заболеваний как коклюш, корь и туберкулез; они определенно снижались еще до того, как вакцинация и лечение антибиотиками оказали какое-либо влияние9.

Д-р Тайрелл затем высказывает свое личное мнение о том, что влияние авторитета Флоренс Найтингейл на снижение смертности было больше, чем мы думаем. Она стала образцом для подражания, родители принимали к сведению ее методы и поэтому давали больным детям покой, давали больше жидкости и надлежащее питание. Если учесть, каким кумиром в то время была Флоренс Найтингейл для родителей, возможно, в этом что-то есть. Д-р Тайрелл говорит о повышении благосостояния и изменениях в медицинском обслуживании, но сомневается, что это может объяснить перемены. Тут есть где разгуляться эпигенетикам:

Был очевиден феномен связи, а именно, что после личного стресса человек склонен к инфекциям — вот подлинная правда, стоящая за известным клише: вслед за войной и лишениями жди эпидемий. Беженцы из Уганды были в большинстве своем хорошо накормлены и размещены, и затем приехали в Великобританию в начале 1970-х гг. У них резко выросла заболеваемость туберкулезом, хотя штаммы, которыми они заразились, были приобретены ими в Великобритании… у некоторых… не выявлены признаки иммунного ответа ни в кожной пробе, ни в реакции лимфоцитов, и в этом, по-видимому, заключалась причина развития заболевания.

Иногда на некоторое время после лечения довольно неожиданно развивался иммунный ответ, и они чувствовали себя хуже из-за воспаления в зараженных тканях и жара. Однако мы обычно рассматривали это как хороший знак, говоривший о возвращении удовлетворительного ответа организма. (подчеркнуто мной. — Х.Б.)

Еще он говорит о том, как какое-либо происшествие может менять виды бактерий в глотке, и обсуждает исследование, обнаружившее, что "добровольцы"-интроверты распространяли больше вируса, чем экстраверты, но исследователи не представляли, какая связь может быть между этими двумя вещами…

Важно то, что обе предыдущие цитаты являются высказываниями врачей: одного — в парламентских журналах в 1932 г., другого — в 1982 г. Оба осознают парадигму своего времени, состоящую в том, что иммунологи и эпидемиологи не принимают во внимание значимые факторы в инфекционных заболеваниях, а именно, что питание, особенности организма или жизненные обстоятельства могут подорвать иммунную систему. Эти факторы по-прежнему игнорируются и в 2006 г.

Даже в 1981 г. обсуждается утверждение, с которым авторы не совсем согласны, но которое они не могут полностью игнорировать:

Дети, умирающие от кори, как правило недоедали, либо страдали от некоего другого интеркуррентного заболевания, и умерли бы вскоре если не от кори, то по какой-либо другой причине.

Затем они говорят:

До какой степени вопрос о том, кто умирает от кори, определяет, расширять или нет вакцинацию от кори? Это исследовалось в Великобритании во время первых обсуждений целесообразности национальной программы по вакцинации от кори. Половина из 132 смертей, приписываемых кори за первое полугодие 1961 г., случились у детей с серьезными хроническими заболеваниями или инвалидностью. Тот факт, что у многих из детей, умерших от кори, в лучшем случае ожидалась короткая продолжительность жизни, не отменяет общей пользы, которую мы получим от программы10.

Еще одна интересная старая статья проводит важное сравнение, где автор описывает свой опыт в Африке и Великобритании, и сравнивает тяжесть протекания кори в развитых и развивающихся странах. Он признаёт, что тяжесть заболевания корью и связанная с ней смертность радикально снизились еще до того, как медики могли бы что-то с этим сделать. Затем он пишет об очевидных клинических различиях в тяжести кори у африканских детей между теми, кто страдает от недоедания, и теми, кто от не не страдает:

Состояние питания ребенка перед поражением корью и во время кори может быть доминирующим фактором тяжелой формы заболевания, описанного выше11.

Он сравнивает симптомы, описанные в двух британских исследованиях (в Глазго и Дринкуотере), где в обнищавших семьях была высокая смертность, с теми же симптомами, которые он наблюдал в Африке. Он отметил и сравнил "темную сыпь" в британских исследованиях с темной сыпью, которую он видел у самых нищих африканских детей, и заявил совершенно четко, что наиболее тяжело корь, как видно во всех странах, протекала там, где питание было наихудшим.

В 1997 г. я предоставила во все СМИ статьи о витамине А, в том числе и статью, показавшую, что

дефицит витамина А связан с возросшей смертностью и осложнениями (тяжелое протекание) от инфекционных заболеваний. Витамин А повышает иммунитет у людей… Добавки витамина А снижают число тяжелых заболеваний и смертей детей от инфекционных заболеваний (стр. 490). Даже бессимптомный дефицит витамина А связан с более тяжелыми формами заболевания у детей (стр. 491). Влияние добавок витамина А на смертность и тяжесть кори поразительно. Добавки высоких доз витамина А снизили тяжесть протекания и число смертей даже у детей без клинических признаков дефицита витамина А (стр. 493)12.

Все статьи ясно говорили о том, что дефицит витамина А это распространенное явление у социально- и экономически неблагополучных детей в любой стране, и что болеющие корью дети с дефицитом витамина А также страдают от недостатка и других питательных веществ. Кроме того, статьи указывали на худший исход любых инфекционных заболеваний, если витамин А не на должном уровне. Все, кто хотел, получили эту информацию, и многие из тех, кто не хотел, получили ее тоже.

У "Геральд" случился приступ редакционной амнезии, и она забыла, что уже публиковала похожую информацию в 1990 г., и начала, подобно другим газетам, цитировать медиков, утверждаввших, что единственным надежным способом предупреждения была вакцинация. Департамент здравоохранения опубликовал официальную контраргументацию, в которой подчеркнул, что в витамине А нет никакой пользы, и что поможет только вакцинация. Никто не опроверг врачей, используя их же литературу.

Достопочтенный Нил Киртон 30 июня 1997 г. даже удостоил мою особу тремя страницами предостережений, включая утверждение, что витамин А оказался эффективным только при лечении кори в развивающихся странах. Я почувствовала, что меня просят замолчать.

Тем не менее, неожиданно в 2005 г. в "Геральд" появилась статья, где говорилось:

Каждый десятый оклендский ребенок растет с таким же дефицитом витаминов, как и в странах третьего мира13.

Д-р Кэмерон Грант обнаружил, что по результатам четырехлетнего исследования у 12% оклендских детей в возрасте от 6 месяцев до 2 лет есть дефицит витамина А, у 24% — дефицит железа (подобно тому, как было в США 30 лет назад), и у 10% дефицит витамина D. Он сказал, что это означает также наличие дефицита и других микроэлементов, что может подрывать здоровье детей. Поскольку, как он сказал, дефицит витамина А был необычен в таких странах как Новая Зеландия, и картина протекания инфекционных заболеваний была подобна той, что наблюдалась в странах третьего мира, они решили исследовать некоторые витамины.

Он отметил, что детской пневмонии было в 5–10 раз больше, чем в США, и хотя частично это было обязано перенаселенности, но также было вызвано и плохим питанием. Он отметил:

Если ребенок поступил в больницу с корью, мы прописываем ему лечение витамином А.

Означало ли это, что все сказанное об ужасающем питании в случаях с заболевшими корью и потребности в витамине А и публично списанное чиновниками со счетов в 1991 и 1997 гг. теперь стало фактом, но лишь благодаря сделанному д-ром Грантом исследованию? Витамин А известен как противоинфекционное средство с 1930 г. И что насчет селена и цинка — двух других важнейших микроэлементов, тесно связанных с иммунной системой?

Врачи всегда будут заявлять, что корь и смертельные случаи, произошедшие в 1987, 1991 и 1997 гг., могли быть предотвращены, ЕСЛИ БЫ дети были привиты. Может быть, большинство больничных осложнений и некоторые случаи смерти МОГЛИ быть предотвращены, если бы медики сказали родителям о проверенной десятилетиями информации по применению витамина А и других элементов и дали витамин А всем этим детям, будь то в кабинете врача или в больнице.

Д-р Осси Мансур попал в самое яблочко, когда сказал, что большинство случаев заболевания корью (это также относится и к большинству других инфекционных заболеваний) происходит среди детей полинезийцев и маори. Остается понять, почему медикам потребовалось столько времени, чтобы выянить это. Возможно, это потому, что, согласно недавнему заявлению в передовице "Эн-Зи-Эм-Джей" (NZMJ — "Новозеландский медицинский журнал". — прим. перев.), они живут главным образом в возвышенной интеллектуальной атмосфере своих кабинетов14.

Питание и образ жизни коренным образом изменяют соотношение индивидуального риска и пользы как для каждого в отдельности, так и для общества в целом. Определенные слои общества значительно больше подвержены риску во всех аспектах здоровья из-за своего плохого питания, курения, степени токсичности окружающей среды, сырости в помещениях, стресса и других проблем в окружающих условиях. Поэтому, вместо того, чтобы проталкивать вакцины, разве не должны медики серьезно задаться вопросом: "Как мы реально можем помочь людям эффективно снизить риск по всему спектру заболеваний, которым они наиболее всего подвержены?"

Я поставила этот вопрос перед экспертами по инфекционным заболеваниям в разделе быстрых ответов в "Би-Эм-Джей"15 (BMJ — "Британский медицинский журнал". — прим. перев.) Как и д-р Мансур, они посчитали, что это "слишком трудно". Еще интереснее было, когда я задала им вопрос, захотят ли они даже в утопическом обществе по-прежнему использовать вакцины. Ответом было "да", поскольку, как указал один врач, вакцины дешевы, удобны и полезны.

Значит, даже если бы мы могли доказать, что непривитые, хорошо питающиеся дети могут пройти через все эти болезни относительно без проблем, это не окажет никакого влияния. Умы настолько закоснели, что прививки как правильное (и единственное) направление стали неотъемлемой при любом раскладе.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 MacFarlane, B. (Sir). 1953. Viruses and Man. London and Baltimore: Penguin Books. p. 57.
2 Family Doctor by Iatros. 1998. New Zealand Herald 24 January: Section 2: 2. (Написано выдающимся новозеландским экспертом того времени по инфекционным заболеваниям)
3 1990. Medical Frontiers. "PMT drug questioned". New Zealand Herald 24 July.
4 Jones, N. et al. 1998. "1997 measles epidemic in Auckland". New Zealand Public Health Report Vol. 5(8):58.
5 Martin, D.R. et al. 1994. "Acute rheumatic fever in Auckland, New Zealand: spectrum of association Group A streptococci different from expected". Pediatr Infect Dis J 13:264-9. (В статье также говорилось, что острый ревматический полиартрит вызывается значительно более широким спектром стрептококков М-типа группы P, чем те, которые обычно перечисляются. Естественно, целью статьи было привлечь внимание к потребности в какой угодно вакцине, могущей возникнуть в будущем)
6 11/02/97 (G:\PP\OSSI\IMM\MEDIA2.DOC) стр. 2 из 12. "Response for TV3 on immunization questions." 12-страничный факс от д-ра О. Мансура (Dr O. Mansoor) в адрес TV3.
7 Burnet, M. (Sir). 1972. Natural History of Infectious Disease, Cambridge. p. 79.
8 NZPA. 1997. "Measles campaign begins". The Press 9 May.
9 Tyrell, A.J. 1982. "The importance of the host". Nuffields Provincial Hospital Trusts publication: p. 23. (ISBN 090 0574 39 9).
10 Editorial. 1981. "Rationalising Measles Vaccination". The Lancet August: 2(8240): 236-7. PMID: 6114288.
11 Morley, D.C. 1967. "Measles in pre-industrial countries". Modern Trends in Medical Virology Vol 1(6): 141-161.
12 Semba, R.D. 1994. "Vitamin A, Immunity, and Infection". Clin Infect Dis September: 19(3): 489-99. PMID: 7811869.
13 Collins, S. 2005. "Vitamin lacking in 1 of 10 toddlers". New Zealand Herald, [Internet] Доступно по адресу http://www.nzherald.co.nz/index.cfm?c_id=1&ObjectID=900606110 Пороверено 18 сентября 2005 г.
14 Kearns, R. et al. 2005. "Widening the lens on child health". New Zealand Medical Journal Dec 16; 118(1227):U1785. PMID:16372034. "Опыт может быть получен при общении с людьми и наблюдении за их условиями на местах. Избегая визитов на дом, медики сталкиваются с людьми только лишь в условиях больниц и ведомственных заведений… И, хотя процессы и условия ежедневной жизни наиболее точно обнажают внешние факторы здоровья, взаимовыгодный обмен между различными областями человеческого опыта лишь недавно стал приниматься во внимание в общей стратегии".
15 http://bmj.bmjjournals.com/cgi/elelters/330/7483/112-d. Проверено 18 сентября 2005 г.

57. Просто еще один звонок

Дело происходит вечером, сразу после 8:30.

Звонит телефон.

Я мою посуду после обеда.

Отряхнув воду с рук, я снимаю трубку.

"Алло", — говорю я.

"Я не знаю, правильно ли мне дали номер телефона, но мне нужна была кое-какая информация о прививках моей дочери".

"Вам дали правильный номер. Секундочку, я передам трубку жене".

Возвращаюсь к тарелкам.

Просматриваю газету.

Разгадываю свой ежедневный кроссворд.

Возможно, пришло время поиграть в игру под названием Терпение.

10 часов, и зевота начинает донимать все чаще.

Хилари все еще говорит по телефону.

Я обнимаю ее, наклонившись для поцелуя. Осторожно касаюсь ее свободного уха.

"Доброй ночи, моя любовь. Да хранит тебя господь. Увидимся позднее", — шепчу я.

предыдущая часть Главы 52–54   оглавление Оглавление   Главы 58–60 следующая часть