Питер Батлер

Питер и Хилари Батлер

Хилари Батлер

Укол за уколом

Перевод Марии Веденеевой (Санкт-Петербург)

67. Рациональность

Центральный избирательный штаб Фолл Сити,
"Партия обещаний"
Беседы с избирателями каждый понедельник.
Запись на прием у секретаря избирательного штаба.

Энди и Иона Квестермен договорились о встрече со своим депутатом на 10.30 и были приятно удивлены тем, что им пришлось ждать всего пять минут. Их пригласили в уютно обставленную комнату, где предложили располагаться как дома. Сначала они учтиво побеседовали о погоде, о делах в целом и отпустили несколько ахов и охов в адрес маленькой Веры. Когда с ритуалами было покончено, досточтимая Полли Тишен перешла к делу.

— Чем я могу помочь? — спросила она, наградив собравшуюся компанию благосклонной улыбкой.

Энди не заставил себя долго упрашивать.

— Мы с женой очень серьезно относимся к своим родительским обязанностям, мы проделали большую работу, изучая вопросы, связанные со здоровьем, и я уверен, что вы это только приветствуете. Тем не менее, у нас возникла проблема.

Полли Тишен снисходительно улыбнулась.

— Именно за этим я здесь. Что я могу сделать, чтобы помочь вам с ней справиться?

— Отчасти проблема как раз в этом, — мягко сказала Иона. — Мы не уверены, что вы можете, хотя нам хочется думать, что вы смогли бы.

— Я сделаю все, что в моих силах, — сказала депутат. — В конце концов, это входит в мои обязанности.

Эти слова придали Энди уверенность, и он продолжил.

— Изучая проблему, мы убедились, что государственная политика по многим вопросам здоровья не всегда в интересах здоровья и благополучия людей, и особенно это касается вакцинации. Очевидно, что у производителей вакцин есть все причины исследовать и разрабатывать новые вакцины для пополнения и без того пугающих своим объемом календарей. Но сформировать при поддержке министерств здравоохранения во всем мире общественное мнение — значит, гарантировать достижение неизбежной на пути вакцинации точки невозврата, что не только коснется списка вакцин и их комбинаций, считающихся необходимыми, но еще и приведет к росту "новых" заболеваний и их разновидностей, а также осложнений от них. Мы видим, что это уже началось. Однако больше всего нас беспокоит то, что, благодаря тактике запугивания и разнообразных методов искусного давления и убеждения эти вечнорастущие календари прививок могут стать обязательными. Мы не собираемся прививать нашу дочь Веру, но уже сейчас среди сотрудников здравоохранения полно тех, кто относится к нам, как к потенциальным преступникам — людям, которые жестоко обращаются с детьми и несут угрозу здоровью собственных детей. Это стало для нас потрясением, и, поскольку вы наш депутат, мы почувствовали, что настала пора заявить о своем протесте по поводу происходящего. Но кто вы сейчас? Депутат от округа Фолл Сити или министр здравоохранения?

Квестермены следили за реакцией Полли Тишен, пока Энди говорил. Ее глаза утратили дружеский блеск, и в воздухе возникло напряжение, которое теперь читалось в ее жестах и в том, как она отвечала. Однако она была опытным политиком и умела ловко выходить из подобной ситуации.

— Мистер и миссис Квестермен, у вас чудесная дочка, и я уверена, что вы не хотите, чтобы с ней что-нибудь случилось. Задача правительства — дать возможность Министерству здравоохранения оказывать любую посильную помощь ответственным родителям. Как министр, отвечающий за здравоохранение, я руководствуюсь рекомендациями своих советников, которые являются экспертами в своей области и держат руку на пульсе. Их рекомендации тщательно выверяются, и наша цель — обеспечить жителей нашей страны новейшей и наилучшей продукцией.

Полли Тишен взяла паузу, чтобы ее слова произвели максимальный эффект.

— В настоящее время вы по-прежнему можете осуществлять выбор от лица своей очаровательной дочки. Ведь вы желаете ей только добра, не так ли?

— Разве можно сомневаться! — вспыхнула Иона. — Поэтому мы и говорим сегодня с вами. Мы сделали осознанный выбор, и уверены, что приняли правильное решение. Мы очень тщательно изучили все вопросы. А знаете ли вы мнение компетентных и опытных ученых из противоположного лагеря? Изучали ли вы по-настоящему факты и цифры, дающие другую картину, непохожую на ту, что рисуют вам ваши советники? Как частное лицо, подвергали ли вы когда-нибудь сомнению то, что вам говорят? Если бы у вас сейчас родился ребенок, стали бы вы прививать его по календарю, полагаясь лишь на то, что вам известно как министру здравоохранения? Или захотели бы узнать больше, чем вам говорят ваши консультанты? Как так получается, что многие врачи из-за информации, которой они обладают, не хотят прививать своих детей и выписывать им лекарства? Или в политике главное — следовать партийной линии? Хотите, мы поделимся с вами некоторыми из наших исследований? Чем вы, наш депутат, можете помочь таким избирателям, как мы, задающим подобные вопросы и ждущим ответов, а не осуждения?

Досточтимая Полли Тишен, министр здравоохранения правительства Обещаний, смотрела на Эндрю и Иону Квестермен, избирателей своего округа "Центральный Фолл Сити". Несколько мгновений, показавшихся часами, она не могла вымолвить ни одного слова! На ее лице отразилась целая гамма эмоций, а затем с деланной улыбкой она медленно сказала: "Думаю, мне придется попросить министра здравоохранения написать мне письмо, прежде чем я смогу ответить на ваши вопросы. Если я смогу что-то сделать для вас, я свяжусь с вами".

Энди и Иона не были удивлены результатами их встречи. Они донесли свою точку зрения. Сколько теперь им придется ждать, прежде чем они узнают, достигла ли она цели? Провожая их до дверей, Полли Тишен с какой-то затаенной нежностью легонько провела пальцем по щеке маленькой Веры, что не ускользнуло от внимания родителей. Они не знали, чем вызван этот жест, но лишний раз убедились, что поступили правильно, а там будь что будет. Только представьте себе, какой бомбой для правительства стало бы известие о том, что министр здравоохранения подает в отставку, потому что не может дальше претворять в жизнь программу министерства здравоохранения! Да, цена высока, если вы несете угрозу структурам какой-либо системы, закулисным играм властей и всемогущему доллару. Если говорить в целом, то во всем мире делами заправляют политики. Эндрю с Ионой обсуждали все это по пути домой: демократия, правительства меньшинства и большинства, коалиционные правительства, права и свободы, лицемерие двойных стандартов. Насколько очевидной должна стать правда, чтобы ее признали?

— Знаешь, — сказал Энди, — одна старинная поговорка говорит: "Можно некоторое время угождать некоторому количеству людей, но невозможно бесконечно угождать всем". Это так верно. Если отказываешься идти на компромисс и собираешься действовать в соответствии со своими убеждениями, ты должен быть готов идти на жертвы.

— Да, — тихо сказала Иона. — Когда-то давно одно правительство провозгласило, что разумно пожертвовать одним человеком ради всей нации. Я часто вспоминаю об этом, когда смотрю на Веру и других маленьких детей, таких беспомощных и зависимых, и я думаю о тех веществах, которые мы должны вводить в эти маленькие организмы, как нам говорят эксперты. И не только в маленькие. Сколько еще жертв будет принесено на этот алтарь только потому, что это разумно с точки зрения предполагаемой пользы для всего общества. О чем думала Полли Тишен, когда коснулась щеки Веры? Быть может, она с нежностью хотела сказать о том, что ради здоровья страны это разумно, что кому-то достанутся побочные эффекты, и что просто очень жаль, если кто-то, к несчастью, пострадает? Или в ней прорывалось наружу что-то другое?

Эндрю, чье имя означает сильный и мужественный, знал, что им и Д'Другим требуется вся их сила при столкновении с такими серьезными вопросами. Они месяцами готовились к таким вещам. Так делали и остальные, и в будущем другим тоже предстояло это делать. Это не означало, что они застрахованы от сомнений и страхов, но они знали, как не поддаваться им.

— Моя дорогая жена, мы приняли решение, и этот выбор не был случайным. Мы знаем, что на все есть своя цена, но мы договорились, что будем стоять на своем. Можно сказать, что Вера — это наш ответ системе и мнению множества людей, которые оказывают на нас давление. И мы знаем, что должны делиться своими открытиями с другими людьми. Ведь для нас столько сделали наши прекрасные друзья!

******

Приблизительно через неделю по почте пришло следующее письмо на типичном официальном бланке с внушительной атрибутикой.

"Уважаемые мистер и миссис Квестермен,

На последнем закрытом заседании правительства ваш депутат досточтимая м-с Полли Тишен подняла вопросы, касающиеся политики, проводимой Министерством здравоохранения, указав, в том числе, на календари прививок. Она сообщила, что вы выразили обеспокоенность надежностью консультаций, получаемих правительством при распределении денег с целью обеспечения нашего населения наилучшими товарами и услугами, и что вы предложили поделиться с ней и ее консультантами результатами своих исследований.

Правительство пришло к обдуманному решению, что вы не сможете внести никакого вклада в то, что уже известно Министерству здравоохранения. Тем не менее, ваша обеспокоенность и ваше предложение приняты во внимание, и мы зарегистрировали вопросы, по которым вы выразили свое несогласие. Однако правительство хочет быть уверено в том, что люди сделают ответственный выбор.

В связи с тем, что министр была нездорова несколько дней, и у нее накопилось много работы, она попросила меня сообщить вам о результатах вашей с ней встречи.

Искренне ваша,

Уизел Спик1

Заместитель министра здравоохранения".

ПРИМЕЧАНИЯ

1  В переводе с англ. — обтекаемая речь. — прим. перев.

68. "Салли Кларк умерла"

Это случилось 18 марта 2007 г. (см. колонку фактов в конце главы).

Салли Кларк умерла. "Пусть все те, кто довели Салли до этого, виновато опустят голову"1. Я вижу эти слова на экране, и они отзываются в моем мозге эхом воспоминаний. Затем меня охватывает злость. Не только за Салли и Стива или членов их семьи, но и за всех остальных, чьими делами я занималась, когда родителей и адвокатов обманывали. "Обманывали?" — спросите вы. Да, обманывали. Но разве такое возможно, спросите вы?

"Невероятно!!!" — эти слова до сих пор звучат у меня в ушах. Джон Бэтт произнес их 29 июня 2000 г., а я внимала им на другом конце провода, и меня почти трясло от гнева, пока я слушала, как он говорил мне: "Нет, речь идет о британском правосудии, Хилари! Эта система построена на традициях…" Я прерываю его: "Чушь это, твои традиции, Джон! Послушай меня. Тебя… об-ма-ну-ли. Вбей это в свою голову. Тебе повторить?"

"Ты хочешь, чтобы я поверил, что отчеты существуют, что патологоанатомы знают это, и знает обвинение, и нас водили за нос?!!!" Слышен слегка возмущенный, но жалобный и недоверчивый голос.

Такая же интонация звучала в его голосе 24 марта 2000 после того, как я ему сказала следующее:

— Вот что ты должен делать. Ты должен пойти в больницу с еще тремя адвокатами и потребовать документы на обоих детей. Возьми с собой портативное фотокопировальное устройство и побольше бумаги. Сядь там и всякий раз, когда кто-то будет проходить мимо, спрашивай громким голосом, чтобы они слышали: "Будьте добры, мы все еще ждем наши документы". И не уходи, пока не получишь их.

— Хилари! — пробормотал растерявшийся Джон. — Так в нашей стране дела не делаются!

— Разве у вас получилось по-другому? — спросила я.

— Нет, — ответил он.

— И Джон, — с напором продолжила я прежде, чем он перевел дыхание. — Возьми тех же самых адвокатов и договорись о встрече с патологоанатомом, делавшим аутопсию Гарри и Кристофера. Он ничего не смыслит в аутопсии. Задай ему такие-то вопросы в таком-то порядке, и я ручаюсь, что ты услышишь требуемые ответы. Проблема в том, что они будут лишь в устном виде, но по крайней мере ты узнаешь, что я говорила тебе правду.

— О, и еще кое-что. Брались ли какие-нибудь анализы у третьего ребенка? Больничные анализы Кристофера указывают мне, что проблема могла быть в том, что у обоих — Гарри и Кристофера — мог быть транзиторный иммунодефицит. Он бывает гораздо чаще, чем люди думают, и чем признают врачи, но, знаешь… Мертвый ребенок немногое может рассказать. Множество детей умирает после прививок, но, естественно, нам говорят, что это случайность. Невозможно взять анализы у мертвого ребенка. Если оба других ребенка болели этим, велика вероятность, что и этот ребенок тоже болеет.

К счастью, кто-то уже подумал об этом, и анализы были сделаны. Они показывали тяжелую нейтропению еще за много месяцев до какой-либо прививки. Это не слишком помогло Салли, но зато, возможно, спасло жизнь ее третьему ребенку.

Встреча с патологоанатомом оказалась даже интереснее. Джон описывал, как тот, когда его выловили и уличили во лжи, к их изумлению, засмеялся и сказал: "Таковы правила игры!" Я риторически заметила Джону: "А ты не верил мне!" В ответе Джона сквозило раздражение: "Я уже изменил свое мнение!"

"Но достаточно ли ты изменил свое мнение, чтобы найти эти отчеты?" Он счел это, тем не менее, вопросом чисто академического интереса, поскольку защита теперь решила, что апелляция будет выиграна на статистике, что вызвало у меня взрыв смеха, а затем сердитое рычание: "Ничего не выйдет, Джон. Ничто не поможет выиграть это дело, пока ты не ДОКАЖЕШЬ, что у детей были тяжелые инфекции, и те отчеты — единственный способ доказать это. Даю голову на отсечение, что вы не выиграете на статистике!"

*****

В декабре 1999 г. я связалась с Маргарет Дрисколл2, попросив о любой посильной помощи в деле. Вскоре после этого раздался телефонный звонок, и на том конце был Джон Бэтт, друг семьи и адвокат, настороженный, но готовый выслушать. События развивались быстро. Больничные отчеты, медицинские записи и т.п. были быстро собраны и отправлены на противоположную сторону Земли.

С самого начала я чувствовала, что дело погрязло в рутине по многим причинам. Во-первых, оба они, и Стив, и Салли Кларк были очень уважаемыми юристами, а отец Салли, Фрэнк, был полицейским. Стив и Салли были нормальными родителями, хотевшими все делать "правильно" для своих детей. Но как юристы с репутацией они, как мне кажется, очень боялись того, что их сочтут "жертвами" аргументов всяких сумасшедших экстремистов, по мнению "системы" — антипрививочников или анти-ДСМщиков3. Для Кларков вопрос был ясен. Их дети умерли, и любому мало-мальски мыслящему было бы очевидно то, что было очевидно для них. Они избегали касаться темы "иммунизации", поскольку предпочитали выиграть по возможности другим путем.

Но ни они, ни их адвокаты, действовавшие из лучших побуждений, не отдавали себе отчета в том, что система работает не так, как, им казалось, она должна была работать — и в медицине, и в суде.

Даже журналисты, освещавшие это дело, осторожничали с вопросом прививок. Когда Джону Суини, готовившему телевизионную передачу об этом, сказали, что прививки однозначно сыграли роль, он отмел это, сказав, что им требуется "простое изложение" фактов. Беспроигрышная журналистика невозможна, если допустить, что введенный государством обязательный святой грааль вакцинации может оказаться не таким святым, как привыкло верить население. Телевидение придерживалось "генетической" версии.

Если у Гарри и Кристофера после их простуды и на момент прививки была тяжелая нейтропения, которая была у их третьего ребенка... и если бы врачи заранее сняли свои шоры "Прививки не могут навредить" и проделали работу, чтобы вычислить то, о чем некоторым из нас, самых фанатичных антипрививочников, было уже давно известно, — что у многих детей в возрасте от одного до шести месяцев могут быть разные виды транзиторного иммунодефицита — то Салли Кларк могла быть сейчас счастливым родителем и жить той жизнью, о которой она всегда мечтала.

Как уже упоминалось в книге "Просто укольчик", при трехфазных испытаниях вакцины не испытываются ни на ком другом, кроме ультраздоровых и безупречных детей. Возьмем, к примеру, это испытание4. Критерии отсева типичны даже для испытаний вакцин на младенцах:

  • Тяжелые хронические заболевания (например, сердечные, почечные, неврологические, метаболические, ревматологические, психиатрические, гематологические).
  • Обнаруженное или подозреваемое ухудшение иммунологической функции.
  • Острое медицинское заболевание с лихорадкой или без на протяжении последних трех суток или с температурой >= 100,4°F (>= 38°C) на момент регистрации.
  • Зафиксированное в истории болезни инвазивное менингококковое заболевание, либо имевшаяся менингококковая прививка.
  • Вакцинация до этого исследования пятой дозой любой из прививок против столбняка, дифтерии или коклюша, либо 4-й дозой ИПВ.
  • Получал иммуноглобулин, либо другие препараты крови в течение последних трех месяцев, либо получал инъекцией или орально кортикостероиды или другие иммуномодулирующие лекарства в течение 6 недель перед исследуемой прививкой. Проходящие курс с постепенно снижающейся дозой оральных стероидов продолжительностью <7 дней и проходящие (например, астматики) краткий курс лечения оральными стероидами продолжительностью от 3 до 4 дней могут быть включены в испытания, если они прошли не более одного курса за последние 2 недели до регистрации.
  • Получавшие антибиотики орально или инъекционно в течение трех суток перед каким-либо забором крови.
  • Подозреваемая или выявленная гиперчувствительность к любым компонентам исследуемой вакцины, имевшаяся в истории болезни тяжелая или угрожавшая жизни реакция на испытуемые вакцины или вакцину, содержащую те же вещества.
  • Тромбоцитопения или нарушения свертываемости крови, являющиеся противопоказаниями к внутримышечной вакцинации.
  • Недоступность в течение всего периода испытаний или отсутствие возможности выдерживать график посещений или выполнять процедуры исследования.
  • Занятость в других клинических испытаниях.
  • Выявление любого заболевания, которое, по мнению исследующего врача, представляет угрозу здоровью объекта исследования, либо повлияет на оценку вакцины.
  • Вакцинация любой другой вакциной в течение 30 дней перед первой вакцинацией исследования, или какая-либо полагающаяся прививка во время исследования.
  • Синдром Гийена-Барре (СГБ) в собственной или семейной истории болезни.

Но как только вакцина проходит все три фазы испытаний, родители детей с любым из вышеперечисленных заболеваний будут считать, что "безопасная" означает безопасная для любых детей, а не только для ультраздоровых. Говорят ли им, что такие дети, как их, исключаются из любых испытаний? Нет. Но разве можно тогда утверждать, что вакцины безопасны для тех самых детей, которые исключены из испытаний?

Так было и в случае с прививками Гарри и Кристофера. Многие ли врачи задумаются и разберутся в последствиях рутинной детской прививки, сделанной выглядещему нормальным ребенку с временным иммунодефицитом, который невозможно "увидеть" глазами? Сколько врачей слышат, что не о чем волноваться в случае простуды? Сколько врачей задумается: "Эй, оба ребенка были сильно простужены в одном и том же возрасте? К чему бы это?" Сколько врачей вообще знают, что такое обычные иммунодефициты, и чтó следует искать? Врачи думают, что, если им что-то следует знать, то им об этом скажут. К сожалению, они не знают, что никто не исследует все вероятные сценарии. Но родителям слабеньких детей, которые исключены из испытаний, они скажут, что для них эти вакцины даже более важны, чем для выглядящими нормальными детей, которые могут быть далеко не нормальны. Это одна из возможных причин, почему медицина упустила болезнь Гарри и Кристофера в тот момент, когда они умерли.

Причин, по которым дело было проиграно, с медико-правовой точки зрения было три. Во-первых, главной целью защиты было принимать только те свидетельства, которые она считала достоверными. Да, насколько мне известно, изо всех щелей повылезали сумасшедшие радикалы, предлагая команде юристов самые безумные теории. Это непростая работа — отсеивать глупости. В ультраконсервативной системе, где ревностно следят за своим авторитетом и репутацией, связи с "жуликами" означают смертный приговор себе самому. Поэтому было важно как с точки зрения защиты, так и с точки зрения Кларка, дистанцироваться от всего, что им казалось маргинальными теориями, противоречащими их интересам.

Во-вторых, одновременно присутствовало и нежелание поверить, что медики могут скрывать информацию, и нежелание быть достаточно настойчивыми с самого начала, чтобы заставить их раскрыть все карты. Это парализовало команду юристов, удерживая их на нейтральной стороне. И только когда Джон Бэтт осознал это, были приведены в движение мероприятия, в конечном итоге вытащившие на свет те самые отчеты, о которых я настойчиво твердила с самого начала.

Последним, и, на мой взгляд, самым худшим были сами врачи. Медики бывают очень странными. С одной стороны, это люди, которые действительно проявляют заботу и искренне хотят помочь. Проблема в том, что доходы врачей зависят от того, насколько они угодят своим коллегам, своему начальству и, помимо всего этого, еще и правительству. В наше время важнейший принцип выживания врача в профессии — защита своих тылов любой ценой. Обладай некоторые эксперты достаточной смелостью, чтобы включиться в процесс с самого начала, у них хватило бы полномочий для получения отчетов. Я могу лишь предполагать, но, на мой взгляд, они благоговели перед репутацией профессора сэра Роя Медоуза и др., считая, что такие важные люди должны быть всегда правы. В конце концов, они ведь заслужили свои звания. Возможно, им не хотелось испортить отношения с теми, чьи свидетельства в суде помогли обвинить нескольких "сумасшедших мамаш/убийц".

Любые предложения "поучаствовать" в деле встречались либо молчанием, либо откровенным сопротивлением. Сарафанное радио среди медиков — куда более эффективный инструмент по сравнению с тем, что есть у простых людей. Я уверена, что стоило только письму с запросом лечь на чей-нибудь стол, информация об этом распространялась мгновенно и широко.

В добавление к трагедии, Салли приходилось выслушивать комментарии врачей, имевших свое "высокое" представление о том, что означает быть "нормальными" родителями.

Д-р Дэвид Саутхолл, представший перед Генеральным медицинским советом в 2004 г. для объяснения по поводу его высказываний о том, что Стив убил своих двоих детей, сказал:

"Особенно поражает, — сказал он, — тот факт, что м-р Кларк не вызвал скорую, когда его первый ребенок испытал смертельный приступ, находясь под его присмотром. Нормальные родители немедленно звонят в 999... Этого не делают те родители, которые сами были причиной смертельной опасности"5.

Поражает, что "эксперты" настолько преисполнены собственной важности, что могут на расстоянии диагностировать "кровотечение из носа" как смертельную угрозу, и определять, что сделал бы "любой нормальный" родитель. Я потеряла счет случаям, которыми я занималась, когда у детей, о которых шла речь, было кровотечение из носа перед прививкой, и когда медицинское заключение неизменно можно было описать как в основном презрительное. Как и Стив, большинство врачей считают носовое кровотечение просто носовым кровотечением.

В другом деле, которым я занималась, за две недели до смерти ребенка его доставили в больницу с кровотечением из носа6, но к родителям отнеслись как к параноикам. Врач подозрительно покосился на них и посоветовал следить, чтобы ногти на руках ребенка были подстрижены достаточно коротко. С каких это пор шестимесячный ребенок заталкивает палец вплоть до задней стенки правой ноздри? Через несколько дней ребенку сделали серию прививок, и он умер.

Это сценарий, который регулярно попадает на стол ко многим из таких, как я. Почему врачи не сопоставляют факты? Если бы Гарри и Кристоферу провели коагуляционные и иммунологические тесты, как это было сделано с младшим сыном Кларков, то эти тесты могли бы предотвратить две трагедии, окажись у них также тяжелая нейтропения... но только при условии, что врачи понимали бы значение того, что они исследуют. Многие не понимают.

Другим препятствием для "сопоставления фактов", по-видимому, является то, что ни один врач не хочет признавать, что вакцины, которые они рекомендуют и которыми прививают, хоть как-то могут навредить хоть какому-нибудь ребенку. При этом среднестатистический врач, видя анафилактическую реакцию ребенка на антибиотик, скажет родителям, что этому ребенку никогда больше нельзя принимать антибиотики. Если у того же ребенка, находящегося на грудном вскармливании, к примеру, будет анафилактическая реакция после прививки, проблему припишут плодам тамарилло, которые только что съела мама. Фальшь и нелогичность противоречия не видят, даже если на них указать.

Но отвратительней всего в деле Кларков было то, что тогда и только тогда, когда всплыли скрывавшиеся ранее отчеты по Гарри (при очень загадочных обстоятельствах, которые, на мой взгляд, не были полностью объяснены), другие эксперты смогли взяться за это дело и единогласно заявить, что Салли невиновна. Что... эти дети не были убиты. Джону Бэтту и Стиву Кларку пришлось найти одиннадцать экспертов по синдрому внезапной детский смерти (СВДС) со всего мира, чтобы проанализировать все данные и написать отчеты, допускающие возможность сепсиса у обоих детей.

Тем не менее, во время второй апелляции адвокаты и другие эксперты, выступавшие на стороне государственного обвинения, два дня твердо стояли на своем и отказывались признавать какую-либо вероятность того, что они ошиблись. Обвинение развалилось только тогда, когда их новый эксперт-педиатр признал, что никто не сказал ему о симптомах, появившихся у Гарри после прививок в день, когда он умер. Тогда он признал, что сепсис стал причиной смерти ребенка.

Почему врачам так трудно сказать: "Мы были неправы".

Если оглянуться назад и посмотреть, что произошло с медицинской системой за последние несколько лет, то тут, мне кажется, закралась новая проблема. Иерархическая система всегда вела себя снисходительно и шовинистически, ставя амбиции и власть выше честности. Но, как недавно было проиллюстрировано в одной статье, сложившаяся на сегодня "система" управляется "как большая фабрика":

"Мы исповедуем в значительной степени товарно-ориентированный подход в управлении больницей. Делаем из нее как бы большую фабрику, насколько это возможно. Мы попытались избавиться от эмоций, управляя ею, словно большим производством", — сказал м-р Браун7.

Со временем такое отношение, видимо, распространилось на некоторых врачей, и там, где врачи ведут себя как автоматические тостеры, кто-то — пациент или их подопечный — может сгореть.

Но вопрос не только в контроле и амбициях. Дело в невежестве относительно собственной врачебной литературы и незнании этой самой литературы, поскольку о сепсисе можно сказать гораздо больше, чего на сегодняшний день большинство врачей не понимают. Ключевые факты все там, в их собственной литературе и медицинских текстах, как вы увидите в следующей главе, и все же врачи не могут сопоставить факты. Любой ребенок, у которого нейтропения, находится в большой опасности, поскольку не может бороться с бактериальными инфекциями.

Нейтрофилам также требуется витамин С для работы, и любой ребенок, чей уровень витамина С снизился в результате инфекции или искусственного вскармливания, подвержен риску сепсиса. Именно по этим причинам я считаю, что заболевшему или принимавшему антибиотики ребенку ни в коем случае нельзя делать прививки. Ребенок, проходящий курс лечения антибиотиками находится под еще большей угрозой, т.к. многие антибиотики не только лишают организм витамина С8, но и увеличивают выведение витамина С с мочой, блокируя почечно-тубулярное обратное всасывание витамина С9.

Я убеждена, что именно уверенность Салли и Стива в своей профессии и уверенность их защиты в предполагаемой неподкупности системы правосудия и честности врачей стоила им в итоге проигранного дела. Они верили, что такая честная и несгибаемая судебная традиция не может быть несправедливой по отношению к людям такого положения в обществе, как они. Проблема в том, что они не понимали, что времена изменились, и, возможно, именно их высокое положение было на руку тем, кто пытался доказать, что убийцы есть и в высших эшелонах общества, донести, что никто не застрахован, и что любой может быть признан виновным, независимо от слоя общества, к которому он принадлежит. Если в этой теории есть хоть какая-то доля истины, хотя это не обязательно могло быть так, то жизнь подчас порождает сюжеты куда интереснее вымышленных.

Для матери потерять одного ребенка — это страшно. Еще страшнее потерять двоих. Затем быть обвиненной в убийстве, лишиться возможности скорбеть, быть безжалостно лишенной третьего ребенка, изъятого из семьи — это дополнительный удар. Быть заключенной в тюрьму строгого режима, где терпеть отношение к себе других заключенных как к убийце детей — еще одна болезненная пощечина. Тюрьма не всегда служит справедливости и является расплатой перед обществом. Тюрьма сама по себе испытание, которое сделает тебя сильнее или сломает тебя. Салли боролась, как только могла. Она никак не обустраивала свою камеру, ведь она была невиновна и не собиралась там оставаться. Она изо всех сил старалась противостоять всей той грязи, которая вставала на ее пути. И когда руководство ее собственной профессиональной ассоциации, казалось, вот-вот вычеркнет Салли из реестра юристов, борьба за это стала для нее последним жизненным рубежом. К счастью, они ее не бросили.

Поставьте себя на ее место. Вы выходите из тюрьмы, признанная невиновной, хотя вас вообще не должны были обвинить. Что вас ждет? Ребенок, который вас не знает; дурная слава, которой вы не желаете; жизнь, которую уже не вернуть; работа, которой вы не можете больше заниматься; общество, в котором для вас нет ни конфиденциальности, ни анонимности; скорбь, которая уже опоздала, и врачи, многие из которых по-прежнему открыто враждебны лично к вам и к вашей семье, и норовят при каждом удобном случае напомнить, что они не верят в вашу невиновность.

Самая большая трагедия заключалась в том, что в Великобритании Салли Кларк тогда была не единственной в такой ситуации, и она будет не последней как в Великобритании, так и в Новой Зеландии или где-либо еще.

Вам трудно поверить во все это? Тогда обратитесь к Интернету, закажите и получите, а затем прочитайте книгу Джона Бэтта "Украденная невиновность"10, где изложена бóльшая часть этой истории. А потом пожертвуйте свой экземпляр в местную библиотеку, чтобы все смогли это прочитать.

От этого может зависеть чья-то жизнь. И вы, как родитель, выбрав прививки, можете оказаться следующим.

Колонка фактов:

Салли Кларк: правильное питание, фолиевая кислота и т.п. во время беременности. Несколько случаев приема алкоголя во время первого триместра, но ни у одного из детей не было признаков фетального алкогольного синдрома. (Временная лобная эпилепсия, обнаружившаяся лишь в тюрьме; ее не было в семейной истории болезни, о ней не было известно ранее.)

Кристофер Кларк, родился 22 сентября 1996 г. (на две недели позже срока), умер 13 декабря 1996 г., через 23 дня после прививки цельноклеточной АКДС/АКТ/ХИБ/ОПВ. Тяжелая простуда за неделю до смерти. В момент смерти Кристофер был обнаружен лежащим лицом вверх в своей переносной детской кроватке, лицо пепельно-серого цвета. Исключительно на грудном вскармливании, никаких смесей и коровьего молока.

Гарри Кларк, родился 29 ноября 1997 г. (на три недели раньше срока), шум в сердце. Включенный апноэ-монитор в течение всей жизни. Также тяжелая простуда за неделю до смерти. Умер 27 января 1998 г., в тот же день, когда принял ацетаминофен британской торговой марки и был привит АКТ/ХИБ/АКДС/ОПВ. Ухудшение реакций после прививок. В момент смерти Гарри был в своем детском шезлонге, его голова свешена вперед и немного набок. Он был бледный, но розовый и мягкий на ощупь. На грудном вскармливании, но за неделю до смерти по ночам ему стали давать смесь.

Первоначально причиной смерти Кристофера, установленной патологоанатомом д-ром Аланом Уильямсом, была признана вирусная инфекция нижних дыхательных путей (пенистый слизистый гной в трахе и бронхах, острое серозное воспаление нижних отделов правого легкого, очаговое острое воспаление в миндалинах и глотке), но другие эксперты, впоследствии изучавшие эту аутопсию, не нашли свидетельств этого.

Во время аутопсии Гарри патологоанатом считал, что видит кровь в сетчатке глаза, и показал снимок профессору Шеффилдского университета Майклу Грину, который диагностировал "грубую тряску". (Остальные сомнительные выводы этой аутопсии были оспорены и опровергнуты другими независимыми патологоанатомами.) Д-р Уильямс впоследствии был признан виновным в серьезных профессиональных нарушениях11,12. Д-р Алан Уильямс пересмотрел аутопсию Кристофера и вынес новое заключение об удушении, синяках/ссадинах на ногах, что ранее он отнес за счет попыток реанимировать ребенка, хотя полиция, врачи, медсестры и спасатели, инспектировавшие Кристофера через два часа после его смерти, не обнаружили вообще никаких отметин.

Обо всех деталях судебных процессов и событиях, имевших место, можно прочитать в бумажной версии книги Джона Бэтта под названием "Украденная невиновность"13.

ПРИМЕЧАНИЯ

1  Wansall, G. 2007. "May all those who drove Sally to this hang their heads in shame." Daily Mail (UK) March 18. http://www.dailymail.co.uk/pages/live/articles/news/news.html?in_article_id=442833&in_page_id=1770. Проверено 18 марта 2007 г.
2  Driscoll, M. 1999. "Shadow of a doubt." The Sunday Times (UK) November 28. News Review.
3  ДСМ — делегированный синдром Мюнхгаузена.
4  Исследование препарата менактра (Menactra®) на детях в возрасте от 4 до 6 лет при одновременном введении с пятой дозой даптацела (DAPTACEL®) http://www.clinicaltrials.gov/ct/show/NCT00355121?order=3 Проверено 18 марта 2007 г. (при повторной проверке 28 января 2008 г. обнаружено следующее утверждение: "Это исследование проводится, но участники не набираются").
5  Laville, S. 2004. "Doctor defends child-killing accusation." The Guardian (UK) June 11. http://society.guardian.co.uk/nhsperformance/story/0,,1236361,00.html. Проверено 18 марта 2007 г.
6  У детей с нейтропенией довольно часто идет кровь носом. Но, кроме того, носовые кровотечения могут свидетельствовать о геморрагических нарушениях и дефиците витамина С. Кровотечение из носа у простуженного ребенка может указывать на скрытое потенциально тяжелое заболевание, которое мог бы показать простой анализ крови.
7  King, E. 2007. "Hospital 'like a big factory' for elective surgery results." New Zealand Herald March 15, p. A4.
8  Alabi, Z. 1994. "The effect of antibacterial agents on plasma vitamin C Levels." Afr J Med Med Sci 23(2): 143-6, June. PMID 7625302.
9  Windsor, A.C.M. et al. 1972. "Effect of tetracycline on leucocyte ascorbic acid levels." British Medical Journal 1(5794): 214-5, January 22. http://www.pubmedcentral.nih.gov/articlerender.fcgi?artid=1789150
10  Batt, J. 2005. Stolen Innocence, 2nd ed. Ebury Press. ISBN 978-0091905699 http://www.amazon.co.uk/Stolen-Innocence-John-Batt/dp/0091905699/ref=pd_bbs_1?ie=UTF8&s=books&qid=1195621266&sr=8-1
11  BBC. 2005. "Clark pathologist was 'slapdash'." January 26, 11:34 GMT. http://news.bbc.co.uk/2/hi/health/4208669.stm
12  BBC. 2005. "Court work ban for Clark doctor." Friday, June 3, 19:04 GMT; 20:04 UK. http://news.bbc.co.uk/2/hi/health/4595839.stm
13  Batt, J. 2005. Stolen Innocence, 2nd ed. Ebury Press. ISBN 978-0091905699 http://www.amazon.co.uk/Stolen-Innocence-John-Batt/dp/0091905699/ref=pd_bbs_1?ie=UTF8&s=books&qid=1195621266&sr=8-1

69. Подстрекать, подстегивать и хвалить

Да, это случается, и сегодня был как раз один из таких дней!

Босс улыбался! Он был счастлив — пока.

Как всегда, он сидел на своем плюшевом сверхкомфортном "троне", систематически справляясь с целым рядом мониторов и пролистывая бесконечные отчеты и новости со всего мира.

Войны и слухи о войнах — в огромном количестве.

Убийства, гибель, катастрофы, несчастные случаи — слишком обычное дело, чтобы вызывать большой интерес.

"Новые" исследовательские находки, удивительные открытия, прогнозы, которые могли бы дать "надежду" миллионам — где-нибудь там, в далеком будущем?

Он пролистывал экраны почти механически.

Один заголовок1 привлек его внимание: "Знаменитости, порнография, пьянство и суррогатная пища правят..." Он пробежался по статье. "Хорошо, хорошо, — бормотал он. — Интернет делает из людей пленников в собственном доме. Им не надо больше выходить из своего жилья, чтобы испытать острые ощущения и чувственный восторг, которых они жаждут. И дети пристращаются тоже". Его улыбка расплылась еще шире.

"Что это? — он подался вперед, и его интерес вновь возрос. — Ученые создают пластиковую кровь2... эта кровь сделана из молекул пластика, в сердцевине которых находится атом железа, как гемоглобин, который способен доставлять кислород всему организму". Его мозг лихорадочно работал, пытаясь придумать, как можно использовать эту новость. Все, что исключало потребность в Создателе и поддерживало жизнь, было предметом первостепенной важности. Его Создатель! Он содрогнулся, вспомнив свой мятеж вечность тому назад и свое изгнание на эту планету — Князем этого мира. Он был Боссом. Его господство и власть не были безграничны, но он их еще покажет. Мир преклонится перед его способностью обманывать с помощью ловко замаскированной лжи, полуправды и манипуляций — всего, что сделало его ангелом света. Мир не сможет выжить без него! Он думал о своей армии осведомителей, своих подручных, своих приспешниках, своих двойниках и бесчисленном множестве людей, идущих на сделки, послушных и движущихся в общем потоке, даже не осознавая этого. "Овцы, идущие на убой", — мечтательно размышлял он.

"Я должен поддержать своих верных сторонников", — подумал он, и его пальцы атаковали клавиатуру компьютера.

Хью Мэнну, ИСМ3.

"Я высоко ценю ту работу, которую вы вели и сейчас ведете по всему миру. Продолжайте упирать на человеческую изобретательность и всевозможные новые достижения, независимо от того, приводят они к желаемым результатам или нет. Если они причиняют вред, страдания или смерть, то это мелочь в сравнении с той ложной надеждой и ожиданиями, которые они дают. Прекрасная работа, продолжайте в том же духе".

Ю Синг Лайсат4, редактору "Правда Фолл Сити".

"Поздравляю с искусным враньем в последних публикациях и вашим умением пропускать ключевые факты, сглаживать неудобную информацию и особо фокусировать внимание читателей на вопросах, достаточно пугающих, чтобы заставить передать ответственность за принятие решений нашим хорошо поставленным системам. Вы поистине знаменосец издательской компании Ангела Света. Уже готовятся серьезные шаги по централизации редакционной политики среди главных газетных консорциумов5. Такой отказ от права на редакционное мнение в пользу стороннего лица делается для того, чтобы соблюдать высокие стандарты точности и качества, а также поддерживать жизнеспособность. Вы чрезвычайно хорошо подходите для этой должности, и я задействую все свои связи, чтобы обеспечить вам этот пост. Ваш опыт в тонком искусстве не должен быть потрачен впустую".

сэру Пент-Этолу Блэкэддеру, ХИСС6.

"Вы отлично поработали с компанией 'В очереди за лекарственным здоровьем'. Вы становитесь экспертом по 'правильным' советам и своевременным заманчивым предложениям. Ваши службы мониторинга обеспечивают компании ту помощь, в которой они нуждаются для продвижения всей своей новой продукции, выходящей на рынок. Присматривайте за д-ром Уиллом Прикмором. С помощью Уайли Фокса можно задействовать системные компьютеры. Д-р Фил Энтони по-прежнему скрывается на Зеленом острове. Это плохие новости. Я снова буду говорить с Модус Операнди по поводу угрозы, которую представляют собой обитатели острова.

Вы должны были заметить, что биржевые цены на акции фармацевтических компаний продолжают демонстрировать очень интенсивный рост, за исключением одной компании, столкнувшейся с исками на огромные компенсационные выплаты, и еще одной компании, у нового продукта которой оказались чрезвычайно низкие показатели эффективности. C компанией 'В очереди за лекарственным здоровьем' вы на верном пути, не сворачивайте с него".

Уайли Фоксу, СИС7.

"Как я понял, у Вас есть связи в Министерстве лесного и сельского хозяйства, в отделе биобезопасности. Система отчетов, которую Вы инициировали — это, по-видимому, результат редкого для вас всплеска вдохновения. Быть может, Фрэн Кли следует снять и перевести на другое место, например, дискредитировав ее, или с помощью каких-то других грязных методов, на которых Вы специализируетесь. Квестермены вызывают серьезное беспокойство. Они задают слишком много неправильных вопросов. Они настаивают на возврате к азам со всей их простотой и к закладке твердых принципов в основу всего. Этого не должно произойти. Это опасно. Максимальное усложнение — вот важнейший залог успеха. В этом случае ложь невозможно обнаружить, полуправду нельзя разглядеть, а воспрепятствовать сопоставлению фактов, необходимому для правильного понимания, поможет запутанность, которую усиливают незнакомая лексика и специфическая терминология. Когда мозг постоянно занят лихорадочной работой, некогда слушать свое сердце и интуицию".

Порно Сматту8.

"Тщательнейшим образом изучив Ваши последние сообщения, я пришел к выводу, что Вы заслуживаете ордена За Наивысшие Достижения. Вы и Вам подобные по всему миру можете гордиться своим успехом. Я рад, что мое постоянное подстегивание не прошло даром. Ваше преимущество заключается в том, что Вы можете проникать к людям в дома, в их частную жизнь, без необходимости Вашего физического присутствия. Порно процветает в Интернете, глянцевые журналы становятся все популярнее, реклама становится все более вызывающей и откровенной, изнасилования и преступления сексуального характера — ежедневными в заголовках СМИ, а узы брака подрываются любовными 'аферами' и неверностью. Продолжайте тщательно искать способы убедить общество принять еще более либеральные стандарты, а все остальное довершит равнодушие. Отличная работа, мой порочный и развратный слуга.

Кстати, не забудьте про новую вакцину сэйфгардизнил, которую скоро выпустят. Уверен, что вы найдете способ внушить необходимость в ней, причем для обоих полов!"

Идди Отту.

"Продолжайте действовать согласно предыдущим письмам. Вы должны поспешить, чтобы воспользоваться подходящими предметами образования, которыми можно манипулировать так, чтобы высмеивать традиционные ценности, креационизм и семью с двумя родителями. Вы заметили, сколько Д'Других занимается с детьми домашним обучением и призывает других делать так же? Придумайте что-нибудь, чтобы повернуть это вспять. Мы не можем допустить, чтобы они получали знания, которые делают их другими и вдохновляют на креативное мышление за рамками приучающих к правилам шаблонов. Ваши показатели сползают вниз".

К тому моменту, как Босс покончил с письмами, направляемыми по электронной почте в разные точки земли, его запасы "дружелюбия" уже были полностью исчерпаны. Чем больше ему напоминали про Д'Других, тем сильнее те раздражали его. Какую бы еще тактику применить? Старые методы следует пересмотреть. Броская, ультрасовременная "обертка" и хитрые рекламные трюки способны преобразить даже самый старый, хорошо знакомый и негодный "продукт".

ПРИМЕЧАНИЯ

1  Brown, J. 2007, "Celebrities, porn and binge-drinking rule Britannia" New Zealand Herald May 24. http://www.nzherald.co.nz/section/7/story.cfm?c_id=7&objectid=10441442. По состоянию на 31 мая 2007 г.
2  BBC, 2007. "Scientists create "plastic" blood" 11 May 09:08:23 GMT http://news.bbc.co.uk/2/hi/uk_news/england/north_yorkshire/6645923.stm. Проверено 31 мая 2007 г. — прим. перев.
3  Хью Мэнн ИСМ — Интернациональная система манипуляций человеком. — прим. перев.
4  Созвучно "Using lies art" — применяющая искусство лжи. — прим. перев.
5  APN, 2007. "Centralised editing for papers to go ahead" New Zealand Herald April 20, A7, http://www.nzherald.co.nz/topic/story.cfm?c_id=289&objectid=10435092. Проверено 31 мая 2007 г.
6  Pent-Athol Blackadder — пятиугольный остров черной гадюки, HISS (ХИСС) — Отечественная информационная служба наблюдения. — прим. перев.
7  Wily fox — хитрый лис; СИС — Система интегрирования сомнений и подозрений. — прим. перев.
8  Smut — непристойный. — прим. перев.

предыдущая часть Главы 64–66   оглавление Оглавление   Главы 70–72 следующая часть