Питер Батлер

Питер и Хилари Батлер

Хилари Батлер

Укол за уколом

Перевод Марии Семеновой (Санкт-Петербург)

4. Есть ли у родителей права?

Нам постоянно приходят письма по электронной почте, рассказывающие о том, как медики обращаются с пациентами. Мы киваем головой. Эти истории не новость, мы и сами рассказывали несколько таких. Одна женщина написала нам о лечении своего сына, у которого была ангина, и о том, что произошло в тот ее редкий визит к врачу:

Врач пытался сказать мне, что у него дифтерия, и направил меня в "Старшип" (больница в Окленде, Новая Зеландия. — прим. перев.), где мы должны были пройти обследование, подвергаясь неприязненным взглядам медсестер. Я спросила одну медсестру: "Какие симптомы указывают вам на то, что у него дифтерия?" В ответ услышала: "Ну, он не хочет открывать рот". Естественно, результаты анализов оказались отрицательными.

Она же рассказала об инциденте со своей дочерью, которая поехала в "Старшип" для удаления кисты.

Они спросили, привита ли она. "Нет", — ответила я, и атмосфера моментально переменилась, медсестра сразу убежала и вернулась через 10 минут с главврачом больницы, который вывел меня перед другими родителями, ожидавшими своей очереди, и отчитал меня перед всеми, предлагая нам тут же сделать прививки.

Она также привела слова медсестры, сказавшей, что та "была бы счастлива, если бы прививки сделали обязательными, и тогда ей не пришлось бы иметь дело с такими как мы!"

Истории подобные этой становятся все более привычными, в них рассказывается о детях, с которыми терапевты обращаются очень враждебно и которых отправляют в больницу исключительно потому, что они не привиты. В больнице их подвергают самым что ни на есть интенсивным видам обследования, которые сродни наказанию и для матери, и для ребенка, при том что всякий раз проблема оказывается далека от той, которую предполагали изначально. Упускается драгоценное время, поскольку вместо того, чтобы уделить внимание симптомам у ребенка, врачи злятся по поводу выбора, сделанного родителями. Один врач сказал такой маме: "Если бы ваш ребенок был вакцинирован, мне было бы гораздо легче понять, в чем проблема!" Почему? Не потому ли, что принято считать (ошибочно), что если ребенок привит, значит, можно сбросить со счетов симптомы заболеваний, от которых он привит?

Родители со всей страны рассказывают ужасающие истории, напоминавшие события времен Средневековья. Однажды произошел инцидент, показавший откровенно враждебный настрой врачей сегодня.

Постоянный обозреватель "Санди Стар Таймс", "Д-р Пол"1 решил написать назидательную статью, увидев как-то в отделении скорой помощи родителей с непривитым ребенком. Он не уточнил, какое было заболевание, но мы знаем, что под девизом "не упускать ни единой возможности" (даже если у вас приступ аллергии на ужаление пчелы) вас будут принуждать сделать прививку от столбняка, вне зависимости от того, получали ли вы ее раньше.

По-видимому, у ребенка не было вакциноуправляемого заболевания, а иначе, я уверена, "д-р Пол" указал бы на это в своем едком замечании:

Я вынужден сказать эту ужасную вещь: если вы ходили к гомеопату, когда ваш ребенок был здоров, почему вы теперь приводите его ко мне, когда он заболел… возвращайтесь к гомеопату.

Вслед за этим шло активное огульное отрицание альтернативной медицины, и был задан вопрос:

Что же заставляет родителей рисковать жизнью самого близкого существа — своего ребенка, прибегая к непроверенному средству?

Частично проблема заключается в том, что вакцинация является жертвой собственного успеха; большинство родителей, большинство шарлатанов и даже большинство врачей никогда не видели многих болезней, от которых мы прививаем. Я никогда не видел дифтерии или тифа. Я никогда не видел полиомиелита (черт, я едва помню, как это произносится!). Я видел столбняк только однажды… а почему? Да потому, что мы прививаем от них, и они так же редки, как зубы у курицы.

Такие беспочвенные заявления просто поразительны, но много ли врачей имеют представление об истории этих заболеваний? Далее он читает мораль об ответственности перед обществом и заканчивает утверждением, представляющим собой яркий пример того, что очень многие родители называют очередной новой установкой врачей:

Возможно, медикам следует воспользоваться девизом Джорджа Буша — "либо вы с нами, либо против нас". Если вы идете к шарлатану и прививаетесь у него, то в случае болезни тоже должны идти к нему. И никаких компромиссов.

Под "вакцинацией" он подразумевает гомеопатические вакцины, к которым классическая гомеопатия не имеет абсолютно никакого отношения.

"Д-р Пол", вероятно, забыл одно маленькое "но". Многие бы хотели самостоятельно принимать решение лишь в вопросе вакцинации, но если они приведут своего ребенка, больного, скажем, тропической лихорадкой, к "шарлатану", и ребенок умрет, то родителей обвинят в убийстве на основании того, что они не обеспечили "правильного" лечения своему ребенку2. Не то чтобы медики много знали о тропической лихорадке, но вопрос-то не в этом.

Существует установка, которую врачи уже внесли в инструкции CYPS (Children and Young People's Services. — Cлужба опеки. — прим. перев.), и которая утвердилась и, тем самым, постепенно приобрела силу закона. Она гласит: "Либо вы с нами, либо мы против вас. Увидимся в суде". Спросите у семьи Лайэма Холлоуэй3. Родители прекрасно знают, что в условиях сегодняшнего автократического засилья медицины они будут поставлены в крайне невыгодное положение, если попытаются конфликтовать по поводу лечения заболевания хоть немного серьезнее ушиба пальца ноги. Говорили, что, узнав о смерти Лайэма от нейробластомы, онколог из Крайстчерча Роб Корбетт сказал, что родители мальчика приняли "поразительно нелогичное решение" прекратить химиотерапию… "Он умер потому, что его родители предпочли другие способы".

Это довольно смелое заявление онколога, с учетом того, что нейробластома поддается лечению с огромным трудом. Родители Лайэма отказались от химиотерапии, потому что она очень плохо действовала на Лайэма, и потому что Лайэм больше не хотел так лечиться. Если бы они продолжили, а их сын все же умер, что бы тогда сказал Роб Корбетт? "Ну что же, мы сделали все, что могли". Из-за того, что родители Лайэма не хотели делать "как надо", онкологи обратились в суд, чтобы отобрать Лайэма у его родителей, чем обрекли на скитания семью Холлоуэй, вынужденную спасаться бегством в течение 16 месяцев, перебиваясь случайной едой и постоянно скрываясь от полиции.

Это не принесло ничего хорошего Лайэму, но даже будучи беглецом, он прожил гораздо дольше, чем пророчили ему медики в отсутствие химиотерапии. У семьи Холлоуэй не было возможности сделать то, что они хотели, пока суд не отменил свое решение спустя 16 месяцев. Обладая знаниями по эпигенетике и влиянию стресса на иммунную систему, остается только догадываться, каким мог быть исход, если бы их оставили в покое с самого начала.

"Д-р Пол" — это очередной персонаж, который с помощью своей колонки клеймит тех, кто думает иначе, чем он4. Он продолжает разговор, рассуждая о пользе инфекционных заболеваний, которые уничтожают непривитых, оставляя жить долго и счастливо тех, кто вакцинирован. Ему, видимо, невдомек, что сам он родом из племени тех же самых непривитых. Но вот он спускается на землю, сообщая, что процесс, вероятно, займет несколько тысяч лет! Возможно, из глубин забытых им медицинских лекций он с чувством легкой досады вспомнил о продолжительности жизни некоторых пионеров истинного здравоохранения девятнадцатого века, таких как Джон Саймон (1816—1904), Эдвин Чадвик (1800—1890), Фрэнсис Гальтон (1822—1911) и Флоренс Найтингейл (18201910). Все эти выдающиеся медики постоянно лечили свирепствующие инфекции, ухаживая за больными и умирающими. "Д-р Пол" наверняка и близко бы не подошел ни к каким больным без своих "спасительных" прививок, не обсудив предварительно очередную прибавку к своей зарплате, в случае если бы труднопроизносимые заболевания потребовали его немедленного присутствия.

Хотелось бы спросить, почему посреди всей этой болтовни д-ра Пола от его внимания ускользнула историческая правда? Но затем мне вспомнилось радио-интервью в начале 1990-х, в котором один педиатр объявил, что если мы остановим вакцинацию, то потеряем следующее поколение. В точку! С кем поведешься, от того и наберешься.

"Промытое" мнение д-ра Пола напомнило мне о проведенном в 2003 г. исследовании, где обсуждались антипрививочники5. Авторы писали:

Для поддержки их утверждений требуется высоко избирательная фильтрация результатов научных и эпидемиологических исследований безопасности и эффективности вакцин… усилиями этих личностей некоторые люди примут неинформированное решение о вакцинации.

Исследование было основано главным образом на статьях, опубликованных в журналах, посвященных НЛО, секретной науке, тайным планам правительств и другим конспирологическим теориям.

Был выдвинут ряд предложений, как вести себя с такими группами и отдельными людьми. Одно из этих предложений звучало так:

Посочувствуйте переживаниям, связанным с подобными утверждениями, а затем переведите дебаты в другое русло, сфокусировавшись на защите детей от болезней. В спорах о безопасности вакцин делаются попытки отвлечь внимание от этой главной цели.

И это те, чья литература гласит:

Авторы брошюр должны определить ключевые моменты, которые необходимо знать пациентам (или родителям) для достижения целей лечения. После этого несущественные пункты можно опустить. Главное в брошюре — добиться желаемого поведения, а не глубоких знаний6.

Учитывая, что медицина обладает неограниченными ресурсами для достижения своих целей, моя часть книги будет посвящена обсуждению именно тех пунктов по каждому заболеванию или вакцине, которые считаются настолько несущественными, что никогда не достигли бы ваших ушей, если бы на то была воля "д-ра Пола". Приведенные примеры дадут наглядное представление о том, как рассуждают медики, насколько избирательно они фильтруют, занижают и даже опускают "научные результаты", и чтó они думают о тех, кто думает не так как они.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 "Dr Know" 2007. "Dr Paul weighs up the 'alternatives' to vaccination and comes out jabbing." Sunday Star Times July 1, p. C11.
2 Или не обеспечили "должный уход", согласно медико-правовой терминологии.
3 Johnston, K. and Mold, F. 2000. "Little Liam's battle ends." New Zealand Herald October 28-29, p. A3. "Врачи обратились в суд, чтобы вернуть его к конвенциональному лечению (январь 1999 г.)… Суд по делам семьи взял опекунство над Лайэмом и назначил врача для его лечения… [врачи] считали, что Лайэм умрет через три-шесть месяцев без химиотерапии… Суд также уполномочил называвшееся тогда Агенством по делам несовершеннолетних и их семей начать поиски Лайэма. 6 мая (2000 г.) Семейный суд, разочарованный бесплодными поисками, отменил постановление о государственной опеке над Лайэмом. В течение 24 часов семья объявилась, в ноябре они выставили свой дом на продажу и отвезли [Лайэма] в клинику Тихуаны". Лайэм умер в Мексике 25 октября 2000 г.
4 Его британский двойник, Бен Голдакр из британской "Гардиан", пишет под собственным именем, а не под псевдонимом.
5 Leask, J. et al. 2003. "Public opponents of vaccination: a case study." Vaccine 21(32):4700-3; December 1. PMID:14585678.
6 David, T.C. et al. 1996. "Parent comprehension of polio vaccine information pamphlets." Pediatrics 97(6 Pt 1):804-10; June. PMID:8657518.

5. Кто ищет… тот найдет!

Было бы неверным сказать, что Эрни и Май провели следующие несколько дней только в разговорах! Помимо этого они совершали пешие прогулки. Эрни открыл Маю ведущие в гору тропинки, которые знал очень хорошо, и которые, как выяснилось, так много значили для него и его друзей. Они обретали уверенность в себе.

Они также прогуливались и по улицам Орлсрайта. Мая заинтересовал бульвар Перспектив, и он увидел многое, чего не замечал раньше. Его проницательность приводила Эрни в изумление. Вместе они вступали в схватку со своими закоренелыми взглядами, которые постепенно внедрялись в сознание столь многих людей Орлсрайта в течение многих, многих поколений. Кто ищет… тот найдет! Они начали глубже изучать считавшуюся абсолютно "безобидной" деятельность респектабельного бизнеса в городе. Вопросы, которые раньше вовсе не считались важными, теперь буквально кричали, требуя ответов.

Эрни и Май сели за работу и вскоре докопались до "золотого дна".

Они обнаружили, что успешное предприятие под названием "Джастин Фогг Оптикс энд Компаньонс Лимитед"1 участвовало в очень агрессивной рекламной программе, целью которой было затруднение восприятия (о чем многие горожане даже не подозревали) — слабое зрение, близорукость и тому подобное.

Эта компания разработала специальные контактные линзы: недорогие и удобные, они радикальным образом улучшали все, что их владелец мог наблюдать в любых аспектах своей жизни. Гарантии, бонусы и даже, верите ли, расцветки по последней моде — все было включено в индивидуализированные наборы, призванные перевернуть жизнь людей. Эти контактные линзы были столь совершенны, что вам даже не надо было снимать их, за исключением быстрой и легкой процедуры по уходу раз в день в вашей ванной. Носящим линзы было строго рекомендовано никогда не проводить эти процедуры ни в каком другом месте!

Всплыл еще один занятный факт. Большинство акционеров, если не все, "Фогг Оптикс" были из организаций, объединений и клубов, функционировавших на бульваре Перспектив!

К Эрни и его друзьям часто присоединялись люди, решившие в результате все возрастающих требований к членам клубов, в которые они вступили, разорвать эти узы. Соответственно, Май и Эрни захотели поболтать с некоторыми из новых знакомых.

Носили ли они контактные линзы?

Да, большинство из них носили линзы и целиком зависели от данных им инструкций.

"Не хотите ли прогуляться пешком в предгорья?" — спрашивал Эрни.

Так, постепенно начинала исчезать зависимость от "Фогг Оптикс энд Компаньонс Лимитед". Когда снимались линзы, цвет и ясность врывались потоком. Вся туманность, искусно встроенная в "замечательный товар" исчезала, и возвращалась дальнозоркость (вместе с другими атрибутами кристально ясного зрения). Великий Водораздел, да и вся жизнь в целом представали в новом свете и новой перспективе.

В прицеле внимания оказался еще один бизнес — обещство с ограниченной ответственностью "Четыре почвы". И его связи с "Фогг Оптикс энд Компаньонс" стали очевидны. В сущности, это и были их компаньоны! Среди продукции, рекламируемой "Четырьмя почвами", было следующее:

Специально окрашенные семена для привлечения птиц.

Специальная подкормка для сорняков.

Пропитанная цементом внекорневая подкормка.

Нейтрализатор хороших семян2.

Эрни и Май не могли поверить в это.

Окружной совет, глава которого Миа Ди Тэйл3 держал под жестким контролем своих сотрудников, был следующим в списке исследуемых. Выяснилось, что планы по освоению земельных участков на высотах были строго засекречены (планировалось даже еще большее ужесточение правил), и все это под предлогом защиты окружающей среды.

На участках в низине приветствовалось возведение многоэтажных зданий.

Любые предположения о том, что "Вершины Сознания" было оригинальным названием Великого Водораздела, категорически отрицались. Никакие изменения названия вообще не рассматривались, поскольку Великий Водораздел рождал в сознании те образы, которые были всегда и потому должны быть всегда.

Водоснабжение города считалось водоснабжением наивысшего качества, но допускалось, что в воду добавляются химикаты. Вопрос о влиянии, которое это оказывало на людей, особенно, на их психическое здоровье, вызывая, например, отупение, категорически отметался. Все в Орлсрайте было 100% "олл райт".

Помимо местных органов власти и им подобных ведомств, федеральные власти также были представлены в Орлсрайте в лице Министерства Согласия, Подчинения и Контроля, возглавляемого членом кабинета министров по имени Дик Тэйт4. Ходили слухи, что это государственное ведомство служило лишь прикрытием для более зловещих видов деятельности, таких, как разведка и сбор информации. Опять же, эти слухи отрицались.

Во главе организации, работавшей рука об руку с министерством Дик Тэйта, стоял Командующий (сокращенно Ком) Пью Терр. Организация называлась Системное Интегрирование Сомнений (СИС)5. Вот что сообщил Ком Пью Терр: "У нас разработаны методы, с помощью которых мы сможем интегрировать в нашу сеть любые сомнения и подозрения, которые вы можете собрать или сфабриковать в отношении отдельных личностей или групп. Если данные однажды попали к нам, мы можем манипулировать ими по своему усмотрению".

К тому времени Эрни и Май поддерживали регулярные контакты с постоянно растущей дружественной группой единомышленников — Д'Другими. Совместные открытия этих людей и то влияние, которое они оказывали на перемены в сознании, позволяя осмыслить, каким было это сознание и как систематически и безжалостно обрабатывалось — все это не прошло незамеченным для большей части населения Орлсрайта. Естественно, это было подобно брошенному в середину городского "озера" довольства и безразличия большому камню, круги от которого расходились далеко за пределы региона, угрожая, как никогда раньше (по крайней мере, сколько помнили), раскачать и даже перевернуть "лодки сознания".

Да, вы угадали!

Вскоре перст указал на Д'Других. Вот кто был виновен! "Джастин Фогг энд Компаньонс Лимитед", "Четыре почвы", а также Общество защиты капиталовложений подняли свои громкие голоса праведного негодования. Окружной совет получал многочисленные туманные жалобы, а Министерство Согласия, Подчинения и Контроля было приведено в полную боевую готовность!

Конечно, битва за сохранение, укрепление и расширение защиты, предоставляемой "Фогг Оптикс", имела решающее значение. Целый город зависел от ясности решения, крайне необходимого, чтобы противостоять угрозе обществу, которая исходила от этой группы безответственных подстрекателей. Кстати, контактные линзы полагались бесплатно тем, кто еще не носил их или потерял!

* * * *

В скромном уголке одной из социальных колонок "Орлсрайт Обзёрвер" появилось следующее сообщение:

"Недавно во время собрания Общества сохранения живописных водоемов под открытым небом состоялась церемония бракосочетание м-ра Эрнста Си. Керра и мисс Анны Игл. Счастливая чета провела свой медовый месяц на ферме, неподалеку от Перекрестка тропинок. По имеющимся сведениям, они собираются строить свой новый дом в Уиттл Даунз, на окраине Фолл Сити".

ПРИМЕЧАНИЯ

1 От "just in fog optics", просто в затуманенной оптике. — прим. перев.
2 См. толкование Иисусом притчи о сеятеле (Матф., 13:18–23). Подобно тому, как линзы "Джастин фоггс" создавались с целью противоположной улучшению зрения, продукты "Четырех почв" были предназначены для того, чтобы не дать семенам взрасти. — А.К.
3 "Mia de Tale" созвучно "me a detail", я винтик. — прим. перев.
4 "Dick Tait" созвучно "dictate", диктат. — прим. перев.
5 SIS, сокр. от от Secret Intelligence Service (брит.), Секретная разведывательная служба (центральный орган британской разведки). — прим. перев.

6. Брешь в вашей обороне

Наверняка все молодые родители замечали, что, как только в семью приходит беременность, они начинают интересоваться вопросами, о которых никогда раньше не задумывались. Они обзаводятся книгами... правда, обычно какими-нибудь новинками. Беременность становится тем периодом в жизни матери, когда она жаждет информации. У нас в Новой Зеландии одна из лучших систем подготовки к родам, которой пытаются подражать во многих странах. Женщины тут могут выбирать любую форму "Эл-Эм-Си"1, а также место, где они хотят рожать (в зависимости от факторов риска) — все оплачивается государством. Во время беременности и родов действует такая модель сотрудничества, при которой "Эл-Эм-Си" и родители работают вместе для достижения наилучших результатов как для матери, так и для ребенка.

Когда наступает беременность, женщине необходимо решить, кого она выберет для ведения беременности: независимую акушерку, которая работает вне медицинской системы, врача общей практики, врача-акушера или местную больницу, которая может предоставить на выбор список всех "Эл-Эм-Си" в районе. Важно принять решение на ранних сроках беременности, поскольку многие "Эл-Эм-Си" набирают предварительные заказы, и если откладывать свой выбор на более поздние сроки беременности, то растет вероятность, что единственным вариантом останется больница. В больницах применяется командная форма работы врачей, которые действуют согласно единой медицинской модели, и будущая мама, приходя на прием, может попадать каждый раз к новому врачу; она понятия не имеет, кто из них окажется с ней во время родов. Родители должны пообщаться с "Эл-Эм-Си", чтобы понять, подходит ли им философия "Эл-Эм-Си". Для родителей не лишним будет окружить себя людьми, имевшими положительный опыт родов, и не поддаваться влиянию многочисленных негативных историй о родах, имеющих хождение в обществе. Бóльшая часть подготовки сводится к обретению женщиной уверенности в том, что ее цели реальны, что "Эл-Эм-Си" поддерживает ее, и что цели ее семьи и друзей совпадают с ее собственными.

Если будущая мама обнаруживает, что не получает необходимой поддержки, она может поменять обслуживающую компанию, но за оставшееся время бывает трудно подобрать что-то другое. Если мама выбирает врача-акушера, она должна знать, что все врачи-акушеры обучены по такой медицинской модели, которая склонна признавать роды нормальными лишь задним числом, поскольку в основном их работа связана с факторами риска. Поэтому они зациклены на всяческих "если вдруг" в ситуациях, когда что-то может пойти не так, вместо того, чтобы наблюдать, стоя поодаль, и позволить родам протекать без "химической корректировки" и вмешательства.

Хочу сразу оговориться, что между беременностью "с повышенным риском" и беременностью "с низким риском" целая пропасть. Даже врачи общей практики сфокусированы на патологии, и вам будет сразу же сказано, что врач не может определить в начале первой беременности, в чем может заключаться "риск". Выход один: просто наблюдать и ждать. Тонкость в том, чтобы соблюсти баланс между осознанием факта, что роды это нормальный процесс, и паранойей по поводу того, что может что-то пойти не так.

Если в "Эл-Эм-Си" врачи чуткие и понимают, что ваша уверенность в себе важна во время родов, то можно расслабиться. Но если врач, ведущий вашу первую беременность, как и мой, обучен медицинской модели активного ведения родов с "правильной" (с точки зрения модели) скоростью, то с каждым новым приемом у врача вы все больше привыкаете к мысли, что беременность это возможная катастрофа, поджидающая вас на каждом шагу, даже в случае беременности с низким риском. Ваша уверенность постепенно начинает таять. Если вы старше 28 лет, вам посоветуют сделать амниоцентез2, потому что ваши яйцеклетки стареют, и у вашего ребенка могут оказаться генетические дефекты. Мне, к счастью, было 26 лет.

Моей подруге сделали амниоцентез и сказали, что у нее интересные хромосомные… э-ээ… отклонения, но что… в общем… они не знают… что означают те отклонения, которые они обнаружили у ребенка. Она беспокоилась об этом на протяжении всей беременности. И даже когда ребенок родился нормальным, она продолжала волноваться, поскольку в ее душе поселились опасения, что над ее ребенком висит некий дамоклов меч, который в один прекрасный день может обрушиться на них.

Однажды вселившись в вас, страх делает вас покладистой, и на вас оказывается давление, чтобы вы согласились во время беременности на интенсивные исследования возможных генетических дефектов, потенциального диабета; заставляют периодически проходить ультразвуковое исследование, чтобы убедиться, что ребенок "все-таки один" (а вдруг там у вас двое, а вы не знаете?) и растет "все-таки правильно", и врачу необходимо "все-таки знать, когда" родится этот ребенок. Вы "все-таки не можете пустить" все эти вещи на самотек. Определенная напряженность закрадывается во все, даже в вопрос о том, сколько вы прибавляете в весе. Мой врач чуть не подпрыгнул, когда узнал, что у меня сильно упало давление во втором триместре. Но ему не стоило так волноваться. То же самое было у меня и во второй беременности, просто я такая.

Проба на переносимость глюкозы была ужасна. Учитывая, что я не ем много мучного и сахара, я была не уверена в необходимости проведения этого теста, но синдром первородящей мамы действовал, и меня вынудили пройти тест. Медсестра радостно преподнесла мне 16-унциевый3 стакан оранжевой слизи, отвратительной на вкус. Я передернулась, и к моему горлу подступила тошнота. Медсестра любезно подала мне посудину на тот случай, если меня стошнит, но тогда, сказала она, мне придется выпить еще. Несколько дней после этого у меня кружилась голова, и была сильная простуда от такого удара по иммунитету. Тем не менее, тест сослужил мне хорошую службу: он заставил меня иначе взглянуть на назойливое наблюдение. "На всякий случай" или "мне желательно знать" уже не были для меня достаточно уважительными причинами.

У меня хватило духу поставить на место врача с его "рутинными" УЗИ, на которых тот сильно настаивал, поскольку во втором триместре я была похожа на ходячий "Фольксваген Жук". Мне не "требовалось" знать больше, чем я могла с легкостью рассказать им сама.

Я ничего не имела против анализов крови на анемию. В них, по крайней мере, был хоть какой-то смысл.

Затем собственно роды. Если вы выбираете роды в больнице, вас прикрепляют к женской консультации или, как принято называть в США к "медицинскому центру". Вам назначают бригаду, и по мере вашего перемещения из одной части системы в другую, ваше обслуживание передается или переносится от одного человека к другому. При такой системе никто не вникает в вашу ситуацию глубоко, и это без сомнения отражается на качестве обслуживания. Но там, где соблюдается преемственность, меньше вероятность того, что женщина будет испытывать трудности.

Затем наступает черед схваток и родов, и во время них закладываются корни всего того, что будет происходить впоследствии. Мамы, рожающие естественно, становятся обычно очень уверенными мамами. Мамы, чьи мечты в результате случившегося разбились, теряют уверенность, и их мир рушится.

Если вы похожи на меня, то, глядя в свою медицинскую карту, где написано "нормальные роды", вы думаете: "Если это нормальные роды, то что же тогда ненормальные?". Я не смогла понять, что такое действительно нормальные роды, пока у нас не родился второй ребенок во время домашних родов. Я не догадывалась, что под "нормальными" медицина понимает любые вагинальные роды, прошедшие без инструментального вмешательства!

После рождения вашему ребенку (который, как вам скажут, может легко умереть от "естественного дефицита" свертываемости крови) введут витамин К и, скорее всего, сделают прививку. В некоторых странах в учреждениях здравоохранения вслед за этим ребенку капают в глаза и предпринимают еще целую кучу других предосторожностей на всякий случай для защиты здоровья. К счастью, в Новой Зеландии капли для глаз не применяют рутинно, но витамин К все-таки рекомендуют. Задача родителей — изучить все рутинные процедуры, прежде чем их поставят перед фактом. Если выбранный "Эл-Эм-Си" окажется достаточно квалифицированным, то родителей снабдят всей необходимой информацией для принятия тщательно взвешенного решения.

Затем забота о вашем малыше будет передана вашему врачу. Как ни странно, это может еще больше надломить мать, которая снова чувствует себя "как на экзамене". "Забота", конечно же, вызвана самыми лучшими намерениями, но в то же время она как бы говорит нам: "Без нас ты обречена и беспомощна".

Происходит и еще кое-что. Когда рождается ребенок, мы смотрим ему в глаза и у нас возникает связь, но внезапно мы чувствуем страх. Неуверенность. Если наши мечты и ожидания были разрушены, и если в результате родов, не ответивших нашим ожиданиям, мы потеряли уверенность в своей способности давать жизнь, то нам ясно только одно: растить ребенка будет еще тяжелее. Мы хотим сделать все правильно и дать нашим детям наилучший из возможных шансов. А поскольку мы не смогли родить без знаний специалистов, то, значит, и растить ребенка лучше всего будет по указаниям экспертов.

Еще хуже, если "просто на всякий случай" вашего ребенка положили в отделение интенсивной терапии для новорожденных (NICU): там вы в значительной мере утрачиваете контроль. Консультация в этом случае зачастую проводится исключительно для того, чтобы получить вашу подпись на бумагах. Отделение интенсивной терапии это уже их территория, а не ваша.

И вот мы попадаем домой. Быть может, наши родители, если они есть, знают кое-что, а может, и нет. Может, у них тоже были отвратительные роды. Может, они делали все, что говорил врач, а может, и нет. Возможно, они дадут нам совет, но мы не будем уверены в нем и расскажем о нем врачу, который не преминет тут же сострить, что совет "устарел". Быть может, это и так, но делает ли это его неправильным? Или комментарии врача это просто тактика "разделяй и властвуй"? Я часто слышу, что молодые мамы говорят друг другу: "Ох, я не знаю. Я лучше спрошу планкетовскую медсестру/врача"4. Конечно, не все в нашей стране просят помощи, когда нуждаются в ней, но, безусловно, большинство матерей не доверяют себе и постоянно, по любому поводу консультируются у тех, кого называют "экспертами". Беда в том, что эти эксперты постоянно меняют свое мнение.

Испытания, ожидающие молодых мам в период после беременности сводятся в первую очередь к трем вещам: кормление, сон и естественные выделения. На первый взгляд, это выглядит просто, не так ли? Но выясняется, что это не так.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Lead Maternity Carer — медицинское учреждение или частное лицо, оказывающие услуги по ведению беременности и родов. — прим. перев.
2 Пункция плодного пузыря. — прим. перев.
3 Около 0,5 л. — прим. перев.
4 Королевское Новозеландское общество охраны здоровья женщин и детей, названное в честь сэра Уильяма Ли Планкета (1864—1920), бывшего губернатором Новой Зеландии во время его основания (1907). — прим. перев.

предыдущая часть Главы 13   оглавление Оглавление   Главы 79 следующая часть