Питер Батлер

Питер и Хилари Батлер

Хилари Батлер

Укол за уколом

Перевод Марии Семеновой (Санкт-Петербург)

I. Великий Водораздел

Привет! Я Питер.

Так начиналась наша первая книга "Просто укольчик". Хилари и я рассказали о себе, мы поделились с читателями некоторыми подробностями нашей жизни. Если вы не читали эту книгу, то вы всегда сможете это сделать.

Однако данная книга охватывает другие аспекты, о чем будет подробнее рассказано ниже. В приветственном слове в начале книги мы уже рассказали о ее формате и о различиях в стилях глав, написанных мной и Хилари. Это важно для понимания.

В первой главе я плавно подведу вас к "истории", которая началась несколько лет назад.

В главе 77 "Просто укольчика" я уже говорил об удовольствии, полученном мной от написания "Великого Водораздела" — книги, объемом почти 300 страниц. Это история в жанре аллегории, вызывающая местами смех, местами хихиканье, но со скрытым и очень серьезным смыслом. В данной же книге мои главы представляют собой "книгу" внутри книги, дополняя и продолжая написанное Хилари. Выдержки из "Великого Водораздела" были тщательно отобраны и приведены в соответствие с данной книгой. Для этого потребовалось существенное редактирование и добавление новых кусков.

Главы могут показаться фантазией, но они далеки от выдумок. Где бы вы ни жили и кем бы вы ни были, вам нетрудно будет дать реальные имена персонажам книги, а также идентифицировать места действия и обстоятельства, исходя из своего личного опыта.

Существует ли в действительности "Великий Водораздел"?

Да, почти наверняка существует! И так будет всегда, пока существует наш мир. Он проявляется во всех сферах жизни.

Каждый из нас индивидуален. Мы не продукт массового клонирования, однако мировые системы и структуры, которые с каждым днем становятся все более изощренными и сложными, не могут нормально существовать без единых правил, подчинения и контроля. Возьмите любую из множества мировых систем — правительство, образование, медицина, коммерция, банки, наука, религия и т.д. — вы везде обнаружите "Великий Водораздел", который означает, что если вы решите сделать свой выбор, в особенности, против течения, то вас почти наверняка будут считать "Другим". Чем больше укореняются взгляды, тем более явным будет Водораздел. Самые тривиальные различия, которые всегда будут существовать благодаря уникальности каждого из нас, могут из мухи превратиться в слона и даже в целые горы, если мы им позволим. Но есть вопросы, которые требуют ясной позиции, действий и жизни в соответствии со своими глубокими убеждениями, какой бы ни была "цена". И тогда мы понимаем, насколько действительно велик Водораздел.

* * * * *

В моей истории есть группа людей, которых называют Другими. Хотя, как я уже говорил, каждый из нас уникален. Поэтому мы все "другие" — не только отдельные группы. В моей книге "Великий Водораздел" название этой группы отличалось, но оно не соответствовало тем изменениям, которые пришлось сделать для данной книги, и поэтому было выбрано новое. Чтобы подчеркнуть особенность этой группы, я назвал их Д'Другие.

Префикс "де" может означать:

— Устранение
— Противоположность
— Отклонение

Он также удобен для людей с логопедическими проблемами — "the" (определенный артикль, англ. — прим. перев.) можно заменить на "де"!

Многие хотели бы устранить этих Других! Они часто занимают позицию, противоположную большинству, или отклоняются от общепринятых взглядов.

Они действительно дерзкие другие.

Они Д'Другие!!!

2. Вступление в "Укол за уколом"

Предупреждение: если вас устраивает то положение, которое в вашей жизни занимают врачи, тогда закройте эту книгу прямо сейчас. Она не для вас.

* * * * *

Когда мы писали "Просто укольчик", то планировали только одну книгу, но вскоре после ее выхода на нас обрушился поток всевозможных писем. Мамы желали больше узнать о столбняке и полиомиелите. Эти темы не вписывались в "Просто укольчик", как не вписываются они в деталях и в эту книгу.

Как правило, это были молодые мамы, запутанные медицинской системой, с которой они оказались совершенно не готовы сотрудничать. Описываемый ими опыт родов очень обеспокоил меня, поскольку я считала, что истории подобные моей остались далеко в прошлом. Многие мамы просто хотели выговориться; другим хотелось обсудить множество вопросов, которые беспокоили их, но они не могли объяснить, почему их это беспокоило.

Большинство мам хотели понять, как случилось, что мы оказались в ситуации, когда все, что делают или говорят врачи, считается верным. У последних полно мифов, наподобие рассказанного одной мамой о том, как педиатры приписывают себе заслугу снижения синдрома внезапной детской смерти благодаря кампании "сон на спинке". Были истории мам, совершенно запуганных медсестрами. Были истории мам, спасенных от этих медсестер другими медсестрами, отважившимися встать на сторону мамы и ребенка.

Молодой хирург из оклендской больницы, который попросил у нас книгу, рассказал, что многим врачам в системе не нравится, как обращаются с родителями, но они чувствуют себя не в силах справиться с вышестоящими докторами.

Больничные медсестры, пожелавшие купить книгу, рассказывали нам истории о том, как они подвергались все возрастающей травле по поводу прививок, которые не хотели делать себе. Они рассказали нам о недавней вспышке ветрянки в двух оклендских больницах. В результате проверки тогда выяснилось, что у некоторых медсестер совсем не было антител к ветрянке.

Все они в детстве переболели ветрянкой, диагноз которой был поставлен врачами, о чем были оставлены соответствующие записи в их медицинских картах. Лишь немногие (а то и вовсе никто) из медсестер, понимали, что анализ крови не измеряет иммунную память. Медицинское начальство посчитало их всех восприимчивыми, и, как это ни удивительно, именно мне пришлось объяснить им, что если бы им сделали прививку от ветрянки, то у них, вероятнее всего, начался бы резкий рост антител, что явилось бы доказательством наличия стойкого иммунитета. Тревожило то, что понятие анамнестического ответа вылетело из памяти иммунологов и миновало программу подготовки медсестер1.

В некоторых областях медицины сегодня происходит тихая революция. Есть врачи и медсестры, которые стремятся облегчить жизнь матерей и пациентов — простите, потребителей и клиентов! Но их усилия зачастую критикуются и не ценятся более авторитарным и патерналистски настроенным персоналом.

На просторах киберпространства мне довелось познакомиться с уникальным человеком: врачом без кабинета. Он работает из дома, приезжает только на домашние вызовы и часто общается с пациентом с помощью системы мгновенных сообщений. Он действительно заботится о людях. Ему нет дела до системы, и система питает к нему сходные чувства. В известном смысле она объявила ему войну. Он рекомендует людям определенных специалистов и имеет "черный список" врачей, с которыми он не стал бы работать, и "белый список" тех, с кем считает возможным работать. Эти списки составлены на основе индивидуальной врачебной этики. Увы, он живет не в нашей стране. А жаль.

Как-то раз меня потрясла удивительная беседа с одним немолодым представителем фармкомпании, пожелавшим приобрести нашу книгу. Он рассказал мне об исследованиях, проведенных на наркоманах много лет назад, во время которых в половине случаев применялось плацебо. Исследователи обнаружили, что наркоманы "ловят кайф" не только от наркотиков, но и от самого процесса введения иглы. Они назвали это "фиксация на игле". Когда я спросила его, что он хочет сказать своей историей, он улыбнулся и сказал: "Понаблюдайте в следующий раз за врачами, когда они будут втыкать иголки в вас. Некоторые сами фиксированы на игле. Для одних игла — чтобы помочь вам, а для других она еще и символ их власти и контроля". Я бы ни за что не подумала об этом раньше. Однако мне вспомнилась пара случаев, когда у меня появлялось такое ощущение, но я отмахнулась тогда от этих мыслей. Неужели так оно и было?

Ярким примером была история с моей подругой, у которой были ужасные первые роды, и вторые роды грозили быть такими же, когда она решила взять все под свой контроль, нашла великолепного врача и у нее случились совершенно фантастические роды2. Все в наших руках. Но если бы она послушалась первого врача, ей бы стимулировали роды на несколько недель раньше срока, и она никогда бы не узнала, что ее все время обманывали. Теперь она знает. У нее невероятно выросла уверенность в себе, и произошло даже некоторое улучшение здоровья. Она стала новым человеком.

Есть кое-что, о чем новозеландские женщины должны подумать, поскольку, я считаю, есть объяснение, почему мы сегодня оказались там, где мы есть. Следующая цитата — часть письма, написанного нам в 1982 г. врачом Новозеландской медицинской ассоциации в ответ на некоторые наши вопросы, появившиеся после рождения Яна. Врач писал:

Во втором абзаце первой страницы своего письма Вы обращаете внимание на то, что многие манипуляции в акушерстве противоречат друг другу. Кстати говоря, это касается и медицины в целом. Существует очень мало областей, а то и вовсе нет таких, где пути были бы однозначны. Разнообразие мнений, методов и продолжающиеся дебаты — это здоровый признак. Медицина это обычная наука и развивается соответственно спросу и возможностям каждой отдельной страны этот спрос удовлетворять. Время от времени, однако, вы будете сталкиваться с врачами, которые придерживаются безапелляционных взглядов по тем или иным вопросам. И значит, будут люди, которые захотят сами отвечать за свое здоровье. Большинство врачей поддержали бы это. К сожалению, со стороны большинства новозеландцев наблюдается огромное нежелание брать на себя ответственность за свое здоровье, и поводы, по которым многие люди ищут профессиональной помощи, значительно менее существенны, чем за границей.

Я должна спросить: "Есть ли у нас такая медицинская система, которую мы заслуживаем? Довольны ли вы тем, что видите и что получаете? Хотите ли вы и в будущем иметь то, что имеете сейчас? Если вы не довольны, то что можно сделать, чтобы исправить это?"

В ответ на многочисленные истории и письма, присланные нам, мы решили, что целью нашей книги должен стать взгляд на вакцинацию и изучение ее сегодняшних проблем в контексте того, где была медицина раньше, где она сейчас и куда она движется.

Наше отношение к прививкам формируется не только на основе нашего мнения по "вопросу вакцинации". Как мы делаем свой выбор (и то, как мы воспринимаем информацию), часто является результатом всего нашего жизненного опыта. Иногда автоматическое "да" любой прививке это просто капитуляция, потому что наше сопротивление было столько раз подавлено, что проще не думать, а поскорее разделаться с этим. Укол это быстро, и считается, что прививки это всего лишь еще одна вещь, которой мы должны подчиниться.

Вы не должны подчиняться. Вы вольны выбирать. Но вы не можете выбирать, читая глянцевые брошюры в кабинете врача или в его приемной.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Анамнестический ответ = эффект, при котором у человека, когда-то давно перенесшего заболевание, но не имеющего циркулирующих антител в крови, при новом контакте с патогеном организм, благодаря иммунной памяти, быстро вырабатывает антитела, которые, как правило, отлично справляются с антигеном.
2 Книга, рекомендуемая многими акушерками, "Мягкие роды, мягкое материнство", написана д-ром Сарой Дж. Бакли, http://www.sarahjbuckley.com/html/gentle-birth-gentle-mothering.htm

3. Орлсрайт1 и Вершины Сознания

Эрнест Си. Керр2 окинул взглядом открывшийся перед ним пейзаж. Вид был захватывающий. Он частенько заглядывал в этот тихое уединенное место, расположенное в стороне от большой дороги, но достаточно близко к дому, чтобы его можно было включить в ежедневную прогулку.

И он подумал:

"Бог у себя на небесах, и все в порядке с этим миром!"3

Да, с Богом все было в порядке на небесах. В этом не было никаких сомнений. Но не все было в порядке с миром. Далеко не все.

Кстати говоря, именно поэтому Эрни требовалось побыть где-то одному, и, вместе с тем, взглянуть в лицо проблемам, о которых каждый раз напоминал ему открывавшийся вид.

Оказывается, существовали противоречия.

И вопросы. Много вопросов!

В первую очередь: "Почему?"

Почему так мало людей задается вопросами?

Неужели им все равно?

Создавалось впечатление, что население процветающего городка Орлсрайт было более чем удовлетворено своей судьбой.

Но только не Эрни. Кое-что точно было не в порядке.

Широкая мощеная дорога, названная бульваром Перспективы, взбиралась по обочине предгорья и вела в направлении горной гряды. То тут, то там от нее ответвлялись аккуратные дороги, каждая из которых вела к местам автостоянок и жилым комплексам, оборудованным по последнему слову техники, благодаря чему начальство, друзья и посетители могли наслаждаться "контролируемыми" видами пика Совершенства с различных ракурсов. Чтобы все это стало возможным, пику Совершенства пришлось стать "пиком Расходов"! Постоянно организовывались разнообразные программы и виды деятельности, чтобы занять и вовлечь жителей. Для создания четких и, как надеялись, понятных разграничений необходимы были всевозможные правила и предписания, ритуалы и традиции. Должностные лица и комитеты клубов избирались или назначались, в зависимости от устройства каждого клуба. Новые здания и новые развлечения нередко полагались обязательными, чтобы отвечать требованиям времени — новейшим веяниям моды, ожиданиям общества и широте его взглядов. Это повышало престиж вида на Большой Водораздел. Главная дорога воплощала в себе множество крупных финансовых интересов, которые надо было защищать любой ценой.

Разнообразные искусно созданные цифровые изображения были включены в дизайн и украшали здания, заменяя собой реальность. "Полноценную действительность" можно было получить с помощью всевозможных кабинетных приспособлений и элементов комфорта — вам даже не надо было покидать здание! Любые попытки проложить частные дороги к маленьким клубам, отделившимся группам или радикальным сообществам наталкивались на различного рода ведомственные препятствия, сопротивление местных жителей и мелочную зависть окружающих.

Всякий, кто как Эрни желал осуществить свое законное право на поиск собственного пути, расценивался как потенциальный осквернитель и угроза структурам и системам, установившимся в Великом Водоразделе.

Эрни и ему подобные не находили ничего привлекательного в деятельности различных клубов и объединений вдоль главной артерии Гряды. Они начали искать пути, содержащие в себе зерно правды.

В результате поисков и сомнений они обрели ответы, свободу и новый образ жизни.

* * * * *

Эрни объезжал район (он частенько это делал) в поисках удобной возможности открыть другим людям глаза на грандиозность перспектив, ожидающих того, кто достаточно смел, чтобы рискнуть и вырваться за пределы синдрома работы-во-имя-работы, а также на легкость, с которой можно увязнуть в рутине повседневной жизни. Он только что ездил смотреть, как продвигается расширение головного офиса Ассоциации выращивания клонированных овец — административно-учебного комплекса, расположившегося на бульваре Перспектив. Да, это была по-своему весьма привлекательная и благоустроенная местность с прекрасным видом. Кругом были первоклассные образцы застроек. Проезжая по бульвару и наслаждаясь осенними красками деревьев, обрамляющих улицу, Эрни решил, что ему надо остановиться, чтобы размять ноги и, быть может, немного пройтись по магазинам и дружески поболтать с теми, кто был расположен к беседе.

Вот так он и встретился с Маем Ай Зоупендом4. Май сидел на скамейке на городской площади, наблюдая за лучами солнца, которые искрились в струях воды, бивших из искусно выполненного фонтана в центре площади. Подле него разгуливали несколько голубей в ожидании крошек от сидящих на скамейках.

Эрни приблизился к Маю, радостно приветствуя его, и немного спустя они уже по-приятельски беседовали. Вскоре Эрни узнал, что, Май, оказывается, был из другой страны! Чем больше они болтали, тем больше их тянуло друг к другу.

У них было много общего.

Май знал о Великом Водоразделе, несмотря на то, что приехал издалека. Он тоже был убежден, что Водораздел нуждается в изменениях, поэтому у него имелись вопросы. Он тоже пытался найти ответы, которые, казалось, лежали где-то на поверхности. Подобно Эрни он сделал кое-какие открытия, изменившие всю его жизнь. Но многое еще было впереди. Он был уверен в этом.

"Одно из моих открытий, — сказал Май, — состоит в том, что существует много вещей, которые администрация, стоящая над всеми этими районами, хотела бы скрыть от людей. Ведь чем больше лжи, в которую они заставят нас поверить, тем они более защищены и могущественны. Безоговорочное признание Великого Водораздела как факта жизни укрепляет политику подчинения и контроля. Если по ту сторону ничего нет, тогда эта сторона — все, на чем нужно сосредоточиться. Кроме того, они считают, что они лучше знают, как будет лучше!". Май понизил голос и посмотрел в глаза Эрни, сдерживая волнение. "А ты знал, Эрни, что Великий Водораздел это не настоящее название? На самом деле он называется "Вершины Сознания". Что ты об этом думаешь?".

Эрни поглядел на Мая. В этом и заключалась отгадка, которую они искали?

Вершины Сознания?

Эрни про себя несколько раз медленно повторил это название.

Внезапно он вскочил на ноги. "Я понял! — закричал он. — Как же ты не видишь, Май? Массовая культура общества поставляет дезинформацию и полуправду, традиции и обычаи, и… " Эрни остановился, чтобы набрать воздуху и собраться с мыслями, которые опережали слова.

Май, тоже вскочивший на ноги, воспользовался паузой, чтобы продолжить мысль Эрни:

"И сознание. Великий Водораздел состоит из сознания. Вершины Сознания — вот его настоящее название. Я так ясно это вижу теперь. Мои глаза, наконец, открылись. Переломить сознание — и мы станем новыми, другими людьми. Не будет больше Великого Водораздела, который преграждал нам путь дальше. Мы пойдем за его пределы".

"Поехали ко мне домой и там поговорим. Очень многое надо обдумать", — торопил Эрни.

Эрнст Си. Керр почти побежал туда, где припарковал свою машину. Вот так денек выдался!

Май Ай Зоупенд тоже поспешил к своей машине, припаркованной неподалеку, чтобы быть готовым последовать за Эрни. Будучи совершенно посторонним в этом городе, он вел себя как обычный турист. Когда он сидел возле фонтана на городской площади, он не имел никакого представления о том, что будет делать дальше, где остановится на ночлег. А теперь он обрел и замечательного друга, который пришелся ему по сердцу, и будущее, которое обещало быть более чем захватывающим.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 "Orlsrite" созвучно "all's right", все в порядке. — прим. перев.
2 "C. Kerr" созвучно "seaker", искатель. — прим. перев.
3 "God's in his heaven and all's right with world" — последняя строка из поэмы "Пиппа проходит" английского поэта Роберта Браунинга (1812—1889), ставшая стандартным выражением удовлетворения. — прим. А. К.
4 "Mai Aye Zopend" созвучно "my eyes opened", мои глаза открыты. — прим. перев.

предыдущая часть Введение   оглавление Оглавление   Главы 46 следующая часть

К списку статей   В раздел "Прививки"   На главную   На форум