Д-р Эдвард Язбак (США), Кэти Л. Лэнг-Рэдош (США)

Неблагоприятные последствия вакцинации в послеродовом периоде против краснухи моновакциной или тривакциной MMR

Medical Sentinel 2001; 6(3):95–99, 108

Перевод Марии Бука (Минск)
 
Язбак Эдвард Ф. — доктор медицины, педиатр со специализацией в инфекционных болезнях, член Американской академии педиатрии с 1963 г. В настоящее время исследует аутоиммунный регрессивный аутизм и вред, наносимый прививками.

Оригинал по адресу http://www.haciendapub.com/yazbak.html



Абстракт

Мы идентифицировали 60 восприимчивых к краснухе матерей, которые были повторно привиты в послеродовом периоде либо тривакциной MMR (корьсвинка–краснуха), либо моновалентной краснушной вакциной, и чьи дети позднее получили вакцину MMR. У сорока пяти из этих женщин дети имеют диагноз расстройств аутистического спектра (ASD), у десяти — с относящимися к аутизму симптомами, синдромом дефицита внимания с гиперактивностью или без нее (ADD/ADHD) или другими задержками в развитии, у четырех — с другими проблемами со здоровьем, главным образом иммунологическими. Полученные результаты еще более усиливают беспокойство, касающееся практики вакцинации после родов, и наводят на мысль, что иммунный механизм может увеличить восприимчивость детей к аутистическим расстройствам.

Актуальность исследования

Хотя родители продолжают сообщать, что у их изначально здоровых детей начинают развиваться признаки аутизма и что дети начинают терять ранее приобретенные навыки после плановых детских прививок (особенно после прививки тривакциной MMR), медицинское сообщество пытается опровергнуть возможную связь между аутизмом и прививками. Большинство медицинских исследователей фактически полностью отвергает такие "казуистические доказательства" как научно необоснованные. Хотя в данном случае верно, что родители могут положиться только на наблюдения за своими детьми, не может быть более внимательного мониторинга за ребенком, чем проводимого его родителем. Пренебрежение информацией, предоставляемой родителями детей-аутистов, как выводами, сделанными от отчаяния убитых горем людьми, надменно и ведет к игнорированию потенциально ценной информации.

Женщин регулярно проверяют на иммунитет к краснухе перед замужеством и серонегативных сразу же прививают, если они не беременны. Центр по профилактике и контролю заболеваний (CDC) рекомендует, чтобы женщин проверяли снова во время их первого визита к акушеру-гинекологу, и чтобы те, у которых не было найдено подтверждений иммунитета, были привиты после родов. Производители вакцин утверждают, что это очень "удобно" — вакцинировать женщин в послеродовом периоде, но добавляют, что "должна соблюдаться осторожность". Моновалентная вакцина против краснухи использовалась исключительно в прошлом. В последнее время по рекомендации Центра по профилактике и контролю заболеваний ее повсеместно заменила тривакцина MMR.

Целью данного исследования являлось изучение возможных последствий вакцинации матерей в послеродовом периоде на детей.

Методы исследования

Анкета (см. в самом конце настоящего материала) была разослана электронной почтой и через периодические издания родителям в Великобритании, Австралии и Соединенных Штатах, а также была опубликована на некоторых вебсайтах. Исследование было также упомянуто в популярной книге по аутизму (1) и в публикациях организаций, занимающихся вопросами аутизма (Autism Research Institute и Autism Autoimmunity Project). На момент данного анализа были получены 440 заполненных анкет. Каждой участнице был присвоен номер и с ней сразу же был установлен контакт, чтобы уведомить о номере в исследовании и получить недостающую информацию. В исследовании не принимались во внимание те анкеты, которые не были до конца заполнены или в которых не было контактной информации; по этой причине пришлось исключить приблизительно 70 анкет. Из оставшихся 370 респондентов шестьдесят получили тривакцину MMR или краснушную моновакцину в послеродовом периоде, и были включены в это исследование. Все анкетные опросы доступны для обзора, и данные о 60 участниках этого исследования доступны в цифровом формате.

Представление отобранных случаев

1. Хотя эта пациентка (психолог, 1958 г. р.) переболела корью и краснухой в детстве, иммунитета к краснухе во время беременностей в 1984, 1986, 1992 и 1998 гг. у нее не обнаружили. Она не получила никаких прививок после первых трех беременностей. Два ее старших ребенка (мальчик, 16 лет, и девочка, 13 лет) здоровы. Третий умер через 2 дня после рождения из-за осложнений по причине преждевременных родов. После её четвертой беременности мать получила вакцину MMR непосредственно после родов. Ребенок был на грудном вскармливании до 18 месяцев. На первом году жизни у него был серьезный запор и три "вирусных заболевания с сыпью по всему телу". Он был иммунизирован согласно рекомендованному календарю и получил прививку MMR в 12 месяцев. До этого времени мальчик имел соответствующие возрасту речевые навыки и превышающие средний уровень когнитивные способности, но он прекратил развиваться после года, и затем начал терять ранее приобретенные навыки. Оценка развития, сделанная в 20 месяцев, показала уровень, соответствующий 11–13 месяцам (речевые, моторные и когнитивные навыки). Относящиеся к аутизму симптомы сейчас очевидны, и диагноз аутизм будет поставлен в будущем. У матери после прививки развился тяжелый артрит коленных, голеностопных и тазобедренных суставов.

2. Получив прививку от краснухи в детстве, пациентка 1957 г. р., страдавшая от склеродермы, не смогла развить защитный титр антител к краснухе. В 1997 г. она родила первого ребенка, сына, и после родов получила бустерную дозу вакцины MMR. У нее развилась лихорадка и появилась сыпь, но болей в суставах не было. Мальчик, который родился доношенным и получал грудное молоко, был сообразительным и общительным в течение первого года жизни. В 15 месяцев он получил первую прививку MMR. У него сразу же поднялась температура, появились повышенная возбудимость и понос. Вскоре после этого он потерял ранее приобретенные речевые навыки и стал избегать общения. На данный момент у него продолжается диарея, появились трудности со сном и сильная экзема. Ему поставили диагноз аутистического расстройства.

3. Эта мать, получившая все рекомендованные прививки, родила в 1984 г. первого ребенка, дочь, и была вакцинирована против краснухи в послеродовом периоде, потому что она оставалась восприимчивой к этой болезни. Ребенка грудью не кормила, до настоящего времени он растет и развивается нормально. После 3-х выкидышей женщина родила мальчика в сентябре 1987 г. и после родов получила вторую прививку от краснухи, потому что все еще не имела иммунитета к болезни. Мальчика она кормила грудью в течение 4 месяцев и он развивался нормально. В 29 месяцев он получил первую прививку MMR. К трем годам он потерял все речевые навыки и сейчас ему поставлен диагноз аутизма. Через четыре года, кормя грудью третьего ребенка, девочку, мать получила третью бустерную дозу вакцины от краснухи, поскольку она все еще не имела иммунитета к краснухе. У девочки тяжелая дислексия, она трудно обучаема и имеет диагноз дефицита внимания с гиперактивностью.

4. Первая беременность этой матери закончилась рождением дочери, которой теперь 22 года, у нее все в порядке со здоровьем и сейчас она учится в колледже. Второй ребенок, мальчик, умер в возрасте трех месяцев; причиной смерти был определен синдром внезапной детской смерти (СВДС). После рождения третьего ребенка, мальчика, в 1979 г., матери сказали, что у нее нет иммунитета к краснухе, и она была привита вакциной MMR. Мальчик находился на грудном вскармливании в течение шести месяцев и сначала развивался нормально. Он получил прививку MMR в 15 месяцев. В 18 месяцев у него развилась хроническая диарея, он прекратил говорить и стал замкнутым. После тщательного сбора данных и необходимых хромосомных исследований патологии обнаружено не было; ребенку поставили диагноз аутизма. Из числа остальных детей одна девочка и четыре мальчика имели трудности в обучении, задержку умственного развития или PDD; один ребенок также имел синдром Туретта. Последний ребенок, который родился недоношенным, имел гипоплазию левой половины сердца и одну почку. Девочка прожила только два дня. В семейном анамнезе не было аутизма, у матери по результатм исследований был нормальный состав хромосом.

5. Несмотря на полученные в детстве все рекомендованные прививки, эта мать 1964 г. р. переболела тремя болезнями: корью, краснухой и свинкой. По поводу "какой-то иммунной проблемы" она некоторое время получала инъекции гаммаглобулина. В 1983 г. женщина была привита вакциной MMR из-за вспышки кори в колледже. По результатам анализов в 1991, 1992 и 1997 гг., у нее был необходимый титр антител к кори. Во время беременности в 1991 г. первым мальчиком, который на данный момент здоров, мать также имела защиту к краснухе. В течение второй беременности в 1992 г. было обнаружено, что женщина является восприимчивой к краснухе. После родов ей сделали еще одну прививку MMR "в тот же самый день, против моего желания". Этот мальчик, который находился на грудном вскармливании, принимал положение плода на четвертый день жизни и кричал в течение 24 часов. У него были продолжительные запоры в течение первого года жизни, но затем у него появилась диарея. Ему был поставлен диагноз аутистического расстройства. Третий ребенок, девочка, развивается нормально. Мать получила серию прививок от гепатита B в 1998—1999 гг. На данный момент она сообщает, что у нее обнаружены маркеры красной волчанки.

6. Мать (1959 г. р.), в семье которой были страдающие иммунным заболеванием, была привита по обычному графику, но "нуждалась в бустерной дозе вакцины против краснухи" и получила ее вскоре после того, как она родила первого ребенка, девочку, в 1987 г. Девочка развивается нормально и получила все рекомендованные прививки. После выкидыша пациентка родила мальчика в 1989. У этого ребенка имеются существенные трудности в речи; он так же получил все рекомендованные прививки, за исключением прививки от гепатита В. После второго выкидыша женщина в 1992 г. родила мальчика, который находился на грудном вскармливании до полутора лет. У него были продолжительные запоры, но в целом он развивался нормально. Он был привит в плановом порядке, включая серию прививок от гепатита B в младенчестве, вакцину MMR в 12 месяцев и моновалентную вакцину от кори в 61 месяц. В промежутке между 12 и 15 месяцами ребенок стал избегать близкого общения и забыл те несколько слов, которыми ранее овладел. Ему был поставлен диагноз аутизма.

Все шесть из вышеупомянутых матерей, и многие другие с подобными историями, оставались восприимчивыми к краснухе после прививки. Сделанные им в послеродовом периоде прививки не всегда приводили к образованию иммунитета, но приводили к возникновению проблем с их собственным здоровьем и здоровьем их детей.

Результаты исследования

Все из 60 респондентов получили прививку тривакциной MMR (32) или моновакциной от краснухи (28) в послеродовой период. В 45 случаях (75 %) детям, родившимся у этих матерей, был поставлен диагноз аутистического расстройства. В других 10 случаях (17 %) у детей наблюдались отклонения в поведении, отставание в развитии или синдром дефицита внимания. Некоторые из этих детей по просьбе их матерей были проверены на наличие симптомов, относящихся к аутизму. У четырех женщин (7 %) были дети с иными проблемами со здоровьем: эндокринными, аллергическими и иммунологическими, вместе с частыми инфекциями. Лишь одна мать из этой группы имела здоровую дочь, которая не была на грудном вскармливании.

В 21 случае ребенку, родившемуся перед ревакцинацией, был поставлен диагноз, относящийся к аутизму. В 22 случаях следующие дети, рожденные у этих матерей, получили такой диагноз. У одной матери были дети с аутистическими проблемами после беременности, за которой последовала вакцинация, и после следующей. Также было три случая, когда третья беременность (вторая после ревакцинации) закончилась рождением ребенка, которому впоследствии был поставлен диагноз аутистического расстройства. Также было очень много случаев, когда братья и сестры аутистов имели диагноз синдрома дефицита внимания с гиперактивностью или без нее, задержку в психическом развитии или другие проблемы.

Полученные данные не являются окончательными в вопросе о связи грудного вскармливания и последовавшего диагноза аутистического нарушения. Среди детей, родившихся в результате беременности, после которой была сделана ревакцинация, по меньшей мере 27 находились на грудном вскармливании различной продолжительности. 17 (63 %) из этих детей стали аутистами. Тем не менее, двоим из детей, рожденных перед ревакцинацией матери, поставлен диагноз аутизма, но они никогда не были на грудном вскармливании. В одном случае мальчик, который не был на грудном вскармливании, страдает от серьезных нарушений, относящихся к аутизму, и у него явно превышающие защитный титры антител к краснухе и кори, а также по результатам анализа у него обнаружены аутоантитела к основному белку миелина (ОБМ). Также имеются случаи, когда дети с аутизмом были рождены в результате беременностей после ревакцинации и не получали грудное молоко.

Не было обнаружено явной связи между видом вакцины (тривакцина или моновакцина), которую получила мать, и последствиями для ребенка. Среди детей, появившихся на свет как раз до ревакцинации, 13 (41 %) из родившихся у матерей, которые были привиты вакциной MMR, стали ауистами; у 8 (29 %) детей, матери которых получили краснушную моновакцину, был поставлен диагноз аутистического расстройства.

Двенадцать матерей, участвовавших в этом исследовании, сообщили, что у детей появились признаки аутизма после того, как те были привиты тривакциной MMR. Две матери сказали, что у детей уже были симптомы аутизма до полученной прививки MMR, но существующие проблемы ухудшились после вакцинации. Только одна мать сообщила, что у ее ребенка (рожденного вторым по счету после ревакцинации) были относящиеся у аутизму серьезные проблемы до вакцинации. Интересно, что три разных матери информировали нас о том, что у одного из их детей была реакция на АДС, но ни у одному из них не был поставлен диагноз аутистического расстройства. (Один ребенок с "церебральным параличом" проявлял в поведении классические признаки аутизма, но ему никогда не ставился такой диагноз.)

Среди детей, после рождения которых их матери были вакцинированы, была получена явная корреляция между аутистическим расстройством и полом (приложение II, таблица 1): 49 % мальчиков и 13 % девочек. Один из двух детей, рожденных в результате первой беременности, но пол которого неизвестен, все больше проявляет симптомы аутизма. В эти цифры вошла и пара близнецов, где у мальчика стоит диагноз аутистического расстройства, а девочка нуждается в существенной помощи логопеда.

Связь с полом очевидна и среди следующих детей этих матерей: 69 % мальчиков, 31 % девочек (и один ребенок, пол которого не известен), рожденных после ревакцинации, стали аутистами (приложение II, таблица 2). В это число входят две пары мальчиков-близнецов. В одной паре оба близнеца имеют типичный аутизм, а вторая пара включает одного ребенка с аутистическим расстройством и второго с иными задержками в развитии. Таблицы 1 и 2 включают всех детей этих 60 матерей, кроме тех, кто родился до беременности, после которой матери были вакцинированы.

Хотя здоровье матерей не являлись целью данного исследования, несколько матерей сообщили о реакциях на тривакцину и на краснушную моновакцину. Две женщины рассказали о краткосрочных реакциях, таких, как температура и сыпь; четыре женщины сообщили о других продолжительных поствакциональных осложнениях. Только две женщины, которые отметили собственные реакции на прививку, указали, что у них были проблемы со здоровьем до ревакцинации. Шесть из матерей, участвовавших в исследовании, у которых не было ранее гинекологических заболеваний, указали на произошедшие выкидыши после ревакцинации в послеродовом периоде. Так же сообщалось о двух тяжелых беременностях, и в одном случае женщина, родившая близнецов, потеряла одного из детей.

Обсуждение

Проспективные исследования вопросов вакцинации неосуществимы в Соединенных Штатах в настоящее время из-за имеющихся запретов. Ретроспективные исследования должны иметь очень большую статистическую выборку для признания значимости полученных данных. Это сопряжено со значительными трудностями, так как необходимо устанавливать личности участников и связываться с ними без уверенности, что последует ответ. Независимому исследователю остается лишь использовать подход, базирующийся на описании определенных случаев, чтобы проиллюстрировать необычные и неожиданные выводы. Данные истории предоставлены самими женщинами, которые читают материалы, посвященные возможным побочным осложнениям прививок.

Дизайн данного исследования не позволяет подсчет процента серьезных осложнений или его сравнения с уровнем осложнений у детей, матери которых не были ревакцинированы. Однако даже редкое возникновение таких серьезных осложнений после вакцинации в послеродовом периоде дает все основания для тщательного изучения проблемы и поиска возможного механизма возникновения осложнений.

Как часто заявляют, любой риск прививок должен быть соотнесен с опасностью предотвратимых прививками заболеваний. Предупреждение синдрома врожденной краснухи (СВК) при последующих беременностях является главным показанием для ревакцинации в послеродовом периоде. Инфицирование краснухой будущей матери во время первого триместра беременности может пагубно сказаться на плоде и в результате приведёт к развитию СВК, включающего в себя серьезные соматические, неврологические, кардиологические, сенсорные патологии и нарушения в развитии.

Аутизм не легче СВК. Он также обрекает на пожизненную боль и страдания родителей и ребенка, который становится постоянной обузой для общества. И если по каким-либо причинам ревакцинация матери может привести к развитию аутизма у ее ребенка, то мать обязаны информировать об этом перед ревакцинацией, предоставляя ей полные и правдивые данные о возможном риске и выгоде. Поэтому необходим обзор и отчетливое представление существующей опасности и риска, связанного с СВК.

Краснуху и СВК начали официально регистрировать с 1966 г., и СВК до сих пор фигурирует в Национальном реестре СВК Национальной программы прививок. В 1969 г. наблюдалось серьезное увеличение частоты СВК с приблизительно 57 686 случаями. В том же году была лицензирована краснушная вакцина; с тех пор она стала применяться массово в моновакцине или в составе тривакцины MMR. С 1983 г. насчитывалось менее 1000 случаев краснухи в год по всей стране, за исключением небольших вспышек в 1990-91 гг. в Калифорнии и в Эмиш Кантри в Пенсильвании. С 1992 г. регистрируется лишь около 200 случаев краснухи в год. Исключая заболевания в начале беременности, краснуха является относительно легкой болезнью.

Данные об уровне СВК до 1969 г., когда вакцина начала применяться в США, отсутствуют. В 1970 г. было 67 зарегистрированных случаев СВК, самая большая цифра за один год. С 1980 г. сообщалось в среднем от 5 до 6 случаев СВК, кроме вспышек 1990 и 1991 гг. , когда было зарегистрированною 25 и 33 случая соответственно. Только 9 случаев СВК были зарегистрированы в 1997 г. Матери всех 9 новорожденных были рождены в Латинской Америке или на Карибских островах (2). Рекомендация по ревакцинации восприимчивых к краснухе женщин была предложена в 1977 г. До этого года насчитывалось лишь 22 случая СВК по всей стране.

Применение краснушной и MMR–вакцин в послеродовом периоде является очень удобным для медиков, но передача вируса от матери к младенцу не принимается в расчет.

Хотя вакцинный вирус может быть выделен из глотки, вакцинированные не инфицируют других, за исключением тех редких случаев, когда вакцинирована кормящая женщина. В этой ситуации может заразиться ребенок, предположительно через грудное молоко, и у него может развиться легкая болезнь с сыпью, но о серьезных осложнениях не сообщалось (3).

Хотя "Настольная книга врача" заявляет, что "надо соблюдать осторожность" при вакцинации кормящей матери вакциной Meruvax II (или MMR II) (4), ни одна женщина, участвовавшая в исследовании, не упомянула о том, что ее проинформировали о возможности подобного выделения вируса или спрашивали о планировании беременности в будущем.

Так как не сообщалось о возможной передаче вируса от матери к ребенку, кроме как через грудное молоко, история двух детей из этого исследования, которые не были на грудном вскармливании, но заболели аутизмом, наводит на мысль, что возможно и прямое инфицирование.

Неизвестно, могут ли вирусы кори и краснухи проникать в грудное молоко, но сообщения в литературе по ветеринарии говорят, что парвовирус собачьей чумки (вирус из рода Morbillivirus, куда входят вирусы кори и краснухи) может вызывать чумку у кормящихся щенят (5).

Есть ли механизм, который мог бы быть причиной возникновения аутизма у детей этих 60 матерей? Коми и соавт. (6) сообщили о высокой частоте аутизма в семьях с иммунными нарушениями. Они также обнаружили, что чем больше иммунных расстройств в семье, тем выше процент аутизма, и мать с иммунным заболеванием имеет в 9 раз больше шансов родить ребенка-аутиста.

Неспособность определенных женщин развивать или сохранять защитный уровень антител после вакцинации может быть объяснено неким иммунным нарушением, что может предрасполагать к развитию аутизма у их детей. Этот риск может увеличиваться, если мать ревакцинируют повторно, или если ребенок незащищен от раннего, смешанного, или тяжелого антигенного вторжения, а именно из-за их собственной вакциноиммунизации. Более того, консерванты в некоторых вакцинах могут так же нанести токсикологический и иммунологический вред и привести к еще более серьезным патологиям.

Некоторые исследователи уже приводили доказательства иммунологического аспекта аутизма. В частности, д-р Виджендра Сингх привел убедительные доводы в пользу того, что аутизм является аутоиммунным заболевания (8). Механизмом, по которому развивающийся мозг может получить повреждение, вполне может быть иммунный ответ, приводящий к образованию антител против мозга или нервной ткани нервной системы. Существует гипотеза, что определенные вирусы могут вызывать подобный аутоиммунный ответ. Антитела к ОБМ (9), к белкам нейрофиламентов (10) и к серотониновым рецепторам (11) были обнаружены в крови детей-аутистов. Точнее, д-р Сингх и его коллеги также обнаружили, что уровень антител к вирусу кори и человеческому вирусу герпеса-6 был выше в крови детей-аутистов, и что они часто сосуществовали с аутоантителами к мозговым тканям. Они установили 90 % корреляцию между положительным серологическим анализом на антитела к кори класса IgG и аутоантител к ОБМ, что подтверждается сообщениями родителей, включая по крайней мере одну семью из нашего исследования. Это связь между антителами к кори и к ОБМ особо беспокоит в свете сообщений родителей о том, что их дети заболели аутизмом после прививки вакциной MMR. Последние исследования также показали наличие штаммов живых вакцинных вирусов кори в кишечнике детей-аутистов (12–14). Также было обнаружено, что вирус кори (или вакцина) может вызывать иммуносупрессию (15).

Никогда не проводились исследования возможности кумулятивного эффекта ревакцинации матери или его влияния на детей, когда их самих вакцинируют. Случаи, описанные здесь, вызывают беспокойство.

Некоторые матери, участвовавшие в этом исследовании, так же пострадали из-за ревакцинации. Сообщения об осложнениях на суставы и об артрите не являются открытием, так как вакцинация против краснухи связывается с артритом по данным нескольких исследований (16–18). Однако сообщения о выкидышах и тяжелых беременностях, о которых здесь говорилось впервые, являются неожиданными и настораживающими. Так как у нас нет теории объясняющей данные сведения, понятно, что в будущем необходимо исследование по этому вопросу.

Рекомендации

В свете полученной в ходе данного исследования информации и подтверждающих ее данных других исследователей, мы рекомендуем следующее:

1. Нынешняя практика введения бустерных доз живой вакцины в послеродовом периоде женщинам, которые были ранее вакцинированы, но остались восприимчивыми к краснухе, должна быть пересмотрена. Настоящий несущественный риск СВК не оправдывает ревакцинацию женщин в такой критический момент. В сущности, такую же осторожность следует соблюдать по отношению ко всем женщинам, которые не смогли выработать и сохранить необходимый защитный титр антител после вакцинации.

2. Практикуя "информированное согласие", медработники должны четко объяснять матери, что известно о том, что вирус краснухи может быть выделен из слизистой носоглотки и из грудного молока.

3. В будущем должны быть проведены исследования о возможной передачи вируса от матери к новорожденному при близком контакте.

4. Должен быть исследован механизм проникновения вируса краснухи из вакцины в грудное молоко.

5. Следует проверить, не увеличивает ли риск развития аутизма антигенное нападение, связанное с прививкой от гепатита В новорожденным.

6. Ранняя комбинированная, часто повторяющаяся вакцинация детей должна быть пересмотрена.

ТАБЛИЦА 1. Соотношение между полом и последующим состоянием детей, родившихся перед ревакцинацией матери

  Мальчик Девочка Неизвестно
Всего 35 23 3*
Аутистическое расстройство 17 3 1
Синдром дефицита внимания или другие нарушения 10 3 0
Другие болезни 2 3 0
Здоров 6 14 1

* одна мать была привита после выкидыша

ТАБЛИЦА 2: Соотношение между полом и последующим состоянием здоровья детей, родившихся после ревакцинации матери

  Мальчик Девочка Неизвестно
Всего 26* 13 1
Аутистическое расстройство 18 4 1
Синдром дефицита внимания или другие нарушения 2 2 0
Другие болезни 0 3 0
Здоров 6 4 0

* это число включает две пары близнецов

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Seroussi K. Unraveling the mystery of autism and pervasive developmental disorder: a mother's story of research and recovery.
Simon & Schuster, 2000.
2. Atkinson W, Humiston S, Wolf C, Nelson R, eds. Epidemiology and Prevention of Vaccine-Preventable Diseases, ed 5. National Immunization Program, Centers for Disease Control and Prevention (CDC), January, 1999, pp. 178-179.
3. Atkinson W, et al. Оp. сit., p. 185.
4. Physicians' Desk Reference 1999; pp. 1820, 1834.
5. McCandlish IAP, Cornwall HJC, Thompson H, Nash AS, Lowe CM. Distemper encephalitis in pups after vaccination of the dam. The Veterinary Record 1992; 130(2): 27-30.
6. Comi AM, Zimmerman AW, Frye VH, Law PA, Peeden JN 1999. Familial clustering of autoimmune disorders and evaluation of medical risk factors in autism. J Child Neurol. 1999; 14(6):388-94.
7. Redwood, L. Mercury and Autism: Coincidence or cause and effect? Autism/Asperger's Digest 2000; July /August.
8. Singh VK. Autism, Autoimmunity and immunotherapy: a commentary. The Autism Autoimmunity Project Newsletter, 1999; 1(December).
9. Weizman A, Weizman R, Szekely GA, Wijsenbeek H, Livni E. Abnormal immune response to brain tissue antigen in the syndrome of autism. Am J Psychiatry 1982; 139(11):1462-5.
10. Singh VK, Lin SX, Yang VC. Serological association of measles virus and human herpesvirus-6 with brain autoantibodies in autism. Clin Immunol Immunopathol. 1998; 89(1):105-8.
11. Todd RD, Ciaranello RD. Demonstration of inter- and intraspecies differences in serotonin binding sites by antibodies from an autistic child. Proc Natl Acad Sci USA. 1985; 82(2):612-6.
12. Wakefield AJ, Murch SH, Anthony A, et al: Ileal-lymphoid hyperplasia, non-specific colitis, and pervasive developmental disorder in children. Lancet 1998; 351:637-41.
13. O'Leary JJ, Uhlmann V, Wakefield AJ. Measles virus and autism. Lancet 2000; 356(9231):772.
14. Kawashima H, Mori T, Kashiwagi Y, Takekuma K, Hoshika A, Wakefield A. Detection and sequencing of measles virus from peripheral mononuclear cells from patients with inflammatory bowel disease and autism. Dig Dis Sci. 2000; 45(4):723-9.
15. Halsey NA. Increased mortality after high titer measles vaccines: too much of a good thing. Pediatr Infect Dis J. 1993; 12(6):462-5.
16. Howson CP, Katz M, Johnston RB Jr, Fineberg HV. Chronic arthritis after rubella vaccination. Clin Infect Dis.1992; 15(2):307-12.
17. Tingle AJ, Mitchell LA, Grace M, Middleton P, Mathias R, MacWilliam L, Chalmers A. Randomised double-blind placebo-controlled study on adverse effects of rubella immunization in seronegative women. Lancet 1997; 349(9061):1277-81.
18. Weibel RE, Benor DE. 1996. Chronic arthropathy and musculoskeletal symptoms associated with rubella vaccines. A review of 124 claims submitted to the National Vaccine Injury Compensation Program. Arthritis Rheum. 1996; 39(9):1529-34.