Д-р Миллисент Морден

Прошлое и настоящее бешенства в научном обзоре

 

Оригинал по адресу http://www.whale.to/vaccine/rabies.html

От автора сайта. Хотя в отношении того, что бешенство не существует как болезнь и не может передаваться от животных человеку автор ошибался, статья представляет далеко не один исторический интерес. Вопрос о том, насколько в действительности было распространено бешенство и не были ли пастеровские вакцины большим несчастьем, чем сама болезнь, остается открытым и по сей день.

Бешенство было старым суеверием — пережитком тех времен, когда бесы носились между животными и людьми, перенося болезни.

Пастер, перенесший к тому времени кровоизлияние в мозг, сделал из суеверия болезнь, на которой можно было неплохо подзаработать.

Ныне бешенство — любимое дитя международного Треста Вивисекции.

Если вивисекция и доказала хоть что-то, то это невозможность заражения человека этой болезнью от собаки.

Сколько еще презренный металл будет скрывать факты от одураченной публики?

В стародавние времена, как следует из статей, которые можно найти в старых библиотеках, поцелуй короля мог излечить бешенство. Позднее было обнаружено, что таким же эффективным может быть клочок королевского одеяния.

Еще позднее "камень безумия", приложенный к месту укуса, мог "вытянуть безумие". Затем были волосы укусившей собаки — их надо было жевать или прикреплять к месту укуса.

Позднее был сделано другое открытие, известное нам как "экстракт дикого таракана".

В 1806 г. некий г-н Крауз был награжден тысячей долларов властями Нью-Йорка за его научное открытие, избавившее Нью-Йорк от бешенства на период свыше 20 лет. Сохранился состав его средства: челюсть собаки или осла, кусочек языка жеребенка и пенни времен короля Георга Первого.

Похоже, что это изобретение удалило бешенство из центра общественного внимания до времен Пастера. Медики наслышаны о чудесном исцелении Пастером Йозефа Мейстера. Куда меньше внимания уделяется тому факту, что три родственника этого мальчика были укушены той же самой собакой и полностью выздоровели, не испытав блага лечения Пастера.

Современник Пастера д-р Бастиан был решительно не согласен с его научными идеями и заключениями. Другой современник Пастера, д-р Антуан Бешан, горячо оспаривал его сообщения по бешенству. По совпадению, именно д-р Бешан ранее заявил, что обнаружил причину болезни шелковичных червей. Он же открыл явление ферментации. Протоколы Французской академии наук подтверждают справедливость заявлений Бешана.

Д-р У. Хедвен из Англии также оспаривал суждения Пастера. Д-р Уильям Бруэт, бывший заместитель начальника Бюро товарного животноводства, был современником Пастера и предоставил много доказательств ложности находок Пастера. В сущности, д-р Бруэт доказал, что вакцина против бешенства не только выдумка, но выдумка вредная. Он документировал использование вакцины против бешенства и пришел к выводу, что "инокуляция передает болезнь".

Д-р Мэтью Вудс, еще один современник Пастера, в то время бывший одним из членов руководства Филадельфийского медицинского общества, немало писал на тему бешенства. Он заявил, что

в Филадельфийском приюте для собак, куда ежегодно попадает около 6 тыс. бродячих собак, часто кусающих работников, их ловящих, не было зарегистрировано ни одного случая гидрофобии за всю 25–летнюю историю приюта, через который прошли 150 тыс. собак.

По статистике Лондонского госпиталя, опубликованной несколько лет назад, ни у одного из 2 668 пациентов, укушенных злыми собаками, не развилась гидрофобия.

Статистика госпиталя Сент-Джордж: 4 тыс. пациентов, укушенных предположительно бешеными собаками. Ни единого случая гидрофобии.

Согласно статистике госпиталя в Пенсильвании, среди всех больных, лечившихся в госпитале в течение 140 лет, было зарегистрировано лишь двое с предполагаемой гидрофобией. При этом в одном из этих случаев диагноз гидрофобии был отвергнут после бактериологического исследования, и местная служба здравоохранения отказалась регистрировать смерть как произошедшую в результате бешенства.

Д-р Чарльз Даллес, лектор по истории медицины в университете Пенсильвании, которому было поручено Медицинским обществом штата исследовать бешенство, заявил, что "он склоняется к мысли, что такой специфической болезни вообще не существует", поскольку за 16 лет исследования он "не нашел ни единого зарегистрированного и затем доказанного случая смерти после укуса собаки или вследствие иной причины". Отчет и письмо д-ра Вудса были одобрены д-ром Теофиллом Парвиным из Джефферсоновского медицинского колледжа, президентом Национальной академии медицины; д-ром Томасом Мортеном, судмедэкспертом; д-ром Чарльзом Миллсом из Университета Пенсильвании и д-ром Томасом Мейсом из Поликлинического госпиталя.

Недавно д-р Вудс написал доклад о воображаемых болезнях, в котором он обсуждал и бешенство. Его данные подтверждают мнение, что так называемое бешенство у человека является результатом больного воображения, попросту — страха. У животных бешенство является результатом плохого обращения или плохого питания, либо и того, и другого.

Д-р Вилькокс из Нью-Йорка изучил 11 случаев смерти якобы вследствие укусов бешеных собак, ставших поводом для большой паники. Закончив исследование, он обнаружил, что ни один из этих случаев не был связан с бешенством. Как только доклад был подан в городской совет, паника закончилась.

Д-ру Элмеру Ли удалось завершить иную паническую эпидемию в Стейтен Айсленд. На вскрытии выяснилось, что собака умерла от кольчатых червей, а не от бешенства. Черви находились в сердце собаки.

Аналогичное обнаружение червей прекратило панику на Клондайке.

Д-р Штильман в 1922 г. выразил мнение, что бешенство было "чистым вздором". Имея за плечами сорокалетнюю врачебную практику и многократные путешествия по Европе, он, по его заявлению, "никогда не видел ни единого случая бешенства или гидрофобии".

В письме, написанном в ответ на соответствующий запрос, д-р Штильман заявил:

Несколько лет назад было большое беспокойство в связи с карантином по бешенству, объявленным сельскохозяйственным управлением Олбени, штат Нью-Йорк. Карантин длился два года, много собак было уничтожено. Их головы были отправлены на исследование в ветеринарное отделение Корнуэльского колледжа. Многие были объявлены бешеными, но результаты теста зависели исключительно от обнаружения телец Негри в мозге животных.

Один из учеников Пастера во Франции сказал мне, что иногда тельца Негри обнаруживались и в тех случаях, когда не было ни малейшего подозрения на бешенство. Мы отправили голову безобидной маленькой собак без каких бы то ни было симптомов бешенства в Корнуэльский колледж, и оттуда нам быстро сообщили, что собака бешеная. Наконец, я сам отправился в ветеринарное отделение колледжа и сказал, что наше общество сохранит в живых всех собак, объявленных бешеными, чтобы проследить, будет ли хотя бы один случай бешенства. Ни одного случая бешенства не развилось, и с того времени мы не видели бешенства ни разу. Тогда, когда животных оставляли в живых, чтобы убедиться, что у них действительно было бешенство, ни одно из них не умирало, и в итоге, после двух лет страшных волнений и беспокойства, которые и были ответственны за развитие лизофобии или воображаемой гидрофобии, эпидемия закончилась.

Д-р Дж. Ходж сообщил, что среди 56 тыс. бродячих кошек и собак, отловленных в течение одного года, не было обнаружено ни одного случая бешенства. Затем он заявил, что в Англии нет бешенства, и пастеровское лечение не должно быть разрешено. В распоряжении д-ра Ходжа имеются имена свыше 2 500 человек, смерть которых, приписанная гидрофобии, наступила вскоре получения профилактического лечения Пастера. Это доказывает, что лечение опаснее самой болезни, особенно, принимая во внимание то, что около 300 жертв пастеровского лечения никогда не были укушены собаками. Д-р Ходж предсказал, что "будущие поколения будут смотреть на заблуждения наших дней с чувствами, родственными тем, какие мы испытываем, читая истории колдовских наваждений".

Д-р Даллес, уже упоминавшийся выше, заявляет:

Я могу сослаться на мой собственный опыт лечения людей, укушенных предположительно бешеными собаками — я не видел ни одного случая развившейся болезни в течение 30 лет моей практики. Но я видел, вероятно, больше случаев так называемой гидрофобии, чем любой другой врач.

Д-р Даллес был преподавателем истории медицины при Университете Пенсильвании, консультирующим хирургом в госпитале Раша и главой университетского госпиталя.

Д-р Уильям Бреди, известный всей стране обозреватель, заявляет, что

пастеровское лечение бешенства — слепое лечение, и никто не знает, дает ли оно хоть какую-либо защиту от бешенства. Я никогда добровольно не согласился бы на это лечение и никому его не порекомендовал бы его в любых обстоятельствах, т.к. я боюсь того, что вводимый материал в некоторых случаях может иметь тяжелейшие последствия. Оно не всегда успешно и иногда ведет к параличу.

По мнению д-ра Бреди, "бешенства у людей не бывает".

Мы, представители врачебной профессии, являемся свидетелями многих ошибок, совершаемых людьми вследствие практикуемых ими методов, пусть намерения и были безупречны. Вспомним стандартизацию дигиталиса по сердцу собаки, когда отличия от стандарта достигали 300%.

В книге Хьюм, озаглавленной "Бешан или Пастер?", можно обнаружить немало примеров, имеющих отношение к нашей дискуссии. Например, известный провал пастеровского лечения в случае с молодым почтальоном по имени Пьер Росколь, кто, вместе с другим человеком, подвергся нападению предположительно бешеной собаки, но не был укушен, т.к. зубы собаки не порвали его одежды. В то же время его товарищ получил несколько серьезных укусов. Последний отказался идти в Институт Пастера и остался совершенно здоров. Несчастного же Росколя почтовые власти заставили пройти лечение, начавшееся 9–го марта. 12–го апреля появились тяжелые симптомы, сопровождавшиеся болью, но не в месте укуса, т.к. он не был укушен, а в месте прививки. 14–го апреля он скончался от паралитической "гидрофобии" — новой болезни, принесенной в мир Пастером.

Другой случай из той же книги показывает силу внушения или страха в появлении так называемого бешенства. В это трудно поверить, но случай описан следующим образом:

Два молодых француза были искусаны одной и той же собакой в Гавре. Один из них умер от последствий укусов, а второй отплыл в Америку, где прожил 15 лет в неведении о судьбе своего друга. Вернувшись во Францию, он узнал о произошедшей трагедии. Тогда он заболел и в течение двух недель умер от "гидрофобии".

Другой интересный случай произошел с некоей молодой дамой, вернувшейся с пляжа и заявившей, что ее укусила собака.

Напуганные родители отправили ее на пастеровское лечение, она тяжело заболела и умерла. По дороге с кладбища домой ее подруга, бывшая вместе с ней на пляже, рассказала родителям покойной, что ее укусила не собака, а ее друг.

В Институте Пастера зарегистрировано 3 000 смертей людей, укушенных собаками. Все умерли после лечения. С другой стороны, по недавно опубликованной статистике Лондонского госпиталя, ни у одного из 2 668 человек, укушенных злыми собаками, не развилась гидрофобия; никто из них не получал лечение по методу Пастера.

Кто был этот человек — Пастер? Что он на самом деле открыл? Ответ на первый вопрос — он был химиком. Ответ на второй может быть дан лишь с напоминанием, что он разделил L- и D-формы виннокаменной кислоты. Это решительно все, что он сделал. Остальные его труды, включая болезнь шелковичных червей и бактериологию, были плагиатом работ малоизвестного профессора Антуана Бешана из Монпелье. В работах проф. Бешана, если их внимательно прочитать, могут быть обнаружены ответы на многие вопросы, в течение долгих лет ставивших в тупик физиологов, патологов и философов.

Говоря о работах проф. Бешана, английский врач д-р Ливерсон замечает:

Я нашел в них абсолютное доказательство абсурдности микробной теории болезней. Изучив же работы Пастера, к которым я неизбежно должен был придти, я нашел все доказательства того, что великий бог (так называемых) людей науки второй половины 19–го века и многих — наших дней, был, фактически, самым выдающимся лгуном и плагиатором открытий других людей, особенно профессора Антуана Бешана, а также своих сотрудников и учеников. Кроме того, этот плагиатор был самым выдающимся шарлатаном, среди тех, что стали известны нам, во всей документированной истории медицины.

Вы можете уже догадаться, кто был этот плагиатор и шарлатан. Это был Луи Пастер, в чью память Франция воздвигла памятники по всей своей территории и обеспечила средствами институт его имени.

Давайте рассмотрим бешенство с точки зрения известных фактов. Мы видим, что нормальные собаки были объявлены бешеными на основе микроскопического обнаружения так называемых телец Негри. Мы видим также, что идентификация телец Негри полностью зависит от того, кто их наблюдает. Наблюдатели редко соглашаются друг с другом. Эксперты Института Пастера допускают, что тельца Негри не являются специфическим указанием на бешенство. Они также регистрируют множество смертей после лечения по системе Пастера.

С другой стороны, осложнения, встретившиеся у не получавших лечение пациентов (следует отметить, что таких случаев очень мало), могут быть объяснены страхом или особой чувствительностью к малейшим повреждениям. Например, д-р Дюк из Канзас-Сити, говоря об аллергии, описывает, как и многие другие, случаи тяжелых судорог и смерти после малейших повреждений у людей, бывших до того в состоянии прекрасного душевного и физического здоровья.

Эти смерти приписываются царапинам, удалению зубов, подкожным инъекциям, тяжелым холоду или жаре, шоку вследствие разных причин, несчастной любви и пр. Специалисты по аллергии часто подчеркивают относительную важность ранее перенесенной болезни, которая может подорвать здоровье пациента. Столь разные причины могут указывать на "страх", играющий большую роль в наблюдаемых последствиях.

Французский врач, д-р Буиссон, был тяжело искусан собакой и оставлен умирать от гидрофобии. Страх был так же силен, как и страдания. Он решил облегчить боль теплой ванной. После того, как он провел в ванне час с четвертью, конвульсии исчезли, и он почувствовал себя прекрасно. Все случаи, попадавшие к нему, он лечил аналогичным образом. Ванны Буиссона применялись во Франции с огромным успехом для лечения бешенства.

В Германии укусы собак вполне разумно лечились отсасыванием из раны или сдавливанием, для того, чтобы вызвать медленное свободное кровотечение. Свернувшуюся и сухую кровь оставляли на ране без дальнейшего лечения, и никаких неприятностей более не случалось.

По моему собственному опыту, ничего сильнее мягкого мыла и воды не требуется для лечения таких ран. Я считаю, что прижигание слишком травматично для тканей.

Итак, болезнь ли бешенство? Выделили ли мы вирус или микроб? Специфично ли пастеровское лечение? Бешенство — факт или фантазия? Я считаю, что это фантазия, поскольку я справлялся с так называемыми бешеными животными и людьми без лечения по Пастеру, и никогда не видел ни смерти, ни симптомов бешенства. Я полагаю, что бешенства не существует, и что пастеровское лечение бешенства хуже болезни, которой на самом деле нет.

PS. Я исследовал сам и был свидетелем повторных исследований всех частей мозга так называемых бешеных собак. Опыты на мышах и кроликах показали свою смехотворность еще во времена Пастера.

Источник: Элеонор Макбин "Отравленная игла" (The Poisoned Needle), 1959

Другие материалы о бешенстве