1796 — Гомеопатия и прививки

Прививки

Болезни и прививкиГепатит В: Свидетельство Бетти Флак

Свидетельство Бетти Д. Флак


Перевод Варвары Семеновой (Москва)

Оригинал по адресу http://www.whale.to/vaccines/fluck.html

Свидетельство Бетти Д. Флак перед подкомитетом по вопросам правительственной реформы в области уголовной юриспруденции, лекарственной политики и человеческих ресурсов комитета палаты представителей конгресса США. Председатель Джон Л. Майка.

Вторник, 18–е мая 1999 г.

Я хотела бы поблагодарить вас за то, что вы дали мне возможность прийти сегодня сюда и поделиться с вами своим опытом. Я не могла и мечтать о такой возможности. У меня официально зарегистрированные осложнения после вакцинации от гепатита В. Я и мой муж не являемся противниками вакцинации. Все три наших сына привиты согласно национальному календарю. Однако они не вакцинировались от гепатита В. 2 декабря 1997 года я получила вторую прививку от гепатита В из полагающихся трех. Я должна была привиться согласно требованиям моей работы. Я дипломированная медсестра и работаю по этой специальности 20 лет. На тот момент я только поступила на государственную службу в качестве медсестры в местном Департаменте здравоохранения в Кокомо, штат Индиана. Частью моих должностных обязанностей было проведение вакцинации в клинике департамента.

Примерно через 20 часов после прививки я проснулась от жестокой боли. У меня были температура 400С, тошнота, рвота, одышка, сыпь, сильная головная боль, боль в шее и спине, распухшие суставы. Я не могла пошевелить ногами. Когда спустя несколько часов температура спала, к моим ногам отчасти вернулась сила, однако основной вред был уже причинен. Для того чтобы передвигаться, я была вынуждена использовать трость. Я была совершенно обессилена, у меня постоянно болели суставы и ноги. Я спала около 22 часов в день. У меня была перемежающаяся лихорадка.

Первый врач, которого я посетила, сказал, что у меня реакция на прививку от гепатита В, но был не в состоянии мне помочь. Я ходила от врача к врачу в поисках помощи. В конце концов я попала в медицинский центр Университета штата Индиана в Индианаполисе. Я впервые встретила врача, который был очень любезен и сообщил мне, что он читал о некоторых проблемах с этой прививкой. Он пообещал провести исследование на предмет неблагоприятных реакций на нее и предложил мне сходить к его коллеге-ревматологу в том же центре. Этот ревматолог был откровенно враждебно настроен к идее, что причиной моих проблем могла быть прививка от гепатита В. Он предположил, что часть моих проблем могла возникнуть из-за камня в почках. Пожалуйста, обратите внимание на тот факт, что в это время мои пальцы так сильно болели, что я не могла открыть жестяную банку с содовой.

Спустя месяц я снова пришла к первому врачу из медцентра, как мне было назначено. Этот доктор, который так ободрял меня и симпатизировал мне месяц назад, теперь отказывался произносить слово "прививка" и приписал часть моих проблем "процессу старения". Недовольная обоими этими врачами, я потребовала совместного заседания с адвокатом пациентов и врачами Университета штата Индиана. На этом совещании первый доктор наконец сообщил мне, что у меня "не медицинская, а политическая проблема".

Мое состояние продолжало ухудшаться: с трости я перешла на костыли, затем на коленные скобы. Наконец, в сентябре 1998 г. мои ноги были полностью заключены в скобы, от больших пальцев ног до бедер. Используя скобы и костыли на предплечьях, я могла хоть как-то передвигаться. Спустя 8 месяцев с начала моих проблем, я смогла найти частного врача, который лечит людей от вреда, причиненного прививками. Сейчас мне приходится посещать его каждые три месяца.

Вакцина повредила нервные окончания в моих руках и ногах. Медицинское название моей болезни — хроническая воспалительная демиелинизирующая полинейропатия. У меня также аутоиммунные расстройства различных типов, в крови обнаружен ревматоидный фактор в высоких цифрах. Еженедельно я прохожу специальное лечение, которое стоит несколько тысяч долларов. И хотя сейчас у меня больше сил, обнадеживающих прогнозов для моего состояния нет.

Сразу после того, как я получила осложнение, я обратилась за помощью в фармацевтическую компанию. Они сказали мне, что никогда раньше не слышали о такой проблеме. Я поняла, что мой случай вряд ли уникален, и решила обратиться в Управление контроля пищевых продуктов и лекарств (FDA), опираясь на Акт о свободе информации. Я потребовала все сообщения о неблагоприятных реакциях на прививку от гепатита В определенного производителя с 1991 года по настоящее время. Спустя четыре месяца я получила коробку, в которой был отчет в 1045 страниц. На каждой странице было приблизительно 8 кратких сообщений о наступивших реакциях. Всего было свыше 8000 реакций, классифицированных от мягких до смертельных.

В январе 1999 года я выступила на канале Эй-Би-Си в передаче "20/20", посвященной прививке от гепатита В. После того, как шоу вышло в эфир, я стала получать бесчисленные звонки от взрослых пострадавших и родителей детей, у которых возникли осложнения после прививки от гепатита В. Одной из общих тем у пострадавших было то, что врачи говорили им, что это не может быть из-за вакцины, поскольку она совершенно безопасна.

Недавно я давала показания перед сенатским комитетом штата Индиана, который рассматривал вопрос о снятии требования пройти вакцинацию от гепатита В при поступлении в школу. Предлагаемая поправка давала родителям право отказаться от вакцинации независимо от причин отказа.

2 марта 1999 года поправка получила одобрение в сенате 45 голосами против 4. Однако разработчики нового законопроекта убрали эту поправку из текста еще до того, как вынесли законопроект на обсуждение.

Во время слушаний в Индиане врач из Министерства здравоохранения заявил сенатскому комитету, что одним из аргументов в пользу этой вакцины было то, что это "первая вакцина, снижающая риск заболевания раком". Мы можем убедиться, что этот аргумент был взят с веб-сайта организации под названием "ПАС" (PATH), существующей при Всемирной организации здравоохранения. "ПАС" предложила тему "первой вакцины, снижающей риск заболевания раком" в качестве хорошего маркетингового хода, который может вызвать интерес к "модной" вакцине.

У меня есть протокол совещания исследовательской группы по вакцине от гепатита В Центра контроля заболеваний, состоявшегося в марте 1997 года. Из протокола видно, что для появления первых признаков рассеянного склероза должно пройти минимум 60 дней. Клинические испытания вакцин, проведенные двумя производителями, длились в одном случае 4 дня, в другом — пять. Стоит обратить внимание, что во второй половине дня совещание шло под председательством доктора Роберта Шаррара из компании "Мерк". Эта группа должна была решить, как определять различные типы неблагоприятных реакций, таких как рассеянный склероз и демиелинизирующие заболевания, и выработать план обширных исследований. Когда д-р Шаррар появился в январе на телеканале Эй–Би–Си в передаче "20/20", он заявил, что совершенно уверен в том, что вакцина от гепатита В не приносит никакого вреда. Может ли наемный работник фармацевтической компании, производящей эту вакцину, быть объективным, когда он планирует эксперименты, призванные обнаружить дефекты в продукте, продажи которого приносят его компании приблизительно миллиард долларов?

Форма о реакциях на вакцину, которую предлагают заполнять людям, была написана Центром контроля заболеваний. В ней не предусмотрено серьезных неблагоприятных реакций. Если вы взглянете на вкладыш к вакцине, написанный производителем, вы увидите, что там некоторые тяжелые реакции упомянуты. Я беседовала со многими профессиональными медработниками, которые и не подозревали о возможных реакциях, упомянутых во вкладыше. Это заставило меня поинтересоваться, почему представитель фармацевтической компании, с которым я беседовала ранее, один из тех, кто не подозревал о неблагоприятных реакциях, не знал также, что написано во вкладыше его собственной компании. Вакцина, которая до сих вызывает столько вопросов, не имеющих ответа, не может быть обязательной для детей. Это просто неразумно. Право решать, будет ли вакцинация благом для ребенка, должно оставаться за родителем. В конце концов, это означает, что в большинстве случаев, если ребенок превратится из-за вакцины в инвалида, это останется на совести родителей. Нельзя лоббировать превращение вакцины в обязательную ради собственной выгоды или удобства.

В статье, посвященной вакцине от гепатита В, которая была напечатана в "Вашингтон пост", представитель Центра контроля заболеваний заявил, что с точки зрения неблагоприятных реакций не наблюдалось никаких неожиданных случаев. Сначала я подумала, что он имеет в виду, что, по их мнению, побочных реакций не случалось. Сейчас я уже не считаю, что это было отрицанием происходящего. Несмотря на свыше 20 тысяч сообщений в Систему сообщений о побочных эффектах прививок (VAERS), ничего неожиданного для двух производителей не произошло. Я абсолютно уверена, что большое количество и разнообразие осложнений не является сюрпризом для Центра контроля заболеваний. Единственным сюрпризом для Центра, может быть, оказалось то упорство, с которым потерпевшие отстаивают свои права.

Другие публикации о прививке от гепатита В