Д-р Бонни С. Данбар

Свидетельство проф. Бонни С. Данбар

Д-р Данбар Бонни С. — зоолог, молекулярный биолог. С 1994 по 2004 гг. занимала должности профессора на кафедре молекулярной и клеточной биологии и адъюнкт-профессора на кафедре акушерства и гинекологии в Бэйлоровском университете (Хьюстон, Техас).

Оригинал по адресу http://www.whale.to/vaccines/dunbar4.html

Свидетельство проф. Бонни Данбар перед подкомитетом по вопросам правительственных реформ в области уголовной юриспруденции, лекарственной политики и человеческих ресурсов комитета палаты представителей конгресса США. Председатель — Джон Л. Майка.

Вторник, 18 мая 1999 г.

Доброе утро!

Я благодарна вам за эту возможность обсудить с вами эту важнейшую проблему здравоохранения. Меня зовут Бонни Данбар, я профессор и исследователь. Свыше 25 лет я занимаюсь изучением аутоиммунных болезней и разработкой вакцин (последние 17 лет — в Бэйлоровском медицинском колледже в Хьюстоне).

За мои новаторскую работу в разработке вакцин я была награждена премией Маргарет Питмен Национального института здоровья. Для меня эта награда была особенно значима, поскольку работы д-ра Питмен были очень важны для ранних этапов разработки вакцин, а также потому что я понимала, какое влияние прививки имели и имеют на все наше общество. Нынешнее мое исследование в области разработки вакцин очень важно для меня. Я работаю в тесном контакте с Американским агентством по международному развитию и ВОЗ. Я чувствую себя обязанной продолжать исследования для того, чтобы понять и, надеюсь, помочь разрешить проблемы, связанные со здоровьем населения мира.

Поскольку я приглашена выступить перед этим подкомитетом, я считаю важным обсудить мой опыт с несомненными тяжелыми реакциями на прививку против гепатита В. Примерно пять лет назад в моей лаборатории работали два человека, которых потребовали сделать прививку против гепатита В. У обоих развились тяжелые и, вероятно, пожизненной длительности осложнения прививки. Оба были абсолютно здоровы и даже отличались атлетическим телосложением перед тем, как получили прививку. Сейчас же они страдают от тяжелых, разрушительных аутоиммунных побочных эффектов прививки. Я изучила историю болезни моего брата, д-ра Бона Данбара, у которого развились серьезные хронические суставные и мышечные боли, усталость и симптомы, напоминающие таковые рассеянного склероза. Ему был сначала поставлен диагноз POTS (аутоиммунные, сердечно-сосудистые и неврологические проблемы), а затем диагноз хронической демиелинизирующей нейропатии. Его заболевание приписывается прививке против гепатита В десятком специалистов в США. Он постоянно проходит экспертизы и ныне ущерб, нанесенный его здоровью, превышает 90%. Расходы по его медицинской страховке уже стоили программе компенсаций штата Техас примерно половину миллиона долларов, и эта цифра продолжит расти, учитывая тяжесть болезни, которой он страдает.

Одна из моих студенток частично ослепла после первой бустерной дозы вакцины. Состояние еще более ухудшилось после второй прививки, потребовалась госпитализация. Я говорила с ней и узнала, что ее зрение продолжает ухудшаться. Поскольку она студентка медицинского факультета, понятно ее нежелание предавать гласности личные медицинские проблемы из опасения, что это повредит карьере.

Я с большим пониманием отношусь к проблеме необходимости взвешивать возможные риск и пользу прививок. Благодаря моему опыту в этой области, я интуитивно поняла, что аутоиммунные болезни, развившиеся у этих двух здоровых людей, работавших в моей лаборатории, случились в период времени, предсказуемый в смысле иммунного ответа. Это произошло после бустерных прививок против гепатита В. Изучив богатую научную литературу по этому вирусу и этой вакцине, я поняла, что есть высокая вероятность того, что именно вакцина — причина этих тяжелых реакций. И опубликованные исследования реакций на вирусную инфекцию, и временнáя связь прививки и тяжелых реакций несомненно подтверждают то, что эти реакции имеют отношение к природе вирусного протеина, рекомбинантного поверхностного антигена — главного компонента вакцины.

Я беседовала со многими врачами и исследователями из разных стран, которые описали аналогичные реакции на прививку у тысяч представителей европейской расы. Их наблюдения, в основном, отвергаются или игнорируются Службой общественного здравоохранения, что подтверждается исками, поданными против чиновников Службы здравоохранения и фармацевтических компаний во Франции. Отмена этой прививки для детей во Франции не была связана с недостатком документов. Сейчас я в контакте с сотнями людей (включая родителей младенцев и старших детей), которые сообщили о смертях, тяжелых проблемах со здоровьем и пожизненных увечьях, приведших к огромным денежным затратам, ставших следствием прививки против гепатита В. Выглядит вероятным, что тяжелые реакции на эту прививку имеют связь с определенным генетическим пулом. Я считаю, что необходимы тщательные научные исследования возможности того, что вакцина может вызвать тяжелые аутоиммунные болезни.

Ниже я дам конкретные ответы на вопросы, заданные мне в приглашение выступить перед подкомитетом.

1. Управление контроля пищевых продуктов и лекарств (FDA) создало Систему сообщений о побочных эффектах прививок (VAERS). Как эта система работает? Что делается для изучения этих реакций?

Первой мой опыт с этой Системой связан с двумя сотрудниками моей лаборатории, у которых начались серьезные проблемы со здоровьем в период времени, предсказуемый с точки зрения иммунного ответа. Увидев, что эти реакции отмечены в "Настольной книге врача", я узнала о существовании Системы сообщений о побочных эффектах прививок. Когда я первый раз обратилась в Управление контроля пищевых продуктов и лекарств с вопросом, кто-то из его сотрудников сказал мне: "Да, эта вакцина — проблема, и проблема большая". Сначала я получила информацию о реакциях, очень похожих на те, которые случились у моих сотрудников. Я пыталась завязать связи с сотрудниками Управления контроля пищевых продуктов и лекарств, но мне просто сказали, что я могу получить информацию в соответствии с Актом о свободе информации. Я заплатила и получила копии необходимых мне документов. Я было завалена тысячами листов документов — бесчисленными сообщениями, многие из которых были идентичны тем, которые я сами направляла относительно двух сотрудников моей лаборатории. К сожалению, в сообщениях не оказалось достаточного количества деталей для того, чтобы с достаточной степенью уверенности сделать вывод относительно механизмов развития этих реакций.

Я не получила ответа на мои письменные запросы, направленные в этот отдел Управления (мне известно, что бюджетные сокращения в Управлении могли сыграть в этом свою роль). Стало ясно, что необходимые медицинские детали (личности пациентов, генетический фон, семейная история аутоиммунных болезней) отсутствуют в этой системе сообщений, и нет возможности вступить в контакт с врачами, об этих реакциях сообщивших.

Таким образом, имеющаяся информация недостаточна и недоступна для тех из нас, кто изучает случаи серьезных неблагоприятных реакций, вероятно, связанных с этой вакциной. Также вероятно, что никто не следит за судьбами пострадавших, поскольку никто не обращался к моим двум сотрудникам, чтобы узнать о состоянии их ухудшающегося здоровья.

Из информации, полученной мною из Системы сообщений, ясно, что есть тысячи сообщений о повреждении нервной системы, артритических симптомах и других тяжелых иммунных расстройствах. Это те же самые заболевания, которые упоминаются в десятках медицинских журналов в публикациях о связи этой прививки и тяжелых иммунных реакций (таблица со ссылками демонстрируется во время слушаний). Тот факт, что Система сообщений "пассивна", т. е. не является обязательной, подтверждает то, что мы располагаем лишь частью (по оценкам служащих Управления контроля пищевых продуктов и лекарств — от 1 до 10%) истинного количества случаев побочных реакций. Суммируя: по моему мнению, нынешняя структура Системы сообщений о побочных реакциях не прививки абсолютно не приспособлена для получения научно значимой информации.

Сейчас я нахожусь в прямом контакте с сотнями тяжело больных людей (а также с врачами, у которых сотни таких пациентов), у которых развились тяжелые неблагоприятные реакции в ответ на прививку против гепатита В. Я считаю, что крайне необходимо исследовать как ранние реакции, так и их дальнейшее прогрессирование в аутоиммунные болезни, в надежде, что нам удастся найти более специфическое лечение и предотвратить отсроченные реакции у тех, кто уже пострадал от этой прививки. Я верю в то, что это возможно, в свете новых методов лечения аутоиммунных болезней, ориентированных на идентификацию специфических антител к антигенным детерминантам.

2. Перевешивает ли польза проведения прививки против гепатита В новорожденным риск от нее?

До нынешнего для мои исследования были сконцентрированы на взрослых. К несчастью, относительно иммунных реакций у новорожденных известно еще меньше, так как они не могут сообщить о сильной боли, усталости или иных неврологических или физических расстройствах, как это могут сделать старшие дети или взрослые. В случае смерти после прививки мы получаем только совершенно недостаточную для оценки информацию, предоставляемую нам патологоанатомами.

Я оспорила бы утверждения моих коллег, исследователей в клинических или фундаментальной областях, заявляющих, что мы, в общих чертах, понимаем иммунную систему младенцев. На моделях животных доказано, что иммунная система новорожденных очень отличается от иммунной системы взрослых и даже подростков. Фактически, иммунная система новорожденных детенышей животных может легко выйти из устойчивого состояния, причем нельзя гарантировать, что после этого она будет давать адекватный ответ в дальнейшем.

И наоборот, крайне низка вероятность того, что в США новорожденный имеет хоть сколько-нибудь значительный риск заражения гепатитом В в детском возрасте, поскольку это болезнь, передающаяся кровью. Вряд ли новорожденные могут быть вовлечены во внутривенное использование препаратов или небезопасный секс. Вряд ли они могут пострадать от зараженной иглы, как медицинский работник. Единственный путь, которым они могут заразиться гепатитом — через уже инфицированную мать.

Для меня очень примечательно то, что, в свете отсутствия научной и медицинской информации о неонатальной иммунологии, новорожденные — и особенно те, которые не находятся в группе риска по гепатиту В — получают многочисленные прививки против гепатита В. Имеется мало или не имеется вообще клинических исследований для адекватной оценки возможных отсроченных реакций на прививки новорожденным, особенно в том, что касается генетических различий.

3. Что собой представляет процесс рекомендации той или иной прививки Центра контроля заболеваний (СDС)? Какую роль в этом процессе играют фармацевтические компании? Есть ли злоупотребление служебным положением?

Поскольку я не специалист в области общественного здравоохранения, я не знакома со всеми нюансами политики рекомендаций вакцин к обязательному использованию. Тем не менее, прекрасно документированы факты того, что члены комиссий Центра контроля заболеваний и члены иных организаций (например, Американской академии педиатрии и ВОЗ) получают значительное финансирование из фармацевтических компаний. Более того, прекрасно известно и то, что исследователи, проводящие клинические испытания вакцин, лично зарабатывают на этом и получают финансирование на свои лаборатории в качестве консультантов, разрабатывающих вакцины, и экспертов на судебных разбирательствах. Документировано, что лоббисты, консультирующие фармацевтические консультации — это те же самые лоббисты, которые консультируют представителей служб здравоохранения. Выводы относительно возможного злоупотребления служебным положением я оставляю этому уважаемому комитету.

Тем не менее, для меня очевидно, что отсутствие правительственного финансирования, предназначенного для независимых исследователей, которые смогли бы оценить риск неблагоприятных реакций на прививки — главная причина, по которой ученые вынуждены обращаться за финансированием к фармацевтическим компаниям, под диктовку которых в итоге и проводятся эксперименты.

4. Что должно быть известно пациенту перед тем, как проводится прививка? Получаемая им информация достаточна?

Для меня, как и для многих других, исследующих эту проблему, несомненно, что отсроченные последствия прививок в клинических испытаниях не изучались. Это особенно верно в отношении населения европейского происхождения. Следовательно, можно задать вопрос: "Существует ли информация относительно возможного риска прививки, которая должна быть предана гласности?" О зловещем списке возможных осложнений, перечисляемых во вкладыше к вакцине, больным их врачи не сообщают. Больной доверен врачу. Это та причина, по которой адвокат, представляющий моего брата, имевшего тяжелую реакцию на вакцину, подал иск, обвиняющий врача в мошенничестве. По заявлению этого адвоката, иск безусловно базируется на своде гражданских правонарушений.

Многие врачи и студенты-медики говорили мне, что если эта прививка рекомендована и внесена правительственными чиновниками в список обязательных, то "почему они должны проверять ее или обсуждать с пациентами?" Другие говорят, что их коллеги не сообщают об этих случаях, потому что "они не хотят быть вовлечены в это дело". Кроме того, мне говорилось, что их информируют о том, что эта вакцина безопаснейшая из всех, когда-либо разработанных, потому что это вакцина, основанная на рекомбинантной ДНК, "следовательно, она не может вызвать болезнь". К сожалению, они явно упускают важнейший закон фундаментальной иммунологии. Любой пептид (ограниченная последовательность аминокислот белка) или полный пептидный набор, или "усеченный" белок (получающийся в результате выделения из биологического источника и очистки, или путем использования технологии рекомбинантной ц-ДНК), будучи введенным в организм, может быть "переработан иммунной системой" и, в зависимости от природы этого белка, может стать причиной отсроченных аутоиммунных реакций.

К несчастью, в курсе фундаментальных дисциплин медицинских факультетов многие из этих деталей иммунологии (области медицинских исследований, заброшенной в последнее десятилетие) не преподаются. В течение последних пятнадцати лет я преподаю студентам фундаментальные дисциплины, так что я прекрасно знаю об этом недостатке. Недавно я была приглашена выступить с лекцией в Институте медицины при Национальной Академии наук на эту тему. Я была потрясена, когда один из важных чинов в Национальном комитете по здравоохранению (также вовлеченном в процесс рекомендации детских прививок), подошел ко мне и сказал: "Это было очень интересная беседа. Я знаю, что вы преподаете студентам начальных курсов. Не могли бы вы порекомендовать мне какое-либо руководство по иммунологии для начинающих? Мне кажется, я должен кое-что взять для себя из этой области".

Я хочу суммировать: с моей точки зрения, необходимо чтобы врачи больше знали о возможном риске этой прививки, а также о взаимодействиях между разными вакцинами и о риске прививать больных детей. Крайне необходимо провести исследование, которое поможет врачам получить больше информации для определения людей, находящихся в группе риска по неблагоприятным реакциям. В любом случае, ранняя диагностика таких реакций приведет к более эффективному лечению.

Мои коллеги и я подали предложение об изучении научной основы этих неблагоприятных реакций на прививки. Многие из этих реакций подобны реакциям людей, инфицированных сами вирусом. Несомненно, что есть тканевая совместимость, генетические связи между людьми, у которых развиваются тяжелые реакции. Уже продемонстрировано, что у от 10 до 30 % привитых не развиваются антитела, и, следовательно, они могут быть не защищены от болезни. Отсутствие ответа может быть приписано генам индивидуальной тканевой совместимости.

Мы предлагаем провести исследование для определения долгосрочного прогноза для пациентов, у которых уже имеются неблагоприятные реакции. Такой прогноз нужен для следующих целей: 1. Для разработки профилактической стратегии определения пациентов с высокой вероятностью развития таких реакций, чтобы они смогли избежать прививок 2. Для разработки терапевтической стратегии эффективной ранней идентификации тех, кто страдает от неблагоприятных последствий прививок, в надежде подобрать им более специфическое лечение. Я и мои сотрудники имеем прекрасно оснащенные лаборатории со всем требуемым для иммунологических и биохимических анализов, и мы собрали образцы крови пострадавших от этих неблагоприятных реакций. Таким образом, у нас есть уникальные образцы для того, чтобы начать научное исследование для точного установления причин этих неблагоприятных реакций. Мы уже располагаем значительными предварительными данными, которые могут объяснить эти реакции, и мы продолжаем искать финансирование для этих исследований. Мы получили некоторые средства из частных фондов, но поскольку для изучения неблагоприятных реакций на эту прививку правительственное финансирование отсутствует, продвигаемся мы медленно.

Не вызывает сомнения, что вирус гепатита В (и вакцина, созданная на основе поверхностного антигена вируса) очень отличается от других вирусов (вакцин). Разрабатываются новые теории и эксперименты (например, теория т.н. молекулярной мимикрии и антиидиопатических антител), которые могли бы объяснить неблагоприятные реакции, вызываемые этим вирусом и вирусным протеином, используемым в вакцине (опубликованная в номере "Нью-Йорк таймс" от 26 декабря 1996 г. статья, суммирующая исследования по теориям "молекулярной мимикрии" вирусов, вызывающих аутоиммунные болезни, дает общую картину). Десятки публикаций, связывающих этот вирус и его вакцину с аутоиммунными и иными болезнями соединительной ткани, доказывают нам, что вирусный антиген вызывает аутоиммунные болезни.

В заключение: никто, включая и меня, никогда не утверждал, что вирус гепатита В не является серьезной проблемой для мирового здравоохранения. Тем не менее, если эта, равно как и другие вакцины, способна в силу природы своего протеина (нативного или полученного из ц-ДНК в качестве рекомбинантного протеина) или его частей, тяжело поражать иммунную систему большого количества людей, что приводит к серьезным неблагоприятным реакциям (пусть даже ограниченных определенными генетическими группами), то репутация ВСЕХ вакцин, включая те, которые безусловно НЕ имеют побочных реакций (к сожалению, проф. Данбар не указывает каких именно. О существование таких вакцин мне, например, ничего не известно. — А. К.), сильно упадет в глазах публики. Это относится и к разработке вакцин к вирусам, передаваемым по воздуху, что может стать серьезной угрозой населению мира. Благодаря успеху финансированного правительством "Проекта человеческого генома" и прогрессу в компьютерной технологии, скоро, вероятно, станет возможным изучать молекулярные структуры и предсказывать проблемы с прививками заранее или на ранних этапах разработки вакцин.

Завершу свое выступление следующим наблюдением. Я сама видела поведение африканских слонов. Где бы не начал кричать слоненок, все стадо, до ста голов, немедленно начинает трубить, и вокруг малыша начинается невероятная суматоха. Даже если и очевидно, что опасности нет, каждый хочет дотронуться до него своим хоботом, чтобы убедится, что все в порядке, прежде чем вернуться к своим делам. Конечно, они никогда не позволят малышу или члену семьи подвергнуться неизвестной опасности.

Другие материалы о прививке от гепатита В