А. Ю. Пушкин (СПбНИИФ)

Костно-суставной туберкулез у детей: новые возможности диагностики и лечения, ошибки и проблемы

Доклады научно-практической конференции 26–27 апреля 2007 г.

Санкт-Петербург, ЭЛБИ-СПб, 2007, стр. 110–117

Костно-суставной туберкулез (КСТ) у детей остается одним из наиболее социально значимых заболеваний, сопровождающихся тяжелыми анатомо-функциональными нарушениями, которые неуклонно нарастают при отсутствии соответствующего лечения.

Результаты лечения КСТ напрямую зависят от того, на какой стадии специфического процесса и в каком объеме будет проведена операция. Раннее радикальное удаление патологических тканей в сочетании с современными методами костной пластики, инструментальной фиксации и ортезирования, поддержанные адекватным противотуберкулезным лечением, позволяют не только излечить специфический костный процесс, но и исправить уже возникшие деформации или предотвратить их прогрессирование4.

За последние 15 лет в стране произошли кардинальные социально-экономические и политические изменения. Одним из приоритетных направлений социальной политики стало здравоохранение. Принятие государственных программ по борьбе с туберкулезом, необходимых для выполнения нормативных актов, и огромные финансовые вложения позволили существенно обновить диагностическую базу учреждений здравоохранения, сделав доступными многие лучевые и лабораторные методы, еще 5–10 лет назад представлявшиеся экзотическими. В какой мере отразилось это на ситуации по костно-суставному туберкулезу у детей? Наши данные в определенной мере отвечают на этот вопрос.

костно-суставный туберкулез у детей
Рис. 1 Динамика первичного поступления в СПбНИИФ детей, больных костно-суставным туберкулезом

В 1990–2006 г. в Отделении хирургии костного туберкулеза у детей СПбНИИФ оперированы 963 впервые поступивших ребенка в возрасте от 4 мес. до 16 лет с туберкулезным поражением костей и суставов. В первой половине этого периода в клинику ежегодно поступали 35–40 детей, что составляло около 30% всех заболевших костно-суставным туберкулезом в России. Ситуация резко изменилась с 2000 г., когда число поступающих в клинику детей стало увеличиваться, к 2005 г. оно выросло в 2,5 раза (рис. 1), при этом эпидемиологические данные свидетельствовали о 1,5–2-кратном росте числа детей с этой патологией в стране.

Анализ ситуации позволил выявить четкие изменения, сложившиеся за последние годы.

К 2000 году среди пациентов отделения доля детей дошкольного возраста составила 80%, а детей до 3 лет превысила 50%. При этом резко выросло число локальных (очаговых) поражений костей — туберкулезных оститов. Особенности клинической картины заболевания, а также появившаяся возможность типировать выделяемые культуры микобактерий, позволили вновь поднять вопрос о костных осложнениях вакцинации БЦЖ2. Однако решение проблемы, имеющей не только медико-социальный, но и юридический характер, усложнилось после опубликования в 2003 г. Приказа № 109 М3 РФ5:

  • — с одной стороны, осложнения вакцинации были выделены в самостоятельную группу, при этом констатирована возможность установления диагноза без бактериологического подтверждения (положительные бактериологические результаты отмечаются не более чем у 30% больных со специфическими поражениями костей и суставов);
  • — с другой стороны, возрастные границы диагноза ограничивались первым годом жизни, что противоречит международным подходам. Проведенный нами в 2000–2004 гг. в соответствии с международными критериями пересчет показателей частоты БЦЖ-оститов в Северо-Западном федеральном округе и некоторых регионах Российской Федерации установил, что реальные показатели частоты костных осложнений противотуберкулезной вакцинации в 20–30 раз превышают официальные, но практически полностью совпадают с данными большинства европейских стран (табл. 1)3.

Исследование показало, что объективная оценка ситуации требует многолетних эпидемиологических исследований. При этом если "слишком" высокие показатели частоты костных осложнений вакцинации в регионе могут быть объяснены малым числом новорожденных, то отсутствие БЦЖ-оститов в регионе с высокой рождаемостью, скорее всего, свидетельствует о низком уровне их диагностики или откровенной попытке скрыть факт заболевания (к сожалению, эти предположения имеют подтверждения).

Попытка "быстро" решить проблему без соответствующего эпидемиологического мониторинга ситуации привела к конфликту интересов пациентов и медицинских учреждений, в которых активное участие стали принимать весьма далекие от лечебного процесса структуры — средства массовой информации и судебные органы.

Табл. 1 Статистика БЦЖ-оститов по избранным* регионам РФ

Регион СЗФО
Абсолютное число больных с БЦЖ-оститами, оперированных в СПбНИИФ (по годам)
Число родившихся в регионе за 2000–2004 гг.
Частота БЦЖ-оститов на 100 000 вакцинированных
2000
2001
2002
2003
2004
2000–2004
Ленинградская обл.
1
0
2
2
2
7
63 352
11,4
Санкт-Петербург
3
4
4
6
4
21
183 995
11,77
Респ. Карелия
0
0
0
0
3
3
35 064
8,82
Вологодская обл.
0
1
1
1
2
5
62 775
8,21
Мурманская обл.
0
1
0
2
4
7
42 793
16,86
Новгородская обл.
0
0
1
0
0
1
30 188
3,42
Архангельская обл.
0
0
1
0
1
2
67 804
3,04
Ненецкий АО
0
1
0
0
1
2
3005
68,61
Республика Коми
0
0
0
1
0
1
54 359
1,9
Псковская обл.
0
0
0
0
0
0
32 029
Калининградская обл.
0
0
0
0
0
0
41 165
г. Москва
0
2
1
2
6
11
409 279
2,77
Московская обл.
0
1
0
5
5
11
271 237
4,18
Ярославская обл.
0
2
4
1
1
8
58 176
14,18
Пермская обл.
4
0
4
0
6
14
161 291
9,54
Всего
         
93
1 448 688
6,62

*Помимо Северо-Западного федерального округа, изучены данные регионов, активно сотрудничающих с СПбНИИФ.

Несомненно положительным в оцениваемом периоде явилось сокращение сроков от первичного обращения детей к врачу до постановки (или предположения) правильного диагноза — в среднем, их длительность уменьшилась с 6–8 до 4 мес. Объясняется это прежде всего возросшей информированностью врачей общей лечебной сети и фтизиатрических учреждений об особенностях заболевания.

Еще один положительный аспект проблемы — увеличение почти до 30% от общего количества поступивших числа детей, у которых на этапе диагностики хирурги проводили пункционную или трепанационную биопсию зоны костного поражения. Это позволяет рано верифицировать костный туберкулез у детей, которым первоначально устанавливали диагноз хронического остеомиелита или опухоли кости.

К сожалению, указанные факторы и ограничивают произошедшие за последние 5 лет положительные изменения по проблеме. В свою очередь, проявившиеся отрицательные факторы имеют как субъективные, так и объективные причины:

  • — положительное значение для более раннего выявления костной патологии, несомненно, имели ставшие более доступными такие методы лучевой диагностики как УЗИ, КТ и МРТ. Однако, отсутствие в литературе четкого описания специфичной для них семиотики костно-суставного туберкулеза стало причиной новых ошибок. Выявление патологии новыми лучевыми методами при отсутствии на рентгенограмме признаков, соответствующих классическим описаниям распространенного прогрессирующего процесса, стало расцениваться как отсутствие костного туберкулеза. В ряде случаев КТ и МРТ стали проводиться как методы лучевой диагностики первого этапа при отказе от традиционной рентгенографии, что привело к более частому ложному установлению диагнозов дегенеративных, травматических и опухолевых поражений;
  • — ежегодно увеличивается число детей, оперируемых в общей лечебной сети, не имеющей специализации по КСТ, травматологами-ортопедами, в т. ч. при верифицированном диагнозе специфического поражения. Практически всегда это приводит к ятрогенным осложнениям — свищам, контрактурам, параличам;
  • — среди типичных диагностических ошибок, допускаемых фтизиатрами (фтизиопедиатрами), ведущей остается ориентация на показатели туберкулинодиагностики как на основной критерий наличия у ребенка туберкулезной инфекции. По нашим данным, при гистологически верифицированном специфическом костном процессе отрицательные и нормергические туберкулиновые пробы по данным кожных проб РМ 2 ТЕ и ГКП могут выявляться у детей в 70–80% случаев, встречаясь не только при БЦЖ-поражении, но и при генерализованной туберкулезной инфекции;
  • — негативную роль сыграла децентрализация оказания помощи больным туберкулезом в федеральных округах. Слепое следование программам региональных "пилотных" проектов привело в ряде случаев к активному отказу местных специалистов выдать направление для лечения ребенка в СПбНИИФ, даже несмотря на наличие свищевых форм заболевания;
  • — административное регулирование направления детей на лечение, вместо того чтобы сделать специализированную помощь более доступной и быстрой, значительно ее усложнило. Введение ограничений ("квот") для регионов по числу больных, направляемых в СПбНИИФ, а в ряде случаев полный отказ в квотировании (в начале 2007 г. это произошло с Южным федеральным округом), превратил процесс получения направления для ребенка на госпитализацию в череду посещений родителями местных административных органов и значительно отдалил конечный результат.

В крайне сложном положении и пациенты, и специалисты по костно-суставному туберкулезу оказались после аннотации в средствах массовой информации и опубликования Стандартов высокотехнологичной (дорогостоящей) медицинской помощи2, финансирование которой должно было полностью обеспечиваться за счет федерального бюджета. Мало того, что из всех туберкулезных поражений скелета в документ оказались внесены только поражения позвоночника. Определенные в качестве стандартных для спондилита виды операций в ведущих клиниках сегодня используются лишь как дополнения к действительно сложным многоэтапным высокоэффективным операциям, однако в указанном документе эти типы вмешательств вообще не упомянуты.

* * * * *

Применяемые в СПбНИИФ методы хирургического лечения костно-суставного туберкулеза у детей в подавляющем большинстве относятся не только к высокотехнологичным, но и к финансовоемким, предусматривая применение современных пластических материалов и имплантатов. Однако те затраты, которые необходимы для проезда и лечения детей из любого региона РФ в Санкт-Петербург, многократно компенсируются результатами лечения: излечение туберкулеза костей и суставов у детей достигается практически у всех больных; частота обострений и рецидивов болезни не превышает 1%; частота ортопедических последствий костно-суставного туберкулеза, развивающихся несмотря на исходно обширные костные разрушения, не превышает 15%. Не случайно география регионов, специалисты которых обращаются за помощью в СПбНИИФ, в последние годы значительно расширилась. Способствуют этому современные электронные средства связи, позволяющие быстро и квалифицировано проконсультировать больного и определить тактику его ведения.

Своеобразие современного периода при организации помощи детям, больным костно-суставным туберкулезом, заключается в следующем:

  • — возможности комплексного использования различных методов лучевой диагностики (рентгенографии, УЗИ, КТ, МРТ) позволяют реально говорить о раннем выявлении патологии. Необходимо издание современных учебных пособий по лучевой семиотике КСТ;
  • — ограниченное в масштабах страны число детей, больных костно-суставным туберкулезом, позволяет обеспечить их действительно высококачественной помощью только при концентрации в едином лечебном учреждении, где должны реализовываться основные высокотехнологичные и финансовозатратные исследования и методы лечения;
  • — целесообразен эпидемиологический мониторинг ситуации по КСТ у детей. Межрегиональное исследование позволит более объективно оценить частоту костных осложнений противотуберкулезной вакцинации в регионах, при этом уже сейчас данные тех из них, где активно работают специалисты по внелегочному туберкулезу, могут быть приняты за эталонные. На наш взгляд, пристальное внимание требуется там, где число больных резко занижено;
  • — стандарты лечения костно-суставного туберкулеза у детей должны соответствовать современным технологическим возможностям и разрабатываться специалистами в этой области.

Литература

1  Аксенова В. А., Мушкин А. Ю, Коваленко К. Н. и др. БЦЖ-оститы у детей: эпидемиологические показатели некоторых регионов Российской Федерации // Проблемы туберкулеза и болезней легких. — 2007. — № 1. — С. 9–12.
2  Болезни костно-мышечной системы // Стандарты оказания высокотехнологичной (дорогостоящей) медицинской помощи в федеральных учреждениях здравоохранения. — М., 2006. — Т. 3.
3  Коваленко К Н., Мушкин А. Ю., Ватутина В.В., Оттен Т. Ф. БЦЖ-оститы у детей: алгоритмы диагностики и лечения // Проблемы туберкулеза и болезней легких. — 2004. — № 1. — С. 21–24.
4  Коваленко К Н., Мушкин А. Ю. Хирургическое лечение туберкулеза костей и суставов. Туберкулез костей и суставов у детей // Руководство по легочному и внелегочному туберкулезу / Под ред. чл.-корр. РАМН, проф. Ю. Н. Левашева, проф. Ю. М. Репина. — СПб.: ЭЛБИ-СПб, 2006. — С. 467–475.
5  Приказ № 109 М3 РФ "О совершенствовании противотуберкулезных мероприятий в Российской Федерации" от 21 марта 2003 г.