Владимир Умнов

Ну подумаешь — укол...

Комсомольская правда, 15 сентября 1988 г.
Умнов Владимир Валерьевич (р. 1964 г.) — выпускник журфака МГУ (1986), работал в "Комсомольской правде" в 1986–92 гг. Впоследствии был исполнительным директором "Огонька", главным редактором газеты "Время MN", редактором "Известий".





Примечание автора сайта: предлагаемая ниже статья была первой, опубликованной в центральной советской периодике, о возможном вреде вакцин и проблемах с прививками в целом. Именно дату ее публикации вакцинаторы считают началом "антипрививочной кампании", которая-де привела к вспышке дифтерии в 1990-х годах (ложь, которая опровергалась неоднократно). Тогда же широкая публика впервые узнала о Г. П. Червонской. Возмущение бесконтрольностью и безответственностью медицинских властей, а также отсутствием правовой базы вакцинопрофилактики, в итоге привело к принятию в 1998 г. Федерального Закона РФ "Об иммунопрофилактике инфекционных болезней", гарантировавшего право на отказ от прививок и установившего ответственность государства за их неблагоприятные последствия.

Мы с детства привыкли, что в прививках нет ничего опасного. Но всегда ли это так?

Без нее ваш двухгодовалый карапуз вроде как не совсем полноценный гражданин. Его не примут в ясли, а участковый педиатр будет смотреть на него как на потенциального носителя инфекции.

Да и какой родитель не захочет уберечь свое чадо от коклюша, дифтерии и столбняка? Инфекционных заболеваний, долгое время преград не знавших... А уберечься совсем не сложно: путем простой прививки, с которой знаком каждый из нас. АКДС-вакцина вводится трижды в первые полгода жизни плюс повторно через полтора-два года.

Так что да здравствует массовая вакцинация! Конвейер знатный: "Ну подумаешь — укол. Укололся — и пошел..."

"Именно вакцина АКДС... дает наибольшее число осложнений, нередко тяжелых осложнений".

"Особенно сильное повреждающее действие на клетки выявлено у АКДС-вакцины".

И т. д.

Эти заключения появились в 1982 году в институтах, авторитет которых заставляет к ним прислушаться, — в НИИ педиатрии АМН СССР и Центральном НИИ эпидемиологии Минздрава СССР.

В моем столе еще с десяток тревожных заключений.

— Постойте-постойте, — вполне резонно заволнуетесь вы. — Это что же: прививка, которую делают всем поголовно детям страны, и вредная?

Я тоже поначалу просто растерялся. Хоть и потрепались изрядно наши представления о собственном здравоохранении как о лучшем в мире, но не до такой же степени? Ведь коклюша, дифтерии и столбняка вроде бы поменьше стало. Результат, стало быть, налицо?

А Галина Петровна Червонская развязывает тесемочки на аккуратных папках и достает новые и новые документы — к точности ее приучила многолетняя работа вирусологом в Государственном НИИ стандартизации и контроля медицинских биологических препаратов имени Л. А. Тарасевича Минздрава СССР.

И "убивает" меня последним аргументом — наставлением по применению этой вакцины. В котором яснее ясного сказано о том, что наш старый "добрый" знакомый имеет шестнадцать (!) основных противопоказаний.

— И этот препарат используется для массовой вакцинации? Имеем ли мы на это право, даже если предположить, что эпидемиологическая обстановка в стране по сей день чрезвычайно напряженная?

Да, есть отчего за голову схватиться.

А, кстати, действительно — от чего?

Невинное на первый взгляд и даже загадочно привлекательное иностранное словечко: мертиолят.

— Мертиолят? Не знаем, не слышали, — удивлялись в фармакологическом комитете Минздрава СССР — нашем законодательном медицинском органе, пропускающем через себя все антибактериальные химические вещества.

— Постойте, — вспоминал профессор А. Зайцев из Института питания АМН СССР. — Кажется, я действительно с ним сталкивался лет 20–25 назад. Нужно было срочно сделать большое количество анализов, вот мы и использовали его для консервации... мочи.

Что же это за штуковина? Без помощи химиков тут не обойтись: стоит покопаться в формуле, и тут же обнаружится... ртуть.

— Ну зачем же так резко, — возражали в Комитете вакцин и сывороток при Минздраве страны. — Дозы-то крохотные, не больше сотой доли процента, ртути в них и того меньше, какой же от них вред? Кроме того, применение мертиолята в качестве консерванта — не наша выдумка, существует многолетний мировой опыт, рекомендации Всемирной организации здравоохранения, в конце концов.

Казалось бы, чем не аргумент? ВОЗ действительно упоминает мертиолят как возможный консервант. Но вы нигде не встретите утверждение, что его можно вводить массово, трижды в первое полугодие жизни. Практическое применение мертиолята ВОЗ отдает на усмотрение национальных контрольных органов.

Для справки: в аннотациях к мертиоляту зарубежные фирмы предупреждают: "Не для лекарственных средств", "Для лабораторных нужд только".

По заключениям специалистов, препараты с мертиолятом в сотни раз токсичнее, чем без него. Он не только повреждает клетки, "рождая" в них повышенную чувствительность, передающуюся по наследству. Но и убивает их.

Не знаю, может, это и простое совпадение, но многие специалисты, посвященные в "тайну", стараются отвести собственных детей и внуков от введения этой вакцины.

Значит, обойтись без нее можно?

Огорошило другое: оказывается, лишь каждый третий ребенок к первому году жизни прививается вакциной АКДС трехкратно, как и положено по инструкции. Весь же комплекс к трем годам жизни, по данным 1982 года, получили лишь 27,8 процента детей.

Педиатры часто сами отводят детей от иммунизации. На каком основании? Из-за осложнений после прививки: от "легких" местных реакций до тяжелых аллергических и неврологических последствий. Не говоря уже о летальных исходах — и такое, к несчастью, встречается.

Но эти решения принимаются, как говорится, "постфактум", уже после того, как малыш "отреагировал" на прививку. А теперь вспомните о шестнадцати противопоказаниях и соотнесите это с тем, что многие наследственные заболевания у детей начинают проявляться лишь после первого года жизни...

Так какова же все-таки цена прививки? Аллергия, судя по "домашним" диагнозам, у нас в стране чуть ли не у каждого второго. По оценкам медиков, снижается общая сопротивляемость организма. Что же, на наших глазах растут иммуноослабленные поколения?

Пора об этом задуматься. Еще в начале 60-х годов эксперты ВОЗ поставили проблему пользы–вреда вакцинации. Ведь любая прививка — это колоссальная нагрузка на детский организм. Пожалуй, не найти ни одной полезной, в прямом смысле слова, вакцины — чужеродный белок всегда будет приниматься организмом "в штыки".

Потому-то просто необходимо осторожно, бережно подходить к любым прививкам. Тем более к массовым.

Но занимается ли кто-нибудь сегодня проблемой в целом? Ведь современные вакцины — не просто биологические препараты, в их состав входят разные химические вещества. А тут уж просто преступно обходиться без тестов фармакологов, токсикологов, гигиенистов, иммунологов, цитогенетиков, аллергологов. (Заметьте: все заключения против АКДС-вакцины получены от специалистов, впрямую с ее производством и применением не связанных!). А мы обходимся. Может, только поэтому до сих пор не выбросили существующие вакцины на помойку?

Мне могут возразить, и возразят наверняка: к чему голословные выводы? Повторяю: я только ставлю вопрос, выводы — дело лиц компетентных. За компетентную экспертизу я сегодня и ратую.

До сих пор же сказывалось лишь воспитанное с детства доверие к врачу. Но мало этого. Требуется не вера — знание.

Копаясь в тридцатилетней истории отечественной АКДС-вакцины, я пытаюсь выудить ответ на простейший вопрос: неужели при ее производстве нельзя было обойтись без злополучного мертиолята?

Представьте себе: нельзя! И знаете, почему? Его используют для подстраховки... стерильной работы. Просто предприятия, где производят вакцины, слишком грязны. Кстати, Ташкентский НИИ вакцин и сывороток — по символической случайности ТашНИИВС — уже не производит АКДС-вакцину — массу технологических нарушений не смогло сдержать даже использование мертиолята... Московское же и уфимское предприятия пока производят злополучные ампулы.

Я держу в руках одну из них в тщетной попытке разглядеть надпись о содержащейся внутри ртути: таковы международные требования ко всем лекарственным средствам. Как бы не так, и следа нет.

Зато содержимого в ампуле предостаточно: целый миллилитр, то есть доза, которой хватит для двоих малышей. Так его и используют: половину одному, вторую — следующему.

Бедные наши здоровые детки!

Галина Петровна Червонская уже 12 лет подряд стучится во все двери. Собрала четыре толстенные папки документов. Последний отпуск целиком посвятила хождению по "заинтересованным" организациям.

На основании чего делаю вывод: значит, уже по крайней мере 12 лет специалистам все претензии к АКДС-вакцине известны. Последнее письмо из Минздрава СССР поручило ее родному институту провести опыт по уточнению токсикологической характеристики мертиолята, но ведь были уже такие опыты. И предложило осуществлять входной контроль всех поступающих в СССР партий мертиолята.

— Думаю, закрой наш институт — вакцины от этого не станут ни лучше, ни хуже. С нашими-то методами, — размышляет Галина Петровна. — Знаете, как мы определяем токсичность? На двух морских свинках и пяти мышах. Воздействуем повышенной дозой, по сути — экзамен на выживаемость. Выживут мышки — и ребенку вводим вакцину. В расчете, видимо, на то, что наши дети тоже в основном будут выживать. Они действительно в основном выживают...

Скрепя сердце, я повел сына делать прививку АКДС-вакцины. А что прикажете: уже подрос, два года, пора в ясли отдавать. Чур не меня!

Для справки: в связи с ужесточившимися требованиями по охране окружающей среды, с 1985 года производство мертиолята в Европе запрещено...