Д-р Эдвард Язбак (США)

Д-р Эдвард Язбак

Прививка вакциной MMR и аутизм: возвращаясь к теме в 2016 году

Перевод Елены Загребельной (Фукуока, Япония)
Язбак Эдвард Ф. — доктор медицины, педиатр со специализацией в инфекционных болезнях, член Американской академии педиатрии с 1963 г. В настоящее время исследует аутоиммунный регрессивный аутизм и вред, наносимый прививками.

Оригинал по адресу http://www.vaccinationnews.org/MMR-Vaccination-and-Autism-Revisited-in-2016-YazbakFE-3/10/16



Многие родители давно уже подозревали, что регрессия, а затем и диагноз аутизма появились у их ранее нормальных детей после прививки от кори, свинки и краснухи (MMR).

С октября 1988 года для выплаты компенсации лицам, пострадавшим от прививок, функционирует Программа компенсаций увечий от прививок1 — плод совместных усилий Департамента здравоохранения и социальных служб, Министерства юстиции и Суда по федеральным искам США.

Первый случай аутизма, связанного с MMR, поступил на рассмотрение в Программу компенсаций в 2001 году.

Когда за короткое время количество таких случаев резко возросло, главный судебный распорядитель2 Суда по вопросам прививок (Vaccine Сourt) создал всеобъемлющее судопроизводство по аутизму для того чтобы выносить решения по ожидающемуся потоку обращений (достигших к январю 2011 года 5 600). http://pediatrics.aappublications.org/content/127/Supplement_1/S74

Поиск в PubMed позволил обнаружить целый список публикаций об прививке MMR и аутизме после 1998 года. Эти сообщения, многие из которых принадлежат европейским авторам, в основном были опубликованы в британских медицинских журналах.

Эксперты из Центра контроля и профилактики заболеваний (CDC) всегда отрицали какую-либо причинную связь между этой вакциной с тремя живыми вирусами и аутистической регрессией, опасаясь, что любое упоминание такой связи может привести к снижению охвата прививками и возвращению кори в США после того, как ее там искоренили.

Бóльшую часть публикаций Центра контроля заболеваний на эту тему написал доктор медицины, магистр здравоохранения Ф. Де Стефано, либо сам, либо в соавторстве с другими. В 2001 году, когда в Программу компенсаций был подан на рассмотрение первый случай связанного с MMR аутизма, д-р Де Стефано и д-р Р. Т. Чен опубликовали статью "Аутизм и вакцинация от кори-свинки-краснухи: все сомнения разрешены?", как бы между прочим утверждая, что "имеющиеся доступные эпидемиологические и связанные с ними свидетельства не поддерживают причинную связь между вакциной MMR или любой другой вакциной, или ингредиентом вакцины, и аутизмом".

В 2002 году д-р Де Стефано и доктор философии В. В. Томпсон из Национального центра по врожденным порокам и проблемам развития опубликовали редакционную статью во 2-ом выпуске I тома журнала "Эксперт опиньен он драг сэйфти", озаглавленную "Вакцинация MMR и аутизм: есть ли связь между ними?" http://www.tandfonline.com/doi/pdf/10.1517/14740338.1.2.115

Эта богатая деталями и опирающаяся на тщательное исследование материалов статья вполне заслуживает того, чтобы ее прочитали. В ней упоминается 32 источника, но особое внимание было уделено одной конкретной публикации 1999 года, написанной Тейлором и др. (ссылка 14), которую в таблице ссылок д-ра Де Стефано и Томпсон описали как "наиболее строгое с научной точки зрения эпидемиологическое исследование возможной связи между вакциной MMR и аутизмом. Никакой связи обнаружено не было". http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/10376617

В разделе "3. Эпидемиологические исследования MMR и аутизма" Де Стефано и Томпсон опять отзывались о работе Тейлора и др. как о "самом строгом с научной точки зрения исследовании из всех опубликованных до настоящего времени работ", а в разделе "5. Оценка причинно-следственных связей" авторы из Центра контроля заболеваний превозносили работу Тейлора как "единственное эпидемиологическое популяционное исследование, где удалось вычислить относительные риски и не было найдено никакой связи между вакциной MMR и развитием аутизма".

Я, конечно же, уважаю право д-ров Де Стефано и Томпсона восхищаться публикацией Тейлора, Фаррингтона, Петропулоса, Фаво-Мейно, Ли и Вейта, помещенной в июньском выпуске "Ланцета" в 1999 г. и озаглавленной "Аутизм и вакцина против кори, свинки и краснухи: эпидемиологические свидетельства причинно-следственной связи между ними отсутствуют".

Но при всем уважении, я также позволю себе не согласиться с их мнением, в первую очередь и более всего потому, что несмотря на многократные запросы члена палаты представителей США от 5-го конгрессионального избирательного округа Индианы Дэниэла Бёртона, основателя и директора ARI3 доктора философии Бернарда Римленда и исполнительного директора AAPS4 доктора медицины Джейн М. Ориент, д-р Тейлор твердо и наотрез отказывался предоставить исходные данные, использованные в его работе, для проверки независимыми американскими учеными.

На конференции Американской академии педиатрии, состоявшейся в июне 2000 г. в Оук Брук, штат Иллинойс, на которой я присутствовал, д-р Нил Холси из Блумбергской школы здравоохранения Университета Джона Хопкинса, который председательствовал на заседании, попросил д-ра Тейлора предоставить свои исходные данные для просмотра, но д-р Тейлор опять отказался. Через нескольно минут директор и основатель Национального центра информации о вакцинах (NVIC) Барбара Лоу Фишер попросила Тейлора хотя бы в конфиденциальном порядке поделиться своими данными с кем-то в Институте медицины, и опять он наотрез отказался. (Отчет об этой конференции в публикации Де Стефано и Томпсона приведен в качестве ссылки под номером 26.)

Д-р Брент Тейлор был профессором детского здоровья и здравоохранения Свободного Королевского госпиталя и медицинского факультета Университетского колледжа Лондона (название Университета Лондона. — Прим. перев.) на территории Свободного Королевского госпиталя в Лондоне, где годами практиковал, а также задумал и провел свои поистине замечательные исследования д-р Эндрю Вейкфилд, которого он сильно и явно не любил.

Ведущим соавтором Тейлора была д-р Элизабет Миллер из Отдела иммунизации в Лабораторной службе здравоохранения в Центре по наблюдению за инфекционными болезнями в Лондоне, которая тоже пылко и во всеуслышание критиковала Вейкфилда, а также часто обменивалась посланиями со своими коллегами из Центра контроля заболеваний, называя их по имени. И последнее: исследовательская работа была финансирована Британским агенством контроля за лекарственными средствами.

В "Методах" Тейлор и др. упомянули, что "группировка сроков начала (проявления симптомов. — Прим. перев.) по отношению к срокам вакцинации проводилась по методу серии случаев".

Выбор этого метода для изучения "аутизма" по меньшей мере вызывает сомнения, не говоря уже о подозрениях, поскольку статистик К. Пэдди Фаррингтон, один из соавторов, заявляла что метод серии случаев "обычно используется для оценки взаимосвязи между кратковременным воздействием (какого-либо фактора. — Прим. перев.) и развитием острого состояния..." http://smm.sagepub.com/content/18/1/7.abstract

Уже для того чтобы считать "кратковременным" воздействие вакцины с ТРЕМЯ живыми вирусами, предназначенной для защиты младенца от трех болезней на всю жизнь, требуется изрядная наглость. Еще больше ее требуется, чтобы назвать аутизм "острым состоянием", тогда как он часто разрушает всю жизнь ребенка... равно как и жизнь его родителей. Тейлор и Ко не занимались поиском больных аутизмом. В сущности, они очень старались не замечать их.

В письме редактору "Ланцета" Дж. Г. Роджер, в частности, писал:

Сэр,

Вместо того чтобы в своем редакционном комментарии внести ясность в запутанную ситуацию с корью, MMR и аутизмом, Вы стали и дальше распространять миф о том, что добротные научные данные отрицают существование связи между прививкой вакциной MMR и аутизмом.

Вы утверждаете, что Тейлор и коллеги опубликовали "эпидемиологические данные, противоречащие этой предполагаемой связи". 28 марта 2000 года я выступил с докладом перед Королевским статистическим обществом, в котором показал, что опубликованные к настоящему моменту данные, включая данные из этой исследовательской работы, согласуются с информацией о том, что значительное число случаев аутизма провоцируются прививкой вакциной MMR. Вкратце: для выяснения связи между иммунизацией и болезнью хронического характера, каковой является аутизм, Тейлор и коллеги применили неверный дизайн исследования. Вместо того чтобы использовать обычный подход "случай-контроль", в исследовании был использован подход на основе серии случаев. Последний уместен для изучения острых побочных реакций, таких как фебрильные судороги, но не для долгосрочных последствий вакцинации.

В качестве трех событий для отсчета дебюта аутизма были выбраны: диагноз, первые подозрения родителей и регрессия. Регрессия была отмечена и зафиксирована в менее чем трети случаев и обычно происходила через шесть месяцев после первых подозрений родителей, а диагноз обычно ставился через два года после первых подозрений родителей. Модель желудочно-кишечного происхождения аутизма, описанная Вейкфилдом и др., предполагает, что срок между иммунизацией и первыми симптомами аутизма может быть различным и составлять, вероятно, несколько месяцев. Вряд ли можно ожидать, что первые подозрения родителей возникнут до появления этих первых симптомов. Поэтому неудивительно, что в этом исследовании не было найдено группировки диагнозов в пределах одного года или двух лет после иммунизации, в то время как диагноз обычно ставится не ранее чем через два года. Время первых подозрений родителей и время регрессии явно концентрируются в возрасте 12 месяцев, 18 месяцев и 24 месяца. Это отражает медленно прогрессирующий характер дебюта аутизма и сложность определения для родителей конкретного времени появления симптомов. Маловероятно, что можно выделить какие-либо реально существующие связи при рассмотрении такого довольно короткого срока после иммунизации как шесть месяцев. Первые подозрения родителей значительно усиливаются в течение шести месяцев после иммунизации (p = 0,03). Из этого исследования мы можем заключить, что либо вакцина MMR провоцирует развитие аутизма лишь в редких случаях, либо, согласно модели, она приводит к хроническому развитию симптомов аутизма.

Так же как и Вам, мне хотелось бы видеть полное научное описание исследования О’Лири и др. как можно скорее. Но мы должны осознавать, что нынешние эпидемиологические данные не опровергают возможности того, что иммунизация MMR провоцирует развитие аутизма. Во имя общей пользы мы должны сохранять непредвзятый подход к этому вопросу. http://www.thelancet.com/journals/lancet/article/PIIS0140–6736(05)73169–X/fulltext

*****

Д-ра Де Стефано и Томпсон приводят несколько других статистических исследований и обсуждают симптомы ЖКТ и другие результаты д-ра Вейкфилда.

Я уже писал отзывы на бóльшую часть этих публикаций и систематически опровергал их устаревшие аргументы.

Нужно отметить, что даже авторы финансировавшегося Центром контроля заболеваний датского исследования критиковали многие сообщения и публикации, которые Де Стефано и Томпсон упомянули в качестве работ, подтверждающих и поддерживающих заявления Центра контроля заболеваний.

В ноябре 2002 года было опубликовано "большое датское исследование" Мадсена и др. Многие, в том числе и Центр контроля заболеваний, сочли его наиболее мощным доказательством, говорящим против наличия какой-либо связи между аутизмом и вакцинацией MMR.

Авторы этой датской работы заявили и документально подтвердили ссылками, что:

  • есть сообщения о детях, у которых вскоре после вакцинации MMR появились как признаки регрессии, так и желудочно-кишечные симптомы,
  • сообщалось, что широкое применение вакцины MMR совпало с увеличением заболеваемости аутизмом в Калифорнии,
  • вирус кори был найден в терминальном отделе подвздошной кишки у детей с расстройствами развития и симптомами желудочно-кишечного тракта, тогда как у нормально развивающихся детей с симптомами желудочно-кишечного тракта он обнаружен не был.

Обсуждая предшествовавшие исследования на эту тему, Мадсен и др. утверждали, что

исследования, предназначенные оценить предполагаемую связь между прививкой MMR и аутизмом, не подтверждают наличие такой связи, но они имеют слабую доказательную силу и основаны на работах, в которых используются подходы, основанные на исследовании серии случаев, перекрестных данных и экологии. Ни одна из работ не была достаточно сильной с точки зрения статистики для того чтобы выявить такую связь, и ни в одной работе не применялся дизайн, основанный на когортах населения (ссылки 10–16).

Ссылкой № 10 в работе Мадсена была исследовательская работа Тейлора и др., которую так высоко оценивали в своей публикации д-ра Де Стефано и Томпсон. В качестве работ, определенно говорящих в пользу того, что вакцинация MMR никаким образом не связана с аутистическими расстройствами, авторы из Центра контроля заболеваний упомянули также ссылки с 11-й по 16-ю.

*****

Возможно из-за недовольства по поводу реакции на их публикацию 2002 года, д-ра Де Стефано и Томпсон занялись более детальными исследованиями на тему вакцинации MMR и аутизма.

В феврале 2004 года они (совместно с другими исследователями) опубликовали статью "Возраст детей с аутизмом и детей подобранной по принадлежности соответствующей школе контрольной группы во время их первой прививки против кори, свинки и краснухи: исследовательская работа на основе населения городских районов Атланты". Ф. Де Стефано, К. Бхасин, В. В. Томпсон, М. Йергин-Олсоп, К. Бойл. Pediatrics 2004 Feb; 113(2):259–66. PMID: 14754936.

Также в феврале 2004 года Де Стефано и Томпсон опубликовали "перспективную" работу, озаглавленную "Вакцина MMR и аутизм: последние научные данные" Expert Rev Vaccines 2004 Feb; 3(1):19–22. PMID: 14761240. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/14761240

Они писали:

Опубликованная в 1998 году гипотеза предполагала, что прививка от кори-свинки-краснухи может приводить к развитию аутизма в результате персистирующей инфекции, вызванной вирусом кори в желудочно-кишечном тракте. Результаты ранних исследований не подтверждали этой гипотезы, а в 2001 году обзор Института медицины заключил, что имеющиеся данные говорят скорее в пользу того, что при рассмотрении гипотезы на популяционном уровне наличие причинно-следственной связи между прививкой от кори-свинки-краснухи и расстройствами аутистического спектра следует отвергнуть. Исследовательские работы, опубликованные после сообщения Института медицины, также не находили связи повышенного риска возникновения расстройств аутистического спектра с прививкой от кори-свинки-краснухи. Никакой связи вакцины с уникальным синдромом регрессии развития и желудочно-кишечных расстройств также не было обнаружено. Сейчас данные убедительно говорят о том, что прививка от кори-свинки-краснухи не вызывает ни аутизма, ни какого-либо другого конкретного подтипа расстройств аутистического спектра.

Заявление авторов о том, что прививка вакциной MMR не вызывает аутизма, не могло звучать категоричней, а их оптимизм основывался на большом количестве сообщений и публикаций. Но они также весьма справедливо упомянули, что отчет Института медицины от 2001 года

не мог исключить возможности того, что прививка вакциной MMR могла привести к развитию расстройств аутистического спектра (РАС) у некоторого небольшого количества детей, так как эпидемиологические данные не обладают достаточной точностью для оценки тех редких случаев, когда реакция на прививку вакциной MMR привела к развитию РАС, а что касается предлагаемых биологических моделей, связывающих прививку вакциной MMR и РАС, то хотя они и далеки от подтверждения, но тем не менее не было доказано, что они неверны.

Де Стефано и Томпсон восхваляли результаты и важность вышеупомянутой исследовательской работы о городских районах Атланты, которое не будет обсуждаться далее (этому исследованию посвящена отдельная статья автора. — Прим. перев.)

Они главным образом осыпали похвалами хорошо известное очень большое датское исследование, опубликованное в "Нью Инглэнд джорнэл оф медисин" в ноябре 2002 года, которое они ласково именовали "знаменитая работа по аутизму из Дании". Они писали:

Из недавно опубликованных эпидемиологических исследований особенно убедительные данные, противоречащие наличию связи между прививкой вакциной MMR и аутизмом, были получены в рамках датского ретроспективного исследования на основе когорт. К настоящему моменту это единственное исследование на основе когорт, в котором делается попытка оценить эту предполагаемую связь. Основное преимущество этого исследования заключается в наличии большой группы детей, не привитых вакциной MMR. В работе проводился анализ данных относительно полумиллиона датских детей, включая почти 100 000 детей, не прошедших вакцинацию MMR. Объединив данные национальных реестров и медицинских баз данных, исследователи обнаружили, что относительный риск, связанный с MMR, составлял 0,92 (95% ДИ составлял 0,68–1,24) для аутизма и 0,83 (ДИ 0,65–1,07) для других расстройств аутистического спектра. Узкие границы ДИ отражают большой масштаб исследования и показывают, что весьма маловероятно, чтобы прививка MMR увеличивала риск развития аутизма.

Датское исследование 2002 года, авторами которого являются Kreesten Meldgaard Madsen, M.D., Anders Hviid, M.Sc., Mogens Vestergaard, M.D., Diana Schendel, Ph.D., Jan Wohlfahrt, M.Sc., Poul Thorsen, M.D., Jørn Olsen, M.D. и Mads Melbye, M.D., было озаглавлено "Исследование вакцинации от кори, свинки и краснухи и аутизма на основе популяционных данных" (N Engl J Med 2002; 347:1477–1482). http://www.nejm.org/doi/full/10.1056/NEJMoa021134

Мы имели удовольствие сделать обзор исследования Мадсена и опубликовать наши выводы осенью 2004 года. http://www.jpands.org/vol9no3/goldman.pdf

Нам удалось обнаружить, что:

  • заболеваемость аутизмом среди детей в возрасте 5–9 лет возросла с в среднем 8,38 на 100 000 в долицензионный период5 (1980–1986 гг.) до 71,43 на 100 000 в 2000 году.
  • однако этот рост почти прекратился в течение 2001–2002 гг.
  • следовательно, относительный риск (ОР) составлял 8,5 (95% ДИ, от 5,7 до 12,7).
  • после поправки на бóльшую степень осведомленности при диагнозе, ОР составлял 4,7 (95% ДИ от 3,1 до 7,2).
  • для детей младше 15 лет скорректированный ОР составлял 4,1 (95% ДИ от 3,5 до 4,9).
  • наличие лонгитудинальных тенденций в данных о заболеваемости наводило на мысль о наличии временнóй связи между введением в Дании прививки вакциной MMR и ростом заболеваемости аутизмом и что это явно противоречило раннему сообщению.

Мы пришли к следующим выводам:

  • тенденции в данных о заболеваемости в Дании наводили на мысль о наличии временнóй связи между введением прививки вакциной MMR и ростом аутизма.
  • поскольку с 1992 года в Дании ни в одной детской вакцине не используется тимеросал, а самый большой рост заболеваемости произошел после этого года, вероятно, что к росту заболеваемости привели вирусные компоненты вакцины MMR, или их сочетание.
  • заболеваемость аутизмом в США превысила заболеваемость аутизмом в Дании. В частности, в США прививка вакциной MMR делается в возрасте 12 месяцев, часто вместе с двумя содержащими тимеросал продуктами, а именно вакциной от гемофильной инфекции типа В и вакциной от гепатита B, тогда как в Дании она обычно делается отдельно в возрасте 15 месяцев.
  • в дополнение к этому, к 6-му месяцу жизни младенцам в Соединенных Штатах делают 12 прививок, и они получают до 187,5 микрограмм тимеросала, по сравнением с 6-ю прививками и ОТСУТСТВИЕМ тимеросала в Дании.

Таким образом, мы показали, что при должном рассмотрении и изучении результаты Мадсена не могут служить обоснованием его выводов и не подтверждают все те отрицания, которые были высказаны д-рами Де Стефано и Томпсоном.

В октябре 2007 года д-р Де Стефано опубликовал работу "Вакцины и аутизм: данные не подтверждают наличия причинно-следственной связи" в журнале "Клиникэл фармаколоджи энд терепьютикс".

На этот раз д-р Де Стефано также рассматривал вопрос, связанный с тимеросалом.

Он писал:

Предполагаемая связь между некоторыми детскими вакцинами и аутизмом — это один из самых спорных из обсуждаемых ныне вопросов относительно безопасности вакцин. Несмотря на убедительные научные данные, которые противоречат существованию какой-либо причинно-следственной связи, многие родители и группы защиты интересов родителей продолжают подозревать, что вакцины, особенно вакцина от кори, свинки и краснухи (MMR), и вакцины, содержащие тимеросал (TCVs), могут вызывать аутизм. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/17928818

При всем моем уважении к авторам статьи, я должен сказать, что они предоставили очень мало "убедительных научных данных", которые смогли бы убедить меня или хорошо осведомленных родителей, ставших свидетелями того, как их нормально развивавшиеся маленькие дети перестали развиваться, а затем у них началась постепенная потеря речи, мышления и навыков общения.

Тот факт, что д-ра Де Стефано и Томпсон уже более восьми лет не публиковали ничего нового в этой области, наводит на мысль, что новые надежные научные данные, которые подтверждали бы их категоричные утверждения, попросту отсутствуют.

*****

То, насколько редко аутизм упоминается сегодня, вызывает большое беспокойство.

Мы только тогда слышим хоть что-то о величайшей эпидемии нашего времени, когда кто-то сообщает о новых тревожных цифрах заболеваемости. В последнее время несколько человек, без каких-либо осложнений перенесших болезнь, вызываемую вирусом Зика, привлекли больше внимания, чем тысячи страдающих аутизмом детей-инвалидов в тяжелом состоянии.

Согласно последнему опросу Центра контроля заболеваний, было выявлено, что сейчас 1 из 68 детей и 1 из 42 мальчиков страдают от расстройств аутистического спектра. http://www.cdc.gov/ncbddd/autism/data.html

Если уж это не КАТАСТРОФА, то я не знаю, что тогда вообще заслуживает подобного названия.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Vaccine Injury Compensation Program (VICP), далее "Программа компенсаций". — Прим. перев.
2 В оригинале "special master" — уполномоченный суда, которому тот поручает выполнить какие-то действия от своего лица, например, проверить, выполняются ли его решения. — Прим. перев.
3 ARI — Autism Reserach Institute, Институт исследования аутизма. — Прим. перев.
4 AAPS, Association of American Physicians and Surgeons — Ассоциация американских врачей и хирургов. — Прим. перев.
5 До получения лицензии на использование этой вакцины. — Прим. перев.

Опубликовано 10 марта 2016 года