Цена доверия

 

Александр Коток: Вы периодически публикуете комментарии на сайте украинской "Лиги защиты гражданских прав". Что привело вас к противникам прививок?

Татьяна: Трагические события, которые произошли в нашей семье, и я хочу, чтобы все, у кого есть дети, задумались над тем, каким опасным бывает доверие к врачам и вакцинации, и убежденность, что все плохое происходит с кем угодно, только не со своим ребенком, у него все непременно будет нормально. Если это поможет спасти жизни или здоровье хотя бы несколько малышей, я хоть немного искуплю свою вину перед нашей крохой, погибшей от прививки АКДС.

В 2005 году в нашей семье родилась девочка, желанная, здоровенькая. Мы очень благодарны врачам принимавшим роды, все прошло замечательно и в роддоме крохе сделали прививки от гепатита В и БЦЖ. Так как мы тогда не слыхали ни о каких осложнениях от прививок, то согласились на них. Правда, нас насторожило, что дали расписаться, что мы разрешаем делать прививку от гепатита В, но нам сказали, что такой порядок. Нам с детства внушали мысль о пользе прививок, и у нас не было никаких сомнений в их необходимости. Нас выписали домой в удовлетворительном состоянии, и началась наша жизнь дома.

Не замечали ли вы каких-нибудь изменений в поведении ребенка, которые бы указывали осложнение после прививок?

Малышка стала беспокойной, но это списали на колики и дисбактериоз, который начался неизвестно почему. Через недели две все потихоньку пришло в норму, наладился сон, ребенок перестал постоянно плакать. Мы следили за развитием нашей девочки и радовались. Прошел месяц, и мы с радостью и гордостью пошли в больницу на прием к своему врачу. Осмотр показал, что все в норме, и нам разрешили сделать прививки согласно календарю прививок. Сделав их, мы отправились домой. Но дома все началось по новой: снова дисбактериоз, сон стал беспокойным, прерывистым, ребенок постоянно плакал, приходилось носить его на руках. Мы подумали , что это реакция на прививку, но патронажная медсестра сказала, что до трех месяцев у младенцев бывают проблемы с кишечником, колики и т.д. И опять через две-три недели все прошло. Ребенок успокоился, и мы наконец вздохнули свободно. Перед первой АКДС нам сказали сделать анализ крови: гемоглобин был 130. После прививки повторились те же симптомы, и опять патронажная медсестра сказала, что все нормально. После второй прививки АКДС все началось снова, но добавилось и новое: мы заметили, что примерно 1–2 раза в день малышка подергивает плечиком. Так иногда на вопрос о чем-либо, отвечают: "Откуда я знаю?", и делают движение плечом. Нам это показалось даже забавным. Ни с чем плохим это связать мы не смогли, но у врача все-таки спросили, и получили ответ, что, мол, ох уж эти мамы и бабушки, чего только не навыдумывают. Нам бы в тот момент забеспокоиться, проконсультироваться у невропатолога... хоть сейчас я и сомневаюсь, что мы получили бы нужный ответ. Лишь недавно я прочла в описании поствакцинальных осложнений, что это было проявление судорожного синдрома, реакция на прививку, и после такого проявления реакции делать прививки нельзя. Кроме того, поскольку снова повторилось то же состояние, что и после первых прививок, и мы уже точно поняли, что одно связано с другим. И вновь прошло около трех недель, снова ребенок стал спокойнее, и снова подошло время визита к педиатру. Почему-то в это время мне не попадались на глаза статьи об осложнениях после прививок, из окружающих никто ничего не говорил (может, просто потому что я об этом не заговаривала с людьми), а среди близких явных осложнений не было. Мы пошли на очередную прививку АКДС.

Image
Маринке 2,5 месяца

Вы делали прививки строго по календарю прививок?

Да, мы были дисциплинированными родителями, во всем слушались врачей, полагаясь на их профессионализм.

И что же произошло?

Единственное, что ясно отпечаталось в памяти, это дикий крик малышки после укола. Кстати, я забыла написать, что после каждого укола ребенок очень кричал, а после первой прививки от крика чуть не задохнулся. Сразу же после прививки началось ухудшение самочувствия. Ребенка укладывали спать, но буквально через 20 минут малышка вздрагивала и просыпалась с криком. Про спокойный сон пришлось забыть. Раз в день, ближе к вечеру она начинала плакать, и плач продолжался в течение 2–3 часов. Это был не просто плач, это был плач-крик, так кричат дети, когда им очень, очень больно. У нас он начинался без причины и внезапно, и не стихал. Можно было подумать, что это была дикая беспрерывная боль. Кроме того, мы заметили, что малышка стала меньше мочить пеленки. Мы не знали, что и думать, никто в семье из старшего поколения с таким состоянием ребенка не сталкивался. Врач как всегда сказал, что это наши выдумки, и что все в порядке. Но появился запах ацетона и малышка не могла даже выпить воды, ее сразу же рвало от глотка еды и воды. В течение буквально 30 минут мы обратились в частную клинику. Педиатр сразу же написала направление в больницу, и мы оказались в инфекционном отделении. Дальнейшие события происходили стремительно. Были взяты анализы крови, кала, мочи, почему-то сделали рентген (врачи сказали, чтобы исключить воспаление легких (?)), анализ на кишечную инфекцию. Эти назначения сделал врач в приемном отделении. Анализ крови показал гемоглобин 90 ,на другой день 60. Затем у малышки сильно отекло личико, глазки превратились в щелочки. По моему настоянию, так как было воскресенье и дежурная врач ничего не предпринимала, ждала понедельника, вызвали врача из реанимации, я обратила его внимание на запах ацетона, низкий гемоглобин, отеки. Он осмотрел ребенка и сразу забрал в реанимацию. Сделали анализ на креатинин, он был очень высоким... Дальнейшие события слились в какой-то кошмарный бред, я просто не могу их описать подробно. В общем, анализы не подтвердили кишечной инфекции; биохимический анализ крови показал, что отказывают почки,, у ребенка начались судороги, она потеряла сознание, перестала дышать и ее перевели на аппаратное дыхание. В общем, по словам врача, у ребенка был отек мозга, судороги, прекращение работы почек, слабая сердечная деятельность. В карточке я увидела предварительный диагноз — "Энцефалит неясной этиологии, полиорганная недостаточность, гломерулонефрит". Гемоглобин упал до 45 . Мы спрашивали, в чем причина такого состояния, нам задавали встречные вопросы, но кроме того, что мы не были нигде, кроме больницы, и недавно делали прививку, больше ничего мы не могли сказать. А врачи не могли ничего сказать о причине состояния ребенка. Дома у меня был "Справочнике практического врача" (М., 1993 г.), и я по предварительному диагнозу начала искать информацию. Уже тогда я нашла причины возникновения острого гломерулонефрита, среди которых "…Возможно возникновение гломерулонефрита после введения вакцин и сывороток (сывороточный, вакцинный)". В разделе "Симптомы и лечение" нашла наши симптомы. В предметном указателе этого же справочника я нашла также "Энцефалиты (менингоэнцефаломиелиты) поствакцинальные". Вот тогда я, наконец, поняла, что с нашим ребенком. Ведь ребенок ничем до этого не болел, в карточке только записи о том, что ребенок здоров и направляется на прививку. Все эти казалось бы разрозненные симптомы — отек мозга, судороги, сердечная недостаточность, поражение печени, почек, страшные анализы крови — все это обрело одно логичное объяснение: токсическое поражение организма малышки компонентами вакцины. К этому моменту карточку из поликлиники затребовали в отделение, и я ее уже больше никогда не видела. Обладая информацией из справочника, я буквально поклялась врачу реанимации, что не буду никуда обращаться, так как вижу, что врачи делают все возможное, и что я знаю, что это все от прививки. Он, видя как я держу себя в руках и поверив в мою искренность, подтвердил мне, что это так, но они ничего не могут сделать, слишком сильно поражен организм. Также он сказал, что у них этот случай далеко не первый, но им никогда не разрешали писать "смерть от поствакцинального осложнения". Они вынуждены молчать и писать другие диагнозы. Наша малышка, которой еще не исполнилось и семи месяцев, умерла. Умерла, не прожив и месяца после последней прививки. И каждый прожитый после прививки день она прожила в муках: она не могла спать, у нее были такие боли, что она кричала страшным криком, она пожелтела, так как отказывала печень, личико распухло от отеков, так как отказывали почки, она не могла дышать — несколько дней ее держали на аппаратном дыхании, чтобы, как нам сказали потом, чтобы подготовить семью к смерти малышки, и каждый новый день сообщали нам сведения о состоянии здоровья такие, чтобы мы наконец поняли, что нас ждет, и мы умирали все эти дни вместе с ней. Одна медсестра (вероятно, ее попросили нас предупредить), сказала, что если мы и захотим что-нибудь добиться, то нам это не удастся, так как и анализы, и карточка поликлиники, и история болезни в отделении, и все уже переписано разными чернилами, чтобы не было видно подлога. В морге я говорила с врачами и тоже клялась, что не выдам их, только пусть скажут результаты вскрытия, и они сказали, что поражены мозг, печень, почки, и это поствакцинальное осложнение, закончившееся смертью. Они сказали, что поставят, как и в реанимации, другой диагноз. Мне было уже все равно. Судиться мы не могли, мы сами были все на грани, мы были благодарны врачам реанимации и морга уже за то, что они сказали нам правду о состоянии и смерти ребенка, ведь когда здоровый ребенок непонятно от чего буквально за считанные дни умирает, впору сойти с ума. Я понимаю, что они рисковали, сообщая нам это. Вот и все. Мы были так счастливы, так доверчиво несли нашу девочку врачам, так гордились перед ними ее успехами, так послушно делали прививки...

Image
Маринке 4,5 месяца

В своем детстве мои родители болели всеми детскими болезнями, кроме дифтерии. Я сама переболела в 5 лет краснухой, затем ветрянкой, но моя сестра почему-то ветрянкой не заболела, хотя мы были вместе в одной комнате. Ну кто сказал, что опаснее переболеть этими болезнями, чем колоть ребенку яды, находящиеся в вакцинах? Кто сказал, что вакцины безопасны? И если уж на то пошло, сколько есть различных гораздо более опасных болезней, и от них не прививают. А прививают в течение первого года жизни младенцев. Конечно, это самый лучший возраст для того, чтобы списать все осложнения от прививок на нездоровое течение беременности, наследственный фактор, синдром внезапной детской смерти и на многое другое. Кто докажет, что виновата прививка, введенная новорожденному? Вам говорят, что спасают детей от страшных болезней? Спросите родившихся в 30-х,40-х годах, много ли было смертей от детских болезней, от которых тогда не прививали. Много ли было от этих болезней инвалидов? И болели ли взрослые детскими болезнями? Наша бабушка работала в больнице, и нам рассказывала разные истории из больничной жизни, и я на всю жизнь их запомнила. Особенно случай, как ребенок умер от дифтерии, и какое это было для города ЧП. А сейчас, за 2006—2007 годы, кроме нашей малышки умерли 3 ребенка после прививок только в одном нашем микрорайоне, и никакого ЧП, только страх, что родители подадут в суд. Да на самом деле они даже не суда боятся, а огласки, так как после этого снова родители будут писать отказы от прививок. Прошло уже около двух лет, как с нами нет нашей малышки, многое я уже не помню, пишу, что еще помнится, но душа болит так, словно это произошло сегодня.

И тогда вы стали заниматься прививочной темой?

Я стала читать публикации о прививках, спрашивать людей, и вот что я обнаружила. Когда я рассказывала что с нами случилось, многие рассказывали о своих осложнениях, осложнениях у родственников, знакомых, соседей. Буквально каждый четвертый располагал такими фактами. И я поняла, что осложнения массовые, у кого сильнее, у кого слабее, но их очень много. Моей знакомой было известно, что произошло у нас, и она не прививала ребенка до 10 месяцев. Он рос совершенно здоровый, уравновешенный. Недавно встречаю ее и она говорит, что очень устает, мальчик беспокойный, стал беспричинно истерически кричать, бросаться на пол, биться головой, и во время такого приступа его лучше не трогать, пока он сам не успокоится. Я о таких поствакцинальных осложнениях читала... "Но ведь вы его не прививали?" — спросила я, и в ответ услышала, что врач уговорила сделать "хотя бы обязательные прививки". Вот так люди думают, что осложнения бывают где-то у кого-то, но их они точно не коснутся.

Что бы вы сказали молодым мамам, которые в растерянности, и не знают делать или нет прививки?

Дорогие мамочки, учитесь на чужих ошибках, ваши детки не подопытный материал. Вы боитесь за их здоровье, ожидаете, что его защитит врач. Нам уже не за кого бояться, нам не нужно переживать, что ребенка не возьмут в садик или в школу, что он заболеет "вакциноконтролируемой" болезнью. О защите от любых заболеваний и даже от жизни ребенка уже "позаботились" врачи...

Image
Маринке 6 месяцев

А что бы вы сказали сторонникам прививок?

Не придирайтесь к моему рассказу, может что-то я и не совсем точно говорю, а что-то упускаю, но это нужно быть роботом и все фиксировать и документировать в то самое время, когда ты сходишь с ума от бессилия и горя, когда ты тупеешь от бессонницы и безнадежности, когда как автомат двигаешься, а голову и все тело печет так, словно ты находишься рядом с огнем. Настоящий диагноз мне сказан врачами, и сказочку сочинять не имеет никакого смысла. Да и есть у меня один документ, где диагноз написан реаниматологом, и есть свидетельство о смерти, где уже совсем другой диагноз. Эти два документа написаны с разницей в 2 дня. У меня есть знакомые врачи, которым я показала два документа и спросила, можно ли в свидетельстве о смерти писать диагноз, который написан, через 2 дня после первого диагноза в реанимации? Они сказали, что фальсификация диагноза в свидетельстве о смерти видна даже дилетанту. Кроме этого, у меня сохранились списки лекарств для аптеки, выданные в реанимации. По этим спискам тоже видно, что при таком диагнозе, который написан в свидетельстве о смерти, таких лекарств никогда назначать не будут, а вот с диагнозом из реанимации как раз такие и назначают. Тем же, кто хочет узнать о настоящем количестве осложнений, мой совет — поспрашивайте о прививках как можно большее количество людей. Гарантирую, вы будете поражены результатом. С мамами, которые за прививание, я бы пообщалась на форумах, с врачами — нет. Кроме того, мамы, которые делают прививки, просто пишут в комментариях, что прививки делают, боятся за детей, но ведь им сказали, что прививки нужны. Они рассуждают, беспокоятся, спрашивают. С ними можно и нужно говорить. А когда пишут, прикрываясь вымышленным именем те, кто организует эти прививки, следит за выполнением планов вакцинаций, то их сразу видно по той ненависти, с которой они пишут комментарии противникам прививок. С ними разговаривать бесполезно. Они сами прекрасно все знают, они могли бы столько нам рассказать о смертях и осложнениях после прививок, что мы бы ужаснулись масштабам осложнений и смертей. Мы им мешаем, рассказывая правду. Рядовые же врачи сами заложники ситуации. Если они порядочные, то подтверждают факт поствакцинальных осложнений, но наедине, так как официальное признание — это сразу потеря работы. И еще, я благодарна врачам реанимации за их ежедневный подвиг. Спасая детей, попавших в реанимацию после прививок, они видят пагубные результаты вакцинации и не могут об этом открыто сказать, а в разговорах наедине у них в словах прорывается такая боль, такая безысходность... но изменить они ничего не могут. Они могут только спасать.

Видите ли вы выход из положения?

Он уже найден. В США, европейских странах, в России давно уже законодательно закреплено добровольное прививание. Никто не посмеет выгнать из школы или дошкольного учереждения здорового невакцинированного ребенка. Ссылки на эпидемию, например, туберкулеза — абсурд. От туберкулеза привиты все поголовно, из роддома не выпишут ни одного непривитого ребенка, все маленькие детки привиты, но сколько сейчас больных туберкулезом детей, и не только легочной формой, а и костным туберкулезом. Ребенку 3–4 года, а у него гниет кость! С кем же ему, привитому, нужно так контактировать, чтобы получить эту болезнь. И что тогда можно сказать о его вакцинации? Ссылки на вакцину плохого качества или неправильное прививание смехотворны. На это можно ответить: не получается — не беритесь. Не умеете — не колите, а для отчетности наврите, вы ведь прекрасно это умеете делать, когда надо врать в глаза убитым горем родителям. Пусть у родителей будет свобода выбора, вот тогда врачам и можно сказать в случае поствакцинального осложнения: родители сами отвечают за последствия вакцинации. Если наше государство так стремится в Европу, так пусть же копирует все, что там есть, в том числе и ответственность за ошибки вакцинации.

Почему вы хотите сохранить анонимность?

Это не совсем анонимность, так как со мной можно связаться. Что же касается названия города, то мне не хочется подводить врачей реанимации, которые не побоялись мне сказать правду. Кроме того, мое состояние здоровья не позволяет мне снова поднимать этот вопрос официально. Я просто рассказала людям свой случай, чтобы предупредить их от трагедий. Если бы я до случившегося знала, что нужно копировать буквально каждый лист из карточки, каждый анализ, то я бы сегодня оперировала всеми документами, доказывающими смерть от поствакцинального осложнения, в суде. Хотя все равно толку бы не было. Так что будьте бдительны, дорогие родители!!!

Как с вами можно связаться, Татьяна?

Мой телефон 80676646143, e-mail birjsa@meta.ua

К списку статей   В раздел "Прививки"   На главную   На форум