Д-р У. Л. Боннель (США)

Мой опыт с натуральной оспой и внутренними прививками

Доклад, прочитанный перед Гомеопатической ассоциацией Айовы 18 июня 1940 г.

Из книги Джулиана Винстона "Лица гомеопатии"

Источник: The Conquest of Disease by A. C. French, MD, Corpus Christi, TX; Corpus Christi Printing, 1943

Лишь немногие врачи-гомеопаты вызываются на суды, инициированные Медицинскими советами (Health Board). Но уж когда это происходит, то все выглядит против вас, и вам нужно оправдывать свои поступки, как совершаемые действительно в интересах дела.

Однажды много лет тому назад зимой в нашем городе было свыше 75 заболевших натуральной оспой. Главный городской врач и местные врачи рекомендовали немедленные прививки в руку всем школьникам.

Я работал тогда самым обычным врачом в Оклахоме, но я верил во внутренние прививки. Хотя казалось, что прививки обязаны быть наружными, я вооружился юридической информацией и начал практиковать внутренние прививки. Моим первым пятидесяти пациентам я дал вариолинум 12Х, один порошок три раза в день на три дня. Таким же образом принял лекарство и я. Потом я перешел на вакцинин 12Х, три порошка в день на три дня. Во время эпидемии мне выпало лечить двадцать человек; все получали по два порошка вариолина 30Х в течение четырех или пяти дней. Среди этих двадцати больных было два случая черной, или сливной, оспы. Одна женщина имела геморрагическую черную оспу. В течение девяти дней состояние ее оставалось тяжелым, все волосы выпали, ткани вокруг носа и рта некротизировались. Это было жуткое зрелище. Она больше напоминала труп, чем живого человека.

Почти половина моих пациентов лечились в городской инфекционной больнице, что предоставляло прекрасную возможность сравнения эффективности методов лечения гомеопатии и "старой школы". Ни один из пациентов на гомеопатическом лечении не умер, в то время как доктора "старой школы" потеряли двадцать процентов своих пациентов.

Я сделал около трехсот внутренних прививок, пять из них взрослым — технику, проводившему телефон и свет в инфекционной больнице, и матерям, спавших с их больными тяжелой формой оспы детьми. Никто из них не заразился, хотя имел ежедневный контакт с инфекцией.

Во время той эпидемии был у нас обычный доктор "старой школы", который привил себя в руку глицеринизированным вирусом. Прививка не "взялась". Тогда две недели спустя он опять сделал себе прививку. Реакция оказалась очень мягкой. Через год, чтобы быть уверенным, что уж теперь-то он обезопасен на всю жизнь, он заразил себя вариолоидом. Тем не менее не прошло и двух лет, как он заболел оспой в тяжелейшей форме и чуть не умер.

На третьей или четвертой неделе эпидемии произошло следующее. Я оставил порошки для внутренних прививок одному человеку, жившему в меблированных комнатах. Он был полностью здоров, но, вероятно, имел идиосинкразию к порошку. К третьей дозе у него была головная боль и его тошнило. На второй день появилась маленькая красная сыпь. Я был приглашен, осмотрел его и поставил диагноз физиологического нарушения, вызванного порошком, и известного как вакциноид. Но через несколько часов мой пациент был вызван чиновником из городского здравоохранения, который поставил диагноз вариолоида и, к большому неудовольствию пациента, велел госпитализировать того в городскую инфекционную больницу. В тот же день я получил повестку с требованием явиться на суд по иску городского Медицинского совета. Я обвинялся в несообщении случая натуральной оспы, потребовавшего госпитализации в инфекционную больницу. От меня требовали доказать, что столь невнушительно выглядящие маленькие порошки, которые я давал моим пациентам, так же эффективны, как прививка в руку.

Я нанял прекрасного адвоката, и он начал изучать натуральную оспу и внутренние прививки. К моему удивлению, на второй день после того, как он взялся за мое дело, он сказал мне, что хочет принять порошки. Вместе со мной он посетил моего пациента в инфекционной больнице. Мы обнаружили, что 18 часов спустя после того, как прием порошков был прекращен, высыпания практически полностью исчезли. Мы вместе изучили в мельчайших деталях технологию приготовления глицеринизированного вируса. Когда началось разбирательство, мой адвокат был во всеоружии.

На встречном допросе он допрашивал городского врача до тех пор, пока последний не был полностью сбит с толка. Адвокат указал, что это была тяжелая эпидемия, и он, городской врач, потерял немало больных. Доктор честно признал, что около двадцати его пациентов умерло. Адвокат спросил, видел ли доктор шелушение или дескавамацию у моего пациента, и доктор ответил: "Нет". На вопрос адвоката, знает ли он, что такое вакциноид, доктор сказал: "Да, это маленькие порошки, которые, по утверждению д-ра Боннеля, сделают вас невосприимчивыми к натуральной оспе". Тогда мой адвокат сказал ему, что согласно имеющейся у него, адвоката, информации, вариолоид — мягкая форма оспы, а вакциноид — конституциональное нарушение, вызываемое у здорового человека растертой минимализированной дозой активного гноя из оспенной пустулы.

Затем внимание суда было привлечено к аналогичным случаям, разбиравшимся в других судах, на которых было доказано, что гомеопатическая прививка ничуть не хуже, а то и лучше, чем прививка "старой школы". Адвокат продемонстрировал суду, что в то время как двадцать процентов больных оспой у "старой школы" умирало, все пациенты, получавшие гомеопатическое лечение, живы. Он доказал, что внутренние прививки безопасны, эффективны, и что наш городской врач не был столь хорошо знаком с натуральной оспой, как ему следовало быть. По предложению адвоката, суд прекратил дальнейшее рассмотрение дела.


На стр. 246 той же книги имеется сообщение о деле "Эд Каннинг против Медицинского совета Блаффс, Айова; Независимого школьного совета Блаффс, Айова и членов Совета по образованию".

Дело рассматривалось окружным судом Поттаваттами, Айова, 19 октября 1905 г. Суд решил, что в то время, как Совет по образованию имел право требовать от учащихся получить прививки во время эпидемии, Совет не имел права уточнять это требование и заставлять выбирать определенный способ прививки и отказываться от других, "признаваемых и практикуемых какой-либо медицинской школой, учрежденной и официально существующей согласно законам настоящего штата". Поскольку гомеопатическая "школа" была признана (имелась кафедра гомеопатии при Университете Айовы), и поскольку "внутренняя прививка по эффективности равна скарификационнному методу или даже превышает таковой", суд постановил, что школы не могут исключать детей, которые получили внутренние прививки.