Аллопатия: cлово предостережения всем больным
(Die Allopathie: Ein Wort der Warnung an Kranke jeder Art)


Leipzig bei Baumgärtner, 1831
Перевод Зои Дымент (Минск)

Аллопатия, или метод лечения старой школы медицины, хвалится, что на протяжении двух с половиной тысячелетий она владеет искусством удаления причины болезней, которые была призвана излечить, и таким образом в противоположность гомеопатии, которая не способна сделать это, только аллопатия способна эффективно излечить причину, и сделать это рациональным способом.

Но если бы аллопаты удаляли причину хронических болезней, составляющих бóльшую часть всех болезней, это причина должна была быть им известна. Однако она во все времена была им совершенно неизвестна, и аллопаты начали выходить из себя, когда новые открытия гомеопатии показали им, что все хронические заболевания зависят только от трех хронических миазмов, о которых вся старая школа медицины не имела до настоящего времени ни малейшего представления.

Итак, поскольку в течение всего этого длительного периода они не знали первопричины хронических болезней, получается, что до сих пор они лечили какую-то ненастоящую причину, а потому и не могли устранить фундаментальную причину, которая была им неизвестна, и, следовательно, не могли по-настоящему вылечить хронические заболевания.

Результат также доказывает это, ибо за вычетом болезней, происходящих исключительно от миазма венерического шанкра, лечение ртутью которых, эмпирически открытое неврачами, было несомненно эффективно, все многочисленные доктора старой школы со всеми их лекарствами могли делать все хронические болезни только тяжелее и превращать их в неизлечимые, но не были в состоянии сделать хотя бы одного хронически больного здоровым. Переводить силой лекарства пациента от одной хронической болезни к другой, более тяжелой, выглядящей иначе, и тогда, как это обычно делается, воображать, что это произошло случайно и что врач совершенно неповинен в появлении этого нового печального состояния, означает обманывать себя, и это не может называться ни излечением, ни восстановлением здоровья, но обманом и убийством пациента.

Врачи старой школы ошибочно заявляли о разнообразных, часто чисто воображаемых, признаках и явлениях хронических болезней, якобы являющихся их причиной (в то время как они являлись лишь продуктами и выражением этой причины), и теперь они лечили озноб, катар и ревматизм, иногда подагру, застой в портальной системе, геморрой, закупорку в лимфатических сосудах, уплотнения, болезненные вещества в соках, загрязнения, избыток слизи в primae viae, слабость желудка и органов пищеварения, нервную слабость, судороги, полнокровие, хроническое воспаление, отеки и так далее. Они воображали, что эти расстройства являются причиной (causa) хронических болезней, которая должна быть устранена, и уменьшение или подавление их считали основным лечением причины.

Но когда силой своих лекарств им удавалось уменьшить или рассеять один из этих признаков или какое-либо подобное расстройство, всегда им на смену приходило другое болезненное явление (другой продукт первоначальной причины). Как же тогда первое состояние могло быть основной причиной, если после его устранения не произошло ни истинного излечения, ни восстановления здоровья, но вместо одного устраненного расстройства появилось другое, и всегда худшего свойства?

Откуда первоначально возникли несомненно болезненные признаки и сопутствующие явления? Откуда берется предрасположенность к простуде, катару, ревматизму, подагре, застою в портальной системе, геморрою, закупорке в лимфатических сосудах, уплотнениям, слизи и загрязнениям в primae viae, явная едкость в крови, слабость желудка и органов пищеварения, лихорадочное состояние, нервная слабость, судороги, полнокровие, хроническое воспаление, отеки и так далее? Откуда в действительности они пришли первоначально, поскольку являются не более чем отдельными намеками на возможный характер болезни и только одним-единственным выражением (симптомами) развивающегося недуга, борьба с которым (под ложным названием причины) лекарствами на самом деле не что иное, как (достойное порицания) симптоматическое лечение, которое, как утверждают с недопустимой претенциозностью эти господа, является рациональным лечением причины? Но что же тогда является настоящей и реальной первопричиной этих различных вторичных недугов и явлений, чье устранение означало бы истинное причинное лечение, радикальное и постоянное излечение, реальный рациональный способ практики? Из многих тысяч врачей старой школы никто не знал этого, и никто из них сейчас не соизволит научиться этому у гомеопатии*. По сей день они утверждают, что их неумелое лечение, никогда не приносящее пользы, но неизменно ведущее к утяжелению хронических болезней, является рациональным лечением.

Никогда еще не было более смехотворной претензии и, как постоянно показывают неминуемые результаты, большей угрозы для человечества! Во-первых, что касается их лечения краткосрочных болезней (острых заболеваний), то опыт показывает, что пациенты, страдающие такими болезнями, какие без какого-либо аллопатического вмешательства, оставленные целиком на попечении одной лишь жизненной силы, поправляются в среднем гораздо раньше и гораздо определеннее, чем когда подвергаются лечению старой школы медицины, при котором многие из них умирают, в то время как без ее напрасных манипуляций продолжали бы жить, и после которого надолго остаются в скверном состоянии и обычно в конце концов умирают жалкой смертью вследствие чудесного лечения, в то время как без лекарственного натиска на их жизнь гораздо раньше выздоровели бы и, гораздо вероятней, сохранили бы свою жизнь.

Причина этого в том, что аллопатия приписывает острым болезням, которые должна лечить, ложный характер, чтобы они подчинились плану лечения, однажды для них принятому. Так, мы видим, что при воспалении легких и остром плеврите аллопаты заранее предполагали избыток крови (плетору), воспаленной крови, в качестве основной причины, и они не делали ничего, кроме выкачивания крови, и они продолжают выкачивать кровь из вен, тогда как гомеопатия учит и практикует необходимость просто удалять болезненное раздражение артериальной системы с помощью нескольких внутренних лекарств, подходящих для его ослабления (и искоренения всего воспалительного характера крови), дабы погасить в течение нескольких часов казалось бы смертельную болезнь во всей ее полноте, не применяя, как принято при старом разрушительном рутинном лечении, кровопусканий и пиявок, лишающих пациента этого невинного и незаменимого источника жизненного сока и, следовательно, всех его сил, которые после такого неверного лечения он либо никогда не сможет восстановить, либо с трудом восстанавливает только после периода длительного недомогания.

Непостижимо, как аллопаты могут считать великим грехом, если при воспалительных заболеваниях, например, плеврите и пневмонии, кровь не выкачивают, причем неоднократно и в большом количестве, что они сделали своим неизменным и наиболее пагубным правилом согласно собственным неуклюжим наблюдениям и искусству, которое подчиняется их поседевшим грубым материальным понятиям и которому должны следовать лучшие врачи.

Но если это эффективный метод, как они могут согласовать его с тем фактом, что из всех умерших в течение года шестая часть умирает от воспалительных заболеваний, о чем свидетельствуют их собственные таблицы! Даже двенадцатая часть из них не умерла бы, если бы они не попали в столь кровожадные руки, будь они оставлены на попечение природы и держались подальше от старого губительного искусства.

Сотни и тысячи людей ежегодно жалким образом умирают в стране в самом перспективном и цветущем возрасте из-за истощения, чахотки и нагноения в легких! Их смерть на вашей совести! Есть ли среди вас кто-нибудь, кто не способствовал этим смертям вашим прекрасным способом лечения, вашим бессмысленным кровопусканием и противовоспалительным лечением пневмонии, неизбежно приводящем к чахотке и летальному исходу? Этот бессмысленный антипатический варварский способ лечения пневмонии с помощью многочисленных кровопусканий, пиявок и ослабляющих веществ (называемых вами антифлогистиками) ежегодно отправляет тысячи людей в могилу из-за лихорадки от истощения (нервной лихорадки), общего отека (водянки) и нагноения в легких! Воистину отличный, привилегированный способ скрытого массового уничтожения цвета человечества!

Можно ли это назвать излечением? Рациональным излечением? Излечением причины?

В отличие от этого, ни один пациент, который лечится (как правило с чудесной быстротой) с помощью гомеопатии даже от самого тяжелого воспаления легких, не умрет от истощения и нагноения в легких, ибо она исцеляет казалось бы самую смертельную пневмонию исключительно устранением смертельного потрясения в кровеносной системе вместе с сопутствующими болями при помощи нескольких мягких, но подходящих внутренних лекарственных средств, часто в пределах суток, и позволяет силам пациента оставаться незатронутыми, не дозволяя любой эвакуации крови и применения любых ослабляющих антифлогистических лекарств; она знает то, чего до сих пор не знают врачи старой школы, и, увы, не хотят знать: тяжелые острые воспаления груди (и других частей) являются ничем иным, как взрывом экзантематозного миазма (псоры), скрывающегося внутри (никто, свободный от псоры, никогда не заболевает воспалением легких!), и они не знают, что смирив воспалительное возбуждение кровообращения, следует позаботиться об излечении псоры без потери времени с помощью подходящих антипсорических лекарств таким образом, чтобы она не обосновалась в легких, которые может так легко разрушить; и этого гомеопатический целитель острого легочного воспаления может достигнуть вернее, так как не растратил впустую жизненные силы (незаменимые для реагирования на использованное антипсорическое лекарство) выпущенной кровью и охлаждающими антипатическими средствами, как это неизменно делается аллопатами.

Кроме того, аллопат не лечит другие быстро протекающие заболевания (острые) в соответствии с их несколькими особенностями, как это делает гомеопат, но лечит их в соответствии с патологическим наименованием, введенным в старой школе, по одному и тому же плану лечения, который когда-то был представлен в учебнике. Так, все эпидемические перемежающиеся лихорадки, сильно отличающиеся друг от друга, не лечатся им лекарством, особенно подходящим для каждой индивидуальной перемежающейся лихорадки, но неизменно просто подавляются сильной, максимально сильной дозой хинной коры, часто повторяемой в течение недель; пациенту, однако, не становится лучше; в этом процессе он действительно избавляется от всех чередований холода и жара (это они называют выздоровлением), но становится все больнее, не таким, каким он был при лихорадке, а больным коварной болезнью хинной корки, навязанной ему, и которая часто длится долгими годами.

Подобным же образом эти врачи, присваивающие себе звание рациональных практиков, имеют в своих книгах готовые фиксированные названия для острых заболеваний, которые атакуют человечество либо индивидуально (спорадически), либо широко распространяясь (эпидемия), либо острой инфекцией (заразные), и для каждого названия они с удовольствием даруют преобладающей болезни определенный план лечения (только меняющийся время от времени, чтобы удовлетворить требованиям моды), по которому должна лечиться лихорадка, часто бывающая совершенно неизвестной или никогда не появлявшаяся в той же форме, и неважно, делается это во благо или во вред. Те, кому мощный организм не поможет устоять, непременно умрут при таком лечении.

Совсем по-другому действует гомеопат: он судит о преобладающей болезни в соответствии с ее характеристиками и проявлениями (ее индивидуальностью), не пытаясь выбрать правильное лечение с помощью какой-либо патологической систематической номенклатуры, и внимательно изучив имеющееся состояние, жалобы и недомогания пациента, он с помощью подходящего (специфического) лекарства как правило приводит к желаемому выздоровлению.

Но я должен вернуться к неизмеримо более многочисленным, продолжительным (хроническим) страданиям человечества, до сих пор при старой системе лечения приносившим миру очень много слез, чтобы показать, насколько бесконечно ниже стоит при таких заболеваниях вредоносная аллопатия по сравнению с благотворной гомеопатией.

Не зная (с самых ранних времен и по сей день) истинной и единственной причины хронических заболеваний, аллопатия яростно атакует пациентов множеством лекарственных средств, назначаемых в больших дозах, в быстрой последовательности, часто на протяжении длительного времени, в соответствии с принципом, который простые люди называют "чем больше, тем лучше", дабы победить болезнь с помощью физической силы. И силой каких лекарств они хотят добиться цели? Таких, которые имеют силы другого рода (хотя врачи старой школы, увы, этого не знают) и производят воздействие на здоровье человека совершенно иного характера, нежели тот, который подходящ для лечения заболевания.

Следовательно, лекарства, которые они как правило назначают при этих заболеваниях, справедливо назвать аллопатическими (ἀλλοἶα, aliena, ad rem pertinentia, непригодные), а способ их лечения справедливо назван аллопатией.

Но как же случилось, что они могли использовать такие неуместные (ἀλλοἶα) лекарства, калечащие их пациентов? Ясно, что не по злому умыслу, а от незнания! Они используют их, потому что не знают их реальных свойств и реального воздействия на организм человека, а также потому что это стало обычаем, принятым среди них: лечить такие заболевания как напечатано в их книгах, и когда они были студентами, их долго и безапелляционно учили этому ex cathedra.

Но как же случилось, что при приеме этих лекарств пациентами в течение многих столетий, пока существовала такая система медицины, не было замечено со временем в этих лекарствах, какие особенности имеются у каждого из них и какими были эффекты каждого на здоровье человека, чтобы в конце концов можно было бы собрать сведения, к чему каждое из них пригодно в качестве лечебного средства?

На это будет достаточным заметить, что эти врачи старой школы обладали и обладают до сих пор наиболее надежным методом охранять себя от знаний об особенном способе действия каждого лекарства, так что тот оставался незаметным для их глаз и наблюдений.

ПРИМЕЧАНИЕ

* Гораздо менее стыдно не знать что-то, чем отказываться узнать это!

Следующая часть следующая часть