Органон врачебного искусства или Основная теория способа гомеопатического лечения д-ра Самуила Ганемана (4-е изд.)

Примечания к первой книге

1 А не в том (как думали до сих пор столь многие врачи, искавшие славы, расточая бесполезно время и силы), чтобы созидать системы на суетных идеях и предположениях о сущности внутренней жизненной силы и происхождении болезней, или производить бесчисленные опыты для объяснения болезненных припадков и их ближайшей причины, которая всегда оставалась для нас сокрытой и пр. Облекая догадки свои непонятными словами, загромождая их отвлеченными фразами, выраженными обыкновенно с ученым тоном, чтоб более удивлять невежд, между тем тысячи больных тщетно молят о помощи! у нас теперь очень довольно этих ученых бредней, известных под именем теоретической медицины, и для коих учреждены даже особенные кафедры. Давно бы пора врачам перестать морочить несчастных смертных таким пустословием и приняться за настоящее дело, т.е. действительно помогать страждущему человечеству и вылечивать больных!

2 Я не знаю, как могло придти в голову искать предмета лечения единственно во внутренности организма, который навсегда останется сокровенным и недоступным для наших взоров, не знаю, говорю я, как возможно было питать эту сколько тщетную, столько же и смешную уверенность, что врач может будто бы постичь внутренний невидимый беспорядок и восстановить здоровье лекарствами, не заботясь о припадках болезни, и что этот способ лечения один только есть верный и основательный! Разве болезнь, представляющаяся чувствам нашим в ее припадках, не есть та же самая, которая произвела во внутренности организма невидимую перемену, и коей сущность нам неизвестна? И последняя не есть ли недоступная, а первая доступная сторона одной и той же вещи — единственная сторона, говорю, которую возможно наблюдать посредством чувств наших, и которая одна только предоставлена нам природой как предмет лечения? Можно ли доказать противное? Не странно ли предполагать себе предметом врачевания состояние болезни внутреннее, непостигаемое, невидимое, называемое prima causa morbi, и отвергать, презирать сторону, представляющуюся чувствам нашим, т.е. припадки, которые так ясно говорят нам? Доктор Pay в сочинении своем о достоинстве Гомеопатического способа говорит следующее: "Врач, изыскивающий сокровенные изменения во внутренности организма, может обманываться ежеминутно, но врач-гомеопат, исследовавший с необходимым тщанием верное изображение болезни, припадки в совокупности, нашел надежного путеводителя, и если он достиг до того, что уничтожил их все, то без сомнения уничтожится с тем вместе и причина болезни, сокрытая во внутренности организма". См. Pay, стр. 10З.

3 Разумеется, что всякий благоразумный врач всегда постарается отдалить случайную причину болезни, если она существует. Обыкновенно тогда страдание оканчивается само собою; так, например, он вынет занозу, попавшую в глазную плеву и произведшую в глазу воспаление; ослабит слишком тугую перевязку какого-нибудь раненого члена, которая может произвести в сем последнем антонов огонь, и перевяжет бинтом раненую артерию, которая приводила больного в расслабление; изгонит посредством рвоты проглоченные ягоды белладонны, или другие какие-нибудь вредоносные вещества; извлечет всякое чуждое вещество, проникшее в какое-нибудь отверстие тела, как напр. в нос, горло, уши, прямую кишку (rectum), в мочевой канал или в маточной рукав; он раздробит камень в мочевом пузыре, откроет сросшийся задний проход у новорожденного младенца, и пр., и пр.

4 Часто не зная другого средства, во все времена старались унять и уничтожить в той или другой болезни один из различных припадков в коих она обнаруживалась, — частный способ, который под именем облегчающего способа справедливо заслужил всеобщее презрение; ибо чрез него не только ничего не выигрывали, но напротив нередко он приносил большой вред. Один какой-нибудь преимущественный припадок столь же мало составляет болезнь, как нога — целого человека. Этот способ тем более достоин отвержения, что такой отдельный припадок лечили только противным лекарством, т.е. по способу антипатическому и паллиативному, который, после кратковременного утишения боли, делал ее потом еще несноснее.

5 Исполненный предчувствия сон, суеверное воображение, или торжественное предсказание, заставляя кого-нибудь верить, что он умрет в известный день или известный час, нередко производили все явления рождающейся и возрастающей болезни, признаки близкой смерти и даже самую смерть в назначенный час: возможное ли это дело, если бы в то же время не происходило какой-нибудь перемены во внутренности тела, соответственной наружным припадкам? Равным образом искусственный обман или убеждение в противном часто уничтожали в подобных случаях все признаки близкой смерти и скоро восстанавливали здоровье, чего бы никогда не могло произвести это нравственное лекарство, не уничтожая в то время во внутренности организма изменений, за коим должна была последовать смерть.

6 Говоря об опыте, я разумею не тот опыт, которым прославляются наши обыкновенные практики, излечив в продолжение многих лет многоразличными составными рецептами многие болезни, которых они никогда не испытывали со тщанием, но кои принимали, сообразуясь с правилами школы, за болезни, описанные и названные в Паталогии, или в которых они предполагали какую-то воображаемую болезненную материю или другую внутреннюю ненормальность, столько догадочную. Хотя их опыт и всегда что-нибудь им показывал, но они точно не понимали того, что наблюдали, а видели только следствия, которые ведомы единому Богу, а не человеку, в этом стечении врачебных влияний на предмет неизвестный, следствия, из коих они не могли вывести никакого результата, никакого наставления. Такого рода опыт, продолжаемый пятьдесят лет сряду, стоит не более, как если бы в продолжение пятидесяти лет рассматривали калейдоскоп, который, будучи наполнен неизвестными разноцветными предметами, находится в беспрестанном движении; в нем приметили бы тысячи различных фигур, беспрестанно изменяющих свою форму, но в коих нельзя отдать себе отчета.

7 Без этого различия двух болезненных сил по их сущности, уничтожение одной другою было бы не возможно, хотя бы даже они много сходствовали между собою по своим припадкам и хотя бы даже одна из них была сильнее другой. Итак, было бы не возможно и очень смешно хотеть лечить любострастную болезнь шанкерною материей, или чесотку у занимающихся грубыми работами чесоточной материей. Любострастная болезнь вылечивается болезненной силой, которая различна с ней по своей сущности, но очень сходна в припадках, т.е. ртутью, производящей искусственную болезнь, очень сходную с любострастной. Также точно вылечивается чесотка искусственной болезнью, которую производит стьраи, а таким же образом и все другие болезни излечиваются болезненными силами, различествующими в своей сущности с лечимыми болезнями.

8 Деятельность лекарств усиливается еще правильной wbporo приема, которым распоряжается врач.

9 Говоря, что болезнь расстраивает состояние здоровья, я отнюдь не думаю этим давать сверхъестественное изъяснение внутреннего свойства болезней вообще, или какого-нибудь частного случая болезни. Я хочу только означить этим термином, что болезней (как я уже доказал) нет и не может быть, т.е. механических или химических перемен материального вещества, из коего состоит тело, и что они не зависят от болезненной материи, но суть динамические изменения нашего бытия.

10 "Mémoires et Observations", Description de l'Egypte, I.

11 Observ., lib. I. obs. 8

12 Hufelands Journal, XV., 11.

13 Chevalier, в Hufelands "Neueste Annalen der französischen Heilkunde", ii, стр. 192.

14  Mania phthisi superveniens eam cum omnibus suis phaenomenis auffert, verum mox redit phthisis et occidit, abeunte mania, Reil Memorab.. fasc. iii. v, стр. 171.

15 В Edinb. medic. Comment., Тіи. I., r.

16 У John Hunter, "Über die venerischen Krankheiten", S. 5.

17 Rainey, в Medic. Comment. of Edinburgh, III. стр. 480.

18 Эта настоящая скарлатина была весьма хорошо описана Сиденгамом, Витерингом и Пленсицом, и она очень различна от лихорадки с просяной сыпью, которую также привыкли называть скарлатинной лихорадкой.

19 Jenner, в Medicinishe Annalen. Aug. 1800, p. 747.

20 Hufelands Journal der praktischen Arzneikunde, XX, 3, p. 50.

21 Loc. cit.

22 Obs. phys. ined., lib. — 2., obs. 50.

23 Я совершенно был убежден опытами и точными лечивши моими, в сложных болезнях сего рода, что это не есть смешение двух болезней, но что одна существует вместе с другой в организме, каждая занимая собственно приличные ей части; ибо излечение этой сложной болезни совершенно кончится, когда будут употреблять, сообразно с обстоятельствами, лучшие меркуриальные средства попеременно с приличными противочесоточными, из коих каждое лекарство должно быть прописываемо в таком приеме и приготовлении, какое наиболее соответствует предстоящему случаю.

24 Transactions of a society for the improvement of medic. and chirurg. knowl., II.

25 В Medic. Commentar. von Edinburgh, III., стр. 480.

26 В Medic. and phys. journ., 1805.

27 Opera, II., P. I., cap. 10.

28 В Hufeland's Journal, XVII.

29 Ибо меркурий, кроме припадков, сходствующих с любострастной болезнью, которые могут лечить ее гомеопатически, производит еще много других явлений, различествующих от сифилитических действий, производящих, когда меркурий дается в больших приемах, ужаснейшие расстройства, особенно в болезнях сложных с псорой.

30 Рассуждение о прививании предохранительной оспы, стр. 189.

31 Heilkunde für Mutter, стр. 384.

32 lnterpres clinicus, стр. 293.

33 Neue Heilart der Kinderpocken, Ulm 1769, стр. 68, и Specim. obs. No. 18.

34 Там же.

35 Nov. Act. Nat. Cur., vol. I., obs. 22,

36  Nachricht von dem Krankeninstitut zu Erlangen, 178З

37 В Robert Willan, Über die Kuhpockenimpfung.

38 Особенно Clavier, Hurel et Desormeaux, в "Бюллетене медицинских наук", издававшемся членами комитета Центрального общества медицины Эрского департамента, 1808 года, и в продолжающемся "Журнале медицины", том XV, стр. 206.

39 Balhorn, в Hufelands Journal, X., ii.

40 Stevenson в Duncans Annales of Medicine, lustr. II, томе I, отд. 2, No. 9.

41 Hufelands Journal der prakt. Arzneik., XXIII.

42 См. Гунтера, о любострастных болезнях.

43 Здесь в предшествовавших изданиях моего "Органона" следовал ряд примеров хронических худосочий, излеченных чесоткой. После открытий, которые я недавно объявил в моем сочинении о хронических болезнях, кн. I., я не могу более смотреть на эти случаи, как на настоящие Гомеопатические излечения, ибо все эти хронические и гибельные страдания, как-то: удушливая одышка, гниение легких и пр. и пр., были уже псорического начала, были, говорю, не иное что как опасные припадки застарелой внутренней псоры, совершенно развивавшейся. И так, поскольку эта гибельная псора была произведена новой заразой по простой первоначальной форме чесотки, то ужасные припадки, угрожавшие жизни, тотчас исчезали. И так подобное измененее припадков не может по справедливости назваться Гомеопатическим лечением, но оно без сомнения доставляет пользу больному, которого положение теперь более благоприятствует для верного и легкого уничтожения псорической болезни во всей ее целости противопсорными лекарствами.

44 Elemens de medic. pract. de Mr. Culleni traduits P. II. I. 3, Ch. 7.

45 Dans le Journal de Hufeland XX, 111, стр. 50.

46 Rau, Über den Werth des homöopath. Heilverf., Heidelberg 1824. стр. 85.

47 Хотя доселе медики и не имели привычки делать слишком больших наблюдений над частыми действиями лекарств, однако же усиление болезни, необходимо следующее за употреблением облегчительных средств, не могло от них укрыться. Поразительный пример сего рода находится в сочинении Дж. Шульце в Diss. qua corporis humani momentanearum alterationum specimena quoedam expenduntur, Гале, 1741, § 28. Нечто подобное свидетельствует нам Виллис в своей Pharmacia rationalis, § 7, cap. I, р. 298, где он говорит: "Opiata dolores atroscissimos plerumque sedant atque indolentiam-procurant, camque — aliquamdiu et pro stato quodam tempore continuant, quo spatio elapso dolores mох recrudescunt et brevi ad solitam ferociam augentur". Он же говорит еще в помянутой книге, стр. 293: "Exactis opii viribus illico redeunt tormina, nec atrocitatem suam remittunt, nisi dum ab, codem pharmaco rusus incantuntur". Таким же образом Гунтер в своем сочинении о любострастных болезнях, стр. 13, говорит, что вино увеличивает деятельность в теле слабых особ, не сообщая им истинной крепости от него, и что силы еще более ослабляются в такой же соразмерности, в какой oни были возбуждены; от вина сил не прибавляется, но большая часть их теряется.

48 В живом организме не делается постоянной нейтрализации противоположных ощущений, как делается окая чрез отношение противоположных химических качеств в химической лаборатории, где напр. серная кислота и поташная щелочь образуют, соединяясь, особенное вещество, среднюю соль, которая уже не есть ни кислота, ни алкали, и которая не разлагается даже на огне; Такие расплавливания и такие тесные соединения, производящие нечто постоянное, среднее и безразличное, как я уже сказал, никогда не имеют места в наших чувствительных органах и, по отношению к впечатлениям, противного свойства. Есть какой-то вид нейтрализации и взаимного уничтожения в начале, но это не продолжительно. Веселое зрелище может осушить слезы печального только на малое время; скоро забывает он фарсы, и слезы его текут тем изобильнее.

49 Как бы ни было ясно это правило, однако ж его худо поняли, говоря, что "облегчительное средство должно также хорошо излучать болезнь своими вторичными действиями, как и Гомеопатическое лекарство своим первоначальным действием; ибо то и другое находятся в сродстве с лечимой болезнью". Но не брали в рассмотрение того, что сие вторичное действие никогда не бывает произведением лекарства, но оно всегда есть результат противодействия жизненной силы; и как этот результат всегда сходен с припадком болезни, которая не была уничтожена облегчительным лекарством, то он служит только к глубокому укоренению естественной болезни.

50 Таким образом в темной тюрьме, где заключенный только с большим трудом может распознавать самые близкие предметы, винный спирт, внезапно зажженный, распространяет утешительный блеск; но когда пламя потухнет, то чем яснее оно было, тем мрачнее покажется несчастному окружающая его ночь, и еще менеe прежнего возможно будет ему видеть находящиеся вокруг него предметы.


предыдущая часть    Примечания к введению       Следующая часть    следующая часть