Органон врачебного искусства или Основная теория способа гомеопатического лечения д-ра Самуила Ганемана (4-е изд.)

Вторая книга "Органона" (§§ 67—292)

Книга вторая
Подробное положение Гомеопатического способа лечения

§ 67

Image Image

Если, в чем и не остается более сомнения, болезни не иначе могут ясно обнаруживаться врачу, как только группами известных припадков; если, во-вторых, целительное свойство лекарств основывается на одной способности их возбуждать чрез самих себя признаки и явления болезни в живом организме, и если, наконец, лекарства не могут уничтожать болезней верным, приятным, скорым и постоянным образом иначе, как чрез искусственные припадки, сколько возможно более сходные с естественными, — то лечебный способ Гомеопатического врача подводится под следующие три пункта:
I) Как исследовать предмет лечения, т.е. болезнь?
II) Каким образом находить средства, употребляемые для излечивания болезней, т.е. искусственные болезненные силы, содержащиеся в лекарствах?
III) Как может врач производить приличнейшее приноровление сих искусственных болезненных сил к излечению болезней?

Отделение первое
Исследование болезни

ГЛАВА I
Главное разделение болезней

§ 68

Image Image

Человеческие болезни бывают или скоротечные или продолжительные. Скоротечные болезни суть внезапные поражения жизненной силы, имеющие определенную продолжительность, более или менее кратковременную. Продолжительные (хронические) недуги те, которые после малого и часто незаметного начала, нечувствительно овладевают организмом (каждая особенным образом), и наиболее отдаляют его от правильного состояния, между тем как жизненная сила противополагает им только слабое, неуместное и бесполезное сопротивление (как в начале, так и впоследствии), и никогда не может уничтожить их собственной своей энергией, которые, постепенно усиливаясь, наконец совершенно разрушают организм. Эти недуги происходят от хронического миазма.

§ 69

Image Image

Скоротечные болезни бывают или частные или спорадические (разномастные), или эпидемические (повальные). Частными скоротечными называются болезни, поражающие одного какого-нибудь человека и происходящие от особенного вредного влияния, к коим этот человек преимущественно расположен. Невоздержанность в житейских наслаждениях, недостаток в необходимых потребностях для питаний и существования тела, сильные физические впечатления, простуда, чрезвычайное разгорячение, утомление, душевные потрясения и пр. бывают нередко случайными причинами подобных скоротечных лихорадок. Но очень часто сии болезни представляют внезапное и кратковременное обнаружение скрытой псоры (psora), которая снова впадает в свое бездейственное положение, когда скоротечные болезни не слишком жестоки, или тотчас уничтожаются лечением. Скоротечные спорадические болезни овладевают многими людьми вдруг, в разных местах, и происходят от вредных метеорологических или теллурических влияний, коими большое число особ способно тогда поражаться. Скоротечные эпидемические болезни близки к спорадическим, суть те, которые, происходя от подобной причины, вдруг поражают многих, и если множество людей, подверженных болезненному влиянию, находится на тесном пространстве, делаются обыкновенно заразительными. Эти эпидемические горячки или имеют особенное свойство1, приличное только той эпидемии, или суть горячки с особенным миазмом, кои являются всегда под одной и той же формой. Касательно эпидемии первого рода, гибельные следствия войны, наводнений и голода часто бывают их возбуждающими причинами. Все особы, страдающие в течение сих эпидемий, представляют болезни однородные, которые, будучи оставлены самим себе, оканчиваются в короткое время или смертью, или выздоровлением. Эпидемические же горячки другого рода, отличаемые известными именами, суть скоротечные миазмы, которые нападают на человека один раз в жизни, каковы: оспа, корь, коклюш, Сиденгамова гладкая скарлатина2, жаба заушных желез и пр., или лучше, это суть миазматические горячки, которые обыкновенно являются под формой довольно сходной, но которые могут случаться с человеком и не один раз в жизни, каковы: восточная чума, желтая лихорадка некоторых приморских стран (напр. американская, урымская и пр.), восточно-индийская холера и т.д.
"Новая теория Автора о свойстве хронических болезней различествует в некоторых отношениях от той, которую он нам дал в прежних изданиях "Органон"а. Находя, что та и другая теория представляют много любопытного, мы почитаем приличным извлечь здесь из первого нашего Французского перевода те параграфы, которые относятся к сему предмету." (Примечание французского переводчика.)

I (§ 84)

(Из первого нашего перевода 1824.)

Исключая те немногие недуги, которые происходят от особенного и постоянного миазма, или рождаются от какой-нибудь вредоносной силы, всегда одинаковой, все другие болезни, бесчисленные повреждения и худосочия производят во всех случаях нездоровье собственное и особенное; потому что они рождаются от стечения причин и разнородных сил, в высочайшей степени различествующих между собой по их числу, силе и качеству.

II (§ 85)

(Из первого перевода.)

Ибо как много вредоносных вещей и болезнетворных сил! Все предметы, вреднодействующие (а число их бесконечно), могут оказывать влияние на наш организм, который находится в соотношении со всеми частями вселенной, и производя в нем перемены. А как каждый из сих предметов отличен от прочих, то и перемена, произведенная им, будет также различна от перемен, производимых прочими предметами.

III (§ 86)

(Из первого перевода.)

Итак, какое великое, какое бесконечное различие должно существовать в болезнях, т.е. в действиях, производимых влиянием этих бесчисленных враждебных сил, смотря по тому, как они действуют отдельно, в большем или меньшем числе, на наше здоровье, по последовательности, в которой они на нас действуют и по различию их качеств и силы, особенно по тому, что сложение людей бывает бесконечно разнообразно, и что, следовательно, бесчисленные вредные действия внешнего воздуха должны в них проявляться под Формами бесконечно различными3.

IV (§ 84)

Отсюда происходит бесконечное число многих страданий телесных и душевных, которые столь разнообразны, что, говоря в строгом смысле, каждый случай болезни бывает только один раз, и что (ежели исключить небольшое число болезней) рождающихся от миазма всегда одинакового или от одной и той же причины, всякий больной страдает особенной болезнью, которая не может принять определенного названия, и которая, кроме настоящего случая, никогда не существовала при сих обстоятельствах в пользуемой особе, равно как и никогда не возвратится в таком точно виде.

V (§ 88)

Поскольку сама природа не производит болезней под Формами столь однообразными, как они обработаны в Патологических руководствах, но рождает каждую особенным от другой образом, т.е. с собственной индивидуальностью; то невозможно, чтобы истинная врачебная наука могла существовать, не разбирая каждой болезни особенным образом (как нечто неделимое), т.е. без того, чтобы врач не смотрел на каждый случай болезни, как на случай особенный, и рассматривал его под всеми его индивидуальными отношениями таким, каков он в самом деле.

За сим параграфом следуют подробности исследования болезней, но в последнем издании они те же самые, как и в прежних; и потому мы будем теперь продолжать наш перевод. Шесть следующих параграфов (§§ 70 до 75) содержат в себе новую теорию Ганеманна о происхождении хронических болезней.

§ 70

Image Image

Употребляют несобственное выражение, когда дают название хронических болезней таким недугам, от коих страдают люди, беспрестанно подверженные вредоносным влияниям, напр. которые живут в нездоровых местах, или предаются неумеренным телесным и умственным трудам, или терпят недостаток в движении и свободном воздухе, или переносят частые огорчения, или употребляют вредную пищу и питье и пр. Худосочие (cachexia) и страдания, происходящие от вредных влияний, тотчас вылечиваются, как скоро от больного отдаляют навсегда такие причины болезни, если только хронический миазм не сокрывается в теле.

§ 71

Image Image

Истинные хронические болезни суть те, кои основываются на хроническом миазме, и, несмотря на самую лучшую Физическую и нравственную диету, постепенно увеличиваются и мучают больного до конца его жизни, ежели не будут излечены пристойными лекарствами. Вот самые многочисленные и самые ужасные враги человеческого рода: ибо ни крепчайшее сложение тела, ни крайняя умеренность, ни самая энергическая жизненная сила не могут их уничтожить.

§ 72

Image Image

Досель только одна любострастная болезнь была известна как хроническая миазматическая, которая, будучи предоставлена самой себе, оканчивается только со смертью человека. — Другая болезнь сего рода есть sycosis (болезнь смоквоподобных наростов, смоковная болезнь), которую досель думали лечить, разрушая накожные наросты, и не принимая того, что главная испорченность соков не переставала существовать.

§ 73

Image Image

Третий и самый важный хронический миазм есть псора (psora), которой внешним характеристическим признаком бывает особенного рода сыпь, производящая нестерпимый и похотливый зуд (и имеющая особенный запах), тогда как любострастная болезнь распознается по любострастному шанкру, а смоковная по шероховатым и похожим на цветную капусту наростам; все сии характеристические признаки показываются не прежде, как по совершенном внутреннем заражении организма. Псора есть единственная истинная и первоначальная причина, производящая все другие бесчисленные формы хронических болезней, которые в Патологических системах излагаются как известные и определенные роды, каковы суть: слабость нервов, истерика, ипохондрия, безумие, меланхолия, бешенство, падучая болезнь и судороги всех родов, Английская болезнь, наросты на костях и сгибах, костоеда, рак, гриб, подагра, геморрой, желтуха, кровотечение из носу, желудка, матки и пр., удушье и нагноение легких, бессилие к совокуплению и бесплодие, мигрень, бельмо, темная вода, глухота, камни в почках, паралич, слабость какого-нибудь чувства, разного рода боли и пр.4

§ 74

Image Image

Этот заразительный миазм, начало коего скрывается в глубокой древности, и который прошел чрез сотни поколений и миллионы человеческих организмов, достиг невероятной степени зрелости и развернулся под бесчисленными Формами болезней. Присовокупим еще к бесконечно разнообразному телосложению людей бесчисленное различие во вредных влияниях5, на них действующих, — и мы не удивимся разности недугов, повреждений и страданий, происходящих от псоры и упоминаемых в Патологиях под особенными именами, как постоянных болезней6. Так говорит нам Гуксгамъ, медик сколько ученый, столько и добросовестный (См. Huxhamii Opera phys. medic, t. I) Также точно Фритц в своих Летописях, том I, стр.80, жалуется: "Что дают одинаковое имя болезням, существенно различным между собой". Даже и те роды народных болезней, которые вероятно распространяются в каждой частной эпидемии чрез свойственный им миазм, получают от медицинской школы известные наименования, как бы то были постоянные болезни, всегда подходящие под одну форму. Таким образом говорят о госпитальной, тюремной, лагерной, желчной, нервической и мокротной горячках и пр., будто бы эпидемическое явление сих лихорадок не есть новая болезнь, которая еще никогда не существовала под одними и теми же отношениями, и не отличается во многом от всех прежде бывших эпидемий, как в отношении к своему ходу, так и по самым замечательным своим припадкам. Дать этим эпидемическим болезням хотя одно из сих имен, введенных Патологией, и предписать способ лечения, сообразно с сим злоупотребленным именем, — значило бы оскорблять всякую логическую точность.

Достопочтенный Сидеигамъ один понял эту истину; ибо он один настаивает на том, что никогда не должно принимать какую-нибудь эпидемическую болезнь за ту же самую, которая уже показалась однажды, что не должно обходиться с ней по методе уже употребленной в предыдущей; ибо все эти последовательные эпидемии различны одна от другой. См. Sydenhamii Opera, cap. 2, de morbis epidemieis, стр. 43, где он говорит: "Aniшит admiratione percellit, quam discolor et sui pla, ne dissimilis тогЬогшп epidemicomm facies; quae tam aperta horum morborum diversitas, turn propriis acjsibi peculiaribus symptomatibus, turn etiam roedendi ratione, quam hi ab illis disparem sibi vindicant, satis illucescit. Ex quibus constat, morbos epideinicos, aut externa quatantenus specie et symptomatibus aliquot, utrisque pariter convenire paullo incautioribus videantur, re tamen ipsa, si bene adverteris aiiimnm, alienae esse adrnodum indolis et distare ut aera lupinis." Bсe cиe ясно показывает, что эти бесполезные и во зло употребляемые названия не должны иметь никакого влияния на методу лечения, которой следует истинный врач. Он знает, что должно судить о болезнях и лечить их не по неопределенному сходству в имени одного припадка какой-нибудь болезни с именем припадка другой, а по совокупности признаков индивидуального состояния, в коем находится всякий больной. Он знает, что должно с точностью исследовать болезни, а не предполагать их, основываясь на гипотезах. Ежели же, несмотря на то, думают иметь некоторую нужду в известных именах болезней для того, чтобы небольшим числом слов заставить понимать себя людей, непосвященных в таинства Медицины, то должно употреблять только собирательные имена. Пусть, напр. говорят: у сего больного род нервной лихорадки, род болезни Св. Витта, у него род водяной, род лихорадки и пр.; но чтобы очень остерегались говорить: у него болезнь Св. Витта, у него водяная, у него нервическая лихорадка, у него простудная лихорадка и пр.; ибо нет болезней постоянных и всегда одинаковых, которые бы заслуживали эти или подобные имена. Только таким образом можно избежать обмана, производимого именами).

§ 75

Image Image

Хотя открытие псоры, как важного источника хронических болезней, и заставило нас подвинуться несколькими шагами вперед в познании свойства большой части болезней, и хотя мы теперь и могли бы найти с большей легкостью надежные лекарства для болезней, основанных на упомянутом миазме; однако же, несмотря на то, вменяется в необходимую обязанность Гомеопатическому врачу c точноcтью разыскивать в каждой псорической болезни ее признаки и особенности, и находить верное показание к приличному лекарству: ибо ни острая, ни хроническая болезнь не могут быть вылечены верно и положительно без строгого рассмотрения всех ее признаков и припадков, т.е. не индивидуализируя их самым точным образом. Единственное различие, существующее между исследованием скоротечных и хронических болезней, состоит в том, что потребно менее времени, труда и вопросов для начертания верной истории первых; ибо в них главные признаки гораздо примечательнее и виднее, нежели в болезнях хронических, которые часто в продолжении многих годов развиваются нечувствительно, и в коих исследование всех явлений и страданий гораздо труднее7.

ГЛАВА II
Исследование болезни

§ 76

Image Image

Теперь я хочу изложить главные наставления об исследовании болезней вообще. Врач, наблюдающий какую-нибудь данную болезнь, воспользуется только теми замечаниями, которые к ней относятся. Само собой разумеется, что он должен иметь ум не предубежденный, чувства не испорченные, внимательность и верность в наблюдении за переменами болезни.

§ 77

Image Image

Больной говорит о своих страданиях, его родные снова пересказывают, на что он жалуется, каков он был и все, что они в нем заметили: врач видит, слушает и наблюдает собственными чувствами все явления, признаки и чрезвычайные случаи. Он записывает рассказ больного и особ, его окружающих, в точности сохраняя их выражения. Ежели можно, он дает спокойно докончить, не мешая им, особенно если не делают бесполезных отступлений; ибо всякая остановка сбивает рассказывающих, прерывая нить их мыслей, и в таком случае им не все приходит на память с такой верностью, как бы сначала хотелось рассказать. Только он должен просить, чтобы они с самого начала говорили не торопясь, дабы ему можно было следовать за их рассказом и записывать его.

§ 78

Image Image

При каждом новом обстоятельстве, объявленном больным или его родственниками, врач начинает новую строку, чтобы все припадки писались один под другим, каждый отдельно. Только таким образом будет он в состоянии делать дополнения к каждому припадку, о коем сначала могли бы рассказать ему слишком неудовлетворительно, а потом уже с большей ясностью.

§ 79

Image Image

Когда помянутые особы кончат все, что им хотелось сказать от самих себя, тогда врач присовокупляет к каждому припадку точнейшие определения, о коих осведомляется следующим образом: он перечитывает все сказанное больным и делает вопросы о каждом припадке особенно; напр. в какое время был этот случай? Прежде ли принятия лекарств, доселе употребляемых больным, или в то время, когда еще принимал их, или чрез некоторое время после принятия произошло то или другое действие? Какая боль, какое ощущение обнаружилось в таком—то месте? в какой именно части тела оно было? С послаблениями ли была боль и чувствовалась временами, или продолжалась беспрерывно, не давая больному отдыха? Сколько времени продолжалась она? В какое время дня или ночи, и в каком положении тела была сильнее, и когда совершенно перестала? Какие именно были подробности такого-то случая или обстоятельства?

§ 80

Image Image

Таким образом врач заставляет больного определять все припадки, объявленные ему прежде, никогда однако же не приготовляя, своим вопросом последующего ответа, так чтобы больному оставалось говорить только да или нет8; ибо без этого больной был бы принужден утверждать то, что не совсем справедливо, и только в половину истинно, или происходило совсем иначе, либо по беспечности, или из желания сделать удовольствие врачу стал бы отрицать то, что точно было. Из сего ясно, что ложные ответы, доставляя ложное понятие о болезни, влекут за собой неправильный образ лечения.

§ 81

Image Image

Ежели врач найдет, что в этом добровольном объявление не было упомянуто о многих частях или отправлениях тела, то спрашивает, нет ли еще чего-нибудь замечательного в отношении к сим частям и отправлениям; но в сем случае он должен употреблять только общие выражения, чтобы рассказывающий должен был преимущественно сам составлять свой рассказ 9.

§ 82

Image Image

Когда больной (ибо ему-тo особенно должно верить в рассуждении его ощущений, исключая притворных болезней), доставил врачу своими пояснениями необходимые сведения, и когда он довольно полно начертал историю болезни, то последнему позволительно делать вопросы более частные10.

§ 83

Image Image

Когда врач запишет ответы на все свои вопросы, он отмечает и то, что сам заметит в больном11, и осведомляется, не был ли больной еще до своей болезни подвержен тому или другому из этих обстоятельств, только что замеченных им.

§ 84

Image Image

Случаи и состояние здоровья больного, когда он принимает лекарства, или тотчас после них, не дают верного понятия о болезни. Напротив, припадки и недуги, которыми больной страдал прежде употребления лекарств, или по прошествии многих дней после того, как он перестал их принимать, представляют истинную Форму болезни, и их-то особенно должен врач записывать. Когда больной страждет хроническим недугом, и если он доселе пользовался лекарствами, то врач может оставить его на несколько дней без всякого лекарства, или давать ему покуда что-нибудь не лекарственное. Он отлагает таким образом на малое время точное исследование признаков болезни, дабы наблюдать потом постоянные припадки прежней болезни во всей их чистоте, и имеет возможность начертать верную ее историю.

§ 85

Image Image

Но если это есть скоротечная болезнь, предстоящая опасность которой не терпит никакого отлагательства, то врач не должен довольствоваться одним мгновенным наблюдением состояния болезни в том виде, какой принят ей чрез употребление лекарств (тем более, ежели он не мог изучить припадков, замеченных в больном прежде, нежели он начал принимать лекарства), и составлением себе настоящей Формы болезни, т.е. этого смешения естественной болезни с врачебной, дабы прийти в состояние преодолеть все зло Гомеопатическим средством; ибо так как прежние лекарства были часто неуместны, то искусственная болезнь бывает обыкновенно значительнее и опаснее первоначальной, и часто требует самой скорой помощи для спасения больного.

§ 86

Image Image

Ежели болезнь была причинена каким-нибудь замечательным случаем, недавно ли, или давно, больной или его родные укажут этот случай сами собой или по благоразумном осведомлении12.

§ 87

Image Image

В исследовании состояния хронических болезней необходимо нужно рассматривать и тщательно разыскивать те отношения, в коих находится больной в рассуждении своих обычных занятий, обыкновенной диеты и домашней жизни и пр., для того, чтобы узнать, не заключается ли в них причин возбуждающих или поддерживающих болезнь, и имеет возможность помогать выздоровлению, отдаляя их от больного13.

§ 88

Image Image

В хронических недугах исследование как вышеупомянутых, так и всех других припадков должно делать с наивозможной тщательностью и точностью, и входить даже в самые мелочные подробности; ибо, во-первых, эти припадки очень замечательны в сих родах недугов, и чрезвычайно различествуют от припадков скоротечных болезней, и не возможно в один раз рассмотреть их столь внимательно, чтоб этого достаточно было для успешного лечения. Во-вторых, хронические больные до такой степени свыкаются со своими долговременными страданиями, что не придают никакой важности многочисленным мелким припадкам, в которых часто заключается главный характер болезни, и которые по сему решают выбор лекарства. Такого рода больные смотрят на них, как на необходимую принадлежность своего Физического состояния, и почти как на самое здоровье, истинное ощущение коего они забыли в продолжение пятнадцати или двадцати лет страданий. Им не входит в голову мысль, что эти малейшие припадки, эти более или менее важные отличия от настоящего состояния здоровья, связаны с их главной болезнью.

§ 89

Image Image

Сверх того самые больные бывают очень различного нрава: некоторые из них, особенно ипохондрики и особы, отличающиеся большой чувствительностью и нетерпеливостью, описывают свои болезни слишком с живым гневом и употребляют для сего преувеличенные выражения, чтобы побудить врача к скорой помощи14.

§ 90

Image Image

Напротив, другие особы, по лености или по худо понимаемой скромности, или по особенной робости в характере, умалчивают о качестве болезней, либо объясняются темными выражениями, или, наконец, отзываются о них как о маловажных.

§ 91

Image Image

Итак, с одной стороны несомненно, что должно обращать особенное внимание на собственные изьяснения больного своей болезни и его ощущений, и более им верить, нежели рассказам родных и сиделок, обыкновенно искажающих и переиначивающих выражения больных; но с другой, неоспоримо (в отношении ко всем вообще, а особенно к хроническим болезням), и то, что наблюдение проявления болезни в полной совокупности припадков и ощутительных признаков, требует большой осторожности, редкой сноровки, особенного знания людей, великого благоразумия в отобрании сведений и необыкновенного терпения.

§ 92

Image Image

Вообще исследование болезней скоротечных и недавно начавшихся для врача гораздо легче, нежели хронических недугов; потому что как у больного, так и у окружающих его особ еще свежо воспоминание о всех случайностях болезни, и ясно различие между настоящим состоянием больного и состоянием его недавнего здоровья: ибо болезненные припадки еще новы и замечательны. Правда, врачу и здесь должно все разузнавать таким же точно образом, как и в хронических недугах; но в сем случае ему остается менее выведыватъ, ибо почти все говорится добровольно.

§ 93

Image Image

Что касается до исследования совокупности припадков эпидемических и спорадических болезней; то нет ни малейшей нужды до того, существовало ли когда или нет что-нибудь подобное, под тем же или другим наименованием. Новость и особенность такой заразительной болезни не делает никакой разницы ни в образе ее исследования, ни в способе лечения: ибо врач всегда должен предполагать, что ясное проявление каждой болезни, находящейся перед его глазами, есть что-то неведомое и новое для него, и он должен это проявление рассматривать самым точным и верным образом, если хочет быть истинным и основательным врачом; и потому он никогда не должен употреблять догадок вместо верного наблюдения, или смотреть на какой-нибудь случай болезни как на известный в целом и частях, предварительно не исследовав его с тщательностью во всех припадках. Это тем более здесь необходимо, что всякая заразительная болезнь во многих отношениях есть явление особенного рода, и, при точном исследовании, много различествующее от других заразительных болезней прошедшего времени, которым ошибочно придавали одно и то же наименование. Я, однако же, исключаю отсюда те эпидемии, которые происходят от миазма всегда одинакового, как-то оспу, корь и пр.

§ 94

Image Image

Может случиться, что врач, имея дело в первый раз с новой эпидемической болезнью, не усмотрит тотчас совершенного ее проявления, ибо открыть целость этих сложных болезней можно не иначе, как наблюдая многие подобные случаи; однако же, при тщательном розыскании, может он уже над первым и вторым больным доставить себе такое познание об истинном болезненном состоянии, что получает ее характеристическое изображение, и тотчас найдет против нее приличное гомеопатическое лекарство.

§ 95

Image Image

Когда записаны будут припадки многих подобных случаев, то полученное сведение всегда делается полнее, т.е. оно не будет растянутым и многословным, но становится замечательнейшим и более охарактеристическим, ибо обнимает более частностей этой сложной болезни. С одной стороны общие припадки (напр. недостаток аппетита, отсутствие сна) получают свое собственное и точнейшее определение; с другой явления замечательнейшие и более частные, или, по крайней мере, более редкие в настоящей сложности, и свойственные только малому числу болезней, отражаются лучше других и образуют характер этой заразительной эпидемии15. Правда, что у всех особ, подвергающихся подобной эпидемии, бывает болезнь, произошедшая из того же самого источника и, следовательно, болезнь одинаковая; но всякое продолжение такой эпидемической болезни и совокупность ее припадков (знание коих необходимо для того, чтобы получить полное изображение болезни, и быть в состоянии выбрать приличное Гомеопатическое лекарство, наиболее сообразное с этой целостью припадков), не может быть наблюдаема в одном больном, но извлекается только из болезней многих больных различного сложения тела.

§ 96

Image Image

Тот же самый способ, который я только что сейчас одобрил, как необходимый при исследовании течения всякой эпидемической болезни, был употребляем мной при наблюдении совокупности припадков хронических недугов с постоянным миазмом, и особенно псоры. Особы, подверженные подобной хронической болезни, представляют только ее частности. Итак, мне должно было наблюдать великое число болезней, чтобы получить полные выражения сих миазматических недугов, а главное, чтобы приобрести верную идею псоры, ибо без сего было бы невозможно найти действительных лекарств против разнообразных форм этого худосочия, вылечивающих больных гомеопатическим образом.

§ 97

Image Image

Когда характеристическое изображение какой-нибудь болезни изложено на бумаге, то труднейшая часть работы кончена. Врач будет иметь всегда перед глазами это изображение, и в состоянии рассматривать ее во всех ее оттенках, и особенно видеть характеристические и рсипИчателкыя черты, чтобы противоположить лечимой им болезни искусственные болезненные силы, которые в возможной мере сходны с ней в ее первоначальных действиях, т.е. лекарство в высочайшей степени Гомеопатическое, выбранное из ряда припадков всех лекарств, известных по их чистым действиям. Итак, если он удостоверится в успехах лекарства и перемене в состоянии больного, то ему остается только советоваться с начертанием, которое он составил себе из первоначальной совокупности припадков, и исключить из него те, кои исчезли, или присовокупить к ней новые болезненные признаки, появившиеся после.

Отделение II
Об исследовании лекарственных сил

ГЛАВА I
Свойства лекарственных действий

§ 98

Image Image

Вторая часть обязанности врача состоит в исследовании орудий, назначаемых к лечению, т.е. в исследовании болезненных сил лекарств; ибо когда дело идет о лечении какой-нибудь известной болезни, то ему должно выбирать такое средство, какое представляет ему ряд припадков, из коих можно составить искусственную болезнь, по возможности сходную с целостью характеристических припадков естественной болезни.

§ 99

Image Image

Болезненные силы лекарств должны быть известны в целом, т.е. врач должен наблюдать, сколько возможно, все припадки и перемены здоровья, которые всякое лекарство в частности может произвести, прежде нежели дозволит себе надеяться, что он в состоянии найти и выбрать Гомеопатические лекарства против большей части естественных болезней.

§ 100

Image Image

Если бы для исследования этих качеств давали лекарства одним больным особам, то увидели бы только малую часть их чистых действий, а может быть и совсем ни одного, даже при испытании простых лекарств; ибо очень редко бывает, чтобы собственные припадки, которые врачебные средства способны производить сами собой, смешиваясь тогда с припадками естественной болезни уже существующей, могли быть ясно замечаемы.

§ 101

Image Image

Итак, чтобы найти собственные действия лекарств на здоровых людей, самое надежное и естественное средство состоит в том, чтобы давать различные лекарства, каждое отдельно и в умеренных приемах, здоровым особам и наблюдать, какие припадки и перемены произойдут от этого в состоянии души и тела, т.е. какие элементы искусственных болезней могут произойти от этих лекарств16. Так как всякая целительная сила лекарств основана единственно на их могуществе изменять здоровье людей, то очевидно, что эта сила узнается наблюдением чистых лекарственных действий над здоровым человеком (см. §§ 19-22).

§ 102

Image Image

Я первый прошел этот путь с постоянством, которое могло произойти только от искреннего убеждения в той великой истине, что Гомеопатическое употребление лекарств есть единственный способ лечения человеческих болезней известным и совершенным образом17.

§ 103

Image Image

Замечания прежних писателей о вредном действии многих врачебных веществ, которые (по неосторожности, или со злым умыслом, или по другой какой причине) попадали в большом количестве в желудок здоровых людей, по большей части согласны с собственными моими наблюдениями, при опытах моих с теми же самыми веществами над самим собой и над другими здоровыми особами. Эти писатели выдают такие события за истории отравления ядом и за опыты пагубных действий сих веществ. Главная цель их рассказов состоит в том, чтобы предостеречь нас от опасности; во-вторых, чтобы прославиться своим знанием, когда лекарства, употребляемые против сих опасных случаев, мало помалу снова доводили до выздоровления больных особ, и наконец, чтобы оправдаться вредоносностью этих веществ, которые они называли тогда ядами, если упомянутые особы умирали в продолжение их лечения. Никто из наблюдателей и не подозревал, чтобы припадки, исчисляемые ими как доказательства вредных и ядовитых качеств сих веществ, были верными признаками, научившими нас уничтожать сими веществами как лекарствами, сходные между собой страдания в естественных болезнях. Никто из них не подозревал, чтобы болезни, возбуждаемые сими веществами, были чистые открытия их спасительных Гомеопатических действий. Никто не понял, что только чрез наблюдение перемен, производимых лекарствами над телом здоровых людей, можно узнать врачебные силы тех лекарств, также как напротив того не возможно находить в них чистые и собственные качества чрез рассуждения аpriori, или чрез запах, вкус и наружную Форму их, или чрез химическое разложение, или смешивая многие вместе и давая их в этой смеси (рецепт) больным. Они не предчувствовали, говорю я, чтобы эти рассказы о лекарственных болезнях образовали некогда первые начала Чистого Врачебного Веществословия, науки, которая с самого своего начала до настоящего времени была наполняема догадками и выдумками, и нуждалась в истинном и твердом основании18. Сходство моих наблюдений о чистых действиях лекарств с замечаниями, сделанными древними писателями (хотя с совершенно различными намерениями), равно как и сходство сих известий с другими того же рода, находящимися у новейших писателей, легко убеждают нас в том, что врачебные вещества, расстраивая состояние здорового тела, следуют естественным, определенным и вечным законам, и производят посредством их припадки верные, положительные и свойственные индивидуальности каждого из них.

§ 105

Image Image

В сих древних описаниях следствий, часто гибельных, происходивших от лекарств, употребляемых в неумеренных приемах, находятся также припадки, которые показывались не прежде, как к концу сих печальных случаев, и были совершенно противоположного свойства с замеченными при начале. Эти припадки, противоположные первоначальному действию (§ 59), или истинному влиянию лекарств на тело, составляют вторичное действие, или противодействие организма (§§ 58 — 63). Однако ж, когда для опыта давались умеренные приемы подобных веществ здоровым особам, то очень редко выводили что-нибудь из этого противодействия; а когда приемы были слишком малы, то и совсем ничего не замечали. Ежели эти малейшие приемы употребляются в Гомеопатическом лечении, то организм противополагает им только то противодействие, какое в самом деле необходимо для восстановления правильного состояния здоровья (§ 63).

§ 106

Image Image

Только одни наркотические средства делают исключение в этом отношении. Так как они в своем первоначальном действии уничтожают чувствительность с ощущением и раздражительностью, тo всего чаще случается, что даже умеренные приемы, даваемые для опыта здоровым особам, усиливают чувствительность и раздражительность во вторичном действии.

§ 107

Image Image

Нo исключая эти наркотические вещества, все другие лекарства, даваемые для опыта здоровым особам в умеренных приемах, допускают видеть только первоначальные их действия, т.е. припадки, свойственные лекарству, которыми оно расстраивает здоровье человека и производит в нем болезненное состояние более или менее продолжительное.

§ 108

Image Image

Между первоначальными действиями некоторых лекарств есть много таких, кои в частности или при случайных обстоятельствах противоположны другим первоначальным припадкам, которые уже показались или покажутся впоследствии. Однако ж поэтому их не можно принимать за противодействующие или вторичные действия организма; но они только образуют состояния, чередующиеся между различными пароксизмами первоначального влияния лекарства; посему их называют попеременными действиями.

§ 109

Image Image

Некоторые припадки производятся лекарствами в здоровом теле часто, другие реже, иные наконец очень редко.

§ 110

Image Image

К сим-то последним принадлежат идиосинкрации, или особенности телосложения, по коим узнаются частные качества некоторых тел, впрочем здоровых, качества, чрез которые они дозволяют доводить себя до состояния нездоровья или болезни, более или менее важной, посредством веществ, не оказывающих по-видимому на многих людей никакого влияния19. Но такого рода особы только по наружности кажутся никогда не подлежащими болезненному влиянию сих веществ. Всякое повреждение состояния здоровья чрез внешнее вещество предполагает с одной стороны то, что это вещество имеет силу оказывать над телом свое влияние, а с другой, что тело обладает способностью принимать в себя от него впечатление. Итак, достопримечательные неправильности в здоровье, случающиеся в идиосинкрациях, не ДОЛЖНЫ приписываться исключительно одной особенности в сложении тела больных особ; но кроме того их должно еще производить и от тех веществ, которые подавали lib нижЪ случаи. Следовательно, этим веществам надобно иметь способность производить одинаковое действие над каждым больным под известными условиями, но необходимо и то, чтоб немногие из здоровых людей были расположены к восприятию таких примечательных действий. Эта истина очевидно доказывается тем, что эти вещества излечивают Гомеопатическим образом припадки болезни, подобные тем, которые oни могут возбуждать в особах, подверженных идиосинкрации20.

§ 111

Image Image

От всякого лекарства проистекают особенные действия в человеческом теле, и никогда врачебное вещество иного рода не может произвести действий совершенно одинаковых21.

§ 112

Image Image

По той же самой причине, по какой один род растений различествует по внешней Форме, по способу прозябения и возрастания, по вкусу и запаху, от всякого другого вида и рода, по какой каждый минерал и каждая соль отличны от всех других по своим внешним и внутренним качествам, как Физическим, так и химическим (что уже одно должно бы заставить избегать всякого смешения);- по этой же причине все врачебные вещества разнятся между собой в их болезненных, а, следовательно, и целительных действиях22. Каждое из сих веществ производит перемены в состоянии здоровья особенным, но известным образом, который запрещает нам смешивать его с другими 23.

§ 113

Image Image

Итак, должно с возможной точностью отличать разные лекарства, ибо от них зависит жизнь и смерть, здоровье и болезнь, для чего необходимо испытывать их свойства и истинные действия тщательными и чистыми опытами над здоровыми особами. Только таким образом можно приобрести настоящее познание лекарств и предохранить себя от ошибок, употребляя их в болезнях; ибо один точный выбор лекарства может возвратить больному скоро и надежно величайшее из земных благ — телесное и душевное здоровье.

ГЛАВА II
Правила для исследования чистых действий лекарств

§ 114

Image Image

Испытывая чистые действия лекарств над здоровым телом, должно обращать внимание на то, что сильные вещества, называемые скородействующими, в самых малых приемах могут расстроить состояние здоровья даже в особах самого крепкого сложения. Лекарства, коих свойство слабее, должны даваться для сих опытов в большем количестве. Наконец, если хотят наблюдать действия самых слабых лекарств, то должно давать их особам, хотя и здоровым, но сложения нежного, раздражительного и чувствительного.

§ 115

Image Image

Когда хотят сделать подобный опыт, то должны употреблять такие только врачебные средства, в которых уверены, что они чисты, неподложны и еще не лишены всей своей силы: ибо от сих опытов зависит верность науки лечения и благоденствие всех грядущих поколений.

§ 116

Image Image

Каждое из сих лекарств должно быть употребляемо под простой и не искусственной Формой. — Ежели это местные растения, то должно выжимать из них сок и смешивать его с малым количеством винного спирта, чтобы предохранить от порчи; напротив, что касается до чужеземных трав, то из них должно приготовлять порошки или извлекать посредством Винного спирта тинктуру и давать ее для приема, смешавши с некоторой частью воды. Соли и камеди непременно должны быть распущены в воде прежде, чем будут приняты. Если же pacтeниe можно достать только в сухом виде и ежели оно слабо естественной силой, то должно приготовить из него настойку, налив на саму траву кипящей воды, и таким образом извлекши из нее спирт. Но эту настойку должно пить еще горячую тотчас после ее приготовления: ибо все выжимки и влажные настойки растений, к которым не прибавляется какой-нибудь спиртной жидкости, скоро скисают, портятся и теряют свою врачебную силу.

§ 117

Image Image

Всякое врачебное вещество, употребляемое с сей целью, должно быть простое и чистое. Итак, не следует присовокуплять к нему никакого другого разнородного вещества, равно как и принимать что-нибудь лекарственное в тот день или в следующие дни до тех пор, пока хотят наблюдать действия лекарства. Так как тинктуры смешиваются с большим количеством воды, прежде нежели принимаются, то на малое количество винного спирта, чрезвычайно разжиженного, который он в себе содержит, не должно смотреть как на разнородное раздражение.

§ 118

Image Image

Главным образом во все время опыта должна наблюдаться самая строгая диета, и потому надобно употреблять пищу не более как питательную, простую и приготовляемую без пряностей; должно избегать употребления большей части свежих овощей24, кореньев, салата и супных трав: ибо все эти снеди, — несмотря на свое приготовление, всегда содержат в себе некоторые врачебные качества, которые препятствуют действию лекарства. Питье также должно быть свободно от раздражительных качеств.

§ 119

Image Image

Во все это время подвергающийся опыту должен остерегаться утомительных телесных и умственных занятий, равно как и вдаваться в излишества или какие-нибудь страсти. Никакое важное дело не должно отвлекать его от наблюдений. Надобно, чтобы он по доброй воле обращал на себя внимание и не был чем-нибудь смущен. Наконец, ему нужно при хорошем здоровье обладать смыслом, необходимом для того, чтоб быть в состоянии называть и описывать свои ощущения ясными словами. Одно и то же лекарство надобно испытывать на мужчинах и на женщинах.

§ 120

Image Image

Особа, одаренная начисленными качествами, принимает для испытания лекарство утром и натощак. Величина приема должна быть такая, какую врач привык прописывать в своих рецептах. Всего лучше принимать лекарство распущенное и смешанное с десятью частями несовершенно холодной воды.

§ 121

Image Image

Ежели в продолжение нескольких часов этот прием не произведет никакой перемены в состоянии здоровья или произведет очень незначительную, то вышеупомянутая особа должна принимать больший прием и, смотря по обстоятельствам, удвоит оный25, смешивая хорошенько, как в первый раз, с десятью частями не совсем холодной воды.

§ 122

Image Image

Коли первый прием вначале окажет хорошее действие, но после нескольких часов ослабеет в своей деятельности, то второй прием, более сильный, должен приниматься не иначе, как на другой день и также натощак; а когда даже и это не совершенно будет соответствовать цели, то третий прием, который, по обстоятельствам, может быть вчетверо больше, принятый на следующий день, конечно окажет свое действие.

§ 123

Image Image

Одно и то же лекарство не всегда действует равным образом. Иногда человек, по-видимому, очень нежный, вовсе не подвергается влиянию лекарства, известного как весьма сильное и данного в умеренном приеме, но напротив, он может расстроиться многими другими лекарствами гораздо слабейшими. С другой стороны, есть особы очень крепкие, кои испытывают весьма значительные припадки от лекарства, по-видимому слабого, и которые, наоборот, менее расстраиваются другими гораздо сильнейшими лекарствами. Итак, когда это обстоятельство неизвестно заранее, то я советую врачу давать вначале каждому самый малый прием и постепенно увеличивать его, если он найдет это нужным, или в тот же самый день по прошествии нескольких часов, или со дня на день, удваивая всякий раз прием.

§ 124

Image Image

Если первый прием был уже довольно силен, то отсюда проистекает та выгода, что подвергающийся опыту изучает постепенность припадков и может с точностью записывать время появления каждого из них. Это очень полезно для исследования свойства лекарств, потому что тогда порядок первоначальных и переменных действий показывается самым ясным образом. Часто бывает достаточно и одного очень умеренного приема, лишь бы особа, подвергающаяся испытанию, была довольно чувствительна и внимательна к своему состоянию. Продолжительность действия лекарства узнается не иначе, как через сравнение многих опытов.

Но ежели, для того, чтобы узнать что-нибудь, надобно давать в продолжение нескольких дней сряду все прогрессивные приемы лекарства одной и той же особе, в таком случае научаются отличать различные состояния болезни, которые вообще может производить это лекарство; но уже не постигают их последовательности, и следующий прием часто уничтожает (как лекарство) тот или другой припадок, возбужденный приемом предыдущим, или производит противоположное состояние. Такие припадки должны отмечаться в скобках, как двусмысленные, до тех пор, пока другие опыты, более чистые, не решат: были ли это противодействия со стороны организма, или поочередным действием лекарства?

§ 126

Image Image

Если сперва хотят исследовать вообще припадки, которые слабое врачебное вещество может произвести само собой, не имея еще в виду последовательности этих припадков и продолжительности действия лекарства, то гораздо лучше повторять опыт в течение многих дней, давая со дня на день, а также и несколько раз в день увеличенный прием, ибо только так окажется действие каждого известного лекарства, хотя бы это было самое слабое, особенно когда он будет испытывать на людях чувствительных.

§ 127

Image Image

Когда особа, подвергшаяся испытанию, чувствует то или другое врачебное страдание, то для точного определения припадка ей полезно и даже необходимо принимать различные положения и наблюдать последующие перемены, напр. если она двигает страждущей частью тела, прохаживается по комнате или на открытом воздухе, если стоит, сидит, или лежит, то не увеличивается ли, не уменьшается, не проходит, или не возвращается ли боль, когда она опять принимает свое прежнее положение? Равным образом ей нужно замечать, не перемешается ли припадок при употреблении пищи и питья, когда говорит или кашляет, или делает что-нибудь другое подобное? Наконец, ей еще следует обращать внимание на то, в котором часу дня или ночи наиболее показывается припадок, ибо все это служит к показанию собственных и характерических качеств всякого припадка.

§ 128

Image Image

Припадки, производимые лекарством, не оказываются все вдруг у одной особы или в одном опыте; напротив, случается, что одна и та же особа испытывает различные припадки, делая первый, второй и третий опыт над одним и тем же лекарством. Случается еще, что у разных особ оказываются, у каждой предпочтительно, различные припадки, таким однако же образом, что, может быть, у четвертой, восьмой, десятой и т.д. особы снова окажутся некоторые или многие из тех самых припадков, которые были у второй, шестой, десятой особы и т.д. Равным образом, припадки редко возвращаются в один и тот же час. Только чрез большое число опытов над множеством способных для сего особ обоего пола, одаренных различным сложением тела, научаются познавать почти все припадки болезни, которые может производить лекарство. Только тогда можно быть уверенным в основательном исследовании чистых действий лекарства, когда особы, делающие следующий опыт с ним, замечают небольшое число новых случаев, и когда они узнают почти всегда те же самые припадки, которые были уже замечены предшествовавшими особами.

§ 130

Image Image

Хотя бы лекарство, как я уже недавно и сказал это, и не могло обнаружить в одной здоровой особе всех перемен здоровья, которые оно может производить, а показало бы их не иначе, как во многих одаренных различными телесными и душевными качествами; однако же то несомненно, что по естественному, вечному и неизменяемому закону оно стремится производить все эти припадки в каждом человеке (§ 110). Отсюда происходит его свойство совершать свои действия, даже и редко производимые им над здоровыми людьми, когда его дают страждущему болезнями, подобными тем, кои возбуждаются лекарством. Даже данное в самом малом приеме, оно однако ж произведет тогда состояние искусственного недуга, очень похожего на естественную болезнь, которое и уничтожит сию последнюю скорым и надежным образом т.е. гомеопатически.

§ 131

Image Image

Уменьшите сколько возможно прием лекарства, которое хотите испытать на ком-нибудь, то первоначальные действия, наиболее достойные того, чтобы их знать, тем яснее вам в нем покажутся, и вы не увидите почти никакого сопротивления со стороны организма. Я предполагаю естественным образом, что для сего будет выбрана особа правдолюбивая, умеренная во всех отношениях, чувствительная и очень внимательная. Напротив, когда приемы слишком велики, тогда не только откроются вторичные действия, но и первоначальные обнаружатся с такой скоростью, силой и в таком беспорядке, что невозможно будет делать точных наблюдений. Присовокупите еще к этому опасность, могущую произойти из того для особы, подвергающейся испытанию, опасность немалозначительную в глазах уважающего человечество и взирающего на последнего из простолюдин как на брата.

§ 132

Image Image

Bсе страдания, случайности и перемены в здоровье, которые окажутся в продолжение действия лекарства, предполагая, что условия чистого и точного опыта были выполнены (§ 114-127), причиняются самым этим лекарством, и потому должны записываться как припадки, ему свойственные, когда бы особа, подвергающаяся испытанию, даже чувствовала задолго перед сим подобные припадки. Вторичное появление и ощущение оных доказывает только то, что эта особа имеет особенную наклонность допускать в себе легкое их возбуждение. В настоящем случае это суть действия лекарства, ибо невозможно, чтобы они пришли сами собой; потому что сильное врачебное вещество, только что принятое, владычествует в сие время над целым организмом пользуемого человека.

§ 133

Image Image

Когда врач испытывает лекарство не на самом себе, а на ком—либо другом, то последнему должно записывать ощущения, страдания, явления и все перемены здоровья в то самое время, когда они происходят. Должно также, чтобы он не забывал о времени, протекшем от принятия лекарства до появления каждого припадка, равно как и его продолжение, если оно долго. Врач читает эту записку в присутствии особы, подвергшейся опыту, тотчас по окончании его; а если испытание продлится многие дни, то он каждый день возобновляет это чтение, дабы ему можно было спрашивать сию особу, содержащую хорошо все в памяти, о точном свойстве каждого припадка, и присовокупить сии подробности, или хотя переметить замечания той особы, сообразно с ее собственными выражениями.

§ 134

Image Image

Если же подвергающийся испытанию не умеет описывать, тогда врач должен каждый день расспрашивать его обо всем, что он заметил. Ему надобно стараться заставлять его рассказывать добровольно, но остерегаться желания угадывать или предполагать какое-нибудь обстоятельство. Равным образом пусть он старается сколько возможно менее спрашивать; а ежели и делает это, то с тем самым благоразумием, которое я советовал как необходимое обстоятельство, когда хотят осведомиться о состоянии естественных болезней (см. §§ 77-83).

§ 135

Image Image

Надобно однако же признаться, что из всех чистых опытов простых лекарств всегда будут гораздо лучше других те, которые врач, свободный от предрассудков, здоровый и чувствительный, произведет на самом себе со всеми предосторожностями и со всем упомянутым благоразумием. Эти опыты, сделанные на нем самом, доставят ему выгоды, коей он не мог бы получить другим образом. Во-первых, он совершенно будет убежден чрез это в той великой истине, что целительная сила лекарств основывается единственно на их способности производить повреждения и перемены в здоровье человека. Во-вторых, таковые замечательные опыты заставят его узнать свой собственный способ чувствовать и личные качества своего ума и темперамента; и так они доведут его до источника всякой мудрости — познания самого себя (yvaiBi o"tavrovy В-третьих, эти опыты сделают из него наблюдателя, коим непременно должен быть всякий врач. Наблюдения, производимые над другими, не имеют для нас той занимательности, которую видим в наблюдении над самими собой. Врач, следуя за опытом, делаемым над другим, должен всегда опасаться, что подвергающаяся испытанию особа не чувствует ясно того, что хочет сказать, или не высказывает своих ощущений точными выражениями. Он всегда остается в сомнении, не обманывают ли его хотя в мелочных обстоятельствах. Это препятствие к открытию истины, которого нельзя совершенно устранить при исследовании лекарств над другими, совсем не существует в опытах над самим собой. Кто производит опыт над собой, тот достоверно знает, что он сам чувствовал, и всякое подобное испытание для него есть новое побуждение исследовать еще силы многих других лекарств. Итак, будучи всегда вне опасения обманываться в своих наблюдениях, он становится час от часу искуснее в произведении их, и ревность его усугубляется; потому что такие опыты обещают ему познание новых средств в науке лечения сообразно с их истинным достоинством, недостаток в коих так ощутителен. Не думайте также, чтобы маловажные искусственные перемены в теле, происходящие при испытании лекарств, были вредны для здоровья. Сии разнообразные, но умеренные в организме возмущения делают его более способным противодействовать всем вредным влияниям как искусственным, так и естественным. — Здоровье становится от них надежнее, а тело крепче.

§ 136

Image Image

Иногда возможно открыть некоторые первоначальные припадки простого лекарства даже между припадками естественной болезни, а наиболее в болезнях хронических (которые по большей части остаются более однообразными, нежели острые); но такое исследование требует отличной проницательности, и должно быть предоставлено только учителям в науке-делать наблюдения26.

§ 137

Image Image

Когда испытывают таким образом значительное число простых лекарств над здоровыми людьми и когда тщательно и верно запишут все припадки, которые они могут производить, тогда будут иметь истинное врачебное веществословие, т.е. собрание чистых, истинных и несомненных действий, производимых простыми врачебными веществами. Тогда будут владеть кодексом природы, в котором прочтут значительный ряд припадков, свойственных каждому из сих лекарств, испытанных на телах здоровых людей. Эгаиадо припадки содержат в себе элементы искусственных болезней, чрез кои врач должен лечить никогда ту или другую сходную естественную болезнь; только одни эти припадки, говорю, приводят нас к выбору надежных лекарств для лечения верным и несомненным способом;

§ 138

Image Image

Все догадки, предположения и выдумки совершенно будут исключены из такого врачебного веществословия, которое сделается верным истолкователем природы, вопрошаемым тщательно и добросовестно.

§ 139

Image Image

Правда, что только весьма значительный запас таких испытанных лекарств может привести нас в состояние найти Гомеопатическое лекарство против каждой из сих бесчисленных естественных болезней и худосочий, т.е. искусственную болезненную силу, им сродную27. Однако ж, так как каждое из сих лекарств, действия которого уже испытаны над здоровыми людьми28, производит весьма большое число припадков, то нам остается уже немного болезней, против коих не могли бы найти довольно приличное Гомеопатическое лекарство, которое излечило бы болезнь тихим, верным и коренным образом. Правда, что когда выбор из числа этих лекарств еще ограничен их малочисленностью, то они иногда несовершенны, но с помощью их будут лечить несравненно более болезней, и вернейшим образом, нежели руководствуясь всеми общими и частными Терапиями в свете с их неизвестными и сложными лекарствами.

Отделение III
О приспособлении лекарств к болезням

ГЛАВА I
О выборе лекарств и о внимании, которое должно обращать на различия болезни

§ 140

Image Image

Третья часть труда врача состоит в употреблении приличнейшим образом лекарств (которых действия найдены чрез опыты над здоровыми людьми) для произведения Гомеопатического лечения болезней.

§ 141

Image Image

То из сих испытанных врачебных средств, от коего припадки имеют большее сходство с целостью припадков лечимой болезни, должно быть самым приличным и самым верным против нее Гомеопатическим лекарством. В нем скрывается специфическое действие против этой болезни.

§ 142

Image Image

Лекарство, имеющее способность и стремление производить искусственную болезнь, очень сходную с естественной, которую надлежит лечить, и данное больному в совершенно соразмерном приеме, оказывая влияние над организмом, действует именно на части, пораженные естественной болезнью, и возбуждает в них страдания, припадки и явления, сходные с теми, которые организм может произвести сам собой. Итак, искусственная или врачебная болезнь, по причине ее большого сходства и ее переизбыточествующей силы, занимает предпочтительно место естественной болезни таким образом, что с этой минуты организм освобождается от сей последней. Динамическая и невещественная сила первоначального страдания перестает существовать, когда преодолевается и побеждается динамической невещественной силой лекарства. Но если лекарство дано в слишком малом приеме, то это искусственное страдание тотчас исчезает, как и всякая умеренная Врачебная болезнь, поборотая энергией жизненной силы.

§ 143

Image Image

Ежели Гомеопатическое лекарство употреблено надлежащим образом, то острая болезнь, как бы ни была она сильна и обильна страданиями, проходит в несколько часов, когда будет захвачена в начале, или в несколько дней, когда началась уже давно. Когда исчезают следы органического расстройства, то почти и не замечают искусственной болезни, произведенной лекарством, и здоровье восстанавливается в быстрых, хотя и нечувствительных переходах. Что же касается до хронических, а особенно многосложных (сопряженных) худосочий, то они требуют лечения более продолжительного.

§ 144

Image Image

Ежели кто-нибудь пожалуется врачу на одну или две незначительные болезни, примеченные с недавнего времени, то он не должен смотреть на это, как на болезнь совершенную, которая бы требовала врачебной помощи. Для уничтожения столь маловажного расстройства достаточно одной диеты.

§ 145

Image Image

Но ежели эти неважные недуги, на которые жалуется больной, суть жестокие страдания, то врач, сделав самое точное исследование их, обыкновенно найдет еще многие другие случаи, менее важные, которые представят ему полное изображение болезни.

§ 146

Image Image

Чем сильнее острая болезнь, тем припадки, составляющие ее, обыкновенно чаще и замечательнее; но равным образом тогда легче приискать приличное лекарство, лишь только было бы большое число лекарств, известных по их чистым и положительным действиям, между коими можно б было делать выбор; ибо в ряду припадков не трудно найти из множества лекарств одно, которое содержало бы такие элементы болезни, из коих можно составить искусственную болезнь, очень сходную с совокупностью припадков естественной болезни, предстоящей для лечения. Итак, это будет настоящее искомое лекарство.

§ 147

Image Image

Исследовав собственное Гомеопатическое лекарство, т.е сравнив совокупность признаков естественной болезни с припадками различных искусственных болезней, чтобы найти между ними искусственную болезненную силу, которая имела бы сходство с лечимой болезнью, — должно особенно и почти исключительно смотреть на припадки, более достопримечательные, более индивидуальные, необыкновенные и характеристические; ибо им-то особенно должны соответствовать сходные припадки в ряду явлений, происходящих от лекарства, если сие последнее должно быть самым приличным средством для лечения. Напротив, общие и неопределенные припадки как-то: недостаток аппетита, головная боль, слабость, беспокойный сон, недомогание (не по себе) и пр. заслуживают только малое внимание, если они не характеризованы ближе; ибо почти все болезни и лекарства производят подобные сим общие припадки.

§ 148

Image Image

Итак, ежели изображение искусственной болезни, составленное из многих припадков известного лекарства, оказавшегося наиболее приличным, содержит в самом большом количестве и сходстве эти замечательные, особенные, необыкновенные и характеристические признаки естественной болезни, — то такое врачебное вещество также будет Гомеопатическим и надежным лекарством для того состояния болезни. Тогда болезнь, которая не долго продолжалась, уничтожается обыкновенно первым приемом, так что из этого не происходит никаких заметных искусственных недугов.

§ 149

Image Image

Я сказал: никаких заметных недугов, ибо когда вышеупомянутое лекарство действует на тело, то в действии бывают только припадки сходные с припадками первоначального страдания, занимая место оных в организме, преодолевая и уничтожая их своим перевесом. Другие припадки (часто многочисленные) Гомеопатического лекарства, не соответствующие лечимой болезни, почти совсем не обнаруживаются, и болезнь час от часу ослабляется. Причина тому есть та, что лекарственный прием, прежде нежели будет чрезвычайно малым в Гомеопатическом приложении, слишком слаб для того, чтобы проявить свои неГомеопатические влияния на части тела, свободные от болезни, но он непременно производит свои Гомеопатические действия в частях, чрезвычайно уже раздраженных и возбужденных страданиями, подобными тем, которые производит естественная болезнь, и только предполагая в этих частях великое врачебное соотношение к месту первоначальной болезни, можно достигнуть того, чтобы придти в состояние ослабить и уничтожить сию последнюю.

§ 150

Image Image

Однако ж нет ни одного такого Гомеопатического лекарства, как бы ни было оно прилично, которое (особливо если оно дано в приеме достаточно уменьшенном) в продолжение своего действия не произвело бы какой-нибудь новой болезни в больных слишком раздражительных и чувствительных: ибо почти не возможно, чтобы припадки от лекарства точно также совместились с припадками болезни, как закрывают друг друга два треугольника, имеющие бока и углы равные; но эти незначительные повреждения (при благоприятном случае) достаточно отстраняются собственной энергией организма, и больные, которые не слишком изнежены, даже и совсем их не примечают. Несмотря на то, восстановление здоровья приближается к своему концу, если только этому не препятствуют разнородные врачебные вещества, имеющие влияние на больного или вследствие несоблюдения диеты, или вследствие страстей, коим он предается.

§ 151

Image Image

Хотя бы с одной стороны было известно, что Гомеопатическое лекарство, удачно выбранное и употребляемое в малых приемах, тихо уничтожит болезнь, не оказывая тех из своих действий, кои не сходны с настоящим случаем, т.е. не причиняя новых важных недугов; однако же с другой - справедливо, что всякое подобное лекарство производит в первые минуты состояние, несколько худшее29, которое так сходно с естественной болезнью, что больной принимает его за усиление сей последней; но в самом деле это есть врачебный недуг, превосходящий несколько в силе первоначальное зло, чрезвычайно с ним сходствующее.

§ 152

Image Image

Это небольшое Гомеопатическое усиление болезни в первые мгновения (счастливое предзнаменование, что острая болезнь будет скоро вылечена, и обыкновенно уже первым приемом) очень естественно: ибо врачебная болезнь должна быть сильнее лечимой болезни, ежели только сия последняя может быть ею преодолена и уничтожена; равно как естественная болезнь в состоянии уничтожить другую, подобную себе, тогда только, когда она сильнее ее (§ 38 до 41).

§ 153

Image Image

Чем менее прием Гомеопатического лекарства, тем мнимое усиление болезни в первых часах бывает слабее и короче.

§ 154

Image Image

Но как почти не возможно приготовлять лекарство в столь бесконечно малом приеме, чтобы оно не могло поправлять, преодолевать и совершенно излечивать сходную болезнь (см. прим. к § 248), то весьма понятно, почему прием его, не уменьшенный в возможной степени, может еще причинять в первое мгновение своего действия примерное Гомеопатическое усиление болезни30.

§ 155

Image Image

Если в предыдущих параграфах мнимое усиление болезни, т.е. первоначальное ощутительное действие Гомеопатического лекарства, я ограничил одним или несколькими часами после принятия лекарства, то это очень верно в отношении к острым болезням, недавно начавшимся31; но когда лекарства продолжительным и непрерывным влиянием должны преодолеть хроническое и застарелое худосочие, то в продолжение шести, восьми и десяти дней сряду показываются в промежутках подобные первоначальные действия лекарства, которые кажутся усилением того или другого припадка первоначальной болезни и продолжаются час или несколько часов, тогда как в промежуточных часах обнаруживается восстановление всего состояния болезни. Как скоро пройдет это время, то лекарство еще производит в продолжение многих дней восстановление, не возмущаемое первоначальными действиями. Такое действие должно предоставлять ему спокойно докончить, не доводя до нового припадка.

§ 156

Image Image

Когда число лекарств, испытанных в их истинных и чистых действиях, еще ограниченно, то иногда случается, что припадки лечимой болезни содержатся только частно в ряду припадков лекарства, которое кажется еще приличнейшим, и что, следовательно, должно употреблять это несовершенное лекарство за недостатком другого, более свойственного.

§ 157

Image Image

В сем случае нельзя ожидать, чтобы это лекарство излечило болезнь совершенно и без всякой неприятности; ибо оно, не будучи совершенно приличным в настоящем случае, всегда производит некоторые припадки, которых не было прежде, т.е. еще некоторые посторонние врачебные действия.

Правда, это не мешает к вылечиванию значительной части болезни, т.е. наиболее сходной с врачебными припадками, и чтобы начало лечения было успешно; но все-таки такое действие не обходится без страдания больного вышеупомянутыми посторонними болезнями.

§ 158

Image Image

Однако же малое число Гомеопатических припадков, производимое лекарством, никогда не вредит лечению, если эти припадки большей частью соответствуют необыкновенным, замечательным и характеристическим припадкам лечимой болезни, выздоровление тогда последует быстро и без неприятных ощущений.

§ 159

Image Image

Но когда первоначальные действия лекарства не содержат в себе никакого припадка, который бы походил на характерестические явления болезни, и когда они соответствуют сей последней только в отношении к общим и неопределенным признакам, как-то: тошноте, слабости, головной боли и пр., — то врач не должен ожидать от такого несовершенного лекарства непосредственно благоприятного успеха.

§ 160

Image Image

Однако ж вышеупомянутый случай очень редок, и затруднения уменьшаются, когда можно выбрать другое средство, которого припадки более сходны с припадками болезни.

§ 161

Image Image

Если употребление лекарства, несовершенно Гомеопатического, причиняет посторонние боли довольно важные, то в острых болезнях не допускают, чтобы первый прием совершенно кончил свое Действие; но снова исследуют состояние болезни в ее настоящем положении, и составляют себе идею об оной, в коей соединяют первоначальные припадки с припадками, недавно показавшимися.

§ 162

Image Image

Тогда легче могут приискать сходное лекарство, первое употребление которого уменьшит болезнь, хотя бы оно и не могло совершенно ее уничтожить. И таким же образом будут продолжать каждый раз снова исследование состояния болезни, если одного и того же лекарства было недостаточно для восстановления здоровья, и всякий раз надобно выбирать новое Гомеопатическое лекарство до тех пор, пока не достигнут своей цели, т.е. не возвратят больному наслаждения полным здоровьем.

§ 163

Image Image

Может случиться, что, исследуя в первый раз болезнь и делая первый выбор лекарства, найдут, что совокупность припадков не соответствует в числе и степени болезненным элементам одного лекарства (потому что число лекарств, испытанных в их чистых действиях, еще недостаточно), но что два лекарства оспаривают, так сказать, друг у друга приличие в настоящем случае, одно будучи Гомеопатическим для такой-то части припадков болезни, а другое более для иной. Впрочем нельзя советовать употреблять одно после другого, не испытавши прежде состояния больного, ни употреблять их оба вместе: ибо что касается до первого случая, никто не может с точностью предвидеть, как болезнь переменится от лекарства, употребленного прежде, а во втором случае - знать, как одно лекарство воспрепятствует и ограничит действие другого (§§ 271 — 272).

§ 164

Image Image

В сем случае гораздо лучше дать сперва то из этих двух несовершенных Гомеопатических лекарств, которое кажется заслуживающим предпочтение пред другим. Оно будет в состоянии уменьшить болезнь только отчасти, но оно также и произведет новые припадки.

§ 165

Image Image

В сем случае правила Гомеопатической методы не позволяют давать больному второго приема одного и того же лекарства; но не более сего позволительно употреблять и лекарство, найденное приличным для другой части припадков по первому признаку, не испытавши прежде снова припадков болезни в том виде, какой произведен предыдущим лекарством.

§ 166

Image Image

Напротив, надобно снова рассмотреть совокупность остальных припадков (как это всегда должно делать, когда переменяется состояние болезни), и уже потом выбрать лекарство сколько возможно приличное настоящему случаю, не дозволяя себе руководствоваться пристрастием к врачебному средству, которое вначале покажется приличнейшим после первого.

§ 167

Image Image

Не часто случается, чтобы это другое лекарство было еще прилично и теперь; но когда, по новом исследовании состояния болезни, окажется действительно, что оно в сем случае и представляет самое большое сходство припадков, или, по крайней мере, также хорошо соответствует болезни, как и другое какое-нибудь лекарство, — то тем большее заслуживает предпочтение.

§ 168

Image Image

В болезнях хронических не венерических, кои суть псорического происхождения, часто должно употреблять для лечения многие антипсорные лекарства попеременно. Правило выбора то же самое: всегда должно снова исследовать все болезненные припадки, когда уже окончится действие одного лекарства, и находить другое, которое было бы сколько возможно Гомеопатическим для группы остальных припадков. Только немногие антипсорные лекарства можно повторять с пользой (см. мое сочинение О Хронических болезнях).

§ 169

Image Image

Подобная трудность в лечении происходит от слишком малого числа припадков болезни, это обстоятельство стоит внимательного рассмотрения: ибо, отстранив его, мы удаляем все трудности, которые, кроме весьма немногих испытанных Гомеопатических лекарств, могут противополагаться сему совершеннейшему из всех способов лечения.

§ 170

Image Image

Частные болезни

Есть некоторые болезни, которые, по-видимому, имеют мало припадков, и потому суть самые труднейшие для излечения. Их можно назвать частными болезнями, потому что они имеют не более одного или двух главных замечательных припадков, которые прикрывают все другие. Эти болезни большей частью хронические.

§ 171

Image Image

Главный их припадок может состоять или во внутренней боли, напр. в головной, продолжающейся многие годы, в продолжительном поносе (diarrhaea), или в застарелой боли под ложечкой, или в боли, особенно обнаруживающейся в наружных частях. Болезни второго рода предпочтительно называются местными.

§ 172

Image Image

Что касается до частных болезней первого рода, то недостаток внимания со стороны врача есть единственная причина, препятствующая усмотреть другие припадки, которые могло бы ему дополнить полное начертание болезни.

§ 173

Image Image

Есть однако же некоторые болезни, которые, несмотря на прилежное исследование их, сделанное в начале, дозволяют заметить не более двух сильных и жестоких припадков, тогда как другие могут быть замечены только неявственно.

§ 174

Image Image

Чтоб быть в состоянии с успехом действовать в подобных случаях (которые однако ж очень редки), надобно сперва выбрать лекарство сколько возможно Гомеопатическое, для тех немногих припадков, которые уже найдены.

§ 175

Image Image

В таком случае иногда очень может случиться, что это лекарство произведет искусственную болезнь, способную к уничтожению естественной, предстоящей для лечения, если немногие припадки сей последней замечательны, определенны и необыкновенны (характеристические).

§ 176

Image Image

И чаще может случиться, что лекарство будет приличествовать болезни только частным образом, по причине, что при выборе его не руководствовались большинством припадков.

§ 177

Image Image

Итак, это лекарство, выбранное сколько возможно удачнее, но по вышеупомянутой причине, только несовершенно Гомеопатическое, возбудит посторонние боли, что случается, как говорили мы выше сего (§ 156 и следующие), там, где крайний недостаток в Гомеопатических лекарствах заставил решиться нас на неточный выбор. Итак, это лекарство произведет многие новые припадки, ему свойственные; но припадки от него также суть страдания и перемены, свойственные самой болезни, которых больной доселе совсем не чувствовал, или примечал не ясно, и которые теперь развертываются в высочайшей степени.

§ 178

Image Image

Мне возразят, может быть, что такие посторонние недуги должны приписываться единственно лекарству. Так, они происходят от него32; но при всем том они суть припадки, к которым такая-то болезнь в таком-то теле имела уже частную наклонность, и коим лекарство, как производитель сходных болей, дало только развитие. Одним словом, на целость припадков, теперь показывающихся, должно смотреть как на принадлежность самой болезни, и как на истинное ее настоящее состояние, на которое должно смотреть с сей точки зрения.

§ 179

Image Image

Главным образом выбор первого лекарства, которое по причине слишком малого числа видимых припадков почти должно быть несовершенным, оказывает однако же ту услугу, что дополняет нам общность припадков болезни и таким образом облегчает исследование второго, более приличного Гомеопатического лекарства.

§ 180

Image Image

Когда первый прием первого лекарства окончит свое действие, то должно снова записать настоящее состояние болезни (если только жестокость припадков, недавно появившихся, не требует слишком скорой помощи), и выбрать сообразно с ним новое Гомеопатическое средство, имеющее с первым истинное сродство. Тем легче будет это сделать, что совокупность припадков сделалась многочисленнее и поливе33.

§ 181

Image Image

Равным образом должно продолжать снова записывать состояние болезни после окончания действия каждого приема и снова выбирать Гомеопатическое лекарство, сколько возможно приличное совокупности найденных припадков, до тех пор, пока болезнь совершенно будет вылечена.

§ 182

Image Image

Местные болезни

Между частными болезнями занимают важное место те, которые называются Местными. Под этим разумеются перемены и страдания в наружных частях тела, которые, как говорят, овладевают исключительно этими частями, оставляя прочую часть тела в покое, — нелепое теоретическое предположение, следствием которого были самые гибельные способы лечения.

§ 183

Image Image

Только те из болезней, которые происходят от наружной раны, заслуживают название местных. Однако же, когда эти болезни сколько-нибудь важны, то поражают вдруг целый организм; отсюда происходят лихорадки и пр. Такими болезнями занимается Хирургия до тех пор, пока сим частям нужна механическая помощь для уничтожения препятствий к излечению, коего можно ожидать только от собственной силы организма. Сии механические пособия суть: вправливание вывихнутых костей, перевязка для соединения краев раны, извлечение постороннего тела, попавшегося в какую-нибудь часть тела, открытиe раны для извлечения из нее какого-нибудь беспокоящего вещества, или для доставления выхода влагам, разлившимся и скопившимся в сем месте, сближение или соединение двух частей переломившейся кости и скрепления их приличными перевязками и пр. Но когда, по случаю таких ран, целый организм также требует динамической помощи, дабы привести его в состояние производить выздоровление, напр. когда должно уничтожить внутренним лекарством какую-нибудь жестокую лихорадку, происшедшую от большого ушиба, или от раздирания мяса, сухих жил и сосудов, или нужно уничтожить наружную боль в обожженных или разъеденных частях, — тогда начинаются действия динамического врача и необходима помощь Гомеопатическая.

§ 184

Image Image

Но совсем иначе бывает при происхождении таких болей, перемен и страданий в наружных частях, которые причинены не раной, полученной снаружи34, а источник их заключается во внутреннем страдании. Итак, было бы сколько нелепо, столько и пагубно, выдавать болезни единственно за местные недуги, и лечить их исключительно, или почти исключительно, местными и наружными лекарствами, как будто бы они составляли предметы хирургического лечения.

§ 185

Image Image

Эти болезни названы местными недугами потому, что досель думали, будто они ограничиваются только теми наружными частями, где показались, а организм весьма мало или и вовсе не участвует в сих страданиях и как бы не ведает, так сказать, об их существовании.

§ 186

Image Image

Несмотря на то, при самом малом рассуждении, ясно, что никакая наружная боль, которая не была причинена значительной раной снаружи, не может ни произойти, ни пребывать на своем месте, ни усиливаться без того, чтобы целый организм, который, следовательно, должен быть больным, не содействовал тому. Эта болезнь совсем не могла бы показаться, если бы все чувствительные и раздражительные части и живые органы не принимали в ней участия; не возможно даже и вообразить, чтобы такая болезнь не была причинена повреждением целого организма, ибо все части тела тесно между собой связаны и составляют нераздельное целое в отношении к чувствованию и отправлениям. Не может быть ни лихорадочной сыпи на губах, ни ногтоеды (panaritium) без того, чтобы человек не страдал внутренним расстройством, как пред появлением сей местной болезни, так и после.

§ 187

Image Image

Итак, всякое медицинское лечение болезни на внешних частях тела, произошедшей не от какой-нибудь важной раны снаружи, должно направляться к уничтожению главного недуга, от которого страдает целый организм, употребляя внутренние лекарства, ибо только таким образом лечение может согласоваться с целью надежной и верной.

§ 188

Image Image

Это ясно доказано опытом, который показывает, что всякое сильное внутреннее лекарство производит непосредственно значительные перемены во всех состояниях здоровья такого больного, особенно же в наружных частях (даже в конечностях тела), где находится жесткая боль. Эти перемены очень спасительны: они состоят в восстановлении здоровья в целом организме, которое в то же самое время прогоняет местную болезнь, не употребляя никакого наружного средства, лишь бы только внутреннее лекарство, направляемое против целости болезни, приличествовало ей Гомеопатически.

§ 189

Image Image

Итак, исследуя подобный случай болезни, должно обращать внимание не только на точное качество местного страдания, но и на все другие перемены и недуги, кои можно заметить в состоянии больного, или которые больной замечал прежде. Все эти припадки должны быть соединены в одно полное изображение, дабы придти в состояние выбрать приличное Гомеопатическое лекарство между средствами, известными по их собственным болезненным действиям.

§ 190

Image Image

Этим внутренним лекарством главная болезнь тела ослабляется и вылечивается в одно время с местной болезнью. (Если болезнь недавно началась, то часто первого приема будет достаточно для совершенного излечения). Это должно нам доказать, что местная болезнь зависит единственно от болезни целого тела, и что ее надобно рассматривать как нераздельную часть целого, и как один из самых больших и замечательных припадков главной болезни.

§ 191

Image Image

Не должно позволять себе приложения частных лекарств ни в острых, ни в хронических местных болезнях. Даже и тогда, когда бы такое лекарство было гомеопатическим и приличнейшим для известного рода страдания, и когда бы оно было употреблено внутрь, — я никогда не посоветую употреблять его для припарок и втирания в страждущую часть, где пребывает местная болезнь, исключительно, или вместе с внутренним употреблением лекарства. Местные острые болезни, произошедшие не от раны, но от причины динамической, вернейшим образом уступают внутренним средствам, которые соответствуют сколько возможно гомеопатически общности видимых припадков внешних и внутренних35. Ежели острая местная болезнь не проходит совершенно, а еще заметен остаток ее и в страждущей части и в целом организме таким образом, что противодействие организма, несмотря на самую строгую диету со стороны больного, оказывается бессильным, то мы вправе подозревать, что эта острая местная болезнь есть ни что иное, как произведение скрытной псоры, готовой развернуться в ясновидимой форме какой-нибудь общей хронической болезни.

§ 192

Image Image

В сих случаях, которые бывают нередко, приличное антипсорное лечение должно устремляться против совокупности остающихся припадков, также как и против случайностей и страданий, которые приметны были у больного прежде сего (согласно с прежним моим учением о хронических болезнях), для произведения коренного выздоровления.

§ 193

Image Image

Могло бы казаться, что излечение подобных болезней должно совершаться скорее, если лекарство, известное за гомеопатическое по общности припадков, употреблено не только вовнутрь, но и снаружи, ибо действие лекарства, прилагаемого к месту самой болезни, гораздо быстрее должно произвести в сем случае перемену.

§ 194

Image Image

Но в этом обманываются. Такое лечение совершенно не допускается не только в местных хронических болезнях, происходящих от псоры, но и в тех, кои основываются на венерическом миазме или на миазме сикозной болезни (sycosis), ибо это двойное употребление одного и того же лекарства в болезнях, главным припадком которых есть постоянная местная боль (как напр. псорическая сыпь, любострастный шанкер, смоковный нарост), влечет за собой большое неудобство, состоящее в том, что местное приложение гораздо скорее уничтожает этот внешний припадок, нежели внутреннюю болезнь. Итак, мы тогда обманываемся совершенным излечением по наружности, или, по крайней мере, нам будет труднее и даже часто и совсем не возможно судить, уничтожилась ли в самом деле целая болезнь чрез принятие внутрь лекарства, ибо местный припадок исчезает здесь слишком рано.

§ 195

Image Image

Когда употребляют исключительно местное приложение лекарства для удаления местных припадков миазматических болезней, о коих мы говорили, то неудобство еще более увеличивается: ибо тогда становится еще сомнительнее, чтобы лекарство, уничтожая местную боль, в то же самое время действовало столь проницательной и спасительной силой на внутренний организм, чтобы в то же самое время уничтожилась целая болезнь; и потому ничего не узнаем мы насчет внутреннего лечения, которое однако же совершенно необходимо для настоящего восстановления здоровья. Когда исчезает главный и замечательный припадок, то останутся другие припадки, менее понятные и менее верные, часто имеющие слишком мало собственных и характеристических качеств для того, чтобы из них можно было составить себе изображение болезни в ясных и полных очерках.

§ 196

Image Image

Особенно, ежели Гомеопатическое лекарство еще совсем не найдено, когда местный припадок уничтожен едким, сухим наружным лекарством, или надрезыванием, то затруднительность, проистекающая от незнания других припадков, становится еще ощутительнее, ибо важнейший припадок, который мог бы руководствовать нас в выборе приличнейшего лекарства и его внутреннего употребления, до совершенного уничтожения болезни ускользает от наших наблюдений.

§ 197

Image Image

Если бы такой припадок существовал еще в продолжение внутреннего лечения, то было бы можно найти Гомеопатическое лекарство для целой болезни. Итак, ежели при употреблении внутрь этого лекарства местная боль продолжает существовать, то присутствие боли удостоверило бы, что излечение еще не воспоследовало, напротив, если она совсем унялась, то это служит убедительным доказательством, что зло искоренено совершенно, и что болезнь прошла совсем. Вот выгода, которую не возможно довольно оценить!

§ 198

Image Image

Очевидно, что организм, одержимый хронической болезнью, которой он не может преодолеть своими собственными силами, производит местный недуг в наружной части тела, дабы облегчить через то внутреннее страдание, угрожающее разрушением жизненных органов и даже самой жизни. Итак, он скорее производит и поддерживает болезненное состояние в тех частях, которые не суть совершенно необходимы для существования. Он хочет, так сказать, переменить через отвлекающее действие внутреннюю болезнь на местную, которая должна занимать место первой. Таким образом, местная болезнь утихает, но не вылечивает болезнь внутреннюю. Результат этого почти такой же, о каком мы говорили в § 33, где естественная болезнь, превосходя другую, с ней разнородную, только смягчает и на некоторое время ее останавливает, не будучи в силах излечить совершенно. Фонтанели производят подобное же действие. Это суть искусственный вред на внешних частях, которые смягчают на некоторое время многие внутренние хронические болезни, но не могут их уничтожить. Несмотря на то, местная болезнь всегда есть ничто иное, как часть главной болезни, но часть, которую попечительная природа усилила отдельным образом и перенесла на внешнее место, как менее опасное для жизни, дабы уменьшить внутреннее страдание. Однако же целая болезнь совсем не излечивается чрез это, напротив, внутреннее страдание нечувствительно усугубляется, и потому природа должна также увеличивать и распространять местную болезнь, чтобы можно было смягчить внутреннюю; напр. застарелые вереда на лядвеях, происходящие от псоры, становятся худшими, и шанкре, произведение любострастной болезни, увеличивается со временем, по мере того, как усугубляется целая болезнь.

§ 199

Image Image

Ежели неблагоразумный врач, думая лечить самую болезнь внешними лекарствами, уничтожит тем местный недуг, то природа заменяет его возбуждением и усилением внутренних страданий, она пробуждает тогда другие болезненные припадки, существовавшие уже прежде, но, так сказать, бывшие только в усыплении. Итак, в сем случае было бы несправедливо сказать, что внешние лекарства вгоняют местную болезнь в тело или переносят ее на нервы.

§ 200

Image Image

Всякое лечение, направленное против местного недуга, не уничтожающее внутренней миазматической болезни, напр. псорическую сыпь, посредством втирания всякого рода мазей, истребляя любострастный шанкр едкими веществами, а смоковные наросты вырезыванием, или перевязками, или горячим железом, — вcе эти способы, говорю я, суть пагубные лечения и самые общие источники этих бесчисленных хронических страданий, удручающих род человеческий.

§ 201

Image Image

Хронические болезни

Все болезни, недуги и хронические худосочия, не зависящие от какого-нибудь вредного для здоровья рода жизни, происходят от развития сих трех хронических миазмов: любострастного, смоковного, а особенно псорического. Каждая из сих болезней уже владеет целым организмом и проникает во все его части, прежде нежели может проявить свой главный припадок (т.е. чесотка, шанкр или любострастные опухоли и смоковные наросты). Этот местный припадок есть, так сказать, представитель внутренней болезни и препятствует истинному обнаружению сей последней; но когда этот припадок уничтожается, то хронический миазм j^aавергпывается во внутренности организма и обнаруживается ранее или позже под Формой одного из этих бесчисленных хронических худосочий, кои мучают людей в продолжение стольких тысячелетий.

§ 202

Image Image

Гомеопатический врач никогда не будет лечить наружными лекарствами ни одного из этих первоначальных припадков, представляющих хронические миазматические болезни, ни какого-нибудь другого местного вспомогательного страдания, происходящего от дальнейшего развития болезни. Он не употребит, говорю я, ни местных лекарств, действующих динамическим образом36, ни средств чисто механических, но он всегда направит внутреннее лечение против общности миазматической болезни, уничтожение которой всегда сопровождается совершенным прекращением всех как первоначальных, так и вторичных местных припадков. Редко может случиться, чтобы врач нашел неизменившимися первоначальные припадки, гораздо чаще ему придется иметь дело с припадками вторичными, т.е. с болезнями, произведенными дальнейшим развитием миазма, а особенно с многочисленными и разнообразными хроническими недугами, происходящими от псоры. Я отсылаю здесь читателей к моему сочинению о хронических болезнях, в котором я изложил результаты соображений, наблюдений и опытов, сделанных мной в продолжение многих лет над свойством и лечением помянутых страданий.

§ 203

Image Image

Прежде начала лечения какой-нибудь хронической болезни должно хорошенько разузнать, просто ли больной болеет псорой, любострастной или смоковной болезнью или страдал попеременно заразами двух или всех трех этих хронических миазмов37. В случае стечения сих миазматических болезней, и лечение должно направлять против об'&иаиЬ или ecuafb mpeafb оказавшихся болезней. В наше время редко можно найти любострастную болезнь совершенно простую, всего чаще она встречается в сложности с застарелой псорой. Сложность со смоковной болезнью случается реже. Но весьма часто первоначальной причиной хронических болезней бывает псора.

§ 204

Image Image

Когда Врач приведет все это в ясность, то ему должно осведомиться об аллопатическом лечении, которым хронический больной дотоль пользовался; напр. какие сильные лекарства давали ему больше и чаще? какие минеральные воды принимал он и с каким успехом? Ибо необходимо знать искусственные повреждения, изменившие первоначальное качество болезни, дабы быть в состоянии сколько возможно помочь этому.

§ 205

Image Image

Потом должно обратить внимание на дела больного, род его жизни и диеты, на его занятия, домашние отношения, гражданские и политические связи, и пр.; ибо все такие вещи могут способствовать увеличению болезни, помешать или помочь успехам лечения. Наконец врачу должно брать в рассмотрение нрав и образ мыслей больного, чтобы иметь возможность прилично действовать на него вместе и с нравственной стороны.

§ 206

Image Image

Отобравши все предварительные осведомления, врач доставит себе чрез разговоры с больным самое совершенное познание о его страданиях, и, следуя наставлениям, данным нами в §§ 76 — 92, представит болезнь исторически. Потом риз. Рассмотрит самые поразительные и самые необыкновенные припадки (припадки характеристические), которые будут руководствовать его в выборе первого антипсорного лекарства.

§ 207

Image Image

Умственные и нравственные болезни

Почти все болезни, которые я прежде назвал частными (т.е. болезни, различаемые единственно по одному главному припадку, помрачающему, так сказать, все прочие, и чрез то самое, по-видимому, затрудняющему лечение), принадлежат к категории псорических болезней. Положения, называемые болезнями нравственными и происходящими от нрава, почти все относятся к этому отделению. Однако же они не образуют собой класса болезней совершенного, отдельного от других; ибо состояние духа и нрава также каждый раз изменяется во всех болезнях, которые называются телесными38, и такое состояние вообще есть припадок, который всегда должен упоминаться в числе главных припадков, если хотят начертать себе верное представление болезни, дабы можно было лечить ее Гомеопатически со счастливым успехом.

§ 208

Image Image

Это так далеко простирается, что состояние ума и нрава больного часто зависит наиболее от выбора Гомеопатического лекарства; ибо это состояние есть характеристический выбор, который всего менее может ускользнуть от врача, умеющего делать точные наблюдения.

§ 209

Image Image

Составляющий лекарства также должен в особенности обращать внимание на этот главный элемент всех болезней — на повреждение ума и нрава; ибо нет в мире почти никакого действительного врачебного вещества, которое не произвело бы значительной перемены в уме и нраве здоровой особы, делающей над ним опыт, и каждое лекарство производит в них изменение.

§ 210

Image Image

Итак, никогда не будут лечить болезней сообразным с природой образом, т.е. Гомеопатически, ежели при каждой болезни в то же самое время не обратят внимания на важные припадки нрава и ума, и ежели не выберут такого лекарства, которого припадки не только сходны с наружными припадками болезни, но которое могло бы еще производить само собой в уме и нраве состояние, подобное состоянию болезни39.

§ 211

Image Image

Итак, то что надобно сказать о болезнях ума и нрава, ограничится немногим: что они не могут исцеляться иным от всех прочих болезней образом, т.е. лекарством, содержащим в себе болезненную силу, сколько возможно сходную с лечимой болезнью в отношении к припадкам, кои оно производит на тело и душу здоровых особ.

§ 212

Image Image

Почти все болезни, где изменены ум и нрав, в начале своем суть ни что иное, как страдания тела, в котором припадок, состоящий в снижении ума и нрава, увеличен, тогда как наружные припадки уменьшены, таким образом, что из этого, наконец, проистекает значительная частность, приближающаяся к той, которая показывается в местных болезнях.

§ 213

Image Image

Но редки случаи, где в болезнях, называемых телесными, и угрожающих больному близкой смертью (как напр. в нагноении легких, или повреждении другой какой-нибудь важной внутренности), или в скоротечной болезни (напр. в родах и пр.), душевный припадок, внезапно усилившийся, переменяет их в безумие, меланхолию или бешенство, и через это отстраняет гибельное следствие телесных болезней. Сіп иосдъдщя беспрерывно поправляются, почти до степени здоровья, или, лучше сказать, уменьшаются, так, что их незаметно присутствие может быть примечено только таким врачом, который наблюдает с постоянством и тонкостью.

Словом, болезнь делается частностью и, так сказать, местной; она сосредоточивается в припадках ума и нрава, которые приобретают такой перевес, что занимают место других припадков и укрощают на некоторое время их жестокость. Болезнь телесных органов, кои гораздо грубее, переносится в невещественные органы души, которых еще не касалось и никогда не коснется никакое анатомическое орудие; эти тонкие органы служат здесь к отвлечению болезни, как это случается при лечении так называемых местных болезней наружными средствами.

§ 214

Image Image

Те же самые старания, которые я предлагал как необходимые в наблюдении и исследовании других болезней, называемых местными, должны также употребляться и для точного начертания болезней ума и нрава. Должно с точностью замечать не только телесные припадки, но и частное состояние ума и нрава, которое в сем случае есть главный припадок. Итак, если хотят потом выбрать Гомеопатическое лекарство для уничтожения целой болезни, то надобно, чтобы ряд припадков этого лекарства содержал в себе и такие из них, которые сходны с телесными припадками болезни, а особенно с душевным состоянием больного.

§ 215

Image Image

Для доставления себе общности признаков такой болезни, надобно сперва с точностью заметить все припадки, которые представляла телесная болезнь прежде, нежели переродилась в болезнь ума и нрава. В то же самое время узнают от родственников больного, не произошла ли его болезнь от хронического, специфического миазма.

§ 216

Image Image

Сравнение этих прежде бывших телесных припадков со следами, хотя и неясными, обнаруживающимися во время образумливания больного или кратковременного уменьшения его душевной болезни, будет служить к определению продолжительности их присутствия.

§ 217

Image Image

Ежели к тому присовокупят состояние ума и нрава, которое родственники больного и сам врач с точностью наблюдали, как самый важный в сем случае припадок, тo история болезни будет совершенно составлена, и тогда можно найти такое лекарство, которое могло бы произвести не только сходные телесные припадки, но также и подобное расстройство ума. Ежели душевная болезнь продолжалась уже долгое время, и если она произведена псорическим миазмом, то должно выбирать лекарство из противодействующих псор.

§ 218

Image Image

Но ежели безумие или бешенство были произведены испугом или грустью, или излишним употреблением спитрных напитков, и обнаруживаются в виде скоротечной болезни, то должно употребить (в большом приеме) обыкновенное Гомеопатическое лекарство, сколько возможно более соответствующее этому состоянию, напр. аконит, белладонну, дурман (stramonium), белену (hyoscyamus niger), меркурий и пр. Хотя такая скоротечная душевная болезнь и бывает очень часто ничто иное, как внезапное обнаружение скрытой псоры; однако же нельзя употреблять сначала противопсорных средств, но ее должно лечить, как я уже и сказал, иным приличным Гомеопатическим лекарством: здесь нужно прежде всего привести псору в бездействие, при котором больной кажется здоровым.

§ 219

Image Image

Однако же никогда не должно смотреть на такого больного как на совершенно вылечившегося; напротив, тогда надобно, не теряя времени, начинать противопсорное лечение, чтобы совершенно освободить его от cкpытогo миазма, который хотя и усыплен, но всегда готов снова появиться. Только по совершенном уничтожении этой первоначальной причины больной будет навсегда освобожден от подобных припадков, предполагая однако, что он останется верен предписанной ему диете.

§ 220

Image Image

Если же пропустили противопсорное лечение, то наверное должно ожидать нового припадка бешенства, ужаснейшего и продолжительнейшего, нежели в первый раз, и возбужденного причиной более незначительной. В продолжение этого нового припадка псора по своему обыкновению совершенно развивается и переходит в периодическое или непрерывное расстройство ума. Это последнее состояние болезни гораздо труднее для излечения.

§ 221

Image Image

Ежели душевная болезнь еще не совершенно образовалась, и если подвержено сомнению ее точное происхождение от телесного страдания, или, скорее, от дурного воспитания, худых привычек, испорченной нравственности, нерадивого образования ума, суеверия или невежества, — в таком случае могут употребить следующее средство: дать больному дружеские увещевания, представить ему утешительные причины или предложить важные наставления и убедительные доказательства. В таком случае, когда расстройство ума происходит не от телесной болезни, больной уступит таким представлениям, и болезнь облегчится. Но в противном случае зло быстро распространится чрез такое нравственное лечение: меланхолик сделается еще задумчивее, печальнее, неутешнее и более сосредоточенным в самом себе; бешенный будет раздражительнее, а тупоумный станет еще более бредить40.

§ 222

Image Image

Без сомнения, есть душевные болезни, происходящие не от телесного повреждения, а от нравственных влияний, как-то: беспрестанной грусти, умерщвления плоти, досады, оскорблений, большого и частого страха и испуга, тогда как тело только несколько нездорово. Таковые болезни ума расстраивают со временем и самое телесное здоровье, и часто в высокой степени.

§ 223

Image Image

Только в подобных умственных болезнях, произведенных и поддерживаемых самой душой, могут допускаться душевные врачевания, предполагая однако же, что эти болезни случились еще недавно и не расстроили слишком телесного здоровья. В таком случае доверенность, оказываемая больному, дружеские увещевания, благоразумные убеждения, доказательства, равно как и обман, искусно скрытый, вскоре могут восстановить здоровье тела, если при том больной наблюдает необходимую диету.

§ 224

Image Image

Когда означенные болезни ума (§§ 222 и 223) еще соединены и со скрытой псорой, то безопасность больного требует, чтобы, вылечивши средствами, действующими на дух, подвергли его еще противопсорному лечению, дабы он не впал снова в подобное расстройство души, что, без такой предосторожности, весьма часто случается.

§ 225

Image Image

Что касается до других душевных боязней, имеющих основанием страдание телесное, то несомненно, что они могут излечиваться единственно Гомеопатическими лекарствами, соединенными с приличной диетой. К сему должно однако же присоединять некоторую диету для души, т.е. должно, чтобы врач и родственники больного старались обходиться с ним приличным образом. Ежели помешанный бешен, то ему должно противополагать спокойную безбоязненность, хладнокровие и твердую волю; если он жалуется на свои мучения, мы должны изъявлять ему немое сострадание нашими минами и жестами; если он говорит вздор, надобно хранить молчание, не показываясь однако ж совершенно невнимательными; наконец, если он делает или говорит соблазнительные и отвратительные вещи, мы должны принимать на себя вид, что не замечаем этого. Что же касается до разрушений, которые такой человек может делать с окружающими его предметами, то должно только стараться предупреждать и препятствовать им, не делая ему упреков, и приводить все в порядок таким образом, чтобы не было употреблено никакого ему насилия. Даже в единственном случае, где можно было бы допустить противоречие, т.е. когда больной должен принимать лекарство, то и тогда Гомеопатическая метода прибегать к этому средству не имеет нужды; ибо так как малые приемы, предписываемые ею, никогда не могут быть противны вкусу, то их можно давать больному в питье, так что он того и не заметит.

§ 226

Image Image

Противоречия, неуместные наставления, даваемые с излишней ревностью, жестокие и грубые выговоры также не приличны, как и слабая, робкая снисходительность; то и другое обхождение равно вредно для ума и нрава больного. Но особенно их раздражают и вредят им насмешки и грубые обманы. Врач и надзиратели должны показывать вид таким больным, что будто верят им, что они владеют полным умом. Но равным образом должно отдалять все, могущее возмутить их чувства и душу. Нет забав для их омраченного ума, нет благодетельного рассеянья, нет поучительных и приятных занятий книгами, разговорами или другими предметами их душ, возмущенной или томящейся в цепях страждущего тела. Кроме самого излечения, для них нет никаких других увеселений; только тогда, когда поправится их телесное здоровье, успокоится и прояснится ум их.

§ 227

Image Image

Если избранное лекарство для известной душевной болезни (которые бесконечно различны) совершенно прилично и Гомеопатически соответственно начертанному виду болезни, то часто достаточно самого малого приема для произведения в кратчайшее время весьма заметного поправления, чего невозможно произвести самыми большими и частыми приемами всех аллопатических лекарств, которые могут только убить больного. Когда надлежит выбирать из многих лекарств, то не так трудно найти приличное средство для таких болезней, потому что главный их припадок — поврежденное состояние ума и нрава — столь ясно обнаруживается, что его нельзя не распознать. Так, долговременная и умноженная опытность позволяет мне уверять, что преимущество врачебного Гомеопатического искусства пред всеми прочими целительными способами нигде так не торжествует как в застарелых болезнях ума и нрава, коих начало скрывается в телесных страданиях или произошедших с ними в одно время.

Перемежающиеся болезни

§ 228

Image Image

ИасЪ рад даленіє.

Между болезнями, заслуживающими особенное рассмотрение, находятся еще болезни перемежающиеся, как такие, которые возвращаются правильно, в определенное время (каково бесконечное число перемежаюшихся лихорадок и страданий нелихорадочных, имеющих периодическое течение по образу перемежающихся лихорадок), как болезни, в коих известные болезненные состояния сменяются другими в неопределенные времена.

§ 229

Image Image

I. Неправильные перемежающиеся болезни.

Перемежающиеся болезни последнего рода весьма различны, и все принадлежат к хроническим болезням. По большей части они суть произведение развившейся псоры, которая также может, хотя и редко, соединяться с венерическим миазмом. В первом случае употребляются одни противопсорные средства; во втором — должно попеременно употреблять противопсорные и противосифилитические лекарства, как учил я в моем сочинении о Хронических болезнях. Нередко сменяются взаимно два или три различных состояния. Что касается до смены двух различных состояний, то случается например, что известные непрерывные боли показываются в ногах с того времени, как исчезло воспаление в глазах, а зато последнее снова появляется, как скоро боли в ногах на минуту перестанут; даже судороги и конвульсии могут непосредственно сменяться другим каким-нибудь страданием целого тела или одной его части. Также может быть и тройная смена в состоянии какой-нибудь ежедневной болезни; например, сперва показывается такой период, в котором здоровье, по-видимому, усугубляется и духовные и душевные силы возбуждаются более обыкновенного (каковы: излишняя веселость, слишком деятельная живость ума, чрезмерность сил, слишком большой аппетит и пр.); за этим периодом внезапно следует мрачное и меланхолическое расположение духа, или несносная ипохондрия, соединенная с расстройством во многих жизненных отправлениях, как-то: в пищеварении, во сне и пр.; это последнее состояние также внезапно сменяется третьим, которое есть состояние умеренного и обыкновенного нездоровья. Таким же образом существуют и другие роды бесконечно разнообразных перемен.

Часто нельзя заметить никакого следа предшествовавшего состояния, когда показалось новое. В других случаях остается только малое число следов прежнего состояния, когда начинается новое, т.е. остается мало припадков первого состояния во время появления и продолжения второго. Сменяющиеся состояния часто бывают противоположного свойства; например, мы видим, как последуют припадки меланхолии за пароксизмами веселого помешательства ума.

§ 230

Image Image

II. Правильные перемежающиеся или типические болезни.

Перемежающиеся типические болезни суть, в коих состояние постоянной болезни последует чрез довольно определенное время за состоянием наружного здоровья и снова исчезает, продлившись также известное время. Это качество общее в перемежающихся болезнях, которые переменяются единственно в определенное время; не бывши лихорадочными, и в лихорадочных, весьма разнообразных страданиях.

§ 231

Image Image

а) Перемежающиеся типические болезни без лихорадки.

Те болезни, которые показываются у людей только в особенных случаях, и кои обыкновенно не делаются спорадическими или эпидемическими, бывают всегда хронического свойства и происходят по большей части от одной псоры, или, что очень редко, от псоры, соединенной с любострастной болезнью. Итак, их лечение точно такое, о каком я говорил выше сего (§ 229). Однако ж иногда необходимо давать, как промежуточное лекарство, хину в самом малом приеме, тщательной возгонки, для совершенного уничтожения перемежающегося типа этих болезней.

§ 232

Image Image

б) Перемежающиеся типические болезни с лихорадкой, или перемежающиеся лихорадки41.Мы будем говорить здесь сперва о тех перемежающихся лихорадках, которые свирепствуют спорадическим или эпидемическим образом, а не о тех, кои суть эпидемические в болотных странах и о коих будет речь впереди (§ 239.) - Что же касается до сих перемежающихся лихорадок, то мы находим, что каждый их пароксизм составлен из двух противоположных переменяющихся состояний (холод, жар — жар, холод), даже часто из трех (холод, жар, пот). Итак, должно, что бы лекарство, выбранное против таких лихорадок (и которое должно быть выбранное между обыкновенными Гомеопатическими лекарствами, а не между противопсорными), могло возбудить оба или все три состояния в здоровом теле, или, по крайней мере, надобно, чтобы оно приличествовало Гомеопатически самому сильному и самому замечательному из сих перемежающихся состояний, во время ли то озноба с его припадками, или жара с его вторичными признаками, или пота с его относительными страданиями, смотря по тому, сильнее и замечательнее ли тот или другой из его припадков. В таком случае нет беды, если лекарство есть только противодействующее (паллиативное), в отношении к другому перемежающемуся состоянию, слабейшему; лихорадка, несмотря на то, проходит, и обыкновенно, если она еще не искоренена после первого приема. Равным образом в этом роде лихорадок не должно давать второго приема лекарства, покуда продолжается действие первого и покуда из этого проистекает облегчение. Но когда оный окончил свое действие, то должно старательно исследовать, не изменился ли последний период лихорадки, так что первое лекарство сделалось от того уже недействительным, в каковом случае должно выбрать другое, более Гомеопатическое в отношении к настоящей перемене. Тогда это последнее докончит в порядке выздоровление.

§ 233

Image Image

В перемежающихся лихорадках самое полезное и приличное время для употребления лекарства есть тотчас или вскоре после пароксизма; ибо тогда оно имеет время произвести в организме все возможные действия для восстановления здоровья, не беспокоя его жестоким припадком. Но когда лекарство, даже самое приличное, дано перед пароксизмом, то действие его сливается с возобновлением болезни, и возбуждает такое противодействие и уравнивание в организме, что больной теряет много своих сил, или, что даже и самая его жизнь приводится в опасность42. Но если лекарство дается тотчас после окончания пароксизма, т.е. в то время, когда начинается совершенно свободный от лихорадки период, то организм приходит в самое лучшее расположение от лекарства, и таким образом здоровье возвращается.

§ 234

Image Image

Но когда время перемежки коротко, как это случается в некоторых слишком злокачественных лихорадках, или когда оно возмущено остатком боли от предшествовавшего пароксизма, то Гомеопатическое лекарство должно даваться в то самое время, как пот и другие посторонние припадки пароксизма начинают уменьшаться.

§ 235

Image Image

Если лекарство уничтожит одним приемом многие припадки сряду, и здоровье очевидно восстанавливается (но тогда только, когда по остановлении припадков пароксизм снова показывается), можно и должно повторить одно и то же лекарство, предполагая однако же, что общность припадков все та же. Но возвращение той же самой лихорадки после промежутка здоровья тогда только последует, когда вредность воздуха, которая возбудила в первый раз перемежающуюся лихорадку, еще оказывает свое влияние над выздоравливающим, как то, например, случается в болотистых странах. В сем случае надежное выздоровление часто возможно, когда больного отдалят от возбудительной причины его болезни, например, переведут его в гористую страну, если он болен перемежающеюся лихорадкой, произошедшей от болотных испарений.

§ 236

Image Image

Так как почти всякое лекарство, производя свое чистое действие над здоровыми людьми, возбуждает особенную лихорадку, и даже род перемежающейся, с ее переменными состояниями, которая различествует от всех прочих лихорадок, производимых другими лекарствами, то посему в обширном царстве врачебных сил найдут достаточную помощь от многочисленных естественных перемежающихся лихорадок. Даже и теперь, когда число средств, испытанных по их чистым действиям, еще ограничено, уже находят приличные лекарства для подобных лихорадочных страданий.

§ 237

Image Image

Ежели в перемежающейся эпидемической лихорадке лекарство, которое вообще известно как специфическое в этой эпидемии, несмотря на то, неспособно произвести совершенного выздоровления у какого-нибудь человека, и ежели нет никакой внешней возбудительной причины, которая бы поддерживала зло, то мы вправе предложить скрытую псору, а тогда должно употреблять лекарства противопсорные до тех пор, пока не воспоследует полное и надежное выздоровление.

§ 238

Image Image

Также точно должно поступать и тогда, когда слишком сильная перемежающаяся лихорадка, которая не есть ни эпидемическая, ни эндемическая, овладевает человеком, и приличное Гомеопатическое лекарство, выбранное нами для этого особенного случая, не ведет за собой желаемого выздоровления. Итак, тогда должно прибегать к какому-нибудь противопсорному средству.

§ 239

Image Image

Перемежающиеся эпидемические лихорадки в болотистых странах, равно как и подверженных частым наводнениях, доставляют врачам много труда. — Однако же здоровый человек очень легко может привыкнуть в своей молодости к болотистым странам и всегда быть здоровым, если он впрочем соблюдает строгую умеренность и не обременяется ни крайними нуждами, ни тягостными занятиями, ни гибельными страстями. Эндемические лихорадки овладевают им только в первый раз по его прибытии в такое место; но в этом случае один или два малых приема хорошо возогнанной оспиной коры в короткое время восстановят его здоровье, если он соблюдет приличную диету. Но если заболевший не исцеляется таким лечением, хотя бы он впрочем соблюдал совершенную диету, как физическую, так и душевную, тогда нет никакого сомнения в том, что больной подвержен псорическому худосочию, готовому к развитию. Такая особа никогда не может вылечиться в этой болотистой стране, разве в таком только случае, когда будет лечиться противопсорными лекарствами. Ежели такие больные без отлагательства оставят это вредоносное место и переменят его на сухое и гористое, то перемежающаяся лихорадка чрез некоторое время оставит их, а псора опять придет в свое сноподобное состояние, если она еще не слишком развернулась. Однако ж такие особы никогда не будут наслаждаться совершенным здоровьем, если псора не будет вылечена противопсорными средствами43.

ГЛАВА II
О правильном употреблении лекарств и диеты

а) Правила благоразумия в употреблении лекарств.

§ 240

Image Image

Когда болезнь острая или хроническая поправляется заметным образом, и когда это поправление беспрестанно, хотя и понемногу продолжается, то решительно не следует употреблять никакого средства, пока состояние больного улучшается, ибо каждой новый прием, хотя бы даже одного из тех лекарств, кои оказались уже целительными, возмущает поправление болезни.

§ 241

Image Image

Тем важнее это наблюдение, что мы еще не можем определить с точностью продолжительности действия почти никакого лекарства, даже и в больших приемах, у людей здоровых44 и тем паче в малых приемах, употребляемых Гомеопатически в таких болезнях, кои так различны сами по себе45, и которые еще переменяются сообразно с различным сложением тела больных.

§ 242

Image Image

Главным образом когда после приема, данного больному, продолжается успешное выздоровление, то должно предполагать, что лекарство еще действует, и в таком случае не допускается уже повторение какого бы то ни было средства.

§ 243

Image Image

Присовокупите еще, что если лекарство прилично гомеопатически болезни, то должно предполагать, что восстановленное состояние больного остается еще видимым после того, как оно окончит свое действие. Спасительное влияние не тотчас прерывается, даже иногда в продолжение многих часов, и особенно в хронических болезнях, когда в продолжение многих дней после окончания действия лекарства не было дано второго приема. Та часть болезни, которая уже была уничтожена, не может возобновиться во время этого промежутка, и выздоравливание осталось бы еще очевидным в продолжение значительного времени, когда бы даже и не дали нового приема больному.

§ 244

Image Image

Когда успешное облегчение болезни, последующее после первого приема, не переходит в совершенное здоровье (что однако же нередко в острых болезнях), тогда случается время пребываемости болезни в одинаковом состоянии, которое также есть предел, останавливающий действия врача. Давать больному новый прием лекарства прежде, нежели наступит такое время, было бы не только бесполезно и без всякой достаточной причины, но этим даже можно помешать настоящему лечению и нанести больному вред.

§ 245

Image Image

Даже прием такого лекарства, которое доселе оказывалось очень спасительными, только бы повредил здоровью, если бы его повторили прежде, нежели поправление здоровья остановилось на одной точке: ибо первый прием удачно выбранного лекарства произведет в продолжение свойственного ему действия все спасительные перемены, возможные в настоящем случае, т.е. он непременно возвратит больному ту степень здоровья, какую может; второй же прием прервет и испортит это благоприятное состояние — ибо он произведет другие негомеопатические припадки, т.е. врачебную негомеопатическую болезнь, которая соединится с остальными припадками естественного недуга и образует таким образом род сложной и усиленной болезни; словом, давая больному второй прием лекарства (хотя бы он даже сначала был удачно выбран), прежде, нежели первый не кончил своего действия, препятствуют поправлению здоровья, начатому первым приемом, или которого еще можно было ожидать, и замедляют этим выздоровление. В самом деле, невозможно быть довольно внимательным, чтобы остеречься в сем случае бесполезной и вредной поспешности.

§ 246

Image Image

Когда успешное поправление здоровья останавливается и когда оно приходит в состояние непеременяемости, то должно сделать с точностью новое исследование остальной части болезни. Тогда найдется, что совокупность припадков уменьшилась, изменилась, так что новый прием одного и того же лекарства уже не будет более Гомеопатическим, и что должно выбрать другое, которое лучше бы приличествовало настоящему состоянию болезни.

§ 247

Image Image

Ежели первый прием лекарства, сколько возможно лучше выбранного, не может окончить, в продолжение своего действия, совершенного восстановления здоровья, хотя бы он много поправил состояние больного, то не остается ничего делать лучшего для уничтожения остатка болезни, как дать больному прием другого лекарства, которое сколько возможно приличествовало бы остальным припадкам.

§ 248

Image Image

В одном только случае можно прерывать действие лекарства. Это бывает тогда, когда дело идет о самом важном страдании, которое последний прием не только не поправил, но еще привел в худшее положение (хотя бы и несколько), возбуждая новые припадки. Лекарство тогда не приличествовало Гомеопатически болезни, и потому должно дать другое, более сообразное с настоящим состоянием больного, даже прежде, нежели последний прием прекратит свое действие46.

§ 249

Image Image

Это будет тем необходимее, если в важном случае врач замечает уже после шести, восьми, или двенадцати часов, что он обманулся в выборе лекарства; потому что состояние больного делается хуже час от часу (хотя бы и очень мало), и что показываются новые припадки. Тогда ему не только позволительно, но даже должно исправить свою ошибку выбором другого лекарства, сколько возможно совершенно приличного настоящему состоянию больного (§ 161).

§ 250

Image Image

Даже в хронических болезнях может очень редко случиться, особенно в начале, чтоб лучше было употреблять два раза сряду одно и то же лекарство, хотя бы следующий прием давали и не прежде, как по окончании действия предшествовавшего приема; ибо, предполагая даже, что первый прием доставил больному пользу, надобно еще, чтобы производимое им поправление в здоровье продолжалось несколько времени, и обыкновенно не бывает никакого припадка, требующего повторений одного и того же лекарства: ибо что не могло быть поправлено первым приемом, не может вылечиться и вторым таковым же, или даже и большим47.

I (§ 270)

(в Издании 1824 года).

Ежели в таком случае ограниченное число лекарств, известных по их чистым действиям, причиною, что нельзя тотчас приискать совершенно приличного лекарства, т.е. специфического, то обыкновенно можно найти еще одно или два средства, которые довольно хорошо будут соответствовать характеристическим припадкам болезни, хотя и не так точно, как выбранное прежде, тогда должно употреблять первое, вообще приличное лекарство, попеременно с одним каким—либо из средств вспомогательных, смотря по тому, как будет того требовать настоящее положение болезни. Увидят, что, наблюдая такую очередь при употреблении двух различных лекарств, гораздо лучше ускорят тем выздоровление больного, нежели употребляя главное лекарство два раза или много раз сряду.

II (§ 271)

Однако же, может статься, непрерывное употребление главного лекарства окажется самым спасительным, из чего можно предположить, что оно соответствует хронической болезни большим сходством своих припадков; но в сем случае опыт научает нас, что всегда должно уменьшать следующий прием, потому что необходимость в лекарстве, которую имела болезнь, также уменьшается постепенно. Только таким образом можно не помешать выздоровлению и докончить излечение самым прямым и сообразным с природой путем.

III (§ 272)

Когда десятилетняя, пятнадцатилетняя или двадцатилетняя хроническая болезнь уступила одному только Гомеопатическому средству, которое было для нее специфическим или по крайней мере близким к специфическому, то не должно тотчас прекращать лечения; напротив, надобно еще три или шесть месяцев давать, в конце многих недель, прием главного лекарства (иногда попеременно с вспомогательным средством, смотря по обстоятельствам), уменьшая каждый раз величину приема. Таким образом должно продолжать до тех пор, пока исчезнет и уничтожится всякая наклонность организма к хроническому худосочию. Упущение этой предосторожности самое лучшее лечение делает несовершенным и может врача обесславить.

IV (§ 273)

Внимательный наблюдатель узнает время, когда потребно повторять лекарства, как скоро какие-нибудь признаки того или другого первоначального припадка прежней болезни начнут слегка показываться.

V (§ 274)

Но если окажется, что такой прием беспрестанно уменьшаемый не достаточен, чтобы предохранить больного от возобновления болезни, а должно давать ему приемы такой же точно величины или постепенно увеличиваемые и учащаемые этого Гомеопатического лекарства, которое всегда доставляет ему пользу; то это верный признак, что производящая перемену болезнь продолжает существовать, и что в диете или около больного есть что-нибудь такое, что непременно должно отдалить от него, если хотят его вылечить надежными образом.

§ 251

Image Image

От внимательного наблюдателя не скроется минута, требующая нового лекарства, когда некоторые признаки того или другого первоначального припадка прежней болезни начнут показываться.

§ 252

Image Image

Ежели в хронических болезнях (псорических) самое приличное Гомеопатическое лекарство (противопсорическое), которое употреблено в надлежащем, (т.е. в возможно малом) приеме, не производит поправлений здоровья, — то это есть верный признак, что причина, поддерживающая зло, продолжает существовать, и что в диете или обстоятельствах больного есть что-нибудь такое, что непременно должно отдалить для прочного излечения.

§ 253

Image Image

Между признаками, показывающими нам во всех болезнях, а особенно в острых, начало уменьшения или усиления болезни, что не всякому заметно, — то особенно должно рассматривать состояние нрава больного и его поведения, как один из самых верных и очевидных признаков. Если болезнь хотя немного начинает поправляться и больной почувствует себя легче, то он будет спокойнее и вообще его поступки сделаются естественнее; но если болезнь становится хуже, хотя бы и очень мало, то непременно последует противное: больной сделается беспокойнее, грубее и будет возбуждать более жалости как состоянием своего нрава и ума, так и всеми своими поступками, положениями, жестами и действиями, что легче заметить, но труднее описать48.

§ 254

Image Image

Ежели врач, одаренный умом наблюдательным и проницательным, видит сверх сего новые припадки и усиление уже существующих, или хотя уменьшение последних без появления новых, — он не может более сомневаться в том, что состояние больного изменилось, т.е. сделалось ему лучше или хуже. Однако же между больными бывают такие, которые неспособны показать поправления здоровья или усиления болезни, или которые не хотят добровольно признаться в том и другом.

§ 255

Image Image

Но все можно добиться признания даже и у таких особ, переисследовав с ними все припадки, которые были записаны в истории болезни. Когда же они не могут более жаловаться на новые необыкновенные недуги, и усиление прежних признаков уже незначительно, но замечено поправление в состоянии ума и нрава, — то должно заключить, что лекарство произвело уже существенное уменьшение болезни, или что оно еще произведет сие действие, если краткость времени не дозволяла это приметить. Если заметно поправление здоровья, но несмотря на то, слишком долго медлит обнаружиться, хотя бы лекарство было прилично, то причина этого заключается в большой продолжительности Гомеопатического отягощения (§ 151), произведенные лекарством, а следовательно в том, что прием был еще не довольно мал.

§ 256

Image Image

С другой стороны, если больной жалуется на некоторые важные припадки, недавно появившиеся, тo это служит знаком, что выбранное лекарство не приличествовало Гомеопатически болезни. Хотя бы больной имел простодушие уверять, что его здоровье поправляется, этому не должно верить, но на его состояние должно смотреть как на еще худшее, что врач тотчас увидит своими собственными глазами.

(Примечание Французского переводчика.): "В этом месте Органона недостает двух любопытных параграфов (§§ 279 и 280), находящихся во втором и третьем издании. Вот они:
I. Так как некоторые припадки первоначального действия лекарства над здоровым телом обнаруживаются многими днями позднее других, то из сего следует, что те из болезненных припадков, которые соответствуют подобным припадкам врачебным, не могут уничтожиться, прежде нежели пройдет время действия последних, хотя бы другие припадки болезни уже были вылечены употреблением лекарств; напр. Меркурий имеет способность производить круглые с возвышенными краями, воспаленные и болезненные чирья, но он может обнаружить этот припадок только по прошествии многих дней, а у некоторых особ даже после многих недель. Отсюда происходит, что внутреннее употребление Меркурия в любострастной болезни может вылечить шанкер только по прошествии многих дней.
II. Ежели предстоит выбор между многими лекарствами, то для излечения хронических недугов должно предпочитать те, которые действуют продолжительно, и напротив, для излечения острых болезней, те, кои оказывают свое действие в малое время; ибо острые болезни, по свойству своему, наклонны к частным переменам."

§ 257

Image Image

Истинный художник в искусстве лечения остережется иметь особенное пристрастие к каким бы то ни было лекарствам, которые случалось ему находить часто приличными и употреблять со счастливым успехом. Такое пристрастие заставляет пренебрегать другими, реже употребляемыми, которые могли б быть более Гомеопатическими в известном случае, а следовательно и более полезными.

§ 258

Image Image

Благоразумный врач остережется также пренебрегать по неуместной недоверчивости, или другим ложным причинам, употреблением известных лекарств, которые были им неудачно употреблены в каком-нибудь случае, потому что он их худо выбрал. Он всегда будет помнить эту истину, что изо всех лекарств то, которого припадки наиболее сходны с припадками лечимой болезни, одно только заслуживает предпочтение; он всегда будет помнить, говорю я, что никакое даже малейшее пристрастие не должно быть руководством в столь важном выборе.

В) О диете

§ 259

Image Image

Поскольку сколько необходимо, столько и прилично цели Гомеопатического способа лечения, чтобы приемы лекарств были очень малы, то очень понятно, что в продолжение такого лечения надобно отстранять от диеты больного все, могущее иметь на него какое-нибудь врачебное влияние, чтобы действие столь слабого приема не было превозмогаемо и уничтожено разнородным врачебным раздражением49.

§ 260

Image Image

В хронических болезнях весьма нужно с точностью исследовать подобные препятствия к излечению; ибо эти болезни очень часто рождались и поддерживались, или по крайней мере приходили в худшее положение от подобных вредных веществ, ускользающих от внимания больных, или коих они не хотят признать за вредные50.

§ 261

Image Image

Самая приличная диета, какую только можно предписать больному, состоит в том, чтобы он удалялся от всех вредных вещей, о коих мы сейчас говорили, и поступал, избегая тех погрешностей, которые привык он делать: напр. предписание ему развеселить себя, заниматься работой на открытом воздухе, употреблять приличные, питательные и неврачебные кушанья и питье и пр.

§ 262

Image Image

Что же касается до диеты в острых болезнях (исключая тех случаев, когда больной лишен самосознания), то инстинкт жизненной силы пробуждается здесь с такой ясностью и говорит с такой точностью, что врачу остается только приказывать родным больного и сиделкам не противополагать никакого препятствия сему руководителю природы отказом больному в пище и питье, коих просит он настоятельно, или убеждая его принять то, чего он требует, и что могло бы ему быть вредно.

§ 263

Image Image

Правда, что напитки и кушанья, которых требует больная острой болезнью особа, по большей части суть облегчительные вещи, доставляющие ей мгновенное поправление; но они не имеют врачебных свойств, и, так сказать, сообразны с родом нужды больного. Лишь бы только удовольствие этой нужды было заключено в настоящих границах, и те препятствия, которые чрез это могли бы произойти для коренного уничтожения болезни, суть незначительны, и бесконечно заменяемы и побеждаемы Гомеопатическим лекарством и жизненной силой, приведенной в деятельность, известной также по противодействию, доставляемому больному наслаждением пламенно желаемым предметом. Температура комнаты и одеяние больного должны быть совершенно по его желанию. Все умственные споры и душевные движения надобно тщательно отстранять.

ГЛАВА III
О приготовлении лекарств и приспособлении с соразмерением приемов

А) Приготовление лекарств.

§ 264

Image Image

Врач должен иметь лекарства чистые и сохранившие всю свою естественную силу, если он хочет быть уверенным в их врачебных свойствах, то должен убедиться, что они совершенно чисты.

§ 265

Image Image

Его добросовестность требует, чтобы он во всех случаях болезни был уверен, что больной принимает именно то самое лекарство, которое он избрал ему.

§ 266

Image Image

Лекарственные свойства веществ из царства животных и прозябаемых сильнее действуют, когда они находятся в свежем состоянии51.

§ 267

Image Image

Что касается до растений местных, получаемых в свежем состоянии, совершеннейший и вернейший способ сохранения их лекарственных свойств состоит в смешении выжатого сока их с равным количеством крепкого винного спирта. После сего, дав этой смеси устояться в продолжение 24-х часов в хорошо заткнутой склянке, должно отделить светлую жидкость от нитеобразного и слизистого осадка, остающегося на дне, и сохранять оную для лекарственного употребления52. Винный спирт в ту же минуту препятствует всякому брожению растительного сока, делая его и впредь невозможным! Сохраняя таковую жидкость от влияния солнечного света в крепкозаткнутых склянках, можно быть навсегда уверенным в совершенстве и невредимости лекарственной силы растительного сока53.

§ 268

Image Image

Что касается до трав, коры, семян ти ни и it и кореньев, вывозимых из иностранных земель и никогда не получаемых в состоянии свежести, то благоразумный врач никогда не поверит, чтобы порошки, которые выдают за приготовленные из вышеупомянутых веществ, были неподдельные; он сам уверится в чистоте их, пока они находятся в состоянии сыром и беспримесном, прежде нежели употребит их в лекарства54.

§ 269

Image Image

Так как действие лекарств всего лучше и легче сравнивать, когда их дают в виде раствора, то благоразумный врач должен все лекарства употреблять в этом виде55, если их свойства не требуют необходимого превращения в порошок (такова напр. серная печень). Все прочие виды, в которых даются лекарства, как-то: пилюли, кашки и пр., не столь действительны; потому что их влияние на животные Фибры становится от них неверным и неопределенным.

§ 270

Image Image

Никогда не должно употреблять врачу более одного простого вещества.

§ 271

Image Image

Не понятно, как могут еще сомневаться в том, сообразнее с природой и благоразумнее ли употреблять одновременно при одной и той же болезни одно известное лекарственное вещество, или смесь многих веществ вместе.

§ 272

Image Image

Истинный врач находит все желаемое в простых веществах, т.е. искусственные силы для произведения болезней, посредством которых, вследствие содержащейся в них Гомеопатической силы, можно совершенно превозмочь, уничтожить и вылечить надолго естественную болезнь. Зная самою мудростью предписываемое правило: "Никогда не действовать множеством сил для произведения того, что может совершить одна", он никогда не должен и мыслить об употреблении в лекарство разных веществ, соединенных вместе. К тому же он знает также, что несмотря на предположение известности действий, свойственных простым лекарствам над здоровыми людьми, способ, посредством которого изменяют друг друга и препятствуют взаимным действиям два или многие лекарственные вещества, останется нам не известным. С другой стороны, употребляя простое лекарственное вещество против болезни, коей припадки вполне известны, он знает, что это лекарство одно только может быть спасительным, если оно избрано Гомеопатически. Предположим самый несчастный случай, а именно: что избранное лекарство не совсем было сообразно с болезнью в отношении к сходству припадков, и что оно не оказало бы желаемой пользы; несмотря на это, таковое лекарство будет полезно тем, что умножит познания о качествах лекарств: ибо возбуждая при таком-то случае новые припадки, оно подтвердит те, которые оно оказало в других случаях в опытах над здоровыми людьми - выгода, которой не бывает при употреблении всех сложных лекарств56.

В) О соразмерении приемов гомеопатических лекарств.

§ 273

Image Image

Сообразность лекарства с каким бы то ни было случаем болезни основана не на одном его совершенно Гомеопатическом свойстве, но также и на подлежащем количестве, или, лучше сказать, на приличной малости приема. Слишком большой прием совершенно Гомеопатического лекарства, при всем своем целительном свойстве, повредит больному; ибо действие его в этом случае имеет более силы, нежели сколько потребно оной, и оно тем более ощутительно, что, по своему Гомеопатическому свойству, лекарство действует именно на те части, которые всего более страждут от влияния естественной болезни.

§ 274

Image Image

Вот причина, по которой Гомеопатическое лекарство всегда становится вредно, будучи принимаемо в большом количестве и вредные следствия увеличиваются пропорционально с величиной приема. Но величина приема тем более делает вреда, чем более лекарство содержит в себе Гомеопатических свойств, и оно гораздо вреднее, нежели равный прием лекарства аллопатического, т.е. не находящегося в прямом отношении к болезни: ибо тогда усиление Гомеопатическое, т.е. искусственная болезнь, очень сходная с естественною и произведенная в органах наиболее страждущих и раздраженных сей последней, доходит до степени вредной, между тем как она произвела бы исцеление тихое, скорое и верное, если бы достигла только степени необходимой. Правда, что больной не страждет от своей первоначальной естественной болезни, ибо она уничтожается Гомеопатически; но он тем более страдает от болезни искусственной, а потом не менее и от действия вспомогательного или от влияния, произведенного жизненной способностью, равно как и от бесполезного расслабления.

§ 275

Image Image

По той же самой причине, по которой лекарство тем более действительно и целительно, чем более содержит оно Гомеопатических свойств, по той же самой причине таковое лекарство тем более будет спасительно, чем более его прием ближе подходить будет к той степени малости, которую требует тихое исцеление.

§ 276

Image Image

Теперь должно узнать эту приличнейшую степень малости, чтобы уметь доставлять больным тихие и верные облегчения, т.е. узнать, до какой степени должна простираться малость Гомеопатического лекарства, избранного в известном случае болезни, для лучшего исцеления? Эту задачу не возможно решить теоретическими предположениями; невозможно ими определить малость приема всякого лекарства для достижения Гомеопатической цели и исцеления вместе спокойного и быстрого. Никогда не решат ее исследования и утонченные предположения ума. Этой цели можно достигнуть только посредством чистых опытов, старательных наблюдений и точных розысканий. Здесь нелепо бы было представлять в возражение большие приемы, которые дают при обыкновенном лечении; ибо эти большие приемы, содержат в себе лекарства, которые не имеют никакого Гомеопатического отношения к страждущим органам (лекарства аллопатические), имеют влияние только на те части, которые не подвержены действиям естественной болезни. Посему из этого не возможно извлечь никакого доказательства против малости приемов, предписываемых чистым опытом для лечений Гомеопатических.

§ 277

Image Image

Что же касается до опытов, мы представим результат из всех них без исключения. Когда болезнь не имеет очевидного основания в значительном повреждении какой-нибудь важной внутренней части тела, то прием никогда не может быть довольно мал, если он, тотчас по принятии, может произвести припадки сходные, несколько превосходящие силою те, которые больной ощущал в естественной болезни (малое Гомеопатическое усиление, §§ 151 -154. В этом случае она всегда сильнее той, о которой идет дело, и способна превозмочь, уничтожить и прекратить ее надолго, если при этом от больного будет удалено всякое постороннее разнородное лекарственное влияние.

§ 278

Image Image

Это неопровержимое начало, выведенное из опыта, определяет нам меру, по которой мы должны уменьшать приемы всякого лекарства Гомеопатического до той степени, на которой они производят едва ощутительное усиление болезни57. Итак, не опасаясь малости степени уменьшения, до коего мы должны нисходить, не будем обращать внимания на умствования и насмешки тех, которые, по привычке к материальным понятиям, находят невероятным, чтобы прием бесконечно малый мог быть действительным; их сомнения и насмешки ничего не значат при непреложных доказательствах опыта58.

§ 279

Image Image

Всякая болезнь имеет невероятную наклонность изменяться в свойствах своих посредством лекарств, более или менее ей приличных, смотря по сходству припадков. Нет человека, хотя бы он был самого крепкого сложения и страдал только местной болезнью, — который, по принятии в малейшем количестве приличного Гомеопатического средства, вскоре не почувствовал бы в страждущей части тела своего спасительной перемены. Одним словом, этот человек ощутит в своем здоровом состоянии большую перемену от действия этого лекарства, нежели однодневный здоровый младенец. Итак, не безрассудно ли, не смешно ли это чисто теоретическое неверие, подвергающее сомнению непреложные доказательства опыта?

§ 280

Image Image

Пусть прием лекарства будет мал как возможно менее; но если может он произвести малейшее Гомеопатическое усиление, то влияние его преимущественно будет оказываться в страждущих частях организма, которые уже способны к раздражению, сходному с их собственным, и превратит естественную болезнь в искусственную, чрезвычайно с нею сходную и несколько превосходящую ее в силе. Таким образом, заменяя болезнь естественную — болезнью искусственною, как разрушительницею первой, мы заставляем организм изменяться только от одной лекарственной болезни, которая по природе своей и по малости приема вскоре исчезает, так что тело не претерпевает уже никакого страдания и выздоравливает совершенно.

§ 281

Image Image

Для сообразности лечения с природой врач должен прописать свое Гомеопатическое лекарство в приеме довольно малом, чтобы превозмочь и уничтожить болезнь естественную. Если бы даже он по ошибке, простительной человеческой слабости, выбрал лекарство не приличное, то вред от него происходящий будет столь малозначителен, что его можно будет отвратить одной жизненной силой и другим лекарством, более Гомеопатическим, которое врач пропишет больному также в чрезвычайно малом приеме.

§ 282

Image Image

Действие приемов не уменьшается copaзмерно лекарственному содержанию, особливо же в раздроблениях, которым подвергаются лекарства для употребления Гомеопатического; напр. прием в восемь капель лекарственной тинктуры не может произвести действия вчетверо сильнее того, которое произвели бы две капли: оно в этом случае равняется двойному количеству. Равным образом, капля раздробленного лекарства, составленная из капли крепкой микстуры и десяти капель жидкости нелекарственной, не произведет действия в десять раз сильнейшего против действия смеси вдесятеро более раздробленной, но она подействует только вдвойне. Таким-то образом эта прогрессия нисходит по тому же закону, так что капля, доведенная до крайней степени раздробления все еще действует довольно сильно59.

§ 283

Image Image

Уменьшение силы лекарства, необходимого для Гомеопатического употребления, производится убавлением приема в объеме его, т.е. ежели вместо целой капли раздробленной тинктуры дадут в приеме только малую часть этой капли, намерение уменьшить силу действия вполне удовлетворяется60. Причину постигнуть не трудно. Если прием умален, то из сего следует, что при малейшем сотрясении органических нервов — сие последнее сообщит силу лекарства всему организму, но эта сила уменьшится.

§ 284

Image Image

По той же самой причине, действие Гомеопатического приема усиливается с увеличением количества жидкости, в которой его растворяют, хотя лекарственное содержание остается по-прежнему, ибо в этом случае лекарство действует на обширнейшее пространство нервов, находящихся под его влиянием. Хотя теоретические медики уверяют, что, заставляя принимать лекарство в большем количестве нелекарственной жидкости, можно ослабить действие лекарства; однако ж опыт доказывает совершенно противное, по крайней мере в Гомеопатическом употреблении лекарств61.

§ 285

Image Image

Должно однако ж заметить разницу в действиях, происходящую от легкой и совершенной сдаться лекарственного приема, с некоторым количеством жидкости или от смеси столь однообразной и полной, что малейшая часть раздробляющей жидкости содержит пропорциональное ей количество лекарственного содержания; ибо в этом последнем случае смесь гораздо более, нежели в первом, усилила лекарственную силу пpиема. Из сего можно вывести способ приготовления лекарств, когда желают по возможности уменьшить их действие, чтобы пользовать ими больных самого слабого сложения62.

§ 286

Image Image

Действие яшдких лекарств на наше тело производится столь ощутительно, быстрота и общность их распространения от первой чувствительной фибры, соединенной с нервами и воспринимающей их впечатление на все прочие части тела, столь непонятны, что можно такое действие назвать динамическим, приближающимся к духовному.

§ 287

Image Image

Всякая часть нашего тела, одаренная чувством осязания, имеет относительную способность принимать влияние лекарств и распространяет его на прочие части тела.

§ 288

Image Image

Кроме желудка, язык и рот всего более способны к лекарственным влияниям; однако ж внутренняя часть носа, заднепроходная кишка, детородные и прочие чувствительные части нашего тела почти также способны к принятию лекарственных действий: вот почему места, лишенные кожи, части раненные и гноящиеся представляют лекарствам вход почти столь же свободный, как и отверстие рта.

§ 289

Image Image

Даже органы, потерявшие свойственное им чувство, например, язык и небо, лишенные вкуса, или нос, потерявший обоняние, сообщают, несмотря на то, действие лекарства, непосредственно на них действующего, всем органам тела столь совершенно, что потеря их первоначальной способности вовсе не ощутительна.

§ 290

Image Image

Наружная поверхность тела, покрытая кожей и внешней кожицей, способна принимать действия лекарств, особенно жидких; чувствительнейшие части всего более оказывают к тому расположения63.

Несколько замечаний о животном магнетизме или Месмеризме

§ 291

Image Image

Здесь кстати, кажется мне, сказать несколько слов об этом удивительном и отличном от прочих лекарстве, которое известно под именем животного магнетизма, и которое в благодарность Месмеру, первому основателю методического употребления этого деятеля, названо Месмеризмом. Эта чудесная сила (нередко отрицаемая грубым неверием), которую сильная воля человека благорасположенного сообщает больному чрез прикосновение, допускает троякое употребление:

1) Она может служить Гомеопатическим лекарством, возбуждая припадки, подобные болезни естественной, напр. в сильном кровотечении, хотя бы оное достигло до высочайшей степени. Если хотят с сим намерением употребить Месмеризм, то должно один только раз провести больного по всему телу ладонями, начиная от темени до оконечностей ножных пальцев. Не должно производить это слишком медленно или слишком сильным напряжением воли.

2) Месмеризм очень полезен для равного распределения жизненных сил по всему организму, когда они неправильно сосредоточиваются в одной известной части тела, при недостатке их в других, напр. в приливах крови к голове, в бессонницах, тоске и беспокойстве расслабленных особ и пр. и пр. Употребляя с этой целью животный магнетизм, должно производить над больным описанное нами действие с большею степенью силы.

3) Наконец, Месмеризм может также сообщить положительное приращение жизненным силам как в одной ослабленной части, так равно и в целом организме самым верным образом, и нисколько не препятствуя действию лекарств. Для достижения этой цели должно возложить руки или концы пальцев с самой сильной волей на страждущую часть тела, которой хроническая болезнь сообщила важный местный припадок, в случае напр. застаревших ран, членов разбитых параличом, глаз, страждущих темной водой64 и пр. и пр. Множество удивительных и мгновенных облегчений во все времена совершено было магнетизерами, одаренными сильной жизненной силой. Но самые удивительные действия сообщения этого деятеля с целым организмом состоят в оживлении особ обмерших и пребывавших долгое время в этом состоянии оживления, производимом человеком в цвете лет, наслаждающимся полнотою сил своих65. История представляет неопровержимые тому примеры.

§ 292

Image Image

Все эти три способа употребления Месмеризма, о которых я говорил в § 291, основаны на большем или меньшем сообщении жизненных сил страждущей особе. Это называется Месмеризмом положительным66. Действие, противное оному и производящее совсем другое следствие, заслуживает название Месмеризма отрицательного. Сюда отношу я прикосновения, употребляемые для пробуждения лунатиков, равно как и манипуляции, известные под именем успокаивающих и прохладительных! Здесь дело состоит в том, чтобы произвести высвобождение жизненных сил, находящихся соединенными в какой-нибудь части тела у особы, впрочем не ослабевшей. Это высвобождение производится очень просто и верно, проводя ладонью правой руки по телу, причем должно держать ее на дюйме от него, и совершать действие начиная от темени до оконечностей ножных пальцев67. Чем скорее оно совершается, тем сильнее будет высвобождение. Нередко случается напр., что женщины, впрочем здоровые, будучи потрясены сильным душевным движением в то самое время, когда у них готовы оказаться месячные очищения, впадают в глубокие обмороки. В это время жизненные силы, будучи вероятно соединены около сердца, высвобождаются столь сильно, уравновешиваясь с целым организмом, что оживление непосредственно следует за обмороком68.

Действие отрицательное, не столь сильное и быстрое, облегчает также беспокойствие и бессонницу, часто происходящие от действия положительного, слишком сильного для чувствительных особ69.


предыдущая часть    Первая книга "Органона"       Следующая часть    следующая часть