Д-р Маргарет Люси Тайлер

Д-р Маргарет Люси Тайлер

Лечение умственной отсталости у детей

British Homoeopathic Journal, July 1925, v. XV, № 3, pp. 267–300

Перевод Елены Загребельной (Фукуока, Япония)
Тайлер Маргарет Люси (1857–1943) — известный английский гомеопат, ученица и последовательница проф. Дж. Т. Кента, автор книг "Терапевтический указатель гомеопатических лекарств" (1939) и "Портреты гомеопатических лекарств" (1942), а также многочисленных публикаций. В течение 40 лет работала консультантом в Лондонском гомеопатическом госпитале.





Доклад, прочитанный перед Британским гомеопатическим обществом 5 марта 1925 года

Г-н президент, дамы и господа! Я не собираюсь утомлять вас подробными рассуждениями относительно умственной отсталости у детей, заимствованными из медицинских руководств. Они представляют некоторый интерес, но от них нет пользы тогда, когда речь заходит о лечении. На самом деле они больше рассчитаны на то, чтобы наполнять отчаянием, а не надеждой.

Таких больных можно приблизительно разделить на два класса:

  • С неполноценным развитием
  • С воспалительными или дегенеративными процессами

Неполноценное развитие может быть предродовым или послеродовым.

Посмертно обнаруживались всевозможные виды отклонений от нормы.

Утолщенный или слишком плотный череп, отсутствие диплоэ (губчатое вещество костей. — Прим. перев.).

Необычная форма мозга.

Неровные или необычно просто расположенные извилины мозга.

Явные пороки развития (обнаруживаются лакуны) с атрофией мозга.

Локализованные склеротические бляшки. Туберозный склероз.

Микроцефалия, гидроцефалия и т. д.

Дегенеративные процессы бывают вызваны унаследованными или приобретенными заболеваниями. Менингит, сифилис, туберкулез, алкоголизм.

Особенно нужно отметить наследственность, связанную с алкоголизмом вместе с сифилисом.

Или эпилепсия.

Мозг может быть поврежден в результате шока или испуга.

Кроме того, к спастическим состояниям могут приводить менингеальные кровоизлияния — "родовые параличи".

Сообщается, что у многих из таких детей с умственными проблемами в семье были больные туберкулезом. (Конечно же, Tuberculinum — это одно из лекарств, дающих прекрасные результаты у больных с таким анамнезом.)

Еще есть больные, у которых это состояние, вероятно, вызвано отклонениями от нормы или дефектами разных желез: щитовидной (?), гипофиза (?), надпочечников.

Всем известно, например, что у больных, страдающих кретинизмом, при лечении щитовидной железой происходят улучшения на умственном и физическом плане. Но интересно было бы отметить, что в этом отделении я не лечила пациентов с кретинизмом. У меня было много пациентов с синдромом Дауна.

До того как попасть к нам, многие из этих умственно отсталых детей прошли лечение щитовидной железой как с положительными результатами, так и без таковых. Я сама иногда, но не очень часто, применяла такое лечение.

Однако есть и другая группа больных, о которых нет упоминания в руководствах по лечению, однако мозг которых, как я имею основания полагать, находится в более или менее нормальном состоянии, хотя и страдает истощением по причинам механического характера, и это можно исправить. Именно у этих больных лечение приводит к самым поразительным результатам, что, как мне кажется, я смогу вам продемонстрировать.

Для этого я намереваюсь рассказать вам о нескольких таких больных: какими они БЫЛИ, какими они СТАЛИ, и каким образом такие результаты были достигнуты.

Я не буду утруждать вас конкретными датами. Я просто буду каждый раз говорить сколько недель, месяцев или лет проходило со времени начала лечения.

Я также буду пользоваться словами тех, кто приводил этих детей в больницу (я всегда записываю эти слова). Многих из них привозят в машинах неотложной помощи сотрудники Национального общества по предотвращению жестокого обращения с детьми. Замечательную работу в этом отношении проводит д-р Сондерс. Его внимание привлекает не только жестокое обращение с детьми. Каждый раз, когда он видит детей с инвалидностью, увечьями или болезнями, он отправляет их в какую-либо больницу, где, как он полагает, им смогут оказать наиболее эффективную помощь. Я думаю, что мы можем гордиться тем, как много отправляет он этих умственно отсталых детей к нам.

Может быть, вам будет интересно узнать, что есть несколько других организаций, которые иногда присылают детей к нам. Среди них:

  • Центральная ассоциация психического благополучия
  • Центральная ассоциация по уходу за умственно отсталыми
  • Лондонская ассоциация по уходу за умственно отсталыми

Недавно нам присылали пациентов из двух Домов спасения, с которыми связана г-жа Боук (которая когда-то работала здесь медсестрой).

Быть может, вам будет интересно знать, что с тех пор как в 1919 году открылось это отделение, я приняла 126 детей (на самом деле больше, потому что некоторых из присланных к нам детей нельзя отнести к этой категории, а другие оказываются записаны в журналах амбулаторных больных и доставляются вместе с ними, но сейчас у меня нет возможности разыскать и просмотреть их).

Из этих 126 пациентов 27 пришли всего один раз.

Пришли всего два раза 12.

Всего три раза пришли 10. Это значит, что мы можем вычеркнуть 49 пациентов.

Я знаю, что пять из них умерли.

Нескольких из них поместили их в разные заведения, так как родители устали ухаживать за ними.

Но обычно можно отметить, что родители как мужчины, так и женщины, полностью преданы этим бедным детям, очень гордятся любыми их достижениями и очень обижаются при любых попытках забрать этих детей из-под их опеки. А среди матерей этих детей встречаются чудеснейшие люди.

Я могу со спокойной совестью сказать, что 21-му из таких детей стало ГОРАЗДО ЛУЧШЕ.

О 20-и я записала, что их состояние ВЕСЬМА УЛУЧШИЛОСЬ.

А у остальных 28-и наблюдалось определенное улучшение, и даже больше того.

Разумеется, может показаться, что нашей работой в этом отделении мы оскорбляем природу, стараясь обеспечить выживание наименее здоровых. Но некоторые из этих детей поистине очаровательны. И когда нам говорят, что "никто для них не делает больше!" (конечно, эти слова принадлежат не гомеопату), то мы испытываем гораздо больше удовлетворения, когда видим, как им становится лучше. А поскольку речь не может идти о "камере смерти" (камера для усыпления животных. — Прим. перев.) то важно, чтобы даже умственно отсталый человек был в состоянии держать голову, сидеть прямо и ходить самому, вместо того, чтобы его всю жизнь кто-то кормил, одевал и повсюду таскал за собой. Ведь это большое достижение, если удается практически прекратить судороги или если с помощью манипуляций и растяжения удается преодолеть сокращение мышц и расправить их несчастные тельца, которые обычно оставляют лежать в любом положении, пока их буквально не скрутит в узлы. А когда некоторые из этих несчастных детей приобретают навыки чистоплотности, начинают говорить, ходить, помогать по дому, выполнять поручения, то, значит, мы чего-то достигли, даже если они никогда не будут способны к правам и обязанностям гражданства.

Некоторые из этих детей отталкивающи, а некоторые совершенно обворожительны. За ними можно наблюдать часами. Их жесты могли бы принести целое состояние на сцене или в кино. А когда исчезает безразличие и они начинают реагировать на окружающее, когда пробуждается их разум, который иногда так трогательно пытается пробиться сквозь завесу тумана, то вас охватывает ликование и вы понимаете, что теперь перед ними по крайней мере открываются какие-то возможности.

Помню, как много лет назад на пол посреди комнаты бесформенной кучей, распуская слюни и мочась, опустился маленький мальчик лет восьми, которого за пояс волокла пожилая женщина. Он представлял собой нечто чрезвычайно отвратительное и оскорблял как зрение, так и обоняние. Он не мог сам питаться. Он едва мог глотать, когда его кормили. Он не мог говорить. Без поддержки этого ужасного пояса, с помощью которого его поднимали и волокли, он не был способен ни секунды стоять прямо, не говоря уже о том, чтобы ходить. Единственное, чем он был одарен, была способность кричать, и он вовсе не собирался скрывать своего таланта... он КРИЧАЛ. Он почти сводил с ума своих родственников и соседей.

Несколько доз Sulphur на протяжении нескольких месяцев сделали из этого чудовища счастливого улыбающегося ребенка. Крик прекратился. У него наступило всестороннее улучшение. Пояс выбросили. Казалось, он гордился своими тем, как он теперь мог передвигаться. А затем я потеряла его из виду.

Это одна из трудностей работы с такими больными в нашем амбулаторном отделении. Когда в начале наблюдается резкий прогресс (а иногда так бывает), детей приводят регулярно. Затем родители устают постоянно приходить, либо Совет графства набрасывается на детей изолирует их, и мы теряем их из виду.

Время от времени нам приходится обрушиваться на Советы графств с гневными письмами, для того чтобы заставить их отступиться от своей добычи.

А иногда такие пациенты прибывают издалека. Например, у меня были больные из

  • Маркет Харборо,
  • Севн Кингс,
  • Тонтона,
  • Бейсингстоука,
  • Брайтона,
  • Ротэма, графство Кент,
  • Саутэнд-он-Си,
  • Блэкберна,
  • Скарборо,
  • Дивайзиза,
  • Сент Леонардс-он-Си,
  • Бишопс Стортфорда,
  • Майнхэда, графство Сомерсет,
  • Маргейта,
  • Бигглсвейда, графство Бедфордшир,
  • Саттона и т. д.

В таких случаях дело решают время и средства! Это очевидно из писем, которые я получаю в ответ на свои запросы.

Так как у этих больных затронута психика, я всегда старалась записывать все мелочи, связанные с изменениями и улучшениями психического состояния, о которых мне сообщали. Для некоторых пациентов это позволяет получить яркую картину их состояния. Я надеюсь, что эти описания не наскучат вам.

Итак, для начала я расскажу об одной поразительной пациентке, история лечения которой показывает, чего может достичь гомеопатия. Я уже публиковала описание лечения этой больной много лет назад, но ее состояние остается стабильным и рассказ этот заслуживает того, чтобы его повторить.

Шарлотта Э., слабоумная пациентка с эпилепсией, 23 года (я не думаю, что кто-то ожидает больших похвал за лечение слабоумных пациентов с эпилепсией!)

Впервые она пришла на прием в 1909 г.

История. — В 3,5 года она упала и ударилась головой. Она пролежала в кровати в течение четырех месяцев, "слепая и в бессознательном состоянии". Когда она отошла, у нее по всей голове распространилась крупная пустулезная сыпь, которую вылечили мазями.

С тех пор она страдала от эпилептических припадков с энурезом. Сильные судороги по всему телу. После приступов погружается в сон, иногда на целый день.

У нее может быть 20-30 приступов за одну ночь. Потом может пройти 14 дней совсем без приступов, а потом приступы каждую ночь в течение недели.

Перед тем как упасть (в возрасте 3,5 лет) она была очень умной. (Очевидно, это не была умственная отсталость, связанная с проблемами развития.)

Сейчас в возрасте 23 лет она совсем как младенец.

Не способна мыться и одеваться.

Сейчас она может питаться сама. Если ее спросить, хочет ли она есть, она отвечает: "Нет", а потом ест, если поставить перед ней еду.

Ее никогда нельзя оставлять одну.

Из-за силы судорог, пустулезной сыпи и "последствий удара по голове" ей была дана Cicuta 200 (1).

Результат был поразительный, это было просто откровение!

Всего через три недели отчет о ее состоянии был таков:

  • Гораздо лучше. Меньше приступов и они слабее. Перестала вырываться.
  • Теперь она способна что-то запоминать!
  • Способна запоминать, хотя была не в состоянии этого делать с тех пор как была младенцем.
  • Гораздо умнее.
  • Сегодня впервые в своей жизни сама умылась и оделась.

Через пять недель:

  • Лучше. Идет на верхний этаж для того чтобы принести что-то матери.
  • Относительно приступов, "ничего напоминающего по тяжести то, что было раньше". С тех пор как она пришла сюда, было всего 6 приступов... (У нее ведь было по 20-30 приступов за ночь!)
  • Больше говорит. И в самом деле говорит о разных вещах.
  • Сама оделась, чтобы прийти в больницу.
  • Понимает и запоминает.
  • Мать говорит: "Не верится, что она может говорить с ними и говорить осмысленно," как у нее это получается сейчас.
  • На лице появились несколько гноящихся пятен.
  • Девушка разговаривает со мной. Рассказывает мне, что "ей нравится ходить и смотреть, как девушки шьют". Показывает мне монетки, которые они ей дали.
  • Мать говорит, что она не могла ничего поручать ей делать самой, а сейчас может!

Через два месяца:

  • Весьма и весьма лучше. Всего два слабых приступа.
  • Память улучшается.
  • Ей нравится сюда приходить. Она четко попросила мать не забыть ее больничную карту!
  • Сама справляется теперь с едой. Режет хлеб.
  • Опять появились пятна на лице.

Через три месяца: все еще продолжается стремительное улучшение умственных способностей.

  • Помнит, что забыла принести мне цветы.
  • Два слабых приступа.

Через пять месяцев:

  • Совсем не было приступов.
  • Может застилать постели и заниматься уборкой. Пришивает пуговицы.

Через шесть месяцев:

  • Заболела сильной простудой, доктор назвал это плевритом, и случился один сильный приступ. Cicuta 200 (вторая ее доза за шесть месяцев).

Через семь месяцев: мне сообщили, что после этой дозы (как и после первой) произошло ухудшение. В течение двух дней она была в ужасном состоянии и никого не замечала.

  • С тех пор ей гораздо лучше. Она делает работу по дому. Любит шитье.

Через восемь месяцев: ни одного приступа до тех пор пока она не обожгла руку. Она снимала чайник с огня, взяв бумагу в качестве прихватки для чайника. Бумага загорелась и обожгла ей руку. Она кричала от боли. На следующий день у нее была три не очень сильных приступа.

  • Очень многое делает по дому.
  • Сегодня она много говорит со мной.

Через одиннадцать месяцев:

  • Дела идут прекрасно. Занимается рукоделием.
  • Ходит покупать овощи.
  • Один слабый приступ. Дана третья доза Cicuta 200.

Через двенадцать месяцев: один слабый приступ.

Через четырнадцать месяцев: еще лучше, чем раньше. Совсем нет приступов.

  • Рассказывает мне длинную историю о своей сестре.
  • Заводит разговоры.
  • После того как отжала одежду и развесила ее сушиться, сказала: "Я до смерти устала. Пойду в кровать. Мать не хочет, чтобы я так делала, но у меня такие нервы, и я до смерти устала!"

Через семнадцать месяцев: понимает, что ее учительница умерла. Сказала: "Ее больше нет, и мы больше никогда ее не увидим." И никогда больше не упоминала о ней.

Через девятнадцать месяцев: мать написала: "Она заболела и у нее было десять приступов." Отправлена Cicuta 200 (ее четвертая доза).

Через два года: несколько довольно сильных приступов. Cicuta 200.

Через три года: заболела гриппом, десять сильных приступов за одну ночь. Все остальное в порядке. Моет посуду. Чистит порог. Ходит в магазин за покупками. Cicuta 200.

  • После этого в течение шести месяцев совсем не было приступов.

Через четыре года: "Сейчас она говорит пословицами! 'Что это значит, мама, когда так чешется нос'"?

Через пять лет:

  • Чинит свою одежду. Гладит белье в гладильном катке и вывешивает постиранные вещи. Помнит, что и куда она положила.

С тех пор я принимала ее через длительные промежутки времени. Лечение этой пациентки было очень приятным и поучительным. Возбуждение или болезнь могли вызывать у нее приступы. Но девушку 23 лет, по умственному развитию не достигавшую уровня младенца, которая не могла сказать, когда она хотела пищи, не говоря уже о том, чтобы самой мыться или одеваться, удалось быстро превратить в полезного и довольно сообразительного члена общества с помощью нескольких доз Cicuta в 200-й потенции.

Марион К. Прислана д-ром Сондерсом (Национальное общество по предотвращению жестокого обращения с детьми) 3 декабря 1921 г.

В возрасте шести лет совершенно слабоумна.

  • На лице отсутствующее выражение. Вообще никакой реакции.
  • Не может разговаривать.
  • Может ходить, но неловко. По пути к нам ее нужно было нести.
  • Держит голову жестко, склонив на одну сторону.
  • Косоглазие. На лице отсутствует какое-либо выражение.
  • В остальном полная и хорошо развита, с бледным, одутловатым, ничего не выражающим лицом.
  • Начала садиться только к 18 месяцам.
  • Только сейчас, в 6 лет, начинает есть сама.
  • Нечистоплотна.
  • Разбрасывает вещи вокруг.
  • Всегда снимает одежду.
  • Роды были долгими. "Голову ребенка тянули".

Я поработала с ее шеей. Плацебо.

Через неделю:

  • Уже лучше. С тех пор как она пришла к нам, она стала чистоплотной, прошла всего неделя!
  • Уже выглядит разумной.
  • Показывает на свою одежду.
  • Ест лучше.
  • Гораздо умнее.
  • Пытается разговаривать!
  • Машет рукой, когда уходит.
  • На этот раз с ее шеей работала г-жа Бидон. Sulphur 10М (1).
  • (Интересно отметить, что улучшение у этой пациентки началось сразу после массажа шеи, еще до того как ей дали какое-либо лекарство.)

Через пять недель отец (который не видел ее целый месяц) отмечает, что ребенку лучше во всех отношениях.

Через семь недель: "Понимает. Больше говорит".

  • Стала чистоплотна днем. Просится, когда хочет помочиться.
  • Замечает вещи и показывает на них.

Через восемь недель: ей все лучше. Говорит: "До свидания". Целует свою руку, когда ее просят об этом. (Имеется в виду воздушный поцелуй, бывший в ходу в то время. — Прим. перев.) Понимает, что ей говорят. (Когда ее привели сюда 8 недель назад, не понимала абсолютно НИЧЕГО.)

Через десять недель: улучшение продолжается.

  • Когда я говорю: "До свидания," сразу машет рукой и целует ее.
  • Теперь не снимает одежду и не рвет ее.
  • Может подниматься и спускаться по лестнице.
  • Дергает ногами, спастична. Sulphur 10М (1).

Через двенадцать недель: теперь может выбраться из кровати.

  • Спит спокойнее. Косоглазие уменьшилось. Улыбается!

Через четырнадцать недель: идет прекрасное улучшение. Лучше ходит.

  • Мне говорят, что у нее прекрасная память.
  • Достает ложки, когда ее просят об этом. Приносит метлу из другой комнаты.
  • Сейчас явно хочет уйти, потому что энергично машет мне рукой и целует свою руку. (Инициативна!)

Через четыре месяца: начинает разговаривать.

  • Не начинает ужинать, пока не придет дядя.
  • Очень боялась уборной, теперь может туда ходить.
  • Сейчас у нее нет запора. Baryta carb. 10М.

Через пять месяцев: тетка повесила в спальне белые занавеси, что вызвало у девочки возбуждение. Как только дядя пришел домой, она настояла на том, чтобы он пошел с ней посмотреть на них.

  • Когда тетка говорит: "А", она отвечает: "Б", и так далее до "Ф" (имеется в виду перечисление первых шести букв латинского алфавита. — Прим. перев.).
  • Лицо стало менее бледным, больше выразительности. Запоминает разные сведения.
  • Я достаю куклу и она сразу начинает нянчить ее у себя на руках как младенца.

Через шесть месяцев: третья доза Sulph. 10М. Сегодня она сказала "спасибо!" без подсказки. (Шесть месяцев назад, в возрасте 6 лет, она не знала своего собственного отца!)

Через восемь месяцев: "Держи голову прямо, Марион", и она поднимает руки и поворачивает свою голову так же, как это делаю я.

  • Поднимает палец и говорит: "Оркестр"! — это означает, что я должна ей спеть.
  • Работница общества обещала подарить ей куклу. Как только она увидела ее сегодня, она закричала: "Кукла! Кукла"! У нее появилась память! Тетка говорит, что сейчас у нее удивительная память.

Через девять месяцев: тетка говорит, что у нее удивительная память! Отец угостил их чаем в Вестминстере несколько недель назад. Сегодня она увидела в автобусе человека в макинтоше, обратилась к нему: "Тятя! Чай"! "Она хотела, чтобы ее еще угостили чаем"!

  • Очень любит свою куклу. Укрывает ее и делает ей маленькую кроватку.
  • Очень по-матерински обращается с младенцами: укрывает их и так далее.
  • Ходит гораздо лучше, но левая нога до сих пор тугоподвижна.
  • Спустя некоторое время — Sulph. 10М (четвертая доза).

Через год и пять месяцев: чистоплотна. Может найти дорогу домой. Sulph 50М.

Через год и шесть месяцев: "Замечательно! Может истратить пенс и принести полпенса сдачи"!

  • Может обуваться и снимать ботинки.

Через год и девять месяцев: лепечет что-то сама с собой как младенец, который начинает говорить.

Через два года: играет в школу со своей куклой, учит ее цифрам 1, 2, 3, 4 и буквам А, В, С. Сейчас она сама живость.

Через два года и три месяца: идет наверх и берет нужные ботинки, выбирая их из нескольких пар. Достает то, что нужно. Если написать ей на бумажке, что нужно купить, она пойдет в магазин и получит то, что надо. Раскладывает вещи по местам. Чистоплотна. Ревнива. Nat. mur. 50М.

Марион К. на этой неделе опять привели ко мне, спустя год после нашей последней встречи. Ей стало еще лучше. Ее лицо очень выразительно, она стесняется, иногда чуть не плачет, иногда улыбается. Она все понимает. Она может ходить, но до сих пор как-то неловко. Она говорит, но больше словами, чем предложениями. Мне сказали, что она очень мила. Она выполняет поручения, может принести нужную пару ботинок для кого-то из мальчиков, никогда не ошибаясь, хотя они весьма похожи.

Лоренс Р., ноябрь 1919 г.

  • Когда он был младенцем, "у него было по 20 приступов в день".
  • Его лечили в больнице Гая. Операция по поводу грыжи.
  • Выписали из больницы в возрасте 5,5 месяцев.
  • С тех пор его никак не лечили.
  • Сейчас ему 3 года.
  • Он не может ни стоять, ни ходить.
  • Не может сам есть (в 3 года!)
  • Говорит "мама", "папа".
  • Голова отклонена назад, находится в более или менее фиксированном положении. Он не может поворачивать ее.
  • Кричит, чтобы его опустили на землю. Подскакивает на ногах, когда его держат прямо.
  • Всегда готов есть. Его нужно кормить.
  • Сбрасывает одеяло по ночам.
  • Любит жир, сладости, присутствует жажда. Sulph. 1М (1).

Через три недели:

  • Обращает больше внимания на то, что вокруг. Сейчас ему делают массаж шеи (г-жа Бидон).

Через шесть недель:

  • Теперь он не слюнявит.
  • Может с легкостью нормально повернуть голову. (Она была отклонена назад и почти не двигалась.)
  • Больше играет с игрушками.

Через два с половиной месяца:

  • Пытается ходить, когда его держат прямо. Но может поставить на землю только большие пальцы.

Через пять месяцев:

  • В первый раз поел сам. "До этого никогда не мог найти свой рот!"
  • Слюнявит, косит, но теперь это происходит не постоянно.
  • "Не роняет голову, как он делал это раньше!"

Через шесть месяцев:

  • Гораздо лучше. Улыбается. Играет на пианино на столе и поет. Машет рукой, "та, та". Sulphur 1М (вторая доза, так как у него был запор).

Через семь месяцев: всю свою жизнь мастурбировал.

  • Сейчас ходит на расправленных ступнях с посторонней помощью. Staph. 200 (1).

Через восемь месяцев: гораздо лучше. Характер стал лучше. Может стоять сам, держась за стол. Ходит с поддержкой. Голову всегда держит нормально.

Через десять месяцев: порочная привычка меняется, то лучше, то хуже.

  • Один слабый приступ.
  • Хочет произнести молитву "Отче наш" — Staph. СМ (1).

Через 12 месяцев: Luet. 200 (1).

Через 15 месяцев: после дозы Tub. bov. 30 несколько недель назад, называет все, что ему показывают.

  • Ходит, если его поддерживают с одной стороны. Значительное улучшение с порочной привычкой.

Через семнадцать месяцев:

  • На прошлой неделе были судороги как тогда, когда он был младенцем. Cup. 200 (1).

Через два года и три месяца:

  • Заходит и говорит мне: "У меня была корь".
  • Без конца говорит длинными предложениями, обращаясь к своей матери. Ей приходится переводить. У него очень высокий свод нёба, мне трудно понимать его речь.
  • Сегодня утром, стоило ему открыть глаза, как он сказал: "Я хочу пойти на прием к д-ру Тайлер". Когда она говорит мне это, он произносит: "Это и есть д-р Тайлер".
  • Помнит имена и вообще всё — "удивительно" (говорит мать).
  • Сейчас ходит с посторонней помощью.
  • Говорит матери, чтобы она "повесила ему на шею барабан и водила его то туда, то сюда, как бойскаутов". Поет песни. (До кори у него был один приступ.)

Через два года и четыре месяца:

  • Говорит осмысленно. Рассказывает мне о своем докторе и его ассистенте, и говорит имя доктора (когда он болел корью). Если его брат подходит к газовой духовке, он говорит ему, что духовка может его обжечь. Сейчас порочной привычки нет.

Через два года и пять месяцев:

  • Показывает мне, как он играет на пианино и как его дядя играет на пианино. Говорит, что такой стетоскоп, как у меня, доктор прикладывал ему к груди (во время кори).
  • Сообщает мне имя доктора. Знает названия дорог. В последнее время приступов нет.

Через два года и десять месяцев:

  • Сам скачет по комнате. Болтает беспрерывно. Говорит своей матери: "Я положу тебя на (железнодорожные) пути, чтобы тебя переехал поезд"!
  • У ребенка все еще иногда бывают приступы и иногда возобновляется плохая привычка. Все еще скачущая походка. На правой руке запястье все еще висит. Ему давали отдельные дозы Sul. 1М, 10М, Staph., Luet., Calc. phos., Tub., один раз Med.

Через четыре года и три месяца: рассказывает мне о "беспроволочных антеннах, снаружи и внутри"! Скачет вокруг сам.

Через четыре года и семь месяцев:

  • Рассказывает мне о своем брате, который пил из чашки питьевого фонтана, не помыв ее!

Через четыре года и восемь месяцев:

  • Ребенок очень умен и все помнит. Когда его мать сказала: "Д-ра Росса сегодня нет", он сказал: "И д-ра Блэра тоже"! (Оба этих врача несколько раз осматривали этих детей.)
  • Сейчас он "очень увлечен раковинами и кранами, и водой." Рассказывает о фонтане в школе.

В четыре года и одиннадцать месяцев:

  • Говорит своему деду: "Ну вот! Ты все еще куришь! От этого тебе не будет ничего хорошего. Тебе бесполезно что-то говорить!"
  • О своем отце, который стукнулся головой, он сказал: "Поделом ему! Я давно его недолюбливал его".
  • Шныряет везде по больнице. Идет в раздевалку. "А что там? Только раковина и кровать. Пойду-ка я возьму эту штуку".

Ему иногда давали дозы Sulph., Tub. и Luet.

Месяц назад (через пять лет и три месяца), этот безнадежный слабоумный мальчик, который в три года не мог держать прямо свою голову, не мог сидеть прямо, не мог сам есть, мог только сказать "мама" и "папа," заходит и спрашивает: "А вы решаете кроссворды?"

  • Он говорит: "А вы можете позвонить в свой звонок, чтобы кто-то снова вошел?"
  • Говорит мне, как он ходил в школу, чтобы его осмотрели, и доктор сказала: "Посчитай мне несколько бусин. Какая линия самая длинная?"
  • Как она сказала: "Откуда берется молоко? — А он ответил: от коровы. — Откуда у тебя берется мясо? И он сказал ей: от быка. — Для чего нужен стул? И он сказал: чтобы сидеть. — Для чего нужен стол? — И он сказал: чтобы на нем писать.

Ребенок расхаживает по комнате и без конца говорит очень умные вещи. Потом он кричит на меня: "Д-р Тайлер, что случилось с вашим звонком? Он не звонит. Вы что, вытащили из него все устройства, что были у него внутри?"

Его походка все еще ужасна, но он ходит. У него еще бывают иногда отдельные приступы. Его все еще трудно понимать, хотя школьному доктору удалось понять все, что он говорил. Но он вовсе не слабоумен!

Вилли Х., 17 февраля 1920 г.

  • Он так никогда и не сидел — в возрасте двух лет.
  • Его голова заваливается назад. Он не может держать ее прямо.
  • Он был в больнице Кингсленд в течение пяти месяцев с менингитом.
  • "У него из позвоночника брали жидкость".
  • Когда-то давно у кого-то из его семьи был туберкулез.

Сейчас, в 2 года, может сказать только "мама" и "папа”.

Был проведен массаж шеи и положение головы улучшилось. Graph 200 (1).

Через семь дней г-жа Бидон передвинула первый шейный позвонок.

Через два месяца:

  • Теперь он передвигается по полу (ползает).
  • В первый раз сам поел.
  • С тех пор, как он посетил нас, он стал говорить. Произносит несколько слов.
  • Ест ложкой. Отказывается принимать какую-либо пищу, если мать не дает ему ложку.
  • Сейчас голова потеет очень мало. Tub. bov. 200 (1).

Через три месяца:

  • Железы в порядке.
  • Сидит сам. Подтягивается в своей кроватке и встает.
  • "Говорит обо всем на свете" (отдельными словами).
  • Понимает, что ему говорят.
  • Машет мне рукой на прощание, когда ему говорят это сделать.

Через четыре месяца:

  • Сам перебирается из одной комнаты в другую.
  • Ни за что не ест без ложки и тарелки.
  • Стал наблюдательным, так как показывает на полку, когда приходит к нам, и говорит: "Бутылки!"Tub. bov. 200 (1).

Через одиннадцать месяцев:

  • Улучшение во всех отношениях. Играет со своими сестрами.
  • Сейчас ходит везде с поддержкой.
  • "Что это у тебя в кармане?" Он мельком бросает хитрый взгляд: "Деньги!" Он уже не слабоумный.

Через год:

  • Показывает мне свое кольцо. "Кто тебе это дал? — Папа".
  • Говорит матери: "Меня стукнул какой-то мальчик! — Куда стукнул? — По лицу. — А как зовут мальчика? — Вилли Говард, Тоттенхэм Роуд" (имея в виду себя).
  • Он не только больше не слабоумный, он еще и стал постреленком!

Через тринадцать месяцев: подражает отцу. Говорит: "Магазин закрыт. Сейчас никаких творожников!"

  • Совершенно разумный. Говорит.
  • У него был нарыв на десне. Сказал своей матери "взять иголку и воткнуть в него". (Ему сейчас только 3 года, и в течение двух лет он был слабоумным!)
  • Ему все еще трудно сидеть прямо самому. Calc. ph. 12, t. d. s., 3 дня.

Через семнадцать месяцев: ходит по комнате сам с помощью стульев. Перебирается из одной комнаты в другую сам, теперь своими ногами!

  • Разговаривает нормально, предложениями. Чистоплотен.

Через двадцать один месяц:

  • Просит г-жу Бидон, которая делает ему массаж спины, "не выдерните мне ноги!"

Через два года:

  • "Где ты сейчас живешь? — У бабушки". Сообщает ее адрес, а потом добавляет: "Сейчас я там не живу". Очень умен.
  • В следующий раз: "Где ты живешь? — У бабушки. — Да нет, где ты на самом деле живешь? — У бабушки, я же сказал даме!"

Через два года и два месяца:

  • Может ходить по комнате. "Я буду бойскаутом!" Хромает на левую ногу. Tub. bov. 200.

Через два года и четыре месяца:

  • Полон проказ. Болтает. Уверенно расхаживает по комнате, но прихрамывает. Tub. bov. 1М (1).

Этот сорванец ни разу не сидел к двум годам, не мог держать прямо свою голову. Мог только сказать "папа" и "мама".

Айда С., 31 января 1921 г. (из Сент-Леонардса, то есть приходит к нам нечасто).

  • Одна из трех детей, двое других — нормальные.
  • У матери не было выкидышей, но один раз были долгие роды.
  • Эта девочка получила повреждения при родах.
  • Теперь, в 4,5 года, не может даже сидеть. Сгибается вдвое, когда ее пытаются посадить прямо.
  • Голова заваливается во все стороны, девочка не может прямо держать ее.
  • Глаза закатываются вверх.
  • Ноги вялые, свисают как цеп.
  • Голова большая, очень болезненна на затылке, где находится глубокая вмятина.
  • В 4,5 года может сказать только "папа" и "мама".
  • Когда готовят пищу, она просит еды, хлопая в ладоши и открывая рот.
  • Если мать подходит к крану, а она хочет пить, то она смеется и поет.
  • В течение двух лет ей проводят лечение щитовидной железой, но улучшений нет. Сейчас ей 4,5 года.
  • Поскольку родители жили так далеко, я взяла ребенка к себе в больницу на три недели.

Ей сделали массаж шеи. Но она беспокоилась, отказывалась есть, пришлось отправить ее домой (я думаю, ей дали Calc. c.).

В следующий раз пришла на прием через шестнадцать месяцев: Произошла удивительная перемена! Она может ходить, если кто-то подаст ей руку (эта девочка расслаблено лежала в любом положении, в каком бы ее ни положили, в возрасте 4,5 лет!)

  • Она пытается говорить. Говорит: "Здрасьти"! Говорит "Какао — чай — масло", если ей их хочется или она их видит.
  • Знает кое-что.
  • Становится чистоплотной и сообщает о своих нуждах.
  • Она все еще напоминает ребенка типа калькарея, полная, светлая, рыхлая.
  • Очень бледна. Рот открыт, голова все еще довольно заметно отклонена назад.
  • Ест сама. Берет пищу и ест ее.
  • Больше смотрит прямо, раньше она закатывала глаза вверх.
  • Напевает мелодии и несколько слов громким хорошим голосом.
  • Копирует звуки.
  • Говорит длинными предложениями, которые трудно понять.
  • Боится находиться в поезде. Не выносит шума.
  • Затыкает уши в поезде, или когда кричит ее брат.
  • Обожает младенцев. Плачет, если ее забирают от них.
  • Ревнует. Обожает своего отца и ревнует его.
  • "Больше замечает мужчин, чем женщин".
  • Иногда страхи по ночам.
  • Ходит сама, толкая перед собой стул.

(Эта девочка шестнадцать месяцев назад, в возрасте 4,5 лет, не могла ни поднять голову, ни сидеть прямо.)

Ее внешность наводила на мысль о Calc. Симптомы указывали на Lyc, а наиболее необычные из них — на Verat. alb.

Поэтому в мае 1922 г. ей дали Verat. а. 10М (1).

Через пять недель: гораздо более шумная. Начала ходить совсем одна через четыре дня после Verat.

  • Говорят, что она понимает все, что ей говорят. Гораздо лучше.
  • Зовет своего брата "капризный Гарольд". Значительное улучшение.
  • Еще раз провели массаж шеи.

В следующий раз была на приеме через три года и четыре месяца:

  • Ей было гораздо лучше, пока она не заболела. Разговаривает. Теперь может пройти милю.
  • Опять работали с ее шеей. Verat. а. 10М. Ее вторая доза.

В ответ на мое письмо теперь, восемь месяцев спустя:

  • Мать сообщает об улучшении во всех отношениях. Произносит то, что ей говорят. Начинает понимать. Все еще нервничает и слюнявит, а иногда возбуждается. Она очень наблюдательна. Лучше передвигается.
  • Повторяет то, что ей говорят.
  • Мать собирается привозить ее еще.

Джоан А., октябрь 1921 г. (прислана д-ром Сондерсом из Национального общества по предотвращению жестокого обращения с детьми).

  • Одна из ее сестер — эпилептик. Джоан — одна из шести детей, и мне сказали, что у всех у них кишечник был поражен туберкулезом.
  • Джоан сейчас два года. У нее очень сильные отклонения от нормы, но она не является умственно отсталой, совсем наоборот!
  • Она пронзительно кричала по два раза в день с возраста в 14 дней до 9-и месяцев. Как и у остальных ее братьев и сестер, кишечник у нее поражен туберкулезом.
  • Она пошла в 15 месяцев. Разговаривала в 11 месяцев.
  • Не хотела играть с куклой, пока не выдавила у нее глаза и не выдрала волосы. Теперь она очень любит ее.
  • Всегда хватает свою несчастную мать за волосы и днем, и ночью. Во сне, если ее руку разжать и убрать, она просыпается и не засыпает снова, пока опять не хватается за волосы.
  • Бьется головой о предметы. Шлепает себя по голове. Засовывает пальцы в уши и кричит.
  • Поет. Хорошая память. Поет детские песенки.
  • "Очень несчастный ребенок", — говорят мне. Как будто одержимая.
  • Говорит, что все принадлежит ей — "МОЕ"! Если увидит младенца в коляске, хочет его себе. Говорит: "Это МОЕ"!
  • Никогда не плачет, пронзительно кричит.
  • Если ей удастся заполучить то, что она хотела, то она выбрасывает эту вещь.
  • Не хочет никаких игрушек. Хочет ножи, ножницы, свечки, бекон. Ласкает их.
  • Обязательно желает заполучить то, что ей хочется. Все "МОЕ"!
  • Единственное, чего она боится, это луна.
  • Не хочет носить одежду. Ночью хочет оставаться голой, без одежды.
  • Хочет приласкать сырой бекон, сырую рыбу. Не дает готовить их. Staph. 1М (1).

Через месяц:

  • Срывает с себя одежду. Лежит, кричит и лягается. Стала яростней.
  • Кусает свою сестру. "Жестокий ребенок". Гораздо хуже, чем раньше.
  • Достает масло, ласкает его, а потом бросает его на огонь.

Через семь недель:

  • Кусает сестру за ногу и настаивает на том, чтобы посмотреть на это место двадцать раз в день.
  • Лжет. ("Почему ты плачешь? — Мама пнула меня!")
  • Не хочет, чтобы на нее смотрели.
  • Вся пища принадлежит ей.
  • Часто падает. Много кричит или поет. Резкий переход от одного к другому.
  • Хорошая память. Пытается снять одежду.
  • Кричит и сопротивляется, когда ее моют и одевают.
  • Все ломает.
  • Говорит, что все ПРИНАДЛЕЖИТ ЕЙ!
  • Беспокоит сестру, страдающую эпилепсией.
  • Говорит "Это МОЕ!" по отношению ко всему и пытается все забрать.
  • Никогда не устраивает шума, если стукнется или поранится.
  • Никогда не говорит "да" или "нет", только "Я БУДУ!" "Я МОГУ!" Luet. 1М (1).

Через три месяца: улучшения нет. Несколько доз Cham. 12.

Через три с половиной месяца: в течение нескольких дней было лучше. Меньше кричит.

  • Знает алфавит, свое имя и адрес, "таблицу умножения 2 х 2".
  • (Ей всего два года!) Когда я говорю: "До свидания", она говорит "До свидания, доттар (доктор) Тайлер" без напоминания. Помнит все имена, которые когда-либо слышала.
  • ТРЕБУЕТ, чтобы ей дали масла. Съедает немного. Ласкает его, а затем бросает в огонь. Tub. bov. 30 (1).

Через четыре месяца (14 дней спустя): мне говорят, что ей не лучше! хуже! Она кричит. Кусает сама себя. Пинается и кусается.

  • НО в течение последних четырнадцати дней она впервые была чистоплотной. Спрашивает о "комнате" и пользуется ею.
  • И выглядит она лучше!

Через пять месяцев (спустя еще две недели): в некоторых отношениях лучше.

  • Меньше приступов крика.
  • Чуть более нормальная и довольная.
  • "Всего два раза была в плохом настроении". P. R. N. (лат. Pro re nata — по необходимости. — Прим. перев.) Tub. bov. 30 (1).

Через шесть месяцев: сегодня впервые ведет себя тихо. Ни одного крика. Тихо ходит по комнате, вместо того чтобы держаться за мамину шею, кричать и плакать, как она это делала до того.

  • Все еще играет со своим калом.
  • Создается впечатление, что она не испытывает чувства боли. Никогда не плачет, если поранится или ударится.

Иногда она бывает очаровательной. Она пугающе не по годам развита, а ведь ей всего 2,5 года.

Г-жа Вильямс (сотрудница Национального общества по предотвращению жестокого обращения с детьми), которая приводит ее, рассказывает мне, что ее мать была близка к нервному расстройству. Она чувствовала, что ей нужно убить этого ребенка. В этом нет ничего удивительного. Я смогла успокоить мать. Я тоже была в отчаянии, ничего не помогало, пока не удалось найти лекарство для нее — Tuberculinum. (Tuberculinum прекрасно помогает некоторым из таких пациентов с психическими проблемами, у которых, как в этом случае, была история заболевания туберкулезом в семье.)

Д-р Сондерс и эта дама были в восхищении от разительных перемен, произошедших с Джоан. Она захотела какую-то книгу. Ей отказали в этом. На минуту она спрятала лицо в платье матери, а потом продолжила играть. Мы все наблюдали, как она тихо ходила по комнате, приятно проводя время. В первый раз она не хваталась отчаянно за шею своей матери, а занималась чем-то другим.

Через девять месяцев: мать ведет ее за собой и она таким образом кротко входит в комнату. Пожимает руку.

  • Сидит на стуле и разговаривает. Выглядит вполне довольной.
  • На прошлой неделе было очень плохо, не удалось отдохнуть три ночи. Она кричала, царапала всех и кусалась.
  • Тянула мать за волосы.
  • Плакала, а потом стала кричать, что воду надо вернуть обратно! — она имела в виду собственные слезы!
  • Ей дали апельсин. Она закричала: "Ты порвала мой апельсин! Почини его и положи семечки обратно!" Очень жестокая. Любит кусаться. Лижет людей!
  • Пачкает, но теперь сама это убирает. Берет бумажку и вытирает пол. Несет это в уборную (свой собственный кал!). Tub. bov. 30, который повторили через месяц, так как ей стало хуже.

Через одиннадцать месяцев: стала совершенно другим, довольным ребенком. Мать говорит, что она ведет себя вполне нормально, только очень капризно. Ей 2 года и 10 месяцев. Она проглотила свой "успокоитель" и сказала: "Ах, ну вот, все будет хорошо. Когда я заболею, я приду еще!" Сегодня она выглядит милым, довольным ребенком, везде бегает и болтает со мной.

Через двенадцать месяцев: состояние прекрасное, но все еще жестока.

  • Порезала ножницами ухо кошке. Жестока по отношению к своей сестре.
  • Мозг слишком активен, и пока что нет совести.

Через тринадцать месяцев: состояние очень плохое. Пыталась поджечь мать.

  • Находясь у нас, прекрасно играет. Tub. bov. 30. Он оказывает на нее просто волшебное действие.

Через четырнадцать месяцев: мать говорит, что она стала практически нормальной.

Через пятнадцать месяцев: опять кричит. Tub. bov. 30.

  • Ей и дальше было хорошо и она иногда принимала по дозе лекарства, когда в этом была необходимость.
  • После дозы Drosera стала очень капризной.
  • Кричит и рвет на себе одежду.

Опять, как и прежде, стала нюхать людей как собака. Tub. bov. 1М.

Через год и шесть месяцев: становится ласковой. Плакала, когда мать уходила куда-то.

Где-то через два года д-р Сондерс, желая дать ее матери отдых, а страдающей от эпилепсии сестре — возможность проявить себя, пристроил девочку в приют. Она вела себя очень хорошо и мило, и там не поверили, что она когда-то была так неуправляема. А потом они пришли от нее в ужас, и так продолжалось до тех пор, пока я не послала ей дозу Tub. bov. 1М, возымевшую свое обычное волшебное действие.

Через два года восемь месяцев: теперь она ходит в школу. Ей время от времени все еще бывают нужны дозы лекарства, но она стала намного нормальней, только развита не по годам и с богатым воображением.

Через три года: недовольна всем — едой, одеждой (сейчас ей около пяти лет). Очень привередлива и постоянно требует чистую одежду.

Через три года и один месяц: очень капризна. Сдирает с себя всю одежду. Хорошо занимается в школе и хорошо учится. Смешит всех детей. Устраивает сцены, и ее наказывают.

Ее мозг слишком активен, однако ее моральные установки развиваются с запозданием. Развитие совести у детей происходит в разном возрасте. Я не думаю, что у этой девочки совсем нет совести.

То, что она говорит и делает, поразительно. Услышав, что какой-то ребенок промочил свою постель, она промочила свою. Говорили, что если что-то сделал кто-то другой, она тоже ХОЧЕТ сделать также. Хотела, чтобы у нее на груди был большой прыщ, как у ее матери, и т. д., и т. п. Когда ее однажды осмотрел д-р Боленд, он поставил ей диагноз "одержима дьяволом" (но совсем не обязательно злым).

Потом Джоан опять пропала. Ее поместили в школу при монастыре, чтобы дать ее семье отдохнуть. Когда наступает время для следующей дозы Tuberculinum, она ошеломляет монашек своим поведением!

Состояние страдающий от эпилепсии хрупкой сестры Джоан, Маргарет, улучшилось от Pulsatilla, а затем Silica превратила ее в чудесного ребенка. У нее уже в течение двух лет не было ни приступов эпилепсии, ни легких припадков.

Мэйбл Дж., июнь 1919 г.

  • Ей 24 года.
  • Не может держать голову прямо. Голова либо свешивается, либо девушка ее поддерживает.
  • Она кладет ее или на плечо тому, кто находится с ней рядом, или на стол.
  • У нее все время вываливается язык изо рта. Он мотается из стороны в сторону.
  • Если ее просят не шевелить им, она хватает его рукой.
  • Постоянно слюнявит. Вся одежда на груди насквозь промокает от слюны.
  • Полагают, что на нее подействовали воздушные налеты. Но вероятно, что она отставала в развитии и до этого.
  • Она несколько раз падала (и ударялась).
  • Трудно выяснить, как долго она находилась в таком состоянии, была ли она вообще когда-либо нормальной. Говорили, что когда-то она была способна выполнять поручения. Она обучалась в специальной школе.
  • Она может писать свое имя и адрес своим особым способом.
  • Одна из восьми детей. В семье есть родственники, болевшие туберкулезом. Ее братья умны и нормальны, один из них умер от туберкулезного менингита.
  • Ест только тогда, когда ее кормит мать.
  • Раньше часами плакала без причины.
  • Боится одна подниматься по лестнице на верхний этаж.
  • Весь день сидит, и ничто не вызывает ее интереса.
  • Раньше умела решать простые примеры, но сейчас не может и этого.
  • Думает, что люди говорят о ней. Если ее мать с кем-то разговаривает, то она говорит: "Мама, ты сказала им, что я умственно отсталая".
  • Хочет знать, почему ее мозг не работает так, как у других.

Большая часть ее симптомов указывала на Phos. Но из-за того что у нее в семье были больные туберкулезом, и с учетом того, как Tuberculinum действует на больных с умственными проблемами при наличии туберкулеза в анамнезе семьи, ее лечение начали дозой Tub. bov. 30 (1).

Через месяц: язык все время болтается снаружи, она крутит им во все стороны. Сегодня сама съела твердое печенье. (Еду нужно класть ей в рот.)

Г-жа Бидон сделала ей массаж шеи. Ей пришлось дать обезболивающее — единственный раз, когда это потребовалось. В результате она смогла держать голову прямо. Состояние шеи лучше. Язык высунут в меньшей степени. Говорит лучше. Впоследствии ей еще раз делали массаж шеи.

Через три месяца: слюна не течет. Выглядит лучше, но все еще расстроенной. Плачет не так много, как раньше.

Через четыре месяца: Phos 200 (1).

Через пять месяцев: гораздо лучше, говорит.

Через семь месяцев: ощущает холод. Голова снова падает больше. Больше слюнявит. Phos 1М (1).

Через восемь месяцев: еще массаж. Ей гораздо лучше.

Через девять месяцев: помогает матери мыть посуду и т. д. Слюна не течет. Несколько доз Calc. phos. 12.

Через одиннадцать месяцев: сама отрезает себе мясо и хорошо ест. Вы, конечно, помните, что матери нужно было класть ей еду в рот.

Через год: скачет. Много говорит. Выглядит гораздо лучше. Мать говорит, что она "вполне вернулась в нормальное для нее состояние".

Через пятнадцать месяцев: говорит, что ее жизнь не представляет собой ничего особенного, так как она не может ходить на работу!

  • Ей несколько раз давали Tub. bov., а также высокое разведение Baryta carb.

Где-то через два года: дела у нее идут хорошо. Теперь немного стирает. Пропускает одежду через выжималку. Одевается сама.

Через три года: говорит мне, что ей не понравилось на верхней площадке автобуса. Ее так трясло, что она боялась, что упадет. Добавляет: "Будут несчастные случаи!"

Девушка еще иногда приходит к нам. Ей очень хорошо помогла Baryta carb., потому что она в последнее время очень застенчива и теперь опускает голову из-за застенчивости. Она также очень подозрительна.

Но она стала совершенно другим существом по сравнению с той совершенно слабоумной девушкой с высунутым болтающимся языком, постоянно покрытой слюнями, способной держать голову прямо только при помощи руки, какой она была вначале. Она моет окна, чистит ножи и вилки. Гладит. А ведь в возрасте 24 лет ее нужно было кормить!

Пегги Ф.

  • В пять лет она еще никогда не ходила.
  • Не может самостоятельно стоять, теряет равновесие.
  • Умственная слабость, сильная умственная отсталость.
  • Чистоплотная.
  • Ест очень медленно. Ест сама.
  • Говорит мне свое имя. Знает людей.
  • Говорит предложениями, очень медленно.
  • Делает все невероятно медленно.
  • При ее рождении применялись инструменты. Роды были долгими.
  • В семье со стороны отца были больные туберкулезом.
  • В возрасте 3 лет не могла прямо сидеть.
  • Слова, которые говорят младенцы, начала говорить в 3 года.
  • Не испытывает ни голода, ни жажды. Очень сильная склонностью к запору.
  • Сделали ей массаж шеи. Sul. CM (1).

Через две недели: на секунду встала сама. Стала лучше соображать.

Через пять месяцев: ходит вбок, если держать ее за одну руку. Ноги стали полными. Сильно набирает вес. Tub. bov. 200 (1).

Через восемь месяцев: сползает вниз по лестнице головой вперед. Dros. 1М (1).

Через десять месяцев: прогресс в умственном развитии. Лучше соображает и умнее.

Через одиннадцать месяцев: нервные приступы. ("До этого слишком плохо соображала, чтобы нервничать"!) Проснулась и сказала, что где-то рядом собака, и закричала.

  • Кричит при шумах и боится. Calc. c. CM (1).
  • (Сейчас девочка полная и бледная, ей уже довольно продолжительное время явно была нужна Calc.)

Через двенадцать месяцев: мать говорит, что она делает поразительные успехи. Может немного ходить. Ноги слабые, но уже совсем другие. Цвет лица лучше.

Через тринадцать месяцев: повторили Calc. c. СМ (1).

Через пятнадцать месяцев: делает поразительные вещи. Сама стоит около ворот. Встает довольно хорошо. Сегодня хочет выбраться из машины скорой помощи, и с небольшой посторонней помощью ей это удается.

Через шестнадцать месяцев: лучше. Должна начать ходить в школу. Ходит неуверенно, но держится лишь за один палец.

Через семнадцать месяцев: гораздо лучше. Очень жизнерадостна.

Через девятнадцать месяцев: у нее есть браслет. Она говорит: "Не ношу его в доме".

  • С тех пор как пошла в школу, где она играет, стала хуже спать.

Через двадцать месяцев: "Вы не тронете меня, правда? Вы сделаете так, чтобы я ходила?" Теперь ходит по лестнице вниз задом наперед. Когда началось улучшение, она сползала вниз головой вперед.

  • Очень оживленная. С головой все в порядке.

Через год и девять месяцев: замечательное улучшение умственного состояния. В школе дела идут хорошо.

Через два года: хирург, который сказал когда-то, что она никогда не будет ходить, теперь говорит: "Ты сможешь танцевать". Когда эти слова повторяют для меня, она поправляет: "Не танцевать - танцовать!" Сейчас она очень педантична в отношении произношения. Говорит: "Он никогда больше не скажет, что этот ребенок никогда не будет ходить”.

Через два года и два месяца: так как Calc. CM сильно помогла ей, я стала "плюсовать" ее в течение нескольких месяцев.

Через два года и четыре месяца: "замечательное состояние здоровья". Врывается в комнату, прыгая и смеясь, подпрыгивая несколько раз подряд (держась за чью-то руку). Становится красивым ребенком. В школе ее не любили, а теперь любят.

Через два года и десять месяцев: мне говорят, что теперь она ходит вниз по лестнице сама. Для того чтобы запутать нас, она поправляет это высказывание и говорит, что она "ползет вниз по лестнице на голове!"! Полна жизнерадостности. Толстощекая. Сейчас у нее уже нет никакой умственной отсталости!

Хирург, который сказал, что Пегги Фарр никогда не будет ходить, восхищен ею. "Пусть она приходит в школу, она такая здоровая и сильная". Она может сама катать коляску со своей куклой.

Приходило довольно много пациентов с синдромом Дауна. Тут у нас совсем другая картина. Некоторые из них бестолковы, имеют плохой характер и отвратительны. Другие же совершенно обворожительны.

Таким был Юджин В. Первый раз он пришел на прием в сентябре 1920 г.

  • Ему было почти 6 лет.
  • Он был типичным пациентом с синдромом Дауна. Маленький,
  • с микроцефалией,
  • без переносицы,
  • с плоским лбом и
  • веснушчатый.
  • У него были расслаблены суставы. Ноги сгибались во всех направлениях, очень гибкие.
  • У него был типичный покрытый трещинами язык, но эта черта менялась по мере лечения, а потом возвращалась снова.
  • У него были раскосые глаза с эпикантусами.
  • Квадратные руки, создающие впечатление, что они без костей, и т. д., и т. п.
  • При лечении он стал развиваться по монголоидному типу, стал чрезвычайно музыкальным, очень наблюдательным и любопытным, очень много подражал, как вы увидите далее.
  • Ему было почти 6 лет, но он начал ходить только в последние четырнадцать месяцев.
  • В последнее время ест сам с помощью ложки.
  • Никогда не показывает, что он хочет пить, но не будет есть до тех пор, пока ему не дали что-то попить.
  • В последнее время стал чистоплотен по ночам. Днем за ним нужно следить, он никогда не сообщает матери о своих нуждах.
  • В истории болезни нет туберкулеза.
  • У матери есть еще один (нормальный) ребенок.
  • Очень ласковый. Любит, когда его целуют.
  • Беспокоен по ночам. Сбрасывает с себя одеяло.
  • Очень хороший аппетит. Только недавно начал жевать.
  • Страхов нет. Возбуждение примерно в 5 часов пополудни.
  • У него никогда не было приступов.
  • Конечности покрыты пятнами. Сгибаются во все стороны. Очень гибкие.
  • У матери плохие нервы. В возрасте 7 лет у нее была хорея. У нее зоб. Luet. 200 (1).

Через месяц: стал сообразительнее и умнее.

Через шесть недель: сообразительнее. Значительно умнее. Говорит "Та!"

  • Лучше ходит. Панически боится ниток. Sulph. 10M (1).

Через три месяца: больше играет.

  • Глаза открыты гораздо больше.
  • Спит спокойно. Теперь не раскрывается по ночам.
  • Теперь он стремится оцарапать других детей. Он завидует им.

Через три с половиной месяца: руки сильнее. Лучше ест сам. Thyroid, grs. i, bis die (лат. два раза в день. — Прим. перев.).

Через четыре месяца: поет и обычно доволен. Пользуется ножом и вилкой. Отбивает такт, когда поет. Стал что-то лепетать.

  • Стал повторять за другими.
  • Видит, как его сестра читает молитву, и тоже поднимает руки и что-то лепечет, копируя ее.
  • Страстно любит музыку. Может сидеть и слушать музыку без конца.
  • Показывает на граммофон и по-своему просит его включить.
  • Показывает на чашку, если хочет пить, и на другие вещи, которые хочет получить.
  • Теперь играет с сестрой. Когда она входит в комнату, идет к ней и обнимает ее рукой.
  • Стал издавать весьма мелодичные звуки. Поет со мной, когда я пою.
  • Хорошо ходит. Имитирует меня, когда я пою.

(Я пользуюсь хитрым приемом с этими детьми, который заключается в том, что я более или менее мелодично кричу им. Очень многие из них музыкальны, поэтому таким образом можно установить с ними контакт.) Lach. 10М. Позже прием лекарства повторили.

Через восемь месяцев: очень интересуется другими детьми, находящимися в больнице, и музыкой.

  • Трещин на языке меньше.

Через девять месяцев: прошел пять миль! Сейчас может пить сам.

  • Единственное, чего он боится, это кусочков шерсти и ниток.
  • Затем ему дали дозу Sepia.
  • Еще позже в течение месяца повторяли Thyroid.
  • Затем Baryta с. C. (1).

Через тринадцать месяцев: теперь он очень наблюдателен. "Когда его впервые привезли сюда, его нельзя было заставить посмотреть на что-либо".

  • Все время погружен в какие-то размышления.
  • Не может говорить. Издает звуки. Отбивает такт. Пытается заставить меня петь. Запоминает. Подходит, подняв ко мне свое маленькое лягушачье лицо, легонько трогает меня за руку и начинает отбивать такт своей рукой. (Это его способ просить меня воспроизвести для него какую-нибудь музыку.)
  • Теперь когда он хочет пить, он идет и приносит стакан.

Дети с синдромом Дауна часто очень музыкальны, очень любопытны и великие подражатели.

Сейчас он вполне любопытен! Я держу его в комнате часами, чтобы понаблюдать за ним. Он бродит по комнате, наблюдая все, что происходит с другими детьми.

Моя последняя запись датирована январем 1922 г. После этого он перестал приходить. У него было несомненное сильное улучшение в направлении, типичном для таких детей с синдромом Дауна: музыка, наблюдение, подражание. Я недавно написала его матери, чтобы спросить о нем, но мое письмо вернулось из отдела невостребованных писем. Мне бы очень хотелось снова повидаться с Юджином Вудвордом. Он так мне нравился!

Мне удалось найти следы другого типичного ребенка-девочки с синдромом Дауна, которая раньше какое-то время приходила к нам. Когда я написала им недавно, ее мать привела ее ко мне на прием.

Мэйбл С., в первый раз пришла на прием в сентябре 1921 г. Тогда ей было 11 лет и 8 месяцев.

  • Она одна из четырех детей. У ее матери не было выкидышей. Мне сказали, что она родилась на седьмом месяце беременности.
  • Она не могла держать головку до 14 месяцев.
  • Начала ходить только в 4 года.
  • Только что начала членораздельно говорить (в возрасте почти 9 лет).
  • Ее не принимают ни в одну в школу.
  • Она может только выбирать буквы и цвета.
  • Путается при попытке что-то вязать.
  • Издает специфические звуки.
  • Спит лицом вниз, опираясь на локти и колени.
  • Болезненное, уродливое, покрытое пятнами лицо, покрасневшие веки глаз.
  • Высовывает язык на половину длины.
  • Шея изогнута. Голова наклонена вперед и влево.
  • Движения шеи очень ограничены.
  • Массаж шеи привел к тому, что она сразу стала лучше двигаться. Плацебо.

Через месяц: лучше во всех отношениях.

  • Глаза беспокоят меньше.
  • Менее застенчива.

Черед два с половиной месяца: лучше говорит. У нее была чесотка. Sulph. СM (1).

Через три месяца: улучшения с психикой.

  • Больше похожа на нормального ребенок. "Была так похожа на младенца".
  • Спокойнее. Теперь она больше не гримасничает. Лучше говорит.

Через четыре месяца: гораздо лучше.

Через семь месяцев: смышленей.

  • Все время говорит, и более членораздельно.
  • Кажется, что теперь она понимает все, что ей говорят.
  • Уродлива. Толстый нос. Med. 10М (1).

Через три года (в этом месяце): мать приводит ребенка в ответ на мое письмо.

  • Гораздо лучше. Она сильно изменилась.
  • Чрезмерно обильные месячные уже больше года.
  • Все еще сохраняется типичный вид ребенка с синдромом Дауна. Микроцефалия.
  • Но она помогает. Моет посуду. Чистит раковину. Всегда чем-то занята.
  • Говорит вполне членораздельно.
  • Мне говорят, что она сильно изменилась. Может немного читать и писать.
  • Мы немного подвинули верхний позвонок и дали ей Thyroid на месяц.

У таких пациентов бывают улучшения. Но никто не ожидает многого от людей с синдромом Дауна.

Джордж Г., февраль 1922 г.

  • Первый ребенок. Есть только еще один ребенок, который родился нормальным.
  • Выкидышей не было.
  • Сейчас ему 4 года и 8 месяцев. Это самый изящный и милый, маленький и совершенно слабоумный ребенок, которого только можно вообразить: он тонкий, бледный, со светлыми волосами, хорошо сложенный, находится неустанно в движении. Он изящно одет в безукоризненно белый костюм и белую кепку.
  • Его вносят в комнату. Когда его отпускают, он начинает без конца грациозно бегать по кругу. Его можно поймать и удержать, но как только он вырвется, он опять начинает бегать круг за кругом. Его прислал д-р Сондерс.
  • Он никогда не походил на нормального младенца. Не мог прямо сидеть до тех пор, пока ему не исполнилось 12 месяцев. Не ходил до 3 лет. Всегда выбрасывал руки вперед, как будто в испуге (приступы слабой формы эпилепсии?) с рождения.
  • Он прошел множество видов лечения. Врач-специалист по нервам давал ему бромид на протяжении восемнадцати месяцев (поскольку у него были приступы, когда он падал — налево). Дома у него есть небольшой обитый войлоком уголок, где он в безопасности. Он может упасть и встать целых шестнадцать раз.
  • Его лечили от эпилепсии в больнице университета Кингс Колледж, но улучшений не было.
  • Другой доктор прекратил давать ему бромиды и сказал, что это из-за "давления в мозгу".
  • Он был в Детской больнице у д-ра Стилла, который предположил "повреждение мозга".
  • Его лечил местный доктор, специалист из Винчестера. В больнице для эпилептиков на Квин Сквер сказали, что надежды на излечение нет.
  • Не говорит.
  • Пищу надо класть ему в рот, иначе он может умереть от голода.
  • Когда его кормят, он отбрасывает голову назад как цыпленок.
  • Не смотрит ни на что внимательно. Прикладывает пальцы к уголкам глаз (чтобы было лучше видно?).
  • Не знает ни своих родителей, ни кого-либо другого. Для него все люди одинаковы. Никого не узнает. Ни к кому не привязан.
  • Никогда не находится в покое. Весь день бегает или кидается из стороны в сторону и издает какие-то звуки.
  • Сильные приступы крика.
  • Недержание стула и мочи.
  • Интересно наблюдать за тем, как этот маленький ребенок, такой грациозный, изящный, хрупкий, неустанно бегает по кругу. Он избегает углов. Если кто-то оказывается на его пути, он огибает этого человека и бежит дальше.
  • Мне не удалось оказать на ребенка ни малейшего влияния. Привлечь его внимание невозможно. Даже с его шеей, казалось, не было никаких проблем. Sulph. 10М (1).

Через четырнадцать дней: очень злобный. Выдергивает волосы у матери. Укусил ее за руку. Слабые приступы эпилепсии стали чаще. (Они до этого совершенно прекратились.)

  • Все еще не обращает внимания на то, что происходит вокруг него.
  • Играет с калом и мочой, если ему удается добраться до них. Размазывает их по одежде и лицу.
  • Никаких признаков привязанности. Отец и мать для него ничем не отличаются от всех остальных людей.
  • Не понимает ничего, только бегает по кругу или играет со шнурком. Игрушки ему не нужны.
  • Иногда останавливается, чтобы что-то рассмотреть. Потом опять принимается бегать. Грациозные прыжки и жесты. Или останавливается, качается, выбрасывая руку, а потом бежит опять.
  • После Bell. 10М кричит меньше. Продолжает бегать.

Через два с половиной месяца: бегает уже не так много. Немного спокойнее. Спокойнее в перерывах между бегом. Сегодня смотрит на мою цепочку от часов, смотрит на вещи и играет с ними. Плескается водой, похоже, ему нравится звук. Я слышала, что бешеные собаки бегают по кругу, и спросила его мать о воде. Он плачет перед принятием ванны, но сейчас его оттуда не вытащить. А раньше был такой период, когда он совершенно отказывался мыться. Матери нужно было прятать ведро с водой под фартуком, он ужасно боялся воды в течение многих месяцев. Ей приходилось просто протирать его, положив на непромокаемую подстилку. Lyssin 200 (Hydrophobinum) (1).

Через три месяца (двумя неделями позже): бегает по кругу, но теперь и взад и вперед. Больше обращает внимание на окружающее. Его сестра положила ему в рот кусочек печенья. Он посмотрел на остальную часть печенья и пошел за ней, а потом пришел за вторым кусочком. Мы положили печенье на стол и он сам взял его и съел — впервые в жизни.

  • Стал гораздо более шумным.

Через четыре месяца: лучше. Гораздо спокойнее. Бегает взад и вперед. Начинает играть с игрушками. Если он сделал что-то не так, то он идет, выставляя вперед руку, чтобы его шлепнули. Когда мать хлопает в ладоши, он подходит к ней для того, чтобы она подбросила его в воздух.

  • Все еще бегает по кругу, но не так постоянно. Пытался поговорить с г-жой Вильямс (работницей Общества, которая приводит его), когда она поймала его.

Через четыре с половиной месяца: мы (д-р Сондерс, г-жа Вильямс и я) наблюдали, как у него был длительный приступ покачивания, когда он выбрасывал вверх правую руку. Он пытался вновь и вновь прийти в себя, но это повторялось. Он попытался петь, а потом у него начались еще приступы. Но он ни разу не упал, только изгибался и балансировал, каждый раз выбрасывая правую руку вверх. Это больше было похоже на головокружение, чем на эпилепсию. А потом это прошло и он опять стал бегать. Поиграл со мной. Поиграл с моими часами. Я могла удержать его внимание, пока он пытался взять их, и увернулась от него. Стал более шумным. Пытается петь. Ходит по комнате, ударяя по столу, постукивая по вещам, по оловянной табличке на двери. Из всех предметов пытается извлечь какие-нибудь звуки. Сейчас забирает игрушки у младенца.

  • Похоже, что удалось установить контакт. До этого он жил в своем собственном мире. Сейчас можно привлечь его внимание и вызывать у него интерес.

Через пять месяцев: играет. Смеялся, когда я его щекотала. Сейчас он может играть. Раньше он выдергивал свои волосы, смотрел на них и бросал. Lyssin 200 (1).

Через шесть месяцев (история туберкулеза) — Tub. bov. 200 (1).

Через семь месяцев: контакт с ним лучше. Играет. Ест пищу, которую раньше не хотел есть. Растет. Dros. 200.

Через восемь месяцев: действует матери на нервы. Второй младенец подражает ему. Tub. 1М.

Больше я его не видела. Когда я недавно написала и поинтересовалась о том, что с ним стало, мне сообщили, что "сейчас он в больнице для душевнобольных здесь (в Бейсингстоке). Находится там уже два года. Дома он требовал много внимания и стал все ломать, а так как есть у нас есть еще один младенец, я не могла выбираться из дома, как мне того хотелось бы. Это отнимало все мои силы. Сейчас он выглядит очень довольным. Он немного умнее и немного лучше понимает. Никакого улучшения в разговоре. Стал немного чистоплотнее. Ест сам, левша", и т. д., и т. п.

Альберт Ф., февраль 1922 г.

  • Возраст — 15 лет.
  • Не способен учиться в школе.
  • Не соответствует никакому стандарту.
  • Примерно знает алфавит.
  • Говорит мне, что дважды шесть — пятнадцать.
  • Не может посчитать сдачу.
  • Может написать только свое имя.
  • Он пятнадцатый ребенок, все остальные "прекрасные ученики".
  • Выполняет поручения. Плохо соображает только в учебе.
  • Плачет как ребенок.
  • Ему дали Calc. ph. Затем Baryta c. СМ.

Через пару месяцев:

  • Лучше во всех отношениях.
  • Начал работать, работает с наждачной бумагой и "получает от них чай".
  • Мать говорит, что ему гораздо лучше.
  • Ему сделали массаж шеи.
  • Лечился у нас в течение восьми месяцев.

На прошлой неделе в ответ на мое письмо его мать пришла ко мне рассказать про него. Сам он не мог уйти с работы.

  • Она сказала, что он два года находился на этом месте (у изготовителей шкафчиков), до тех пор, пока фирма не разорилась.
  • После этого его взял к себе один из работников фирмы.
  • Сейчас он зарабатывает 17 шиллингов в неделю, но так и не в состоянии учиться.
  • Он становится "все более одаренным во всех отношениях".
  • Весьма сообразителен во всех отношениях.
  • Очень положительно настроен и просто МОЛОДЕЦ.

Всегда имеет смысл выяснять, как идут дела у некоторых из этих детей, когда они пропадают из виду. Вот еще один радующий пример.

(Неудивительно, что когда ребенку стало лучше, его перестали привозить из Саутенд-он-Си.)

Гарольд К. Пришел ко мне год назад, 11 февраля 1924 г.

  • В 11 лет он умственно отсталый.
  • Злонравный. "Бьет их кулаками".
  • В 3 года у него был младенческий паралич, до того он был в полном порядке.
  • Легко плачет. Легко возбуждается.
  • Боится взгляда одного из докторов, может провести в страхе целую ночь.
  • Ему сделали массаж шеи и таза. По симптомам назначен Phos 200 (2).

Через месяц: никакого улучшения. Не может сконцентрироваться. Неусидчив. Не может сесть и чем-то заняться. Puls. 200 (2).

Через два месяца: гораздо спокойнее.

  • Спит дольше. После последнего лекарства лучше двигает пальцами ног.
  • Гораздо меньше злобности.
  • Опять устал и ест хуже. Puls. 200 (2).

Недавно я написала им, чтобы выяснить, как у него дела через девять месяцев после начала лечения. Директор его школы написал отчет.

Он сообщает, что "умственные способности хорошие.

  • Говорит очень правильно и свободно.
  • Хорошая наблюдательность.
  • Хорошо успевает по предметам, связанным с языком (английским), но очень неточен с арифметикой. По-видимому, ему трудно получить правильный ответ, хотя, по всей видимости, он понимает методы вычисления.
  • Возможно, у него слабая память на действия.
  • В целом он уже достиг и продолжает достигать отличных результатов в учебе.
  • Поведение очень хорошее. Вполне подчиняется школьной дисциплине, хотя имеет склонность к торопливости".

Сегодня я получила сведения еще об одном мальчике, которого я спасла от приюта для умалишенных в 1919 году. "Он начал работать и делает теннисные ракетки".

Я попыталась рассказать вам о некоторых из моих интересных пациентов. В некоторых случаях улучшение достигнуто только с помощью лекарств, иногда наполовину лекарствами, а наполовину массажем.

Мне кажется, что с помощью гомеопатии и при необходимости массажа шеи, мне удается достигать исключительных результатов, во всяком случае, для нашей страны. Мне было бы интересно узнать об опыте других людей, которые занимались такими пациентами. Я уверена, что некоторые из вас смогли бы поведать нам еще более замечательные истории, чем те, что я вам сейчас рассказала.

Мне казалось, что я сделала открытие. Оно заключалось в том, что многие из таких умственно отсталых детей либо совсем не могут держать голову прямо, либо держат ее в поразительно ненормальном положении, и что нужно улучшить кровообращение в мозге, поправив им шею и вернув голову в нормальное положение.

Следует вспомнить, что позвоночные артерии проходят в мозг через небольшой костный канал — проход, образуемый поперечными отростками шейных позвонков. И тогда можно понять, что эти артерии перекручиваются и, конечно же, сжимаются в тех местах, где поперечные отростки расположены не точно друг над другом (из-за вращения одного или более позвонков). Могут быть также затронуты и нервы. Многие из этих детей болезненно реагируют на прикосновения в области шеи.

Как бы то ни было, на практике наилучшие результаты получаются именно у тех пациентов, которым проводили массаж шеи и которым удалось вернуть голову в правильное положение.

Сначала я относилась очень осторожно к тому, чтобы самой проводить массаж шеи этим детям, особенно если дело касалось первого шейного позвонка и речь шла о младенцах.

Первого из таких больных, у которого я заметила (по рентгеновскому снимку) отклонение первого шейного позвонка от оси зубовидного отростка (вот снимок. Этого пациента хорошо знает д-р Вейр!), я отправила к (ныне покойному) д-ру Сэлтону, и он его вправил. Я помню, что он очень нервничал по этому поводу. Этот мальчик должен был поддерживать голову рукой. Он плакал и шатался, когда сняли гипс, который поддерживал его голову. Но вскоре после этого он смог носить на голове тяжелую коробку кирпичей, спускаясь по лестнице. Я помню, как я добывала для него надувной резиновый воротник, так велик был мой страх, что позвонок сдвинется снова. Как я ошибалась! Нормальное положение — это и есть безопасное положение. Я до сих пор время от времени осматриваю этого мальчика, и он чувствует себя хорошо.

Второй пациент, которого я тоже заметила благодаря рентгеновскому снимку, был весьма интересен. Мальчик пострадал от падения в прошлом. Его голова находилась в весьма странном положении. Когда он пытался бежать, то падал. Д-р Уилер отправил его г-ну Хэю. Г-н Хэй передал его мне. Фотография была еще более убедительна, но я не могу разыскать ее, и у меня не записано имени ребенка. Так или иначе, я отправила его к Мартисэсу, и он вправил ему шею.

Позднее г-жа Бидон (американский врач-остеопат) на протяжении нескольких месяцев время от времени любезно приезжала к нам, чтобы помогать мне. Она очень хорошо умеет делать такой массаж. Она была очень популярна среди матерей: об этом убедительно свидетельствует то, что в дни ее приема по утрам у нас поднимался ужасный шум и крик, ведь если один ребенок начинает выть, то все остальные обязательно должны последовать его примеру.

Сейчас у меня есть свой очень простой способ обращаться с первым и вторым шейным позвонком. А остальные позвонки не представляют никакой трудности.

Однако ничто не ново под луной. Всегда оказывается, что кто-то другой уже делает то, до чего вы недавно додумались. Недавно мне рассказали, что в Америке вправлением шеи излечивают бóльшую часть пациентов сумасшедших домов.

Однажды меня очень агрессивно спросил один из членов персонала больницы: "Почему вы не можете заниматься этим где-нибудь в другом месте?" Он полагал, что я запятнаю репутацию больницы.

Я не знаю, как хорошая работа (даже если она в некоторой степени представляет собой нововведение), которую делают без рекламы и не для выгоды, может запятнать репутацию учреждения. Наоборот, эта работа завоевала совершенно неожиданное признание за пределами больницы, и несколько обществ по уходу за умственно отсталыми детьми направляют к нам пациентов (не имею никакого понятия, откуда они узнали о нас!), и это помимо того большого числа пациентов, которые поступили к нам через Общество по предотвращению жестокого обращения с детьми.

Гомеопатия может творить чудеса. Когда мы терпим неудачу, то важно выяснить, ПОЧЕМУ это случилось. Там, где причина болезни механического плана, ее надо исправлять механически. Об этом принципе упоминал уже Ганеман 100 лет назад. А если мы будем пытаться с помощью гомеопатических лекарств излечивать состояния, вызванные проблемами механического характера, то мы не только не сможем получить результатов, возможных при других подходах, но и отчасти потеряем веру в наши лекарства и методы лечения.