Д-р Джордж Роял (США)

Д-р Джордж Роял

Как получить и упорядочить симптомы
для их группировки и систематизации


Перевод Ирины Соколовой (Новосибирск)
Джордж Роял (1853—1931) — профессор Материи медики и терапии на гомеопатическом отделении Университета Айовы, автор ряда не потерявших своей ценности статей и докладов по теории и практике гомеопатии.

Фотография любезно предоставлена Джулианом Винстоном



Доклад, прочитанный во время дискуссии за круглым столом на борту "Лапландии" 30 июля 1929 г.

Естественным образом возникает первый вопрос: "Откуда появляются симптомы, которые встречаются в наших книгах по гомеопатии и Материи медике?"

Я бы ответил так: "Прувинги лекарств". Под прувингами лекарств я понимаю применение лекарств к людям, животным или растениям с целью выяснить, какое влияние оказывает на них конкретное лекарство.

Я считаю, что прувинги лекарств имеют громаднейшее значение не только для настоящего гомеопатии, но и для ее будущего. Почему? Потому что это придает врачу, прописывающему лекарство, уверенность в себе и веру в свою лекарственную терапию. Я утверждаю, что ни один гомеопатический колледж не должен выдавать диплом студенту, не проведшему прувинг хотя бы одного лекарства на себе. Я утверждаю, что для любого гомеопатического общества, состоящего из десяти или более членов, было бы чрезвычайно полезно по меньшей раз мере раз в три года заплатить за прувинг и провести его. Те из слушателей в этой аудитории, кого я имел честь обучать, знают, как они убеждали своих приятелей из другой школы в эффекте, оказываемом Glonoinum на голову и сердце. Наблюдая за студентами после прувинга Belladonna, я замечал, что те, кто участвовал в этом прувинге, проявляли больше энтузиазма в отношении гомеопатической практики, были лучшими учениками и более успешными врачами, чем те, кто не участвовал в прувинге. Вы обратите внимание, что я написал на доске: испытуемых (пруверов) следует выбирать среди как мужчин, так и женщин, старых и молодых; животных, самцов и самок, старых и молодых; растений разных видов. Обратите внимание также на относительную важность этих трех классов.

ИСПЫТУЕМЫЕ

Относительная важность
Люди (старые, молодые, мужчины, женщины)
90%
Животные (старые, молодые, самцы, самки)
9%
Растения
1%

100%

Раньше у меня было только два класса, люди и животные, и соотношение 95 и 5%. Но после того, как я прослушал 6 июля интересную и поучительную лекцию сэра Джагадиса Боуза (Jagadis Bose), я добавил растения, а после дальнейшего изучения прувингов на животных, я увеличил их долю с 5 до 9%.

Раз мы определись с нашими испытуемыми, то следующим вопросом будет: как использовать их наилучшим образом? как их инструктировать? что заставлять их делать, а что нет? Первым распоряжением руководителя прувинга должно быть: никак не меняйте свой образ жизни. Почему? Были ли у вас пациенты, страдающие от белой горячки или сердца курильщика и уменьшившие свою дозу алкоголя или табака? Если были, заметили ли вы появление в результате этого новых симптомов? Вот по этой причине пусть пьющий человек пьет, курильщик курит, пусть испытуемые лежат в постели до завтрака, если у них есть такая привычка, и т.д. и т.п.

Второй шаг — дать каждому испытуемому тетрадь, помеченную номером, но не подписанную его именем. Пусть испытуемый запишет в этой тетради под № 1 свое имя и как можно более полный рассказ о себе. Если испытуемый напишет: "Мать умерла в 38 лет от водянки", выясните, была ли водянка вызвана состоянием сердца, почек или печени. И так со всеми причинами, проследите их до самого начала. После того, как вы получили эти рассказы, пусть испытуемый начнет следующее утро с описания того, как он спал. Если он не спал, то почему: из-за боли, возбуждения ума, чего угодно. Затем пусть он опишет каждый свой прием пищи. И, наконец, пусть запишет все ощущения, испытываемые на протяжении дня, с их модальностями. Если испытуемые студенты-медики, что лучше всего, то пусть они пойдут к заведующим каждой кафедрой для проверки и помощи в описании их состояния. Продолжайте этот предварительный прувинг в течение четырех или пяти дней, пока не будет двух дней с одинаковым результатами, то есть без новых симптомов. Пусть симптомы будут пронумерованы в порядке их появления 1, 2, 3, 4 и т.д. Теперь дайте испытуемым лекарство, контролируя всех шестерых испытуемых, принимающих это лекарство. Пусть они запишут все свои симптомы и состояния в тетради № 2 так же, как в тетради № 1. Пусть специалисты помогут испытуемым со всеми тонкостями. Пусть каждый из последних расскажет историю своей семьи и свою личную. Задействуйте животных и растения. Когда это будет сделано, сравните эти две тетради и вычеркните из тетради № 2 все симптомы, которые есть в тетради № 1.

Сейчас я хотел бы привести три причины, почему я оцениваю симптом, полученный от человека, в десять раз выше симптома, полученного от животного.

Во-первых, животные не могут говорить и описывать свои симптомы. Они могут выть или визжать, хватать или кусать, переворачиваться, бежать и т.д., но они не могут сказать нам словами, испытывают они тупую или острую боль, постоянную или перемежающуюся и т.п. Они не могут сказать нам, чувствуют ли они тошноту или головокружение, ясно ли их зрение или затуманено, шумит ли у них в ушах, и если шумит, то это рев, звон, шипение или что-нибудь еще. Они не могут описать словами какое-нибудь ненормальное, неестественное состояние того или иного органа или ткани в их теле.

Во-вторых, животные не могут описать словами свои модальности, то есть они не могут сказать, облегчается ли их зубная боль при питье холодной воды, ухудшается ли кашель на свежем воздухе, не улучшается ли острая колющая боль при движении или не ухудшается ли пульсирующая, толчками головная боль от поднятия или опускания головы. А эти модальности симптома, как вы знаете, тесно связаны с определением ценности (категории) симптома или группы симптомов, как мы покажем далее.

В-третьих, животных нельзя наблюдать, не изменив их образ жизни. Мы можем достаточно легко получить для анализа кал, но не мочу.

Для иллюстрации и подкрепления моего утверждения, позвольте мне рассказать об опыте, приобретенном мною в одном эксперименте. Между прочим, позвольте заметить, что из всех утверждений, слышанных мной в этом путешествии, лучшее принадлежит Августу Биру: "Опыт гораздо лучше эксперимента". Это утверждение произвело на меня очень сильное впечатление.

Я приладил псу мочеприемник, чтобы получить общее количество мочи для анализа. За 24 часа пес не выделил ни капли мочи, хотя ел и пил, как обычно. Прошло 48 часов — ни капли мочи. Затем пес стал проявлять сильные признаки недомогания, постоянно двигаясь и воя. Его состояние становилось хуже, пока он не умер через 75 часов. Вскрытие показало, что имела место задержка, а не угнетение мочи, что стенки мочевого пузыря стали тоньше, воспалились и в конце концов разорвались. Имел место явный перитонит, который и вызвал смерть. Я описал этот случай для того, чтобы показать не только влияние изменения образа жизни на испытуемого, но и как трудно бывает определить истинную причину неестественного или ненормального состояния. И снова для иллюстрации: предположим, мы дали бы этому псу Belladonna; как легко и естественно было бы сказать: "Собака умерла от перитонита, вызванного наличием мочи в брюшной полости, вызванного увеличением мочевого пузыря, вызванного действием Belladonna на окончания, иннервирующие шейку пузыря".

Но сейчас, чтобы вы могли ознакомиться с точкой зрения людей, экспериментирующих на животных гораздо больше, чем я, позвольте мне процитировать профессора А. Е. Хинсдейла, которого я имел честь обучать Материи медике на его предпоследнем курсе.

Я подробно цитирую его, потому что он заявляет не только о преимуществах прувингов на животных, но также о недостатках и безрассудстве чередования лекарств — порочной практики, к которой я часто привлекаю внимание и которую я рассмотрю в другой раз.

Сторонники гомеопатии считают, что лекарства следует давать по одному, не сочетая их. Нельзя оправдать смешивание лекарств или чередование лекарств. Для подтверждения этого на практике был проведен следующий эксперимент: полоска тонкой кишки кролика была помещена в окисленный раствор Локка при температуре 38°С, а затем подвергнута действию очень слабого раствора Tabacum. Немедленно проявилось действие лекарства, состоявшее в выраженной стимуляции и повышенном тонусе. Постепенно стимуляция стала менее выраженной, но повышенный тонус остался. Другая полоска гладкого мускула, приготовленная таким же образом, как и первая, была подвергнута действию Sabadilla. Эффект был мгновенный, но картина была совершенно отличной от картины, полученной с использованием Tabacum. Оба лекарства произвели немедленную выраженную стимуляцию, но в случае Sabadilla повышение тонуса была гораздо более заметное и устойчивое, а также характеризовалось крайней неравномерностью. Оба лекарства использовались в одинаковом разведении, следовательно, разницу в эффекте можно приписать только их неотъемлемым свойствам, но не разнице использованных концентраций. В этом эксперименте использовали Sabadilla и Tabacum, потому что у обоих лекарств сходная симптоматика, связанная с пищеварительным трактом и показаниями при диарее. По этой причине врачи, небрежно прописывающие лекарства, могут быть склонными к чередованию этих лекарств или использовать смеси этих двух лекарств в случаях, когда кажется, что показано одно или другое из них.

Третий эксперимент был проделан над еще одной полоской тонкого кишечника с использованием смеси равных частей этих двух лекарств, каждое в том же разведении, что и раньше. Полученный результат совершенно отличался от обоих предшествующих. Была получена одиночная начальная стимуляция с последующими множественными стимуляциями практически той же интенсивности. Общий эффект был более однороден и постоянен, чем любые результаты использования этих лекарств по одному. Повышение тонуса было постоянным и практически неизменным, а неравномерности тонуса были не очень заметны.

Получается, как Sabadilla, так и Tabacum воздействуют на гладкую мускулатуру характерным, но отличным образом; смесь этих двух лекарств также производит определенный эффект, но совершенно отличный от эффекта, производимого каждым лекарством по отдельности. В этом-то и дело, трудно увидеть, как лекарства, даваемые вместе или попеременно, могут доказать свою эффективность в гомеопатической практике. Можно сказать, что отслеживание эффекта Tabacum представляет симптомы, по которым это лекарство назначается. Отслеживание эффекта Sabadilla имеет то же значение, и никакого другого. Очевидно, что Tabacum не показан, когда лекарством является Sabadilla, а Sabadilla не может оказаться эффективной, когда показан Tabacum. Физическая основа показаний для каждого лекарства может быть совершенно другой, поэтому должно быть отличие симптомов или показаний, указывающих на именно это лекарство, а не другое. Если оба лекарства даются вместе, создается физическая база для симптомов, но мы не знаем точно, какими в результате будут показания или симптомы.

В этой связи мы можем дать свое определение гомеопатического предписания. Гомеопатическое предписание — это предписание, содержащее подфизиологическую дозу единственного лекарства, создающее все симптомы, ощущения и патологию или физиологическое нарушение подобное той болезни, для которой это лекарство прописывается, в том же анатомическом месте, что и состояние, которое надо излечить.

Лекарство не может излечить состояние, если только его действие не вызывает патологию или физиологическое нарушение, очень подобное тем нарушениям, что вызваны этой болезнью. Физиологическое нарушение, вызываемое Tabacum, совсем не подобно физиологическому нарушению, возбуждаемому Sabadilla, и если дать одно лекарство, когда показано другое, то пользы от этого не будет, потому что оно дано для несуществующего состояния.

Этот эксперимент также наводит на мысль о целесообразности прувинга определенных лекарств, смешанных в разных пропорциях. Очень вероятно, что будут обнаружены новые группы симптомов, соответствующие определенным клиническим состояниям, для которых на данный момент нет гомеопатически показанных лекарств.

Чтобы продемонстрировать, почему нельзя смешивать или чередовать лекарства, мы выбрали Tabacum и Sabadilla, потому что, как говорилось ранее, оба лекарства действуют на одну и ту же ткань и каждое вызывает симптомы в чем-то подобные симптомам, вызываемым другим лекарством. По этой причине у небрежного и неразборчивого врача может возникнуть желание перемежать или смешивать их. Мы попытались показать ошибочность таких действий. То, что было сказано и сделано, легко можно повторить для любых других двух лекарств, которые в результате какого-нибудь поверхностного анализа кажутся имеющими показания сходного характера, в результате чего врач можете захотеть перемежать их или смешать.

С того времени, когда я услышал сэра Боуза, у меня не было времени для всестороннего размышления над его утверждениями, но вот какая мысль приходит мне в голову. Возьмите восемь или десять растений одного вида и возраста, выращенных в одном окружении; отравите некоторые их них Arsenicum и заметьте результат, другие отравите Acidum carbolicum, третьи — Mercurius; затем испробуйте антидоты, особенно Hepar для Mercurius. Наконец, сравните воздействие этих веществ, и что будет еще поучительней, результаты аналогичных экспериментов на животных. Против экспериментов на растениях не будет по меньшей мере одного возражения, возникающего при экспериментах на животных — страдания.

Мы сейчас добились нашей первой цели, а именно, симптома. Как нам добиться второй цели, т.е. группирования симптомов? Позвольте я отвечу аналогичной иллюстрацией. На протяжении нескольких последних недель мы рассматривали с изумлением, наслаждением и удовольствием некоторые оригинальные работы великих мастеров. Мы все понимали, что эти здания, статуи и картины сначала существовали в головах их создателей. Что же было нужно живописцу, чтобы перенести эту картину из головы на полотно или стену? Во-первых, знание материала, который он должен использовать; во-вторых, знание, что и в каких количествах надо смешать, чтобы получились краски всех цветов радуги; в-третьих, имея краски всех цветов, он должен знать, как их накладывать на полотно или стену. Материал — это наши симптомы. Они у нас есть. Как нам узнать, как их группировать (смешать)? Это следующий наш шаг.

ПЕРЕВЕРНЕМ ДОСКУ

Image

На этой стороне доски мы найдем диаграмму. Я использую ее, но это не мое изобретение. Д-р Конрад Вессельхофт первым научил меня ею пользоваться. Как вы видите, это колесо. Между спицами находятся разные разделы обычной схемы; вот, например, психика, Г — глаза, С — стул, К — кожа, У — уши и т.д. Пусть каждый из ваших испытуемых получит кусок оберточной бумаги размером 4х4 фута или 4х6 футов в соответствии с размером его таблицы, и пусть он после того, как нарисует эту диаграмму, перенесет симптомы из его последней тетради в соответствующий раздел. Симптомы располагайте в порядке их появления после приема лекарства.

Сравнив тетради № 1 и № 2, вы обнаружите, что при прувинге отдельных лекарств число симптомов в тетради № 1 в 4-5 раз больше числа симптомов в тетради № 2. Это было продемонстрировано в нашем прувинге Chionanthus. У этого лекарства симптомы появлялись в следующем порядке: психика, голова, стул, печень, моча, глаза и кожа. Исчезновение симптомов происходило в порядке обратном их появлению, за исключением стула. В течение некоторого времени после исчезновения всех других симптомов стул оставался твердым и светлым вместо желтого, жидкого и водянистого. Перечисленное выше я называю печеночной группой лекарства.

Если вы обратитесь к книге Аншютца "Новые, старые и забытые лекарства", стр. 10, вы найдете прувинг, выполненный Джоном В. Лоуишем. В соответствии с моим предложением, вы найдете между "спицами" следующее: "После приема 12х и 6х каждое по одному дню без результата, я принял настойку в 9.30 утра. Я продолжал прием настойки каждый час в течение дня, увеличивая дозу на 1 каплю, до пяти капель, но без какого-либо эффекта.

Следующий день начинается с 30 капель в 9 утра. Эта доза увеличивалась на 5 капель каждый час, пока я не достиг одной драхмы и не принял три дозы по одной драхме. Я лег спать в 10 часов, чувствуя себя отлично.

Проснулся на следующий день в 4.30 утра, с жестокой головной болью во лбу над левым глазом" 2-a. Затем в разделе 3-e "глазные яблоки очень болезненны", в них чувство воспаления и ушиба. 3-a. В разделе 6 abd (брюшная область) "режущие, скручивающие боли во всей брюшной области". 6-a.

В описанном выше процессе легко можно увидеть порядок, в котором симптомы проявляются у испытуемых — то, что профессор Вудворд из Чикаго называл "последовательностью симптомов" лекарств. Заставляя пациентов описывать их симптомы в порядке их появления, вы можете быстрее и точнее сравнить симптомы и пациента после рассмотрения случая.

В прувингах, проводимых мной и с моим участием, порядок появления симптомов Chinonanthus отличался, но не сильно, от порядка появления симптомов, данного доктором Лоуишем. Эту небольшую разницу можно объяснить тем, что было больше испытуемых и больше потенций.

Мой опыт показывает, что гораздо легче получить "последовательность симптомов" (Вудворд), когда вы используете лекарственное сырье или низкие потенции, чем при использовании средних или высоких потенций. За иллюстрацией и подтверждением этого утверждения, я отошлю вас к прувингу Strychninum phosphoricum. Испытуемыми были студенты младшего курса, которых об этом попросили. Пять студентов старшего курса сами вызвались быть испытуемыми. Студенты младшего курса принимали разные потенции и разные дозы с разным интервалами, как у д-ра Лоуиша. Студенты старшего курса принимали одну дозу, 5 крупинок потенции 1х.

Хотя порядок появления симптомов как-то менялся, все же он был практически одним и тем же у всех пяти испытуемых. Этот прувинг можно найти в "Журнале Американского института гомеопатии", 1909 г., стр. 297. Как я припоминаю, психическая группа содержала один интересный симптом, а именно глупое хихиканье — склонность смеяться надо всем, хотя среди испытуемых не было женщин. Были очень заметны подергивания и противоречие мышечных симптомов модальности ухудшения от движения.

Я хорошо помню одного испытуемого. Мы сидели по разные стороны стола в преподавательской комнате и он говорил, что у него болят и дергаются мышцы подбородка. Чтобы показать место точнее, он поднял руку, чтобы дотронуться ею до подбородка. Но вместо этого его рука прошла над головой. С того времени, как он принял Strychninum phosphoricum, прошло семь часов. Он сказал, что чувствует слабость и сердцебиение. Ему предложили пойти в соседнюю комнату и лечь, а когда он попробовал это сделать, мне пришлось поддерживать его, так как его ноги ослабели и подергивались — не было устойчивости.

После того, как он пролежал пятнадцать минут, пульс у него был 140, напряженный и полный, температура 39,6°С.

На следующий день мышцы расслабились, испытуемые были слабы и безжизненны.

На меня произвел сильное впечатление еще один момент в этом прувинге. Один из испытуемых, женатый человек, подошел ко мне примерно через два часа после приема первой дозы лекарства и сказал: "Профессор, в этом лекарстве есть Phosphorus, я знаю это из-за его действия на мои половые органы. Phosphorus в низком разведении всегда вызывает эрекцию".

Хотя действие Strychninum phosphoricum на половые органы было таким слабым, что я не упомянул его в сводной информации по этому лекарству, д-р Г.Э. Хантун, внимательный наблюдатель, констатировал на одном из заседаний Гомеопатического медицинского общества Де-Мойна, что он считает это лекарство очень важным для мужчин, считающих себя импотентами. Д-р Хантун сказал, что он не знает, было ли это из-за внушения или нет, но лекарство оказалось эффективным во многих случаях. Два моих случая подтвердили его опыт, и теперь я присваиваю этому лекарству ранг 2.

Чтобы показать, что у любого лекарства может быть более одной группы симптомов, позвольте мне использовать несколько случаев для иллюстрации. Один мой приятель тоже покинул ферму и изучал медицину. Мы оба готовились к колледжу в одной школе. Он поступил в Йель на подготовительные медицинские курсы, я — в Амхерст. Он закончил Йельский медицинский колледж, я — Нью-Йоркский гомеопатический медицинский колледж. Мы оба работали в Роквилле, штат Коннектикут. Он пришел ко мне с пациентом — своей женой, с печеночной группой Lycopodium. Он называл это "диспепсия и запор с образованием газов". Был прописан Lycopodium 30, зернистый порошок в пинте воды за час до завтрака в течение пяти дней подряд. Это назначение принесло желаемый результат, доктор и муж был доволен. Спустя некоторое время он опять пришел с другим случаем "диспепсии и запора с образованием газов, совсем как в первый раз", но "это лекарство не подошло для этого случая". Два-три вопроса показали, что конституция этих двух пациентов была совсем разной и, кроме того, у первого не было позывов на стул, в то время как у второго были постоянные позывы, но без результата. Nux 1М в драхме дистиллированной воды, одна доза при первом пробуждении утром, и случай был излечен. Еще некоторое время спустя этот доктор снова пришел с мочевой группой Lycopodium. Этот пациент был известным бизнесменом, о работе которого этот доктор очень заботился. Был предложен Lycopodium 30, принимать так же, как в первом случае. Доктор воскликнул: "Что? Одно и то же лекарство одинаковым образом для двух разных состояний?" Когда я заверил его, что не только у Lycopodium, но и многих других лекарств, есть не две, но двадцать или более разных групп, бедный лентяй покачал головой и сказал: "Жизнь слишком коротка, чтобы овладеть такой системой терапии".

РАНЖИРОВАНИЕ СИМПТОМОВ

И сейчас, с неохотой оставляя тему группирования симптомов, так как я чувствую, что было бы полезно еще многое сказать на эту тему, займемся темой их ранжирования. Во-первых, позвольте мне повторить то, что я часто говорю и пишу — истинная полнота не обязательно является численной полнотой, например, в случае, представляющем пятнадцать симптомов, двенадцать из которых составляют симптомы Nux vomica и три симптома Bryonia, полнота может быть обнаружена у Bryonia. Каким образом? Как вам известно, большинство авторов ранжируют симптомы 1, 2, 3, 4, 5. Таким образом, три симптома Bryonia ранга 5 дадут в сумме 15, в то время как двенадцать симптомов Nux ранга 1 дадут в сумме 12. Как мы получаем разные ранги симптомов? Подходы авторов разнятся. И снова я возьму Chionanthus для иллюстрации моего метода. Если пять из семи испытуемых напишут "подавленный, апатичный" или "ленивый", то я присвою этому симптому ранг 5. Если шесть из семи испытуемых напишут "желтый желчный водянистый стул", присвойте этому симптому ранг 5. Если бы у трех из семи была желчь в моче, то я бы присвоил этому симптому ранг 4, потому что в первом случае симптом психический, и потому что в третьем случае создать желчь в моче труднее, чем добиться желчного водянистого стула. Если бы у четверых из семерых в моче были цилиндры или клетки, то я бы присвоил этим сведениям ранг 5, потому что для функционального изменения в печени требуется более мощное лекарство, чем для функционального изменения в почках, а для структурного изменения любой ткани или органа требуется еще боле мощное лекарство, чем для функционального изменения.

Давайте теперь изучим нашу диаграмму (колесо) Chionanthus с точки зрения "последовательности симптомов" и мы найдем, что сначала идет боль в области печени, затем гепатит, затем функциональное нарушение. Из-за последнего мы должны ожидать пожелтения склер, затем кожи, и с пожелтением кожи мы должны ожидать зуда кожи. Наш здравый смысл, подкрепленный нашим изучением медицинской науки, заставляет нас ожидать такую группу симптомов.

Теперь для контраста предположим, что у нас есть желтизна склер и кожи, но нет зуда, нет желчного водянистого стула, желчи в моче, нет подавленности, но есть заметная мрачность, быстрое изнурение и потеря сил. Какой ранг должны мы присвоить желтизне в этой группе? У моего старинного друга и партнера была эта группа. Вскрытие показало карциному печени, структурное изменение, а симптом (желтизна и др.) был назван кахексией и получил ранг 5 вместо 3. Но кто-то из вас может сказать, что структурные изменения различны. Да, и как я говорил в Монреале, именно способность определять и ранжировать этот оттенок различия и отличает новичка от успешного врача-гомеопата.

"Как лично вы разделяете симптомы для их ранжирования?"

Я много раз отвечал на этот вопрос, но его важность оправдывает частоту его повторения. Прежде в одном классе я делил их на субъективные, объективные, смешанные и обоснованные. Недавно я добавил к ним патологические симптомы. Но из этого правила есть более одного исключения. Бывает так, что к концу рабочего дня я думаю, что третьи должны быть первыми, а на следующий день все уже по-другому. Вы видите, что смешанный симптом является комбинацией субъективного (психического) и объективного симптомов. Иллюстрация: пациент говорит: "У меня жар в лице, сухость во рту и в горле, сердце стучит так, что я слышу это не только в голове, но и во всем теле". Вы видите (объективный симптом) то, что пациент чувствует (субъективный симптом) и поэтому более уверены в ранге. И еще, чисто психические симптомы встречаются редко. Мозговые симптомы очень часто встречаются в комбинации с симптомами какого-нибудь другого органа или ткани. В таких случаях осложняющий симптом обычно является объективным, например, человек может чувствовать себя подавленно из-за какого-то функционального нарушения желудка. Но в целом я все же придерживаюсь порядка, данного первым.