Проф. Самуэль Лилиенталь (США)

Проф. Самуэль Лилиенталь

Из "Органона" Самуила Ганемана

Врач-гомеопат, 1890, 10–12, с. 504–522

Однажды простой работник пришел в церковь послушать знаменитого проповедника, далеко прославившегося своим красноречием. После службы один из прихожан спросил его, как ему понравилась проповедь; бедняк отвечал, что, по всей вероятности, это была прекрасная проповедь, но что он не мог понять ее. Много лет тому назад я дал прочитать одному из моих студентов "Органон" в оригинале и на родном его языке. Спустя некоторое время, он пришел ко мне и с горестью сказал: "Отчего не мог этот великий человек писать таким языком, который был бы понятен простому смертному, подобному мне?" Многие комментаторы не раз пытались объяснить каждое предложение этого сочинения (удачнее всех делал это Кент), но самая необходимость в комментаторах доказывает необходимость сокращения этого великого труда с целью дать студенту самую суть его в наивозможно сжатом вид. Если это будет святотатством по отношение к отцу гомеопатии, то да простит мне Бог мое прегрешение.

1. Высшее и единственное призвание врача состоит в том, чтобы возвращать больному здоровье — излечивать его.

2. Излечивать следует самым быстрым, нежным и надежным способом.

3. Чтобы достичь этого, врач должен быть знаком со страданием пациента и выбрать лекарство, дозу и ее повторение, соответственно каждому индивидуальному случаю.

4. Каждый врач должен быть хорошо знаком с санитарной наукой и гигиеной.

5. Телосложение пациента, его душевное настроение и характер, занятия, образ жизни и привычки, общественные и домашние отношения, возраст, половые отправления и т.п. — все это вместе дает понятие об индивидуальности больного.

6. Уклонения от нормального состояния выражаются болезненными признаками или симптомами.

7. Совокупность этих симптомов, это внешнее отражение внутренней природы болезненного состояния, т.е. страдающей динамической или жизненной силы, есть главное и единственное состояние, которое необходимо распознавать для устранения этих симптомов и восстановления здоровья.

8. Жизнь, динамическое начало, оживляет материальный организм, и этот материальный организм уничтожается, как только он лишен этой жизненной силы. В здоровом состоянии в нашем духе и теле происходят гармонические жизненные процессы, а в болезни эта жизненная сила расстраивается, благодаря динамическому влиянию какого-либо болезнетворного деятеля, враждебного жизни; отсюда является ненормальная функциональная деятельность, выражающаяся в болезненных ощущениях и отправлениях — болезненных симптомах.

9. Эта болезненно измененная жизненная сила может быть возвращена к своему нормальному состоянию только подобнодействующей, тоже динамической силой подходящего лекарства, влияющего на вездесущую восприимчивость нервов организма. Полное удаление всех симптомов есть восстановление здоровья, и потому совокупность симптомов, замеченных в каждом индивидуальном случае, есть единственное руководящее указание при выборе лекарства.

10. Эти уклонения от здорового состояния могут быть удалены только целебной силой, свойственной лекарству, благодаря которой болезненное состояние тела опять делается нормальным.

11. Опыты над животными, вивисекции и вскрытие тел никогда не могут открыть присущую лекарству силу; только здоровое человеческое тело, в котором оно вызывает многочисленные, определенные болезненные симптомы, пригодно для подобных опытов, и, следовательно, если лекарственные вещества действуют целебно, то они проявляют эту целебную силу только благодаря тому, что они изменяют болезненное расстройство, вызывая особенные симптомы, которые они затем могут уничтожить в больном; другими словами, лекарство должно производить искусственное болезненное состояние, схожее с естественной болезнью.

12. Опыт показывает, что все лекарственные вещества без исключения излечивают те болезни, симптомы которых наиболее подобны симптомам, вызываемым этими лекарствами.

13. Естественные болезни излечиваются надлежащими лекарствами потому, что на нормальное состояние скорее действует лекарство в надлежащей дозе, чем естественные болезнетворные деятели.

14. Психические и частью физические земные потенции обнаруживают наибольшую силу там, где эта жизненная сила находится ниже уровня; вследствие этого они влияют не на всех и не всегда. Мы можем поэтому утверждать, что посторонние вредные деятели обладают только второстепенной и условной силой, между тем как лекарственная сила есть сила абсолютная и безусловная.

15. Лекарственная болезнь замещает естественную, когда лекарство вызывает симптомы, наиболее подобные симптомам болезни, которую нужно вылечить, и почти невозможно получить выздоровление посредством лекарств, неспособных произвести в организме болезненное состояние, подобное тому, которое требуется вылечить.

16. Смягчение наиболее выдающихся симптомов (паллиативный метод) должно быть изгнано, потому что оно пригодно только для частного удаления одного отдельного симптома; оно может принести некоторое облегчение, но за ним вскоре следует заметное ожесточение всей болезни.

17. Первичное и последующее или обратное действие лекарств. При первичном действии лекарства жизненная сила воспринимает впечатление, произведенное на нее лекарством, и допускает изменение состояния здоровья. Затем она оправляется и вызывает совершенно противоположное состояние ощущений или нейтрализует впечатление, произведенное на нее лекарством, и тем восстановляет нормальное состояние здоровья. Первое есть обратное, второе целебное действие.

18. Болезни, свойственные человеку, делятся на два класса:
1) Скоротечные болезненные процессы, вызываемые ненормальным состоянием и расстройством жизненной силы — острые болезни.
2) Хронические болезни, зародившиеся от заразы хроническим миазмом, действующим гибельно на живой организм и до такой степени подрывающим здоровье, что жизненная сила может только слабо и неуспешно сопротивляться ему, результатом чего часто бывает окончательное разрушение организма.

19. Острые болезни могут быть спорадические, эндемические и эпидемические.

20. Аллопатия бывает причиной многих неизлечимых болезней; организм постепенно расстраивается, смотря по индивидуальному характеру лекарства.

21. Настоящие хронические болезни большей частью зарождаются от сифилиса, сикоза и псоры. Последние часто бывают основной причиной и источником множества видов болезней, считающихся в наших учебниках по патологии отдельными, определенными болезнями.

22. Обособление (индивидуализация. — А.К.) в исследовании болезненного случая требует беспристрастного ума, здоровых чувств, внимательного наблюдения и точности в отмечании картины болезни.

23. Больной рассказывает историю своих недугов, присутствующие пополняют пробелы, рассказывая все то, что он забыл. Врач наблюдает посредством зрения, слуха и осязания изменения и неправильности в пациенте, и все записывается именно в тех выражениях, какие были употреблены больным и его окружающими. Симптомы следует записывать отдельно один под другим, чтобы удобно было делать добавления. Тщательные вопросы врача уяснят особенные пункты и свойство каждого симптома. Не следует делать наводящих вопросов; лучше, чтобы больной сам высказал свои ощущения. Затем врач должен прибавить еще то, что сам заметил в пациенте, и анамнез (предыдущая история болезни) должен быть подробно записан.

24. Лекарства, которые раньше принимал больной, могут затемнить картину болезни, и, может быть, окажется нужным дать какое-нибудь невинное средство (placebo) в течение одного или двух дней, чтобы затем получить верную картину. Это особенно часто случается в хронических болезнях. В острых же болезнях, не терпящих отлагательства, врач бывает иногда вынужден записать болезненное состояние, видоизмененное лекарствами.

25. В хронических случаях должно исследовать все условия, окружающие пациента, занятия, образ жизни, диету, домашние отношения и т.п. так, чтобы в случае нужды принять должные меры для удаления неблагоприятных условий. Все это требует времени и терпения, так как многие, страдающие хронической болезнью, считают некоторые симптомы неизбежными при их состоянии и, не придавая им значения, забывают упомянуть о них.

26. При исследовании совокупности симптомов эндемической, эпидемической или спорадической болезни врач должен предположить, что настоящая картина господствующей болезни ему нова и незнакома, и должен снова и вполне вникнуть в нее. Ничто не должно оставить без расследования. Во всех эпидемических болезнях врач может получить полную картину болезни только по рассмотрении нескольких случаев. Только таким путем дойдет он до характеристичных особенностей каждой эпидемии, которая проявляется у всех больных одинаково, потому что каждый случай возникает из одного и того же источника, и только такой способ даст ему возможность найти подходящее гомеопатическое средство для господствующей эпидемии.

27. Когда все выдающиеся характеристичные симптомы случая записаны, самая трудная часть работы сделана, теперь остается выбрать соответствующее лекарство, которое своим действием на здоровых людей производило бы симптомы, поразительно схожие с симптомами болезни. При последующих расспросах о действии лекарства и произведенной им перемене в ощущениях врач, получив новый отчет болезни, вычеркивает в своей записной книжке те симптомы, которые облегчились, и отмечает те, которые остались; также все то, что впоследствии появилось в виде новых симптомов.

28. Необходимо знать весь объем болезнетворной силы каждого лекарства, т.е. все болезненные симптомы и изменения в состоянии здоровья, какие каждое лекарство само по себе в силах вызвать в здоровых людях, чтобы открыть, какие элементы болезни каждое способно произвести и склонно само по себе вызвать в состоянии духа и тела. Таким образом, болезнетворная сила лекарств может быть сделана гомеопатически полезной во всех болезнях.

29. Опыты, произведенные умеренными дозами лекарств над здоровыми людьми (кроме наркотических, которые уничтожают чувствительность и ощущение), выказывают только первичное действие, т.е, те симптомы, посредством которых лекарства влияют на здоровье, расстраивают его и производят в организме более или менее продолжительное болезненное состояние.

30. Некоторые симптомы вызываются лекарствами у многих здоровых людей, испытывающих их, другие только у некоторых, третьи же бывают чрезвычайно редки и проявляются только в известных организмах, которые, хотя вообще здоровы, но более или менее восприимчивы к некоторым болезнетворным влияниям, не производящим никакого впечатления и никакого изменения у многих других.

31. Каждое лекарство проявляет известное действие на человеческое тело, и никакое другое лекарство не производит точно такого же действия. Поэтому необходимо с величайшей точностью отличать одно лекарство от другого и знакомиться с силами и свойствами каждого посредством частых и тщательных опытов на здоровом теле. При испытании лекарств следует иметь в виду, что сильные, так называемые героические вещества и в малых дозах обладают способностью производить перемены в здоровье даже крепких людей. Вещества более слабые нужно давать при подобных опытах в значительно большей дозе. Для того же, чтобы заметить действие веществ, обладающих наименьшей деятельностью, должно испытать их на людях здоровых, но чувствительных и восприимчивых. Мы должны быть очень внимательны к тому, чтобы лекарства, употребляемые для опытов, были вполне надежные; они должны быть без примеси, чисты и настоящей силы.

32. Всякое лекарственное вещество должно быть употреблено порознь, в чистом виде, без примеси какого-либо другого вещества, и испытатель не должен принимать никакого другого лекарственного вещества ни в тот день, ни в следующие дни, пока он будет наблюдать действие лекарства.

33. Во все время испытания диета должна быть умеренная, но питательная; следует избегать всяких зеленых овощей, кореньев, всяких салатов и огородных растений, так как они сохраняют в себе лекарственные свойства, как бы тщательно не были приготовлены; следует также избегать физического и умственного напряжения, в особенности же расстройств, возбуждаемых половыми излишествами. Испытатели должны обладать достаточным умом, чтобы в явных выражениях суметь определить и описать свои ощущения.

34. Лекарственное вещество, принятое испытателем в грубой форме, с целью узнать свойственное ему действие, не выкажет всего того богатства скрытых в нем сил, какие обнаружатся от принятия его в чрезвычайно разреженном состоянии, потенцированным посредством растираний и взбалтываний. Таким образом, лекарственная сила даже в таких веществах, которые до тех пор считались инертными, заметно проявляется при принятой испытателем ежедневно от четырех до шести крупинок 30-го деления; крупинки, слегка смоченные водой, следует принимать натощак и повторять этот прием несколько дней.

35. Лекарства следует испытывать как на мужчинах, так и на женщинах, чтобы вполне ознакомиться с их действием.

36. Люди различаются по степени восприимчивости к влиянию лекарств. Испытатель должен начинать с малой дозы, постепенно, день за днем, увеличивая ее, если это окажется нужным.

37. Если мы дадим достаточно сильную дозу в начале испытания, то получим точный последующий порядок, в каком появляются симптомы один за другим, и испытатель может записать время появления каждого из них. Таким образом мы узнаем самый дух лекарства. И умеренная доза часто бывает достаточна, если испытатель — человек чувствительный и обращает должное внимание на свои ощущения. Продолжительность действия лекарства определяется только после сличения многих опытов.

38. В том случае, когда в продолжении нескольких дней кряду будут даваться постепенно увеличиваемые дозы лекарства, мы узнаем разнообразные болезненные состояния, производимые этим лекарством вообще, но мы не узнаем последовательного порядка их появления; и кроме того, следущие приемы своим целебным действием часто уничтожают некоторые симптомы, возбужденные предыдущим приемом, или же вторая доза может вызвать противоположное первому состояние, поочередное действие лекарства.

39. Прием, увеличиваемый в продолжении нескольких дней, лучше покажет нам симптомы, но не покажет ни последовательного порядка, ни продолжительности лекарственного действия. Во время исследования испытатель должен наблюдать, не изменится ли какой-нибудь симптом от изменения положения тела, при каком положении он ослабевает и когда ожесточается, и в какое время дня или ночи каждый симптом обыкновенно появляется:

40. Требуется несколько испытаний, сделанных одним и тем же испытателем для того, чтобы получить наивозможно больше симптомов; но, чтобы ознакомиться со всеми симптомами, какие лекарство может вызвать, необходимы испытания многих людей; чем меньше лекарственный прием, тем яснее выразится первичное действие, тогда как большой прием делает результат неясным, вызывая различные вторичные действия, и первоначальный действия перепутываются вследствие резкости и быстроты действия приема.

41. Иногда случается, что испытатель еще до начала испытания чувствовал симптомы, подобные действию лекарства, но если они вновь появятся во время испытания, то это докажет, что он чувствителен к действию лекарства.

42. Каждый испытатель должен ясно записать все свои ощущения и перемены в ощущениях, время их появления и продолжительность, и тогда врач, делающий наблюдения, сравнивает различные отчеты. Таким образом получается ряд истинных, чистых и необманчивых действий простых лекарств. Эти отчеты содержат в себе и представляют в подобии элементы многочисленных естественных болезней, которые затем и излечиваются с помощью этих средств. Такого рода лекарствоведение должно исключать всякое предположение, всякое голословное заявление и вымысел.

43. Лекарство, вполне испытанное по отношению к его способности изменять человеческое здоровье и симптомы которого представляют наибольшую степень сходства с совокупностью симптомов данной естественной болезни, будет самое надлежащее и верное гомеопатическое средство против этой болезни, ее специфический целебный деятель.

44. Лекарство, обладающее силой производить искусственную болезнь, чрезвычайно сходную с естественной, которую требуется вылечить, оказывает свое динамическое влияние на болезненно расстроенную жизненную силу и, будучи дано в надлежащем приеме, действует на те части организма, в которых таится естественная болезнь, и вызывает в них искусственную болезнь.

45. Удачно выбранное гомеопатическое лекарство быстро вылечивает недавно начавшуюся острую болезнь, хотя бы она была серьезна и тягостна; более застарелый недуг облегчается через несколько дней, и затем постепенно наступает полное выздоровление. Для излечения застарелых осложненных болезней требуется более долгое время. Хронические лекарственные болезни, осложняющие неизлеченную естественную болезнь, медленно поддаются лечению, если они не сделались уже совершенно неизлечимыми.

46. Немногие и незначительные недавние симптомы не требуют лечения; небольшое изменение в диете и привычках достаточно для уничтожения их.

47. При выборе гомеопатического специфического средства, самые выдающиеся, необыкновенные и особенные (характеристичные) симптомы данного случая должны иметь близкое сходство с симптомами лекарства. На более общие симптомы можно не обращать особенного внимания, так как они встречаются почти при каждой болезни и каждом лекарстве.

48. Хотя хорошо избранное лекарство спокойно уничтожает аналогичную болезнь, не вызывая добавочных ощущений, тем не менее, оно может произвести легкое ожесточение, столь схожее с первоначальной болезнью, что больной и считает его таковым. Ожесточение, вызванное большими дозами, может продолжаться несколько часов, но в действительности это только несколько более сильное действие лекарства, очень схожее с первоначальной болезнью. Чем меньше прием, тем слабее и короче заметное ожесточение болезни в продолжении первых часов. Даже в хронических случаях, по прошествии первых дней ожесточения, выздоровление будет идти без перерыва.

49. Если в остром случае лекарство было выбрано неудачно, то необходимо вновь и более тщательно исследовать расстройство, чтобы составить себе новую картину болезни. Может случиться, что при первом исследовании болезни и первом выборе лекарства совокупность симптомов болезни окажется недостаточно покрытой болезнетворными элементами (симптомами) одного простого средства, а если нам приходится выбирать между двумя лекарствами, по-видимому одинаково подходящими к данному случаю, то мы должны назначить лишь одно из них и не назначать второго лекарства без вторичного исследования больного, так как, может быть, оно уже не будет соответствовать оставшимся симптомам, и, после того как произошло изменение в болезни, может потребоваться какое-нибудь другое лекарство. Если же второе лекарство все еще пригодно для оставшегося болезненного состояния, то оно заслуживает наибольшего доверия и ему нужно дать предпочтение перед всеми другими.

50. Болезни, представляющие только небольшое число симптомов, могут быть названы частичными (односторонними) болезнями; главные их симптомы показывают или внутреннее расстройство, головную боль или понос, или только местное страдание. Более тщательное исследование часто открывает более скрытые симптомы; если же это не удается, то мы должны руководствоваться при выборе лекарства немногими выдающимися симптомами. Так как для такой частичной болезни избранное лекарство может только отчасти соответствовать, то оно может вызвать второстепенные симптомы и симптомы болезни, которых больной раньше или вовсе не замечал, или замечало неясно. Таким образом облегчается выбор более точного гомеопатического средства.

51. По окончании действия каждой дозы лекарства должно исследовать состояние больного, чтобы узнать, какие симптомы остаются, и выбрать, сообразно с ними, новое соответствующее лекарство; так следует поступать до выздоровления.

52. Местными болезнями называются болезни недавние, причиненные местным повреждением. Страдания наружных частей, требующие механического искусства, подлежат только хирургии, но часто весь организм до такой степени поражен повреждениями, что требует динамического лечения, чтобы сделать его способным произвести выздоровление.

53. Болезни наружных частей, не причиненные внешними повреждениями, являются вследствие внутреннего болезненного состояния, и все врачебные меры должны быть направлены на состояние всего организма для того, чтобы внутренними средствами излечить и уничтожить общую болезнь.

54. Исследуя подобный случай болезни, должно точные признаки местной болезни присовокупить к сумме всех симптомов и других особенностей, замеченных в общем состоянии больного, с целью получить совокупность всех признаков и по ним выбрать соответствующее лекарство, которое устранило бы как местные, так и общие симптомы. Может случиться, что, несмотря на самые благоприятные условия, все-таки в больном месте или вообще в организме отчасти остается болезнь, которую жизненная сила не может возвратить к нормальному состоянию. В таком случае острая местная болезнь часто оказывается произведением псоры, скрывавшейся в организме, где она теперь готова развиться в настоящую хроническую болезнь. Тут потребуется антипсорное лечение для того, чтобы уничтожить этот остаток болезни и облегчить симптомы, которым больной был подвержен до острого припадка (см. "Хронические болезни").

55. Не следует соединять местное применение лекарства одновременно с его внутренним употреблением, потому что скрытие местного симптома делает почти невозможным определить, уничтожилась ли также и общая болезнь благодаря внутреннему средству. Если же мы будем полагаться исключительно на внутреннее лекарство, то уничтожение местной болезни докажет радикальное излечение от общей болезни.,

56. Когда организм страдает хронической болезнью, угрожающей разрушить жизненные органы или самую жизнь и не поддающейся жизненной силе, то последняя стремится произвести местный недуг на какой-либо наружной части тела, куда отвлекается внутренняя болезнь, чтобы смягчить внутренний болезненный процесс. Но, тем не менее, внутренняя болезнь может постоянно усиливаться, и тогда природа будет принуждена увеличить и ожесточить местные симптомы, чтобы они были достаточной заменой внутренней болезни и облегчили ее.

57. Бóльшая часть хронических болезней берет начало от трех хронических миазмов: внутреннего сифилиса, внутреннего сикоза и, в особенности, внутренней псоры. Каждый из этих миазмов овладевает целым организмом и проникает во все его части прежде, чем покажется первичный местный симптом для отвлечения внутренней болезни. Уничтожение местного симптома может повлечь за собой бесчисленные хронические болезни; истинный врач лечит главный основной миазм, с уничтожением которого пропадают как первичные, так и вторичные его симптомы.

58. До начала лечения хронической болезни должно узнать, не был ли больной когда-либо заражен сифилисом или сикозной гонореей, хотя неосложненные случаи этих страданий встречаются редко, так как они обыкновенно бывают осложнены псорой, самой частой и основной причиной хронических болезней. Необходимо познакомиться с прежним лечением и с тем, какие минеральные воды употреблялись и с каким результатом для того, чтобы понять изменения, произведенные лечением в первоначальной болезни, исправить это искусственное отклонение и определить путь, которого нужно придерживаться.

59. Следует собрать полный анамнез (предыдущую историю больного), а также принять во внимание состояние духа и темперамент больного, так как может оказаться полезным направить или видоизменить душевное состояние психическими средствами. Руководствуясь самыми выдающимися и характеристичными симптомами, врач будет иметь возможность выбрать первое антипсорное, антисифилитическое или антисикозное средство для начала лечения.

60. Состояние души и темперамента больного бывает часто чрезвычайно важно при выборе лекарства, так как каждое лекарственное вещество различно влияет на дух. Душевные болезни должно лечить так же, как и другие страдания, и они излечиваются только лекарствами, которые уподобляются болезни.

61. Большая часть душевных болезней в сущности телесные болезни, только эти душевные симптомы в некоторых случаях развиваются более или менее быстро, заметно принимают характер односторонности и, наконец, подобно местной болезни, переносятся на невидимые нужные душевные органы, где затемняют телесные симптомы; короче, расстройства более грубых телесных органов, как бы передаются почти духовным органам, где анатомический нож тщетно стал бы доискиваться их причины.

62. Собирая совокупность симптомов подобного случая, надобно получить точную картину всех физических симптомов, господствовавших прежде чем болезнь переродилась в одностороннее душевное расстройство. Тогда можно сравнить эти первоначальные симптомы с их настоящими неясными следами, появляющимися иногда в светлые промежутки, и присоединить к ним симптомы душевного состояния, замеченные самим врачом и лицами, окружающими больного.

63. Хотя при остром душевном расстройстве больной может получить облегчение и от неантипсорного лекарства, тем не менее, не должно терять времени, а упрочить излечение противопсорными средствами, чтобы болезнь вновь не обнаружилась, что может быть предотвращено строгим соблюдением хорошо установленных диеты и режима. Если же пренебречь этим, то псора обыкновенно усиливается при втором приступе, и может принять периодическую и непрерывную форму, которую уже гораздо труднее излечить.

64. Недавние душевные болезни, не представляющие результата физических или телесных страданий и еще не слишком расстроившие телесного здоровья, скоро поддаются психическому лечению, между тем как тщательно регулированный образ жизни восстановит здоровье тела; но все-таки курс антипсорного лечения желателен, как предохранительное средство, чтобы предупредить возвращение приступа душевного расстройства. Врач и ухаживающиее за ним должны обратить серьезное внимание на гигиену и на психический режим. При лечении душевнобольных должно совершенно избегать телесного наказания и всякого рода пыток. Врачи и ухаживающие за подобными больными должны всегда обращаться с ними, как с разумными существами.

65. Перемежающиеся болезни также требуют нашего внимания. Некоторые из них возвращаются через известный период; другие, по-видимому, нелихорадочные, по свойственным им возвратам походят на перемежающиеся. Есть еще болезни, характеризующиеся появлением известных болезненных симптомов, которые через неправильные промежутки времени чередуются с другого рода болезненными симптомами. Такие чередующиеся болезни суть большей частью хронические и составляют продукт развившейся псоры. Oни иногда, впрочем редко, осложняются сифилитическим миазмом. В первом случае требуется чисто антипсорное лечение, в последнем попеременно антипсорное и антисифилитическое.

66. Типичные перемежающиеся болезни возвращаются через известный период видимого здоровья и исчезают также через известный период. Нелихорадочные, по-видимому, болезненные состояния, появляющиеся через известные периоды, не имеют спорадического или эпидемического происхождения; они принадлежат к классу хронических, большей частью чисто псорных болезней. Иногда промежуточные дозы высокого деления хинной корки устраняют перемежающийся тип болезни.

67. В спорадических или эпидемических перемежающихся болезнях, не преобладающих, подобно эндемическим, в болотистых местностях, каждый приступ большей частью состоит из двух различных стадий: озноба и жара, или раньше жара, потом озноба; еще чаще он состоит из трех стадий: озноба, жара и, наконец, пота. Лекарство, обыкновенно неантипсорное, должно иметь силу возбуждать в здоровых людях несколько последовательных стадий, подобных естественной болезни, и согласоваться по возможности близко с самой выдающейся и характерной стадией болезни, но для выбора наиболее гомеопатичного лекарства следует главным образом руководствоваться симптомами, характеризующими состояние больного во время апирексии (безлихорадочного состояния). Лучшее время для дачи лекарства это вскоре после окончания пароксизма, тогда оно имеет время без насилия и без препятствия развить свое целебное действие, и жизненная сила находится в самом благоприятном состоянии для того, чтобы лекарство могло нежно повлиять на нее и возвратить к здоровой деятельности. Если время апирексии слишком коротко, или оно нарушено последующими действиями предыдущего пароксизма, то следует дать дозу лекарства, когда уменьшается пот, или когда ослабляются последовательные стадии пароксизма.

68. Одной дозы может быть достаточно для восстановления здоровья; если же угрожает новый приступ и комплекс симптомов остается прежний, то следует повторить то же самое лекарство. Перемежающаяся лихорадка часто возвращается, когда вредные влияния, бывшие причиной возникновения болезни, продолжают действовать на выздоравливающего больного, как, например, случается в болотистых местностях; для искоренения склонности к возврату следует перевезти больного в гористую страну. Если соответственное лекарство не уничтожает пароксизмов и если причиной тому не продолжение влияния болотного миазма, то мы можем приписать это скрытой пcopе, и в таком случае для излечения потребуются антипсорные средства.

69. Эпидемии перемежающейся лихорадки в немалярийных местностях принимают характер хронических болезней; каждая эпидемия имеет свой особенный, однообразный характер, присущий всем лицам, заболевшим ею, и этот однообразный характер указывает на гомеопатическое средство для всех вообще случаев. Это средство обыкновенно вылечивает больных, которые до эпидемии пользовались хорошим здоровьем и не страдали от развившейся псоры.

70. В подобных эпидемических перемежающихся лихорадках наши антипсорные лекарства не достигают цели, но несколько доз Sulfur (серы) или Hepar sulfuris (серной печени), данные через большие промежутки времени, помогут нам в излечении. Злокачественные перемежающиеся лихорадки, которыми заболевают отдельные лица, не живущие в болотистых местностях, нуждаются вначале в неантипсорном лекарстве, которое следует продолжать несколько дней, с целью, насколько возможно, ослабить болезнь. Там, где это не удается, наверно происходит развитие псоры, и одни только антипсорные дадут облегчение.

71. Молодые и здоровые люди едва ли когда-нибудь заболеют перемежающейся лихорадкой, свойственной болотистым странам и местам, подверженным наводнениям, если они ведут умеренный образ жизни и если они не ослаблены нуждой, утомлением или излишествами. Эндемическая лихорадка часто овладевает вновь прибывшими, но несколько доз хины высокого деления легко избавят их от нее, если только они ведут самый простой образ жизни и если в них нет скрытой псоры; если же существует скрытая псора, то требуется антипсорное лечение.

72. Способ применения целебных средств. Заметное и продолжительное улучшение в острых и хронических болезнях неизменно указывает на то, что не следует повторять какое бы то ни было лекарство, потому что каждая новая доза помешает процессу излечения. Чрезвычайно малая доза наиподобнейшего лекарства, если не окажется препятствие для ее действия, постепенно совершит все целебное действие, на какое она способна, в промежуток времени от 40 до 100 дней. Но врач и больной желают сократить этот промежуток. Мы должны тщательно выбрать самое пригодное лекарство и тогда только мы можем повторить его через 14, 12, 10, 8 или 7 дней. В хронических болезнях, принимающих острую форму и требующих большей поспешности, можно еще более сократить промежуток времени между приемами лекарств; в острых же болезнях лекарства можно давать гораздо чаще, а именно через 24, 12, 8 или 4 часа, а в чрезвычайно острых болезнях промежутки приемов могут колебаться от одного часа до пяти минут.

73. Должно повторять дозу одного и того же лекарства, пока не наступит выздоровление, или пока лекарство не перестанет оказывать подобного действия; с изменением же симптомов новое исследование может указать на другое средство.

74. Всякое лекарство, вызывающее новые и беспокойные симптомы, несвойственные лечимой болезни, негомеопатично данному случаю, и тогда следует дать противоядие, тщательно выбранное по своему подобию, или же, если добавочные симптомы не слишком сильны, немедленно заменить непригодное лекарство другим. Если в крайних случаях мы заметим через несколько часов, что выбор лекарства был ошибочным и больной не поправляется, или мы находим еще новые симптомы, то мы должны с большей тщательностью выбрать другое лекарство, которое было бы более пригодно к новому состоянию здоровья.

75. Некоторые лекарства, как например, игнация, бриония, рyc радиканс и отчасти белладонна, проявляют на состояние здоровья попеременные действия, состоящие из отчасти противоположных первичных действий. Если после назначения одного из этих лекарств облегчение не последует, то мы должны в острых случаях через несколько часов дать еще одну дозу того же лекарства в другом делении.

Если в хронической псорной болезни антипсорное средство не помогает, то должно предполагать существование неправильности в образе жизни, или какое-либо другое сильное влияние, действующее на пациента, без своевременного устранения которого нельзя получить полного излечения.

Начинающееся улучшение здоровья, как бы слабо оно ни было, проявляется в более приятном самочувствии, большем спокойствии духа и в возвращающейся естественности ощущений больного. Чтобы заметить улучшение или ожесточение, врач должен подробно расспросить больного о каждом симптоме, записанном у него в памятной книжке. Если окажется, что не появилось ни новых, ни необычайных симптомов, и что ни один из прежних не ожесточился и, особенно, если состояние духа и расположение улучшилось, то значит, что лекарство произвело существенное и общее улучшение в состоянии здоровья, или, по крайней мере, его скоро можно ожидать. Там, где замечается большее замедление, чем можно было предполагать, там должна существовать ошибка в образе жизни, или же упорное гомеопатическое ожесточение, вызванное лекарством, следует приписать слишком большому приему.

76. Новые и важные симптомы, о которых упоминает больной, указывают на то, что лекарство было неудачно выбрано; хотя бы больной думал, что он поправляется, тем не менее, состояние его здоровья, может быть, ухудшилось, что вскоре и проявится.

77. Врач не должен иметь излюбленных лекарств; он не должен также относиться с пренебрежением к лекарствам по причине их неудачи. Слишком часто виноват в этом бывает врач, или же предположение оказывается ошибочным. Вся задача врача выбрать simillimum (наиподобнейшее) для каждого случая.

78. Так как гомеопатические дозы чрезвычайно малы, то следует обращать большое внимание на диету и образ жизни больного; особенно в хронических болезнях мы должны тщательно искать такие препятствия к излечению, потому что эти болезни часто ожесточаются от неясных вредных влияний, а также от неправильностей в образе жизни, которые, оставаясь незамеченными, приносят вред. Больному следует предписать ежедневные прогулки, легкую механическую работу, соответствующую питательную пищу и питье без примеси лекарственных веществ. В острых болезнях мы можем только посоветовать окружающим больного следовать указаниям природы, удовлетворяя его сильные желания и не предлагая ему и не настаивая принять то, что может ему повредить. В острых случаях температура спальни и теплота покрывала должны быть совершенно по желанию больного, причем необходимо устранять всякого рода умственное напряжение и душевные тревоги.

79. Врачу необходимо иметь чистые лекарства без всякой примеси, сохранившие все свои целебные силы, и при лечении употреблять только одно простое средство зараз; оно даст облегчение в болезнях, совокупность симптомов которых в точности известна. Слишком сильная доза даже хорошо выбранного лекарства произведет ненужный избыток действия на чрезмерно возбужденную жизненную силу и окажется вредной, тогда как та же подобная лекарственная болезнь в должных границах нежно произвела бы излечение.

80. Опыт показывает, что доза гомеопатически избранного лекарства не может быть настолько уменьшена, чтобы сделаться слабее естественной болезни и потерять силу уничтожить и излечить по крайней мере часть ее, так как такая доза тотчас по принятии способна произвести легкое ожесточение симптомов естественной болезни, хотя такое гомеопатическое ожесточение часто почти незаметно.

81. Гомеопатическое simillimum действует главным образом на больные части тела, сделавшиеся чрезвычайно чувствительными к стимулу, который так сходен с их собственной болезнью. Малая доза превратит жизненное действие этих частей в искусственную лекарственную болезнь и организм освободится от болезненного процесса.

82. В гомеопатической практике уменьшение дозы и ее действия удобно достигается уменьшением ее объема. При употреблении такого разведения гораздо более обширная нервная поверхность, чувствительная к лекарственному действию, приводится в соприкосновение с лекарством, и мы должны остерегаться, чтобы лекарство было равномерно и вполне смешано со всеми частицами разбавляющей его жидкости. Действие лекарств в жидком виде проникает и распространяется с такой неимоверной быстротой во все части организма от точки соприкосновения с чувствительными нервами ткани, что это действие может справедливо быть названо спиритуальным или динамическим.

83. Лекарства в динамической дозе могут быть приняты через рот и язык, а также посредством обоняния и подкожного впрыскивания. Наиболее чувствительные части поверхности вместе с тем и наиболее восприимчивы.