Проф. Джеймс Тайлер Кент

Проф. Джеймс Тайлер Кент

Малые труды №№ 56–60

Перевод Андрея Полошака (Брянск)

56. Simillimum

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/books3/kentwrit/writ56.htm

Я предполагал, что этот вопрос решен, но оказалось, что я плохо информирован, поскольку многие говорят, что достаточно лишь найти название вещества, способного вызвать похожие симптомы у здорового человека, и это будет подобнейшее лекарство, simillimum; я считаю, что этот подход не соответствует доктрине Учителя.

Эти люди искажают истину, утверждая, что одно и то же вещество вылечит в любой дозе или в любой потенции.

Я утверждаю, что simillimum, целительная сила, это не обязательно целительный препарат. Simillimum может оказаться Aconitum 200, если Aconitum 3X не сработал. В этом случае Aconitum является целительным веществом, но не simillimum, а Aconitum 200 является simillimum. Когда пациента излечивает тинктура Aconitum и излечение длительное, я полагаю, что это происходит потому, что тинктура Aconitum — это simillimum.

Недавно я видел, как Arsenicum 200 не справился с пациентом, которому Arsenicum был показан настолько отчетливо, что это было видно любому новичку, а действие 200-й потенции, как известно, не вызывает сомнений и на протяжение многих лет приносило большую пользу; в этом случае 10M быстро излечила пациента. Лекарством был Arsenicum, но simillimum — Arsenicum 10M. Я видел, как такой Ars 10M излечил пациента, которому не помогли 3X, 6X, 30, 60 и 200.

В таком случае, возбудителем (реакции) является целительная сила, а не название того или иного препарата. Я могу прийти к заключению, что показанный препарат — это Ars, но он не излечивает случай.

Затем я должен выбрать подходящую потенцию и по возможности воздержаться от ее повторения. Определиться с названием препарата — это лишь очень маленький шаг на пути к правильному назначению.

Должен признать, что при поиске целительной силы нечасто приходится вдаваться в такие тонкости, но я более чем уверен, что такая необходимость время от времени возникает. Мой друг, врач, несколько дней назад пришел ко мне в кабинет и сказал, что лечит случай псориаза с помощью Ars 3X.

Он рассказал, что пациент принимает этот препарат с перерывами уже в течение года, и что когда он заканчивает его принимать, болезнь возвращается.

О таком случае нельзя ничего узнать, поскольку ничего не известно о его особенностях. Но будет гораздо более удовлетворительным использовать очень высокое разведение любого препарата, если считается, что его целительные свойства раскроются в одной дозе.

Это самый безопасный и правильный способ избежать ошибок. Если лекарство подействует, его действие будет перманентным и оно почти наверняка окажется simillimum. Если оно не подействует, оно и не принесет вреда, и можно будет выбрать более низкую потенцию.

Если выбрать и повторять более низкую потенцию, что иногда имеет место, чрезмерное действие лекарства портит случай и иногда препятствует возможности излечения.

Если лекарство гомеопатично данной совокупности симптомов, одна его доза в очень высоком разведении может излечить пациента, однако если возникает необходимость повторения и болезнь исчезает только когда мы повторяем препарат, то выбрано неверное лекарство и его следует сменить.

Это знание мы получаем из использования высоких потенций, если случай медленно, но верно идет к успешной развязке.

Будет огромной ошибкой переходить на низкое разведение, если высокое не подействовало; тем не менее, это можно использовать, как способ убеждения человека в его собственной слабости.

Simillimum — это целительная сила, которую ищет любой истинный врач, и само собой разумеется (как я полагаю), что в своем сердце каждый врач ищет истины. В таком случае свободный от предрассудков разум должен понять, что название препарата несет в себе не больше целительной силы, чем название болезни определяет суть болезни, которую нужно излечить.

Поскольку индивидуальность каждой болезни проявляется в степени ее интенсивности, то и в лекарстве для этой болезни должна присутствовать противоположная степень интенсивности. Одна капля настойки корня Aconitum может излечить картину психики Aconitum у одного пациента, но не сработать у многих других, а 200-я потенция излечит случай в течение нескольких часов. Я бы не сказал слово "может", если бы не видел такое своими глазами.

Однажды у меня был пациент, чьи симптомы напоминали симптомы Sulphur. Поскольку в своем знании я не продвинулся дальше 6X, я назначил лекарство в этой потенции и оно принесло, как мне показалось, сильное облегчение. Наконец, Sulph 6Х перестал приносить длительное облегчение, хотя я назначал это вещество (поскольку это не было лекарство) регулярно. Я сравнил Sulph с симптомами пациента и увидел, что Sulph все еще показан ему, но он не излечит, мне нужно сменить препарат.

Я менял и менял препараты, и наконец изменился сам пациент; я испортил случай, и мне хотелось отругать кого-нибудь за это.

Но винить было некого, кроме самого себя. Примерно три года спустя этот пациент, не найдя никого, кто принес бы ему больше пользы, чем я, пришел ко мне в тяжелом состоянии, но к тому времени я изменился, мои глаза открылись; и пусть этот пациент раньше принимал назначенные мной грубые препараты — теперь я знал как подойти к этому случаю и излечить его.

Несколько недель он принимал Nux 2M, и ему стало лучше, но все еще сохранялись старые симптомы: жжение в макушке и подошвах ног, голод в 11 утра, тот же зуд и то же состояние общего нездоровья — все это никуда не делось.

Эти симптомы так и не получили свой simillimum.

Был назначен Sulph 55M, и одна его доза подействовала настолько замечательно, что адвокат поразительным образом изменился, и эти изменения продержались 2 месяца, после чего возврат симптомов стал сигналом для назначения следующей дозы.

Три дозы полностью излечили пациента. Sulph 55М был simillimum. Следовательно, Sulph 6X не был simillimum. Sulph был его препаратом, но затем встал вопрос выбора дозы. Почему же следует сомневаться в верности такого подхода ко всем веществам в нашей Материи медике?

В этих фактах нет ничего нового, но кажется очень странным, что встречаются люди, чей мозг слишком мал, чтобы понять эти факты, или же люди слишком бесчестные, чтобы принять эти факты, или же слишком большие скептики, чтобы поверить этим фактам.

Скудоумные потворщики крикливых неучей, похоже, правят миром благодаря своему праву большинства, но чистая гомеопатия продолжает и продолжит распространяться, и образованные, думающие люди всего мира выступят в ее поддержку, как только узнают о ней.

Никто не сможет привязать меня к микроскопу, собственной ограниченной области наблюдений или общепринятой истине. Тот, кто существует на низшем уровне потенциальных simillimum'ов и требует всеобщего поклонения, слишком мал, чтобы называть его учителем или благодетелем человечества.

Можно найти simillimum и среди низких разведений, но нет сомнений, что simillimum всех излечимых болезней следует искать среди высоких и высочайших потенций.

57. Изучение Материи медики

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/books3/kentwrit/writ57.htm

Художник изучает модель, пока не прочувствует все ее линии и оттенки и не увидит воплощение образа на полотне или в камне. Сначала он создает образ модели, и уже потом вырезает ее подобие в граните.

Изучающий нашу Материю медику должен исследовать прувинг до тех пор, пока не прочувствует образ совокупности болезненных ощущений всех испытуемых так, словно он провел прувинг на себе и сам перенес болезнь, вызванную испытываемым препаратом.

Врач, делающий назначение, исходя лишь из симптомов, описанных на бумаге, не чувствует груза ответственности истинного целителя.

Врач, который сначала записывает все болезненные ощущения пациента, а затем вдумчиво изучает этот комплекс симптомов до тех пор, пока не прочувствует страдания пациента, и затем ищет и находит подобный образ в Материи медике, сможет излечить больного так же, как это делал Ганеман.

Такой подход позволяет ему видеть сферу болезненных отклонений, вызванных болезнью или лекарствами. Эта сфера — важная часть изучения лекарств и причин болезненных отклонений.

Посредством такого изучения мы узнаем сферу действия Aconitum и его отличия от Sulphur, сферу действия Belladonna и ее отличие от Calcarea, естественных последующих, комплементарных и несовместимых препаратов.

Мы можем изучать патологию до конца двадцатого века, и все равно не получим тех знаний, что необходимы для овладения искусством исцеления больных, но тщательное изучение каждой картины ощущений может открыть студенту и художнику сферу силы и целительного потенциала лекарства.

Кому-то понадобится намного больше времени, чтобы узнать портреты препаратов должным образом, но со временем эта работа приведет к нужному результату.

Прувинги некоторых препаратов объемны, и в то же время так плохи, что истинный образ лекарства так и остается неописанным.

Обычно это происходит из-за вмешательства в бесхитростный рассказ испытуемых, далеких от медицины. Нельзя вмешиваться в естественный язык, если мы хотим, чтобы прувинг служил руководством к исцелению подобного нам человека.

Современные прувинги в большинстве случаев являют собой фарс и не позволяют раскрыть потенциал ганемановских препаратов. Старые мастера знали, как проводить прувинг, их вели принципы Учителя, их вела философия и их прувинги навсегда останутся надежным руководством к исцелению человека и животных.

Пререкания между представителями философии материальной и нематериальной могут принести и пользу; оба лагеря отстаивают правду, но в некоторой степени искаженную. Оба лагеря бегут фактов, противоречащих их методам рассуждений и их умозаключениям.

Некоторые не приемлют факт излечения, потому что оно было достигнуто с помощью бесконечно малой дозы препарата. Некоторые не приемлют прувинг, потому что он проводился с помощью бесконечно малых доз.

Действия таких людей не меняют существующих фактов, но препятствуют изучению нашей Материи медики. Прувинг, проведенный перед моими глазами в соответствии с надлежащими правилами, ясно показал, что 10-миллионное разведение Lachesis вызвало вполне реальные симптомы.

До этого я не верил в возможность проявления симптомов от такого разведения.

Женщина-испытуемая не знала, какую дозу она принимает. У нее проявился один совершенно новый симптом, и можно было усомниться в том, что это реальный симптом Lachesis, но дело в том, что я обнаружил, подтвердил и проверил этот симптом за несколько лет до того в клинических условиях.

Итак, симптом, вызываемый препаратом, был обнаружен у испытуемой, и поскольку прувинг проводился с использованием сверхвысокой дозы, у меня исчезли все сомнения относительно возможности вызвать симптом сверхвысокими дозами.

Предвосхищая правильный вопрос, хочу сразу сказать, что состояние здоровья испытуемой не было идеальным.

Она была очень нервной особой, чрезвычайно чувствительной, предрасположенной ко многим нервным симптомам. Безусловно, это в огромной степени уменьшает ценность прувинга для многих из нас.

Но я хочу добиться полного понимания того факта, что симптомы испытуемой были совершенно новыми и развивались так же, как развивается острое проявление миазма, полностью перекрыв все симптомы, что были свойственны испытуемой (за исключением упомянутых мной выше), и когда прувинг симптомов препарата закончился, вернулись все ее старые симптомы.

Это показывает, что препарат не являлся подобным для испытуемой, что это было не гомеопатическое ухудшение, а истинный прувинг.

Прувинг Lachesis был таким ярким, что д-р Б. Финке и д-р П. П. Уэллс отметили, что нет причин сомневаться в его истинности.

То, что прувинг временно перекрыл старые симптомы испытуемой, вполне естественно. Мы всегда видим подобный эффект при развитии скарлатины, кори или оспы и, как всем известно, по окончании острого заболевания возвращаются старые симптомы.

Факты свидетельствуют, что прувинг подавляет существующую болезнь. Именно так и произошло в этом великолепном прувинге, и именно это происходит в лучших наших прувингах.

Верностью этого утверждения опровергается предположение, что нет ценности в прувинге, если здоровье испытуемого не идеально.

Никто не отрицает, что испытуемыми должны быть мужчины и женщины в добром здравии; никто не отрицает, что ценность прувинга на больном человеке может быть невысокой.

Еще один великий урок этого прувинга: препараты высокой степени динамизации могут подавить симптомы естественных заболеваний, заменив их своими симптомами.

Еще одно предупреждение новичкам: не давайте поспешно выбранный препарат чувствительным, нервным пациентам.

Представляя вашему вниманию этот прувинг в том виде, в котором его записала пациентка, я лишь хочу сказать, что будь он хорош или плох, цель его — улучшить наше понимание патогенеза Lachesis.

Lachesis

Миссис Г. У. A. — Прувинг Lachesis 10М.

Начало: 14 февраля 1887 года.

Очень нервная женщина, невысокая и худая, никогда серьезно не болела, но всегда была чувствительна к окружающей атмосфере, испытывает на себе действие всех вдыхаемых с воздухом веществ.

14-е февраля

В 13:30 приняла несколько сухих доз.

Через некоторое время уменьшились беспокоившие симптомы головы. Вскоре почувствовала сильную, тяжелую боль в обоих бедрах, словно они вот-вот отвалятся или сломаются. Небольшое улучшение утром. Почувствовала, как теплая кровь циркулирует по ногам и ступням. Обычно ноги ниже колен были холодными.

Несмотря на острую боль, чувствовала себя веселой и счастливой. В магазине не могла стоять в обычной позе. Руки от плеча до локтя начали болеть в 15-00, левая сильнее.

Боль в ногах уменьшилась, в то время как боль в руках усилилась; не могла нести маленький сверток. Левая рука — ухудшение, когда висит в расслабленном состоянии. Левая рука — улучшение, когда засунута в карман пальто. Боль поднялась к плечу, как будто рука отвалится. Боль распространяется под лопатку. Уменьшилась до неприятной боли после 17-00. Тяжесть уменьшилась.

Мне сказали, что я побледнела. Вечером была вынуждена положить левую ногу на стул и снять обувь. Подъем улучшил состояние ноги, но начала болеть левая рука.

Ноющая боль снова распространялась под лопатку и в заднюю область левого легкого. Не могла лежать на правом боку из-за тянущего ощущения в области сердца.

Легла на левый бок; ухудшилась боль в руке, плече, легком и сердце. Подумала, что возможно у меня больное сердце, поскольку моя мать умерла от атрофии сердца. Не спала всю ночь, задыхалась.

16-е февраля

Не могла заниматься или сконцентрировать внимание. Сердце болело, дыхание перехватывало, словно сердце вот-вот перестанет биться, но этого не произошло. Той ночью уснула, прислушиваясь к стуку в голове и ушах, синхронному с биением сердца.

17-е февраля

Болит вся левая сторона от подвздошного гребня до первого ребра. Боль под обеими лопатками, хуже слева. Рука от плеча до предплечья такая тяжелая, что с трудом подняла ее. Ощущение, как будто тянут за руку. Сильная ноющая боль между сердцем и лопатками, боялась дышать и шевелиться, поднимала и опускала плечо, чтобы облегчить боль. Легкая пульсация и боль в районе верхушки легкого.

18-е февраля

Боль в районе верхушки легкого, после нее сильное сердцебиение. Испугалась, что кто-то заметит тревогу и заговорит о ней. Не могла ничего удержать, все выскальзывало из рук. Испугалась усилившегося сердцебиения, от этого часто просыпалась ночью. Снилось, что скачу на лошади, и ветер такой сильный, что перехватывает дыхание.

Снилось, что скачу на лошади. Контакт с воздухом при быстром движении вызвал чувство внезапной слабости в желудке и левой части грудной клетки. Проснулась и обнаружила, что не дышу. Желание расстегнуть платье от грудины до талии.

Вечером не могла заниматься, ненавидела книги, бумагу, карандаши, лекции и медицину вообще. Хотелось скорчиться; такое желание часто возникало с тех пор, как я начала принимать препарат.

Боялась уснуть после того, как легла; положила руку на сердце, чтобы следить за его биением. Лежать было удобно на левом боку, держа руку на сердце; так и уснула.

19-е февраля

Когда ходила за покупками около полудня, ощутила чувство сильной слабости от сердца к желудку. Сердцебиение во время лекции, 2 ч. пополудни. Ерзала в кресле.

Боль под левой лопаткой. Давление спинки кресла вызвало сердцебиение, за которым последовал кашель. На свежем воздухе дышалось легче, долго гуляла. Казалось, что сердце перестало биться, поэтому увеличила нагрузку. Приступы сердцебиения до 23 ч, каждый раз с отрывистым сухим кашлем.

20-е февраля

Хорошо спала всю ночь.

Сны под утро, снилось, что я умираю от болезни сердца, но не хочу, чтобы друзья об этом знали. Была в толпе людей; задыхалась и похолодели ноги, словно иду по льду. Хотела выйти на воздух, но попытки протиснуться через толпу вызывали сердцебиение. Показалось, что мое тело стало пестрым, как змеиная кожа; подумала, что вскоре и лицо станет таким и нельзя будет больше показаться на людях.

Не знала, почему это происходит, но это было наказание, которое я осознаю в ином мире. Хотела, чтобы поскорее настало время умирать, потому что сердце болело так сильно, что я чувствовала себя несчастной и считала, что делаю несчастными моих друзей.

Легкое сердцебиение, когда вставала с постели. Так усилилось, что я не могла ходить после 11 утра. Попробовала согреться у камина, не помогло. Сердцебиение каждые несколько минут, я кашляла, не могла ни говорить, ни смеяться, пришлось расстегнуть платье.

Болела вся левая часть грудной клетки, тянущее ощущение. Частая боль во втором межреберье, казалось, распространяется внутрь и вниз. Сметанообразные бели, утром, когда встала, после того, как встаю после сидения.

Сверлящая боль в правой затылочной области, направлена внутрь; старые симптомы. Бели, светло-зеленые. Красный песок в моче, прилипает к стенкам ночного горшка, месячные закончились выделениями, похожими на гной.

20-е февраля — шестой день

Жжение в правом ухе и в последнем верхнем коренном зубе. Зуб воспалился; такое ощущение, что там язва. Вынуждена сушить и греть ноги примерно каждый час. Пульсация в области желудка после еды.

21-е февраля — седьмой день

Сильнейшее сердцебиение, когда одевалась; голос так дрожал, что я не могла говорить.

Сильнейшая слабость в нижних конечностях. Затем в плечах. Меня спросили, не тревожит ли меня что-нибудь, потому что на лице было написано сильное страдание. Была в необычно хорошем настроении, однако старалась не разговаривать, потому что это вызывало сердцебиение. 10 утра; сильная пульсация в артериях, по которым идет кровь к внутренностям, слева распространяется в прямую кишку.

Быстрое сердцебиение, вынуждает сменить положение. Кажется, что нерв на левой ноге дергается, пульсирует.

Проснулась с чувством холода, которое заставило снова заползти в кровать, там согрелась и уснула. 5 утра; Снились сны о белоснежном теленке и корове.

Проснулась, слегка вспотев. Зябкость продолжалась до 11 утра, начался кашель (ухудшение старого симптома. — Kент).

Вынуждена согреть ноги. Всю неделю стул нерегулярный, маленький, но вынуждена сильно тужиться. Анус выступает наружу, прежде чем отходит стул. Вынуждена делать несколько попыток, чтобы прошло ощущение незаконченности. Вынуждена заталкивать его назад, жгучая боль долгое время после стула.

Кашель с болью в левой стороне живота и вверх от промежности. Обильные бели во время стула или любого физического напряжения.

Боль в спине облегчается при отхождении горячих сметанообразных, несколько тягучих выделений с резковатым запахом.

Эти выделения часто облегчают ощущение узла в левом яичнике, старые симптомы.

Нет аппетита, не стала ни завтракать, ни обедать из-за пульсации в сердце и в левом боку. Плотно поела в 18 ч. Жжение в желудке. Холодная вода вызывает тошноту. Чувствую холодную воду всем животом.

Руки горят. Вены на руках так надулись, что вынуждена поднять руки и держать их так, чтобы стало легче. Утром холодно. Первый день этой зимой, когда захотелось заниматься.

От этой дозы не заболело горло с левой стороны. Запах, словно что-то портится, идущий из желудка. 04:30; всю неделю просыпаюсь замерзшая и с ощущением съеживания. Холод в области сердца, желудка, в спине. Плоть холодная на ощупь. Лучше в движении. Проснулась в 6 утра, немного вспотев. Во второй половине дня снова пот.

Слабый запах чеснока. В 5 утра вынуждена часто вставать и мочиться, чтобы облегчить боль в спине (после принятия дозы старые симптомы проявляются ярче. Раньше такого не замечено. — Кент).

28-е февраля — четырнадцатый день

Частая пульсирующая боль. Разгибатель большого пальца стопы не работает; чуть не упала, когда встала на цыпочки. Боль в гипогастрии и паховой области. Боль в матке, поднимается вверх, когда наклоняюсь вперед.

Жжение в разных участках тела. Пишу правильно, но медленно, путаю слова. Чувствую себя совершенно счастливой. Запах скипидара вызвал боль в поясничной области, распространяющуюся вниз и вперед к яичникам и в подчревной области, как при дисменорее.

1-е марта

Холодные ноги, в первой половине дня. Онемели; зловонный (субъективно) пот, когда пыталась согреть их. Верхняя часть левой руки холодная, словно на нее положили лед. Очень хочется спать, тяжелые веки. Проснулась рано, с жуткой болью в желудке и кишечнике. Затем много газов. Диарея в 7 утра; стул жидкий, после него в прямой кишке жжение и болезненные позывы на испражнение, длятся несколько часов. Левая рука холодная. Ладони очень горячие и опухшие.

Жжение в желудке после завтрака. Пульсация в левой части грудной клетки и живота. Улучшение белей, ухудшение катара. Боль в правой малоберцовой кости.

3-е марта — 20-й день

Спала лучше, проснулась уставшей (сон не освежил). Снились птицы и животные. Снилось, что я умираю от водянки, вызванной болезнью почек. Что вокруг сердца собирается вода (жидкость). Головная боль. Боль в задней части головы. Золотые вспышки перед глазами, когда закрываю их. Настроение унылое. Снилось, что те, кто знают меня лучше всего, презирают меня и не доверяют мне.

Чувствовала, что никто не понимает моих помыслов, и это хорошо. Потеряла способность оказывать влияние на людей.

Так устала, что терплю неудачу во всех начинаниях. Нет гармонии между физическим и духовным телом. Хочу разорвать нить, связывающую дух с телом.

Доминирует злое влияние. Болезненная тенденция принимать черное за белое, поступать неправильно. Понимаю это, только когда поступок уже совершен, затем чувствую себя разбитой. Не могу быть выше этого. Когда остаюсь в одиночестве, досада от таких ошибок почти сводит меня с ума.

Прошу помощи и встречаю насмешки. Перестала получать утешение от бесчисленных слов матери. Эти несчастья усугубляются неудачными попытками быть выше их, вследствие этого презираю себя.

Угрызения совести, за которыми следуют слезы. Нет ни желания, ни силы на отчаянные поступки. Когда забываюсь, выполняю свои обязанности с удивительной легкостью и очень успешно. Непобедимая застенчивость.

Ощущение горя от поступков, которые в свое время казались верными, но в последствии кажутся неправильными. Чувство горя выгоняет из разума все остальные чувства.

4-е марта — 21-й день

Зябкость в первой и второй половине дня. Легла в постель, чтобы согреться. Горячий участок на макушке и над глазами. Не могу думать, ощущение сильного сжатия во лбу. Жар распространяется от макушки в горло и заднюю часть шеи.

5-е марта

Проснулась в 2 утра, беспокойный сон, обилие мыслей. Пыталась заниматься, но предмет занятий сменили мысли о старых впечатлениях. После продолжительных попыток, расплакалась и уснула.

Проснулась в 4 утра, холодно, болит спина, лучше от мочеиспускания. Уснула, позже проснулась усталая и подавленная. Боль в нижней части живота после того как пробежалась за автобусом в 10 утра. Чуть не потеряла сознание во время простой операции по ослаблению грыжи. Первый раз за четыре года. Спала во второй половине дня.

Когда проснулась, было ощущение, что руки превратились в ветви деревьев, онемели. Руки скрещены на животе в области желудка, желудок очень сильно болит. Боль распространяется вниз в матку. Руки скрещены в области желудка, это вызывает боль. Вкус крови из-за кровавой слизи, выделяющейся из задних отверстий полости носа. Зловонный пот. Несколько ночей, перед тем как заснуть, чувствовала, что кровать словно плывет (в воздухе), такое же ощущение бывало в детстве.

21-е марта

Ярко-желтый слизистый стул, соскальзывает на дно ночного горшка; водянистый, сверху плавают белые частицы, похожие на рис. 15-00. Сильное тянущее ощущение в прямой кишке, словно она вот-вот вывалится. Стул в 8 вечера. Так хотелось есть и пить, что съела мякоть сырых устриц, голод и жажда прошли. Пульсация сердца, наблюдавшаяся всю неделю, уменьшилась.

22-е марта

Спала хорошо; сны обычные. Снилось, что готовлюсь к лекциям, не могу делать это быстро. Сильная боль и чувство пустоты в желудке.

Болит задняя часть головы. Нет ощущения движения в кишечнике (внутренностях). Первая моча густая, ярко-оранжевого цвета; чувство неудовлетворенности, вызывающее жгучую боль в частях тела. Ноги холодные ниже колен, лодыжки болят. Почти прошла жгучая боль (как от ожога) во рту и желудке, которая была вчера, в первой половине дня; кровавая слизь из левого легкого.

Слабость при попытке идти. Вчера, когда стояла у изножия кровати, показалась самой себе очень высокой, кровать показалась маленькой. Чувствовала, что стала на метр выше, чем обычно. Съела тост, сырых устриц, выпила кембриковый чай (популярный на рубеже 19–20 вв. детский напиток из горячей воды, молока, сахара и небольшого количества чая, названный так из-за сходства цвета напитка с цветом материала кембрика. — прим. перев.) — недомогания нет.

Хотелось кислого, которое кишечник не переносит последние два года, также хотелось соленого. Волдыри во рту, на губах, под носом проходят. Страстное желание стакана воды, как у ребенка, который хочет пить. Рельефный стул, небольшого размера, покрыт слизью; почувствовала себя лучше.

26-е марта

Угрюмое, отвлеченное настроение, словно узнала о чем-то очень печальном; приняла Lach 9M.

29-е марта

Холодные потные ноги, когда не возле камина, в первой половине дня. Прошла большое расстояние во второй половине дня. 16-00; боль в правой почке или над ней, вызванная желанием помочиться. Затем болезненное чувство тошноты в желудке.

Боль перешла из желудка в левую пятку, затем вверх по ноге, закончилась тупой ноющей болью. Онемение большого и второго пальцев стопы, слева, словно что-то жмет. Такой же симптом возникает в постели. Проснулась ночью от сильного желания помочиться, боль в правой почке. Ноги теплые и словно опухшие.

После того, как вернулась в постель, склонность потеть, особенно когда части тела касаются друг друга.

Крутилась до рассвета, затем заснула. Удобнее всего лежать на животе. Когда нужно было вставать, чувствовала себя уставшей. Уснула на подушке, но когда просыпалась, соскальзывала с нее и переворачивалась на живот. Ощущение жжения от макушки до последнего позвонка. Потоотделение непосредственно перед сном, перевернулась на спину, чтобы согреть ее. Запах пота несвежий, застойный, как было однажды во время лихорадки; тогда я просыпалась ночью, обильно вспотев, это также вызывало чувство тошноты.

30-е марта

Онемели пальцы левой ноги. Когда собирала вещи, почувствовала защемление в подчревной области. Время от времени боль в шейных позвонках, слева направо, в левый локоть. Чувство жара во лбу. Глаза чувствительны к жару. Левая пятка — такое ощущение, что к ней прижали лед. Дискомфорт и чувство переполнения в почках перед мочеиспусканием. Моча обильная, бесцветная.

В кишечнике такое ощущение, словно вот-вот начнется диарея. Тяжесть в прямой кишке от того, что долго стояла. Частые боли в спине напротив нижней части грудины. Зуд по всему телу после того, как долго сидела. Высыпание размером с маленькую горошину, иногда нагнаивается, всегда воспаленное и зудит. Чувствовала, что если убрать чувство сжатия изо лба, то смогу лучше думать и соображать.

6-е апреля

Зуд в нёбе и у основания языка; вынуждена тереть его. Время от времени жжение и покалывание в кончике языка, хуже от запаха табака или скипидара. Чувство полной пустоты в желудке, лучше после еды. Моча отходит медленно, особенно если приходится подождать. Потоотделение в середине ночи или после первого сна.

Чувство наполненности в горле. Рот болит, словно воспаленный. Соль усиливает жжение во рту и в желудке. Одышка усиливается от малейшей физической нагрузки. Чувство сжатия в горле, словно оно стянуто чем-то жестким. Кашель ночью, вызванный зудом в левой части горла, распространяющимся в ухо. Лучше от тепла руки. Руки опухли, часто очень теплые. Потоотделение с последующим ознобом (вызвано сыростью одежды); затем жар, затем уснула. Сустав четвертого пальца ноги воспалился (болит) с внутренней стороны.

Ощущение перешло на большой палец ноги, подумала, что там будет бурсит. Так хотелось спать в 8 вечера, что была вынуждена лечь. Кажется, что вся правая нога увеличена, она горячая и тяжелая. Вся левая нога маленькая, онемевшая и холодная.

Дрожь в обоих ушах, когда легла вечером, временами уменьшается при смене положения. Болит сзади обоих ушей. Легкая боль над сердцем. (Ощущение воспаленнности по краю молочных желез перед менструацией, старый симптом). Пульсация в левом боку. Легкая боль в области левого яичника, иногда с обеих сторон, затем в гипогастрии. В последние две недели — опухание, отвердение и жжение в протоках подъязычных желез. Прошло.

Ощущение выпадения прямой кишки, проходит только если лечь на живот. Верхняя часть головы болезненная, горячая. Горло горит, ощущение, словно содрана кожа . Легкие сухие и стянутые. Долго кашляла без мокроты. Жгучее жжение с зудом.

7-е апреля

Запор; стул твердый, кровотечение из прямой кишки. После стула чувство "порезанности". Тянущее ощущение в прямой кишке, сохраняется надолго после испражнения. Серые пятна (падают) перед левым глазом во время чтения. Вызвали размытость зрения и нервозность. Хуже, если смотреть влево. Лучше от продолжения чтения. Рот воспаленный; герпес на нижней губе справа.

8-е апреля

Онемение распространяется из поясничной области к нижним конечностям после долгой прогулки. Во второй половине дня месячные. Чувство раздутости в надчревной области. Ощущение, что живот раскрылся от пупка и вниз, то есть с каждой стороны мочевого пузыря. Мочевой пузырь перед месячными увеличенный, холодный. Также боль в левой руке, грудной и брюшной полостях. Несколько ночей чувство, словно что-то ползает в анусе, после того, как лягу в постель. Сильная ноющая боль в левой ноге в первые четыре часа менструации.

9-е апреля

Проснулась от глубокого сна из-за сильной колики, за которой последовал жидкий стул, темный, почти зеленый. Во время стула — чувство холода и отстраненности, прострации. Лучше после стула. Слабость перед месячными, сильный поток молочно-белых горячих белей. (Во время перерыва в месячных непрерывный зуд над копчиком; хуже ночью. Это обычное состояние последних нескольких месяцев, старый симптом.)

10-е апреля

Судорога в указательном пальце (левом), распространяется по сухожилиям к запястью. Задняя часть шеи настолько слабая, что вынуждена сидеть в кресле с высокой спинкой. Улучшение насморка. Два приступа кашля, 16-00. Повторяется второй день.

Не могла заснуть достаточно глубоко. Жжение и зуд по обеим сторонам трахеи, распространяется в уши. Не могу вспомнить о легких вещах, с которыми плохо знакома. Очень хочется спать в 7-00, вынуждена лечь в постель, но после того как легла, некоторое время не могла заснуть.

Во время и после месячных потею при малейшем усилии. От бедер и выше тело теплое, потное, ощущение удушья. От колен и вниз чувство холода, вынуждена прикладывать горячие предметы. Судорога в большом пальце левой ноги перед месячными. Хуже ночью в постели. Хуже, когда переворачиваюсь со спины на правый бок. Ощущение, что что-то ползает под герпетическими высыпаниями. В различных местах, если устану. То же самое ощущение появлялось на небольшом участке над глазами, во время ослепляющих головных болей, которые были в детстве и в 16-20 лет.

12-е апреля

Крайнее удовольствие вызывает дрожь и судороги, длящиеся часами, сильнее, чем от сильного страха или внезапного удивления. Это ощущение и умственная нагрузка вызвали слабость, длящуюся до полуночи. Проснулась очень рано. Раздражена, внезапно потеряв подлежащее предложения, при попытке заговорить. Пыталась удержать мысль до тех пор, пока найду слова для ее выражения. Выражение мыслей дается трудно, теряю предмет разговора. Ноющая боль в затылке, распространяется в шейные позвонки. Та же боль распространяется вниз по руке, когда иду или получаю толчок.

18-е апреля

Постоянное желание лечь, мышление дается легче. Обессилела после часа занятий. Боль в затылке, шея и глаза замерзают, голова горячая. Лучше, если согреть ноги. Лучше, когда легла. Лучше от свежего воздуха. Острое желание быть сильной и быстро соображать.

Быстро устала. Нехватка физической силы. Спала до 04:30. Выспалась, но дела предыдущего дня до такой степени завладели мной, что встала уже уставшей.

Желание снова лечь после завтрака. Чувство усталости, идущее из лба вниз и обратно через область шеи. Много раз вынуждена переставать писать, бросаюсь на кровать.

58. Изучение прувингов

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/books3/kentwrit/writ58.htm

Пичкать студентов языком прувингов почти бесполезно. Если их нельзя научить видеть клинический образ, которому нужно найти соответствие, то они не станут хорошими врачами. Студент должен знать некоторую часть той нашей работы, которую мы делаем и которую вообще можно сделать с помощью прувингов. Сухое изучение прувингов без их переложения на клинические образы не подойдет для неофита.

Редко можно встретить студента, который достаточно сообразителен, чтобы самостоятельно составить эти образы; следовательно, после некоторого гадания над ними, он начинает ворчать по поводу несовершенства Материи медики, иногда даже делая бесплодные попытки исправить эти несовершенства. Они, безусловно, существуют, и добросовестные врачи полностью признают некоторые из них, но даже лучшим людям современности не вполне понятно, как их исправить.

Д-р Юз пытался продемонстрировать, что ему известно, как исправить эти несовершенства, но он не смог удовлетворительно показать нам, что знает хотя бы один препарат.

К хорошему знанию врачебного искусства нет короткого пути.

Врач, который в совершенстве овладел искусством использования репертория, обычно работает быстрее всех.

Препятствующие симптомы — это те симптомы, которых мы не понимаем. Представьте, что случилось бы, если бы каждый эгоист выкинул из списка все симптомы, которые он не понимает — что бы осталось от нашей Материи медики?

Ганеман великолепно использовал Материю медику, которую оставил нам; учитывая множество добавленных прувингов, мы обязаны работать не хуже его, но если мы начнем упрощать и опровергать, следует понимать, что зданию нашей науки от этого не станет лучше.

Лучшие симптомы Материи медики пришли и должны приходить из прувингов потенцированных лекарств.

Отбросьте такие симптомы, и мы будем вынуждены практиковать медицину на основе отброшенной Материи медики, поскольку оставленная и принятая часть не пройдет проверку законом и будет непригодна для всеобщего использования.

Это видно из того факта, что жаждущие сырых результатов прувингов постоянно признаются в своей неспособности лечить больных.

Само стремление к пересмотру Материи медики уже является достаточным признанием в этом. Использование хинина, виски и комплексных препаратов также являются весомыми признаниями.

Ворчуны не допускают возможности того, что эти трудности могут быть их личными, и не думают о своем признании как о подтверждении собственной несостоятельности во владении Материей медикой и способами ее использования.

Признание в неспособности использовать Материю медику такой, какая она есть, говорит о недостаточной квалификации и эрудиции составителя новой Материи медики. Мы никого не обвиняем, они признаются сами.

Эти признания простираются так далеко, что тем, кто их высказывает, остается лишь очень небольшая часть знания, относящегося к лечению. Самое потрясающее признание последнего времени таково: 30-я и 200-я потенции не вызывают симптомов (!), и результат их использования отрицательный; то ли доктор выбрал недостаточно чувствительных людей, то ли не смог распознать симптомы.

Не все испытуемые развивают симптомы под действием потенцированных лекарств, но чувствительный испытуемый йпредоставляет бесценные симптомы.

Если врач тщательно изучит своих старательных добровольцев-испытуемых, он сможет выбрать для них такие препараты, которые обязательно вызовут у них симптомы, то есть, изучая их жизнь, врач увидит слабости испытуемых и воспользуется ими.

Одна женщина выразила желание испытать препарат, была тщательно обследована, и было решено, что она чувствительна к Phosphorus. Она испытала препарат в высокой потенции, подтвердив множество старых симптомов Phosphorus, о которых она ничего не знала; также она не знала название препарата, который испытывала.

Таковы факты, и их значимость не умаляется, если у других врачей не получается вызвать симптомы таким же способом.

Печально, что многие демонстрируют неспособность найти препарат для испытаний, подходящий испытуемому, после того, как было проведено столько испытаний.

Это о чем-то говорит. Это говорит о неудаче. Не закона, не потенцированного препарата, не пациента или испытуемого, но врача. Он не знал, как выбрать испытуемых или или лекарства для них, поэтому он стал агностиком.

Химик сказал своему другу-врачу: "Я слыхал, вы стали гомеопатом?"

Врач: "Да, верно".

Химик: "Ну, вы же не хотите сказать, что вы верите в 30-ю потенцию, не так ли?"

Врач: "Я так понимаю, что вы химик, что вы зарабатываете на жизнь своим знанием химии, и что ваша наука основана на гипотезах о молекулах, атомах, и т.д."

Химик: "Да, я химик по профессии".

Врач: "Итак, друг мой, вы когда-нибудь видели молекулу или атом?"

Химик: "Пойдемте выпьем вина".

Химик знает, что определение молекулы несовершенно, что оно целиком и полностью гипотетично, но ему нет до этого дела, ведь его результаты соответствуют тому, что он ожидает получить, исходя из предыдущих экспериментов.

Результаты неизменны, даже если убрать из процесса молекулы и перестать верить в них. Факты живут независимо от неверия.

59. Симптомы и особенности трудных случаев с неблагоприятным прогнозом

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/books3/kentwrit/writ59.htm

Разница между симптомокомплексом и образом симптомов частью познается в обучении, частью на собственном опыте.

Тот, кто знает описанную совокупность симптомов, увидит ясный образ симптомов и указание на препарат, необходимый пациенту, что, как правило, будет означать скорое выздоровление последнего.

Необученный и неопытный человек увидит в описанной совокупности симптомокомплекс, означающий хаос.

По мере того, как человек приобретает знания из обучения, чтения и опыта, он все реже и реже видит симптомокомплекс, пока в конце концов он не сможет с первого взгляда сказать о некоторых даже тщательно взятых случаях, что на всем случае лежит печать сложности.

Тем не менее, некоторые из таких людей после длительного обучения увидят образ совокупности симптомов и, следовательно, увидят препарат, но следует знать, что пока любой случай представляет собой хаос, нам следует воздержаться от благоприятных прогнозов.

В этом серьезнейшем вопросе есть достаточно места для проявления творческого восприятия и творческих суждений, но существуют научные правила и им необходимо следовать, поскольку они составляют основу искусства и опыта.

Надлежащим образом обученный новичок вскоре сможет судить об относительной значимости представленных симптомов, и будет знать, к какому классу их следует отнести.

Изучение симптомокомплекса дает нам возможность узнать о диагнозе и прогнозе больше, чем любой вид физического обследования, но следует использовать оба этих исследовательских метода, поскольку они подкрепляют друг друга, и часто один приходит на помощь другому в случае несостоятельности какого-либо.

Знать симптомы причины, начала, содержания, развития и окончания — это именно то знакомство с болезнью, о котором так часто и настоятельно говорил Ганеман.

Врач прежде всего должен научиться различать симптомы, которые естественны или обычны для известных болезненных состояний, чтобы уметь находить странные и необъяснимые симптомы.

Трудно ожидать, что врач сможет найти странный симптомокомплекс, если он не может сказать, что именно делает любую совокупность симптомов гармоничной.

Опытные, наблюдательные гомеопаты очень хорошо знают, что жжение, жалящее ощущение, увеличенные железы, инфильтрат, твердость части тела, слабость, потеря в весе при скирре молочной железы не приведут к препарату, который окажет целительное действие, так же, как и отек конечностей, слабость, белок в моче и симптомы со стороны сердца, одышка и тревога не являются основой для выбора препарата, который излечит пациента.

Все знают, что препараты, назначенные по таким симптомам, лишь облегчат состояние пациента, они не сдержат развитие болезни и не продлят жизнь пациента надолго.

Все знают, что вышеописанные проявления типичны для болезни, результаты которой наблюдаются у пациента, но они не указывают и не подчеркивают признаки и симптомы пациента.

Это особенности болезни, обычные симптомы, но общих и частных особенностей пациента здесь нет.

Неважно, были ли эти общие и частные особенности скрыты, подавлены предыдущим лечением или никогда не существовали, кроме как у предков пациента.

В любом случае, их нужно обнаружить, иначе нельзя составить благоприятный прогноз.

Его можно составить лишь на основе твердых доказательств, отличающих то, что относится к порядку, от того, что относится к нарушению.

Не следует сомневаться, что болезнь может появиться как в состоянии порядка, так и в состоянии нарушения. Многие болезни появятся в виде порядка, будь это им дозволено.

Во всех острых болезнях есть порядок, и мы можем предсказать их течение и окончание.

Многие хронические болезни являют собой разновидность порядка, хорошо известную наблюдателям. Известный порядок — это руководство к дифференциации между отличительными особенностями болезни и отличительными особенностями пациента.

Истеричный пациент являет собой необычный симптомокомплекс, и это часто вводит неофита в заблуждение. Кажется естественным, что следует собрать все эти странные, несовместимые крайности, выдумки и ощущения, и сделать назначение на их основе.

Есть ли человек, который этого не делал? У кого не было затяжных случаев, над которыми он бился месяцами, в то время как состояние пациента никоим образом не улучшалось, а друзья последнего интересовались, есть ли вообще от доктора какой-то толк?

Когда врач изучит природу истерии, он увидит, что он пытался подобрать препарат для истерии, а не для пациента.

Автора этих строк много раз просили сделать назначение пациентам, симптоматология которых представляла собой яркую картину, где истерия присутствовала во всем великолепии своих неврологических преувеличений, но из нее нельзя было извлечь ничего, что описало бы состояние пациента.

Такой случай будет неизлечим, пока мы не узнаем симптомы, которые представляют пациента. Обычно их можно найти, если они представляют собой изменения в симпатиях и антипатиях, в том, что человек любит, и в том, что он терпеть не может.

Такие симптомы найти труднее всего, поскольку каждый истеричный пациент скрывает свои истинные симпатии и антипатии и сообщает только о выдуманных; следовательно, здесь нужно искусство и сила опытного ума, который нельзя обмануть, чтобы опросить пациента, когда он потеряет осторожность.

Пациент будет неизлечим, пока мы не возьмем случай так, что увидим, каково же истинное лицо пациента. Суть в том, что симптомы, свойственные болезни, всегда легко обнаружить, но симптомы, свойственные пациенту, выявляются с трудом при перекрестном исследовании или случайно, или после длительного наблюдения.

Не следует полагать, что можно игнорировать симптомы болезни или считать, что они не имеют ценности при выборе препарата, но их следует рассматривать после симптомов, которые относятся к самому пациенту; часто бывало, что лекарство показывало самые замечательные излечения, когда оно подходило пациенту, хотя в нем и не было яркого подобия болезни, и пусть оно будет в первую очередь подобно пациенту, а в последнюю — болезни.

Первое — пациент, последнее — болезнь. В этом есть начало, развитие и конец.

В пациенте, который позднее заболеет туберкулезом, мы видим очень мало симптомов самого пациента, но наблюдаем слабость, потерю в весе, анемию, зябкость, утомляемость от любой нагрузки, плохую психическую реакцию, быструю реакцию на еду, напитки, воздействие природных сил, нехватку сна и перемену погоды.

Эти состояния присущи огромному количеству препаратов и сразу понятно, что за симптомами болезни не видно пациента, и мы не можем ничего обещать, хотя у пациента нет и намека на туберкулы.

Следует воздержаться от благоприятного прогноза, пока мы не используем серию тщательно выбранных препаратов и не начнут появляться симптомы пациента: психические и прочие общие симптомы, которые известны так хорошо, что нет смысла их описывать.

По этому предмету можно сказать достаточно, чтобы убедить любого, кто думает головой, что вопреки популярному мнению не только традиционные врачи могут использовать знание диагноза и прогноз.

В действительности, большинство представителей этого якобы ученого класса предпочитают исследовать на ощупь, словно мулы, вместо того, чтобы исследовать с помощью разума, то есть они подходят к предмету и разбивают его на куски, так и не узнав, что же это было.

Им не свойственна любовь к истине ради истины.

Из вышесказанного можно вывести три аксиомы:

Первое.

Наблюдаются изменения в тканях, и нет симптомов, указывающих на нарушения в организме.

Второе.

Наблюдается запутанная смесь частностей и отсутствие общих симптомов.

Третье.

Если симптомы вынуждают врача воздержаться от благоприятного прогноза, это не значит, что пациент обязательно умрет. Это может означать лишь затяжную болезнь.

60. Направление мысли, необходимое для понимания и сохранения гомеопатии

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/books3/kentwrit/writ60.htm

Важно избегать мыслей, которые разрушают фундаментальные принципы гомеопатии.

Я бы хотел, чтобы мои друзья остерегались некоторых моментов, уводящих нас от мыслей Ганемана.

Предмет и цель нашей ассоциации есть истинная гомеопатия; сохранение направления мысли ганемановских умозаключений.

За все время практики я не испытывал стимула отклониться от его доктрин.

Он использовал 30-ю потенцию и говорил, что некоторые виды пациентов неизлечимы — те, которые прошли лечение, подавившее их нарушения.

Однако опыт последних лет, вместе с тридцатью годами врачебной практики и изучения предмета, показал, что такие случаи можно излечить, используя более высокие потенции и не отклоняясь от инструкций Ганемана.

Отклонение от ганемановских методов являет собой наибольшую опасность для сегодняшних учеников.

Для иллюстрации давайте представим пациента, у которого уже есть или развивается туберкулезный коксит.

Следуя плану Беннингхаузена, мы должны найти лекарство, исследовав случай в следующем порядке: 1 — пораженная часть тела; 2 — симптомы части тела; 3 — модальности этих симптомов; и 4 — сопутствующие симптомы; и куда же это приведет?

Пациент с туберкулезным кокситом думает о нем, как о болезни, которую следует вылечить, а врач отталкивается от этой болезни в своем поиске лекарства.

Вы поймете, что это противоречит рассмотрению самого пациента. Это противоречит словам Ганемана о том, что единственной обязанностью врача является лечение пациента, противоречит его учению о создании картины пациента на основе совокупности характерных симптомов.

Он никогда не рекомендовал использовать сопутствующие симптомы пораженных частей тела. Сопутствующие симптомы следует принимать во внимание только в связи с объективным состоянием.

Изучайте пациента и все, относящееся к пациенту. Если вы не поймете это, вы не поймете ганемановский способ лечения больных. Настоятельно рекомендую вам отказаться от сопутствующих симптомов, поскольку они уводят нас от мысли, которую подчеркивал Ганеман.

У пациента с туберкулезным кокситом может болеть колено, могут быть проблемы с мочевым пузырем или головная боль, возникающая, как он говорит, от запора. Из-за чего же возникает запор?

Возможно, об этом не подумали. Какие симптомы считать сопутствующими?

Таким образом, сосредотачиваясь на части тела, вы теряете ганемановскую мысль, необходимую для существования гомеопатии.

Сосредотачиваясь на процессах, происходящих в одной части тела, затем на сопутствующих симптомах и затем на модальностях, как это рекомендовано в предисловии Беннингхаузена, вы далеко уходите от направления мысли Ганемана, и такие методы разрушают гомеопатию.

Если бы этот метод был успешным, я бы не противился ему, но он не соответствует методам Ганемана, не ведет к характерным симптомам пациента.

Что нам нужно, так это легко и быстро прийти к тому, что характеризует пациента.

Если вы работаете с другой целью, вы отклоняетесь от мысли, что нужно идти от центра к периферии, и идете за другой мыслью. Всегда следует идти от центра к периферии, от первого к последнему, от более важного к менее важному. Я думал в этом направлении на протяжение 25 лет, и считаю необходимым насаждать этот подход, чтобы сохранить идею гомеопатии.

1. Центр человека — это его симпатии, то, что он любит. Если симпатии изменились, то человек заболел, заболел его разум, самый центр. Мы видим это, работая с теми, кто угрожает убить себя или кого-то другого. Верная жена, замечательная женщина, будучи здоровой, не имеет причин плохо относиться к своему мужу, но внезапно начинает испытывать к нему отвращение, не хочет, чтобы он прикасался к ней.

Это симптом самой сокровенной части человека, он не равен симптомам кожи или ногтей на ногах. Если же следовать другому плану, то это лишь сопутствующий симптом. Симпатии, любовь, не всегда проявляются лишь в мозгу человека.

Страстное желание какой-то особенной еды — кислого, сладкого и т.д., является выражением симпатий пациента, но эти симпатии выражаются через желудок. Если симпатии начинают отличаться от нормальных, у нас появляется описание больной личности пациента.

Естественные темпераменты рассматривать не следует. Геринг ввел описание темпераментов в Материю медику, но их нет в прувингах.

Болезненные изменения в психике — это основа для назначения. Двигаясь к периферии, в первую очередь рассматривайте те препараты, которые имеют отношение к нарушениям симпатий. Ни один препарат вне этой группы не способен излечить пациента.

2. Второе, что следует рассмотреть при изучении пациента, это умственные функции, способность к рассуждениям и умозаключениям.

Поскольку многие из препаратов, подходящие нарушениям симпатий, подходят также и интеллектуальным нарушениям, вы затем рассмотрите те из них, что относятся к интеллектуальным нарушениям пациента, и таким образом сможете отбросить еще несколько препаратов.

Среди симптомов, относящихся к симпатиям, и симптомов, относящихся к интеллекту, некоторые являются обычными, и они менее ценны, чем более редкие симптомы. В первую очередь рассмотрите более важные, более странные симптомы.

3. Затем в изучении психики идут симптомы памяти, но они наименее важны.

Список препаратов так велик, что вы вряд ли сможете отбросить много препаратов из предыдущих списков.

Нарушения памяти — это самые обычные из психических симптомов.

4. Следующие по важности после психических симптомов, это общие физические симптомы. Общие физические симптомы нельзя излечить препаратами, не соответствующими психическому состоянию пациента.

Общие физические симптомы — это такие симптомы, которые относятся ко всему состоянию тела, в целом. Во-первых, следует рассмотреть отношение пациента к жаре и холоду. Он может быть очень жарким, желать холодных напитков, прохладного воздуха, прохладных компрессов, прохладной еды и легкой одежды; или же он может желать жары, ему не удается согреться.

Он может быть таким зябким, что можно говорить о нехватке жизненного тепла. Итак, какое это имеет отношение к тазобедренному суставу, почкам, печени, желудку или матке?

Никакого, однако, все это относится к человеку как к единому целому. Это общие симптомы целостного организма пациента и его состояния.

Его желание движения или покоя — это следующий по важности общий физический симптом. Возможно, пациент не может стоять или сидеть спокойно и перестает испытывать дискомфорт только во время ходьбы. В то же время его плечо может болеть сильнее, когда он двигает рукой; рука от плеча, и все, что относится к этой части тела, может испытывать ухудшение от движения.

Пациенту лучше во время ходьбы, но его плечу хуже от движения. Будет глупо пытаться разглядеть пациента за частью его тела.

У многих препаратов модальности части тела отличаются от модальностей пациента. В первую очередь рассматривайте то, что главнее; пациент главнее частей своего тела.

Также вы можете увидеть, что пациенту хуже от движения, и все его боли ухудшаются во время движения. Отношение к воздействию воздуха — еще одна общая физическая особенность.

Пациенту может быть лучше или хуже на свежем воздухе. Если пациент женщина, следует принять во внимание менструацию. Это не особенность, менструация — это функция организма, и женщина скажет, что ей хуже или лучше во время менструации, или хуже перед или непосредственно после менструации.

Пациент как единое целое может испытывать ухудшение или улучшение после еды; может чувствовать себя лучше или хуже после дефекации; это важные общие особенности тела. Этим состояниям сопутствуют два момента, и их следует различать, состояния тела, которые ухудшаются от различных модальностей, и частные ухудшения от них.

Среди состояний, относящихся ко всему телу, мы рассматриваем слабость, бледность и зачастую цвет выделений, если цвет относится к состоянию, которое говорит о симпатиях пациента. Какова кровь, такова и любовь.

Цвет выделений являет собой выражение состояния крови, например, если есть процесс распада, который делает их зелеными. Зеленый цвет выделений из влагалища, как при раке, указывает на состояние крови. Доброкачественное состояние выделений является обычным.

Если симптом обычен для всех или многих препаратов, он не имеет важности. Ганеман подчеркивает, что важны симптомы странные, редкие и особенные. Эти симптомы имеют наибольшую важность.

Обычные симптомы каждой группы — симпатий, интеллекта, памяти, общие физические — рассматриваются последними. Все это общие симптомы.

В первую очередь мы рассматриваем общие симптомы, и уже потом частные, двигаясь от центра к периферии. Вы можете собрать длинный список симптомов, не учитывая ярко выраженный комплект симптомов психики, и в этом списке не будет никакого порядка.

Что же делать, если в случае нет ни симптомов, связанных с симпатиями, ни интеллектуальных симптомов, ни общих физических симптомов, а лишь длинный список частных симптомов?

Когда пациент надлежащим образом обследован и остается только бумажная работа, тогда, как говорил Ганеман, бóльшая часть работы выполнена.

Если случай разобран надлежащим образом и выявлены все эти симптомы, будет легко составить на его основе короткий список препаратов. Это не короткий путь, короткого пути не существует. Это надлежащий путь, работа от центра человека к его периферии.

Когда вы дойдете до общих физических симптомов, вы, возможно, увидите, что лишь один из списка психических симптомов усиливается от жары. В этом случае нужно ли вам смотреть на частности? У вас есть весь человек целиком, а частности сами о себе позаботятся.

Каковы симпатии человека, таков и сам человек; все идет от центра к периферии. Если вы знаете симпатии человека, вы знаете, каким путем идет его болезнь.

5. Затем мы подходим к частностям, тому, с чем пациент приходит на лечение. Если мы снова посмотрим на пациента с туберкулезным кокситом, возможно, ни один из ваших препаратов не будет присутствовать в списке, соответствующем туберкулезному кокситу, что было бы исключено, если бы мы пошли иным путем.

Большинство пациентов с туберкулезным кокситом, которых я вылечил за последние двадцать пять лет, были вылечены препаратами, которых нет в списке туберкулезного коксита. Этот список содержит те препараты, которые, как было замечено, вылечили пациентов с кокситом, но препарат, которым я вылечил пациента с этой проблемой, может и не вылечить другого пациента с подобным кокситом; следовательно, его нет в списке, и этот симптом не считается клиническим.

Человеку с язвой прямой кишки посоветовали сделать операцию, чтобы уменьшить обильное кровотечение из прямой кишки. Перед операцией он захотел проконсультироваться со мной. Я нашел устойчивый психический симптом — пациенту все время было необходимо удерживать себя от самоубийства.

У Natrum sulphuricum был этот симптом, но не было язвы прямой кишки. Еще несколько симптомов, вместе с этим сильным психическим симптомом, привели меня к выводу о необходимости использования Nat-s, и с тех пор у пациента не было кровотечений.

Если у вас осталось полдюжины препаратов и вы еще не исследовали частности, то исследуйте их.

У этого пациента с кокситом вы можете обнаружить нарушения в работе печени, и следует принять во внимание все обстоятельства, связанные с этими симптомами, хотя другой метод классифицирует их как сопутствующие симптомы.

Если мы начнем с частностей, то где искать сопутствующий симптом? Работая над случаем по этому плану, вы можете прийти к совершенно разным спискам препаратов для разных частностей, но все эти частности принадлежат одному пациенту.

Начиная исследование с пациента, вы можете выбрать препарат, у которого не будет этих частностей, но этот препарат излечит пациента, и частности исчезнут.

В один холодный зимний день врач привел ко мне пациента и сказал, что долго пытался помочь ему, но так и не смог.

Больше всего пациента беспокоил сухой и отрывистый кашель, на основании которого врач назначил Arsenicum. Он сказал, что у молодого человека стабильно прогрессировало истощение, и что он думает, что я смогу помочь ему. Я посмотрел на молодого человека и заметил, что на нем не было пальто, хотя погода была очень холодная.

Спросив, почему на нем не было пальто, я узнал, что он никогда не мерзнет, но любит холодный воздух, чувствует себя лучше на свежем воздухе, склонен быстро ходить и работать, на протяжение некоторого времени у него прогрессирует истощение, и еще его беспокоит этот сухой, отрывистый кашель.

Я спросил врача, почему тот не дал пациенту Lycopodium, поскольку этот препарат подходил пациенту, и тип пациента был противоположен типу Arsenicum. Lycopodium остановил кашель, пациент набрал вес и вылечился.

Когда я начинал работать, я пытался следовать плану Беннингхаузена, но это не помогало лечить пациентов. Вы можете последовательно давать разные препараты, не останавливаясь ни на одном, и через годы вы увидите, что пациенту не стало лучше, эти препараты не лечат его.

Очень чувствительным пациентам не следует давать слишком высокую потенцию. Если пациент сверхчувствителен, лучше всего начинать с потенции не выше 1М. Ее можно повторить дважды, или иногда трижды, и затем нужно использовать более высокую потенцию.

Каждую потенцию можно назначать дважды или трижды, и ее действие будет полезным. Иногда врачу придется снова начинать с низкой потенции и повторять всю серию. Такой подход, вероятно, позволит вам вылечить пациента, не меняя препарат.

Недостаточный успех плана Беннингхаузена привел меня к более глубокому изучению доктрин Ганемана. Это озарение снизошло на меня двадцать пять лет назад, и с тех пор я практикую этот подход. Начиная с пациента, как это описано выше, в каждой группе мы находим множество препаратов, которые можно отбросить, потому что они не имеют отношения к пациенту.

Особенно это касается частностей. Редко можно встретить препарат, присутствующий в списке всех частностей; вам следует опустить некоторые из них, но удостоверьтесь, что вы опускаете частности, а не общие особенности.

Можно опустить наименее важные симптомы. Начинайте с наиболее важных, и двигайтесь ко все менее вважным, пока не дойдете до совсем неважных. Если вы не пойдете по этому пути, ваша работа будет беспорядочной и породит путаницу.

Пациент приходит к вам с некоей жалобой, которую хочет вылечить. Обычно с нее не следует начинать, потому что вам нужно докопаться до самой основы. Каждый врач должен использовать собственный метод выявления симптомов.

Среди тех, кто работает в рамках современных ложных научных теорий, существует тенденция подбирать препарат по патологическим изменениям в тканях; препарат, покрывающий результаты болезни. Однако, если препарат не подходит патологии, но подходит пациенту, то он вылечит пациента.

В совершенстве овладев этим методом, вы сможете творить удивительные вещи. Следует понимать, что симпатии и мысли пациента распространяются по всему его телу; они находятся не только в его мозгу. Человек думает пальцами, глазами, кожей. Волевая система распространена по всему телу. Вы увидите, что сам пациент может страдать от нехватки жизненного тепла, но страдания отдельной части тела усиливаются от тепла; пациент зябкий, но части тела хуже от тепла.

Привязанности пациента выражаются через его физические симпатии, и он говорит, что не любит то или это. Эти вещи близки пациенту, близки его жизненным симпатиям; через них выражается сам пациент.

Метод Беннингхаузена не дает возможности отделить пациента от его частностей. Этот метод задержал развитие гомеопатии. Он скрыл ганемановскую гомеопатию, основанную на первичности пациента и выявлением странных, редких и особенных симптомов.

Эти симптомы не относятся к частностям (пораженным частям тела).

Вы вылечите воспаление любой части тела, если будете руководствоваться симптомами пациента, и неважно, способен ли таким образом выбранный препарат вызвать такое воспаление или нет.

Сегодня превалирует склонность считать, что пациент болен, потому что больна его печень, или желудок, или матка. Женщина посетит гинеколога и тот скажет ей, что все ее проблемы вызваны болезнью матки, курс местного лечения приведет матку в порядок, и женщина выздоровеет.

Местное лечение не улучшает состояние пациентки и она обращается к остеопату, который говорит ей, что корень всех ее проблем в позвоночнике, и лечение позвоночника избавит ее от всех проблем. Затем обследуются глаза. Да, говорит окулист, все беды идут от ошибок преломления; новые очки улучшат ее состояние. Затем она обращается к кардиологу, который уверяет, что она поправится, вылечив заболевания сердца.

Ни один из них не обратил никакого внимания на пациентку, но судил о ее состоянии по состоянию ее органов. Сам человек первичен по отношению к своим органам, он более глубок, чем его органы.

Состояние органов — это результат более глубокого расстройства. Необходимо двигаться от первого к последнему, от начала к концу — только так можно понять идею гомеопатии. Именно поэтому мало кто видит такие результаты лечения, которые демонстрируют мои пациенты.

Длительный опыт в результате позволяет стать экспертом в сборе симптомов и предположениях о том, что им предшествовало; вы сможете без наводящих вопросов сделать так, что пациент сам все расскажет.

Вы можете увести пациента от основной темы и сделать так, что он раскроет самый центр случая. Вы станете экспертами в использовании репертория и этот навык будет улучшаться год за годом в течение всей вашей жизни. Это дело всей жизни, прекрасное дело, стоящее того, чтобы посвятить ему жизнь.

Из всех частных симптомов женщины менструальные симптомы наиболее близки к общим; они близки жизни женщины.

Сексуальные симптомы, особенно желания и отвращение, аналогичны общим симпатиям и антипатиям. Важно понижать значимость ценность частных симптомов. Определение степени соответствия симптомов части тела общему состоянию пациента — это вопрос размышлений.

Симптомы, наблюдающиеся во многих частях тела, являются более общими, чем те, которые относятся только к одной части: например, выделения одинакового характера из разных частей тела. Состояние крови аналогично симпатиям пациента. Лишь несколько препаратов препятствуют свертыванию крови, но этот симптом заслуживает большого внимания. Крови свойственно сворачиваться и несвойственно не сворачиваться.

Многие критикуют использование термина "общие симптомы", но это слово лучше всего подходит для нашей задачи. Наша мысль заключается в систематическом доминировании, от центра к периферии.

Это ганемановская система, развитая и поставленная на более научную основу. Отец-основатель сумел проникнуть в нее без чрезмерных размышлений и изучения. В ней есть много трудностей, которые следует разъяснять. Чтобы разъяснить их, необходимо изучать гомеопатию, а затем изучать человека. Помня об этих вещах, мы размышляем над ними, затем выбираем полезное и используем его на практике.

Результат восхищает вас, вы в восторге от него. Таким образом, он переходит на более глубокий уровень разума, и его уже нельзя забыть. Вы применяете гомеопатию и ваша любовь к ней растет, а какова любовь, такова и жизнь. Если вы любите гомеопатию, она становится частью вас; вы становитесь сосудом, наполненным истиной.

Истина распространяется, усиливаясь тысячекратно, распространяется из вашего внутреннего мира. Мы идем от центра к периферии и воспринимаем человеческие болезни как гармоничное развитие от центра к конечностям.

Если ваша жизнь не пропитана этой философией и вы лишь держите ее в памяти, то она не является частью вас, она всего лишь сопровождает вас. Если перед вами появится объект, достойный большего восхищения, вы можете забыть о гомеопатии. Но ничто не восхитит вас больше, чем гомеопатия, если она стала частью вас.

Однажды на свете жил бедняк, больной калека, художник, и кто-то из нас решил дать ему шанс. Я дал ему лекарство и сказал, что если ему станет лучше, чем было, он может не возвращаться.

Некоторые из нас объединились и уплатили крупную сумму денег для проживания этого человека в Париже в течение нескольких лет. Прошло много времени, и он вернулся с подарком собственного изготовления, сработанным из мрамора, прекрасным произведением искусства.

Я сказал ему, что его работа отличается от моей: она очень красива, но не приносит отдачи, в то время как растрепанный бедняк-калека, которого я сумел вернуть к нормальной жизни, вернулся ко мне с благодарностью и принес с собой тепло полнокровной жизни.

Его холодный мрамор, изначально грубый и неровный, после всего того труда, который он в него вложил, так и остался холодным, безответным предметом.

предыдущая часть Труды 51—55   весь список Все "Малые труды"   Труды 61—66 следующая часть