Проф. Джеймс Тайлер Кент

Проф. Джеймс Тайлер Кент

Малые труды №№ 41–45

Перевод Андрея Полошака (Брянск)

41. В защиту чистой гомеопатии

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/books3/kentwrit/writ41.htm

"Что может быть поразительней, чем врач-гомеопат, отрицающий эффективность собственных препаратов?"

"Какое еще доказательство нужно публике, чтобы убедиться в невежестве системы, которая, как заявляется, лечит больных?"

Известно и засвидетельствовано многими, что при работе с неизлечимыми больными мне не нужно ничего, кроме гомеопатических лекарств.

Я уделяю особое внимание неизлечимым пациентам и в частной, и в больничной практике, пациентам с раковыми и туберкулезными болями. Другие врачи использовали в этих случаях морфин, но безуспешно, и во всех этих случаях единственное, что было нужно, это правильно выбранное гомеопатическое лекарство.

Некоторых врачей не убедить аргументами, потому что они не умеют лечить людей и не верят, что кто-то умеет это делать.

Они не знают, как облегчить состояние больного с помощью паллиатива, и не верят, что кто-то знает, как это делать.

Если они не умеют лечить людей, то как от них можно ожидать, что они смогут работать с паллиативом, и наоборот? Скажите всем, что на протяжение многих лет я предлагаю продемонстрировать, как действию потенцированных гомеопатических препаратов покоряются сильнейшие страдания, вызванные раком и туберкулезом.

Вы можете заявить, что это под силу всем моим ученикам, и скажите открыто, что нам не нужны болеутоляющие средства.

Пусть кто угодно возьмет пациентов с раком или туберкулезом и приведет их в Женский гомеопатический госпиталь, приведет собственных судей-экспертов, и мы научим его облегчать случаи самых тяжелых болей с помощью показанного препарата.

Этот тест будет нашим вызовом миру. Я могу рассказать о своих пациентах и мои рассказы будут отвергнуты, но существует больница, в которой работают с такими пациентами — вот место, где можно увидеть, как это делается. Сейчас у нас есть множество больных туберкулезом и несколько раковых больных.

Я веду пациентку, которая лечится от фиброзной опухоли матки, опухоли размером с ее голову, и пациентка возвращается к состоянию здоровья.

Тот факт, что врачи не желают слушать тех, кто умеет лечить, просто потрясает.

Я предлагаю продемонстрировать нашу работу в палатах больницы; она станет продолжением деятельности врачей Рочестера, подавших в отставку.

Мои ученики на последипломном обучении изучают под моим патронажем искусство лечения, и я гарантирую, что каждый из них может справиться с этой работой.

Если это так, позор псевдогомеопатам вашего города, заявляющим, что для облегчения им нужны болеутоляющие лекарства.

Обязательно подчеркните это так, как это делаю я, а именно: и в излечимых, и в неизлечимых случаях я выбираю препарат совершенно одинаково.

Я твердо уверен, что врачу, который не умеет выбрать достаточно близкий препарат для излечения излечимого пациента, не следует доверять никаких пациентов вообще.

Врач-гомеопат не знает, излечимы ли его пациенты, и он выбирает препарат, и этот препарат уменьшает страдания неизлечимого пациента и излечивает излечимого.

Или врач гомеопат, или нет.

42. Ответ доктору Юзу

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/books3/kentwrit/writ42.htm

Господам редакторам: Ссылка на стр. 400 вашего ноябрьского выпуска (1887), вынуждает меня сделать следующие замечания.

Когда я лечил "ревматическую" пациентку с легкими болями, меня срочно позвали к ее постели.

Было около 10 вечера. Утром того дня я назначил ей Bryonia 1М.

Пациентка встретила меня следующими словами:

Доктор, первая доза вашего лекарства вызвала боль сбоку головы и в виске; каждая доза усиливала боль, сейчас я больше не могу терпеть ее. Каждый раз, когда я поворачиваюсь на правый бок, боль переходит на этот бок; если я повернусь на другой бок, боль тоже перейдет туда.

До того момента Puls и Phos-ac были единственными известными мне препаратами, для которых характерна головная боль, переходящая на ту сторону, на которой лежит пацент.

Это действие Bry или появился какой то новый симптом?

Я остановил действие Bry и боли вскоре прекратились. Утром я из любопытства я позвонил и выяснил, что она чувствует себя хорошо.

Больше ревматизм не возвращался; также она не испытывала такой головной боли ни до, ни после этого.

Я несколько раз назначал Bry, когда она больше соответствовала общим симптомам, чем Puls или Phos-ac, и одним из симптомов была боль, переходящая на тот бок, на котором лежит пациент; таким образом, я подтвердил, что эти симптомы принадлежат патогенезу Bry.

С моей стороны было бы неразумно сообщать об этом симптоме д-ру Юзу, утверждая, что это симптом патогенеза. Почему?

Потому что он будет отклонен как "ненадежный", поскольку вызван потенцией 1М.

Я вынужден отказаться также от сообщения о тысячах других симптомов, выявленных подобным образом, проверенных и подтвержденных в руках сотен знающих и добросовестных врачей.

Эта "эмпирическая" практика не основана на его "Энциклопедии" (?) , и возникает вопрос: почему название "энциклопедия" дано работе, которая не принимает во внимание лучшие симптомы, на которых можно строить практику?

Время покажет нам достоинства этого великого произведения. Оно или останется с нами, или будет забыто, равно как и методы, основанные на однобоком понимании философии гомеопатии, и отвергающие те средства и способы, которые сделали бы закон универсальным.

Я лишь имею в виду разведения выше 12-го. Я с очень большим почтением отношусь к д-ру Юзу как к профессионалу и джентльмену, но должен открыто выступить против правил компиляции симптомов патогенеза для "Энциклопедии патогенеза лекарств", в которой мы наблюдаем лишь самый грубый образ препарата.

Может ли этот односторонний образ препарата служить основой для правильного назначения, мы увидим лишь в отдаленном будущем, в то время как прошлое резко свидетельствует против такой практики.

Сторонники грубой системы не показывают нам ничего, кроме желания создать очень плохую Материю медику, достаточно плохую, чтобы она подошла неряшливым методам их практики. Знатоки Материи медики ворчат, когда мимо них строем маршируют лекарства в грубейшей форме и грубейшие методы.

Не кажется ли довольно странным, что эти ярые сторонники лекарств в грубой форме по большей части приверженцы чередования препаратов, использования хинина, сторонники слабительного, местного лечения и так далее? Они признают собственную неспособность лечить больных с помощью Материи медики и не верят, что другие могут использовать ее для этих целей. Улучшатся ли их успехи, если дать им в руки "Энциклопедию"? Если нет, то какая же ценность в этой великой работе?

Следует надеяться, что они драматически улучшат результаты своей работы, станут более учеными (!) и что в итоге от этого выиграют наши драгоценные пациенты.

Что касается моих "опубликованных лекций", я скажу лишь несколько слов.

Они, разумеется, очень далеки от совершенства, поскольку это импровизированная беседа в аудитории, и чаще всего попадают в прессу в лучшем случае удостоившись лишь беглого взгляда на комментарии их автора; в лучшем случае, это лишь журнальное чтиво, но несмотря на все их недостатки, они проходят проверку клиническими испытаниями в соответствии с первым параграфом "Органона" Самуила Ганемана.

Единственной обязанностью врача является возвращение больному здоровья.

Кажется, что цель "Энциклопедии" не поддержать этот параграф, а хаотически смешать в кучу перепутанные аспекты действия препаратов. Если основываться лишь на патогенетических симптомах, что мы видим в этой работе, индивидуализация станет невозможной, но эта книга называется "Энциклопедия" и следовательно должна содержать полную информацию о прувингах, проведенных на здоровых людях.

Но это не энциклопедия. В таком случае, что это?

Это искаженная, подтасованная токсикология, созданная для того, чтобы продемонстрировать силу большинства. Рука времени назначит лекарство этой книге, когда мы увидим ее запыленные неразрезанные страницы на полках ленивых врачей и в грязных углах букинистических лавок.

Эта книга может быть полезной в качестве труда по токсикологии, но является лишь пародией на труд по патогенезу.

43. Серии потенций

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/books3/kentwrit/writ43.htm

Итак, мы начинаем рассматривать серии потенций, один из наиболее важных аспектов в лечении хронических болезней.

Результатом будет создание в нашей школе особого класса врачей, если этот класс еще не создан.

Понимание этой темы — отличительная черта практики моих учеников, многие из которых выразили удивление относительно такого недостаточного понимания этой ганемановой доктрины и такого ее редкого использования при лечении хронических болезней.

Наблюдая за работой самых добросовестных врачей, я часто обращаю внимание на то, что они тщательнейшим образом выбирают препарат и затем останавливаются, и в результате лишь начинают лечение в правильном направлении.

Пока выбранная потенция оказывает целительное действие, состояние пациента улучшается, и затем лечение останавливается; тем не менее, показан тот же самый препарат — это ясно, поскольку вернулись старые симптомы, те же, что и до первого назначения препарата.

Я много раз замечал, что пациенты приходят ко мне от других врачей, которые всегда назначают низкую потенцию, добиваются некоторого целительного действия и затем меняют препарат, а потом меняют и его.

Когда снова назначался правильный препарат в более высокой потенции, целительное действие начиналось опять.

То же самое происходит, если врач дает высокую потенцию, она отрабатывает, и больше не действует; выбирают другой препарат, который не работает, потому что он не показан пациенту.

Показанный препарат не справился с задачей только потому, что в единственной потенции он сделал все, на что был способен.

Врачу следует знать, что нельзя практиковать гомеопатию, используя лишь одну потенцию препарата.

Многие всегда назначают низкую потенцию; другие используют тридцатую, третьи — двухсотую; есть еще и такие, кто используют одну из высочайших потенций.

Эта статья написана для того, чтобы указать более верный путь.

Неважно, какую потенцию использует врач — одной этой потенции недостаточно для лечения хронических болезней. Такой способ работы подойдет для острых состояний.

Многие хронические болезни можно излечить, удерживая пациента под действием одного показанного препарата в течение двух или более лет.

Но в этом случае непрерывное целительное действие недостижимо, если нет полного понимания и практики использования доктрины серий потенций.

Подобно музыкальным октавам, существуют октавы и простых веществ, с помощью которых, взятых отдельно, мы имеем возможность добраться до различных уровней внутреннего организма, клеток.

Если я буду принимать Nat-c в грубой форме до тех пор, пока не почувствую себя нехорошо, и у меня проявятся все симптомы, присущие его патогенезу, то я устрою себе передышку.

Также, если мистер Джонс придет ко мне с симптомами, точно схожими с патогенезом Nat-c, и я дам ему Nat-c в той же грубой форме, от которой мне стало нехорошо, его состояние ухудшится.

Препарат не принесет быстрого и мягкого излечения, но лишь усугубит нарушения в организме и усилит страдания пациента.

Однако, если мне известно, что все препараты, будучи потенцированными, оказывают действие, противоположное их действию в грубой форме, я дам ему потенцированный Nat-c, чтобы обеспечить целительное действие, противоположное токсичному действию грубого препарата.

Это очень грубая иллюстрация изменений, означающих первые, самые низкие или периферийные потенции.

Далее, я утверждаю, что чем выше мы поднимаемся по шкале потенций, тем сильнее их действие.

Тысячи раз я видел, что если препарат показан, то работают все потенции; что любая потенция работает в двух и более дозах, назначенных с продолжительными интервалами; что затем ее следует изменить; и опыт подсказывает мне, что следует не опускаться, а подниматься по шкале.

Много раз мои пациенты точно определяли порошок, в котором содержался их препарат.

После того, как назначенная потенция дала целительный эффект на протяжение обычного времени и более не помогает, и возвращаются симптомы, требующие этого же препарата, я повышаю потенцию; затем пациент говорит мне, что это был "тот же" препарат, который я давал ему в первый раз.

Нужны ли нам лучшие доказательства того, что препарат действует?

Я всегда знаю, что лекарство лечит, если пациент возвращается ко мне и сообщает, что чувствует себя гораздо лучше.

Врачи часто говорят мне, что это происходит из-за самовнушения, что мои лекарства хорошо работают, но в таком случае я отвечаю, что самовнушение относительно как правильных, так и неправильных препаратов одинаково сильно, но мои пациенты поправляются только в том случае, если им было назначено правильное, подобное лекарство.

После тридцати лет гомеопатической практики я вижу, что мне нужны все глубоко действующие препараты в потенциях 30, 200, 1000, 10M, 50M и 100M, и часто требуются DM и MM.

Я вижу большую разницу в действии этих различных потенций.

В свое время я использовал потенции меньшего диапазона, но раз за разом обнаруживал, что диапазон между ними должен быть достаточно большим, чтобы составить октаву, иначе лечение будет неудачным.

Я обратил внимание, что после окончания благотворного действия 200C, я мог назначать 300, 500 и 800, но 1M действовала гораздо сильнее, а 300 или 500 как правило не приносили пользы.

Многий опыт привел меня к тем потенциям, о которых я говорю сейчас.

Около 20 лет назад случилось так, что в моем распоряжении оказался почти полный набор потенций Финке, включая 45М и СМ, а также многие между ними.

Часто я назначал 45M с великолепным результатом; после того, как лекарство заканчивало свое действие, я давал 80M или 73M, или 60M, все неудачно, но почти всегда СМ работала так же, как 45M, и мои пациенты часто говорили, что CM работает так же, как 45M, разумеется, не зная ничего ни о препарате, ни о потенции.

Эти слова — выражение мерила, которым пациент измеряет действие лекарства.

Много раз я начинал лечение с СM, но обнаружил, что понижение потенции вызывает значительно менее сильное действие, чем ее повышение.

Опять же, начиная с CM, я часто наблюдал острое ухудшение, но редко видел его, когда начинал с низких потенций, соответствующих природной чувствительности пациента.

В последние годы я всегда начинаю с низких потенций и постепенно перехожу к высоким, тем самым избегая потрясений, даже если мои пациенты очень чувствительные женщины и дети.

При лечении хронической болезни у крайне чувствительной женщины я для начала назначу 30 или 200, а затем более высокие потенции; если же пациент не настолько чувствителен, он для начала получит 10M, а затем более высокие потенции по мере того, как облегчение переходит в выздоровление.

После длительных наблюдений в области диапазонов потенций, движения вверх и вниз, я остановился на следующих октавах серий потенций: 30, 200, 1M, 10M, 50M, CM, DM, и MM. Многие записи моих случаев показывают, что после каждой потенции состояние пациента стабильно улучшалось, вплоть до высшей потенции; симптомы становились все незаметнее, и сам пациент чувствовал себя сильнее физически и психически.

Нередко в записях мы увидим, что состояние пациента продолжает улучшаться после приема каждой потенции в течение трех или четырех месяцев.

Любой врач, который научится использовать эти потенции при лечении хронических заболеваний, получит неоспоримые преимущества перед врачом, использующим одну потенцию.

44. Сикоз

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/books3/kentwrit/writ44.htm

Продолжая изучать миазмы, мы рассмотрим сикоз, который получил свое название благодаря одному из характерных для него симптомов, а именно склонности к образованию бородавок.

Вы можете спросить, почему вы так мало слышали о сикозе.

Факт в том, что об этом миазме вообще известно очень мало.

Ганеман и Беннингхаузен начали разбирать эту тему; обсуждение ее следует продолжать, и тогда она будет раскрыта.

Время от времени вы можете видеть и слышать, что современный врач видит тень сикоза, но сам предмет удается наблюдать очень редко.

С одним исключением, насколько мне известно, в медицине старой школы этот предмет нельзя наблюдать вообще, он погружен в полную тьму.

Исключением этим является д-р Неггерат, считающий, что муж, вылеченный (?) от гонореи, может передать латентную гонорею своей жене, поскольку, по его мнению, нельзя избавить организм от гонореи.

Это источник постоянного недомогания, частая причина ранней смерти, частая причина бесплодия.

Болезнями, развивающимися вследствие сикоза, являются острый и хронический периметрит, метрит (воспаление матки), воспаление придатков и так далее.

Если женщина забеременеет, то у нее случается выкидыш или же она может родить лишь одного ребенка; в исключительных случаях двух или трех.

Из 81 женщины забеременела 31, и лишь 23 выносили ребенка и родили его.

Сам того не зная, этот врач поддержал доктрину Ганемана и его последователей. Основа была заложена Беннигхаузеном.

Естественно, вы спросите, как мы узнали о сикозе, узнали, что такой миазм существует?

Из большого количества собранных мною случаев я могу привести лишь несколько, потому что мы ограничены во времени. Я буду рассказывать по памяти.

Много лет назад ко мне пришел человек с болезненным, серо-зеленым лицом, которое выглядело даже страшнее, чем при хлорозе.

Железы в паху были увеличены, он сильно потерял в весе, у него были ригидные суставы и очень болезненные, воспаленные ступни ног. В прошлом у него была гонорея, которую лечили уколами, и выделения исчезли. С тех пор он принимал тонизирующие средства, но безрезультатно.

Это был мой первый полноценный случай гонорейного ревматизма.

Я начал читать литературу по предмету, но остался ею недоволен. Я смог найти лишь крохи информации.

Нет необходимости говорить, что я провалил этот случай. Этот человек стоял передо мной так же, как он стоит сегодня. Я снова видел его, на костылях.

Мне все еще мерещится его лицо, навсегда отпечатавшее картину миазма в моей памяти.

Я вижу, как он совершенно больной входит ко мне в кабинет и выходит из него, получив неопределенные советы и назначения.

Его землистая кожа и сутулая спина, его пустые, бегающие глаза, с мольбой о помощи — и я, называющий себя врачом.

Вообще-то он согрешил, отсюда и заражение, но что есть его грех по сравнению с грехом того невежды, который подавил выделения, и грехом профессии, которая поощряет такое невежество, нетерпимость и неверие — все то, что препятствует исследованиям и правильному мышлению?

Следующий случай, встающий передо мной, это молодой булочник.

Он был вынужден бросить работу и лечь в больницу. После того, как он проболел восемнадцать месяцев и не мог работать, его бывший работодатель пришел ко мне и попросил сделать что-нибудь для этого брошенного всеми молодого бедняги.

Когда я увидел его, он ходил на коленях. Подошвы ног были так воспалены, что он не мог встать на них.

Его тазобедренный сустав утратил гибкость, у него было множество ревматических симптомов, он был совершенно разбит.

Все эти симптомы появились после подавления гонореи. Я вылечил этого парня. Через некоторое время после начала гомеопатического лечения его гонорея вернулась, и когда она была излечена, у него не было больше проблем.

Человек, страдающий от сильнейшего хронического насморка, который мучил его с нарастающей силой на протяжении 11 лет, получил Calcarea в очень высоком разведении и быстрое излечение насморка привело его к гомеопатии, но не более чем месяц спустя он сообщил, что у него появились выделения из мочеиспускательного канала, и сказал, что заражения у него быть не могло.

Он сообщил, что 12 лет назад страдал от гонореи, но предполагал, что ее вылечили, поскольку в лечении использовались очень сильные уколы.

Д-р Вессельхофт сообщает о крайне интересном пациенте, которого шесть лет беспокоило головокружение. Д-р Вессельхофт сделал назначение, и головокружение прошло, но — обратите внимание! - у пациента проявилась гонорея, подавленная много лет назад.

Эти и подобные случаи, о которых я могу рассказать, позволяют нам понять начала того гигантского миазма, который мы называем сикозом.

Давайте начнем такими словами: сикоз — это конституциональная и заразная болезнь, начало которой иногда, хотя и не всегда, проявляется в виде гонореи.

Существуют два особых вида выделений из уретры.

Один относится к сикозу, другой — нет. Они похожи, но вы можете делать, что ни заблагорассудится, с одним из них, не вызвав сикоз, а можно остановить, не излечив, другой, и получить конституциональный миазм.

Кажется, что эти выделения даны человеку природой в качестве отдушины, и как только выделения блокируются, начинаются проблемы.

Ревматизм — лишь первая тень миазма, его часто можно наблюдать сразу после подавления выделений, но иногда он появляется через месяцы.

Один из моих пациентов жестоко страдал от боли в спине и ишиалгии, которые начались после подавленных выделений.

Этот человек корчился от удвоенной боли — невралгии и боли в седалищном нерве; эта боль была разрывающей по своему характеру, и он чувствовал ее всем телом.

Непрерывное движение облегчало его боль; в состоянии покоя находиться было невыносимо. Он страдал многие дни, пока я не нашел его препарат.

Этот вид ревматической невралгии редко сопровождается сильными опухолями, боль ощущается как тянущая и разрывающая, и кажется, что она идет от оболочек нервов и сухожилий.

Бородавки и кровоточащие наросты особенно характерны для поздних проявлений этого миазма. Я лечил гонорейный ревматизм и не видел бородавок, но у других пациентов, состояние которых было более запущенным, бородавки присутствовали.

Пациент обратился ко мне по поводу астмы. Я дал ему лекарства, которые, казалось, на некоторое время помогли ему, но я не смог его вылечить.

Целый год я работал над этим случаем. Я знал, что до этого у него была гонорея, но не видел связи между гонореей и астмой. В то время я не понимал природу болезни.

Наконец я назначил Natrum sulph, потому что он, как казалось, подходил его симптомам. Он полностью убрал астму, но через некоторое время в области гениталий начали появляться бородавки.

Опыт показывает, что если вывести, сжечь такие бородавки, за этим последуют конституционные болезни. Я не стал сжигать их. Я дал ему Thuja, которая дополняющее средство к Natrum sulph, и подходила пациенту. Бородавки исчезли и вернулись его старые гонорейные выделения, которые, как обычно в подобных случаях, было труднее всего вылечить.

Вернувшиеся выделения часто не поддаются лечению, их можно устранять годами, поскольку миазм обосновался глубоко в организме, и выделения исчезнут только тогда, когда мы вылечим этот миазм.

Лечение таких выделений методами лечения хронического уретрита — самое опасное и негомеопатическое лечение.

Видите ли вы что-нибудь в этих фактах в свете того, чему я вас научил, и видите ли вы связь этих фактов друг с другом?

Если бы я подавил выделения, вернулась бы его старая астма. Я не знаю, почему это так, и никто не станет меня в этом винить.

Я видел много подобных вещей. Моя практика была такой, пока я не познакомился с лучшим способом, и я знаю, о чем я говорю. Из моего рассказа вы видите, что вначале я заметил проблески истины, но велика та область, которую еще предстоит исследовать вам.

Проявления сикоза часто очень похожи на проявления сифилиса и псоры, когда эти миазмы латентны или подавлены. В начале всех этих трех миазмов присутствуют ноющие боли, которые очень похожи друг на друга. Затем, после того, как результаты болезни становятся очевидными, потому что начинаются изменения в тканях, картина каждого из миазмов проявляется рельефно.

При сифилисе, когда поверхностные высыпания загнаны внутрь, в конечном счете подвергаются атаке нервные центры, клетки костей и надкостницы.

Псора по своей натуре является более общей. Она поражает кожу и все части тела.

Сегодня я считаю, что сикоз — такой же глубокий миазм, как и сифилис, так же деструктивно действующий на кровь, отсюда и анемичный вид, восковая жирная кожа, красные гладкие бородавки на краях слизистых оболочек ануса и гениталий, шатающиеся зубы, чрезвычайное нервное напряжение, чахоточное состояние, катары всех слизистых оболочек, эпителиома и истощение.

Некоторые говорят, что если сикоз такой глубокий миазм, то не следует ли взять вирус гонореи и испытать его действие на человеческий организм, чтобы вызвать болезнь в том виде, в котором мы можем ее изучить? Это было сделано.

Это вещество — Medorrhinum, и студенты, имеющие доступ к моему кабинету, знают, что, благодаря д-ру Свону, у меня есть достаточно отчетов испытаний Medorrhinum.

Читающему их может показаться, что испытуемые практически пожертвовали жизнью ради того, чтобы выявить действие этого миазма.

Испытания Medorrhinum показывают ревматизм, воспаленные подошвы ног, дневные головные боли, периодические головные боли, беспокойство, боли от рассвета до заката, которые так характерны для сикоза (боли сифилиса появляются ночью, от заката до рассвета), и множество более глубоких симптомов, которые можно найти в сикотических болезнях.

Этот прувинг подтверждает все, что я вам рассказал о сикозе — все, что мы можем узнать, изучая саму болезнь.

Многие случаи тяжелой астмы, развившейся в результате подавления гонореи, можно быстро вылечить с помощью Medorrhinum, и затем появляются симптомы сикоза.

Medorrhinum развивает подавленный миазм, делает его симптомы гармоничными и дополняющими друг друга. Он не лечит миазм. Он не лечит гонорею. Он действует как развивающий препарат, так же, как Psorinum и Syphilinum в случае с другими миазмами.

Приступы глубокого ревматизма часто идут от гонореи, хотя это не всегда заметно.

Ребенок может родиться с сикозом, если один или оба его родителя страдают от гонореи.

У таких детей может быть детская холера, это изможденные дети.

Я наблюдал такие случаи, и часто обнаруживал, что Medorrhinum — единственное лекарство, которое может спасти жизнь таких малышей.

Psorinum много раз вызывал жизненную реакцию после тифа, когда вся деятельность организма, его способность реагировать приостановлена, если в корне проблемы была псора; так и Syphilinum вызывает такую же жизненную реакцию, если деятельность приостановлена в результате сифилиса, препятствующего выздоровлению; так и Medorrhinum вызовет реакцию, если причиной медленного выздоровления является сикотический миазм.

Тщательное изучение прувингов и богатый клинический опыт позволяют мне с уверенностью говорить эти слова.

Psorinum не лечит псору, Syphilinum не лечит сифилис, Medorrhinum не лечит сикоз.

Я обнаруживал, что эпителиома, красный туберкулез, наросты в форме цветной капусты, бесплодие и эрозия происходят от сикоза. Часто в основе злокачественной анемии лежит гонорея.

Связь Picricum acidum со злокачественной анемией привела меня к мысли, что это сикотический препарат. Он может даже вылечить бородавки и гонорею, если, конечно, показан пациенту.

Считается, что воспаление радужной оболочки глаза это почти всегда результат сифилиса; неподавленный сифилис может вызвать такое воспаление радужной оболочки глаза. Гонорея вызывает его, только будучи подавленной.

В организме могут одновременно существовать один, два или все три миазма. Они могут осложнять друг друга.

Допустим, болезнь пациента начинается с псоры, затем его организм подвергается разрушительному действию сифилиса, наконец, ко всему прибавляется гонорейный миазм, и все это время пациента накачивают и подавляют лекарствами. Только подумайте, с каким осложнением нам придется иметь дело.

Ганеман признаёт, что один миазм сменяется другим. При сифилисе он назначает Mercurius, затем, возможно, на передний план выходит псора, и он видит, что пациенту показан Sulph, затем приходит сикоз, занимающий место одного из этих двух миазмов, и так далее.

Записывайте то, что видите, когда болезнь поворачивает вспять (например, когда пациент поправляется), и вы увидите все больше и больше деталей этих взаимоотношений.

Не спешите делать назначение на вернувшиеся старые симптомы.

Удостоверьтесь, что симптом вернулся надолго, ведь вы столкнетесь с плавающими симптомами. Старые симптомы приходят и уходят, не требуя дальнейших повторений препарата.

Если вы назначите новый препарат, когда в нем нет необходимости, вы испортите случай.

Никогда не делайте назначений на плавающую совокупность симптомов, дождитесь, пока она устоится. Ваша обязанность — понять, что вы делаете, прежде чем пытаться это сделать.

Миазмы — это основа всех хронических болезней.

Тот, кто видит в болезни Брайта только болезнь Брайта и не видит в ее основе глубокий миазм, видит не всю болезнь, а только окончание долгой вереницы симптомов, которые развивались много лет.

Если вы подходите к лечению как обычный ремесленник, вы, возможно, вылечите острую болезнь, но умоляю, не беритесь за эти хронические болезни.

Даже стараясь изо всех сил, вы будете совершать ошибки, но и старайтесь, чтобы их было как можно меньше.

Видите ли вы необходимость рассмотрения основы этих вопросов?

45. Сифилис как миазм

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/books3/kentwrit/writ45.htm

Выдержки из импровизированной лекции.

Трудно узнать, с чего следует начать и чем закончить обсуждение сифилиса — что нужно сказать, а что опустить.

О сифилисе написано множество томов. Некоторые из них стоит прочитать, остальные нет.

Если вы обратитесь к истории и попытаетесь вернуться к первому случаю сифилиса, это не поможет вам вылечить пациента или понять природу болезни.

Вы ничего не получите от предположений, что сифилис появился у североамериканских индейцев, что это был продукт Французской революции или что он пришел к нам из древних времен, переходя из поколения в поколение.

Достаточно знать, что эта болезнь существует. Рассказывать ее историю или диагностические связи — не мое дело. Мое дело рассмотреть ее как миазм.

Одним из важных недостатков изучения сифилиса является то, что во всех книгах эта болезнь описана в процессе ее аллопатического лечения.

Фокс приводит в своей работе несколько хороших мыслей. Бамстед, несомненно, был великим описателем сифилиса.

Эти авторы описали начало, течение и то, что, по их мнению, является окончанием сифилиса, но большое количество их пациентов получали аллопатическое лечение и в результате сообщили о рецидивах, которые и изучаются как рецидивы, то есть возврат старой болезни.

Что нам нужно, так это изучение пациентов, не получавших лечение.

Но таких у нас слишком мало. Аллопатия изменяет болезнь, подавляя ее проявления. Почитайте Бамстеда, и вы увидите описания самых тяжелых форм и осложнений сифилиса, но вы не найдете там чистую, исходную форму.

Это взгляд через призму. Ни в аллопатии, ни в гомеопатии нет ни одной работы, которая бы дала нам верную информацию!

В аллопатии, как только появляется шанкр, его прижигают, затем болезнь переходит на железы и в результате появляются бубоны; на коже появляются пятна; в горле появляются язвы и их немедленно прижигают, после чего выпадают волосы.

А что бы произошло, если не трогать шанкр? В этом случае мы бы увидели истинную природу болезни.

Мы бы узнали, выздоровеет ли пациент, после того как болезнь пройдет свой обычный путь, и в какой степени мы обязаны подавлению тем, что этот миазм считается пожизненным; является ли это лишь результатом подавления. У сифилиса должен быть свой обычный путь.

Он часто начинается с озноба и боли в костях. На пятнадцатый день появляется шанкр. Это первая попытка природы вылечить организм. Это проявление подавляется аллопатическим лечением так же, как подавляются и псорические высыпания, и в результате мы имеем миазм.

Таким образом, сифилис, будучи конституциональным заболеванием, в результате подавления становится, позволю себе так выразиться, в десять раз более конституциональным.

Болезнь загоняется в нервную систему, происходит искажение работы этой системы, потому что она берет удар на себя.

Вместе с шанкром часто появляются бубоны.

Их лечат йодом и различными мазями. Способ ли это выгнать болезнь из организма? Нет! Такое лечение десятикратно усиливает болезнь.

Затем на коже появляются высыпания. Чтобы подавить их, немедленно назначают местные лекарства.

Является ли это лечение научным? Я говорю: нет! Ганеман говорит: нет!

Затем в горле появляются язвы. Лечат ли их, исходя из причины их появления? Позволяют ли им самостоятельно развиваться? Нет!

Их немедленно загоняют вглубь организма. Болезни не позволяют выразить себя на каждом ее этапе!

Когда выпадают волосы, голову намазывают бальзамами, чтобы стимулировать удержание ростков фолликулами.

Именно такой курс лечения описан в нашей аллопатической литературе.

При гомеопатическом лечении курс совершенно другой.

Пациент приходит к вам с шанкром. Не будем прижигать, оставим его в покое.

Но пациент говорит: "Надо же прижечь — так положено". Не делайте этого.

Что, если он увеличится и продержится два или три месяца? Все в порядке, вы ожидали именно этого. Боитесь, что молодой человек уйдет от вас к другому врачу? В моей практике такого не случалось.

Эта язва безболезненна. Скажите ему, что если прижечь ее, его состояние ухудшится. Если вы не станете прижигать, через несколько месяцев вы вернете ему здоровье; он вылечится и не передаст латентную болезнь своим детям. Кто-то уйдет от вас, но кто-то и останется, и у вас будет достаточно пациентов, чтобы лечить.

Изучите совокупность симптомов и подберите препарат.

Под действием этого правильно подобранного препарата язва станет мягкой и начнет производить обильные выделения, вместо того, чтобы затвердеть.

Традиционные специалисты утверждают, что бубон почти не склонен гноиться, но при гомеопатическом лечении он часто гноится, поскольку для природы это самый легкий способ избавить организм от этой болезни.

Таким образом, гомеопатия меняет весь ход болезни с самого начала.

Затем на коже появляются высыпания и, возможно, вам придется сменить препарат. Затем, с помощью верного назначения, вы изгоните болезнь из глубин организма.

Стадия высыпаний продолжается, но их становится все меньше. Вы победили причину. Вы не использовали локальных лекарств, промываний и мазей. Появившаяся первой, язва исчезает последней.

По этому признаку (который соответствует закону, гласящему, что болезни уходят в порядке, противоположном их возникновению) вы видите, что пациент поправляется.

Теперь смотрите: начинает болеть горло. Если вы не увидите препарат в первый же день, зайдите к пациенту через несколько дней. Изучите его состояние, ход развития язвы, ее цвет и направление.

Чтобы найти препарат, соответствующий всем этим симптомам, вы должны обратиться к Материи медике. Теперь уже в горле участок измененной ткани, появившийся первым, излечивается последним. В тот же день, когда вы дадите правильный препарат, язва прекратит увеличиваться, молекулярная смерть остановится. Когда последняя язва исчезла, она больше не появится на протяжении всей жизни пациента.

Следующая стадия — выпадение волос. Заметьте, где начинается выпадение, и выпишите все препараты, вызывающие выпадение волос, также выпишите все сифилитические препараты и сравните один список с другим, но в первую очередь, обратите внимание на весь диапазон препаратов, прошедших прувинг. Не используйте ни раствор Фаулера, ни шпанскую муху, ни одеколон.

Итак, что мы видим?

Странный факт: чем быстрее мы вылечиваем одну стадию, тем быстрее приходит другая. За шесть месяцев вы можете провести пациента по всем стадиям и вылечить его.

Образ каждого этапа будет вашим гидом при выборе лекарства. Не устраняйте никаких симптомов.

Ганеман ошибался, как ошибаются и многие другие гомеопаты — он не делал различия между мягким и твердым шанкром, что видно из его сообщений о случаях, которые он очень быстро вылечил с помощью Merc 30.

Во времена Ганемана не делали различия между мягким и твердым шанкром.

Излечение дозой ртути не есть излечение сифилитического миазма.

Если вы возьмете сифилис, искаженный аллопатическим лечением, и попытаетесь применить к нему гомеопатическое лечение, вы потерпите неудачу.

Вот почему сифилис всегда был таким пугалом для гомеопатов. Этого не должно быть.

Существует особенный факт касательно заражения сифилисом (это также относится к сикозу), который вы не найдете в специальной литературе. Вот он: заразившийся получает болезнь на стадии ее развития в момент заражения. Он не возвращается назад и не болеет этой болезнью сначала, но продолжает болеть ею с той стадии, в которой она находилась у человека-источника болезни.

Девушка была помолвлена с молодым человеком, страдавшим от рецидива. У него были язвы во рту, вторичная форма сифилиса. Однажды во время еды она воспользовалась той же ложкой, что и он.

В результате она заразилась, у нее появились язвы во рту и в горле.

Ее возлюбленный встревожился не на шутку, пришел ко мне и все рассказал. Я взял тот случай под наблюдение и видел, как она прошла через все симптомы вторичного сифилиса, с язвами в горле, и в итоге полысела.

Но у нее не было ни шанкра, ни бубона, ни кожных высыпаний. Я видел несколько подобных случаев, которые доказали мне принцип заражения.

Общее течение сифилиса таково:

I. Первичная стадия. 1. Шанкр. 2. Бубоны.

II. Вторичная стадия. 3. Кожные проявления, пятна и другие высыпания. 4. Язвы в горле. 5. Облысение.

III. Третичная стадия. 6. Заболевания нервной системы и костей.

На первом этапе болезнь можно подавить и она некоторое время будет латентной.

Ко мне пришел молодой человек, неважно себя чувствовавший уже 18 месяцев. Его симптомы указали на Kali-iod. Я назначил ему Kali-iod, и вскоре у него появились сифилитические высыпания.

Я знал, что в патогенезе Kali-iod нет ничего, что было бы способно вызвать такие высыпания, и внимательней разобрав случай, я обнаружил, что раньше у него был шанкр, который впоследствии подавили большими дозами ртути, и его ощущение нездоровья было обусловлено сифилитическим миазмом, проявившимся в результате этого подавления. Иодид калия антидотировал ртуть, и миазм проявил себя.

Любой миазм можно подавить и удерживать в латентном состоянии, не давая ему проявить себя, но когда миазм не проявляется в симптомах, человек чувствует себя нездоровым.

В таких случаях часто бывает трудно найти симптомы для назначения. Ленивый врач не сможет найти ни одного, но тщательное исследование как правило даст вам несколько симптомов. Если у пациента совсем нет симптомов, его случай в целом неизлечим, поскольку излечимая болезнь проявляет себя через признаки и симптомы.

Если пациент действительно неизлечим, симптомы болезни загнаны так глубоко, что он лишь чувствует неопределенное общее недомогание.

На последних стадиях, когда пациент прошел все круги аллопатического подавления, он возвращается с вод и приходит к вам, возможно слишком поздно.

Он страдает от разновидности нервного сифилиса. У него наблюдаются теменные боли с обеих сторон черепа, экзостоз, уплотнение надкостницы. Мы не можем сказать, столкнулись бы мы с такой формой болезни, не будь подавления.

При гомеопатическом лечении, хотя пациент, пришедший к нам на первом этапе болезни, не поправится без легких проявлений второй стадии, третья стадия будет настолько слабой, что мы не сможем сказать, есть ли она вообще.

Когда сифилис поражает нервные центры, мы имеем размягчение мозга, опухоли мозга и смерть. Мы не можем определить, в какой степени нервная болезнь проистекает из подавления. Пациент, находящийся на третьей стадии болезни, поправится только в том случае, если вы вернете его на вторую стадию.

Пациент, который много лет подвергался аллопатическому лечению и принимал йодид, бромид, сулему, йодид кадьция и проч. в больших количествах, пришел ко мне на последней стадии сифилиса с сильнейшими головными болями.

Я назначил ему препарат, у него появилось слабоумие, но все боли ушли.

С каким же состоянием я столкнулся при дальнейшем лечении?

Что мы могли бы ожидать в соответствии с законом направления излечения? Выпадение волос, и затем язвы в горле — конечно, именно так и произошло.

Выпадение волос и язвы беспокоили его так сильно, что он ушел от меня к другому врачу.

Но это не уменьшает ценность случая, поскольку показывает, как можно вылечить болезнь даже на последней стадии.

Теперь вы видите природу болезни.

У меня было много таких пациентов, и я не видел ни одного рецидива при гомеопатическом лечении; аллопаты же сообщают о рецидивах у большого процента их пациентов.

Вы просите меня описать само лечение, что неизбежно повлекло бы за собой описание многочисленных форм и групп симптомов кожи и нервных проявлений миазма.

Пусть по этому предмету написаны тома — в итоге вы все равно придете к необходимости тщательного изучения Материи медики. Именно она, а не громкие имена авторов, поможет вам подобрать лекарство.

Возьмите случай, как будто вы никогда не слышали о таком наборе симптомов у больного, но прекрасно знаете эти симптомы по прувингам, не забывая, что симптомы, характерные для болезни, не понадобятся вам при поиске подобия — вам понадобятся необычные симптомы.

Не пытайтесь убрать ни один из симптомов, с помощью которых природа приведет вас к препарату.

Некоторые пациенты уйдут от вас, но если вы знакомы с врачебным искусством, у вас будет столько пациентов, сколько вы сможете принять, из числа сознательных и разумных жителей ваших городов и деревень.

предыдущая часть Труды 36—40   весь список Все "Малые труды"   Труды 46—50 следующая часть