Проф. Джеймс Тайлер Кент

Проф. Джеймс Тайлер Кент

Малые труды
№№ 6–10

Перевод Андрея Полошака (Брянск)

6. Почему рак неизлечим?

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/books3/kentwrit/writ06.htm

Другими словами: что должно быть обнаружено, чтобы вылечить рак?

Если некоторые пациенты были излечены, почему другие, которых большинство, не поддаются лечению?

Действительно, в некоторых случаях имеющихся симптомов достаточно, чтобы привести нас к препарату, но в большинстве случаев нельзя обнаружить ничего, кроме злокачественной опухоли и ее характерных особенностей: твердости, жгучей боли, изъязвлений, увеличенных желез и тенденции распространяться на окружающие ткани.

Даже новичок может сказать, что это злокачественная опухоль, не прибегая к помощи микроскопа.

Кроме того, в большинстве случаев симптомы, которые можно наблюдать, малочисленны.

Если бы можно было выявить симптомы психики пациента в детстве и симптомы, проявлявшиеся с детства до зрелого возраста, что-то можно было бы сделать.

Обычно рак приходит на закате жизни, когда детские поступки уже забыты.

Пациент не знает состояния своей психики в детстве, его родители, вероятно, мертвы, а братья и сестры могут дать неверное описание.

Многие из наших пациентов приходят к нам, получая лечение методами старой школы с самого детства; все детские болезненные состояния подавлены, высыпания подавлены, симптомы изменены грубыми лекарствами, составить ясное представление о конституции невозможно.

Мы не знаем, был ли ребенок упрямым, злобным, неуправляемым, истеричным, вспыльчивым, учился ли в школе плохо или хорошо; мы узнаём только о самых обычных характеристиках периода полового созревания, который наиболее важен, когда мы имеем дело с женщинами.

Если нельзя найти симптомы, проявлявшие себя от рождения до настоящего момента, неудивительно, что рак неизлечим.

Для успешного лечения любой болезни наше назначение должно быть основано на совокупности признаков и симптомов, а не на патологии.

Рак — это последняя стадия. Все его симптомы — внешние, видимые симптомы пациента. Если они были подавлены или изменены негомеопатическими лекарствами, гомеопат, равно как и хирург, ничего не сможет сделать. Временное облегчение и продление жизни не есть лечение.

"Все излечимые болезни проявляют себя разумному врачу через свои признаки и симптомы" (Ганеман).

И патология, и пациент неизлечимы, если нет признаков и симптомов, и останутся неизлечимыми, пока не появятся признаки или симптомы. По мере того, как патология прогрессирует, количество симптомов и признаков уменьшается.

Это выражено при раке, туберкулезе, диабете, болезни Брайта и при всех органических заболеваниях тела. В некоторых случаях препарат, в свое время показанный по физическим и психическим симптомам, излечит даже патологию средней тяжести, но такой препарат вскоре покажет, что пациент болел слишком долго, и патология зашла слишком далеко, а реакция организма настолько слаба, что быстро заканчивается, и препарат приходится антидотировать.

Я помню пациента, который долгое время страдал от туберкулеза легких, у него были полости, несколько раз случались кровотечения; психические и физические симптомы требовали Phosphorus с самого начала болезни, и даже в тот момент, когда он пришел, Phosphorus подходил его симптомам.

Я назначил Phosphorus в высоком разведении, поскольку тогда я обладал недостаточными знаниями, и за приемом последовала высокая температура и понос, после чего реакция закончилась.

Было очевидно, что пациент скоро умрет, но Arsenicum антидотировал чрезмерное действие Phosphorus, и пациент прожил несколько месяцев.

Когда назначается подобный препарат, у пациента должна быть возможность отреагировать на него, иначе после приема препарата ему станет хуже, чем было.

Таким образом, лекарство является гомеопатическим, если вызывает реакцию у пациента, иначе это лишь подобное вещество, а не лекарство.

Факт, что подобный препарат может не быть гомеопатическим, — это совершенно новая проблема для многих мыслящих людей.

Бывает, что у пациента нет той ожидаемой реакции на препарат, которую мы замечаем во всех излечимых случаях. Некоторые пациенты теряют способность реагировать без всякой видимой или обнаруживаемой органической болезни.

Это происходит со стариками, которые умирают от старческой немощи, и можно констатировать факт, что умерший не был болен.

Когда старики доживают последние дни, мы часто видим недолгую реакцию на лекарство, которая длится всего несколько часов, после чего человек умирает. Мы также можем наблюдать такое отсутствие реакции у хилых, молодых и среднего возраста людей.

Нехватка жизненной реакции всегда одинакова, будь ее причиной немощность конституции или патология.

Именно над этим стоит задуматься, когда мы размышляем об излечении рака или туберкулеза.

Мы можем судить о силе реакции, наблюдая симптомы после назначения препарата. Все пациенты будут реагировать по-разному.

Как правило, будет верным заключение, что жизненная реакция продолжается, пока присутствуют признаки и симптомы, но когда они исчезли, и их место заняла патология, невозможно предсказать качество этой реакции до тех пор, пока мы не проверим пациента с помощью подобного средства.

Зная это, легко понять, почему в хронических случаях после назначения подобного препарата возвращаются старые симптомы.

Для пациентов со слабой реакцией это будет лишь паллиативом, в то время как пациенты с сильной реакцией пройдут через все свои старые симптомы в порядке, обратном их возникновению.

Если у пациента рак или туберкулез, мы можем быть полностью уверены в их излечимости, если после назначения препарата возвращаются старые симптомы.

У таких пациентов чаще всего не хватает жизненной реакции, достаточно сильной для возвращения предшествующих симптомов; следовательно, они неизлечимы.

Умение увидеть препарат в нынешних или прошлых признаках и симптомах — это одна сторона лечения. Другая же сторона — жизненная реакция пациента. Пока что невозможно найти препарат, который восстановил бы утраченную жизненную реакцию пациента. Неудачу потерпит даже нож хирурга.

7. Туберкулез

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/books3/kentwrit/writ07.htm

Ко мне в офис привели трехлетнего мальчика с аденоидами. В его семье несколько родственников по линии отца умерли от туберкулеза.

После долгих и тщательных расспросов мать продолжала скрывать состояние психики мальчика.

Казалось, что ей стыдно рассказывать о симптомах его психики. Исходя из истории болезни, я решил проверить его состояние с помощью Tuberculinum bovinum — я много раз видел, как этот препарат излечивает проблемы с аденоидами, возникшими на фоне такой истории.

Затем я насильно втолкнул препарат ребенку в рот.

Он отказался высунуть язык или открыть рот. Мать попыталась убедить его открыть рот, и тогда пришло время мальчику показать себя.

Он страшно рассердился, глаза остекленели; казалось, что у него начнутся судороги, он попытался выплюнуть шарики, повернулся к матери и сказал:

Я тебя убью, вот придем домой, и я тебя убью.

У него пошла пена изо рта. Затем я уговорил мать объяснить поведение ребенка.

Она сказала, что он неуправляем. Его невозможно убедить сделать что-то, что он не хочет делать.

Когда родители пытались заставить его слушаться, он впадал в приступ ярости, и с пеной у рта угрожал убить отца или мать.

Когда ребенок был у меня в офисе, мать заставила его открыть рот, и я положил ему на язык дозу Tuberculinum 10M.

Через четыре недели был назначен еще один прием 10М, а позднее — 50М.

Не прошло и месяца, как ребенок изменился и стал тихим и спокойным мальчиком.

Через три месяца полностью исчезли аденоиды. Сегодня это подающий большие надежды десятилетний мальчик. Другого препарата не понадобилось.

Я наблюдал большое количество туберкулезников от начала и до конца, и не могу сказать, что имеется подобная определенная связь с психикой.

У детей, чья конституция подверглась воздействию наследственности, психика всегда неуравновешенна. Иногда сильнее нарушена воля, иногда — ум.

Если болезнь локализована в легких, почках и кишечнике, в первую очередь поражается ум.

Если болезнь локализована в печени, в ранней истории болезни выделяются симптомы, связанные с волей.

У каждого пациента есть ранние симптомы психики, и всегда можно проследить симптомы со стороны психики и нервной системы, пока туберкулез не развился основательно, затем симптомы психики исчезают — как правило, за некоторое время до начала формирования отложений.

Отсюда можно сделать вывод, что почти у всех пациентов имеется предрасположенность к туберкулезу, и именно эта предрасположенность носит наследственный характер. Если такой предрасположенности нет, защитные меры оказываются полезными.

Во многих случаях предрасположенность выражена с рождения до начала локализованной болезни.

Не следует ждать начала патологии, но следует предотвращать все ее случаи, опираясь на исследование и тесты.

Если бы родители знали о возможности тестирования и полного предотвращения этой болезни, они бы помогли полностью изгнать "белую чуму".

8. Нозод

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/books3/kentwrit/writ08.htm

Повсеместная склонность использовать нозоды выходит за пределы разумного.

Мне известен случай, когда был неправильно назначен Medorrhinum, в то время как Thuja быстро вылечила бы пациента, потому что его симптомы относились к Thuja, а не к Medorrhinum.

Мне известен случай, когда больному подходил Sulphur, но был назначен Psorinum, потому что предполагалось, что болезнь — следствие псоры.

Будет великой ошибкой назначать препарат, исходя из миазма, а не из совокупности симптомов.

Если симптомов недостаточно для однозначного выбора препарата, и в истории болезни пациента была гонорея, после которой развились его симптомы, эксперимент с назначением Medorrhinum будет перспективным.

Таким же образом, если в истории болезни есть сифилис, а симптомов мало, назначение Syphilinum также будет хорошим экспериментом.

Мы, несомненно, должны быть выше миазматического назначения, но следует иметь в виду как миазм, так и препараты. Препараты, подходящие к симптомам, также должны быть достаточно глубокими, чтобы вылечить соответствующий миазм.

9. Современная тенденция перепроверять Материю медику

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/books3/kentwrit/writ09.htm

Нас призывают проводить повторные прувинги старых препаратов, но пока не было сделано ничего для улучшения старых прувингов, проведенных в прошлом.

Наша Материя медика может быть улучшена только усилиями хороших наблюдателей.

Когда мы записали все, что наблюдает сам врач, и все ощущения и наблюдения испытуемого и его товарищей, то мы собрали все, что следует знать для назначения.

Принимающие участие в прувинге не испытывают препарат настолько долго, чтобы вызвать изменения в тканях, поэтому специальные исследования бесполезны, и лабораторные исследования как у испытуемых, так и у пациентов не дают нам желаемой информации.

Самые обыкновенные пациенты и испытуемые дают нам наилучшие симптомы.

Так называемое патологическое назначение основано на клинических симптомах или токсическом действии лекарств, но большинство врачей, делающих такие назначения, настолько невежественны в отношении происхождения симптомов, что противятся назначению препаратов на основании клинических симптомов.

Подобное невежество — характерная черта всех полукровок.

В отличном повторном прувинге Belladonna к старому ее великолепному описанию не было добавлено совершенно ничего.

Многие настаивают на том, чтобы повторный прувинг проводился под надзором специалистов со всеми лабораторными проверками, анализами крови, проверкой давления и т.д., полагая, что эти в высшей степени научные процедуры заставят представителей традиционной медицины принять гомеопатию.

Я считаю, что этим мы только выставим себя на посмешище.

Если бы мы больше думали о великом старом ганемановском способе прувинга, нам проще было бы записать те его аспекты, которые действительно важны.

Так называемые современные испытуемые не имеют представления о философии и поэтому не знают, что нужно для успешного изучения препарата, исследования больного и успешного назначения.

Современные требования к прувингам обнаруживают полное непонимание необходимых условий правильного назначения.

На первый план выносятся обычные симптомы, в то время как характеризующие пациента игнорируются.

На всех современных прувингах стоит это порочное клеймо.

Изучающие Материю медику должны сначала в совершенстве изучить "Органон", а потом уже заниматься прувингами.

Методы Ганемана до сих пор не были улучшены.

Давайте сравним современные прувинги с ганемановскими прувингами и обратим внимание на разницу между ними.

Наши препараты, прошедшие надлежащий прувинг, не нуждаются в повторных прувингах.

Многие из наших препаратов испытаны плохо и нуждаются в дальнейших прувингах, но это должны быть прувинги по методу Ганемана.

Прувинг препаратов следует проводить, используя низкие, средние и высокие разведения.

Как только у испытуемого начинают появляться симптомы, следует прекратить прием препарата, пока не исчезнут проявления его действия, иначе возникнет путаница.

Именно путаница испортила множество в остальном хороших прувингов.

10. Определение врача-гомеопата

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/books3/kentwrit/writ10.htm

"Врач-гомеопат — тот, кто к своему знанию медицины прибавляет еще и особое знание гомеопатического врачевания, а также соблюдает закон подобия" — AIH (Американский институт гомеопатии).

"Врач-гомеопат — тот, кто назначает минимальную дозу одного препарата в потенцированном виде. Этот препарат выбирается в соответствии с законом подобия".

Невнимательный наблюдатель не подвергнет критике ни одно из этих определений.

В первом определении звучат удивительные слова: "...кто к своему знанию медицины прибавляет..."

Из чего состоит это знание?

Из того, что традиционная школа считает новейшими лекарствами, такими как препараты из шпанской мухи, мази, успокоительные средства, составные лекарства, производные дегтя, все препараты в грубой материальной форме и т.д.?

Подразумевается ли, что врач-гомеопат должен знать все это, чтобы было к чему добавить особое знание гомеопатического врачевания и таким образом стать врачом-гомеопатом?

Можно предположить, что врач-гомеопат как раз и отказался от такого знания, чтобы стать врачом высшего, научного порядка.

Нужно признать, что все это знание медицины, к которому мы должны добавить знание гомеопатии, есть не что иное, как традиционное невежество и глупости.

И к этому невежеству нужно добавить знание о гомеопатической терапии.

Не будет ли правильнее и умнее сказать, что врач-гомеопат — это тот, кто отказался от традиционных глупостей и принял науку и философию врачевания в соответствии с законом подобия?

Предполагается, что те, кто при выборе лекарства зависят от диагноза, лабораторных находок, патологии, бактериологии, должны добавить к этому знанию (?) особое знание гомеопатической терапии!

Мы видели множество так называемых врачей-гомеопатов, и ни один из них не добавил знание Материи медики или искусства назначения препаратов к своему так называемому общему знанию медицины.

В этой формулировке удивительна та ее часть, которая никому не позволит стать врачом-гомеопатом.

До тех пор, пока человек придерживается традиционных глупостей, пусть даже их называют современной медициной, он не сможет изучить истинное искусство врачевания в соответствии с законом подобия.

До тех пор, пока он считает эти глупости ценным знанием, он не почувствует необходимости настоящего изучения гомеопатической терапии.

Не стыдно знать об этих глупостях и понимать, что это глупости, но в определении они именуются "знанием медицины".

Это не относится к анатомии, физиологии, химии и т.д., поскольку к ним нельзя ничего добавить — они по праву принадлежат всем врачам.

Если окинуть взглядом нашу страну и посмотреть на использующих это определение, выявить их методы, то мы увидим, что многие из них используют способы лечения и препараты почти так же, как аллопаты.

Большинство из них верят в закон подобия, но не знакомы с Материей медикой, использованием репертория и философией в той мере, какая необходима для гомеопатической практики.

Вследствие своего невежества они используют препараты в той же грубой форме, что и в прувинге, в то время как больной человек в тысячу раз более чувствителен, чем испытуемый в прувинге.

Следует знать, что если эти невежественные притворщики прописали бы истинное гомеопатическое лекарство, они бы усилили настоящую болезнь.

Я много раз был свидетелем такого развития событий и видел, как в своем невежестве они меняют препарат, вместо того, чтобы перестать давать его и позволить пациенту быстро выздороветь.

Я много раз встречал таких недоврачей, и они обычно обвиняют колледж, из которого их выпустили лишь с начальным знанием Материи медики, не умеющими использовать реперторий и не имеющими представления о философии гомеопатии, но тщательно обучив патологии и диагнозам.

Они видели использование наружных мазей в очень крупной кожной клинике врачом, претендовавшим на то, что к своему глупому невежеству он добавил умение лечить людей.

Не было ли это определение принято исключительно для того, чтобы поддержать тех, кто требует знания фантазий и традиционных глупостей и игнорирует "Органон" Ганемана и "Чистую Материю медику"?

Над этим вопросом должен задуматься каждый мыслящий врач-гомеопат.

Так же очевидно, что второе определение, упомянутое выше как описание истинного врача-гомеопата, смогло найти поддержку лишь среди меньшинства членов Американского института гомеопатии.

Часто спрашивают, почему гомеопатия развивается так медленно.

Разве не естественно, что причину следует искать в настроениях, которые привели к принятию первого определения врача-гомеопата, которое так сильно искажает представление об истинных последователях гомеопатии?

Если таких людей большинство, что в их назначениях способно привлечь внимание страдающего человека?

Неудивительно, что мир не торопится принять гомеопатию, потому что люди видят так мало убедительных доказательств ее полезности.

Чем она лучше традиционной медицины?

Как часто мы слышим слова наших верных пациентов: "Если бы я не нашел истинного врача-гомеопата, я бы пригласил аллопата"?

Наши постоянные клиенты знают разницу.

Такой клиент знает, что не следует доверять человеку, меняющему препараты, дающему составные лекарства и настойки.

Тем не менее, определение Американского института гомеопатии позволяет обманщикам притворяться истинными врачами-гомеопатами.

предыдущая часть Труды 1—5   весь список Все "Малые труды"   Труды 11—15 следующая часть