Проф. Джеймс Тайлер Кент

Проф. Джеймс Тайлер Кент

Повторное назначение

Из Lesser Writings

Перевод Романа Бучименского (Тель-Авив) и Бориса Шойтова (Бат-Ям)

Лекция, прочитанная на конгрессе Международной Ганемановской ассоциации в 1888 г.

Ничего не может быть прекрасней наблюдения за бутоном, который в течение нескольких часов превращается в цветок розы. Этот процесс часто приходит мне на ум, когда я терпеливо ожидаю возвращения симптомов, после того как первичное назначение исчерпает свою целительную силу. Возвращение картины симптомов объясняет нам, было ли первичное назначение специфическим средством или паллиативным, т.е., мы можем узнать, было ли это средство достаточно глубоким по своему действию, чтобы излечить все жизненно важные нарушения или просто поверхностно действующим, способным только на временный эффект.

Изучение действия первого препарата во многом определит тpебoвания к врачу при вторичном назначении.

При этом возникают многочисленные проблемы, требующие разрешения, ибо в противном случае нас ждет неудача.

Как долго я должен наблюдать и ждать? Вот вопрос, который часто задают и на который редко получают ответ.

Действует ли все еще лекарство?

Находится ли все еще жизненная реакция под влиянием импульса лекарства?

Если симптомы возвращаются, то как долго следует за ними наблюдать перед тем, как начать действовать или дать лекарство?

Является ли это заболевание острым или хроническим?

Почему повторное назначение настолько труднее, чем первичное?

Почему столь много пациентов извлекает пользу от первого визита к врачу, а впоследствии пользы уже не получают?

Я полагаю, что большинство хороших гомеопатов скажут вам: "Мы часто действуем слишком поспешно, но никогда не выжидаем достаточно долго".

Многие врачи терпят неудачу, потому что не выжидают, но это выжидание должно направляться знанием. Это знание должно быть, но где его приобрести? Понимание, что это выжидание правильно, совершенно отличается от бесцельного выжидания. Это знание не может быть найдено там, где ему отказано в существовании; неверующие и агностики не могут его получить.

Когда первичное назначение сделано и лекарство подобно в достаточной степени, чтобы изменить существующую картину, остается лишь только ждать результатов. Характер изменений, имеющий место в совокупности симптомов, определяет все, однако характер возвращения картины, если имело место ее исчезновение, определяет еще больше.

Возможны два варианта развития событий. Первый: следует ухудшение симптомов. Второй: следует облегчение симптомов;

1. Если ухудшение (аггравация) симптомов сопровождается ухудшением здоровья пациента, то излечение сомнительно и с этим случаем следует обращаться с крайним вниманием, так как такие пациенты редко полностью выздоравливают.

2. Если за назначением следует облегчение, то на что это облегчение направлено?

Оно может быть направлено на общее состояние или только на некоторые симптомы. Если пациент не чувствует энергии возвращающейся жизни, то облегчение симптомов вряд ли указывает на выздоровление.

Знание того, что болезнь является неизлечимой, часто приобретается только таким путем. В таких случаях каждое лекарство может облегчить страдания, но выздоровление не наступает. Симптомы, которые являются выражением болезненности, остаются; следовательно, совокупность симптомов не устраняется.

После того, как целительный импульс полностью утих, симптомы появятся один за другим, занимая свои места так, чтобы упорядочить картину болезни перед взором понимающего врача и дать ему возможность добиться излечения.

Если первично назначенное лекарство дается продолжительное время, то существует очень маленький шанс чистого возвращения картины болезни, поэтому такая картина очень ненадежна.

Когда лекарство полностью исчерпает свое действие, тогда и только тогда мы сможем положиться на симптомы, составляющие эту картину.

Если первичное назначение было simillimum (подобнейшим. — прим. перев.), то возвращение симптомов потребует повторный прием того же лекарства.

Слишком часто лекарство оказывается только подобным поверхностным симптомам и достаточным для того, чтобы изменить совокупность, после чего картина болезни возвращается измененной, напоминая таким образом картину другого препарата. Это всегда должно рассматриваться как неудача, из-за чего случай иногда оказывается испорченным и даже руке мастера не удается исправить совершенную ошибку.

Каждый раз, когда симптомы возвращают ту же картину болезни, требуя то же самое лекарство, то это именно то, что было продемонстрировано нами, однако в случае хронического заболевания мы можем только порекомендовать оценку этого случая для его излечения. Это правило почти не имеет исключений, если лекарство антипсорическое.

Что должен делать врач, который не имеет представления о динамическом лекарстве? Он должен иногда видеть болезненную картину, возвращающуюся без изменений, что, по моему разумению, редкость.

Симптомы могут сильно напоминать Phosphorus вначале, и Phosphorus 6Х окажется полезным, но ненадолго. Что может врач сделать, кроме изменения лекарства?

Возможно ли, что человек окажется столь невежественным в лечении, что даст лекарство, которое не показано, только потому, что показанное лекарство не работает? Эти невежды осуждают систему гомеопатии и чувствуют, что они исполняют свой долг перед больным, забывая, что их невежество преступно.

Мне случалось наблюдать случаи когда низкие потенции назначались частыми повтоpными приемами и требовалось прошествие некоторого времени перед тем как лекарство в более высокой потенции проявляло свое великолепное действие; но там, где доза не повторяется после того, как замечено первое его действие, новая доза в более высокой потенции будет действовать быстpо.

Когда симптомы возвращаются (после разумного выжидания) неизмененными, выбор был правилен, и если также потенция истощила свое действие, то более высокая подействует настолько же быстро как и первая, более низкая. Когда картина болезни возвращается неискаженной, за исключением отсутствия одного-другого симптома, то никогда не следует менять лекарство, пока более высокая потенция не будет полностью проверена, поскольку никакого вреда для пациента от дачи одной дозы лекарства и ожидания, пока оно полностью исчерпает свою целительную силу, не будет. Поступать по-другому — это больше, чем простая небрежность.

Надлежащее время для смены лекарства

Когда вам совершенно ясно, что данное лекарство сделало все, на что оно способно — чего не может выясниться до тех пор, пока не будут испробованы намного более высокие, чем обычно, потенции — тогда наступает время для следующего назначения.

В чем же заключается сложность перехода к следующему лекарству?

Последний возникший симптом будет являться ориентиром для следующего лекарства. Так бывает всякий раз, когда мы позволяем состоянию установиться, наблюдая и выжидая пока сформируется картина вернувшихся симптомов. Я долго жду после того как лекарство исчерпает свою силу, наблюдая за возвращением некоторых старых симптомов, пока, наконец, не появляется новый симптом. Этот самый последний симптом, который появится в анамнезе, наилучшим образом соотнесется с каким-либо лекарством, оказавшись его характерной чертой, и это лекарство наиболее вероятно будет иметь все остальные симптомы.

Это предполагает, что этот последний возникший симптом не является старым симптомом на его пути к окончательному исчезновению, так что до тех пор, пока старые симптомы исчезают и снова возникают, само собой разумеется, что мысль о новом лекарстве недопустима.

Ошибкой является думать о новом лекарстве, пока картина симптомов продолжает меняться. Врач должен ждать постоянства или устойчивости в отношении картины симптомов, прежде чем сделать новое назначение.

Некоторые заявят: "Я должен дать пациенту лекарство, иначе он уйдет к кому-нибудь другому". На это я лишь скажу, что лучше бы все эти больные люди действительно ушли к кому-нибудь другому, потому что такие доктора редко излечивают, но часто осложняют течение болезни.

Обострение хронической болезни требует иного отношения, нежели острое заболевание; например, ребенок, который страдает бронхитом при каждом изменении погоды. Это может перерасти в нечто худшее, если будет лечиться лекарством, подходящим для острых симптомов.

Миазм, который предрасполагает ребенка к повторным приступам, должен учитываться самым тщательным образом.

Один ребенок, находящийся с недавнего времени под моим наблюдением, ранее получал Antimonium tartaricum, Calcarea carbonica, Sulphur, Lycopodium и т.д. в таком беспорядке, что так и не был вылечен. Выжидание на Saccharum lactis в течение нескольких приступов, позволило пройти эффектам лекарства и истинной картине болезни было позволено выразить себя через несколько обостpeний, принятых как проявление целого.

Когда западная лихорадка (маляpия. — прим. перев.) осложнена миазмом, единственный пароксизм не выражает всю совокупность, но несколько могут быть сгруппированы, что и откроет истинную картину. Если острое заболевание будет осложнено миазмом, то показанное лекарство сотрет его "сito, tuto et jucunde" ("быстро, надежно и приятно".прим. перев.).

Избегать поспешности

Поспешность противоречит всем принципам назначения. При тяжелых заболеваниях поспешность является обычной ошибкой, которую допускают чаще при повторном назначении, чем при первичном. Многие доктора считают, что дифтерия немедленно требует дачи лекарства, поскольку "что-то должно быть сделано". Это ошибка. Многие жизни были спасены наблюдением и выжиданием.

Вот пример. Маленькая девочка страдала от дифтерии в тяжелой форме, и мать лечила ее в течении четырех дней, давая поочередно Mercurius solubilis 3Х и Kalium bichromicum 3Х. Она была из неимущих, и поэтому я не отказался взяться за эту пациентку, которая к тому моменту была в очень плохом состоянии: нос, рот и гортань были полны экссудата.

После длительного изучения я дал ребенку одну сухую дозу Lycopodium CM, которая отчистила от экссудата нос и зев, но не затронула гортань.

Я даже не осмелюсь сказать вам, как долго я наблюдал за этим ребенком, пока я не увидел показания для второго лекарства. Я ждал до тех пор, пока несчастный ребенок не оказался под угрозой смерти и тогда я увидел небольшое количество вязкой желтой слизи во рту. Одна доза Kali bichromicum СM очистила гортань в течение дня, и ни в каких дальнейших лекарствах не было необходимости.

Первичное назначение делается, когда сформирована цельная картина заболевания. (Люди обычно посылают за доктором, когда не остается сомнений в необходимости лечения.)

Доктор наблюдает за улучшением пациента и исчезновением соответствующих симптомов после первичного назначения, и когда случай доходит в своем развитии до состояния равновесия, доктор оказывается перед лицом нелегкой задачи. Он с возрастающим нетерпением ожидает появления показаний для следующей дозы лекарства.

Нетерпеливость, исходящая из недостатка знаний, делает врача непригодным для наблюдения и оценки симптомов, поэтому мы видим, что обычно врачу не удается вылечить и своих собственных детей. Он не умеет ждать и ясно оценивать возвращающиеся симптомы.

При рассмотрении назначений, сделанных начинающими, я очень часто замечал хорошие результаты после первичного назначения. Состояние пациента улучшалось на время, но затем он переставал реагировать на любые препараты.

Внимательное изучение обычно показывало, что улучшение у этого пациента наступило после первой дозы лекарства, и что симптомы изменились лишь слегка без появления новых симптомов, и новое "фото", которое казалось, требовало другого препарата. Тот, естественно, назначался и отсюда начинались все проблемы. Постоянная смена препаратов приводила к тому, что все антипсорические препараты, перечисленные в "Хронических болезнях", назначались при стремительно изменяющейся картине симптомов, а пациент оставался болен. Это общий опыт ранних последователей Ганемана, пытавшихся найти правильный способ. Некоторые попытки приводили к мелким просчетам, другие к большим, но были ли такие, которые не приводили к ошибкам вообще? Все эти грубые ошибки я совершил, поскольку у меня не было учителя, и так продолжалось до тех пор, пока я не наткнулся на работы великого Мастера.

Выжидать и наблюдать

Первое назначение может быть неправильно выбранным лекарством и тогда становится необходимым совершить вторую попытку.

Когда приходит время провести повторное обследование пациента, то обнаруживаются новые факты, указывающие на то, что первое лекарство не было подходящим; возможно, пройдет несколько недель и повторное обследование не выявит изменения в симптомах.

Буду ли я сравнивать все факты в данном случае для того, чтобы уверить себя в правильности первого назначения или мне следует ждать дальше? Конечно, следует поступать согласно первому варианту, и если препарат все еще наиболее подобен всем симптомам, то ждите и наблюдайте, и изучайте пациента, выявляя его новые ощущения, к которым он уже так привык, что перестал их замечать.

Обычно новое изучение случая выявит причину, по которой первое назначение не привело к излечению, — оно было неподходящим.

Но если лекарство все еще выглядит наиболее подобным, то встает вопрос: как долго я должен выжидать?

Этот момент должен быть правильно оценен — продолжительность времени не столь важна по сравнению с безопасностью, и "выжидать" — это единственный безопасный путь, которому необходимо следовать. Это может занять много дней — не имеет значения, если надо, то ждите дольше.

Самый превосходный лечебный эффект из всех, которые я когда-либо наблюдал, начался через шестьдесят дней после назначения разовой дозы. Лечебный эффект может начаться настолько поздно, насколько долговременно действующее лекарство может вызвать симптомы в здоровом организме. Этот ориентир никогда не был обдуман нашими авторами, но он должен быть правильно осознан. Почему бы и нет? У некоторых существует практика понижать потенцию, если более высокая оказалась безуспешна. Несмотря на то, что отмечено лишь несколько успешных случаев, этот метод не должен быть игнорирован.

Следующий вопрос, который следует рассмотреть, это дача лекарства, разведенного в воде и разделенного на несколько доз. Временами кажется, что это более эффективно, чем разовая сухая доза. Этот вопрос остается открытым для дискуссии, требуя свидетельства многих, а не нескольких, для того чтобы предать этому методу вес. Лучшие результаты получены от комбинации обоих методов, и оба они не противоречат правильной практике.

Неправильное действие

Теперь надо обсудить следующий важный шаг: когда первично назначенное не действует должным образом или не имеет лечебного эффекта. Вот тогда-то и возникает необходимость повторного назначения. Иногда первичное назначение превращает безвредные и безболезненные симптомы в опасные и болезненные.

Если ревматические боли в колене перешли на сердце под воздействием прописанного по одному симптому лекарства, то это лекарство принесло вред. Это было неудачное назначение и должен быть назначен антидот. В случае неизлечимой болезни, когда лекарство вызвало деструктивные симптомы, антидот также должен быть принят к рассмотрению.

Если лекарство изменило общую картину симптомов и общее состояние при этом ухудшилось, то возникает вопрос: произошло ли это потому, что назначение было подобно только части картины болезни, или эта болезнь неизлечима? Знание природы болезни поможет решить этот вопрос. Если болезнь неизлечима, то не следует ожидать большего, чем перехода страданий под действием лекарства в более легкие симптомы, и следует подумать о повторном назначении, когда новые страдания потребуют нового лекарства.

Но предположим, что такие изменения в болезни произошли после первого назначения, а болезнь несомненно излечима. Тогда вывод, который мы должны сделать, заключается в том, что первичное назначение не было истинно специфично, и что истинная картина болезни не была распознана.

Ждать, пока старая картина полностью вернется, — это все, что можно сделать.

Следовать за всеми быстро изменяющимися симптомами при любом заболевании, давая лекарства, которые просто на мгновение показались подходящими к представленным симптомам - это опасная для здоровья практика.

Наблюдательный врач по симптомам и направлению их развития узнает, становится ли пациенту лучше или хуже, даже, несмотря на то, что это идет вразрез с мнением пациента или мнением его друзей.

Недовольство пациента или его друзей не являются основанием для нового назначения.

Человек может испытывать сильнейшие страдания на пути к окончательному выздоровлению в изменяющихся симптомах, и если эти симптомы нарушены назначением нового препарата или облегчены неподходящим лекарством, пациент не может быть вылечен никогда.

Целью первичного назначения является приведение в порядок жизненного потока или движение в направлении равновесия, и когда эта цель достигнута, она не должна быть нарушена новым вмешательством. Небрежность в этой сфере стоит миллионы жизней.

Когда медицинский мир пожелает изучить эти принципы чтобы излечивать быстро, мягко и окончательно? Не может быть определенного времени для второго назначения; оно может потребоваться через много месяцев.

Повторное назначение должно иметь непосредственную связь с последним или предыдущим назначениями. Разумное назначение не может быть сделано без знания последнего лекарства. Не следует игнорировать соответствия по Беннингхаузену. Новое лекарство должно быть дополняющим к предыдущему.

Лекарства, подходящие для последующих назначений

В ведении хронического заболевания лекарство, которое соответствует острой стадии болезни, хуже определимо и поэтому очень часто только хроническое средство может полностью соответствовать симптомам заболевания.

Calcarea обычно является хроническим для Belladonna иRhus tox., Natrum mur. поддерживает те же отношения с Apis и Ignatia, Silicea с Pulsatilla, Sulphur с Aconitum.

Когда Pulsatilla сделала свое великое дело в определенном случае и в конце концов больше не оказывает лечебного эффекта, симптомы с этого момента указывают на Silicea и ее можно уверенно назначать, так как их дополняющая связь уже давно установлена.

С другой стороны, Causticum и Phosphorus не любят работать один после другого, так же, как и Apis после Rhus.

Пусть останется загадкой, как сегодня врач может сделать повторное назначение без должного уважения к почти столетнему опыту.

Все это написано не для того, чтобы наставлять опытного человека на путь истинный, а для тех начинающих, которые так часто спрашивают обо всем вышесказанном, и эти вопросы их заставляет задавать наша повседневная практика.

Мне почти каждый день говорят, что от такой практики хочется рвать на себе волосы, но я убежден в необходимости следовать всем этим инструкциям.

Тщательные записи

Не следует верить в опытность человека, который не записывает точно все симптомы пациента, которого лечит, и не записывает тщательно, какие лекарства и как были назначены. Особенно это необходимо в случае, когда потребуется второе назначение.

Врач, который записывает недуги каждого из своих пациентов, имеет прекрасное положение в любом обществе. У него отмечены все старые симптомы и лекарства, которые помогли, и как бы давно эти старые симптомы ни были устранены, он всегда может проверить их.

Истинное наслаждение работать с такой записью случаев.

Опыт вскоре приведет внимательного врача к тому, что он будет отмечать все странные симптомы и пропускать неясные блуждающие, однако важно быть верным в своих суждениях.

Многие врачи делают правильное первое назначение и пациент на время чувствует себя лучше и бодрее, но в конце концов приходит время для второго, и тогда все потеряно. Гомеопатия ничто, если она не истинна, а для того, чтобы быть истинной, ей необходима величайшая аккуратность деталей и методики. Врачам, которые повторяют назначение, пока еще действует предыдущее, просто везет, иначе список смертей, причиненных ими, мог бы быть огромным.

Copyright "Via Homeopatica" 2003