Дэвид Литтл (Индия)

Image

Предисловие Геринга к американскому изданию (1845 г.) "Хронических болезней"

Перевод Ирины Соколовой (Новосибирск)

Оригинал по адресу http://www.simillimum.com/education/little-library/homoeopathic-philosophy/hpcd/article.php

Image

Предисловие Геринга к американскому изданию (1845 г.) "Хронических болезней" в переводе д-ра Гемпеля

Следующая статья на немецком языке была любезно предоставлена д-ром Герингом из Филадельфии. Издатель несет ответственность за перевод.

Image

Работу Ганемана по хроническим болезням можно рассматривать как продолжение его "Органона", поэтому лекарства настоящей книги можно рассматривать как продолжение его "Materia medica pura". Так же, как принципы и правила общей терапии развиваются в "Органоне", Ганеман развивает в настоящем трактате принципы и правила, которые должны преобладать в лечении хронических болезней, "имя которым легион". В "Materia medica pura" Ганеман описывает симптомы, которые могут вызываться распространенными лекарствами, испытанными им на здоровых людях; за настоящим трактатом, напротив, последует отчет о тех лекарствах, которые Ганеман применял специально в лечении хронических болезней, и которые он поэтому называл "антипсорными". В "Органоне" Ганеман пытается показать, что принципы "Similia similibus curentur" — это главное правило, которым следует руководствоваться при лечении болезней, в то время как в своем трактате о хронических болезнях, который создан на основе "Органона" и ни в коей мере не изменяет его учение, Ганеман показывает, что так как большинство хронических болезней имеют общий источник и связаны друг с другом, следует применять особый класс лекарств, которые Ганеман называл антипсорными. По Ганеману, этим общим источником большинства хронических болезней является псора.

Комментарий: "Органон" и "Хронические болезни" — это две взаимодополняющие книги, которые дают всеобъемлющую картину искусства гомеопатического лечения. "Органон" устанавливает верховенство закона подобия, similia similibus curentur, и особо выделяет принцип "уничтожены симптомы — уничтожена причина". Труд "Хронические болезни" подчеркивает особое значение использования антимиазматических лекарств и особо выделяет принцип cessante causa, cessant effectus — если исчезает причина, то и исчезают и следствия. В "Органоне" Ганеман уделяет основное внимание признакам и симптомам, в то время как в "Хронических болезнях" Основатель выделяет совокупность этиологических факторов и причин. Таким образом, эти две книги являются взаимодополняющими противоположностями, образующими функциональную полярность гомеопатической терапии.

В изданиях "Органона" с 1-го по 4-ое Ганеман учил, что причина большинства заболеваний — тайна, которая выходит за рамки наблюдений лечащего мастера. Он также полагал, что очень трудно сколько-нибудь достоверно представить внутреннюю работу процесса болезни. Он разъяснил это в § 5 4-го изд. "Органона".

Можно сделать вывод, что любая болезнь зависит от изменения внутри организма человека. Но это изменение следует угадывать лишь путем смутного и иллюзорного понимания того, что выявляют соответствующие болезненные симптомы (а другой информации в нехирургических болезнях нет), но нельзя достоверно выявить точную природу этого невидимого внутреннего изменения. ("Органон", 5-ое и 6-ое издания, Dudgeon & Boericke, приложение, 4-е изд. "Органона", § 5, стр. 183).

В начале своего пути Ганеман учил, что принципы подобия и индивидуализации достаточны для лечения всех случаев болезней. Тогда гомеопатия была простым нахождением в Материи медике симптомов, соответствующих симптомам пациента. Целью введения этой основной доктрины было противостоять одержимости ортодоксальной школы и ее однобокой версии "всеобщей причины", которая обычно относилась к материи болезни где-то в организме. Вместо этого ранний "Органон" говорил о важности устранения всей совокупности симптомов в каждом отдельном случае. Неудачи Ганемана при излечении хронических болезней навсегда заставили его пересмотреть свой клинический подход. В результате он в течение одиннадцати лет изучал хронические болезни, что привело к существенному изменению его взглядов на этиологические факторы, а также на признаки и симптомы. Уже в "Опытной медицине" (1805) он обсуждал необходимость изучения этиологии, но он не видел картину более широко вплоть до 1830-х годов.

5-ое издание "Органона" показывает радикальное изменение во взглядах Ганемана на этиологию и процесс патологии. Наиболее наглядно это проявляется в изменениях, которые он внес в § 5 в 1833 г. Этот параграф включает в себя результаты его длительного изучения этиологии, конституции, характера, предрасположенности, восприимчивости, миазмов и массовых болезней.

Врачу в лечении будут полезны все особенности наиболее вероятной причины острой болезни, равно как и самые существенные моменты полной истории хронической болезни. Это поможет ему найти основную причину, которая обычно является следствием хронического миазма. В этих исследованиях следует принимать во внимание установленную физическую конституцию пациента (особенно в случае хронической болезни), его нравственный и интеллектуальный склад, род его деятельности, образ жизни и привычки, его общественные и семейные отношения, возраст, пол, сексуальную функцию и т.д. ("Органон", 5-ое и 6-ое издания, Dudgeon & Boericke, 5-е изд. "Органона", § 5.)

Этот параграф содержит много важных открытий, краткие сообщения о которых впервые были опубликованы в "Хронических болезнях". В 4-ом издании "Органона" этиология и патологический процесс болезни выводились за рамки наблюдения пациента. Согласно 5-му изданию "Органона", гомеопат должен был понимать причину острого заболевания, равно как и полную историю хронической болезни, для установления ее основной причины, которая зачастую обусловлена миазмами. Тогда Ганеман разделил свои лекарства на две большие категории — апсорные и антипсорные.

Антипсорные лекарства — лекарства, которые могут устранить всю совокупность симптомов псорного миазма благодаря своему подобию всему процессу болезни у больных людей. Чтобы устранить все симптомы хронической болезни, необходимо устранить ее причину. Если лечить только тот или другой аспект лежащей в основе болезни, болезнь будет либо подавляться, либо облегчаться на время. Если отрезать листья и побеги сорняка, но не удалять его корень, сорняк продолжает расти. Подобно этому, если не устранить корень миазма, то симптомы обязательно вернутся.

Далее в предисловии д-ра Геринга:

Поверхностные оппоненты гомеопатии (а с другими мы никогда и не сталкиваемся!) подвергали теорию псорного миазма пустым и бессмысленным саркастическим нападкам. Отождествляя псору с зудом, они с насмешкой делали вид, что по доктрине Ганемана зуд является основным злом и что доктрина эта сродни доктрине первородного греха в христианской вере*.

[Редактор, д-р Гемпель, сопровождает это утверждение Геринга примечанием]:

*Примечание редактора: "Я прошу прощения у моего прославленного и ученого друга за добавление нескольких замечаний к этому отрывку. При этом я лишь предвосхищаю то, что я собираюсь высказать по этому предмету более полно при другом случае.

Как было бы абсурдно тому, кто исповедует философию христианства, отрицать доктрину первородного греха, так же абсурдно тому, кто заявляет о своем ясном понимании гомеопатии, отрицать доктрину наследственного болезнетворного миазма... Обе эти доктрины должны существовать и пасть вместе; так как истина едина и неделима, обе эти доктрины поддерживают и иллюстрируют друг друга. Если мы вместе с Руссо признаем, что каждая вещь, вышедшая из рук Бога, абсолютно священна, то первый созданный человек должен был быть совершенно чистым и должен был появиться в образе и подобии своего создателя. Мне кажется абсурдным предполагать, что нечто совершенно чистое может само породить в процессе собственного свободного и правильного развития что-то нечистое и губительное. Мы не знаем, насколько Бог допустил сосуществование в первом человеке приспособления к злу и приспособления к доброте. Но мы достоверно знаем, что плоды зла должны быть результатами злых сил. В определенный момент человек или Бог посредством человека позволил приспособлению к злу преобладать в его природе; и мгновенно силы зла, можно называть их змием, дьяволом или еще как-то, внедрились в природу человека, привили себя в ней и обеспечили свое в ней существование по настоящий момент. Это и есть, собственно говоря, падение, хотя его можно рассматривать и как прогресс, потому что это падение есть первые необходимые фазы человеческого развития. Назначение человека заключается в его воссоединении с Божественной Жизнью через всестороннее развитие всех способностей души и реализацию всех небесных гармоник, зачаток которых Бог в нем поместил, и средства к созданию которых ему дают наука и искусство. Разделение или распад, от которых страдал человек для того, чтобы ему открылась его духовная природа, должны были обязательно воплотить себя в соответствующем принципе в материальном организме. Именно этот принцип Ганеман называл Псорой. Соответственно тому, как духовная природа человека будет развиваться и очищаться, этот псорный миазм будет уменьшаться и в конце концов полностью исчезнет из жизни человечества. Это полное физическое обновление природы человека обязательно будет сопровождаться огромными изменениями во всех внешних связях человека, образовании, образе труда, жизни и т.д., и т.д.

Принцип разделения или распада, существующих в человеческом организме как данность, не предотвращает возможности внедрения в этот организм острых миазмов. Идея псоры отмечает общепризнанное общее приспособление к злу, полученное человеческим организмом от сил зла, которые я в своем предисловии называю губительными силами. Эти внезапные проникновения никогда не смогли бы произойти, если бы сначала человек не допустил неотъемлемости идеи псоры в своем организме".

Комментарий: вышеприведенное замечание Гемпеля содержит несколько интересных утверждений, прямо относящихся к развитию гомеопатии и идей последующих мастеров. Прежде всего, оно указывает на деистские доктрины Руссо, великого французского философа 18-го века. Отец Самуэля Ганемана знакомил своего сына с самого детства с трудами Руссо, и деизм продолжал оказывать огромное влияние на Основателя в течение всей его жизни. Частная переписка Ганемана подтверждает это, как и деистские доктрины, встречающиеся в его письменных работах. Руссо указывал, что люди совсем не злы по природе своей; в основе их то совершенство, что происходит от божественной природы. Это совершенство есть отражение тех, кто был создан в образе любящего Создателя. Поэтому было время, когда человеческие существа жили в согласии с божественными законами и вели гармоничную жизнь. Этот период символизируется первоначальным Раем и самым началом истории Адама и Евы.

Что привело к падению человечества? Как болезнь вошла в человеческий организм? Свободная воля — это дар людям, позволяющий им действовать независимо, во благо это им или во вред. Действия людей напрямую связаны с условиями их внутреннего и внешнего окружения. Однако падение — это естественная часть эволюции людей, чтобы они использовали свою свободную волю для поиска пути объединения с Богом и жизни в гармонии с законами природы. Правильные мысли, надлежащая диета и уравновешенный образ жизни — вот условия, обеспечивающие гармоничное состояние здоровья, в то время как дурные мысли, плохая пища и нездоровые привычки ведут к болезни.

Такие идеи немедленно подводят нас к теме предрасположенности к болезни как части набора этиологических факторов самой болезни. Психический и эмоциональный стресс, неподходящая диета, негигиеничные привычки и плохие условия жизни и работы рассматриваются в "Хронических болезнях" как условия, повышающие восприимчивость к псоре и инициирующие вспышки латентной псоры у относительно здоровых людей. Ганеман также отмечал, что псора может быть наследственной болезнью и влиять на сам характер конституции человека и ее общую предрасположенность к заболеванию. Состояние врожденной конституции и приобретенные миазмы также формируют основу предрасположенности человека к острым болезням и миазмам.

"Лекции по гомеопатической философии" Джеймса Тайлера Кента повторяют похожий взгляд на появление и падение человечества и его связь с хроническими болезнями. Беннингхаузен учил, что врожденные предрасположенности являются непосредственной причиной, а основная причина — псора. Хотя псора происходит от первоначальной инфекции, ее ответвления простираются вглубь к древним временам человечества и оказывают воздействие на конституцию всей человеческой расы.

Псора является основной причиной и первоначальным или исходным нарушением в человеческой расе. Это состояние беспорядка во внутреннем устройстве человеческой расы. Это состояние выражается через различные хронические болезни или хронические проявления. Если бы человеческая раса осталась в состоянии абсолютного порядка, псора не смогла бы существовать. ("Лекции по гомеопатической философии", Джеймс Т. Кент, "Хронические болезни. Псора", стр. 146.)

Кент не учил, что псора является первородным грехом. Этот термин появился в спорах Геринга и Гемпеля с критиками гипотезы псоры. Кент старался подчеркнуть, что потеря состояния совершенства есть непосредственная причина подверженности псоре и другим миазмам. В отношении более глубоких аспектов происхождения болезни он говорил:

Это в целом чрезмерно сильно, поскольку становится изначальным злом человеческой расы, самой изначальной болезнью человеческой расы, т.е. духовной болезнью; из этой изначальной болезни развилось то первое состояние расы, которое можно назвать истинной предрасположенностью к псоре, которая в свою очередь заложила фундамент для других болезней. ("Лекции по гомеопатической философии", Джеймс Кент, "Хронические болезни. Псора", стр. 146.)

В основе утраты человечеством совершенства лежит этический упадок, но именно псора, мать всех миазмов, попадает на внешнюю почву. На этой испорченной почве произрастают предрасположенности ко всем другим хроническим миазмам. С этого времени "грехи отцов через поколения переходят на сынов". Джеймс Кент сохранил многие из старых учений и в конце 19-го века передал их новому поколению прежде, чем они были потеряны. Это включает в себя обсуждение Гемпелем учения Руссо и природу болезни, доктрину наследственности и миазмов, законы Геринга. Хотя Ганеман и подчеркивал тот факт, что псора основана на первичной инфекции, он признавал, что этот миазм может как наследоваться, так и приобретаться.

В "Органоне", в первом параграфе введения, Ганеман разъясняет моральные и физические причины болезни.

На протяжении всего времени существования человечества люди, поодиночке или в группах, страдали от болезней, вызываемых физическими или моральными причинами. В первоначальном, природном состоянии не требовалось большой помощи, так как простой образ жизни допускал возникновение лишь немногих болезней. Однако с развитием цивилизации случаи заболеваний и потребность в помощи в борьбе с болезнями возрастали в равной мере. ("Органон", 6-е издание О'Рейли, Введение, стр. 8.)

Столько, сколько люди существуют на этой планете, они страдают, вместе и поодиночке, от расстройств, вызываемых физическими или этическими причинами. Основатель признавал этический, моральный и духовный аспект упадка человечества и придавал особое значение универсальному видению первых деистов. В основе страданий отдельного человеческого организма лежит уникальная совокупность причин, в то время как страдания однородных групп вызваны болезнями общего происхождения со схожими симптомами. Ганеман развил передовую этиологическую доктрину, которая включает в себя как отдельные, так и общие причины физического и псхического характера.

Псора и другие хронические миазмы являются универсальными нарушениями группового характера, которые сначала распространялись инфекционным путем, но на протяжении тысячелетий так глубоко укоренились в состоянии человека, что сейчас они влияют на все человечество. Болезнетворные воздействия естественной болезни усугубились напряжением, которое на человеческий организм оказывают ненадлежащее медицинское лечение и стресс современной цивилизации, быстрая урбанизация, перенаселение, ухудшение состояния окружающей среды, распад семьи, утрата национального духа. Хотя Ганеман и говорил о возвращении в "Эдем", его подход к псорному миазму подкреплялся реалиями современного состояния человечества. Простая естественная жизнь, которая ассоциируется с образом Эдема, это потерянный рай для современного мира сильного стресса, моральной деградации, оружия массового уничтожения и экологической катастрофы.

Далее в предисловии д-ра Геринга:

С тем же бесстыдством, с которым они ранее утверждали, что в своем "Органоне" Ганеман отрицает любую патологию, сейчас они утверждают, что он сам выдвинул гипотезу патологии, и что та истина, которую она содержит, не нова.

Беспристрастные судьи не преминут заметить в его трактате по хроническим болезням ту же тщательность исследования и наблюдения, какую великий автор трудов по гомеопатии проявил во всех трудах. У Ганемана не было другой цели кроме лечения. Вся энергия его великого долга была направлена только на эту цель. Его целью было не ниспровержение патологии, хотя в его время отношение к патологии было пренебрежительным, как к вороху глупых догадок, и ее заменяли другими системами, которые в течение следующих пятидесяти лет может постичь та же судьба; он просто боролся с безрассудным и самонадеянным применением гипотез в отношении патологии при лечении болезни. Он отвергал и ниспровергал безрассудную веру, которую подобно ржавому гвоздю вгоняли в умы врачей и при содействии последних в умы людей, что лекарства надо применять от названия болезни, от воображаемой болезни, и что название этой воображаемой болезни указывает на лекарство. По сегодняшний день врачи доверяют этому суеверию. Иначе почему стольких пациентов беспокоит название болезни, как если бы знание этого названия было достаточно для определения верного лекарства от нее? Многие пациенты недовольны, когда доктор не может сказать, что с ними. Что нам дает то, что мы можем сказать, что эта болезнь — ревматизм, диспепсия, боли в печени? Что это дает пациенту, кроме того, что он может повторять вслед за доктором ipse dixit (голословное утверждение. — прим. перев.) о "разлитии желчи", "нервозности" и т.д.? Означают ли эти слова что-нибудь определенное? Есть ли еще доктора настолько безрассудные, что они верят, что их умозрительные объяснения хоть что-то значат? Не признают ли все, что эти объяснения лишь блуждающие огоньки на трясине старых, распавшихся систем патологии?

Комментарий: Константин Геринг верно указывает, что Ганеман не доказывал несостоятельность теории патологии, но опровергал ортодоксальный путь изучения болезни, который опирался на различные односторонние названия, такие как диспепсия, люмбаго, неврит. Хотя у врача и должен быть способ общения с пациентами, которым нужен диагноз, Ганеман предложил в "Органоне", чтобы эти состояния описывались как "нечто вроде" диспепсии или неврита. Более точно их можно определить в результате исследования этиологии, признаков, фактов, симптомов. Один пациент может быть типа Nux vomica, а другой типа Anacardium. Ганеман пренебрегал безосновательными частями ортодоксальной патологии и заменял их гомеопатической патологией, которую можно найти в "Органоне", "Хронических болезнях" и статьях в его "Малых трудах". Хотя сегодняшняя патология сильно продвинулась вперед по сравнению с патологий времен как Ганемана, так и Геринга, редукционистский взгляд на болезнь в основном остался тем же самым. Этот механистический взгляд на человека фокусируется на отдельных частях, но не может увидеть целого. Часто он предлагает бессмысленные названия, такие как "гастрит", который описывает воспаление части, но ничего не говорит о его причинах, признаках, симптомах, за исключением сопутствующих этим проблемам психических и физических состояний. Лечение такого "-ита" по-прежнему заключается в приеме лекарств, создающих противоположный эффект в отдельном месте и просто подавляющих местные симптомы, но не ликвидирующих причину. Следуя неверным путем за Галеном, который жил тысячелетия назад, врачи еще продолжают верить, что противоположное лечит противоположное. Все это древнее заблуждение претворяется в жизнь от имени "современной науки". Гомеопатию можно приспособить для использования при огромном множестве клинических состояний, как для болезней, причину которых можно обнаружить, так и для идиопатических болезней. По этой и другим причинам гомеопатию можно назвать медициной будущего.

Далее в предисловии д-ра Геринга:

Ганеман учит, что лекарства надо подбирать в соответствии с симптомами пациента. Врач должен руководствоваться тем, что точно и безопасно, а не тем, что более или менее неопределенно и опасно и изменяется согласно моде. Как в "Органоне", так и в своем трактате по хроническим болезням Ганеман настаивает на подборе лекарств по симптомам.

Нелегко выбирать лекарство по симптомам. Это можно понять по тому, как новички в гомеопатии и врачи старой школы, пришедшие к нам, начинают работать. Они постоянно полагаются на названия, давая определенное лекарство при скарлатине, потому что кто-то другой обнаружил, что оно помогает, или определенное лекарство при воспалении легких, потому что оно было успешно применено в одном из прошлых случаев, в то время как Ганеман учит, что если какое-то лекарство помогло раньше, это совершенно не значит, что оно должно опять помочь при схожем заболевании. Симптомы, а не название указывают на лекарство. То же и при хронических болезнях. Опыт Ганемана в лечении хронических болезней научил его отдавать предпочтение антипсорным лекарствам. Это не отвлеченное предпочтение, оно неизменно подчиняется главному принципу.

Комментарий: Есть те, кто приходят к гомеопатии без понимания главных принципов, делающих гомеопатию надежной и эффективной медицинской системой. Эти главные принципы основаны на следующих положениях: индивидуализация, подобное лечит подобное, одно лекарство, потенцированное лекарство, минимальная доза. Если игнорировать один или несколько этих основных принципов, то гомеопатия становится соответственно все более опасной. Многие люди овладевают "новыми и улучшенными" системами так называемой гомеопатии, больше схожими с аллопатией, нежели с мягким искусством лечения Ганемана. Выбор лекарств по односторонней этиологии, названию болезни и патологическим состояниям, равно как использование смесей, не является редкостью. Есть и более тонкий обычай прописывать лекарства, с которыми врач уже знаком или работал ранее, вместо того, чтобы действительно индивидуализировать все до единого случаи по объективным признакам и субъективным симптомам. Возможно, не всегда легко выбрать лекарство по подобию симптомов, но в большинстве случаев это наиболее эффективный метод.

Периодическая таблица, антипсорные лекарства и законы Геринга

В части I предисловия д-ра Геринга к американскому изданию 1845 года "Хронических болезней" были представлены темы антипсорных лекарств и общей практики гомеопатии. В этом разделе доктор Гемпель предложил вдохновенную интерпретацию ганемановской доктрины псоры в свете учения Руссо, одного из первых деистских философов. Ганеман был воспитан на учении Руссо, был убежденным деистом и масоном. Доктрины этих философских систем оказали сильное влияние на Самуэля и создали основу для некоторых из его взглядов, изложенных в его медицинских трудах. Его приверженность этим учениям еще больше видна в его частных письмах и записях его дискуссий с друзьями, пациентами и коллегами. Его религиозные, философские и медицинские взгляды носили преимущественно практический характер и основывались скорее на его эмпирических наблюдениях, чем на чистых рассуждениях или вере. Поэтому Основатель внимательно следил, чтобы его метафизические взгляды не проявлялись в его научных трудах, хотя он часто ссылался на роль провидения в развитии гомеопатии. Геринг также очень интересовался учениями деистских философов и трудами Сведенборга. Кроме того, у него в обеих Америках была огромная библиотека книг, написанных Парацельсом. В этом комментарии Геринг впервые выдвигает несколько идей, которые мы позднее встречаем в "Лекциях" Кента. Именно Кент ответственен за передачу идеи, содержащейся в предисловии Геринга, следующим поколениям гомеопатов. Она включает и то, что мы ныне называем законами Геринга.

Вторую часть нашего обзора мы начинаем с обсуждения Константином Герингом важности элементов и минералов в лечении псоры и наиболее общих болезней. Далее следует его оригинальная трактовка порядка лечения, энергичный призыв к гомеопатам работать над улучшением нашего искусства, и финальный панегирик Самуилу Ганеману.

В предисловии д-ра Геринга говорится:

Ганеман никогда не говорил, что основные составные части гор, являющиеся наиболее важными в природе материалами (например, металлы), являются самыми важными лекарствами при лечении наиболее общих болезней. Но он выделял оксиды или соли аммония, калия, натрия, кальция, алюминия, магния как наиболее важные антипсорные лекарства. Ганеман нигде не говорил, что наиболее важные металлоиды образуют наиболее важные лекарственные вещества, хотя он ввел в той или иной форме серу, фосфор, кремний, хлор и йод в число антипсорных средств. В выборе лекарства Ганеман никогда не руководствовался теориями, а всегда придерживался опыта. Он выбирал лекарства соответственно симптомам, производимым ими у здоровых людей, и в то же время обращал внимание на их лечебные свойства, проверенные практикой. Вот почему только что изложенные общие взгляды не мешали ему признавать Borax, Ammonium carbonicum, Anacardium и Clematis главными антипсорными средствами.

Комментарий: В предыдущем абзаце доктор Геринг указывает на весьма интересный факт — большинство антипсорных лекарств Ганемана происходят из царства минералов и в их основе лежат элементы периодической таблицы. Но это не значит, что минералы нельзя применять при острых болезнях, и что растения неэффективны при хронических состояниях. Минеральные составляющие — это кирпичики человеческого тела, образующие основу нашего физического строения. Эти элементы можно назвать буквально "солями жизни". Неудивительно, что они играют главную, хотя и не исключительную роль в лечении хронических болезней. Но Ганеман тоже знал о существенной роли минералов в лечении хронических миазмов. Он писал:

Как правило, из чистых симптомов большинства щелочноземельных металлов, щелочей и кислот, а также состоящих из них нейтральных солей и некоторых металлов выводилось, что без них нельзя обойтись при лечении почти неисчислимых симптомов псоры. Подобие природы главного антипсорного лекарства, сульфура, фосфору и другим горючим веществам из царства растений и минералов привело к использованию последних, и некоторые животные вещества по аналогии естественно последовали за ними, в соответствии с практикой ("Хронические болезни. Их специфический характер и их гомеопатическое лечение", С. Ганеман, "Лекарства", стр. 244).

Ганеман первым начал изучать подобие минералов миазматическим состояниям, а также дополняющие взаимосвязи лекарств из этих трех царств. Основатель учил важности "аналогии в соответствии с практикой" при изучении взаимосвязей лекарств из этих трех царств. Когда гомеопаты работают таким образом, они часто открывают гомогенные связи между отдельными лекарствами и семействами лекарств в Материи медике.

В 1828 году Ганеман опубликовал теорию хронических миазмов и Материю медику антимиазматических лекарств. "Чистое лекарствоведение" содержало 67 лекарств, среди которых было лишь 16 минералов, 47 растений и 4 животных лекарства. Среди 48 антимиазматических лекарств в "Хронических болезнях" — 32 минерала, 13 растений и 3 животных лекарства. Среди 28 новых лекарств, введенных Ганеманом с 1828 по 1839 гг., — 23 минерала и 5 растений. Причина в том, что минеральные лекарства составляют основную часть лечения наследственных и приобретенных хронических миазмов. Ганеман ввел в гомеопатическую Материю медику изучение этих трех царств (минералов, растений и животных). Это стало важным аспектом современной гомеопатии.

Далее в предисловии д-ра Геринга:

Могут спросить, почему многие врачи-гомеопаты не признавали ни ганемановскую теорию псоры, ни специфический характер антипсорных лекарств? Почему некоторые заходили так далеко, что презрительно отвергали эту теорию и принижали значение антипсорных средств, считая их менее заслуживающими доверия, чем другие лекарства?

По тем же причинам, что астрономические открытия нашего Гершеля ставятся под сомнение людьми, которые не верят в этого исследователя и не могут проверить его открытия. Для этого требуется знания, инструментарий, талант, тщательность, настойчивость, возможности и многое другое. Ничего этого нет у тех, кто на поверку оказывается лишь дилетантами, бумагомараками, противопоставляющими свои собственные мнения и выдумки фактам и наблюдениям.

Или по той же причине, что открытия Эренберга не могут оценить те, у кого нет микроскопа, а если есть, то плохой или они не умеют им пользоваться, или же они не пользуются им с той же точностью и тщательностью, что Эренберг, открывший в меловом напылении визитных карточек раковины новых видов животных, просто сделав эти карточки прозрачными посредством очищенного скипидара.

Или, наконец, по той простой причине, что врачам проще писать что-либо для печати, чем наблюдать природу; проще обманывать людей, чем лечить больных; что бóльшая часть врачей находятся под влиянием заблуждения, что если они чего-то не видят, то это не существует.

Если такие врачи преуспеют в лечении, они сразу же готовы хвастаться своими подвигами, в то время как это излечение произошло благодаря доктрине Ганемана, открытым им лекарствам, исследованиям, проведенным другими врачами, их указаниям или примерам или так называемой удаче. Но если они потерпят провал, они приписывают свою неудачу кому угодно, только не себе: гомеопатия не работает; то или другое правило неверно; Материя медика ошибается; или же, если что-то в системе Ганемана их не устраивает, они склонны говорить, что никогда не видели того-то и того-то, что они не могут с этим согласиться. И говоря так, они действительно думают, что говорят что-то против самой сути
.

Комментарий: Сказано было, что нет ничего нового под солнцем. Мы видим, что даже во времена Геринга были люди, желавшие приписать себе любых успехов в лечении, а в любых неудачах обвинить гомеопатию и Ганемана. Гораздо легче критиковать Основателя и его систему за их неудачи, чем признаться в собственном недостаточном понимании клинического применения гомеопатии. Но путь настоящего гомеопата — это путь изучения собственных неудач и постоянная переоценка собственной практики. Этот процесс начинается в первый день клинической практики и никогда не заканчивается. Эта дорога для смелых, тех, кто понимает, что искусство врачевания — служение, где нет места самодовольству. Те, кому нужно полностью, на 100% контролировать ситуацию, вряд ли почувствуют себя комфортно в практике клинической медицины. Каждый пациент рождается, каждый пациент болеет, каждый пациент стареет и каждый пациент умирает. Вопрос лишь в том, кто умрет раньше — пациент или гомеопат!

Далее в предисловии д-ра Геринга:

По тем же причинам, что Ганеман тщательно разделял болезнь и симптомы, вызванные нарушениями диеты или действием лекарств; по тем же причинам, что он признавал установленными и самостоятельными заболеваниями острые миазмы, известные как пурпура, корь, скарлатина, натуральная оспа, коклюш и т.д., или разделял венерические миазмы на сифилитический и сикотический, мы можем впоследствии, если того потребует практика, разделить псору на несколько видов и разновидностей. Это не идет вразрез с теорией Ганемана. Ганеман сделал первый большой шаг, не отрицая возможности последовательного развития его системы. Но пусть улучшения делаются так, чтобы приносить пациентам пользу, а не вред. Мы должны возводить нашу надстройку на том фундаменте, что заложил Ганеман, и следуя направлению, заданному им в его доктрине.

Комментарий: Ганеман учил важности симптоматологии, но он также подчеркивал и важность этиологии и классификации болезней по разным категориям. Это включает в себя единичные случаи, вызванные травмами, диетой, гигиеной, психическими и соматическими нарушениями, а также острые и хронические миазмы группового характера. Геринг также указывает, что клинические реалии могут потребовать разделения псоры на на несколько разновидностей, таких как бактериальные, грибковые, вирусные и клещевые. Необходимо также включать и новые миазмы, такие как гепатит и СПИД. Ганеман был началом гомеопатии, но не ее концом. Чтобы искусство врачевания Основателя полностью раскрыло себя, каждое поколение врачей-практиков должно пополнять объем общих знаний. В то же время развитие нашего искусства врачевания должно основываться на главных принципах, которые делают гомеопатию надежной и эффективной системой. Гипотезы, подчиняющиеся этому требованию, уже есть, и надо поднять эти принципы на новые высоты. Слишком много людей решили, что они могут опровергнуть постигнутые Ганеманом вечные законы природы и заменить их своими собственными предвзятыми суждениями, основанными на преходящих фантазиях. Это скользкая дорога старых механистических концепций в упаковке нового века, что не слишком отличается от старого вина в новых бутылках.

Далее в предисловии д-ра Геринга:

Каждый врач-гомеопат должен был наблюдать, что облегчение боли идет сверху вниз; болезни — изнутри наружу. Вот почему хронические болезни, при тщательном их лечении, всегда завершаются неким кожным высыпанием, тип которого зависит от конституции пациента. Это кожное высыпание может наблюдаться даже при невозможности излечения или неправильном подборе лекарств. Кожа — внешняя поверхность тела; она принимает на себя завершение болезни. Это кожное высыпание не просто болезненное выделение того, что было химически выделено от внутреннего организма в виде газа, жидкости или твердого отделяемого; так все патологическое действие вытесняется изнутри наружу; это характерный признак всестороннего и действительно целительного лечения. Патологическое действие внутри организма может продолжаться совершенно или более или менее независимо от этого кожного высыпания. Тем не менее, это высыпание всегда является благоприятным симптомом; оно облегает страдания пациента и как правило предотвращает более опасную болезнь.

Всестороннее лечение хронической болезни, широко распространившейся в организме, проявляется в том, что первыми излечиваются наиболее важные органы; болезнь уходит в том порядке, в котором были поражены органы, причем самые важные органы освобождаются первыми, затем освобождаются менее важные и последней очищается кожа.

Даже поверхностный наблюдатель не сможет не заметить исполнения этого закона порядка. Никогда нельзя полагаться на улучшение, происходящее в другом порядке. Истерический припадок может закончиться потоком мочи; другие припадки могут закончиться так же или кровоизлиянием; последующий припадок покажет, насколько мало была излечена болезнь. Болезнь может принять другой оборот, может изменить свою форму, в которой она может причинять меньше беспокойства, но из-за этого превращения пострадает общее состояние организма.

Поэтому Ганеман внушает со всем тщанием, что необходимо следить за душевными симптомами и судить о степени гомеопатического соответствия лекарства болезни по улучшению душевного состояния и общего здоровья пациента.

Комментарий: здесь Константин Геринг обсуждает основы того, что Джеймс Кент назвал "законами Геринга". Именно Кент привлек внимание гомеопатического сообщества к важности этих правил лечения. Постулаты Геринга основываются на наблюдениях, которые Самуил Ганеман разъяснил в "Органоне" и "Хронических болезнях". Говоря об избавлении от боли, д-р Геринг говорит об облегчении, которое идет сверху вниз. Хотя боль чувствуется в областях, находящихся в напряженном состоянии, высшим центром человеческого тела при ощущении боли является мозг. Если мозг не может зафиксировать болевой рефлекс, то боль не будет ощущаться даже при повреждении части тела. В мозге находится образ всего тела, так как мозг голографически запечатлевает все функции. Действуют ли гомеопатические лекарства сначала на боль в высших областях и распространяют затем это облегчение вниз по организму? Хотя это правило не подтверждается с той же легкостью, как некоторые другие факторы, в клинике набралось достаточно подтверждений этого феномена. Неоднократно болезненные симптомы ослаблялись от головы вниз и к конечностям. Иногда это выглядит, как если бы волна исцеляющей энергии проходила по организму от макушки до пят

Когда Геринг говорит об устранении болезненных состояний, он говорит о том, что излечение происходит изнутри наружу. Естественное движение жизненной силы происходит изнутри наружу, потому что жизненная сила — самый важный аспект человеческого существования (Wesen). Болезнь не присуща жизненной силе, главная функция которой — поддержание гомеостаза. Болезнь — внешнее воздействие негативной силы на Lebenskraft, внутреннюю энергию естественной жизни. Гомеопатические лекарства лечат, заменяя болезнь подобной, но более сильной лекарственной болезнью (основное действие). Затем жизненная сила пытается отстоять свою власть, гася это внешнее воздействие извне, одновременно восстанавливая гомеостаз и жизнеспособность внутри (вторичное лечебное действие). Естественное движение изнутри наружу присуще естественному процессу исцеления, потому что оно присуще жизненной силе и человеческому организму.

В случае псоры процесс исцеления часто заканчивается с появлением сыпи на коже. Геринг указывает, что это высыпание может появиться при неизлечимых болезнях как способ, которым жизненная сила, облегчает, насколько она способна, внутренний недуг. Этот выделительный процесс тесно связан с природой соответствующих миазмов, потому что жизненная сила лечит через сосредоточение на первоначальных главных симптомах и устранение причины. В случае сикоза эта последовательность излечения обыкновенно заканчивается выделениями, а в случае сифилиса — язвой. Этот же тип проявления наблюдается при немазматических нарушениях и подавлениях в целом. Это подводит нас к следующему из правил Геринга, движения от более важного к менее важному, и к очередности устранения симптомов.

Геринг отметил, что излечение хронических болезней происходит от самых важных органов к менее важным областям. Это очень соответствует идеям движения сверху вниз и изнутри наружу, но под немного другим углом. Мозг и нейроэндокринная система рассматриваются как наиболее важные физиологические системы, за которыми идут такие важные органы как легкие, сердце, печень и почки. Человек может прожить без селезенки, желчного пузыря, руки или ноги, но он не может прожить без мозга и важных органов. Мозг можно также рассматривать как орган, который занимает самое высокое положение в организме человека и является наиболее существенной из его физических частей.

В § 16 "Органона" Ганеман говорит о нервной системе как о среде, посредством которой жизненная сила воспринимает изменяющий настройку потенциал гомеопатических лекарств. Это значит, что мозг является первым физическим органом, который получает энергии подобнейшего лекарства, изменяющие настройку. Следовательно, перенастройка организма в состояние здоровья начинается в самой высокой и главной структуре человеческого тела, в мозге и нейроэндокринной системе. Поэтому целебная реакция начинается с жизненной силы и проходит через мозг и жизненно важные системы, а затем идет к наиболее пораженным болезнью органам в порядке важности. Действительно, это показывает, что исцеление идет сверху вниз и сначала в наиболее важных областях. Эта концепция также включает в себя интеллект и эмоциональное состояние, которые являются самыми нежными "органами" в теле человека.

Природа действует через естественные законы, демонстрирующие наивысший порядок. Псора начинается высыпанием на коже (либо у пациента, либо у его предков) и прогрессирует в более сложные внутренние состояния до тех пор, пока не создастся вторичная патология. Как состояния болезни следуют естественному развитию, так идет и врожденный процесс исцеления. Псора начинается внешним повреждением и заканчивается возвращением первоначальных высыпаний. Ганеман первым ясно указал на важную роль противоположному хронологическому порядку движению симптомов во время лечения, см. "Хронические болезни".

Те симптомы, которые добавились последними к хроническому заболеванию, предоставленному самому себе (и поэтому не ухудшенному пагубным медицинским вмешательством), при антипсорном лечении всегда пропадают первыми, но самые застарелые болезни и наиболее постоянные и неизменные болезни, среди которых постоянные местные заболевания, уходят последними, и это происходит только лишь, когда исчезли все остальные нарушения, и во всех остальных отношениях здоровье восстановилось почти полностью. ("Хронические болезни. Их специфический характер и гомеопатическое лечение", С. Ганеман, "Псора", стр. 230.)

Основатель создал свою версию обратного порядка развития симптомов, которая содержит несколько моментов, которые не были включены ни в интерпретацию Геринга, ни в изложение Кента. Во-первых, это то, что подавление и пагубное лечебное вмешательство могут нарушить естественный порядок обращения симптомов. Во-вторых, это наблюдение, что определенные застарелые длительные состояния и постоянные местные недуги могут уйти последними, независимо от порядка развертывания болезненного состояния. Эти недуги пройдут лишь тогда, когда состояние здоровья и жизнеспособность станут такими, что у жизненной силы будет достаточно ресурсов для устранения таких стойких патологий. Ганеман также отметил в 6-м издании "Органона", что застарелые односторонние патологии и локальные недуги могут затянуться и после восстановления общего здоровья, и для восстановления полного здоровья могут потребоваться увеличение размера дозы, потенции и повторение.

Доктор Геринг предполагает, что системы, более пораженные болезнью, начинают излечиваться раньше, чем менее пораженные области. Как отмечалось выше, псора начинается с кожного высыпания, которое обычно не является очень опасным для пациента, если только нет осложнений. Если зудящее поражение подавляется или спонтанно переходит на внутренние области, могут усиливаться внутренние симптомы. Во время развития псоры внутренние органы поражаются больше, чем первоначальное место первичного поражения. Подобный процесс имеет место при всех миазма по мере того, как они проходят путь от первичных поражений к латентным состояниям, а затем к вторичным и третичным симптомам. Во время обращения симптомов более пораженные внутренние системы освобождаются первыми, за ними следуют менее теперь пораженные внешние участки тела.

Геринг также подтверждает утверждение Ганемана, что улучшение психических симптомов пациента является самым важным признаком. Виталисты считают функции Geist (разумной души) и Gemüt (эмоционального расположения) более важными, чем функции человеческого мозга. Функции сознания считаются существенными аспектами Души в сравнении с чисто химическими процессами внутри мозга. Изменения в психической сфере, равно как и общее чувство жизнеспособности и здоровья, являются часто первыми признаками, показывающими, что процесс излечения начался. Ощущение душевного покоя, психической гармонии и физического здоровья — это дополнительные аспекты к утверждениям о движении сверху вниз, изнутри наружу и от наиболее важного к менее важному. Во многих случаях состояние ума может считаться более важным, чем физиологическое состояние, так как в конечном счете психическое состояние человека более важно, чем состояние его тела. То, как человек подходит к тайнам рождения, болезни, старости и смерти, является окончательным, решающим фактором уровня развития человеческого духа.

Ход развития симптомов противоположный законам излечения является признаком того, что болезнь не излечена и прогрессирует. В некоторых случаях боли могут перемещаться из конечностей и нижней части тела вверх. В других ситуациях клиническая картина болезни может переходить с внешних областей к внутренним органам и системам. У некоторых пациентов болезненные процессы могут переходить с менее важных областей на более важные. Во время лечения случая неоднократно будут развиваться новые симптомы. Несчастный пациент может испытывать ухудшение психического состояния и общего ощущения здоровья и жизнеспособности. Эти негативные проявления могут возникать по отдельности, в разных комбинациях или все сразу. Чем больше компонентов вовлечено в негативное развитие симптомов, тем более серьезным становится этот случай. Эти патологические признаки сопровождают усиление болезненного состояния, как и явления, связанные с синдромом подавления. Признаки болезни, страдания и смерти являются точной противоположностью признаков излечения, облегчения и жизни.

Очевидно, что аспектов направления излечения, введенных Ганеманом, объясненных Герингом и систематизированных Кентом, больше, чем обычно подразумевается. В этом новом свете у заданного Ганеманом направления излечения есть семь основных аспектов.

1. Страдания в организме человека исчезают в направлении сверху вниз.

Боли покидают человеческий организм сверху вниз. Самым важным органом физического тела является человеческий мозг, поскольку это совокупность сознания и контроля как вегетативной и симпатической нервных систем. Во время процесса излечения нервная и эндокринная системы — первые области, где начинается процесс нормализации. Поэтому часто перед улучшением физической патологии происходит улучшение психического состояния, а также общего состояния и жизнеспособности. Соответствующее освобождение от страдания протекает от областей психики, мозга и головы к жизненно важным органам, к органам выделения и, наконец, к конечностям.

2. Нарушения исправляются в направлении изнутри наружу.

Нематериальная жизненная сила — это самая важная сила в человеческом организме, за которой идут мозг, нейроэндокринная система и жизненно важные органы. По этой причине лечебное воздействие начинается с жизненной силы в самых внутренних областях человека и проходит от важных внутренних органов на периферию тела. В месмеризме, которым владел Самуил Ганеман, человеческий организм рассматривается как биомагнит, в котором положительный и отрицательный полюсы жизненной силы находятся в мозге (+) и солнечном сплетении (-). Этот животный магнетизм естественным образом течет изнутри наружу через энергетическую ауру и естественные магнитные меридианы, а также через мозг и нервную систему. Месмерист считает, что эта энергетическая модель более существенна и важна, чем физический организм. Современная наука подтвердила существование биоэлектрического поля и его ауры и считает их важными элементами всех физиологических функций.

3. Сначала происходит исправление неполадок в наиболее важных системах и органах.

Излечение начинается на функциональном уровне с перенастройки жизненной силы, нервно-психической системы и жизненно важных органов. Это обеспечивает гармонию и энергию, необходимые для устранения физической патологии. Это правило тесно связано с идеями о том, что излечение происходит сверху вниз и изнутри наружу. Причина в том, что наиболее важные внутренние системы, такие как мозг, легкие, печень и почки, располагаются в теле человека сверху вниз. Возвращение энергетических функций предшествует излечению органической патологии.

4. Болезни устраняются в порядке обратном порядку их появления.

Природа демонстрирует присущий ей порядок во всех ее функциях, даже тех, что на поверхности выглядят очень хаотичными. Псора начинается с кожной сыпи и развивается внутрь, чтобы затем породить более сложные вторичные заболевания органов, систем и тканей. Как мать всех хронических миазмов, псора задает модель, которой следуют псевдопсорные туберкулез, сикоз, сифилис, гепатит, СПИД и вакциноз. Излечение этих хронических болезней происходит в обратном хронологическом порядка и заканчивается воспроизведением основных первоначальных симптомов и устранением основной причины. У этого правила есть следующие исключения:

a. Обращение хронологического порядка симптомов может не происходить в случаях, искаженных подавлением и другим неправильным лечением. Эти ятрогенные состояния нарушают естественное развитие симптомов и могут изменить хронологическую последовательность излечения болезни.

b. Обращение хронологического порядка симптомов может не происходить при затяжных и неизменных патологиях и постоянных и односторонних нарушениях. В таких условиях полное излечение этих областей может происходить, пока организм не станет почти здоровым в других отношениях.

5. Сначала симптомы облегчаются в наиболее пораженных органах, а затем в менее пораженных системах и, наконец, в наиболее поверхностных областях. В случае псоры улучшаются наиболее тяжелые вторичные недуги и пациент набирается сил перед возвращением первоначальных высыпаний. При других миазмах происходит аналогичный процесс.

Миазмы начинаются с поверхностных симптомов и претерпевают изменения в более серьезные состояния. Никто еще не умер от простого заражения чесоткой, но многие умерли преждевременно в результате подавления и видоизменения внутренней псоры. Пока на коже есть высыпания, они действуют как клапан давления, который до некоторой степени замедляет внутреннее распространение симптомов. Когда подавляющие методы или спонтанное изменение закрывают этот внешний выход давления для жизненной силы, внутренние симптомы постепенно становятся все более опасными. При приеме гомеопатического лекарства жизненная сила начинает улучшать нарушения в наиболее пораженных органах и системах прежде действия на более поверхностные аспекты болезни. Причина в том, что внутренним органам больше нужна помощь, чем наружным областям, которые изначально были местом проявления первичных симптомов миазмов.

6. Улучшение симптомов со стороны психической и эмоциональной сфер, как и общее чувство здоровья и жизнеспособности, это признаки того, что излечение идет должным образом и на более глубоких уровнях.

В "Органоне" Ганеман указывал, что одним из признаков правильного лекарства является улучшение мыслительных и эмоциональных симптомов. Это часто сопровождается возвращением чувства здоровья и увеличением энергии. Пациент начинает чувствовать себя лучше и быть более жизнеспособным по мере того, как подобнейшее приводит более важные части организма в надлежащее состояние. Это может происходить даже при легком ухудшении симптомов болезни, которое указывает на то, что вскоре произойдет улучшение. Основатель отмечал, что этот процесс наиболее очевиден, когда величина дозы сохраняется как можно меньшей. Большие дозы имеют тенденцию производить обратный эффект и таким образом ухудшать состояние ума и дестабилизировать жизнеспособность, приводя к антагонистическому противодействию жизненной силы.

7. Симптомы ухудшения и болезни прямо противоположны знакам направления излечения.

Если боли идут снизу вверх, симптомы снаружи внутрь, нарушения от менее важных органов к более важным, появляются новые состояния, начинается ухудшение в более пораженных органах, а также ухудшается душевное состояние, это признак ухудшения в течении болезни. Порядок признаков развития болезни прямо противоположен порядку признаков излечения. Это может происходит из-за того, что болезненный процесс усиливается в результате отсутствия эффекта от выбранного лекарства или из-за подавления поверхностных аспектов болезни неправильным лекарством. В любом из этих случаев, такие признаки являются плохим прогнозом, указывающим на необходимость немедленного принятия корректирующих лекарственных мер.

Вышеприведенные семь факторов взаимосвязаны и родственны по своей природе. Трудно сказать, где заканчивается одно правило и начинается другое, так как все они происходят из единства жизненной силы и того, как организм человека реагирует на болезнь и лекарство. Там, где нельзя применить одно правило, его место может занять другое. Тот факт, что каждый случай лечения не может следовать точным моделям направления излечения в общем понимании, заставил некоторых людей отвергнуть всю теорию. Они невольно выплескивают ребенка (исключения) вместе с водой (освященными веками наблюдениями). Эти правила — независимые, взаимосвязанные истины, а не совершенно застывшие жесткие догмы. В 1828 г. Ганеман четко указал, что не все болезненные процессы следуют этой строгой модели. Для этих исключений есть свои причины, хотя не во всяком случае мы можем понять их разумом. Число случаев, подтвердивших порядок излечения, намного превосходит число случаев, его не подтвердивших.

Далее в предисловии д-ра Геринга:

Но увы! Правила, столь выразительно изложенные опытным основателем гомеопатии в последующей работе, не всегда практикуются, и поэтому их нельзя оценить. Многие руководствуются другими правилами; излечение, которое могло бы быть быстрым и определенным, замедляется; много вреда приносят умники, вторгающиеся в нашу литературу и смешивающиеся с ней, подобно мякине и пшенице. Во всем этом мы можем утешить себя надеждой, что и в истории науки также будут великие дни жатвы, когда плевела будут выкорчеваны и брошены в огонь.

Правило порядка, о котором мы говорили выше, объясняет многочисленные кожные высыпания, следующие за гомеопатическим лечением, даже если раньше их никогда не было. Это объясняет трудноизлечимость многих видов герпеса и язв на коже, в то время как другие исчезают, подобно снегу. Те, что остаются, остаются из-за того, что внутренняя болезнь продолжает существовать. Это правило порядка также объясняет недостаточность обильного потения, когда внутренняя болезнь еще не готова покинуть свое укрытие. Наконец, оно объясняет смену одной сыпи другой.

Эта трансформация внутреннего поражения тех частей организма, которые существенны для важных функций, в кожное поражение (трансформация совершенно отличная от насильственного изменения, вызванного посредством аммониевой мази Аутенрита, кротонового масла, кантаридина, горчицы и т.п.) осуществляется, главным образом, антипсорными средствами.

Другие средства могут иногда осуществить эту трансформацию, даже использование воды, изменение климата, занятия и т.д., но антипсорные средства делают это более безопасно, более мягко и более основательно.

Последнее всецело является личным мнением; у других могут быть иные мнения по этому же предмету; Это не должно мешать нам стремиться к одной цели, бок о бок, в полной гармонии.

Комментарий: Геринг верно указывает, что правильные процессы, связанные с направлением излечения, могут наблюдаться при разных методах, но гомеопатия выполняет их наиболее последовательно и мягко. Поэтому нет причины категорично называть все другие методы лечения "подавляющими". Траволечение, акупунктура и т.п. не обязательно подавляют, но их зачастую применяют так, что они наносят вред. Любые методы лечения, демонстрирующие принципы сходные с указаниями Ганемана, действительно выполняют лечение. Обратный хронологический порядок симптомов и другие правила не принадлежат лишь нашей науке. Тем не менее, в гомеопатии этот процесс проводится осознанно и намеренно, в то время как в большинстве методик врачевания это скорее случайность. Самое важное то, что гомеопаты должны действительно хорошо знать законы естественного исцеления, которые ввел Ганеман и разъяснили мастера прошлого нашего замечательного искусства врачевания.

В основе природы лежит непреходящий порядок, выходящий за пределы разума человеческих существ. Неважно, насколько продвинутой может выглядеть сегодня современная наука, она сильно устареет в скором будущем. Останутся лишь те факты, в основе которых лежит фундаментальный порядок природы. Эти принципы остаются непреходящими, хотя мы понимаем их лишь частично. Гомеопатия — это взгляд в будущее, где медицина энергии станет основным методом лечения, вытеснив медицину химии.

Далее в предисловии д-ра Геринга:

Наш долг идти дальше Ганемана в теории и практике гомеопатии. Мы должны искать истину впереди и отвергать ошибки прошлого. Но горе тому, кто на этом основании станет нападать на автора нашего учения; он навлечет на себя бесчестье. Ганеман был великим ученым, исследователем и первооткрывателем; он был, подобно ребенку, чистосердечен и лишен малейшей фальши, его вдохновляли желание добра и святое стремление к знанию.

Когда пробил последний час этого достойнейшего старца, почти до последнего момента сохранившего свою энергию, сердце его супруги, сделавшей его последние годы ярчайшими годами его жизни, было готово разорваться. Многие из нас, видя наших близких в агонии, воскликнут: "Почему ты должен так страдать!" Так же восклицала и супруга Ганемана: "Почему ты, который так часто облегчал страдания, страдаешь в свой последний час? Это несправедливо. Провидение должно было даровать тебе безболезненную смерть". Тогда он возвысил свой голос, как он часто делал, убеждая своих учеников следовать великим принципам гомеопатии. "Почему же я должен быть выделен? Каждый из нас должен выполнять свой долг, возложенный Богом на него. Хотя люди могут выделять кого-то в какой-то степени, все мы недостойны. Бог ничего мне не должен, я должен ему все".

С этими словами он отошел из этого мира, покинув друзей и врагов. И здесь мы покидаем тебя, читатель, будь ты наш друг или враг.

Верящим, что есть еще неизвестные истины и жаждущим их познать, будут указаны пути, которые приведут их к свету, в котором они нуждается. Того, кто обладает искренней благожелательностью и желает работать на всеобщее благо, Провидение сделает орудием выполнения воли Божьей; его призовут для выполнения миссии и будут всегда вести к истине.

Именно дух истины пытается объединить нас всех, но дьявол разлучает и разделяет нас.

К. Г. Филадельфия, 22 апреля 1845 г.

Комментарий: долг всех гомеопатов идти дальше Ганемана и помогать улучшать теорию и практику гомеопатии и делать наше искусство исцеления современней. Каждое поколение практиков пополняет своим опытом реперторий, Материю медику и фармацию, а также клиническое применение лечения подобным. Мое поколение не является исключением. Следует устранить ошибки прошлого и заменить их реалиями настоящего, не извращая лежащие в основе истины, универсальные и непреходящие. Увы, есть большая разница между улучшением работы установившейся традиции и изменения чего-то для своего удобства. Слишком многие стремятся изменить гомеопатию до того, как поймут основы этого искусства. Другие пытаются создавать новые, улучшенные версии гомеопатии, а у самих не хватает полновесного знания, которое дается долгими годами клинического опыта. Некоторые ожесточенно критикуют Ганемана как человека и профессионала, для того чтобы выдать себя за просвещенных "современных экспертов". Ни из мифологии, ни из истории человечества такие люди не сумели извлечь уроков терпения, непоколебимости в истине и смирения. Их высокомерие не знает границ. Как говорил Геринг: именно истина объединяет всех истинных целителей, а ложь разъединяет нас.

Ганеман прожил долгую и выдающуюся жизнь, и каковы бы ни были его человеческие ошибки, он был одним из величайших людей в медицине за все время существования человечества. Поэтому его действительно можно назвать вторым Гиппократом и Основателем медицины будущего. Ганеман вполне осознавал, когда он заболел весной 1843 г., что это будет его последней болезнью и вскоре он найдет отдохновение в Царстве Небесном. Тем не менее, он продолжал работать в своей клинике до тех пор, пока не почувствовал себя слишком плохо, чтобы продолжать, и слег в постель, чтобы уже никогда из нее не встать. Когда Основатель оглядывался на свою долгую жизнь, он знал, что все сделал для выполнения своей миссии, возложенной Провидением. Поэтому, страдая от болезненной одышки, он смог сказать своей Мелани: "Бог ничем мне не обязан, а я обязан Ему всем". С этими словами угас великий ученый-медик Самуэль Ганеман, подобному которому не было в его времени.

На этом заканчивается комментарий к предисловию Геринга к американскому изданию 1845 г. "Хронических болезней" Самуэля Ганемана. Я надеюсь, что вы получили такое же удовольствие от этого обзора, как и я.

© David Little 1996—2007, all rights reserved.

Другие публикации о законе Геринга