Д-р Клеменс Мария Франц фон Беннингхаузен

Клеменс Мария фон Беннингхаузен

Высокие потенции Йенихена

Allgemeine homöopathische Zeitung, B. LXI, S. 70
Перевод д-ра Сергея Бакштейна (Москва)

Высокие потенции Йенихена, уже почти забытые, в последнее время стали вновь упоминаться то тут, то там, но в основном с целью бросить на них тень подозрения. Обычно их ругают в связи с тем, что Йенихен нигде публично не сообщал о способе их приготовления. Поэтому может показаться, что мы вправе предположить, что Йенихен пользовался каким-то особым способом приготовления лекарств, не соответствующим указаниям Ганемана. Однако попытки доказать это опираются только на теорию вероятностей и ex absurdo (по принципу абсурдности. — Прим. пер.). На эту тему может пролить свет только один Геринг, поскольку Йенихен, по всей видимости, сообщил ему о своей методике, и никто другой не в состоянии сказать большего. Однако еще не до конца осознано, что это наша единственная надежда. Таким образом, мы пребывали и пока еще продолжаем пребывать в сомнении относительно этого очень важного вопроса. Тем временем скептицизм все более увеличивался, и в конце концов восторжествовало мнение, что все это не представляет собой ничего иного, но лишь недостойную мистификацию, к которой следует относиться соответствующим образом. Не будем снова рассказывать о том, как даже разумные и преданные нашей науке люди принялись безосновательно распространять это подозрение, едва оно возникло, и несмотря на многочисленные и весомые голоса в поддержку этих препаратов, они отвергли даже проведение экспериментов с ними только потому, что не обладают этим знанием. Такое заходящее слишком далеко упрямство не может быть прощено теми, кто стремится исключительно к научной истине и честности. Однако многие, и мы вынуждены сказать, что очень многие, имеют совсем другую причину, хотя и редко признаются в ней. Здесь речь идет об использовании низких разведений, которые становятся все популярней, что происходит параллельно осмеянию тех, кто сохраняет верность постепенному развитию идей Ганемана.

Учитывая эти обстоятельства, мы чувствуем необходимость сделать важное дополнение (даже если оно окажется всего лишь небольшим уточнением), приведя письмо самого Йенихена. Здесь никто не сможет сказать, что оно было написано для этих целей или вообще для публикации. Мы будем приводить его слова, относящиеся к данному предмету, не давая никаких толкований, а только лишь указывая номера отрывков, на которые мы будем ссылаться в примечаниях. Само письмо датировано "Висмар, 2 января 1846 г." и написано знакомым всем почерком Йенихена, а потому является подлинным. Оно адресовано всем нам известному уважаемому Штапфу, который лично передал мне это письмо много лет назад. Речь идет о следующем отрывке:

Слова нашего Гросса (о высоких потенциях) "Куда это все приведет? Где здесь предел?" очень взволновали меня, поскольку мы ничего не знаем заранее и можем только учиться на опыте. (1) Принято решение потенциировать Arsenicum с 2500 до 8000, и верная сила моей руки исполнила это решение за 165 000 героических встряхиваний. (2) Эти препараты, которые, как может показаться, превосходят все границы (а именно, 3, 4, 5, 6, 7 и 8000 потенции), я вкладываю в настоящее письмо. (3) Промежуточные 35, 45, 55, 65 и 7500-е потенции (4) я вышлю позже, если в них будет необходимость. Теперь тебя несомненно заинтересует (я еще вчера отправил эти потенции Гроссу, а сегодня отправлю их Герингу) выяснить, будет ли Arsenicum 8000 все еще действовать, или же на этом или на каком-то из предыдущих разведений предел уже исчерпан. (5) Не потребуется много времени, чтобы это определить, поскольку, если в течение двенадцати часов не будет результата (как и при других высоких потенциях, когда было выбрано неверное лекарство), то, значит, Arsenicum 8000 не действует. (6) Arsenicum 8000 появился на свет в 2:30 ночи 1 января 1846 г. (7) Теперь мне очень хочется узнать, ждет ли младенца ранняя смерть, или же он проживет столетия, а это будет зависеть от того, сможет ли он сделать хоть что-то, или же ничего, а может быть, он сможет сделать очень многое. (8) Я верю в последнее, хотя вряд ли это что-то значит, поскольку одной веры недостаточно, решить должен эксперимент. (9) Поэтому я настоятельно прошу давать Arsenicum только в тех случаях, когда показан именно Arsenicum, и в этом нет ни малейшего сомнения. Еще я прошу, если ты будешь писать нашему Беннингхаузену, в скором времени выслать ему некоторую часть каждого из этих шести препаратов, чтобы и он мог испытать их на своем опыте, дабы внести ясность в этот несомненно самый интересный вопрос. (10) Когда наш младенец станет лишь на месяц старше, мы сможем позволить себе делать выводы о потенциях. (11) Если Arsenicum 8000 будет приносить исцеление, то я буду потенциировать Chamomilla до 4000, чтобы получить дальнейшие наблюдения. Однако триумф, на который я так надеюсь, будет принадлежать не мне, а Герингу и его словам "каждый год все выше!" Но не будет достаточным только того факта, что Arsenicum 8000 приводит к исцелению; нам будет необходимо, и мы отыщем такие случаи, когда Arsenicum 3000 или 4000 не смог ничего сделать, а Arsenicum 8000 сможет сделать все. Поэтому в контексте данного вопроса я очень рад, что следующий номер этого "Архива" выйдет не раньше, чем через три месяца.

Таков текст письма Йенихена по этому вопросу. Мы лишь добавим следующие примечания и пояснения.

Примечание к (1). Мы хотим поговорить об эксперименте и опыте, добавив лишь несколько слов. Если бы было верным то, на чем безосновательно настаивали многие оппоненты Йенихена (и наши с вами), а именно, что говоря о своих высоких потенциях, он имел в виду лишь такой способ приготовления, который увеличивает дозу путем увеличения количества встряхиваний того же самого разведения, то если бы это было так, то ему не нужно было бы ждать подтверждения опытом, чтобы решить вопрос об эффективности таких высоких потенций, поскольку нет ни единого факта даже самым отдаленным образом указывающего на то, что продолжительные встряхивания и тритурации могут хоть как-нибудь уменьшить или уничтожить былую целебную силу лекарства. И напротив, имеются тысячи экспериментов, которые заставили даже самого Ганемана предостеречь нас от крайностей.

Примечание к (2). С 22 декабря по 1 января проходит девять дней, а если мы будем считать и часть ночи до 2:30, то выйдет и больше. Этот промежуток в девять дней Йенихен затратил на то, чтобы поднять 2500-ю потенцию до 8000, то есть добавить 5500 новых потенций. Если он применил для этой цели, как он всем нам заявляет, 165 000 встряхиваний рукой, то это, следуя самым простым подсчетам, даст для каждой потенции тридцать встряхиваний. Таким образом, мы насчитаем для каждого дня (за последний день мы принимаем 2:30 ночи) примерно 18 000 встряхиваний, при том что на каждый час, если он работал по двенадцать часов в день, приходится 1500 встряхиваний, что равняется 25 встряхиваниям в минуту, тогда как обладая определенным навыком, можно без труда делать 180 встряхиваний. Учитывая привычную к такой работе руку Йенихена, мы видим, что у него еще оставалось время опустошить сосуд и с помощью мерного стакана добавить нужное количество чистого спирта. Поэтому в этих утверждениях мы не видим ничего невероятного, как пытаются нам представить некоторые "знатоки арифметики".

Слова Йенихена о героической силе своей руки вполне соответствуют его необычайной физической силе и упорству, которые хорошо известны всем его друзьям и которые он демонстрировал при самых необычайных обстоятельствах. Действиям Йенихена и его потенциированию может добавить ясности следующий отрывок из его письма ко мне, датированного 18 ноября 1845 года. Я приведу здесь этот отрывок:

Мне хотелось бы, чтобы приготовление высоких и особенно наивысших потенций не было столь утомительным и не отнимало бы столь много времени. Эта унылая рутина доставляет нам немало хлопот. К тому же во время процесса потенцирования нам нельзя думать о чем-то другом, поскольку мы считаем встряхивания. Когда мы выполняем однообразные процедуры, не стоит удивляться, что наш энтузиазм угасает преждевременно. Однако непоколебимое осознание того, что я изготавливаю лекарства для всего страждущего человечества и что никто другой не сможет их изготовить, укрепляет мой дух и оживляет телесные силы, и поэтому я не заслуживаю особых почестей, так как всего лишь исполняю свой долг.

Если кому-то недостаточно этих слов из личного письма столь достойного человека, то нам больше нечего добавить.

Примечание к (3). Упомянутые Йенихеном шесть препаратов действительно были высланы нашему другу Штапфу, который, учитывая пожелание автора, отослал мне некоторую их часть и вместе с этим переслал мне письмо, о котором мы сейчас говорим.

Примечание к (4). Йенихен также сохранял промежуточные потенции и впоследствии поделился с нами некоторыми из них. И это еще раз подтверждает, что Йенихен готовил потенции в точном соответствии с предписаниями Ганемана по сотенной шкале. Десятичная шкала была новшеством в те времена почти неизвестным, своевольно привнесенным молодыми гомеопатами, что никогда не вызывало и, вероятно, никогда не вызовет восторга у строгих приверженцев Ганемана, к которым относился и Йенихен. Но если, как можно предположить, Йенихен использовал методику по Корсакову, когда содержимое сосуда всякий раз выливается (если промежуточные потенции не сохраняются), и 99 или 100 капель каждый раз добавляются к тому количеству жидкости, что остается на стенках сосуда, то здесь нет большой разницы, поскольку пропорция остается такой же, как и при том дорогостоящем и ненужном способе, когда для каждой потенции требуется новая пробирка со спиртом.

Примечание к (5). Один лишь опыт, как Йенихен совершенно справедливо отмечает, может решить, где находится предел действия потенцированного лекарства. Но он не в состоянии был даже представить себе, насколько увеличивается сфера действия при каждом дополнительном потенцировании за счет пробуждения или развития все новых и пока нераспознанных сил. Такая удивительная и a priori невероятная истина может быть подтверждена опытом только тех немногих гомеопатов, которые на протяжении многих лет назначают высокие потенции и оставляют в своих регистрационных журналах точные записи. Что касается этой темы, то нам выпало немало печали от того, что в защите доктрины высоких потенций и их неоспоримых преимуществ мы больше не сможем рассчитывать на помощь и свидетельства двух наших друзей, ставших весьма известными на этом поприще — один из них (Гросс) умер, а другой (Штапф) больше не может продолжать работу. Тем не менее их вклад в создание трех томов "Neues Archiv für die homöopathische Heilkunst" остается сокровищем для потомков, и мы надеемся, что в свое время это приведет к дальнейшим исследованиям.

Примечание к (6). То, что Йенихен сообщает здесь о быстрой целительной силе высоких потенций, настолько безупречно правдиво и верно, что после многих лет наблюдений мы без всякого сомнения соглашаемся с этим. Но если это верно и признаётся абсолютно всеми, кто испытал их путем длительных наблюдений, то невозможно понять, каким образом те многие, кто не имеют опыта в этом вопросе, могут иметь основания объявить высокие динамизации эффективными при хронических болезнях, но не при острых, где зачастую очень важна быстрая помощь. И мы каждый день сталкиваемся с этим абсолютно ложным, ошибочным и не опирающимся на факты мнением, и все преподносится так, как будто его невозможно опровергнуть. Но если мы тщательнее проверим это абсурдное утверждение, то быстро поймем, что оно не опирается на опыт, и одно лишь бездумное подражание заставляет людей повторять такие утверждения человека, выдающего себя за мастера и не ожидающего возражений со стороны неискушенных. Эти тщеславные и наглые распространители неправды являются самыми опасными врагами Науки и заслуживают быть пригвожденными к позорному столбу как фальсификаторы.

Примечание к (7). Мы уже рассматривали эту тему в примечании к (2).

Примечание к (8). Попытки избавиться от этого нашего младенца оказались тщетными. Неудачливые убийцы добились лишь того, что младенца спрятали до лучших времен в тайное убежище, где доступ к нему будут иметь только немногие посвященные. Вероятно, в последние годы гомеопатия вошла в стадию брожения и очищения, что послужит отделению истины от неправды. Теперь каждый стал практиковать в соответствии с собственными мнениями и взглядами, что вполне естественно и понятно, даже если принципы не всегда самые верные. Однако постоянство не должно превращаться в упрямство, и решение в каждом случае должно оставаться за длительными экспериментами. Если опыт многократно подтверждает, что эти эксперименты верны, то одни лишь логические рассуждения не должны объявлять их ложными. Как мы в наши дни, оглядываясь назад, обсуждаем ошибки предшественников, точно так же потомки будут поступать и с нашими ошибками. Поэтому мы убеждены, что благодаря этому дитя Йенихена выйдет на свет из своего временного убежища и займет подобающее место.

Примечание к (9). О да! Эксперимент, и один лишь эксперимент, должен привести к верному решению. А поскольку Ганеман всегда ссылается на опыт и предостерегает нас: "Повторяйте мои эксперименты, но только в точности", то это применимо ко всему, что утверждает и учит гомеопатия. В ее доктринах содержится немало положений, не только недоступных для понимания, но и кажущихся противоречащими здравому смыслу, однако теперь в них не сомневается ни один разумный гомеопат. Разве можно осудить Ганемана за то, что он отклонил небольшое дополнение к непонятной детали по той веской причине, что оно должно следовать из опыта?

Примечание к (10). Это сообщение было главным образом вызвано тем, что мы были первыми (в "Neues Archiv für homöopathische Therapie", №2, стр. 36), кто уже в 1844 году публично заговорил о высокой 200-й потенции. Часть оппонентов этого направления, некоторые из которых живы и поныне, взяли за правило оскорблять меня и моих друзей Штапфа и Гросса, объявивших в этой статье о нашем согласии с идеей, которая осуждалась этими оппонентами и называлась ими неслыханной и иррациональной.

Примечание к (11). Здесь Йенихен ошибается. Потребуется не один месяц и даже не несколько месяцев, а годы, чтобы собрать достаточное число фактов и в полной мере подтвердить этот эксперимент. В отношении этого вопроса Ганеман оставил нам пример, о котором весьма необходимо упомянуть. В первом издании "Чистой Материи медики" от 1811 года (том I) он указывает дозу только для Cina (три грана для ребенка двух лет и шесть гран для ребенка четырех лет), а для других лекарств он дозу не указывает, поэтому, вероятно, предполагает для них принятые старые дозы. Во втором издании от 1822 года мы уже находим для всех лекарств гораздо меньшие, но все еще разнообразные дозы. Однако в третьем издании от 1830 года он предлагает для всех лекарств мельчайшую часть капли 30-го (сотенного) разведения как наиболее подходящую и всегда достаточную дозу. Он не мог не опираться на эксперимент, поскольку ему потребовалось двадцать лет, чтобы достигнуть этого невероятного уменьшения дозы, которое некоторые молодые гомеопаты объявляют неудовлетворительным, хотя их эксперимент продолжался не более шести недель. Едва ли можно получить убедительные данные о высоких потенциях за меньший период времени, а поскольку мы начали свои эксперименты в 1843 году, то нам не хватает еще трех лет, чтобы прошел необходимый срок (статья написана в 1861 г. — Прим. пер.). Однако уже сейчас мы можем дать самые точные уверения в том, что за это время мы настолько довольны результатами, что безусловно ни за что не предпочтем высокие динамизации каким угодно низким и никогда не вернемся к последним. Кроме того, у нас даже были некоторые случаи, когда обычная для нас 200-я потенция была недостаточна, а излечение достигалось только высокими потенциями Йенихена.

Из приведенных отрывков двух писем и наших комментариев нельзя сделать иного заключения, кроме того, что Йенихен готовил свои потенции в точном соответствии с указаниями Ганемана по сотенной шкале и потенцировал каждое разведение тридцатью встряхиваниями своей могучей руки. Для того чтобы удовлетворительным образом оспорить это заключение, необходимо привести заслуживающие полного доверия факты, а пока их нет, мы вправе считать наше сообщение истинным.

К нему можно лишь добавить, что все наследие Йенихена и все препараты, приготовленные его собственными руками, находятся у д-ра Ренча в Висмаре на Балтийском море (в Мекленбурге), и он связал себя договором предоставлять эти высокие потенции каждому по разумной цене.

Image Мое лечение мембранозного крупа   оглавление Оглавление   Ценность высоких потенций тиф гомеопатическое лечеие