Д-р Карл Франц фон Виллерс

Карл Франц фон Виллерс

Гомеопатическое лечение и профилактика дифтерита

Санкт-Петербург, 1892

(по "Предупреждению и лечению инфекционных болезней гомеопатическими средствами".
СПб, 1994, с. 43–53)
Карл Франц фон Виллерс (1817—1890) — немецкий гомеопат, долгие годы практиковавший в Санкт-Петербурге. Отец д-ра Александра фон Виллерса (1857—1904) — известного гомеопата и редактора "Международного гомеопатического ежегодника".






ПРЕДИСЛОВИЕ ПЕРЕВОДЧИКА

С особенным удовольствием я взял на себя труд перевести данную брошюрку почтенного доктора фон Виллерса, который в продолжении многих лет практиковал гомеопатию в Петербурге и оставил добрую память у многих, имевших счастье пользоваться его просвещенным советом, и который как старший и более опытный товарищ и друг часто помогал мне своим советом в трудных случаях в первое время моей гомеопатической практики. Надеюсь, что великая истина, изложенная на этих страницах, найдет и у нас в России благодатную почву и будет содействовать уничтожению дифтерита, этого страшного бича, опустошающего уже в продолжении нескольких лет целую полосу нашего отечества.

Д-р мед. фон Дитман
С.-ПЕТЕРБУРГ, октябрь 1882 г.

I. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

Специфическое лекарство против дифтерита — цианистый меркурий, Mercurius cyanatus — сделалось нам известным во время первой эпидемии этой болезни в С.-Петербурге зимой 1863—64 годов1.

Это случилось следующим образом.

Первый случай дифтерита, к пользованью которого я был призван, был в моем собственном доме, и пациент был мой сын, которому тогда было 8 лет. Не будучи еще знаком с этой болезнью, я полагал, что имел дело с простой Angina tonsillaris и употреблял Belladonna и Mercurius solubilis Hahnemanni, а впоследствии, когда болезнь перешла на гортань и вызвала круповидный кашель, я давал Iodium. Все это не имело никакого успеха. Болезнь продолжала развиваться, и на восьмой день всякая надежда на исцеление и сохранение жизни молодого пациента была утрачена. Тогда мой товарищ д-р Альфонс Бек, который в то время занимался гомеопатической практикой в Петербурге, пришел ко мне на помощь. Мы вместе исследовали больного и нашли в полости рта и в зеве известные дифтеритические выпотения; д-р Бек пожал плечами и объявил, что считает смертельный исход болезни неизбежным. Вдруг он как бы совершенно случайно вспомнил, что еще в университете он в каком-то судебно-медицинском журнале как-то читал описание одного случая отравления цианистым меркурием. Всех отравленных было пять человек; все были члены одного семейства. Было назначено судебное вскрытие, при котором, смотря по различью пола и возраста, были найдены различные патологические изменения; у всех же совершенно одинаково оказалось гангренозное разрушение мягких частей неба и зева. Основываясь на поразительном сходстве этих явлений с симптомами болезни моего пациента, д-р Бек, полагая, что по закону подобия, открытому Ганеманом, цианистый меркурий может подойти в этом отчаянном случае, предложил мне сделать опыт с этим лекарством. Я немедленно согласился, и тогда он прописал 6-е центезимальное растворение этого средства. Хотя никаких патогенетических опытов с цианистым меркурием тогда еще не было произведено, почему его в Центральной гомеопатической аптеке не оказалось, однако Ф. К. Флемминг, с известной его любезностью, тотчас добыл его и приготовил желаемый препарат. По назначению д-ра Бека, 5 капель этого лекарства были растворены в стакане воды. Из этого раствора больному давалось по чайной ложке каждые два часа, и первый прием он получил около полудня. Под вечер мальчик после долгого времени в первый раз заснул и с небольшими промежутками проспал до другого утра. Утром, проснувшись, больной потребовал пищи. Все эти симптомы явно указывали на начинающееся выздоровление, и когда к 10 часам утра прибыл д-р Бек, и мы вместе с ним осмотрели рот и зев больного, то это предположение вполне подтвердилось. Двадцать два часа прошло после первого приема лекарства и почти вся масса серо-зеленоватого дифтеритического выпота, покрывавшая слизистую оболочку зева и издававшая сильный затхлый запах, исчезла, так что только некоторые следы ее были еще заметны. С этого часу мальчик начал быстро поправляться и через два дня никто не догадался бы, что он только что избавился от такой тяжелой и опасной болезни.

Если принять во внимание, что перед употреблением цианистого меркурия все симптомы указывали на близкий смертельный исход дифтерита, как-то: частый, едва ощутимый пульс, неправильное дыхание, сопровождаемое напряжением шейных мышц и хрипами и т. д., то едва ли возможно сомневаться в целебности назначенного средства.

С того времени, когда мной было сделано это наблюдение, эпидемия дифтерита начала распространяться между населением Петербурга с ужасающей быстротой. Поэтому мне тотчас представилась возможность сделать новые наблюдения. Само собой разумеется, что во всех случаях дифтерита я назначал Mercurius cyanatus в том же делении и в той же форме, как его принимал мой сын. В то время как при аллопатическом лечении прижиганиями и трахеотомией умирало большое число больных, особенно детей, я не только ни разу не видел смертельного исхода, но исцеление даже следовало гораздо скорее, чем в первом случае, так как я не терял времени на употребление других лекарств. Лечение цианистым меркурием еще и в другом отношении оказывалось удачным. Многие больные при аллопатическом лечении если и не умирали от дифтерита, то впоследствии поражались другими болезнями, особенно параличным состоянием разных мышечных групп. Этого в тех случаях, которые я лечил цианистым меркурием, не оказалось ни разу. Больные поправлялись и совершенно выздоравливали в несколько дней.

С тех пор прошло 19 лет. Число случаев, пользованных мной за это время, считается сотнями, но между ними было только два смертельных исхода, из которых один должен быть приписан крайнему малокровью, которым девочка страдала вследствие сильнейшего кровотечения носом, часто повторявшегося в течение 4-х лет; дифтерит совершенно прошел, но два дня спустя она скончалась от истощения. Другой больной был 8-летний брат этой девочки, в высшей степени упрямый и капризный мальчик, который ни за что не хотел принимать лекарства, так что оставалось сомнительным, сколько лекарства действительно ему попадало. Впрочем нужно еще заметить, что родители этих детей оба страдали сифилисом и уже раньше, от острых детских болезней, потеряли десять человек детей.

Поэтому мы смело можем утверждать, что цианистый меркурий есть почти абсолютно верное специфическое средство против дифтерита.

II. СПОСОБ УПОТРЕБЛЕНИЯ ЦИАНИСТОГО МЕРКУРИЯ ДЛЯ ГОМЕОПАТИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ ДИФТЕРИТА И ДЛЯ ПРЕДОХРАНЕНИЯ ОТ ЭТОЙ БОЛЕЗНИ

Посвятить особую главу распознаванью дифтерита я потому считаю излишним, что оно не представляет никакой трудности, а так как в нижеследующем все необходимое об этом будет упомянуто, то я прямо перехожу к лечению.

Оно в высшей степени просто.

Я выше описал, в какой форме цианистый меркурий мной употреблялся в самом начале. Однако эту форму я не рекомендую.

Крупинки из молочного сахара, смоченные лекарственными растворами, вообще предпочтительнее спиртного раствора. Всякому семейству, где много детей, следовало бы иметь в доме запас этих крупинок. При сбережении их в хорошо закупоренной склянке в сухом месте в средней комнатной температуре и защищенными от сильного запаха и от света, действительность их сохраняется несколько лет.

Пять таких крупинок, сухие или растворенные в ложке свежей воды, даются на один прием. Такие приемы повторяются каждые 2 часа до тех пор, пока будут заметны явные знаки улучшения, то есть: очищение большей части слизистой оболочки зева от дифтеритического выпота, спокойный сон, появление аппетита, уменьшение головной боли и затруднений при глотании, замедление и укрепление пульса и т. д. Все это большей частью замечается уже через 24-48 часов. Затем лекарство дается только через 4 часа и, наконец, по уничтожении всех болезненных симптомов, его продолжают еще 2-3 дня, утром и вечером по одному приему. Всякие прижигания, вдыхания и полоскания, а также употребление согревающего компресса на шею совершенно излишни и вредны, так как они беспокоят больного.

Это лечение следует тотчас начать, если замечаются следующие болезненные явления: усталось, слабость, нерасположение, тупая головная боль (лоб), боль горла при глотании, сильнее при пустом глотании, давящая, с чувством сухости в глотке; опухоль и чувствительность наощупь подчелюстных желез, отсутствие аппетита, желтовато-белое обложение языка, затхлый запах дыхания, неравномерное распределение температуры по телу, учащенный, малый пульс, беспокойный прерывистый сон, рвота пищей или густой слизью.

Не следует ждать образования выпота, который сначала желтовато-белый, затем зеленовато-серый, иногда коричневый или черноватый и большей частью появляется сначала на миндалевидных железах, а затем распространяется на мягкое нёбо и на слизистую оболочку зева, носа и гортани (в последнем случае появляется удушье и крупозный кашель). При первых симптомах, указывающих на подготовку дифтерита, сейчас же следует давать Mercurius cyanatus. Само собой разумеется, что с первой жалобы на затруднение глотания необходимо осматривать рот и зев больного по крайней мере два раза в день.

С этой целью днем больного приближают к окну, заставляют его наклонить голову назад, чтобы полный свет падал на заднюю стенку зева, и тогда ручкой серебряной ложки придавливать заднюю часть языка, причем больной должен громко произносить букву "а". Вечером и ночью нужно употреблять свечу (не керосиновую лампу) для осмотра горла, причем полезно употреблять белую фарфоровую тарелку в виде рефлектора, который вместе с тем защищает глаз наблюдателя.

Как только дифтерит появляется в какой-нибудь местности эпидемически, или даже только несколько случаев появляются вскоре один за другим, то предупреждающее лечение должно идти рука об руку с лечением обнаруженной болезни. Всем членам семьи, в которой появилась болезнь, или лучше еще всем живущим в том же доме, или, наконец, лучше всего, всем жителям местности следует принимать утром натощак по одному приему Mercurius cyanatus. Этот способ наивернейший для ограничения и прекращения эпидемии и гораздо более действителен, чем дезинфекция жилья, постели и платья.

Санитарная дезинфекция имеет целью уничтожить вне человеческого организма те микроскопические организмы, которые распространяют заразу. Но это, при повсеместном распространении их, невозможно, притом же, вследствие микроскопической малости этих организмов, само уничтожение их нет возможности контролировать. Гомеопатия, напротив того, научила нас, что можно уничтожить расположение человеческого организма к дифтериту посредством минимального приема специфического антидифтеритического средства; затем мы предоставляем этого "micrococcus diphteriticus" самому себе. Если бы правительства, расходующие большие суммы на дезинфекцию, приняли бы эти факты, добытые гомеопатией, во внимание, то могло бы быть сделано сбережение значительных сумм2.

Хотя предохранительное действие цианистого меркурия столько же верно, как и исцеляющее действие его, тем не менее со стороны людей, ухаживающих за больными дифтеритом, требуются некоторые необходимые меры предосторожности.

Вся посуда, употребляемая больными — ложки, чашки, стаканы и пр., во время болезни не должны употребляться другими лицами и должны быть тщательно вычищаемы. Самое лучшее держать эти вещи все время, пока они не употребляются, в воде, которую следует через несколько дней переменять. Белье, употребляемое для вытирания посуды, также не следует употреблять на что-нибудь другое.

Родители и супруги должны воздерживаться от излияний нежности. Мы напоминаем грустный пример умершей Великой Герцогини Гессенской, которая не боялась держать на коленях свой заболевшую дифтеритом дочь и часто целовала ее в губы, вследствие чего она сама заразилась этой болезнью и умерла от нее (при аллопатическом лечении).

Другая мера предосторожности состоит в том, чтобы не дозволять, кроме лица, ухаживающего за больным, никому находиться в комнате больного, особенно ночью и во время сна. Это вместе с тем полезно и для самого больного. Также никогда не следует помещать больше одного дифтеритического больного в одну комнату. Опасность для жизни при дифтерите состоит в том, что микроскопические организмы, распространяющие болезнь, попавши в кровь больного, там чрезвычайно быстро размножаются и поглощают находящийся в крови и необходимый для жизни кислород. Вследствие того, в крови накопляется неокисленный углерод, действующий угнетающим образом на нервные центры до полного паралича. Дифтерит убивает, вызывая паралич, а не вследствие механического запора дыхательных путей. Поэтому трахеотомия не имеет здесь ни цели, ни смысла. Из этого следует, что дифтеритическому больному необходимо возможно большее количество свежего воздуха. Для этой цели недостаточно дать ему обширную комнату, а необходимо, чтобы воздух в этой комнате был постоянно чист. В теплое время года можно держать окна и двери открытыми. При низкой температуре необходимо частое проветривание, причем следует только наблюдать, чтобы холодная струя воздуха не попадала бы непосредственно на больного.

Что касается питания больного, то оно само собой регулируется, особенно если нет никакого позыва на еду и если боль при глотании так велика, что даже не дозволяет пить. Это однако же вовсе не страшно при лечении цианистым меркурием. Как только больной пробуждается от сна, появляющегося после первых приемов лекарства, он требует пищи. Тут необходима большая осторожность, так как переполнение желудка при приеме неудобоваримой пищи не только поддерживает болезнь, но даже может вызвать рецидив после излечения. Первый голод выздоравливающих лучше всего удовлетворяется слизистым бульоном с сухим белым хлебом, после чего можно дать небольшое количество компота из яблоков и чернослива или из свежих апельсинов. Очень слабым больным можно после пищи дать столовую ложку хорошего старого вина. При увеличении аппетита, если пища переносится хорошо и выздоровление подвигается вперед, можно дать пациенту на другой день немного жареной курицы или приготовленные на бульоне овощи (цветную капусту, молодой горох и т. п.). Через неделю можно смело перейти на обыкновенную пищу, а при хорошей погоде также выпустить пациента на воздух после предварительного принятия теплой ванны (+26°R).

Выше я говорил о крупинках из молочного сахара как о самой удобной форме лекарства. Остается сказать о величине приема.

Как я уже упомянул, в первом случае, который я видел, по специальному назначению д-ра Бека употреблялось 6-е центезимальное деление Mercurii cyanati. Я на нем не остановился. После того, как в продолжение многолетних наблюдений это лекарство оказывалось вернейшим специфическим средством против дифтерита, я, принимая во внимание значительное постоянство течения и характера этой болезни, полагал, что именно при дифтерите можно бы сделать такие наблюдения, которые были бы в состоянии согласовать существующее различие мнений относительно действительности различных гомеопатических делений. При моих многолетних наблюдениях, я дошел до 30-го сотенного деления, которое я теперь при лечении дифтерита употребляю исключительно, причем я приобрел непоколебимое убеждение, что с увеличением растворения верность и скорость действия цианистого меркурия растет и усиливается. Вместе с тем, со стороны моих товарищей гомеопатов, придерживающихся исключительно низких делений, я неоднократно получал уверение, что (например, при употреблении 3-го децимального деления по 1 грану, через 2 часа) Mercurius cyanatus не оказывал в продолжение восьми дней никакого действия на ход дифтерита, и они были принуждены давать другие лекарства. Впрочем, и врачи-негомеопаты употребляли для лечения дифтерита раствор цианистого меркурия, равняющийся по крепости 4-му или 5-му десятичному деленью. Из результатов, опубликованных в медицинских журналах, видно, что при этом лечении течение болезни только в исключительных случаях было короче, а большей частью было продолжительнее обыкновенного (до 28 дней), и процент смертности, хотя меньше нежели при обыкновенном лечении, все-таки в сравнении с нашими результатами еще очень велик: 28 против 0,666%.

Хотя я не утверждаю, что 30-е сотенное деление есть единственная нормальная доза, тем не менее я настоятельно прошу всех неврачей, пользующих дифтерит в отсутствии врача, ни в каком случае не давать лекарства ниже 6-го сотенного деления. Если бы они, следуя весьма распространенному предрассудку против минимальных лекарственных приемов, употребляли приемы ниже 6-го деления, то они взяли бы на себя тяжкую ответственность разрушить доверие к незаменимому лекарству, оказавшему блистательное исцеляющее действие в огромном числе случаев в продолжение почти двух десятилетий.

При лечении дифтерита употреблялось еще много других лекарств (Apis mellifica, Acidum nitricum и muriaticum, Kali chloricum, Mercurius bijodatus и др.), которые рекомендуются не без причины. Однако из опубликованных результатов видно, что продолжительность болезни при этих лекарствах часто в шесть раз больше, нежели при лечении цианистой ртутью. Там столько же недель, сколько здесь дней, не говоря уже о разном проценте смертности.

Остается еще сказать несколько слов о появлении дифтерита совместно с другими болезнями.

Чаще всего дифтерит сопровождает скарлатину. В этом случае вышеописанное лечение следует продолжать до тех пор, пока не исчезнет дифтеритический выпот, что никогда не продолжается так долго, чтобы было что-нибудь упущено относительно скарлатины3. То же самое можно сказать относительно кори и других острых и хронических болезней, из которых ни одна не требует такой быстрой помощи, как дифтерит.

Д-р фон Виллерс
Дрезден, сентябрь 1882 г.

ПРИМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИКА

1  Цифры эти не совсем точны, так как первая эпидемия дифтерита появилась в Петербурге осенью 1860 г.; см. мою брошюру "Почему я сделался гомеопатом".
2  Недействительность дезинфекции, обращенной исключительно на этих микроскопических паразитов, видна из следующего случая моей практики. В марте 1879 г. поздно вечером я был призван к больной, которая в продолжение девяти дней была пользована аллопатом от дифтерита и наконец оставлена в безнадежном состоянии. При помощи Mercurius cyanatus пациентка — болезненная, слабая девочка — осталась жива, но после выздоровления страдала еще в продолжение нескольких недель от последствий злоупотребление каброловой и салициловой кислотами. Когда она, наконец, оставила свою комнату, куда хотели с нею опять поместить остальных детей, то комнату, по совету аллопата, подвергли основательной дезинфекции. Обои, занавеси, мебельная материя и начинка всех подушек на мебели были уничтожены, пол и стены были вычищены. Несмотря на это, через 4 недели заболела меньшая сестра моей пациентки, но была исцелена цианистым меркурием. Затем меня уж не приглашали, но через несколько месяцев мать этого семейства заболела дифтеритом и, будучи пользована аллопатически азотной кислотой, умерла в цветущем возрасте. Трудно поверить, что Mercurius cyanatus был в доме, но не был употребляем. Замечательно, что в бедных многодетных семействах, живущих в одной душной комнате, мне не раз удавалось при профилактическом употреблении Mercurius cyanatus предупреждать заболевание второго члена семьи и ограничить все дело одним случаем дифтерита.
3  При осложнении болезни скарлатиной я всегда предпочитаю давать Mercurius cyanatus и Belladonna попеременно.