Д-р Г. А. Сидоренко

Первый Ганемановский медицинский факультет
(Ганемановский медицинский колледж)

Вестник гомеопатической медицины, 1902, 2

Статья любезно предоставлена д-ром Р. Антюховым (г. Киев) Ганемановский гомеопатический колледж

Подробнее об истории Ганемановского медицинского факультета в Филадельфии можно узнать из книги проф. Н. Роджерс "An alternative path. The Making and Remaking of Hahnemann Mediсal College and Hospital in Philadelphia"А. К.

Доклад старшего врача больницы С.-Петербургского Благотворительного Общества последователей гомеопатии Г. А. Сидоренко Общему собранию членов 21-го апреля 1902 года

Всякий, кто лечится уже много лет гомеопатией, прекрасно знает, что это лечение применимо при всевозможных заболеваниях и что поэтому никакие выходки против гомеопатии не могут поколебать его веры в эту медицинскую систему, которую врачи старой школы приравнивают к знахарству и т.п. Не будучи в состоянии отрицать удачных случаев излечения гомеопатией, врачи-аллопаты уверяют, что все такие случаи следует приписать внушению со стороны врача и самовнушению со стороны больного. Однако же такое отрицание, как не подтвержденное проверочными опытами и голословное, совершенно ненаучно и неубедительно. И если у нас гомеопатия приняла характер народной медицины и распространилась в публике помимо одобрения медицинских факультетов, то и это совершилось по вине лиц, закрывших перед этой системой двери медицинских факультетов.

Быстрое распространение гомеопатии в более образованной публике и простом народе нельзя объяснять поголовным невежеством лиц, так как трудно допустить, чтобы целые поколения безусловно интеллигентных лиц в течение многих десятков лет придерживались этого метода лечения в самых трудных и тяжелых случаях и не могли бы заметить своего заблуждения. Очевидно, гомеопатия помогает и давно уже заслуживает серьезного к себе внимания. А что гомеопатия при благоприятных условиях может развиваться как факультетская медицина, то это вполне уже доказано в Северной Америке, где она как самостоятельная медицинская система признана наравне со старой медицинской системой. Этому развитию гомеопатии как факультетской медицины и посвящен весь наш доклад.

Два месяца тому назад нам были доставлены из разных городов Северной Америки медицинские отчеты за последний год. Мы остановились на брошюре "54-й годичный отчет Ганемановского медицинского факультета и больницы в Филадельфии (Fifty-fourth Annual Announcement (1901—1902) of Hahnemann Medical College and Hospital of Philadelphia). На этом отчете мы остановились потому, что Филадельфийский

Ганемановский факультет есть первая в мире кафедра гомеопатии. Факт 54-летнего успешного существования гомеопатии как факультетской медицины доказывает, что она действительно научная медицинская система.

Ганемановский медицинский факультет был основан в Филадельфии в 1848 году доктором-гомеопатом Константином Герингом, прибывшим из Германии спустя 5 лет после смерти Ганемана.

Все учреждения этого факультета помещаются в одном месте, в нескольких больших зданиях, выстроенных в наилучшей части города по улице the Broad Street.

Д-р Константин Геринг

В этих зданиях огромный анатомический театр, три аудитории для чтения лекций, хорошо освещенный секционный зал, обширные лаборатории для микроскопических работ по биологии, гистологии, патологии и бактериологии, большое помещение для практических упражнений в наложении хирургических повязок, хирургическая операционная на трупах, комната, предназначенная для оказания помощи в несчастных случаях, очень частых в этой густонаселенной части города благодаря сильному движению; затем еще имеются химическая лаборатория, фармацевтическая лаборатория, факультетский музей и библиотека. Другие здания составляют так называемые клинические учреждения, где студенты исследуют больных и наблюдают за течением болезней под руководством профессоров. Кроме клиник здесь же рядом имеется госпиталь на 200 кроватей.

Факультетский музей содержит огромное количество различных учебных препаратов, собранных в течение 50-ти лет. В музее имеется замечательный препарат всей спинномозговой нервной системы, образца которому не существует в мире. Выполнение этой удивительной работы потребовало несколько месяцев непрерывного и искусного труда, и за этот препарат на выставке в Колумбии была присуждена высшая награда. Работа эта принадлежит профессору топографической и прикладной анатомии Ганемановского факультета д-ру мед. Рафусу. Им же приготовлены анатомические препараты головного мозга и глаза, имеющие весьма большую ценность для целей медицинского преподавания. Музей постоянно открыт как для студентов, так и для практических врачей. Факультетская библиотека состоит из 15 тысяч томов, и основание ее также было положено Константином Герингом. В этой библиотеке собрана масса ценных книг и разных брошюр по всем отраслям медицины.

Состав медицинского факультета в 1902 г. следующий: Пембертон Дюдлей — док. мед. декан мед. факультета, Чарльз Мор — док. мед. секретарь факультета, Пембертон Дюдлей — док. мед., профессор основ медицины и гигиены, Чарльз Томас — док. мед., профессор глазных и ушных болезней, Джон Е. Джеме — док. мед. профессор женских болезней, Чарльз Мор — док. мед., профессор лекарствоведения и терапии, Вильям Гудно — док. мед., профессор практической медицины, Вильям Биглер — док. мед., профессор физиологии и детских болезней, Вильям ван Леннеп — док. мед., профессор хирургии, Герберт Норсроп — док. мед., профессор анатомии, Чарльз Плят — док. мед., профессор химии и токсикологии, Эдуард Мерсер — док. мед., профессор акушерства, Руфус Вивер — док. мед., профессор топографической и прикладной анатомии, Эрвин Мельвиль Говард — док. мед., профессор лекарствоведения, Оливер Гейне — док. мед., профессор клинической медицины, Эдуард Снедер — док. мед., профессор физической диагностики, Кларенс Бартлет — док. мед., профессор нервных болезней и врачебной диагностики, Шарпльс Голль — док. мед., профессор патологии, Вильям Шиппен Роне (адвокат) — лектор по судебной медицине, Эдуард Грамм — док. мед., клинический руководитель по кожным болезням, Фредерик Мессерв — док. мед., лектор по глазным болезням и клинический руководитель, Лавдред Томсон — док. мед., лектор о случайных повреждениях и оперативной технике, Айзек Шалькросс — док. мед., лектор по носовым, горловым болезням и клинический руководитель, Виллет Иное Ротсель — док. мед., лектор по ботанике и зоологии, Уестон Бейлей — док. мед., лектор по душевным болезням и нервной клинике, Уильям Спикмен — док. мед., клинический руководитель по глазным болезням, Лион Ашкрафт — док. мед., клинический руководитель по мочеполовым болезням. Франк Бенсон — док. мед., демонстратор по хирургии и клинический руководитель, Томас Кармикель — док. мед., лектор по фармации, Реймонд Гаррис — док. мед., демонстратор по химии, Вольтер Мере - док. мед., лектор и демонстратор по гистологии, Томас Конарро — док. мед., лектор и демонстратор по биологии, Густав ван Леннеп — док. мед., лектор по ортопедии и хирургии, Дэвид Бушрод Джеме — док. мед., демонстратор по женским болезням и клинический руководитель, Оливер Паксон — док. мед., руководитель в клинической медицине, Мортимер Лоренс — док. мед., ассистент практической медицины, Уиллес Гаслер — док. мед., лектор по анестезии и руководитель в хирургии, Генри Биклей — док. мед., ассистент при клинической медицине, Натаниэль Лен — док. мед., руководитель в клинике женских болезней, Уильям ван Бон — док. мед., руководитель в клинике детских болезней, Огустус Корндерфер — док. мед., демонстратор по акушерству, Джон Тюллер — док. мед., лектор по гидротерапии и электротерапии и демонстратор гистологии нервной ткани, Джекоп Бельвиль — док. мед., демонстратор по патологии и бактериологии, Уильям Генри Губер — док. мед., ассистент по химии. Франк Уидман — док. мед., лектор по эмбриологии и ассистент по биологии, Артур Гартлей — док. мед. руководитель в анатомии и физиологии, Джильберт Пален — док. мед. руководитель в клинике ушных болезней, Гарри Уивер — док. мед. руководитель в клинике горловых болезней, Вудвод Картер — док. мед., руководитель в клинике женских болезней, Александер Аршур — док. мед., демонстратор по хирургии, Герберт Леопольд — док. мед., ассистент при кафедре хирургии, Говард Лайэль — док. мед., демонстратор клинической микроскопии, Джеме Гиккей — док. мед., ассистент-демонстратор по анатомии, Уилльям Кюлин — док. мед., демонстратор физической диагностики, Самуэль Сапинтон — док. мед., демонстратор по патологии, Альберт Аллель — док. мед., демонстратор по фармации, Оскар Бёрике — док. мед., руководитель по лекарствоведению, Филипп Гофман — док. мед., демонстратор по фармации.

Одним словом, всех преподавателей, состоящих при этом учреждении, 57 человек.

Курс учения четырехлетний. Лекции, как теоретические, так и практические, очень обстоятельно поясняются больничными случаями, рисунками, манекенами, моделями, вскрытиями трупов, химическими и другими необходимыми демонстрациями. Вообще на практические упражнения студентов под руководством факультетских преподавателей для усвоения и приобретения навыка в употреблении хирургических инструментов и медицинских аппаратов обращается выдающееся внимание медицинского Ганемановского факультета.

Академический год продолжается с 30 сентября по 15 мая.

Д-р Оскар Бёрике

Предметы, которые изучаются в течение 4-летнего курса, следующие.

На первом курсе: 1. Медицинская терминология. 2. Микроскопическая техника. 3. Биология. Лаборатория. 4. Эмбриология. 5. Ботаника. Зоология. 6. Физика. Общая химия. Лаборатория. 7. Фармация. Лаборатория. 8. Лекарствоведение. Действие лекарств. 9. Нормальная гистология. Лаборатория. 10. Анатомия. Препарирование. 11. Физиология. 12. Неожиданные случаи и оперативная техника.

На втором курсе: 1. Медицинская химия. Токсикология (учение о ядах). Лаборатория. 2. Физиология. 3. Анатомия. Препарирование. 4. Топографическая и прикладная анатомия. 5. Патология. Лаборатория. 6. Гистология нервной ткани. Лаборатория. 7. Лекарствоведение. О действии лекарств. 8. Лекарствоведение. О симптомах лекарств. 9. Основные начала медицины. 10. Общая хирургия. Учение о хирургических повязках. Лаборатория. 11. Физическая диагностика. 12. Акушерство.

На третьем курсе: 1. Лекарствоведение. О симптомах лекарств. 2. Медицинская семиология (учение о признаках болезни). 3. Практическая медицина. 4. Физическая диагностика. 5. Топографическая и прикладная анатомия. 6. Акушерство. Практические занятия. 7. Женские болезни. 8. Общая хирургия. Частная хирургия. Анестезия. 9. Ринология. Ларингология (носовые и горловые болезни). 10. Офтальмология. Отология (глазные и ушные болезни). 11. Патология. Лаборатория. 12. Клинические лекции. 13. Дополнительные клиники. 14. Оперативная клиника.

На четвертом курсе: 1. Лекарствоведение. Терапия (лечение лекарствами). 2. Практическая медицина. 3. Частная хирургия. Оперативная хирургия. Лаборатория. 4. Акушерство. Клиническое акушерство. 5. Женские болезни. 6. Детские болезни. 7. Нервные болезни. 8. Электротерапия и гидротерапия. 9. Душевные болезни. 10. Гигиена. 11. Судебная медицина. 12. Клиническая микроскопия. 13. Клинические лекции. 14. Оперативная клиника. 15. Специальные клиники.

Специальные клиники обставлены хорошо. Кроме клиники общих внутренних и хирургических болезней, имеются еще специальные клиники: физической диагностики, акушерства, женских болезней, детская, ортопедической хирургии, мочеполовой хирургии, венерических болезней, кожных болезней, нервных, глазных, ушных, носовых и горловых.

Из этого перечня видно, что программа медицинских курсов очень подробна и превосходит по количеству специальных клиник наши наиболее хорошо обставленные медицинские факультеты. Важнейшие отделы медицины изучаются главным образом в течение первых двух лет; последние два года, за малыми исключениями, посвящены практическим курсам, т.е. повторению прежнего в клиниках и лабораториях. Такое обучение, очевидно, приспособлено к тому, чтобы студенты выходили подготовленными к практической медицинской деятельности.

Далее в отчете Ганемановского факультета помещены вкратце программы по каждому из перечисленных предметов, а в конце приведены руководства, по которым студенты пополняют свои знания. Всех этих программ перечислять не станем, так как это потребовало бы слишком много времени, а остановимся только на некоторых, по которым можно судить и об остальных. Вот, например, программа по анатомии.

Анатомия, как указано было выше, читается профессором Норсропом на первом и втором курсах. Лекции по анатомии поясняются моделями, диаграммами, рисунками и разными приспособлениями для лучшего изучения человеческого тела и сравнительной анатомии. Разумеется, это изучение главным образом идет на анатомических препаратах в сухом и сыром виде, что дает возможность профессору анатомии хорошо представить каждый предмет, а студенту получить основательное знание этой основной отрасли медицинских наук. Для руководства студентов указаны "Анатомия Грея и Морриса". Топографическая анатомия читается проф. Рафусом с практическими занятиями на трупах и иллюстрациями посредством гравюр, диаграмм, манекенов и проч. Анатомический зал снабжен мраморными столами, освещается по вечерам электричеством, пол цементирован, что дает возможность хорошо мыть его водой, а в связи с прекрасной вентиляцией помещение удовлетворяет всем санитарным требованиям. Всякий занимающийся в анатомировочной студент пользуется всегда руководством и указаниями доктора-демонстратора и его помощников. Студент обязан отработать, по крайней мере, четыре части человеческого тела: две на первом курсе, а две на втором. Без предварительных занятий по топографической анатомии нельзя приступить к занятиям по хирургии. Как руководство указана "Анатомия Грея и Морриса".

Физиология читается в течение первых двух лет. Так как физиология лежит в основе всех знаний по патологии и терапии, то при чтении ее постоянно имеется в виду это отношение, при этом более обращается внимание на факты практического значения, чем различные учения и теории. Лекции точно так же иллюстрируются картинами, сухими и сырыми препаратами, которыми достаточно снабжен музей. При такой системе курс носит по преимуществу практический характер при изложении и освещении важных фактов.

Патологию и бактериологию читает профессор Шарплес. Лаборатории этого отдела занимают целое здание и роскошно оборудованы для научного преподавания необходимыми столами, аппаратами и проч.

Теперь перейдем к рассмотрению программы отдела фармакологии. Отдел этот заключает в себе фармацию (учение о первоначальной грубой форме лекарственных веществ), лекарствоведение или собственно фармакологию (учение о действии лекарств на разные органы тела), симптоматологию лекарств (т. е. учение о симптомах лекарств), и наконец, терапевтику (т. е. учение о применении лекарственных веществ с лечебной целью). Весь этот курс читается в течение 4 лет. Отдел богато снабжен ботаническими образцами и всеми наиболее важными необработанными веществами, тинктурами, низкими растираниями. Гербарий этого отдела заключает в себе коллекции, собранные такими известными ботаниками, как Ридфильд, Пальмер, Леммон, Перри и Аллен.

На первом курсе студенты знакомятся в существенных чертах с методами гомеопатической фармацевтики, причем весь курс носит, насколько позволяет время, характер практических занятий. Здесь обстоятельно знакомят с относящимися к отделу ботаническими и зоологическими данными, затем с лекарственными веществами в их необработанном состоянии и в превращениях в наиболее деятельные лекарственные формы. Сюда же относится основательное ознакомление с приготовлением делений применительно к фармакопее Американского гомеопатического института. Этот важный отдел гомеопатической практики ведется образованными фармацевтами-специалистами. На втором курсе изучается общее действие лекарств на различные физиологические системы, судьба лекарств в организме, их влияние на перемены в теле и пути и способ их выделения. Курс этот излагается и в лекциях, и насколько возможно в демонстрациях. На третьем курсе изучается симптоматология лекарств, т.е. изучаются симптомы, которые наблюдаются в организме при испытании лекарств. На предмет этот обращается особенное внимание. Здесь главным образом определяется значение различных симптомов, вызываемых лекарственными веществами.

Четвертый курс посвящен специально уже терапевтике, т. е. применению лекарственных средств с целью лечения болезней. Курс этот ведется и в теоретических лекциях, и в клинике. Здесь выясняется сравнительное соотношение родственных лекарств, их физиологическое сходство или несходство в действии на организм.

Теперь остановимся на курсе основных начал медицины, который читается профессором Дюдлеем. Курс основных начал медицины начинается со второго года и охватывает изложение общих законов, правил и фактов, которыми определяется и приходится руководствоваться при выборе научного плана лечения и вообще для выяснения цели и задачи терапии как при внутренних, так и при хирургических болезнях. Выяснение это необходимо во избежание как просто эмпирического назначения лекарств, еще малоизвестных в отношении целебных результатов, так и явных неправильностей в употреблении лекарств с плохо изученными свойствами. Курс начинается изложением данных, полученных путем медицинского наблюдения и опыта, далее рассматриваются условия здоровья человека и вообще главные элементы здоровья, что такое болезнь и составляющие ее факторы. Затем рассматриваются различные методы лечения: механический, физический, химический, физиологический, токсический и фармакодинамический, при этом определяется задача того или иного лечения в отношении каждого из факторов болезни и к болезни как целому вообще.

Таким образом, студент основательно знакомится и с разнообразными негомеопатическими методами применения лекарственного и нелекарственного лечения, знакомится с теми целями и задачами, которые стремятся достигнуть этими способами, знакомится с результатами, получаемыми или которые могут быть получены путем их. В результате студент выбирает гомеопатическое лечение не по внушенному предрассудку, а после осмысленного различения, которое делает его сознательным приверженцем гомеопатической системы.

Теперь перейдем к рассмотрению курса практической медицины. Он продолжается в течение трех лет и подразделяется на три отдела.

а) Физическая диагностика. На низшем курсе читаются лекции, посвященные разбору физических признаков болезней и сравнению их с нормальным состоянием. На старшем курсе преподавание ведется в двух клиниках, где студентами производится физическое исследование больных и диагностическое определение их болезней.

б) Медицинская семиология (изучение признаков, симптомов болезни). Лекции читаются профессором Бартлетом, и предметом их является изложение исключительно симптоматологии болезней, разбор соотношения симптомов в патологическом процессе, а также диагностическое их значение.

в) Практика. В этой части курса происходит преимущественно практическое усовершенствование в диагностике физической и симптоматической болезней, на основании которого студент становится способным уже понимать и оценивать вполне лекции специальных курсов. Здесь дело касается вообще этиологии, симптоматологии, диагностики, патологии и лечения разнообразных типов и групп болезней в таком виде, как они представляются практику-неспециалисту. Главная цель этого курса — научить будущего врача-практика, как распознать болезнь и как с ней бороться, при этом гомеопатическое лечение поясняется клиническими примерами в разных вспомогательных клиниках.

Перейдем к обзору курса клинической медицины, цель этого курса — научить студента, как нужно исследовать и определять болезнь, предсказывать ее течение и исход, находить и применять необходимое средство. Многочисленность и разнообразие больных представляют обильный материал для преподавания этого курса. Профессор клинической медицины свободно пользуется материалом клиник любой специальности и любого отдела. Студенты на этом курсе имеют возможность наблюдать случаи так, как они попадаются врачу в действительной практике, они привыкают ориентироваться относительно степени опасности и тяжести случая, а также относительно того, какие меры лучше всего принимать в интересе больного.

Курс хирургии продолжается три года и состоит из теоретических лекций, лабораторных демонстраций, общих и частных клиник. Изучение хирургии идет рука об руку с изучением патологии, необходимой для надлежащего усвоения курса хирургии. Сюда же относится изучение топографической анатомии и лабораторные занятия по эмбриологии, необходимые для понимания многих хирургических состояний.

Таким же точно образом, т.е. путем теоретических лекций и практических занетий, проходятся курсы акушерства, женских болезней, детских, глазных, ушных, носовых, горловых, нервных и душевных болезней.

Затем еще читаются лекции по судебной медицине, гидротерапии и электротерапии, и наконец, гигиене. Последняя читается на четвертом курсе. Она разделяется на отдел личной гигиены, где изучаются вопросы диеты, одежды, физических упражнений, отдыха, занятий и т. д., и на отдел гигиены общественной, трактующей об испытании доброкачественности пищевых продуктов, примесях и подделках пищи, водоснабжении, загрязнении воды и ее очистке, о воздухе и его вентиляции, об оздоровлении и дренаже почвы, постройке сточных труб, санитарном состоянии жилищ, школ, фабрик, военных лагерей и т. д.

Сделав краткий обзор курса преподаваемых предметов, перейдем к рассмотрению характера клинического обучения.

Одним из важных качеств Ганемановского медицинского факультета является обилие клинического материала, которым пользуются для целей преподавания и изучения медицины и который определяется цифрой около двух тысяч стационарных больных и свыше 30 тысяч амбулаторных. Клиники помещаются за общими университетскими зданиями, но соединены с последними коридорами, ведущими в клиническую аудиторию, устроенную амфитеатром в 2 этажа, прекрасно освещаемую с боков и сверху через потолок, а ночью — электричеством и газом. Аудитория вмещает 400 человек, которые могут сидеть. Таким же образом хирургическая клиника соединена с операционной комнатой. Последняя снабжена всякими удобствами для антисептического и асептического производства операций, с одной стороны соединена с комнатой для анестезирования, а с другой — с послеоперационной, где лежат уже оперированные пациенты.

В клинической аудитории лекции читаются ежедневно. Благодаря обилию больных каждый студент имеет возможность наблюдать сотни случаев под руководством различных клинических профессоров.

Студенты при этом исследуют больных, определяют род болезни, учатся применению диагностических инструментов и пособий, необходимых для лечения данного случая, производят операции, накладывают повязки, прописывают нужные лекарства и следят за течением болезни.

В нижнем этаже помещается хорошо устроенная мертвецкая с залом для вскрытия трупов. Здесь производятся посмертные исследования в присутствии студентов. Здесь же показываются способы сохранения патологических образцов для микроскопического исследования в патологическом отношении.

О количестве больных, служивших, по отчету больничного отделения за 1901 год, материалом клинических преподавателей, видно из нижеследующих цифр.

Стационарных больных: с внутренними болезнями 475, хирургическими 782, глазными 127, женскими 263, акушерскими 83, детскими 86. А всего лежало в разных отделениях 1816. За помощью в разных несчастных случаях обращалось 9841. Амбулаторных больных: с внутренними болезнями 2627, общехирургическими 4234, мочеполовыми 2267, ортопедическими 1155, кожными 1061, нервными 833, сердечными и легочньми 1556, женскими 1139, акушерскими 80, детскими 2296, глазными 3156, ушными 818, горловыми 1678. Всего амбулаторных больных было 32 741. Больных, которым оказывалось пособие на дому, 432. Всех больных было 34 989.

Кроме этого громадного материала студенты Ганемановского факультета пользуются правом посещать другие клиники наряду со студентами старой школы, а именно аллопатическую Пенсильванскую клинику и огромную Филадельфийскую на 1200 кроватей.

Не лишены интереса также те требования, которые предъявляются молодым людям при поступлении на Ганемановский факультет. Сведения об этом заимствуем из брошюры "Студент-медик и его качества", представляющей традиционные воззрения и требования медицинского Ганемановского факультета, который в течение 25 лет является руководящим авторитетом не только для учреждений по гомеопатии, но и во всех начинаниях, касающихся прогресса медицинского воспитания в Америке вообще, наряду с некоторыми другими передовыми высшими медицинскими школами Америки.

В этой брошюре прежде всего говорится о физических качествах будущего студента. Медицина, говорится там, требует для своего надлежащего применения постоянного пользования всеми пятью чувствами практикующего врача. Отсюда очевидно, что всякий недостаток в одном из пяти чувств, природный ли или приобретенный, может служить большим препятствием для медицинской практики. Относительно умственных качеств сказано, что медицина, как при ее изучении, так и при практическом применении, требует постоянного и усиленного употребления трех умственных способностей, а именно: наблюдения, памяти и здравого смысла.

Потребность в этих качествах иногда так велика, что человек средних способностей может едва удовлетворять ей только при самом настойчивом и напряженном усилии. Поэтому те, которые знают, что они не обладают достаточной способностью наблюдения, а главное памяти, не должны избирать себе медицинскую специальность. Разумеется, усидчивость в занятиях, приобретаемая в юности и упрочивающаяся в зрелом возрасте, поможет преодолеть эти недостатки в некоторых отношениях, и, как свидетельствует действительность, можно встретить на всех медицинских факультетах студентов, которые старанием своим достигают замечательных результатов. Большая склонность к естественным наукам, главным образом к физике и химии, ботанике и физиологии, много говорит в пользу берущегося за изучение медицины, но явное нерасположение к этим наукам может служить несомненным указателем, что лучше оставить мысль о медицине и избрать другую профессию.

О воспитательном значении медицины для будущего студента сказано следующее: весь курс медицины пробуждает в каждом мыслящем студенте сознание необходимости большой выдержки и основательного первоначального воспитания.

О нравственных качествах сказано: прежде всего врач должен быть джентльменом не только по наружности, но и в своих внутренних чувствах и побуждениях. Невежество, грубость, хвастовство, самохвальство и всякого рода пошлость - верные признаки и обычные спутники незнания. Невыдержанность, сквернословие, бесчестность и всякого рода нравственная распущенность считаются, по мнению медицинского факультета, достаточным основанием, чтобы отказать в медицинской степени прослушавшему курс, какими бы знаниями он ни владел. В отношении нравственных качеств врача следует брать авторитетом самого создателя гомеопатии, Самуила Ганемана, который по этому поводу высказался так: "От этого Божеского служения (т. е. врачевания), самого благороднейшего из всех земных занятий, должны устраняться все, кто имеет нравственные недостатки и злой характер, потому что в каждом отделе этого знания требуется постоянное их упражнение и, кроме того, требуется иметь добрый взгляд на благо людей и чувство долга к человечеству, — одним словом, все те, которые имеют недостатки в истинной добродетели; пусть уходит прочь эта богохульствующая шайка, которая только присваивает себе наружное подобие восстановителей здоровья, на самом же деле головы их наполнены пустым обманом, сердца засорены порочным вздором, язык смеется над правдой, руки готовят несчастье". Вообще медицинская профессия требует людей физически возможно совершенных, обладающих, по крайней мере, средней степенью умственных способностей, склонностью к занятиям, хорошим воспитанием, джентльменскими манерами и инстинктами в высоконравственных чувствах и привычках.

Теперь еще о некоторых требованиях, установленных для получения степени врача.

Желающий получить степень врача должен иметь, по крайней мере, 21 год и кроме вышеупомянутых нравственных качеств должен представить удостоверение, что он прослушал и исправно посещал все медицинские предметы в течение 4 лет, причем последний год должен пробыть в том медицинском факультете, где держит экзамен. Бумаги должны быть поданы декану или секретарю медицинского факультета до 1 апреля с указанием, что никаких факультетских долгов за кандидатом не числится. Факультетская плата довольно высока: за первый год вносится 200 руб., а за каждый из трех остальных — по 250 руб., кроме того, за внесение в список студентов 10 руб. и за получение степени врача или диплом 60 рублей, следовательно, все факультетские издержки составляют 1020 рублей.

Гомеопатия как медицинская система в Северной Америке уже не проба или случайное явление, но прочно утвердившийся и могущественный фактор в научном и социальном мире. Врачей-гомеопатов в Северной Америке около 12 тысяч. Один Филадельфийский Ганемановский факультет за все время своего существования по 1901 г. удостоил степени врача 2552 лица. Все врачи-гомеопаты, как основательно знающие свой предмет, пользуются репутацией хороших врачей. Они занимают почетные места в высших медицинских школах, больницах, в разных обществах, в литературе, в санитарных комиссиях и других правительственных учреждениях наравне с лицами старой медицинской школы.

Заканчивая на этом выдержки из годичного отчета Ганемановского факультета в Филадельфии, невольно испытываешь чувство скорби, что у нас в России гомеопатия до сих пор еще не имеет такого правильного развития, хотя в публике и распространена очень сильно. Всякий, кто только интересовался у нас судьбой гомеопатии, вне всякого сомнения, знает, что она не только не пользуется должным вниманием (за очень немногими исключениями) представителей медицины, но со стороны даже медицинских факультетов часто подвергалась всевозможным притеснениям как заблуждение, лишенное будто бы всякой научной основы. Но удивительно то, что для уничтожения этого заблуждения ни разу не были применены научные приемы. Считается, что вполне достаточно вышучивания, насмешек и всевозможных непозволительных выходок над этой медицинской системой и ее последователями. Профессора, читающие историю медицины, сообщают студентам такие небылицы, что нередко кроме смеха они вызывают и полное недоумение студентов, привыкших видеть в лице профессора серьезного и беспристрастного ученого и, за недостатком знания и опыта, принимающих все сообщаемое им за истину. Один, ныне уже покойный, профессор очень грешил против гомеопатии, он употреблял все свое красноречие, свой авторитет на то, чтобы только уверить студентов в нелепости этого учения, а врачей-гомеопатов перед аудиторией называл государственными преступниками. Оканчивая свою лекцию, он извинялся перед студентами за то, что отнял у них драгоценное время на сообщение такого вздора, но что он считал это своей нравственной обязанностью, чтобы предостеречь их от увлечения гомеопатией. Студенты, став потом врачами, являются уже как будто загипнотизированными, так что за очень редкими исключениями в течение всей своей врачебной деятельности совершенно не интересуются гомеопатией и нередко становятся ярыми ее гонителями, не отдавая в этом себе никакого отчета. Нам известны многие врачи, которые дожили до конца своих дней с понятием о гомеопатии, как о чем-то недостойном внимания врача, и только при настоящем беспристрастном освещении гомеопатии они как бы просыпались от школьного гипноза, но уже было поздно начинать изучение новой системы. Они сами говорили, что остается прожить каких-нибудь 2–3 года, а за это время уже не успеешь хорошо познакомиться с гомеопатией. Совершенно справедливо, что серьезное систематическое изучение гомеопатии требует труда довольно-таки кропотливого и усидчивого. И вот таким образом много уходит врачей в могилу с упреком на устах в адрес своих учителей, которым они в дни студенчества верили на слово. Авторитеты медицины, которым надлежит по их долгу иметь основательное знание гомеопатии, не желают потрудиться в этом направлении, они, вероятно, находят, что лучше и легче признать гомеопатию недостойной внимания врача и тем снять с себя упреки в ничегонеделании. Авторитетное, хотя и несправедливое, суждение о гомеопатии делает свое печальное дело гипноза студентов, и в этом, по нашему глубокому убеждению, заключается грех представителей медицинской науки против гомеопатии и против страждущего человечества. Ведь не нужно становиться гомеопатом, а нужно только оставаться беспристрастным ученым и иметь гражданское мужество сознаться в незнании гомеопатии и сказать студентам: не могу объяснить, но вижу действительные факты. Думаем, что от такого признания не пострадал бы авторитет профессора, но, к сожалению, этого никто не делает. Напротив, часто наши противники готовы защищать своего коллегу, в каком бы преступлении он ни был повинен, исключая знакомство его с гомеопатией. Знакомство с гомеопатией вменяется ему в такое преступление, которому нет прощения. Врач, накануне еще научно образованный, но сегодня заявивший себя открыто исповедующим принцип гомеопатии, немедленно исключается из всех медицинских и других общественных учреждений, так как совместная служба с врачом-гомеопатом считается уже несовместимой с достоинством научно образованных врачей. Кто, спрашивается, дал право медицинской корпорации насиловать убеждения врача?

К сожалению, медицинская пресса всегда санкционирует подобные решения медицинских обществ. Так санкционировалось недавно редакцией "Врачебной газеты" постановление врачей Нижнедевицкого земства, не пожелавших совместной службы с врачом-гомеопатом, приблизительно в следующих выражениях: "С особенным отрадным чувством можно воздать честь и хвалу земским товарищам, стойко охраняющим достоинство врачебной науки".

Незнание гомеопатии здесь очевидное, ибо трудно допустить, чтобы представители медицинской науки, зная, что в одной только Северной Америке существует в настоящее время 22 совершенно самостоятельных кафедры гомеопатии, считали гомеопатию вздором, шарлатанством, иначе это было бы тяжким преступлением перед студентами, будущими врачами и перед обществом, которое ждет не дождется конца этой борьбы, вся тяжесть которой ложится на больных. Из изложенного нами отчета вы могли видеть, что в Американских колледжах, наряду с чтением лекций по гомеопатии, делается обзор и всех других методов лечения. Очевидно, гомеопатия не боится идти рука об руку с давно существующими методами лечения, напротив, она вышла победительницей, жизненность ее доказывается тем, что в сравнительно небольшой срок, 50 лет, открылось 22 медицинских факультета и 189 больниц, из которых 137 больниц за счет государства. Несмотря на сильную оппозицию, гомеопатия начинает завоевывать себе общественное положение и в Европе. В 1901 г. в Вюртембергском королевстве большинством голосов представителей Вюртембергской палаты было постановлено учредить кафедру гомеопатии в Тюбингенском университете.

Наконец, наше Благотворительное Общество достигло уже того, что имеет больницу, которая за такой короткий срок требует расширения. И вот при наличии таких фактов наши противники все-таки считают гомеопатию шарлатанством. Так, медицинский журнал "Русский врач" (стр. 282, § 429) по поводу статьи в "Новом времени" от 2 февраля "Аллопаты и гомеопаты" г. Гонимого говорит: "Большинство незнакомых с делом смотрит на гомеопатию как на научную отрасль медицинских знаний, а не как на безусловно доказанное заблуждение, быть может, в начале и искреннее, но в настоящее время преследующее, подобно другим видам спекуляций на невежестве, цели, ничего общего с наукой не имеющие".

Вот до чего может дойти беззастенчивость и невежество, прикрываясь именем науки. Мы еще раз повторяем, что наши противники не знают гомеопатии и, понося ее, не ведают, что творят.

Жизнь быстрыми шагами идет вперед, гомеопатия очень широко распространяется в обществе, несмотря на постоянное вышучивание ее, и мы смеем надеяться, что сила вещей заставит новое поколение профессоров, представителей медицинской науки, несколько серьезнее посмотреть на такое сильное распространение гомеопатии и сказать, наконец, о ней свое более правдивое слово.

Смеем также надеяться, что перестанут, наконец, насиловать совесть врачей путем исключения их из медицинских обществ, тогда и у нас гомеопатия вступит в новый период своего существования и, без сомнения, достигнет такого же развития, как и в Северной Америке, которая уже признала гомеопатию могучим фактором в своем научном и социальном мире.

В заключение мы не можем не пожелать дальнейшего процветания нашего общества, а также чтобы его детище — первая больница — сделалась со временем колыбелью первого Ганемановского медицинского факультета в России.