Медицинский совет против гомеопатии

Вестник гомеопатической медицины, 1910, 2, с. 33–50 и 51–60
Еще по поводу проекта уничтожения гомеопатии в России

— Говорят: гомеопатия — наука,
Дивлюсь: как можно это допустить!
И даже очень безобразная выходит штука:
Чтоб... я... и ею... стал лечить?
Чтобы она... свободно могла жить?
Запретить!..

— Ваша речь есть истина святая,
Я ничего умнее не слыхал...

(Из общеизвестных опереточных диалогов дореформенной особы важной с маленьким чинушей
).

 

 

 

 

 


В "Фармацевтическом журнале" (за 1909 г. стр. 541 и 555) находим более подробные сведения касательно проекта нового закона о гомеопатических аптеках и гомеопатическом лечении. Проект будто бы выработан Управлением главного врачебного инспектора, обсуждая который Медицинский совет и высказался за упразднение гомеопатических аптек и за передачу продажи гомеопатических лекарств в ведение обыкновенных аптек, именуемых нормальными, ними. "Медицинским советом, — пишет "Фармацевтический журнал", —

признано, что гомеопатия не представляет собой особой науки даже в области техники, и для приготовлена гомеопатических лекарств не требуется особой подготовки со стороны фармацевтов.

Врачи, прописывающие лекарства в весьма дробных количествах, для получения права заниматься этого рода лечением обязаны закончить медицинское образование, установленное для врачей-аллопатов.

Что же касается вопроса о приготовлении и отпуске лекарственных веществ, в состав которых входят ядовитые и сильнодействующие средства, то таковые отпускаются из аптек на общих основаниях, преподанных законами.

Свободный отпуск гомеопатических лекарств, если допустить даже отсутствие в них вреда для здоровья по минимальному количеству входящих в них сильнодействующих веществ, несомненно наносит все-таки вред общественному здравию несвоевременностью оказания медицинской помощи.

Многие гомеопатические аптеки в настоящее время находятся в руках врачей-гомеопатов, что за отсутствием таксы на гомеопатические лекарства невольно создает положение, противоречащее закону и врачебной этике.

С точки зрения интересов потребителей, отпуск гомеопатических лекарств из нормальных аптек неминуемо повлечет за собою удешевление этого рода лекарств.

С точки зрения владельцев нормальных аптек, торговля гомеопатическими медикаментами создает новое право, но не обязанности.

Гомеопатические аптеки до сих пор не принимались в расчет числа аптек, функционирующих в данном городе; жители же этих населенных пунктов принимались в расчет все как потребители лекарств, отпускаемых из аптек аллопатических, между тем как контингент потребителей гомеопатических лекарств составляет самый богатый класс населения...

Если отмеченное нами кавычками и взятое из названного выше журнала изображает хотя бы приблизительно то, что говорилось и решалось насчет гомеопатии в Медицинском совете, то все это в неизмеримой степени превосходит наши предположения и догадки, высказанныие в предшествовавшем номере "Вестника" по поводу мотивов, целей и средств выполнения задуманной аллопатами "новой реформы" гомеопатии.

Из приведенного текста постановлений, выдаваемых газетами как постановления Медицинского совета, ясно, что цель сочиняемого нового закона есть уничтожение в России не гомеопатии прямо, нет — этого решить пока не хватило храбрости — но, что одно и то же, возможности больным пользоваться гомеопатическим лечением, а врачам практиковать его. Категорически заявляется, что гомеопатическое лечение "несомненно наносит вред общественному здравию", а содействует нанесению этого вреда существующий "свободный отпуск гомеопатических лекарств'" из гомеопатических аптек. Вот их-то и решено прихлопнуть как первопричину вреда...

Собственно говоря, при наличности такого решительного убеждения Медицинского совета о "несомненности" вреда гомеопатической медицины, совершенно неведомо, для чего нужно было еще тратить время на разговоры о всем прочем, соприкасающемся с этой зловредной медициной, т.е. о врачах-гомеопатах, гомеопатических аптеках, гомеопатических лекарствах и, наконец, о том, где и кому эти лекарства лучше и дешевле приготовлять: аптекарям и аптекам гомеопатическим или аллопатическим. Просто непонятно, как не замечают такой роковой для "народного здравия" логической непоследовательности: с одной стороны так достоверно знать о "несомненной" вредности гомеопатии для "народного здравия", а с другой тут же беспокоиться еще о продолжении существования этой гомеопатии и даже об "удешевлении" ее средств! Здесь выходит не только нелогичность, но еще и прямое служебное упущение или даже попущение злу со стороны правительственных лиц и целого учреждения, призванных в государстве именно для охранения народного "здравия" от всякого рода зол и напастей...

Мы, конечно, с благодарностью принимаем такое нелогичное снисхождение к нашей гомеопатии и обратимся к другим суждениям и решениям в проекте новой реформы.

Во-1-х, о врачах-гомеопатах.

О них говорится, что для получения права практиковать гомеопатию, врачи-гомеопаты обязаны закончить медицинское образование, установленное для врачей-аллопатов. Из такого постановления простой обыватель может, пожалуй, вывести заключение, что до сих пор дело с практикующими врачами-гомеопатами обстояло как-нибудь иначе и что они практиковали, не имея общего медицинского образования, установленного для врачей аллопатов. Конечно, ничуть не бывало. Дело и всегда обстояло именно так, как говорит теперь Медицинский совет, и практиковавшие прежде, и ныне практикующие врачи-гомеопаты — все с таким же законченным по всем правилам медицинским образованием, как и все аллопаты, и все члены Медицинского совета, и имеют на право практики такой же, как и у них, университетский диплом врача или доктора медицины.

Во-2-х, о гомеопатических аптеках.

Мы говорили уже выше, что "несомненная" для Медицинского cовета вредность гомеопатии связана им со "свободным отпуском" гомеопатических лекарств... Отсюда вполне позволительно и заключить, что в основании реформы гомеопатических аптек лежит стремление или желание сделать отпуск для больных гомеопатических лекарств несвободным или менее свободным, чем это есть теперь... А для такой цели, действительно, невозможно придумать никакого лучшего способа, как только передать приготовление и отпуск гомеопатических лекарств в аптеки аллопатические, который не только не знают, как содержать и готовить эти лекарства, не только относятся к ним так же невежественно предвзято, как научились тому от врачей-аллопатов, не только высмеивают гомеопатические лекарства и издеваются над ними по торговым своим соображениям, но даже и не могут быть добросовестными в отношении надлежащего изготовления и отпуска гомеопатических лекарств, потому что в обычной и неизбежной в аллопатических аптеках атмосфере разных вонючих и едких лекарственных испарений, насквозь и чуть ли не навсегда пропитывающих собой все — вещи, материалы и людей, — надлежащее содержание и приготовление гомеопатических лекарств невозможно: они здесь обязательно портятся и негодны гомеопатам для целей лечения. Аллопатические аптеки, чтобы быть добросовестными в отпуске гомеопатических лекарств, должны держаться точно указаний гомеопатических фармакопей и устроить для содержания и приготовления гомеопатических лекарств совершенно изолированное от аллопатической аптеки помещение, снабдить его отдельным инвентарем и отдельным служебным персоналом, т.е. должны устраивать как раз такие же отдельные гомеопатические аптеки, какие Медицинский cовет желает ныне уничтожить. И конечно, никто из аптекарей-аллопатов всего этого, требуемого правилами гомеопатической медицины, не будет делать, тем более что Медицинский совет прямо говорит, что им на счет гомеопатических, лекарств нечего беспокоиться, что с передачей в их монопольное ведение гомеопатических лекарств они лишь "приобретают новое право, но не обязанности", т.е. иными словами получают новое право на доход от продажи гомеопатических лекарств, но не обязанности по отношению к особым требованиям гомеопатической медицины. А чтобы здесь не смутился сколько-нибудь кто из аллопатов-аптекарей, им поясняется: потому "не обязанностей" в отношении гомеопатических лекарств, что "гомеопатия не наука даже в области техники" и что для умения приготовлять гомеопатическое лекарства для фармацевта аллопатической аптеки "не требуется особой подготовки"... Само собой разумеется, что если так благоволит и разрешает аптекарям-аллопатам относиться к гомеопатическим лекарствам сам закон в лице высшего начальства, то чего же ждать гомеопатам от той обычной аллопатической действительности, которая и без начальнического разрешения только тем и живет, что промышляет, как бы ей увильнуть от встречи с начальственным глазом или велением закона, поставленными на страже фармацевтической промышленно-торговой добросовестности и аптекарской фальсификационной спекуляции?

Такова неприкосновенная приличная цель проектируемого нового закона и таковы приличные способы достижения этой так желаемой представителями аллопатической медицины цели — уничтожения конкурирующей с ней медицины гомеопатической...

Хотя вопрос о новой реформе, в общем, и выяснен достаточно, тем не менее мы все-таки остановимся несколько ближе и на названных и на других еще соображениях и доводах, которыми мотивируется как необходимость уничтожения гомеопатических аптек, так и передача их в распоряжение аптек аллопатических...

Во-1-х, о том, что в технике гомеопатической фармации будто бы нет "особой науки" и что для приготовления гомеопатических лекарств не требуется "особой подготовки" со стороны фармацевта. Но что же из этого может следовать, если бы такое неверное суждение и в самом деле было верно? Неужели в этом может быть какой-либо основательный мотив для уничтожения аптек гомеопатических?! Решительно никакого... Но за сим суть дела именно в том, что такое суждение и даже уверение Медицинского совета совершенно неверно. Гомеопатия и гомеопатическая фармацевтика если и не "особая" какая-нибудь с желательной Медицинскому cовету точки зрения "наука" и "техника", а для фармацевтов гомеопатических аптек если и не требуется "особой" какой-либо экстраординарной "подготовки", все же факт несомненный и неоспоримый — и это хорошо известно порядочным и добросовестным фармацевтам аптек и гомеопатических, и аллопатических — что для умения и знания как приготовлять гомеопатически лекарства, фармацевтам нужна обязательно некоторая "особая" и "наука", и "техника", и "подготовка", с которыми при прохождении своего законного подготовительного и образовательного курса в аллопатических аптеках и в университетах они не были ранее ознакомлены и без обязательного ознакомления с которыми они неспособны и не могут добросовестно управлять и работать в гомеопатической аптеке. Отрицание Медицинским советом этих в действительности существующих "особых" от обычной аллопатической и науки, и техники, и подготовки для фармацевтов гомеопатических аптек может показаться довольно странными только при наличности совсем откровенно выраженного в проекте желания, чтобы не только ничто "особое" в гомеопатии не существовало, но чтобы не существовала и сама гомеопатия вообще. Это нечто вроде юпитерского "sic volo, sic jubeo"... И мы, чтобы вообще не препираться понапрасну здесь с такими начальственными словесами, как jubeo и volo, согласимся, что данное суждение Медицинского cовета — "истина святая", и что он прав в своем суждении с желательной — повторяем, ему — точки зрения... Но с чем никто не согласится, так это с выраженным высшим государственным учреждением по делам ведения народного здравия и надзора за исполнением соответствующих законов суждением, что аллопатические аптеки, приобретая в продаже гомеопатических лекарств новое право, неповинны к каким-либо новым фармацевтическим обязанностям... "Право без обязанностей". Да может ли существовать где-либо в мире и в каком-либо деле такое сочетание условий как нормальное положение?! А в торговом тем более... А в аптечном, монопольном, да еще где затронуты так чувствительно и глубоко интересы и больного, и врача, и пресловутого "народного здравия", т.е. интересы целого общества и всего государства, опять тем более и еще раз тем более!.. Это "право без обязанностей", говоря вообще, принципиально, есть логический nonsens, логический абсурд. А в частности для данного случая, т. е. в аптекарском деле, nonsens в квадрате... Затем, заметим еще здесь, что в проектируемой продаже гомеопатических лекарств из аллопатических аптек последние, по заявлению Медицинского совета, приобретают себе будто бы новое право. Это неверно. Это право ничуть не новое, а старое, так как оно существует у аллопатических аптек по старому, ныне действующему аптечному закону, по которому каждая аллопатическая аптека могла и может, если ей угодно, открыть у себя отделение для приготовления и продажи гомеопатических лекарств. Но правом этим ни одна из аллопатических аптек пользоваться не желала. Захотят ли они привести к жизни это право при новых льготных условиях, т.е. когда им это старое право превращается в новое через освобождение от каких-либо "обязанностей" и практической "подготовки" — это, конечно, вопрос будущего и гадать наперед об этом излишне...

Переходим к другим мотивам проекта уничтожения гомеопатии, которые, с позволения сказать, напоминают очень мотивы, изъясняемые в известной крыловской басне одним из сильных сказочного мира слабому ягненку, почему он должен быть им съеден. В проекте говорится, что приготовление и отпуск лекарств, в состав которых входят ядовитые и сильнодействующие средства, должны отпускаться из аптек на общих основаниях, преподанных законами или, иными словами, из аптек "нормальных" или аллопатических. Что же это за обвинение против гомеопатической аптеки? Из этого обвинения оказывается, что в Медицинском совете как бы уверены, что из гомеопатических аптек больным отпускаются лекарства с "ядовитыми" и "сильнодействующими" средствами: как же не быть этим аптекам "несомненно" вредными и как можно допускать дальнейшее их существование? Но, во-1-х, как вина эта, так и названная боязнь совершенно выдуманы. Гомеопатическая медикация вовсе не производится "ядовитыми" и "сильнодействующими" в аллопатическом смысле лекарствами, а гомеопатические аптеки не приготовляют и не отпускают больным лекарств с такого рода действием. То и другое имеет место только в аллопатической медицине и в аллопатических аптеках, так что указанный мотив как обвинение против гомеопатических аптек и гомеопатического лечения не имеет резонного смысла. Но быть может вина гомеопатических аптек здесь в том, что они у себя в запасах вообще имеют такого рода средства? Конечно, имеют для приготовления и из них гомеопатических лекарств. Но и в таком случае, все наказание, какое может логически соответствовать такому обстоятельству, может сводиться лишь к напоминанию гомеопатическим аптекам закона о хранении под ключом и в особом шкафу помянутых "ядовитых" и "сильнодействующих" веществ, хотя этот закон и без напоминания провизорам гомеопатических аптек известен и ими выполняется. А за всем этим, наилучшим доказательством неосновательности данного обвинения против гомеопатических аптек может быть то, что Медицинский совет не имеет в своем распоряжении примеров отравления или вреда от указанной категории средств через посредство гомеопатических аптек... Весь материал, какой имеет Медицинский совет для такого обвинения, принадлежит медицине аллопатической и тем именно аллопатическим аптекам, куда Медицинский совет намерен теперь передать гомеопатические лекарства...

Затем, против возможности дальнейшего существования гомеопатических аптек выдвигают тот мотив, что в настоящее время "многие гомеопатические аптеки находятся в руках врачей-гомеопатов" и "что за отсутствием таксы на гомеопатические лекарства создается положение, противоречащее закону и врачебной этике".

Прежде всего, и в этот мотив необходимо внести фактическую поправку и сказать, что если бы в настоящее время даже "многие" (на самом же деле всего только две, в Киеве и Ростове-на-Дону) гомеопатические аптеки находились в руках врачей-гомеопатов, т.е. принадлежали им на праве собственности, то и тогда от "противоречия закону" такого обстоятельства гомеопатические аптеки обеспечены тем обязательным для всяких вообще, кому бы они ни принадлежали на правах владения, гомеопатических аптек законом, который требует, чтобы заведывание и управление в этих аптеках производилось провизорами, без чего существование и функционирование такой аптеки не допускается медицинской властью... Но скажем более. Тот порядок существования некоторых наших крупнейших гомеопатических аптек, которые принадлежат обществам последователей гомеопатии и находятся не в "заведывании" и "управлении", но под постоянным наблюдением и контролем врачей-гомеопатов из членов этих обществ, имеет в результате то, что аптеки эти, стоящие блестяще во внешней своей обстановке и деятельности, в то же время являются совершенно безупречными в отношении так называемой фушировки или фармацевтического шарлатанства и аптекарской фальсификации лекарств, тогда как существующие аллопатические аптеки, которые недоступны ни такому наблюдению, ни такому моральному влиянию, как в аптеках гомеопатических, практикующих врачей, представляют собой в громадном своем числе такую лекарственную фальсификацию и фушерацию, что говорить об этом совершенно излишне: до того это хорошо знакомо и известно всем, а Медицинскому совету должно быть и подавно...

Точно так же теперь и в отношении таксы в гомеопатических аптеках. Указание, что в гомеопатических аптеках не существует таксы на лекарства, неправильно. Она указана в XIII-м томе вообще, а затем эта такса гомеопатическими аптеками печатается даже во всеобщее сведение для публики в прейскурантах аптеки, издаваемых с рассмотрения и разрешения их медицинской администрацией. Следовательно, более чем странно слышать заявление Медицинского совета об отсутствии таксы в гомеопатических аптеках, а тем более о противоречии их закону в этом отношении...

Что касается "врачебной этики", то и она привлекается к свидетельству против гомеопатических аптек совсем понапрасну... Во 1-х, общепринятого какого-либо кодекса врачебной этики у нас не существует, а та "этика", которую у нас в России врачи-аллопаты желают практиковать в отношении гомеопатии и врачей-гомеопатов, настолько дика, что заграницей, например, в известной "Врачебной этике" немецкого автора Молля, она находит решительное осуждение и порицание, как чуждая элементарного юридического права и элементарной справедливости... Это вообще. А в частности, в отношении владения врачами-гомеопатами гомеопатическими аптеками — владения существующего, повторяем, в единичных, всего лишь в двух случаях — такое обстоятельство ничего противоэтического, если только отбросить неприличные и грязные подозрения, не оправдываемые фактами, в себе не содержит, потому что этическая безупречность врачей, владельцев гомеопатических аптек, гарантирована требованием закона, чтобы гомеопатическая аптека вообще заведывалась и управлялась провизором, на которого возложена и вся ответственность за злоупотребления в аптеке как в отношении таксы, так и в отношении добросовестности и внешнего приличия аптеки как учреждения, причем это последнее находится еще и под контролем и надзором медицинской инспекции... В отношении собственников аптек из врачей-гомеопатов добавим еще следующее: по закону врачу-гомеопату открытие гомеопатической аптеки не разрешается, но приобрести уже открытую он может, как и всякий другой. Там, где оказывается такое владение у врача гомеопатической аптекой, оно получилось, во 1-х, нимало не противозаконно, а во 2-х — совершенно не противоэтически, т.е. не по промышленным специально соображениям, но по необходимости: открывший аптеку провизор или умирает, или вынужден уехать куда-нибудь; другого провизора, желающего взять это дело, не находится, и аптеку приобретает врач, как ради того, чтобы аптека не могла бессмысленно погибнуть сама по себе, так и ради необходимости врачу и больным иметь нужные лекарства для лечения.

В качестве мотива против существования гомеопатических аптек и в пользу аптек аллопатических, Медицинским советом выдвигается затем еще то соображение, что аллопатические аптеки "неминуемо удешевят стоимость гомеопатических лекарств"... Даже "неминуемо"! Почему "неминуемо"? На основании каких таких показательных прецедентов основана такая благодушная уверенность, что аллопатические аптеки станут понижать против таксы стоимость гомеопатических лекарств, да еще зная, что они теперь продают гомеопатические лекарства на монопольном, "им только принадлежащем праве", да еще узнавши из заявления Медицинского совета, что "потребителями гомеопатических лекарств является самый богатый класс населения"? Таких прецедентов в пользу аллопатических аптек, т.е., чтобы они продавали лекарства ниже аптечной таксы, не имеется, а имеется как раз обратное, т.е., известно хорошо, что аллопатические аптеки только и дела что хлопочут об увеличении таксы, а не об уменьшении ее, а если когда и удешевляют, то под давлением конкуренции и необходимости, т.е. по велению закона. Вообще такое авансом выдаваемое из Медицинского совета аллопатическим аптекам благорасположение в отношении склонности их к понижению торговых аппетитов решительно не оправдывается фактическими данными, когда как факт безусловно достоверный, что лечение гомеопатическими лекарствами для больного стоит в общем неизмеримо дешевле аллопатического и что гомеопатические аптеки до сих пор нимало не запятнали себя каким либо противозаконием и лихоимством...

Есть и еще нечто вроде мотивчика, о котором как-то стыдновато даже печатно и вслух говорить. Это упоминание, что "потребителями гомеопатических лекарств является самый богатый класс населения". Неужели и тут еще ist Hund begraben? Что-то вроде завистничества на жиденькой подкладке из магазина аллопатической кривобокой врачебной этики...

Вот и все вычитанные нами в газетах доводы смертного приговора для гомеопатических аптек. Как видим, для них всяко лыко в строку и всякая вина виновата, и притом безапелляционно и без малейшего снисхождения! Но зато логики и разумной основательности — чистый нуль...

По здравой и естественной логике дело должно и может выходить так. Если во властных медицинских сферах имеются достаточные фактические данные для уверенности, что гомеопатическая медицина как общее положение "несомненно, наносит вред народному здравию", то вывод здесь правильный один: практику этого лечения нужно прекратить; врачей-гомеопатов, лечащих гомеопатическим способом, предавать суду за "вредное" лечение и лишать дипломов, а всякие вообще гомеопатические аптеки, как лаборатории "несомненно вредных" лекарств — закрыть. О такого рода решении можно было бы всегда сказать: по крайней мере логично с точки зрения основных воззрений и убеждений Медицинского совета! Но когда в Медицинском совете решают: "несомненно вредному" делу гомеопатии все-таки продолжать существовать, да еще и принимаются меры к удешевлению гомеопатических средств, то об этом можно только сказать: логики — нуль, как несомненный нуль логики в том, чем именно, по мнению Медицинского совета "несомненно вредна" гомеопатия: не то вред ее по причине приготовления и отпуска лекарств из "ядовитых и сильнодействующих средств", не то по причине отпуска лекарств, в которых-де, если "даже отсутствует вред для здоровья по минимальному количеству входящих в них сильнодействующих веществ", то есть тот вред, что они, как безвредных по нулевому своему действию, равнозначут с "неоказанием вообще медицинской помощи"; не то, наконец, по причине только "свободного отпуска" гомеопатической аптекой своих лекарств вообще... Одним словом, гомеопатия выходит, виновата, как бы она ни поворачивалась пред властными аллопатами: она вредна своими лекарствами и в "сильнодействующих" количествах, и в "минимальных" количествах, и ни в каких количествах, и, наконец, просто тем, что "свободно" живет на свете вообще... Совершенно как в крыловской басне при дележе добычи: это мне по уговору, это мне по праву сильного, а это потому, что я так хочу!

Точно то же и насчет гомеопатических аптек. Казалось бы, что если их недочеты, выставляемые на вид в проекте новой реформы, только в том, что аптеки будто бы ненадлежаще хранят ядовитые и сильнодействующие средства, что в них будто бы нет законом установленной таксы, что лекарства их будто бы недешевы, то все это — если бы, повторяем, все это была сущая правда и действительность — не такие уже по сути своей ужасные преступления, за которые не может быть иной казни, кроме как смертной здесь по фармацевтическим законам стран света и по нашим русским тоже, и по какой угодно логике также, может полагаться одно наказание: начальническое замечание и внушение аптекам исполнять закон... В законопроекте же Медицинского совета определяется прямо смертный приговор: полное уничтожение гомеопатической аптеки!

А затем?.. Затем: гомеопатически лекарства присуждают поступить в распоряжение аптекарей-аллопатов. Какая логика в такой передаче? С точки зрения ограждения "народного здравия", во имя которого будто бы сочиняется новая реформа — решительно никакой логики и разумного основания! В настоящее время, по старому, ныне действующему закону вообще, гомеопатические аптеки управляются и ведутся не только такими же образованными и дипломированными, как и в аптеках аллопатических, провизорами, но несомненно более аптекарей-аллопатов сведущими и знающими, потому что они имеют еще то добавочное научное и практическое познание в области гомеопатической фармацевтики, которым не обладают провизора-аллопаты... Спрашивается: какое же разумное основание передавать гомеопатическую аптеку из ведения более знающих провизоров-гомеопатов в руки менее знающих провизоров-аллопатов? Никакого. Да мало того. При наличии тех разъяснений Медицинского совета, что переход гомеопатической аптеки к провизорам-аллопатам сопрягается для них лишь с одними "правами", но без "обязанностей", такая передача совершенно непрактична в смысле предполагаемого (будто бы) ограждения "народного здравия" от "несомненной вредности" гомопатических лекарств. Ведь расчет на то, что при получении монопольного права продажи гомеопатических лекарств аллопаты-аптекаря войдут в интересы составителей проекта и сделают обязательно отпуск этих лекарств "несвободным", может легко оказаться ошибочным. Они наверное так же свободно, как теперь гомеопатические аптеки, станут осуществлять свое "новое право", т. е. снабжать больных гомеопатов своими приготовлениями. Но что это будут за приготовления, раз аптекаря-аллопаты оказываются ничего не знающими в деле надлежащего приготовления гомеопатических лекарств, раз они достаточно напитаны общеаллопатическим презрением и пренебрежением к этого рода средствам, и раз "новое право" свое прибрели "без обязанностей" и снабжены удостоверением высшего начальства, что для приготовления гомеопатических лекарств им вообще не требуется никакой "особой подготовки"?.. При таких условиях несомненно, что в деле отпуска и приготовления гомеопатических лекарств в самой широкой мере будут применены известные высшие технические способы аллопатической фармацевтики: "quantum схватишь", "валяй и это", "сойдет — наплевать", "ерунда ваши деления", "вот вам гомеопатия" и т.п. А в результате от гомеопатических лекарств, приготовляемых таким либеральным аллопатическим образом, получится бесспорная чепуха как дело, неизбежные отравления от гомеопатических лекарств, приготовленных и отпущенных для больных по-аллопатически, и действительно несомненный вред народному здравию вообще — не будем, конечно, говорить уже о том, что за все эти результаты аллопатические мудрецы и статистики будут тыкать своими указательными перстами не в "новую" свою реформу, но в гомеопатическую медицину и врачей-гомеопатов...

Таким образом, при ближайшем рассмотрении, проектируемая новая реформа гомеопатии, как в общем, так и в частностях своих нуль и ничтожество — и по логике, и по практичности, и по нравственным побуждениям. И ничем иным она не может выйти, когда сама исходная идея реформы нелогична, непрактична и неэтична.

Нелогичность ее в том, что стремятся естественному правильному потоку жизни и насущным ее потребностям поставить преграду из "несвободности": стараются насильственно затруднить и прекратить "свободное" пользование гомеопатическим лечением для лиц, которые признают полезной только гомеопатическую медицину, а не навязываемую аллопатическую, достаточно ими изведанную на собственном здоровье и на таком же горьком опыте других... Логическое течение жизни уничтожать насилием неразумно...

Непрактичность ее в том, что обанкротившуюся вследствие сильнодействующих и ядовитых средств аллопатической медикации систему лечения думают реабилитировать за счет более жизнеспособной, более рациональной и более полезной, чем аллопатическая, систему гомеопатического врачевания путем неверного ее изложения, дискредитирования и унижения во что бы то ни стало. "Ложь во спасение" никогда не служит полезно разумной практичности...

Неэтичность ее в том, что она чужда вообще правды, справедливости и беспристрастия, наличность которых в проекте новой реформы не режет глаз только слепцу... В самом деле: в силу какой врачебной и общечеловеческой приличной этики, и в интересах ли "народного здравия" аллопаты через Медицинский совет позволяют себе дискредитировать гомеопатическую медицину, когда они никогда не применяли ее к лечению больных и воображают, что хорошо знают сущность гомеопатии, заявляя, что это всего только "прописывание лекарств в весьма дробных количествах"?!

Далее затем. Правдиво ли, справедливо ли, беспристрастно ли, научно ли сколько-нибудь и с точки зрения какой угодно этики, когда медики-аллопаты, хотя бы они заседали и в почтенных креслах Медицинского совета, бесчестить таких же, как они сами по образованию, врачей и докторов медицины гомеопатов, выставляя их лечение как "несомненно вредное" и лишающее будто бы больных "своевременной медицинской помощи", не считая обязательным для себя и в интересах пресловутого "народного здравия" предварительно выяснить sine ira et studio, как требует наука, два вопроса: во-первых, какие, помимо взятых на веру и пошло ходячих, имеются в их распоряжении опытные доказательства вреда для больных от гомеопатического лечения вообще и в частности, а по сравнении с их аллопатическим лечением в особенности? И, во-вторых, какие, помимо основанных на простой предвзятости, есть у них достаточные клинические доказательства, что гомеопатическое лечение равносильно затягиванию болезней и лишению больных медицинской помощи, а аллопатическая медикация по сравнению с гомеопатической "несомненно" своевременная, полезная, рациональная и т.п. медицинская помощь?! Без этики, основанной на нравственных принципах высшего порядка, не может быть благого начинания и полезного дела...

И поэтому, ввиду наличия всех названных трех особенностей — нелогичности, непрактичности и неэтичности, проектированный под видом новой реформы поход против гомеопатической медицины со стороны аллопатов совершенно несостоятелен, и мы не сомневаемся, что когда проект "новой реформы" из лаборатории узкого профессионализма поступит в общую лабораторию государственных соображений, то ему предстоит полное крушение. Не сомневаемся также и в другом — том, что из этой общей государственной законодательной лаборатории, Думы и Государственного совета, гомеопатическая медицина, вопреки достойным сожаления надеждам и покушениям аллопатов, выйдет с честью и получит достаточные гарантии для более широкого распространения и прочного положения в Русском государстве, а затем, конечно, в интересах медицинской науки и ее представителей.

Д-р Е. Дюков

Ходатайство петербургских гомеопатических обществ по поводу нового законопроекта о гомеопатии

Общим собранием представителей С.-Петербургских благотворительных Общества врачей-гомеопатов и Общества последователей гомеопатии по поводу нового проекта о гомеопатии была представлена в Медицинский совет нижеследующая докладная записка:

Ввиду изготовления в настоящее время Медицинским советом нового проекта Аптекарского устава вообще и гомеопатических аптек в частности, нижеподписавшиеся имеют честь обратить внимание Медицинского совета на справедливые требования весьма многочисленной части населения, пользующейся в болезнях гомеопатическим методом лечения.

Приблизительное понятие о числе последователей гомеопатии в С.-Петербурге могут дать ежегодно публикуемые в отчетах цифры посетителей гомеопатических лечебниц и валового оборота гомеопатических аптек. Число платных посетителей 5-ти гомеопатических лечебниц в Петербурге за истекший 1909 г. было 42 071 человек и бесплатных свыше 7 000, итого за 1 год около 50 000 человек, в каковую цифру не входит число больных, обращающихся к врачам на их домашний прием. Валовой оборот 5-ти гомеопатических аптек в Петербурге за 1909 г. составляет 162 467 рублей. При общеизвестной дешевизне гомеопатических средств, эта внушительная сумма оборота указывает на огромное количество лиц, пользующихся гомеопатическими средствами. И действительно, приверженцы гомеопатии насчитываются в Петербурге в количестве многих десятков тысяч, а по всей России в количестве нескольких миллионов лиц, всех классов, всех сословий и всех общественных положений, начиная с самых высокопоставленных и титулованных министров, ученых, профессоров, общественных деятелей, военных и духовенства, и кончая неимущим рабочим людом и даже безработным населением, получающим безвозмездную помощь в лечебницах и аптеках гомеопатических обществ.

Эта огромная группа российских подданных заинтересована в наивозможно правильной и добросовестной постановке дела гомеопатических аптек в России и иметь право просить ограждения их интересов и требований от неправильных действий не подготовленных к делу лиц.

Точное и добросовестное изготовление гомеопатических препаратов возможно лишь в специальных гомеопатических аптеках, имеющих необходимое помещение и все нужные приспособления для хранения, приготовления и отпуска гомеопатических лекарств и обладающих большим штатом провизоров и помощников, специально обученных и приготовленных к делу под руководством кадра старых и опытных провизоров-гомеопатов, всецело посвятивших себя этой специальности. На университетской же скамье и в фармацевтических школах будущим фармацевтам совершенно не преподается ни гомеопатическая фармакология, ни гомеопатическая фармакогнозия и фармакопея, ни гомеопатическая фармакотехника, а между тем эти науки и знания настолько отличны от соответствующих наук, преподаваемых в университетах, и арсенал средств, применяемый в гомеопатии, так велик, что даже самый опытный и ученый провизор или магистр фармации, служившей в аллопатической аптеке, поступая на службу в гомеопатическую аптеку чувствует себя совершенно беспомощным и неумелым в этом специальном деле, пока не пройдет необходимой школы учения, на что требуется не меньше одного года. Поэтому упразднение специальных гомеопатических аптек с передачей продажи гомеопатических лекарств аллопатическим аптекам может быть осуществимо лишь в том случае, когда при медицинских факультетах будут учреждены для фармацевтов кафедры гомеопатической фармакологии и фармакопеи. Иначе последователи гомеопатии будут оставлены в несомненную опасность вверять свое здоровье людям, изучавшим требуемой от них специальности и нигде и никем не экзаменованным на степень их теоретической и практической подготовки к делу, и, таким образом, постоянно будут находиться под риском служить жертвой незнания, а также злоупотребления или недобросовестности аптекаря. Такая постановка дела нанесла бы также значительный ущерб интересам сословия врачей-гомеопатов, вся деятельность которых находится в прямой зависимости от тщательности и добросовестности приготовления лекарств специалистами гомеопатической фармации, пользующимися их доверием. Всякая ошибка или недобросовестность отпуска лекарств отражается на успехе лечения; неуспех же лечения отвращает пациентов от гомеопатии и таким образом отражается на профессиональной деятельности врачей-гомеопатов.

Необходимо также принять во внимание, что если упразднить гомеопатические аптеки и вменить приготовление и продажу гомеопатических лекарств в обязанность аллопатических аптек, то для этого последним придется затрачивать солидный капитал на наем самостоятельного помещения для гомеопатических отделений, на приобретение всех гомеопатических лекарств и на содержание персонала служащих. Такое обязательство было бы очевидно разорительным для владельцев аллопатических аптек, которые и без того уже, по их словам, обременены непосильными расходами вследствие прогрессивного уменьшения аптекарской таксы при общем вздорожании жизненных условий.

На основании вышесказанного нужно придти к заключению, что упразднение специальных гомеопатических аптек несовместимо с интересами последователей гомеопатии и сословия врачей-гомеопатов. Отмена закона, существовавшего доселе для известного учреждения, может оправдываться лишь общепризнанным вредом или бесполезностью этого учреждения. Что же касается гомеопатических аптек, то вред от них никогда и никем не указывался, польза же их не может подлежать никакому сомнению ввиду того, что они дают больному населению требуемые им лекарства в наилучшем и чистом виде и в добросовестном приготовлении, а не в виде сомнительных или негодных препаратов. Поэтому, с точки зрения охранения народного здравия, гомеопатические аптеки являются несомненно полезным учреждением не только для одной части, но и для всего населения, и заслуживают поддержки и поощрения, а не гонения со стороны правительства; только старый Устав, касающийся этих аптек, уже не соответствует новым условиям жизни и современным требованиям науки и должен подвергнуться переработке. Нижеподписавшиеся имеют честь приложить проект законоположений, выработанный в комиссии из всех петербургских гомеопатических врачей и фармацевтов с почтительнейшей просьбой принять его в соображение при разработке Медицинским советом нового Аптекарского устава.

Председатель правления, совета и медицинского собрания С.-Петербургского благотворительного общества врачей-гомеопатов — доктор медицины Л. Бразоль
Секретарь — доктор медицины Н. Габрилович
Председатель правления С.-Петербургского благотворительного общества последователей гомеопатии — Г. Бурман
Секретарь — лекарь Пав. Соловьев

Проект правил торговли гомеопатическими средствами, выработанный петербургскими фармацевтами и врачами-гомеопатами

1 п. Гомеопатическими лекарствами называются такие, которые применяются для лечения больных по гомеопатическому методу лечения и изготовлены согласно указаниям гомеопатических фармакопеи и предписаниям врачей-гомеопатов (см. "Мотивированные примечания").

2 п. Эти средства приготовляются в виде тинктур, эссенций, экстрактов, капель, порошков, таблеток, сахарных насыщаемых лекарством пилюль, таких же крупинок (шариков), мазей, линиментов, пластырей, суппозиторий, глобул, бацилл, вспрыскиваний, примочек, промываний и присыпок. Больным эти средства для приема внутрь прописываются в виде разведений 1:10, 1:100, 1:1 000, 1:10 000 и т. д. В качестве разводящих средств гомеопатией применяются: дистилированная вода, винный спирт и молочный сахар. В качестве основ для наружных средств гомеопатией применяются винный спирт, эфир, вазелин, ланолин, кольдкрем и другие индифферентные жиры и масла.

3 п. Для приготовления и отпуска гомеопатических средств дозволяется учреждать специальные гомеопатически аптеки; там же, где уже существует гомеопатическая аптека, следующие разрешаются на общих основаниях (см. "Мотивированные примечания").

4 п. Гомеопатические аптеки должны находиться под управлением фармацевта, имеющего звание не ниже провизора.

5 п. Гомеопатические аптеки имеют право продавать как по рецептам врачей, так и в ручной отпуск, исключительно одни гомеопатические средства, указанные в пп. 1 и 2.

6 п. Гомеопатические аптеки должны помещаться в светлых, просторных и безукоризненно чистых помещениях и должны обязательно иметь: рецептурную комнату для отпуска лекарств, отдельное помещение для приготовления разведений, материальную комнату для хранения запасов, отдельную комнату для лаборатории, комнату для дежурного фармацевта, комнату для мытья и хранения посуды, сухой подвал и ледник (хотя бы и комнатный).

7 п. Аптекари первого разряда имеют право открывать при своих аптеках гомеопатические отделения для отпуска гомеопатических средств на общих со специальными гомеопатическими аптеками основаниях, но не иначе, как под ответственностью фармацевта, работавшего в специальной гомеопатической аптеке не меньше одного года.

Примечание. Гомеопатическое отделение аптек первого разряда должны иметь не менее трех отдельных обособленных от остального помещения аптеки комнат: одну для отпуска гомеопатических средств, другую для приготовления разведений и третью для хранения запасов.

8 п. Гомеопатические аптеки обязаны иметь отдельный шкаф с набором необходимых реактивов, химические весы и необходимейшие для анализа приборы.

9 п. Гомеопатические аптеки имеют право открывать химико-бактериологические лаборатории для производства платных и бесплатных анализов на общих основаниях.

10 п. Гомеопатические аптеки должны периодически и не менее трех раз в год ревизоваться Врачебным управлением, причем для ревизии должен быть приглашаем в качестве эксперта магистр фармации или провизор-гомеопат, а за неимением таковых врач-гомеопат.

11 п. Аптекарские помощники, провизоры и магистры фармаций, служащие в специальных гомеопатических аптеках, пользуются всеми правами фармацевтов, служащих в аптеках первого разряда.

12 п. Все врачи-гомеопаты обязаны выписывать своим больным лекарства из гомеопатических аптек по рецептам за своей подписью. В виде исключения в случаях, не терпящих отлагательства и в местностях, где нет гомеопатических аптек, врачи-гомеопаты могут снабжать своих больных собственными лекарствами, приобретенными из гомеопатических аптек.

13 п. В отношении надзора и ответственности, на гомеопатически аптеки распространяются все постановления настоящего устава и других законоположений, относящихся к аптекам, имеющим право вольной продажи лекарств.


Мотивированные примечания к пунктам 1, 3 и 7 проекта

Примечание к п. 1. В определение слова "гомеопатическое лекарство" отнюдь не может и не должно входить понятие о дозе ввиду того, что слово "гомеопатический", по точному его терминологическому смыслу, означает лишь способ применения или образ действия лекарства, а не величину приема или степень разведения, который употребляются в гомеопатии в самых широких границах, от тинктур до бесконечно малых разведений.

Примечание к п. 3. Существование специальных гомеопатических аптек необходимо по следующим соображениям:

1. Арсенал гомеопатической фармации очень мало сходен с арсеналом аллопатической фармации. Три четверти средств, употребляемых в гомеопатии, совершенно не применяются в аллопатии. Огромное большинство гомеопатических средств совершенно не входит в современные руководства и учебники фармакогнозии и фармации, и знакомство с ними может быть достигнуто лишь только при практическом изучении их в специальных гомеопатических аптеках.

Каталог необходимых врачу-гомеопату лекарств гораздо обширнее каталога аллопата, а мы знаем, что и в настоящее время современные фармацевты-аллопаты далеко не имеют того знакомства со своими медикаментами, которое для них необходимо. Вменение в круг их обязанностей знания гомеопатической фармации еще более усугубит этот недостаток, между тем, как при разделении фармацевтов на гомеопатов и аллопатов, т.е. при специализировании, достигается более значительное знакомство их с кругом своих обязанностей.

2. Все российские фармацевты получают свое специальное образование и техническую подготовку в аллопатических аптеках в течение семилетнего срока. Гомеопаты пользуются ими же. Но всякий фармацевт-аллопат прежде, нежели сделаться гомеопатом, изучает теорию и практику гомеопатической фармации в специальной гомеопатической аптеке, где он знакомится и с фармакогнозией гомеопатических товаров, и с гомеопатической фармакологией. И обыкновенно для полного изучения гомеопатии и в необходимом для фармацевта объеме, при наличности руководительства и соответствующей обстановки, каковыми вполне располагают лишь специальные гомеопатические аптеки, необходим приблизительно годичный срок. С уничтожением специальных гомеопатических аптек, будет уничтожен контингент знающих свое дело фармацевтов-гомеопатов.

2. Техника гомеопатической фармации имеет мало общего с аллопатической фармацевтической техникой и руководствуется иными принципами, например:

Тинктуры приготовляются в гомеопатии, главным образом, из свежих растений, тогда как в аллопатии, наоборот, главным образом из сухих, и способы приготовления тех и других различны, например: гомеопатическая тинктура (эссенция) аконита приготовляется из свежесобранного в начале цветения всего растения, путем сильного растирания, превращения его в кашицеобразную массу и выжимания через колатуру. Выжатый сок сейчас же смешивается с равным по весу количеством крепкого винного спирта, продолжительно и сильно взбалтывается, затем настаивается в продолжение 8 дней в прохладном и темном месте и, наконец, после фильтрации, пускается в употребление под названием тинктуры аконита. Тинктура же аконита по аллопатической фармакопее приготовляется из крупного порошка клубней аконита, путем настаивания в перколяторе 1 части его с 12 частями 70° спирта.

Гомеопатическая тинктура арники приготовляется из свежевысушенного корня арники, а по аллопатической фармакопее приготовляется из цветов арники. Гомеопаты же отвергают цветы арники на том основании, что водящаяся на этом цветке арниковая муха кладет свои яички в цветы, наделяя последние раздражающим свойством, аналогичным свойству кантаридина. Кроме того, только корень арники содержит в себе наиболее действующего начала арницина и только с ним гомеопаты производили наблюдения над действием его на здоровый организм.

Пилюли и крупинки в гомеопатии приготовляются из сахара и насыщаются соответствующим лекарственным веществом путем продолжительного и сильного взбалтывания их с известным разведением данного лекарства, тогда как в аллопатии пилюли приготовляются смешением действующего начала со связующими веществами, замешиванием их в тестообразную массу и выкатыванием из последней пилюль.

Порошки или, как их называют в гомеопатии, тритурации, приготовляются смешением основного вещества (базы) с молочным сахаром, следующим образом: 1 ч. вещества смешивают с 33-мя частями молочного сахара в неглазированной ступке и с силой трут его в продолжение 6-8 минут, потом оскребают и снова столько же трут. Такая операция повторяется несколько раз, затем прибавляют еще 33 части молочного сахара и снова повторяют те же манипуляции и, по выполнении их, добавляют еще 33 части сахара и снова проделывают ту же процедуру. Таким образом, получается 1-е растирание. Для приготовления 2-го, 3-го и дальнейших растираний поступают так же, т.е. тритурации приготовляются из одной части предыдущего растирания на 99 ч. молочного сахара. Такому способу приготовления гомеопатия придает большое значение, так как путем повторных тритураций достигается наибольшее расщепление молекулярных частиц лекарственного вещества, что, по мнению гомеопатов, очень важно для развития лекарственного действия (динамизация). Примером может служить употребление растираний из плаунного семени. Как известно, обыкновенный плаун (Lycopodium clavatum) — индифферентное вещество, употребляемое в аллопатической терапии для присыпки, имеет, как и все тайнобрачные, не семена, а споры, которые в своей очень твердой, трудноразрушимой и неудобоваримой оболочке содержат далеко не индифферентное маслянистое вещество полленин. Это вещество освобождается лишь при растираниях по вышеуказанному способу и только тогда разоблачает свои специфические свойства. В аллопатии такого способа растирания не требуется, так как там нет необходимости добиваться молекулярного измельчения, а считается достаточным определяемое простым глазом однообразие смеси.

Та же разница и в приготовлении капель.

При уничтожении всех специальных гомеопатических аптек, которые существуют уже в настоящее время в России, необходимо будет правительству уплатить за счет казны их владельцам понесенные не по их вине убытки, что выражается весьма крупной суммой, расходовать каковую, без существенной в том надобности, нельзя.

Примечание к п. 7. Отдельные помещения для хранения гомеопатических лекарств и приготовления разведений необходимы потому, что приготовление гомеопатических лекарств в помещениях аллопатических аптек, насыщенных запахом пахучих и сильнодействующих средств, не может не отразиться на вкусе, запахе и действии чистых гомеопатических лекарств и разведений.