Сергей Шелухин

Image

Н. И. Пирогов и гомеопатия

Одесский листок, 16 ноября 1910 г.
Сергей Шелухин (1864—1938) — известный украинский правовед, историк, общественный и политический деятель. С 1921 г. жил в Праге, был профессором уголовного права Украинского свободного университета и Украинского педагогического института им. М. Драгоманова.





В статьях и речах, посвященных памяти Н.И. Пирогова, несмотря на претензию охарактеризовать этого гениального ученого и человека возможно полнее и разносторонее, врачи господствующей в медицине аллопатической школы всегда обходят молчанием отношение Н.И. Пирогова к гомеопатии. Это замалчивание проводится с таким усердием,что справедливо вменяя Н.И. Пирогову в его огромную заслугу требование считаться в каждом отдельном случае с индивидуальностью больного, над этим ставят точки, между тем как это требование представляет собой одну из основ гомеопатического метода лечения. Враг всякой рутины и поборник истинной свободы в жизни и области науки, Н.И. Пирогов естественно не мог остаться безучастным зрителем борьбы между господствующей и в тоже время официальной школой аллопатов и преследуемой ею школой гомеопатов. Господствующая школа в этой борьбе не желала стоять только на научной почве и допускала приемы, несовместимые ни с требованиями научности спора, ни со свободой науки. Как всегда и везде, факт господства еще не убеждал Н.И. Пирогова в наличности истины: он искал и признавал истину и в гонимом, раз только находил ее там. Нашел он истину и в гомеопатии, после чего выступил вместе со знаменитым Далем одним из пионеров гомеопатического метода лечения в России.

О своей дружбе с Далем Пирогов говорит не раз. В статье "Одесская Талмуд-Тора" он прямо называет Даля своим другом, и выcказывается о нем так: "Такая голова, как В.И. Даль, которая одна многих стоит" и т.д. (стр. 59). Личность Даля сама очень интересная, и это признание Пироговым его в числе своих друзей и единомышленников имеет особое значение. У Даля, как и у Пирогова, тоже была масса служебных столкновений, масса завистников и масса врагов. В 1831 году начальство сделало ему строгий выговор за то, что император Николай I, узнав, наградил его орденом. За книгу русских сказок по доносу Булганина Даль был арестован III отделением, а книга его была запрещена. Но вмешательство Жуковского, который доложил дело государю, спасло Даля от дальнейшего несчастья, хотя все-таки он долго не мог подписывать статей своей фамилией. Окончив в Дерпте медицинский факультет, Даль был военным врачом. Он так усердно занимался медициной, что числился кандидатом на профессуру. Как раз в это время в Россию начало протекать учение гомеопатической медицинской школы, и Даль, по поручению одного из руководивших его профессоров, написал и издал две брошюры против гомеопатии. Вскоре, однако, Даль был вынужден изменить свой взгляд.

У Даля был болен тесть, которого он сам вместе с другими врачами, признал безнадежным. Когда врач-гомеопат предложил eму свои услуги, то Даль отнесся к этому насмешливо и, считая случай безнадежным, предоставил тестя лечить гомеопату. Результаты оказались превосходными, и Даль невольно задумался над случившимся. Такой же случай повторился и в болезни его детей. Пораженный фактами, свидетелем которых он был лично, Даль принялся за изучение гомеопатии, напечатал в "Современнике" (1838, № 12) статью в защиту ее, отрекся от своих прежних нападок, стал ярым гомеопатом и печатно пропагандировал ее. Господствущая школа не простила ему даже после смерти, и в энциклопедическом словаре Брокгауза его увлечение гомеопатией признала как доказательство "некоторого коренного, органического недостатка во всем духовном складе Даля" (т. Х, стр. 48). С Пироговым, как увидим ниже, приверженцы господствующей медицинской аллопатической школы поступили еще хуже. Припомним также, что Даль чутко относился и к делу просвещения, и при содействии Великого Князя Константина Николаевича напечатал в разных журналах ряд статей, в которых доказывал бесполезность одной грамотности без просвещения. В этих статьях Даль высказал много мыслей, общих с Пироговым. Таков был друг Пирогова В.И. Даль, которого Пирогов ставил очень высоко и о котором писал, что его голова "одна многих стоит".

Признавая гомеопатическое лечение в медицине, Пирогов, хотя официальная медицина была против гомеопатии, все-таки ввел гомеопатические средства в список тех внутренних средств, которые в своей "Общей военно-полевой хирургии" рекомендовал всегда иметь в запасе: тут мы находим белладонну и нукс вомику, и аконит, и ипекакуану, и т.д. (см. прибавл. cтр. VI, изд. 1865 г.). Н.И. Пирогов сам всегда имел аптечку с гомеопатическими средствами и, как пишет об этом в своем мед. отчете о поездке го Кавказу, лечил ими даже врачей. На стр. ХIII своего "Медицинского отчета о поездке по Кавказу" (книга написана на французском языке и издана в 1849 году) Пирогов пишет, как в Шемахе он был приглашен оказать медицинскую помощь больному врачу. Больной лежал в постели. Будучи поражен массой лекарств на столе и узнав, что больной врач в 24 часа проглотил 2 драхма камфора, Пирогов порекомендовал ему оставить все эти средства, встать, выйти на чистый воздух и пользоваться гомеопатическими средствами. Пораженный врач вначале рассердился даже, а засим спросил Пирогова: "Но где же я могу достать гомеопатические лекарства?" На это Пирогов ответил ему буквально следующее: "Со мной есть гомеопатическая аптека, я дам несколько лекарств вaшему собрату, который вас лечит, но только с условием, что вы бросите ваших дрогистов, встанете и пойдете дышать чистым воздухом". Врач пообещал исполнить это, и Пирогов передал его врачу гомеопатические средства из своей аптеки. От этих средств Пирогов не отказывался до конца своей жизни. В 90-х годах я встретил в Подолии старика-адвоката г. Плотницкого (в м. Канеике), который лечился гомеопатическими средствами и говорил, что ему их порекомендовал Н.И. Пирогов.

Оставляя в стороне вопрос о том, прав был или неправ знаменитый Пирогов в своем признании гомеопатии, не можем не указать на возмутительный случай в практике приверженцев господствующей школы аллопатов. Пироговский — заметьте, Пироговский! — IX съезд врачей в 1904 году постановил такую резолюцию: "Признавая гомеопатию одним из видов знахарства, Девятый Всероссийский Пироговский съезд считает всякое участие в ней врачей несовместимым с научным званием врача и позорным для этических принципов его призвания. В борьбе с этим общественным злом…" и т.д. Эта резолюция была опубликована в газетах, но в трудах съезда ее почему-то не напечатали. Врачи-аллопаты сами себя высекли: врача, именнованными в честь его, они причислили к шарлатанам, и высокого моралиста отнесли к категории лиц, допускающих в своей деятельности то, что "позор для этических принципов"! Этим не кончилось, и вслед за тем в газетах, в том числе и в одной из одесских, напечатаны были статьи в духе приведенной резолюции. Теперь господствующая школа, вероятно во имя свободы научных убеждений, добивается в правительственных сферах закрытия гомеопатических аптек. После всего этого, не с бóльшим ли правом, чем пироговские съезды, существующие в России общества гомеопатов могли бы назвать себя пироговскими в честь знаменитого гениального врача и ученого Н.И. Пирогова?