Проф. Роберт Ютте (Германия)

Роберт Ютте

Органопрепараты в истории традиционной медицины, гомеопатии и антропософской медицины

Der Merkurstab 62 (2009), pp. 49–60

Роберт Ютте (р. 1954) — директор Института истории медицины, основанного Робертом Бошем, адъюнкт-профессор истории в Университете Штутгарта. В период с 1983 по 1989 гг. был доцентом кафедры общей истории в Хайфском университете в Израиле. Занимаясь социальной историей и историей медицины, он стал автором и редактором более тридцати книг, последняя из которых посвящена жизни основателя гомеопатии Самуэля Ганeмана. Роберт Ютте — редактор медико-исторического альманаха "Медицина, общество и история" (Medizin, Gesellschaft und Geschichte) и историй болезней пациентов Ганемана, также является членом управляющего комитета научного совета Германской медицинской ассоциации и членом консультативного комитета гомеопатического журнала "Allgemeine homöopathische Zeitung".

Оригинал находился по адресу http://terapevticum.msk.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=85&Itemid=85

Абстракт

В антропософской медицине потенцированные органопрепараты используются, начиная с 1920–х годов.

Рудольф Штайнер рекомендовал наряду с Apis, Cantharis, Formica и Vespa crabro также препараты из органов высших представителей животного царства. Такие многочисленные органопрепараты как Cerebellum, Cor, Epiphysis, Glandulae (parathyreoideae, suprarenalis и thyreoidea), Hypophysis, Iris bovis, Lamina quadrigemina, Lobus temporalis, Lymphe, Medulla (oblongata и spinalis), Mesencephalon, Musculus (Mysosin) и Pancreas рекомендованы к применению Р. Штайнером при определенных заболеваниях.

Однако менее известно, что уже Самуэль Ганеман (1755—1843) в своем "Аптекарском словаре" представил более 150 субстанций животного происхождения, а известные гомеопаты в XIX веке работали с потенцированными препаратами из органов и их составных частей. Также и в академической медицине, начиная с конца XIX столетия, исследовалась и совершенствовалась органотерапия. В статье отражено историческое развитие применения органопрепаратов в традиционной медицине, равно как и в гомеопатической фармакогнозии и антропософской медицине.

Ключевые слова: органопрепараты, органотерапия.

Предварительное замечание

Под "органом" в медицине понимают состоящую из клеток и тканей часть тела, которая образует функциональное единство (1). Дорнблют под органотерапией понимал применение препаратов из органов животных или их тканевых соков или секретов для лечения, по аналогии с применением препаратов щитовидных желез при струме и при микседеме (2). От этого нужно отличать так называемую "опотерапию" (от греческого opos — сок), т.е. лечение тканевыми соками (3). Во Франции органотерапия, поскольку она работает с разведениями, рассматривается, по Ганеману, как часть гомеопатии (4).

Истоки органотерапии в конце 19-го века

Хотя применение животных органов в медицине имело давнюю традицию (5), тем не менее, начиная с 1850 года, под влиянием естественнонаучной медицины оно стало терять значение, т.к. теоретические концепции их использования (например, доктрина сигнатур) больше не соответствовали методическим требованиям академической медицины — в частности, учению о целлюлярной патологии Рудольфа Вирхова (1821—1902).

Определенную ясность внес известный хирург Август Бир (1861—1949), который в 1925 году, к удивлению многих своих коллег, высказался за непредвзятую проверку гомеопатии. Он писал:

Обычно судьба таких средств следующая: 1. Их находят эмпирически. На основании проделанных с ними опытов разрабатывается теория их эффективности. 2. Они вводятся в медицину на основании этой теории. Потом вдруг кто-то пытается опровергнуть теорию. Из этого делается ошибочное заключение: теоретические основы применения этих средств ошибочны, а значит, эти средства не могут быть пригодными (6).

Лишь к концу XIX столетия препараты из органов животного происхождения как средства терапевтического применения были снова "открыты" традиционной медициной. В этой связи следует указать на концепцию внутренней секреции, которая восходит к французскому физиологу Клоду Бернару (1813—1878). Он подтвердил экспериментально, что печень может производить сахар и снабжать им кровь.

Его последователь в "Коллеж де Франс" Шарль Эдуард Броун-Секар (1817—1894) перенес концепцию внутренней секреции на деятельность другого органа — яичка. На заседании Биологического общества в Париже 1 июля 1889 года он сообщил, что он впрыснул себе извлеченную путем сжатия яичка животного жидкость, и в результате почувствовал себя тридцатилетним молодым человеком.

Этим опытом на самом себе Браун-Секар вошел в историю медицины не только как "отец современной научной концепции омоложения" (7), но и как основатель органотерапии (8). Публикация его сообщения в английском переводе в ведущем профессиональном журнале "Ланцет" способствовала тому, что об этом эксперименте по омоложению стало известно в мире (9). Микстура, которую впрыскивал себе Броун-Секар, состояла из измельченных яичек щенков или морских свинок, смешанных с кровью из вен яичек, а также семенной жидкости (10). В 1893 году французский исследователь, засыпаемый заявками со всего света, сообщил, что он бесплатно предоставил свой жидкий органопрепарат более 1200 ученым (11).

Двумя годами ранее Броун-Секар рекомендовал своему ассистенту Арсену д'Арсонвалю (1851—1940) получать экстракты не только яичек, но и других животных органов. В частности, назывались печень, селезенка, почка, поджелудочная железа, щитовидная железа, легкое, слюнная железа, кора надпочечников, мозг и спинной мозг. Он указывает следующее основание:

Я просто скажу теперь, что все железы внешней секреции обладают в то же время, подобно яичкам, внутренней секрецией. Почки, слюнные железы и поджелудочная железа — не просто органы выделения. Они, подобно щитовидной железе, селезенке и др., представляют собой органы, сообщающие крови важные принципы либо прямым образом, либо с помощью резорбции, в результате своей внешней секреции (12).

Расширение терапевтического действия на другие органы наталкивалось, правда, на критику многих современников, но, с другой стороны, фармацевтическая индустрия видела в этом шанс для производства новой продукции. В 1894 году, к примеру, английская фирма "Феррис энд Ко" в Бристоле предложила следующие "Стерилизованные органические жидкости": "Тестикулярная или яичковая жидкость", "Серое вещество мозга", "Почечная жидкость", "Панкреатическая жидкость", "Жидкость щитовидной железы", "Селезенка и костный мозг", "Лимфатические железы селезенки и костный мозг" и "Мышечная жидкость" (13).

В рекламе лекарственных средств того времени придавали особое значение расхваливанию лекарственных продуктов, произведенных "свежими и надежными" по оригинальному методу Броун-Секара (14), в противовес препаратам имитаторов, которые тотчас заполонили рынок. По имени своего изобретателя, новый метод лечения, органотерапия, получил также название "секаротерапия". Наряду с этим, с 1895 года вошло в обращение также название "опотерапия" (15).

Триумфальное шествие органотерапии ничем не сдерживалось до конца XIX века; более того, она была подтверждена терапевтической разработкой Броун-Секара по использованию органопрепарата при лечении микседемы вследствие гипофункции щитовидной железы. В апреле 1891 года английский врач Джордж Мюррей (1865—1939) лечил 46-летнюю женщину, которая страдала микседемой, с помощью свежего экстракта, полученного из щитовидной железы овцы. Успех был ошеломляющим.

В 1893 году авторитетный медицинский журнал "Бритиш Медикэл Джорнэл" заявил:

В лечении микседемы вытяжкой щитовидной железы научная медицина достигла одного из самых поразительных и важных триумфов, который когда-либо достигался в практической деятельности (16).

Были достигнуты явные успехи в лечении заболеваний щитовидной железы методом Броун-Секара, который, как и в случае достигнутого омоложения, вначале был подвергнут сомнению. Наряду с успешной терапией больных экстрактом щитовидной железы, в пользу теории внутренней секреции говорило также свидетельство о вазопрессорном эффекте экстракта задней доли гипофиза, установленное путем лабораторных измерений двумя английскими исследователями: Джорджем Оливером (1841—1915) и Эдвардом Шеффером (1850—1935) в 1894 году (17). Экстракт мозгового вещества надпочечников оказывал в этом эксперименте определенное измеримое действие уже при дозировке в миллионную долю грамма на килограмм веса тела подопытного животного.

Тем самым органотерапия окончательно покинула то сомнительное положение, в которое ее с самого начала поставили некоторые критики, такие например, как амстердамский профессор хирургии Отто Ланц (1865—1935), т.к. специфические эффекты применения экстрактов органов можно было измерять признанными методами физиологии. Как подчеркивает историк медицины Томас Шлих, органотерапией могли пользоваться также ориентированные на "лабораторную науку" врачи, не мешая ее в одну кучу с практикой знахарей и шарлатанов (17, стр. 73).

В 1905 году удалось выделить, а затем и синтезировать соответствующий гормон (адреналин). Вплоть до 20–х годов XIX века больным, страдающим аддисоновой болезнью, давали, наряду с высокими дозами адреналина, также дозы соответствующего органа per os ("ежедневно 2–3 слегка запеченных свиных или телячьих надпочечника") (18). Тогда же появились сообщения об успешных терапевтических опытах с экстрактами из коры надпочечников, после того, как внимание клиницистов сконцентрировалось на мозговом слое надпочечников (19).

Когда учение о внутренней секреции развилось до эндокринологии, в которой функция управления относится больше не к нервной системе, а к специфическим веществам — гормонам (20), органотерапия не погрузилась тотчас же в забвение, но еще на протяжении десятилетий пользовалась большой популярностью как у врачей, так и пациентов, тем более что фармацевтическая индустрия перешла к продаже соответствующих препаратов не в жидкой форме, но в более удобной форме таблеток или драже.

Органотерапия как "терапия раздражением":
терапевтический опыт Августа Бира в 20-е годы XX века

В то время, когда в 20–е годы прошлого века исследователи пытались выделить активные вещества или внутренние секреты животных органов, а позже и синтезировать их, чтобы этими гормональными препаратами компенсировать соответствующий недостаток их у больного, упомянутый выше хирург Август Бир в своей берлинской клинике на Цигельштрассе экспериментировал с органотерапией. Органотерапия Августа Бира отличалась от обычного в то время лечения составными частями эндокринных желез тем, что весь орган, а не только железы, рассматривался как терапевтически действующая субстанция.

Бир в этой связи проделывает даже экскурс в историю медицины, цитируя положение французского врача Теофила де Борде (1722—1776), предшественника учения о внутренней секреции, о том, что не только железа, но

каждый орган служит местом приготовления специфической субстанции, которая попадает в кровь, и эти вещества имеют величайшее значение для деятельности организма (6, стр. 1031).

В отношении своих собственных терапевтических пристрастий Бир пояснял:

Я считал вполне возможным при терапии органами животных все больше обращаться ко всему органу. В любом случае, этим простым способом можно достичь успеха органотерапии, если отдельные эффективные составные части соответствующих органов нам неизвестны (6, стр. 1034).

Берлинский клиницист рекомендовал в этой связи опыт фитотерапии, когда также применяется все растение, а не отдельные чистые вещества.

К идее использовать животные органы как возбуждающее средство Бир пришел в 1901 году благодаря своим собственным опытам с внутривенными "инъекциями животной крови". Этим он хотел добиться "возбуждения выработки новой, здоровой крови". Речь шла не об оправдании переливания крови как метода заместительной терапии, дискредитировавшем себя в то время из-за его побочных последствий. Уже упомянутые открытия Броун-Секара убедили его продолжать предпринятые попытки лечения не только с кровью, но и с впрыскиванием животных органопрепаратов.

В 1929 году об успехах этой терапии, предпринятой Биром и его ассистентами, сообщалось в пользующемся хорошей репутацией медицинском еженедельнике "Münchener Medizinischen Wochenschrift". Так, например, пациентов с заболеваниями печени и желчных путей в берлинской клинике лечили стерильным препаратом, появившимся позднее на рынке под коммерческим названием "Choloton" (21), получаемым из слизистой оболочки желчного пузыря, а также из элементов паренхимы печени (22). В дальнейшем областью применения были и нервные болезни.

Сотрудник Бира А. Герке предпринял попытки лечения больных сухоткой спинного мозга, прогрессивным параличом и рассеянным склерозом. Применялся органопрепарат, который тогда продавался на рынке под названием "Promonta" (23). Он содержал "субстанции, извлеченные из центральной нервной системы [из мозга. — Р.Ю.], поливалентные витамины, известь, железо, полноценные белковые вещества и легко ассимилируемые углеводы" (24). Этот препарат оказывал действие только после того, как вводилось "возбуждающее средство" (в данном случае стрихнин), благодаря чему тело принимало предложенный ему органопрепарат.

За объяснением этих необычных комбинаций Август Бир отсылал к основателю гомеопатии:

Здесь речь идет об одном очень важном, полностью пренебрегаемом нашей традиционной фармакологией правиле, которое установил Ганеман, и которое в гомеопатии является обычным понятием. Оно гласит, что определенные лекарства изменяют конституцию человека таким образом, что его болезнь лечится другими, обычно недейственными для него средствами (6, стр. 1031).

В своем сообщении в "Münchener Medizinischen Wochenschrift" Бир далее заявил, что в его клинике органотерапия не ограничивалась лечением заболеваний печени и желчных путей, а применялась также в случаях тяжелых нервных болезней. Вполне очевидно, что там назначались соответствующие препараты также при заболеваниях почек, желудка и двенадцатиперстной кишки.

При этом для Бира, по его собственному высказыванию, не играло никакой роли,

идет ли в случае этих органопрепаратов речь о средствах, которые представляют собой заменители недостающих составных частей больных органов человека, или мы вводим чистые возбуждающие средства, которые побуждают ошибочно работающий орган к правильной работе (6, стр. 1032).

Из дальнейших замечаний Бира вытекает, что он был твердо убежден в верности правила Арндта-Шульца (25), согласно которому слабые раздражители возбуждают целебные и регулирующие силы, средние их ускоряют, сильные — тормозят, а сильнейшие — устраняют, и поэтому был верен своему способу "возбуждающего" лечения органотерапией.

В заключение своей обзорной статьи в "Münchener Medizinischen Wochenschrift" Бир даже решается заглянуть в будущее:

Я убежден, что впоследствии животные продукты как лекарственные средства, наряду с растительными и минеральными, снова займут гораздо большее место, чем они занимают сегодня. Под этим я подразумеваю не только гормоны эндокринных желез и обсуждаемые здесь органопрепараты. Напротив, я полагаю, что в традиционной медицине слишком пренебрегали животными ядами, от самого простого и самого мягкого — муравьиной кислоты, до сложных и самых острых, таких как змеиный яд, которые гомеопатия считает весьма эффективными лекарственными средствами (6, стр. 1035).

В этом высказывании Бир оказался прав не только в смысле традиционной медицины, но и в смысле гомеопатии и антропософской медицины, когда развитие пошло несколько иначе, чем он это представлял себе в 1929 году.

Органотерапия у истоков антропософской медицины

Потенцированные органопрепараты уже давно вошли в антропософскую медицину. Рудольф Штайнер (1861—1925) упомянул лекарства из природных царств, включая животных, в одном из своих докладов для врачей в 1924 году. Сначала он расположил животные органопрепараты в картине мира, которая лежит в основе его учения о лекарствах:

Все животное, т.е. все те эссенции, жидкости, переработанные вещества, которые мы выделяем из животного царства и привносим в человеческий организм, воздействуют в нем на эфирное тело (26).

Затем он привел пример:

И это особенно интересно, так как во вчера упомянутой спиритуально-обоснованной медицине для определенных случаев заболевания уже применяются продукты из животного царства, например секрет гипофиза, мозгового придатка, который с успехом применяется у рахитичных детей или при деформациях конечностей в детском возрасте, и т.п. (26).

И затем Штайнер прибавил решающее положение:

Но не только этот секрет, но также и другие продукты животного организма оказывают влияние на эфирное тело человека, усиливают или ослабляют его; короче, оказывают в основном здесь свое действие (26).

Так, Рудольф Штайнер, кроме Apis, Formica, Cantharis и Vespa crabro, рекомендовал органопрепараты из высших представителей животного царства, в том числе и из млекопитающих. Но и многие другие препараты, такие, как Cerebellum, Cor, Epiphysis, Glandulae (parathyreoideae, suprarenalis и thyreoidea), Hypophysis, Iris bovis, Lamina quadrigemina, Lobus temporalis, Lymphe, Medulla (oblongata и spinalis), Mesencephalon, Musculus и Pancreas восходят непосредственно к идеям и выводам Штайнера (27).

К характерным особенностям антропософской медицины, которые восходят к самому ее основателю, принадлежит применение смеси субстанций из различных царств природы.

Принимая во внимание возможную оптимизацию терапии арникой, Штайнер в третьем курсе для врачей указал, что

конечно, необходимо, чтобы в частном случае, будь то головной или спинной мозг, в котором можно констатировать собственно источник болезни, можно было сделать вытяжку из соответствующей части нервной системы животного в высокой потенции, и затем впрыскивать ее, чередуя с арникой.

Если у вас есть, например, предположение, что нервное заболевание исходит, скажем, из зрительной области, оттуда ведет свое происхождение, тогда вы берете субстанцию четверохолмия <...> а именно выделение, экстрагируете его, берете его в довольно высокой потенции и впрыскиваете для поддержки Arnica montana. Позвольте поддержке идти именно туда, где она необходима. Это вещи, которые всегда нужно наблюдать (28).

При антропософской органотерапии речь идет

не о замещении, но о побуждении затронутого органа... В общем, это побуждение эфирного тела достигается низкими потенциями.

Тем самым в антропософской медицине проявляются удивительные исторические параллели с гомеопатической органотерапией как "терапией раздражением" у Августа Бира.

Если речь идет о воспалении органа, то показаны более высокие потенции соответствующего органа (D20–D30) <...>. Такие высокие потенции обращены скорее к нервно-чувственной системе и, соответственно, к астральному телу, которое вмешивается в обмен веществ, ослабляя его (29).

Сегодня употребляемые в антропософской медицине органопрепараты в большинстве случаев изготовляются из материала, полученного непосредственно после убоя биодинамически выращенного здорового теленка (30).

Органы млекопитающих в гомеопатической Материи медике

Согласно Отто Леезеру (1888—1964), вещества животного происхождения могут подразделяться на три группы: секреты (он называет здесь прежде всего Fel tauri, Lac fellinum и Lac caninum, а также и Thyreoidinum), "искусственные продукты" (например, Oleum animale, Pyrogenium) и пахучие вещества (Ambra grisea, Moschus, Castoreum и Mephitis) (31).

Чтобы отделить гомеопатическое использование подобных веществ животного происхождения от органотерапии, Отто Леезер, многолетний руководитель штутгартской больницы Роберта Боша, рекомендовал до внесения вещества в число гомеопатических лекарств проводить его прувинг на здоровом человеке. Если принять во внимание эту рекомендацию, то бросается в глаза, что в действительности в XIX веке (за немногими исключениями, как, например, в случае Ambra grisea) прувинги лекарств животного происхождения из млекопитающих едва ли проводились. Прувинги лекарств Ганемана, хотя в его аптечном справочнике "Apothekerlexikon" 1793 года было представлено более 150 веществ животного происхождения из фармакопеи того времени, ограничились единственным веществом, а именно — секретом мускусного козла (32).

Только когда органотерапия, которая восходит к вышеупомянутому известному французскому физиологу Броун-Секару, обрела в 1890–е годы известность как среди исследователей, так и среди врачей-клиницистов благодаря ее научному успеху и сделанному ею прорыву, гомеопаты начали интересоваться этими экстрактами, а позднее также и органами млекопитающих. Наиболее достоверное подтверждение этой научно-исторической взаимосвязи находится в "Pharmacopée Homoéopathique Française" за 1898 год, при составлении которой принимали участие такие известные гомеопаты, как Марк Жуссе (1852—1920) и Винсент Леон-Симон (1846—1911) (33).

Несомненно, что с вхождением Thyr(e)oidinum в гомеопатическую Материю медику в 80–е годы XIX века, препараты, полученные из органов млекопитающих, или составные части органов стали быстро приобретать значение для гомеопатической терапии, сначала во Франции, а затем в Англии и Соединенных Штатах, и несколько позднее в Германии.

Органы млекопитающих в гомеопатической Материи медике до 1890 года

Как уже отмечалось, до введения в практику Thyr(e)oidinum в гомеопатической Материи медике не было почти никаких упоминаний о соответствующих прувингах, за немногими исключениями: Fel Tauri, Pulmo vulpis, Pyrogenium и Hepar (vulpis), которые, однако, могут лишь условно рассматриваться как предшественники гомеопатической органотерапии, что будет еще указано отдельно.

Уже в 1834 году не кто иной, как Константин Геринг (1800—1880), высказал предположение, что

части тела, будучи потенцированными, могли бы влиять на те же части тела живого человека, если бы ему их ввели (34).

Критики из гомеопатического лагеря, однако, видели в этом заблуждение, сводившееся, по их мнению к изопатии, которую критиковал Ганеман.

Когда в 1844—48 годах австрийский сельский врач Й. Ф. Герман из Тальгау близ Зальцбурга пропагандировал целебную силу веществ животного происхождения для лечения заболеваний одноименных органов (например, Pulmonim — при легочных заболеваниях), он также был подвергнут ожесточенной критике (35). Таким образом, разработанные Германом лекарства — Pulmonim, Lienin (против болезней селезенки) и Hepatin (против болезней печени) сначала едва ли могли найти место в гомеопатической фармакопее XIX столетия, за одним исключением, о котором будет сказано ниже.

Fel tauri

Сегодня бычья желчь (Fel tauri) входит в гомеопатическую Материю медику и присутствует в первом издании Гомеопатической фармакопеи (Homöopathischen Arzneibuch — HAB) (36). Согласно сегодняшним инструкциям, используется свежая желчь, собранная из желчного пузыря крупного рогатого скота (Bos taurus L.).

Уже Ганеман упоминал концентрированную бычью желчь как средство против "червей" (гельминтов) и "избыточного выделения слизи" (37). Первый гомеопатический прувинг лекарства предпринял Йозеф Бюхнер (1813—1879) в начале 1840–х годов в Мюнхене. Среди симптомов упоминались в том числе "сильная головная боль" и "урчание в животе в эпигастральной области", а также "жидкий стул" (38). В гомеопатическую фармакопею бычья желчь вошла не позднее второй половины XIX столетия.

О способе приготовления ее говорилось в "Энциклопедии чистой Материи медики" в 1876 году со ссылкой на Бюхнера: "Сгущенная или высушенная желчь может быть растерта с сахаром или молоком; или низкие разведения могут быть сделаны с водой" (39). Это описание повторяет Кларк ("Словарь практической Материи медики", 1900) почти дословно (40). В девятом издании "Карманного справочника Материи медики" (Берике, 1927) приведена дозировка: "Низкая тритурация. Очищенная бычья желчь от 1 до 10 г" (41).

В немецкоязычной Материи медике Fel tauri упоминается впервые в "Гомеопатической фармакопее" Вильмара Швабе в 1901 году. Получаемая из желчного пузыря крупного рогатого скота желчь обозначалась как "первичное вещество" ("Urstoff") (42).

В фармакопее 1924 года приводились два способа приготовления: тритурация и 45% раствор винного спирта (43). Бычья желчь (Fel tauri) вошла также в современную немецкую гомеопатическую фармакопею (44).

Pulmo vulpis

Вторым препаратом, полученным из млекопитающих, является легкое лисицы. Исходным материалом для его изготовления является свежее легкое рыжих лисиц (Vulpes vulpes) (Bundesanzeiger Nr. 2423 vom 28.12.1998, фармакопейная статья BGA/Bf ArM, комиссия D). Со времен античности используемое при бронхиальной астме легкое лисицы, согласно Константину Герингу, было впервые рекомендовано в гомеопатическом контексте Й. Ф. Германом (45), однако до сих пор библиографическая ссылка отсутствует. Как выяснилось позднее, вышеупомянутый Герман в 1840–е годы давал 65-летнему больному, страдавшему головными болями в лобной области и головокружениями, некую новую субстанцию, которую он называл Pulmonim (46).

В начале 60–х годов XIX столетия Эдуард фон Грауфогль (1811—1877) вновь открыл Pulmonim для гомеопатической фармакопеи. Он лечил считавшейся неизлечимым случай asthma humidum (влажная астма. — прим. пер.) экстрактом из здорового легкого лисицы.

О его изготовлении он писал:

<...> я растирал один гран (мера веса, равная 0,0648 грамма. — прим. ред.) высушенного легкого лисы со 100 гранами молочного сахара, чтобы сделать молекулы как можно более свободными (47).

И далее он пишет:

<…> так как легкое лисы многими съедается как пищевой продукт, то оно во всяком случае было столь безвредно, что без предварительной проверки на здоровых тотчас же применялось на больных.

Таким образом, Pulmo vulpis принадлежит к гомеопатическим лекарствам, которые вошли в фармакопею не на основе прувинга на здоровых, но вследствие терапевтической традиции и клинического эксперимента. Ричард Юз (1836—1902) упоминает его в своем "Терапевтическом справочнике" (1877) (48). Это средство быстро вызвало интерес у американских гомеопатов. Вскоре оно появилось и в американской фармакопее (49). В "Немецкой гомеопатической фармакопее" Вильмара Швабе (1901) впервые появилась инструкция о его приготовлении: "Свежее легкое перерабатывается согласно статье № 9, путем тритурации" (43, стр. 460).

В литературе можно найти лишь ссылку на Грауфогля. Кларк в своем "Словаре Материи медики" также отсылает к этому автору и ссылается при этом на сообщение о клиническом исследовании Грауфогля в американском гомеопатическом журнале (50). То же мы находим и в руководстве Самуэля Лилиенталя (1815—1891) изд. 1925 года (51).

Французская Материя медика 1964 года в качестве часто употребляемых форм упоминает потенции C5 или C6 (52).

Pyrogenium

По Кларку, первым, кто предложил использовать Pyrogen, продукт разложения из сырой рубленой нежирной говядины, как гомеопатическое лекарство, был английский гомеопат Джон Драйсдейл (1816—1890) (50, стр. 931). Его небольшая статья под названием "О Pyrexin, или Pyrogen, как терапевтическом средстве" появилась в 1880 году (53).

Мы обязаны Отто Леезеру указанием на венгерского гомеопата фон Балога (1838—1907), который в 1866—1869 годы, побуждаемый исследованиями Морица Хеммерса (54), изготавливал следующий препарат:

Мясо различных животных помещалось в чистый стакан, поливалось затем дистиллированной водой и, будучи завязанным тонким батистом, выставлялось на солнце. Спустя 6 недель я получал страшно едкую кашеобразную серо-коричневатую массу, которая была покрыта грязной жидкостью. Эту смесь я затем хорошо размешивал, осторожно и тщательно фильтровал и готовил затем из прозрачной жидкости по всем правилам 6–е десятичное разведение (55).

Таким образом, метод изготовления был похож на позднейшие американские попытки изготовления лекарства, инициаторы которых, не зная о Балоге, экспериментировавшем свыше десяти лет до того, предприняли специальные исследования. Различие состояло лишь в отношении вида мяса (скорее нежирного) и времени процесса разложения (вместо 6 только 2–3 недели).

Балог, в частной практике которого не было случаев тифа, дал средство, которое он назвал Putridin, своему коллеге Деметриусу Аргенти (1809—1893), который успешно лечил им свою пожилую пациентку, после того как другие гомеопатические лекарства оказались бесполезными. Об успешном лечении тифа почти 30 лет спустя сообщал американский гомеопатический журнал "Critique" (56).

Только после повторного открытия Pyrogenium Драйсдейлом в конце 1870–х годов, эта субстанция, составная органическая часть которой не всегда точно определялась, но в основном должна была быть мышечной тканью, нашла большее распространение, чем указанное Джеймсом Комптоном Бернеттом (1840—1901) в опубликованной в 1888 году специальной статье по этому лекарству (57).

В то время как Pyrogenium Бернетта, который был сначала известен также под названием Sepsin, отпускался в потенции C6, американский гомеопат Самуэль Свон (1814—1893) использовал высокие потенции (СМ и выше). Американские прувинги лекарств, вошедших в прежние фармакопеи, проводились прежде всего с высокими потенциями (50). В частности, известность это средство приобрело благодаря клиническим исследованиям влиятельного американского гомеопата Джеймса Тайлера Кента (1849—1916), о чем также сообщалось в немецкой специальной периодике (58).

Однако включение Pyrogenium в лекарственные средства животного происхождения гомеопатической фармакопеи не лишено проблем; первые потребители рассматривали его прежде всего как препарат из бактерий (англ. germinal remedies), так как к этому времени (к концу 1880–х годов) гомеопатическая органотерапия, которая находилась под влиянием традиционного медицинского учения о внутренней секреции, еще не приобрела известность.

Pyrogenium вошел также во французскую Материю медику (59) после того, как французские гомеопаты Рене Баришак и Ив Эдром сообщили на международных конференциях об удивительных успехах лечения этим средством (60, стр. 265). Pyrogenium до сегодняшнего дня является составной частью гомеопатической фармакопеи животного происхождения (61), но методом изготовления (процесс гниения) отличается от обычно применяемых в гомеопатии органопрепаратов.

Hepar (vulpis)

Относительно рано вошла в гомеопатическую фармакопею печень лисицы (Hepar vulpis). Впервые это средство упоминается в "Allgemeine Homöopathische Zeitung" за 1844 год. О его приготовлении там говорилось:

Печень лисицы после того, как удален желчный пузырь, мелко нарезается и заливается в стакане приблизительно 6 унциями ректифицированного винного спирта <…>. При употреблении я смешиваю от одной до трех капель с 6 унциями воды и назначаю в хронических случаях по три ложки на прием ежедневно (62).

Герман рекомендовал свой Hepatin прежде всего при болезнях печени и при желтухе. Тогда многие гомеопаты видели в этом отклонение от чистого учения и говорили в этой связи об изопатии (63).

В 1894 году один противник гомеопатии иронизировал над этим средством ("grinding up sugar of milk with its <...> liver" — "измельченный молочный сахар с этой <...> печенью") (64). Средство в 1882 году зарегистрировано в Американской гомеопатической фармакопее (65). В немецкой гомеопатической фармакопее Hepar vulpis появляется впервые в 1901 году (43, стр. 59). С конца 90–х годов XIX века, под влиянием учения о внутренней секреции, гомеопатически потенцируются также экстракты из печени других животных (прежде всего коровы и свиньи) (66).

Lien

Вышеупомянутый австрийский гомеопат Герман уже в 40-е годы XIX века также предпринимал попытки создания лекарственных средств из селезенки, которые он называл Lienin (67). Так, например, 59–летний мужчина, который многие годы страдал от сильных головных болей, тяжелого дыхания, сердцебиения, кашля и зуда, более 10 недель принимал попеременно Hepatin и Lienin (68). В отличие от Hepatin, который еще в XIX столетии вошел в гомеопатическую фармакопею как Hepar vulpis, Lienin только в начале XX столетия был вновь открыт для гомеопатии и антропософской медицины.

Органы животных из класса млекопитающих в гомеопатической Материи медике после 1890 года

Thyr(e)oidinum

Внесение Thyr(e)oidinum в гомеопатическую фармакопею, собственно, может рассматриваться как начало гомеопатической органотерапии. В 1894 году Thyr(e)oidinum характеризовался в "Allgemeine Homöopathische Zeitung" как "получаемое из щитовидной железы овцы изопатическое средство" (69), причем указывалось также, что это средство, которое уже несколько лет с успехом применяется в традиционной медицине при лечении заболеваний щитовидной железы, заслуживает внимания и врачей-гомеопатов.

Первым гомеопатом, который заинтересовался лечением микседемы экстрактом щитовидных желез животных, был англичанин Джон Генри Кларк (1853—1931). Он собрал несколько описаний случаев, которые с 1892 года публиковались в традиционной специальной периодике, прежде всего в "Бритиш Медикэл Джорнэл".

Первый случай, в котором нашел применение Thyr(e)oidinum в потенцированной форме, имел место в собственной гомеопатической практике Кларка. Сообщение появилось в 1894 году в журнале "Homeopathic Weekly" (70). Речь идет о 17-летнем пациенте, который страдал приступами "эпилептической истерии". Он три раза в день получал предписанный ему Thyr(e)oidinum десятой потенции, после чего симптомы через несколько недель полностью исчезли. Кларк также успешно лечил диабет согласно своим собственным указаниям, только в этом случае он вместо десятой назначил тридцатую потенцию (50, стр. 1438).

В 1899 году американский гомеопатический журнал "Critique" сообщал о лечении новым средством сильных головных болей при нарушениях зрения (71). Вскоре Thyr(e)oidinum вошел в гомеопатическую фармакопею. Начало положила публикация в "Французской гомеопатической фармакопее" в 1898 году, в Париже (66, стр. 383). Годом позже появился сборник G. Sieffert "Formulaire de therapéutique positive (homoéopathic)", в котором содержалась краткая статья о тиреоидине (72).

Далее последовали влиятельные англоязычные стандартные труды: "Материя медика" Кларка (1902) и "Справочник" Берике (9-е изд., 1927). Примечательно, что Генри К. Аллен (1830—1909) представил Thyr(e)oidinum в своей книге, посвященной нозодам (1910) (73).

Отметим, что сегодня под нозодами в узком смысле понимают гомеопатически обработанные средства, которые изготавливаются из такого патологического материала, как гной, возбудители болезней или раковые клетки. Однако этим понятием охватываются также продукты из таких собственных составных частей тела, как клетки органов или выделенные телом секреты или экскреты.

Thyr(e)oidinum упоминала также "Американская гомеопатическая фармакопея" за 1920 год (74). В "Немецкой гомеопатической фармакопее" Thyr(e)oidinum не упоминается ни в прошлом, ни в ныне действующем издании. Напротив, мы находим его в немецкоязычной специальной литературе, например в "Гомеопатическом репертории", изданном Немецким гомеопатическим союзом в 1994 году (75).

Вероятно, здесь сказался скептицизм Отто Леезера, который охарактеризовал это средство следующим образом:

Опыт применения потенций тиреоидина при гипертиреозах слишком ненадежен, и у этого органопрепарата весьма сомнительные основания занять место в гомеопатической фармакопее (31, стр. 232).

Однако издатель "Лейпцигского ежемесячника по гомеопатии и общей медицине" Адольф Альфред Михаэлис все же был прав, заявив в 1897 году:

Из этих немногих случаев можно заключить, что тиреоидин может иметь будущее в гомеопатии (76).

В 1935 году врач-гомеопат Эрнст Баштанир (1870—1953), преподававший в Берлинском университете, даже охарактеризовал Thyr(e)oidinum как "Simillimum гипертиреоза и базедовой болезни" (77).

Ovininum (Oophorinum)

После большого успеха с Thyr(e)oidinum, гомеопаты под влиянием учения о внутренней секреции предприняли также попытки применения в качестве лекарственных средств и других гормонально активных субстанций. К ним раньше относились экстракты, получаемые из яичников овцы или коровы.

Журнал "Homoeopathic World" в 1897 году впервые сообщил о клинических исследованиях препарата Ovininum Е. Заальфельда при нервных расстройствах у женщин при климаксе (78). Без упоминания названия (препарата. — прим. перев.) такие гомеопатические прувинги (разумеется, на больных, а не на здоровых!) были представлены во "Французской гомеопатической фармакопее" в 1898 году (66, стр. 384). Несколькими годами позже английский гомеопат Кларк добавил Ovininum в свою "Материю медику" (50, стр. 3991).

Девятое издание "Справочника" Boericke также содержало короткую запись по этому средству (41, стр. 485). Не в последнюю очередь субстанция приобрела известность благодаря реперторию Кента, где Ovininum был впервые представлен только в 5–м издании, в перечне лекарств (79). Французский врач Рене Баришак сообщал об успешном лечении Ovininum на конгрессе Лиги в 1931 году в Женеве (60, стр. 262).

Testes

Половые железы мужских особей животных давно были открыты в качестве гомеопатического лекарственного средства. Первое упоминание мы также находим во "Французской гомеопатической фармакопее" в 1898 году (66, стр. 384). О получении этого лекарственного вещества животного происхождения сообщал в 1935 году фармацевтический учебник (80).

Vesica fellea

Уже в конце 20–х годов XX столетия Август Бир экспериментировал в своей берлинской университетской клинике со стерильным препаратом, который появился позже на рынке под товарным наименованием "Choloton" при заболеваниях печени и желчных путей (81).

Он был получен из слизистой оболочки желчного пузыря, а также из частей паренхимы печени (82). Этот органопрепарат находил применение в гомеопатии после Второй мировой войны, как подтверждает положительный отзыв критически настроенного врача-гомеопата Ганса Риттера (1897—1988) в "Allgemeine Homöopathischen Zeitung" (83).

Cerebrum (Cerebrinum)

Этот употребляемый не только в гомеопатической терапии органопрепарат животного происхождения, который получали из мозговой массы, был известен на рубеже XX столетия в медицинской литературе под названием Cerebrinum. В традиционной медицинской органотерапии использовалась высушенная мозговая субстанция Cortex, при дозировке 2–4 г (84). Первые попытки использования подобных гомеопатических препаратов предпринимались в конце 90–х годов XIX века (66, стр. 384).

Хорошо документированы упомянутые выше в разделе "Органотерапия как 'терапия раздражением'" лечебные попытки в 20–х годах XX века сотрудника клиники берлинского профессора медицины и хирурга Августа Бира A. Герке. Во французской гомеопатии Cerebrum во всяком случае еще в течение 60–х годов XX века был важным средством при лечении нервных болезней. Была рекомендована потенция C4 (85). Французский учебник 1982 года представляет Cortex cerebri в потенции C9 как средство против эпилепсии (86).

В антропософской медицине Cerebellum (мозжечок) использовался уже в самом начале ее становления. Так, соответствующий органопрепарат присутствует уже в 1-м издании каталога лекарств фирмы WALA 1935 года (87).

Pancreas

После открытия внутренней секреции органов, поджелудочная железа также оказалась в поле зрения эндокринологов, а позднее и гомеопатов, интересующихся органотерапией. Попытки получения гомеопатических лекарственных средств из экстрактов поджелудочной железы упоминались уже к концу XIX века (66, стр. 384). В негомеопатической фармакопее 1890 года описывалось изготовление таких препаратов для лечебных целей.

Исходным материалом была поджелудочная железа свиньи. Она должна была быть тонко измельчена и смешана со спиртом в отношении 1:4 (88). О поджелудочной железе разных животных сообщает фармацевтическое руководство 1935 года, которое дает справку (80) о применении органов животных в терапевтических целях.

Hypophysis (Pituitaria glandula)

Гипофиз, мозговой придаток, впервые в гомеопатической фармакопее упоминается в 9-м издании "Справочника" Берике (1927) (41, стр. 520 и далее). В негомеопатической органотерапии такие препараты находили применение уже в конце XIX — начале XX веков (89). Инициативу применения его в гомеопатии проявил в 1902 году Ричард Юз (90). Первые испытания лекарства в потенции D12 состоялись в 1935 году в США (91). На конгрессе Международной гомеопатической лиги в Женеве в 1931 году французский врач Рене Баришак сообщал о своих успехах применения препаратов гипофиза в высокой дозировке (1,5–2,3 г) (60, стр. 262).

В антропософской медицине препарат гипофиза был предложен к применению Рудольфом Штайнером в его Лондонском докладе. В терапевтическом руководстве по антропософской медицине, которое составил Фердинанд Ванчура (1887—1966) в начале 1930–х годов, Hypophysis D6 упоминается как средство против рахита и при параличе (92).

Со времени становления фирмы "Хель" (сегодня она находится в Баден-Бадене) сохранились еще единичные флакончики лекарственных средств, среди которых есть "Pituitrin C200", датированные 09.10.1935**.

Medulla spinalis

Первые опыты с гомеопатическими препаратами, которые производились из спинного мозга животных, отмечены в 1898 году (66, стр. 384). На рубеже столетий капитан немецкой медицинской службы по имени Бургхарт экспериментировал с препаратами из Medulla spinalis при различных заболеваниях мозга (93).

В антропософской медицине препараты из Medulla spinalis производились в Клинико-терапевтическом институте в Арлесгейме по заданию Иты Вегман (1876—1943) (94). Стандартный препарат в потенции D6 упоминается в каталоге лекарственных средств фирмы WALA 1935 года (95). Возможность использования этого препарата в гомеопатии была документально подтверждена в 1931 году (96).

Medulla ossium

С конца 1920–х годов немецкий врач-гомеопат Фридрих Гизевиус (1867—1946) использовал костный мозг в своей терапевтической практике (96).

Cor

Препарат сердца впервые упоминается в специальной гомеопатической литературе в начале 1930–х годов. Изготовление происходило следующим образом:

<…> измельченная ткань сердца крупного рогатого скота подвергается кипячению в течение 3–х часов. Всплывающий жир снимается. С целью консервирования прибавляется немного салициловой кислоты. Берется 15 капель отвара и добавляется к раствору виноградного сахара приготовленного следующим образом: чайная ложка сахара добавляется к 200 мл кипяченой воды и процеживается через сито. Все это вводится посредством капельной клизмы (96).

Prostata

Об успешном лечении заболевания предстательной железы препаратом "Prostaden" (Stauffer) в разведении D1 сообщал в 1931 году вышеупомянутый берлинский врач-гомеопат Фридрих Гизевиус (96).

Corpus striatum

В середине 1920-х годов берлинский профессор медицины Генрих Розин (1863—1934) экспериментировал с органопрепаратом, который был получен из базальных нервных узлов головного мозга. Он назвал этот препарат "Striaphorin" (97). Препарат в форме таблеток давали страдающим болезнью Паркинсона. Пациентам Фридриха Гизевиуса, которые страдали от рассеянного склероза, помогали гомеопатические потенции этого средства (96, стр. 19).

Органы млекопитающих, которые фигурируют в терапевтической литературе и в специальных статьях до 1962 года в качестве гомеопатических препаратов

Большинство гомеопатических препаратов из органов млекопитающих не встречаются в старых книгах по использованию лекарственных средств. При всем этом они уже задолго до 60–х годов XX столетия представлены в публикациях по органотерапии, а также в специальных документах (например, каталог лекарственных средств фирмы WALA от 1935 г.) но, тем не менее, без достаточно подробных описаний.

Как косвенное доказательство эти источники также очень ценны. Дальнейшие важные указания на эти препараты мы находим в обзорной работе французского гомеопата Макса Тето, опубликованной в 1969 году, которая отражает терапевтическую практику 1950–х и начала 1960–х годов, по меньшей мере во Франции (табл. 1).

Табл. 1



Органопрепарат
животного происхождения

Указатель лекарственных средств
WALA
примерно 1935 год (достоверно известно со 2-го издания 1936 г.)
Les Laboratoires Homoéopathiques de France (Hrsg.): Documentations Homoéopathiques XVII. Paris
(ок. 1949); стр. 47
NB: принятой коммерческой потенцией указана D3 (10-3)
Max Tetau: Considerations théoriques et pratiques sur Organothérapie diluée et dynamisée
в: Cahiers de Biotherapie 6(1969), стр. 20.
NB: потенции между C4 и C9
Aorta (Cor)
X
 
X
Arteria (poplitea)
X
 
 
Bulbus olfactorius
X
 
 
Cartilago
X
 
 
Cerebellum
X
 
X
Chorioidea
X
 
 
Colon
X
 
X
Cor
X
 
 
Corpora quadrigemina
X
 
 
Corpus striatum
X
 
 
Corpus vitrium
X
 
 
Discus intervertebralis
 
 
X
Duodenum
X
 
X
Epiphysis
X
 
 
Glandula parathyreoidea (Parathyreoidea)
X
X
 
Clandula suprarenalis
X
X
X
Glandula thymi
X
X
 
Hepar
X
 
 
Hypophysis
X
X
 
Hypothalamus
 
 
X
Iris bovis
X
 
 
Jejunum
X
 
 
Lobus frontalis cerebri
X
 
 
Lobus occipitalis cerebri
X
 
 
Lobus parietalis cerebri
X
 
 
Lobus temporalis cerebri
X
 
 
Nodi lymphatici
X
 
 
Mamma
 
X
 
Medulla cervicalis
X
 
 
Medulla dorsalis
X
 
 
Medulla lumbalis
X
 
 
Medulla oblongata
X
 
X
Medulla spinalis tota
X
 
 
Medulla ossium
X
X
Х
Myosin
X
 
 
Nervus ischiadicus
X
 
 
Nervus opticus
X
 
 
Ovaria
X
 
 
Pancreas
X
 
 
Pelvis renalis
X
 
 
Placenta
 
X
 
Pulmo
X
 
 
Ren
X
 
X
Retina
X
 
 
Lien
X
Х
 
Tendo
X
 
 
Thyreoidea
X
 
 
Uterus
X
 
X
Vena
 
 
X
Ventriculus
X
 
Х
Vesica urinaria
X
 
 

Выводы

Сегодня потенцированные органопрепараты из млекопитающих находятся в ассортименте многочисленных производителей гомеопатических и антропософских лекарств (98). Эти препараты могут применяться как сами по себе, так и как базис при лечении потенцированными растительными и минеральными лекарствами. Органопрепараты назначаются, например, при артрозах суставов, слабости органов и повреждениях нервов. Они могут быть в ампулированной форме и вводиться при определенных показаниях подкожно или приниматься внутрь как составная часть гомеопатических антропософских лекарственных составов в форме гранул.

Необходимые для производства препаратов органы получают под ветеринарным контролем. В отличие от терапии свежими клетками (99), отбирается лишь небольшое количество ткани, которое растирается с прокаленным морским песком и разводится раствором хлорида натрия и глицерином в соотношении 1:100. Эта исходная субстанция потенцируется до необходимого разведения согласно гомеопатическим инструкциям.

** в собственности г-на Макса Даге (Баден-Баден). Автор благодарит г-на Даге за предоставленную информацию.

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Pschyrembel. Klinisches Wörterbuch. 257. Auflage. Berlin York: de Gruyter, 1993: в Schmidt WJ. Über die Definition von "Organ" und "Gewebe". In: Zeitschrift für Zellen- und Gewebelehre 1930; 10:787–801.
2. Dornblüth O. Klinisches Wörterbuch. 13. 714. Auflage. Berlin, Leipzig: de Gruyter, 1927. (http://www.texlog.de/n299.html, проверено 19.2.07).
3. Sieffert G. Lieber Opotherapie (nach den Vorlesungen von Herrn Spitalarzt Dr. Renon). In: Allgemeine Homöopathische Zeitung 1939; 157:145–149.
4. "New L'organothérapie est la thérapeutique hahnemannienne qui agit sur les differentes glandes et tissus du corps humain pour en redresser le fonctionment perturbe, par l'administration d'extraits glandulaires et tissulaires homologues, dilue et dynamise", из: Tetau M. Considerations théoriques et pratiques sur Organothérapie diluée et dynamisée. Cahiers de Bio-therapie 1969; 6:4–20. Ср. также Thimoleon JC. Organothérapie. Generalites, Historique (http://membres.lycos.fr/natur-activ/organo.html, Проверено 20.02.07).
5. Höfler M. Die volksmedizinische Organotherapie und ihr Verhältnis zum Kultopfer. Stuttgart: Union Deutsche Verl.-Ges., 1910; Bargheer E. Eingeweide. Lebens und Seelenkräfte des Leibesinneren im deutschen Glauben und Gebrauch. Berlin, Leipzig: de Gruyter, 1931; Magnus H. Die Organ- und Blutherapie. Ein Kapitel aus der Geschichte der Arzneimittellehre. Breslau: JU. Kern, 1906.
6. Bier A. Ueber Organhormone und Organtherapie. In: Münchener Medizinische Wochenschrift 1929: 76:1027–1035.
7. Так, исследователь гормонов П. Шмидт, 1928, цитируется в Stoff H. Ewige Jugend. Konzepte der Verjüngung im späten 19. Jahrhundert bis ins Dritte Reich. Köln, Weimar, Wien: Böhlau 2004:26.
8. Boreil ME. Origins of the Hormone Concept: Internal Secretions and Physiological Research, 1889—1905. Ph. D. diss., Yale University 1976: 309. Ср. также Schlich T. Die Erfindung der Organtransplantation. Erfolg und Scheitern des chirurgischen Organersatzes (1880—1930). Frankfurt/M.: Campus, 1998:72.
9. Brown-Sequard C. E. The Effects Produced on Man by Subcutaneous Injections of Liquid Obtained from the Testicles of Animals. In: Lancet 1889 (2. Halbband): 105–107. Ср. (7) 27.
10. Sinding C. Le clinicien et le chercheur. Des grandes maladies de carence á la medecine moleculaire 1880—1980. Paris. Presses Universitaires de France 1991:97.
11. Brown-Sequard C. E. New Therapeutic Method Consisting in the Use of Organic Liquids Extracted from Glands and other Organs. In: British Medical Journal 1893 (2. Halbband): 1145–1147, 1212–1214.
12. Brown-Sequard C. E. цит. в Tattersall R. Pancreatic Organotherapy for Diabetes 1889—1921. Medical History 1995; 39:288–316.
13. Werbeanzeige, abgedruckt bei Tattersall R. Pancreatic Organotherapy for Diabetes 1889—1921. Medical History 1995; 39:303. Для Германии ср. Jastrow K. Organpräparate am Ende des 19. und zu Beginn des 20. Jahrhunderts. Diss. rer. nat. Universitãt Marburg 2004.
14. Согласно рекламному объявлению в Bulletin of the Pasteur Institute 1897, Band 5, перепечатано в Boreil M. Brown-Sequard's Organotherapy and its Appearance in America at the End of the Nineteenth Century. In: Bulletin for the History of Medicine 1976; 50:319. О появлении "диких конкурентов" на американском рынке лекарств в отношении органопрепаратов ср. Hoberman J. Testerone Dreams. Rejuvenation, Aphrodisiac, Doping. Berkeley: University of California Press 2005; 40f.
15. Shaw H. B. Organotherapy or treatment by means of preparations of various organs. London: Cassell, 1905:2.
16. N. N.: Thyroid Extract in Myxoedema. British Medical Journal vom 4. Februar 1893 (1. Halbband): 252.
17. Schlich T. Die Erfindung der Organtransplantation. Frankfurt/M.; New York: Campus Verlag, 1998: 125.
18. Leschke E. Nebennierentransplantation und Organtherapie bei Addisonscher Krankheit. In: Verhandlungen der Berliner Medizinischen Gesellschaft 1929; 59:172–175.
19. Stoffregen M. Zur historischen Entwicklung der experimentellen Physiologie der Nebennierenrindeninsuffiziejiz. In: Sudhoffs Archiv 1981; 65:266–298.
20. Young FC. The Evolution of Ideas About Animal Hormones. In: Needham J. (Hg.). The Chemistry of Life. Cambridge: University Press, 1970:125–155.
21. Herzog I. Die Arzneimittelbewegung des Jahres 1929. In: Archiv der Pharmazie 1929; 268 (4):268–281.
22. Luetkens U, Gehrke A. Organtherapie der Leber-Callenwegerkrankungen. In: Münchener Medizinische Wochenschrift 1929; 76: 1035–1041.
23. H. Steudel. P. N. Schürhoff: Über den Vitamingehalt des NÄhrprÄparates "Promonta". In: Journal of Molecular Mediane 1928; 7 (34):1605; Haim A. Über Lipoidaktivierungdurch Promonta. Beiträge zur Klinik der Tuberkulose und spezifischen Tuberkulose-Forschung 1926; 62: 684-685. "Klinisches Wörterbuch" 1927 Отто Дорнблюта в рубрике "Promonta" указывает: "Promonta Kohlehydrat-Eiweißpräparat mit 10% Hirntrockensubstanz. Bei Ermüdungszuständen".
24. Gehrke A. Organtherapie bei Nervenkrankheiten. In: Münchener Medizinische Wochenschrift 1929, 76:1042–1046.
25. Schulz H. Rudolf Arndt und das Biologische Grundgesetz. 2. Aufl. Greifswald: Bamberg-Verlag. 1925.
26. Steiner R. Anthroposophische Menschenerkenntnis und Medizin. GA Nr. 319. Rudolf Steiner Verlag Dornach Schweiz. 3. Auflage 1994, S. 228. Об отдельных одобренных Штайнером упоминаниях органопрепаратов ср. Steiner, R Grundlegendes zur Erweiterung der Heilkunst. GA 7 (5. Fall).
27. Heilmittelangaben Rudolf Steiners. Zusammengestellt von Hans Krüger, Apotheker, wissenschaftlicher Mitarbeiter der Weleda AG Heilmittelbetriebe. Schwäbisch Gmünd o. J.
28. Rudolf Steiner: Physiologisch-Therapeutisches auf Grundlage der Geisteswissenschaft. GA 314. Rudolf Steiner Verlag Dornach Schweiz. 2. Auflage 1975, S. 213f.
29. Husemann F, Wolff О. Das Bild des Menschen als Grundlage der Heilkunst. 3 Bde, Bd. 2/4. Aufl. Zur allgemeinen Pathologie und Therapie. Stuttgart: Verlag Freies Geistesleben, 1986:459.
30. Vogel H.H. Therapie mit potenzierten Organpräparaten. Bad Boll: WALA Heilmittel GmbH 1990: 7ff.; Strüh HJ, Ehrhardt G, Weigl M. Zur QualitÄt und Sicherheit der WALA- und Weleda-OrganprÄparate. In: Der Merkurstab Sonderheft 1999; 51:49, Roemer F. Organpräparate Kompendium. 4. überarbeitete und erweiterte Aufl. Bad Boll: WALA Heilmittel GmbH 2004: 22, Eiben H, Judex H. Zur Herstellung potenzierter Organpräparate von höheren Tieren nach den Vorschriften des Homöopathischen Arzneibuches. Der Merkurstab Sonderheft 1999; 51:6.
31. Leeser O. Lehrbuch der Homöopathie. Spezieller Teil: Arzneimittellehre. С: Tierstoffe. Ulm: K. F. Haug, 1961:22f.
32. Schmidt J. M. Die Materia Medica Samuel Hahnemanns. Seine veröffentlichten Arzneimittelprüfungen und Abhandlungen zu einzelnen Mitteln. In: Jahrbuch des Instituts für Geschichte der Medizin der Robert Bosch Stiftung 16. Stuttgart: Franz Steiner Verlag, 1998:111–128.
33. "Depuis le strav aux de Brown-Sequard, on a commence á employer les extraits de produits organiques dans le traitement des maladies (opothérapie). La thyroidine á ete particulierement employée parquelques homoéopathes. d'apres s pathogenesie", из: Pharmacopée Homoéopathique Française, redigée sous le patronage de la Societe Française d'Homoéopathie. Paris: Librairie J.-B. Baillie-reetfils, 1898:383.
34. Griesselich L. Handbuch zur Kenntniss der homöopathischen oder specifischen Heilkunst. Karlsruhe: Maisch und Vogel, 1848:61.
35. Hermann J. F. Die wahre Isopathik: oder über die Anwendung gesunder thierischer Organe als Heilmittel bei gleichnamigen Krankheiten der Menschen. Augsburg: Rieger, 1848. Eine Vorabveröffentlichung erfolgte bereits 1844: Aus einer brieflichen Mittheilung an Dr. Groß vom Landarzte Hermann zu Thalgau bei Salzburg. In: Allgemeine Homöopathische Zeitung 1844: 27:187–190. Hirschel B. Grundrissder Homöopathie nach ihrem neuesten Standpunkte, und Anleitung zum Studium und zur Praxis derselben. Dessau: Gebrüder Katz, 1854.
36. HAB. 1. Ausgabe. Stuttgart: Deutscher Apotheker Verlag, 1978:437.
37. Hahnemann S. Apothekerlexikon. Bd. 2. Leipzig: Siegfried Lebrecht Crusius, 1793:59.
38. Buchner J. Fragmente über physiologische Wirkung einiger Arzneien. In: Allgemeine Homöopathische Zeitung 1841; 20:304.
39. Allen TF. The Encyclopedia of Pure Materia Medica. A Record of the Positive Effects of Drugs upon the Healthy Human Organism. Bd. 4. New York, Philadelphia: Boericke & Tafel, 1876:302.
40. Clarke JH. A Dictionary of Practical Materia Medica. Bd. 1. London: The Homoeopathic Publishing Company, 1900: 752. Cр. также: Clarke JH. Der Neue Clarke. Vint P. (Hg). Eine Enzyklopädie für den homöopathischen Praktiker. Bd. 4. Bielefeld: Stefanovic Homöopathische Literatur, 1992:1892.
41. Boericke W. Pocket Manual of Homoeopathic Materia Medica Comprising the Characteristic and Guiding Symptoms of All Remedies. 9. Aufl. New York: Boericke & Runyon, 1927:282.
42. Schwabe W. Deutsches homöopathisches Arzneibuch. Leipzig: Dr. Willmar Schwabe, 1901:317.
43. Schwabe W. Homöopathisches Arzneibuch. AufzÄhlung und Beschreibung der homöopathischen Arzneimittel nebst Vorschrift für ihre Bereitung, Prüfung und Wertbestimmung. 2. Ausgabe. Leipzig: Verlag Dr. Willmar Schwabe, 1924:179.
44. Homöopathisches Arzneibuch — Gesamtausgabe nach der Neufassung 1985. Stuttgart: Deutscher Apotheker Verlag, 1985:437ff.
45. Strobel M. Asthma bronchiale — Die Geschichte seiner medikamentösen Therapie bis zum Beginn des 20. Jahrhunderts. Wissenschaftliche Verlagsgesellschaft Stuttgart 1994 и Hering C. Analytical Repertory of the Symptoms of the Mind. 2. Aufl. Philadelphia: American Homoeopathic Publishing Society, 1881:66.
46. Из краткой переписки с д-ром Гроссом земельного врача Германа из Торгау у Зальцбурга. In: Allgemeine Homöopathische Zeitung 1844; 27;197.
47. von Grauvogl E. Lehrbuch der Homöopathie. 1. Theil. Nürnberg: Verlag der Friedrich Korn'schen Buchhandlung, 1866: 132. Подробнее см. в American Observer. Medical Monthly 1874: 632 f.
48. Hughes R. A Manual of Therapeutics. Philadelphia: William Radde, 1877:157.
49. The American Homoeopathic Pharmacopeia. Philadelphia: Boericke & Tafel 1882:471.
50. Clarke JF. A Dictionary of Practical Materia Medica. Bd. 2. 1902: 906f. В Homeopathic News (St. Louis) 25; 1879:490 был дан перевод на английский. Ср. также Clarke JF. Der Neue Clarke. Bd. 8. Bielefeld: Stefanovic Verlag für Homöopathische Literatur, 1994:4535.
51. Lilienthal S. Homoeopathic Therapeutics. Philadelphia: Boericke & Tafel, 1925:60.
52. Voisin H. Materia medica des homöopathischen Praktikers (frz. 1964). Heidelberg: K. F. Haug Verlag, 1969:1004
53. Drysdale J. J. On Pyrexin or Pyrogen as a therapeutic agent. London: Bailliere, Tyndale, 1880.
54. Hemmer M. Experimentelle Studien über die Wirkung faulender Stoffe auf den thierischen Organismus. München: Franz, 1866.
55. von Balogh T. Ein neues homöopathisches Mittel gegen Typhus abdominalis. In: Zeitschrift des Berliner Vereins homöopathischer Ärzte 1902, 21:273–301.
56. Critique (Denver) 7; 1900:90.
57. Burnett JC. Fevers and Blood Poisoning and their treatment, with special reference to the use of pyrogenium. London: Epps, 1888.
58. Kent J.T. Pyrogen. Allgemeine Homöopathische Zeitung 1905; 151:132–133.
59. Chiron P. Elements de matiere médicale homoéopathique. Paris: J. Peyronnet, 1934:82
60. Actes du Congres Homоéopathique International de Geneva. Genf: Crivet, 1931:265.
61. Hodiamont G. Veninset remedes du regne animal en homeopathic. Brüssel: H. Wauters, 1957. Boericke W. Handbuch der homöopathischen Materia Medica. Heidelberg: K. F. Haug, 1992: 636ff; Vermeulen F. Konkordanz der Materia Medica: Allen, Boericke, Boger, Clarke, Cowperthwaite, Hering, Kent, Lippe, Pulford, Vermeulen. Haarlem: Emryss, 200:1429.
62. zu Thalgau H. Briefliche Mitteilung an Dr. Groß vom Landarzte Hermann zu Thalgau bei Salzburg. In: Allgemeine Homöopathische Zeitung 1844; 27:188.
63. Genzke JCL. Ueber die neueste Entdeckung im Gebiete der Homöopathischen Therapie. In: Hygea 1845; 20:192–203.
64. Browning W.W. Modern homoeopathy, its absurdities and inconsistencies Philadelphia: Press of Wm. F. Fell, 1894:18.
65. American Homoeopathic Pharmacopeia. Philadelphia: Boericke &Tafel, 1882:471. American Homoeopathic Pharmacopeia. 9. Aufl. Philadelphia: Boericke & Tafel, 1920:456 f.
66. Pharmacopée Homoéopathique Française, redigee sous le patronage de la Societe Française d'Homoéopathie. Paris. — Librairie J. — B. Bailiiere et fils, 1898: 384.
67. Griesselich L. Handbuch zur Kenntnis der homöopathischen oder specifischen Heilkunst. Karlsruhe: Maisch und Vogel, 1848:66.
68. Aus einer brieflichen Mitteilung an Dr. Groß vom Landarzte Hermann zu Thalgau bei Salzburg. In: Allgemeine Homöopathische Zeitung 1844; 27:210.
69. Zur Pathogenese von Thyroidin. In: Allgemeine Homöopathische Zeitung 1894; 129:132–136.
70. Homoeopathic Weekly 1894, 29:111.
71. Critique (Denver) 6; 1899:270.
72. Sieffert G. Formulaire de therapéutique positive (Homoéopathie). Leipzig: Willmar Schwabe, 1899.
73. Allen HC. The materia medica of the nosodes with proving of the X-ray. Philadelphia: Boericke & Tafel, 1910:494–501.
74. American Homoeopathic Pharmacopeia. 9. Aufl. Philadelphia: Boericke & Tafel, 1920:533.
75. Homöopathisches Repetitorium. Deutsche Homöopathie-Union (Hg.). Karlsruhe: Deutsche Homöopathie-Union, 1994:298.
76. Michaelis AA. Thyreoidin in der homöopathischen Praxis. In: Medizinische Monatshefte für Homöopathie und allgemeine Heilkunde 1897; 3:88–89.
77. Bastanier E. Homöopathie und Endokrinologie. In: Medizinische Klinik 1935; Sonderdruck; (28):4.
78. Homoeopathic World. 1897; 32:296.
79. Kent JT. Repertory of the Homoeopathic Materia Medica. Nachdruck der 5. Aufl. Rom: Edizione C.E.M.O.N. 1979: XII. .
80. Wasicky R. Leitfaden für pharmakognostische Untersuchungen im Unterricht und in der Praxis. Leipzig, Wien: Franz Deuticke-Verlag, 1935.
81. Herzog 1. Die Arzneimittelbewegung des Jahres 1929. In: Archiv der Pharmazie 268; 1929; (4):268–281.
82. Luetkens U, Gehrke A. Organtherapie der Leber-Gallenwegerkrankungen. In: Münchener Medizinische Wochenschrift 1929; 76:1035–1041.
83. Ritter H. Homöopathische Behandlung der Krankheiten der Gallenwege und der Leber. In: Allgemeine Homöopathische Zeitung 1948; 193:64–71.
84. Schulz H. Historische Notizen zur Organo- und Immunisierungstherapie. In: Allgemeine Homöopathische Zeitung 1900; 141 (1–2):5–9.
85. Tetau M. Considerations théoriques et pratiques sur Organothérapie diluée et dynamisée. In: Cahiers de Biotherapie 1969; 6:17.
86. Julian OA, Haffen M. Nouvelles etudes de clinique homeobiothérapique. Paris: J. B. Bailliere 1982:6.
87. WALA Heilmittel(-Verzeichnis). Ludwigsburg ca. 1935:12. Экземпляр в архиве WALA Heilmittel GmbH, Bad Boll. Второе издание вышло в сентябре 1936 г., текст идентичен.
88. Potter SLO. A handbook of materia medica, pharmacy and thérapeutics, including the physiological actions of drugs. Philadelphia: P. Blakiston's Son, 1890: 300. То, что традицонная медицина уже в 1880-е гг. экспериментировала с экстрактами поджелудочной железы, показывает Burt WH. Physiological materia medica, containing all that is known of the physiological action of our remedies, together with their characteristic indications and pharmacology. Chicago: Gross & Delbridge, 1883:18.
89. Harrower RH. Practical Hormone Therapy. A Manual of Organotherapy for Practitioners. London: Bailliere,Tindal & Cox, 1914:35.
90. Hughes R. The Principles & Practice of Homoeopathy. London: Leath & Rose, 1902:742.
91. Stevenson J. Hahnemannsche Arzneimittelprüfungen 1924—1959, übersetzung aus dem Englischen von Martin Zipf. Merzig: Homöopathie-Verlag, 1999:206.
92. Wantschura F. Therapeutische Erfahrungen. 2. Aufl. Stuttgart: AG Anthr. Ärzte, 1953:107.
93. Excerpta Medica 1899/1900; 9:278.
94. Roemer F. Zum rationellen VerstÄndnis der potenzierten OrganprÄparate nach Heinz-Hartmut Vogel. In: Der Merkurstab Sonderheft 1999; 51:915.
95. WALA Heilmittel (-Verzeichnis). Ludwigsburg ca. 1935:13.
96. Gisevius F. Aktivierung von PrÄparaten durch homöopathische Mittel. In: Deutsche Zeitschrift für Homöopathie 1931; 10: 13–21.
97. Foley PB. Beans. Roots and Leaves. The History of the Chemical Treatment of Parkinsonism. Med. Diss. Würzburg 2001, S. 161f. (http://deposit.ddb.de/cgbin/dokserv?idn=96446392X&dok_var=d1&dok_ext=pdf&filename=96446392x.pdf. Проверено 20.02.07).
98. Ср. с другими (разумеется, не совершенными) мнениями в Bündner M. Die tierischen Arzneien, Nosoden und Sarkoden unserer Materia medica. In: Zeitschrift für klassische Homöopathie 2002; 46:234-248.
99. Об истории этого метода см. Wolff E. Verehrt-verflucht-verwertet. Die Bedeutung der Tiere für die menschliche Gesundheit. Dokumentation der Ausstellung im Medizinhistorischen Museum der Universität Zürich 2000/2001. Zürich: Medizinhistorisches Institut und Museum der Universität Zürich, 2001, 46f.