Д-р Ольга Мухина

К столетию со дня рождения С. А. Мухина. Неизвестные страницы его жизни


Гомеопатический ежегодник, МГЦ, 2005, стр. 24–28

О многогранных исследованиях, увлечениях, достижениях С. А. Мухина известно очень мало. Поэтому возрожденному Российскому гомеопатическому обществу необходимо изучить все его наследие и опубликовать подробную биографию этого интереснейшего человека, который сумел так много взять от истории Человечества, чтобы как можно больше дать людям.

Академик Б. А. Рыбаков

Наша семья Мухиных с большой ответственностью отнеслась к предложению Российского гомеопатического общества принять участие в научно-практической конференции по проблемам гомеопатии, что совпадает со 100-летием со дня рождения С. А. Мухина. Мы, Мухины, все врачи, в своей практике применяем гомеопатию. Внучки Сергея Алексеевича: Мухина Евгения Александровна — врач-кардиолог, Мухина Ирина Александровна — врач-офтальмолог, невестка Мухина Ольга Константиновна — врач-офтальмолог.

Мухин Сергей Алексеевич родился 14 сентября 1905 года в Москве. Отец — Алексей Павлович Мухин из бедной семьи, рабочий. Сергей Алексеевич рано осиротел — мама умерла в возрасте 19 лет от чахотки, когда ему было всего 9 месяцев. Жили Мухины в Большом Новинском переулке д. 13 кв. 1. Это дом, во двор которого во время войны упала бомба. Квартирка у Мухиных была на первом этаже, холодная, сырая, темная, окна почти у земли. Эта семья была немногочисленная — у дедушки Сергея Алексеевича был один лишь сын Алексей Павлович, которому при женитьбе был "выделен большой угол" в шестнадцатиметровой комнате. Дом этот не сохранился. В этой квартирке и прошли первые восемь лет жизни Сергея Алексеевича, а потом еще шесть лет с семьей.

После смерти матери воспитанием малыша занялась бабушка — мать отца, которую Сергей Алексеевич очень хорошо помнил и любил. С горечью вспоминал, как однажды, проснувшись за спиной у бабушки, он почувствовал, что она холодная…

Шел 1914 год… Алексей Павлович был призван в армию. Маленький Сергей оставался с очень больным старым дедом. Вот тогда-то Алексей Павлович и решился подать прошение на "имя Ее Высочества" о принятии его сына "в приют Ея Высочества Александры", что и было осуществлено к большому удивлению всех. После Революции это был детский дом "Молодая гвардия" под Москвой, который курировался Крупской. Это были необычные приют и детский дом, много хорошего было заложено в программу воспитания детей — приобщение к музыке, искусству и т. д. Но свое вынужденное сиротство Сергей Алексеевич перенес тяжело и до конца дней своего отца не снял упрека ему по этому поводу…

В возрасте 18 лет в 1923 году Сергей Алексеевич проходит службу на легендарном крейсере "Аврора". После службы он поступает в 1925 году в МГУ им. М. В. Ломоносова на медицинский факультет.

Из воспоминаний Сергея Алексеевича об учебе в университете: я часто слышала о выдающимся профессоре нормальной анатомии Петре Ивановиче Карузине, по инициативе которого был построен в 1928 году анатомический корпус на Моховой, часто вспоминал лекции выдающегося хирурга Петра Дмитриевича Соловова, а лекции М. П. Кончаловского определили его дальнейший творческий путь терапевта.

После окончания университета, с 1931 года Сергей Алексеевич работал на кафедре у Д. Д. Плетнева с С. С. Халатовым. Тогда в 1930 году это был уже 1-й Московский медицинский институт им. И. М. Сеченова. Проблемой, которая тогда волновала всю мировую медицину, был атеросклероз. С кафедры Д. Д. Плетнева впервые в мире стали выходить уникальные по значимости работы по атеросклерозу. Пионером в разработке атеросклероза был Сергей Алексеевич Мухин. Сейчас кажется, что и вопросов нет уже по этому разделу медицины, а почти 80 лет назад это было началом изучения серьезнейшего раздела в медицине.

У Сергея Алексеевича за этот период (с 1931 по 1937 гг.) выходит около 10 статей. Одна статья "К вопросу о происхождении гиперхолестеринемии при выпадении функции селезенки" была по теме кандидатской работы, которую он защитил и которая была утверждена ВАКом в 1937 году, но документы не были выданы. Сергей Алексеевич рассказывал в назидание нам о значимости одного дня: "Позвонили, пригласили получить документы из ВАКа, я пришел послезавтра… Было поздно". Д. Д. Плетнев был арестован. Время было сложное… Спасли детский дом и "Аврора".

Сергей Алексеевич к тому времени стал блестящим диагностом, эрудированным врачом.

С гомеопатией он познакомился еще в студенческие годы на практике в Муроме, а позднее лечился у гомеопата Яшкуля К. К., который стал большим другом семьи.

Трудно сказать, как бы сложилась дальнейшая судьба Сергея Алексеевича, если бы не твердое плечо жены. Сергей Алексеевич в 1933 году женился на Евгении Сергеевне Павловой, женщине умной, решительной, интеллектуальной, красавице. Она была на два года старше Сергея Алексеевича, прекрасно разбиралась в искусстве, литературе. Ее отец работал наборщиком в издательстве литературы, и в доме появлялось раньше, чем у кого-либо, все новое об искусстве и литературе. Работала Евгения Сергеевна в отделе начального и среднего образования социального обеспечения, на Центральных заочных курсах Наркомобразования; ее с детства опекала бездетная очень состоятельная тетка.

Отец Сергея Алексеевича рассказывал, как заботилась о муже невестка: "Нашла-таки травника, который поднял Сергея". Сергей Алексеевич страдал бронхоэктатической болезнью, и в тот 1937 год болезнь очень обострилась, настроение было отчаянное…

Вот тогда-то Евгения Сергеевна помогла Сергею Алексеевичу поступить на курсы по гомеопатии. Тогда врачи-гомеопаты из Германии вели курсы гомеопатии при ЦИУ врачей — это было фундаментом к уже имевшимся небольшим знаниям по гомеопатии. Сергей Алексеевич с головой уходит в гомеопатию: ведет поликлинический прием на ул. Собачья площадка (это в районе кинотеатра "Октябрь" и ул. Воровского в настоящее время), начинает вести и частный прием на снятой квартире.

1939 год. Сергей Алексеевич в действующей армии, врач II ранга. Из пожелтевших листков писем Евгении Сергеевне на фронт видно, сколько заботы по всем жизненным проблемам берет на себя жена: воспитывает сына, работает, хлопочет о работе мужа, обменивает квартиру, а сама тяжело больна — порок сердца. "Наконец 22 апреля получила твое письмо из Петрозаводска. Так расстроилась, что не спала всю ночь, и решила 23 апреля идти к тебе в институт, говорить с Певзнером. И хорошо поступила! Я вначале зашла к тебе в лабораторию, узнала ситуацию… О тебе была подана докладная записка в ЦК ВКП(б), так как последние заинтересовались темой, которую ты вел, и что нужно для ее быстрейшего проведения. В поданной докладной написали, что необходимо твое возвращение, и на этом закончили. Никто не справился и, видимо, делу соответствующего хода не дали". Дальше на пяти листах Евгения Сергеевна пишет о том, как она хлопочет о быстром его возвращении в лабораторию.

Наконец-то встречает мужа в 1940 году уже в светлой, теплой четырнадцатиметровой комнате в коммунальной квартире со всеми удобствами, с пятью семьями, по Первому Обыденскому переулку д. 7, кв. 8. Сергей Алексеевич продолжает работать в лаборатории и вести прием по гомеопатии в поликлинике и частным образом.

1941 год… Сергей Алексеевич возглавляет в Москве Институт питания, вернее, открывает новый (весь институт эвакуирован) для лечения тяжелобольных, позднее больных из блокадного Ленинграда. Работает сутками… война страшная.

Евгения Сергеевна работает в институте им. Тарасевича. Маленький сын Саша, 1935 года рождения, с няней Анной Савельевной в ее деревне. Эта няня была у Саши с трех лет, и прожила с Сергеем Алексеевичем до кончины. Она успела окрестить дочку Саши, внучку Сергея Алексеевича, Женю.

После войны, когда вернулся эвакуированный институт, остаться Сергею Алексеевичу не предложили.

Евгения Сергеевна была в 1944 году награждена орденом "За оборону Москвы", а в августе 1948 года — медалью "В память 800-летия Москвы".

Сергей Алексеевич с 1946 года полностью уходит в гомеопатию. Начинает разрабатывать свою знаменитую "Виту". Во многом ему помогает сочинение Мадауса — трехтомный справочник по лечебным растениям, перевод которого сделал Сергей Алексеевич на свои деньги. Я была обрадована, когда увидела этот справочник в библиотеке гомеопатической поликлиники на ул. Владимирской в Москве.

Сергей Алексеевич разрабатывает "Виту" очень кропотливо — подбирает дозы, сочетания лекарственных трав. Евгения Сергеевна, страдающая пороком сердца, первая апробирует их — тщательно фиксирует, сколько раз в день прием, какое количество, как действует. Я, найдя тетради с этими записями, тогда (в 1960 году) не поняла, и при переезде не проследила за их сохранностью. Лишь позднее, когда я с Сергеем Алексеевичем готовила эту знаменитую "Виту", он вдруг вспомнил о тетрадях и попросил их, я осознала значимость этой кропотливой работы Евгении Сергеевны для науки, а в итоге и для мужа, с которым она прожила 20 лет. Скончалась Евгения Сергеевна в 1953 году.

В состав "Виты" входят лечебные растения, задерживающие развитие атеросклероза, т. е., до конца своих дней Сергей Алексеевич помогал пациентам бороться с недугом, причину которого он одним из первых открыл в молодости. А. Л. Мясников в своей монографии "Атеросклероз" (изд. 1960 г., стр. 418) делает ссылку на вышеуказанную статью Сергея Алексеевича.

Эти послевоенные годы были очень насыщены научной работой, практикой. Сергей Алексеевич Мухин становится известным и за рубежом. Его успехи в лечении гемофилии уникальны, как успехи и в кардиологии, гепатологии, нефрологии. В 1954 году он награждается орденом "Знак Почета". О нем ведется передача для японского радио, в журнале "Мир" за 1957 год (японский журнал) печатается большая статья о нем и его работе.

Особенностью врачевания Сергея Алексеевича было не отрицание академической школы, а сочетание всего полезного для пациента. Сергей Алексеевич говорил:

Я гомеопат, но это не значит, что я вообще отрицаю методы академической школы. Только слепые последователи Самуила Ганемана готовы всегда и всем рекомендовать исключительно гомеопатические средства. В наше время медицина творит чудеса. И разве разумно, к примеру, игнорировать в необходимых случаях хирургию, физиотерапию, антибиотики и другие средства. Все новейшее исследования и открытия должны одинаково принадлежать всем школам медицины. Кстати, у всех без исключения врачей уже давно имеется множество общих лекарств. Взять хотя бы такой великолепный препарат, как японская камфара. Япония ее поставляет почти во все страны мира. Эта камфара до сих пор незаменима для врачей всех медицинских школ. Еще раз хочу подчеркнуть: все, что полезно для лечения человека, должен применять каждый образованный врач.

Сергей Алексеевич обладал редкой продуктивной работоспособностью. Его дни были расписаны по часам: прием больных, ответы на многочисленные письма, работа в гомеопатической поликлинике, научная работа, семья. Выходят интереснейшие статьи по гомеопатии в 1959, 1961, 1969, 1978 гг.

Он прекрасный семьянин. Его дети, внуки под пристальным вниманием. В еженедельных встречах у нас в семье, его письмах, поздравлениях столько родственности и заботы. Маленькие внучки с 1967 года становятся его радостью, мы живем рядом у Никитских ворот. Сын Сергея Алексеевича, Мухин Александр Сергеевич, ученик А. Л. Мясникова, Е. М. Тареева, стал его другом, а в последние годы и врачом. В 1968 году впервые после тяжелого гриппа Сергей Алексеевич почувствовал себя плохо, и в очередной записке (у нас не был еще установлен телефон) пишет: "Спасибо Вам за поздравление к 8 марта (жене Валентине Афанасьевне), оно пришло в разгар болезни и у меня, и у Валентины Афанасьевны. Я, правда, эту неделю через силу ходил на работу, но три дня назад отказался от туристической поездки в Индию, о которой мечтал пять лет. Какая Индия, когда я дойти до площади Восстания не могу (он уже жил на ул. Герцена), задыхаюсь и готов сорвать с себя не только пальто, но и рубашку от недостатка дыхания!.. Марию Сергеевну не вижу давно по той же причине… живу затворником в своей комнате…" Так с 1968 года отец стал пациентом сына. В последние годы Сергей Алексеевич неоднократно находился на лечении в клинике профессиональных болезней I ММА им. И. М. Сеченова, где работал его сын, доктор медицинских наук Александр Сергеевич, ученый с мировым именем. Александр Сергеевич был пионером в изучении алкогольных заболеваний, и на основании его работ в ВОЗ был включен раздел "Алкогольные заболевания".

В далеком 1942 году отец спас маленького умирающего сына от плеврита… Между ними была огромная духовная связь, с годами крепнущая… Удивительная деликатность в общении, уважение внутреннего мира каждого. Оба были книголюбами, одаренными людьми, красивыми внешне. От второго брака у Сергея Алексеевича были дочь Ольга, инженер, и внук Алексей.

У нас с Александром Сергеевичем две дочери. Внуков и правнуков не увидели отец с сыном — Александра закончила с отличием и медалью в 2004 году МГУ и учится там же в аспирантуре, Александр в 2004 году поступил в Академию внешней торговли, владеет двумя языками, Владимир, которому 11 лет, играет на двух инструментах. Кажется, медицина в четвертом поколении "отдыхает" от Мухиных, но Владимир еще не определился!

Последний раз дети Сергея Алексеевича встретились у нас на его поминках 14 декабря 1981 года. Через полгода от сердечной недостаточности скончался Александр Сергеевич, ему было 46 лет. Памятники им я заказывала почти одновременно. Выполнила волю Сергея Алексеевича, сделав надпись: "Помогая людям, я сделал все, что было в моих силах".