Питер Моррель (Англия)

Питер Моррель

Британская гомеопатия на протяжении двух столетий


Перевод Зои Дымент (Минск)
Моррель Питер — почетный научный сотрудник по истории медицины, Стаффордширский университет, Англия.
Сборник статей о гомеопатии Питера Морреля на homeoint.org

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/morrell/british/society.htm



VII. Актуальные вопросы

Общество гомеопатов

Общество гомеопатов создавалось дважды: один раз в спешке в 1970 году (Общество гомеопатов было официально сформировано на собрании 10.01.1970 [Whitney, 1990, Wilcox, 1990]) в связи с принятием Медицинского закона 1968 года, который мог стать угрозой для использования лекарств, но затем, после консультаций между правительством и альтернативными медиками, она, казалось, исчезла. Нынешнее Общество гомеопатов было создано группой студентов Моэна и Де Монте в 1977 году, чтобы почтить память учителей, добиться подъема гомеопатии и ее развития и сделать доступной для использования всем обществом. Были также созданы регистр, журнал, этический кодекс и первый колледж в Лондоне.

Image

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/morrell/british/society.htm#register

Регистр

Вот некоторые данные о расширении регистра Общества гомеопатов.

RSHoms 1981–99:

Год
Численность
1979
15
1981
41
1983
50
1984
54
1985
62
1986
65
1987
67
1988
82
1989
132
1990
165
1991
180
1992
210
1993
260
1994
360
1995
427
1996
465
1997
493
1998
591
1999
708

ИСТОЧНИК: Registers of Society of Hom.; Society of homeopaths Annual Report 1989–93; Society of Homeopaths, Newsletter 25, p. 5; Society of Homeopaths, Newsletter 24, p. 5; Society of Homeopaths, Newsletter 21, p. 5.

Заглядывая в ближайшее будущее, если предположить, что увеличение составит 19,9 % к имеющемуся значению, к 2000 году количество гомеопатов c RSHom увеличится на 1000 человек.

Рост был несколько хаотичным и теперь отмечается его небольшое замедление, что видно из приведенных данных. Видно, что наибольший рост происходил в начале 1990-х годов. В соответствии с этой тенденцией ранее ожидаемое увеличение на 1000 числа гомеопатов RSHom вряд ли будет достигнуто к 2000 году, и более вероятен прирост примерно на 780 человек. Прогнозируя ежегодный прирост 19,9 %, это выливается в дополнительное увеличение на 295 гомеопатов RSHom к 2000 году, то есть максимально это 788 человек.

Стоит походу отметить, что незаявленная цель регистра точно та же, какая была в 1858 году, когда начал действовать Медицинский закон, регулирующий врачебную практику.

С 1978 года наблюдается массовое возрождение терапии, почти полностью обязанное этому созданием колледжей для непрофессионалов в Лондоне и провинциях, Общества гомеопатов и его журнала и регистра. Начиная примерно с 10 членов в 1978 году, постепенно число зарегистрированных практиков превысило 300 человек. В стране было создано свыше 20 колледжей, особенно много в Лондоне и на юге. Каждый из них выпускает ежегодно в среднем около 20 человек, то есть в общей сложности получается около 400 выпускников в год. Многие из последних в силу различных причин не начинают практиковать, некоторые регистрируются после приобретения клинического опыта, практикуя еще год-два полный рабочий день. Интересно отметить, что более 3/4 студентов, выпускников колледжей и зарегистрированных гомеопатов это женщины.

Есть два других пути к практике. Как и прежде, возможен путь самоучки, или путь обмена знаниями с другими и обучения посредством самостоятельной работы, изучения и осмысливания. Есть два других регистра, каждый из которых включает примерно по 200 практиков-непрофессионалов. Один из этих регистров составляется в UKHMA (Гомеопатическая медицинская ассоциация Объединенного Королевства), базирующейся в Кенте и имеющей представительства в США, Канаде, Индии и т. д. Второй — регистр гомеопатов в ICM (Институт комплементарной медицины). UKHMA имеет свои собственные колледжи, свои собственные активные и расширяющиеся программы обучения и свои собственные процедуры регистрации. Но и ICM имеет регистр. Оба они также стремятся включить непрофессиональные колледжи в свои регистры.

В настоящее время в Великобритании имеется, вероятно, около 1000 зарегистрированных непрофессионалов, и их число увеличивается примерно на 150–200 в год. Общее количество трудно оценить, поскольку имеется также множество незарегистрированных гомеопатов-непрофессионалов и самоучек, работающих на рынке, в который государство не вмешивается. Обучающая программа для врачей также расширяется, обучение организовано Факультетом гомеопатии, базирующимся в Лондонском гомеопатическом госпитале. Они, вероятно, выпускают ежегодно не менее 50 обученных гомеопатии врачей.

Image

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/morrell/british/society.htm#ukcolleges

Колледжи в Великобритании

В Лондоне имеется не менее четырех колледжей, старейший из которых, Лондонский колледж гомеопатии (создан в 1978 году), расположен в Риджентс-парк. Последними в списке были открыты Валлийская школа гомеопатии в Суонси и Союз гомеопатов в Кенте, появившиеся в этом году (1997).

Сейчас в Великобритании работает не менее двадцати колледжей. Ниже приведен их список; если известен год создания, он указан в скобках.

Лондонский колледж гомеопатии (1978), Лондонский колледж практической гомеопатии (1989), Лондонский колледж классической гомеопатии (1986), Девонская школа гомеопатии (1981), Лондонская школа гомеопатии, Северный колледж гомеопатии в Гейтсхеде (1981), Северо-Западный колледж гомеопатии в Манчестере (1984), Мидлендский колледж практической гомеопатии в Дадли (1987), Пуртон Хаус, Союз гомеопатов в Лондоне (1996), Валлийская школа гомеопатии (1996), Институт гомеопатии, Солунская школа гомеопатии в Дерби (1994), Шеффилдская школа гомеопатии, Йоркширская школа гомеопатии (1987), Колледж гомеопатии в Глазго, Шотландский колледж классической гомеопатии в Эдинбурге (1994) и др.

Различия между этими колледжами незначительны и еще более уменьшаются по мере того как все гомеопатические программы постепенно унифицируются. Они все дают 3–4-летние углубленные курсы по классической гомеопатии, которые включают обучение навыкам консультирования и клинического наблюдения, а также теоретическую подготовку, знакомя с Материей медикой, философией и принципами ведения пациента. В некоторых из этих колледжей есть курсы истории и психологии, в то время как в других эти предметы разбираются лишь вкратце. Программа всех колледжей сейчас включает по крайней мере биохимию, анатомию и физиологию, а также использование медицинских диагностических инструментов. Хорошим примером может служить колледж в Девоне, при котором в 1998 году был создан филиал в Нью-Йорке.

Большинство колледжей работают по методу непрерывной оценки и кратких письменных работ по выбранной теме. Слово "классический" звучит скорее неуместно и тенденциозно. Если имеется в виду "следуя за Ганеманом", то это, конечно, бессмысленно, потому что очень немногие гомеопаты в мире знают, каким методам Ганемана действительно следовал в своей парижской практике. В некоторых колледжах предлагают и заочные курсы.

Все эти колледжи были созданы вслед за Лондонским колледжем, основанным в 1978 году студентами д-р Томаса Моэна (1901–1976), Главного друида. Колледжами руководят в основном прямые и непрямые его ученики, а также ученики его помощника Джона Да Монте (1916–1975).

…Cтепень по гомеопатии не является необходимой… но в будущем может стать таковой… (Sharma, 1992, p. 186)

В настоящее время в двух университетах выпускники получают степень по гомеопатии: в Вестминстерском университете и Университете Эксетера (по комплементарной медицине). Я слышал, что есть также планы в отношении Университета Центрального Ланкашира. Почти наверняка в ближайшем будущем их станет больше.

Последнее замечание об обучении в колледже. Вероятно, такое обучение лучше ученичества, потому что в ученичестве все узнается от одного человека, а не от разных специалистов, владеющих разными методами. Но каждый учитель знает, что его метод работает. В этом одновременно и сила, и слабость. В колледже преимущество заключается в том, что студент изучает несколько методов, по крайней мере знакомится со многими методами и идеями. Недостатком является то, что никто не способен определить, какой метод действительно работает лучше всего.

Многие разделы гомеопатии превращаются в информацию ради сдачи экзамена или оценки преподавателя. Можно возразить, что в этом обучение проигрывает ученичеству. Тем не менее мы должны помнить, что вся информация по гомеопатии будет использоваться и пополняться в течение всей карьеры гомеопата. Она изучается только для сдачи экзамена, а потом может быть отброшена. Есть надежда, что она впитывается таким образом, что становится неотъемлемой частью, живым инструментом, который будет использоваться на практике.

Другое существенное различие между колледжем и ученичеством заключается в том, что человек должен выполнять задания, сдавать экзамены и завершать проекты в определенные сроки, чтобы пройти курс. Сроки и проходные баллы являются основной проблемой, они важны при любом академическом обучении. Студент также должен работать под наблюдением, на долю которого приходится все больше времени по мере обучения. Это жизненно важная часть курса.

Организация обучения в гомеопатических колледжах явно построена по образцу университетских курсов в целом и медицинских факультетов в частности. Тем не менее необходимо отметить, что требования к студентам, изучающим гомеопатию, и академические стандарты, которых они обязаны достичь, по-видимому, несколько ниже, чем существующие в университетах или на медицинских факультетах. Аналогично, ниже и начальные требования. Даже сравнение степеней BA и BSc показывает, что квалификация LCH (Лондонский колледж гомеопатии или лиценциат колледжа гомеопатии) или MCH (член колледжа гомеопатии) не так престижна, как степени BA и BSc, не говоря уже о MB BS, полученной на медицинском факультете. Это не критика, а простое сравнение.

Для большинства неконвенциональных медицинских дисциплин требования далеки от стандартизированных, так что вход открыт для людей с самым разным уровнем базового образования [Sharma, 1992, р. 117].

Обучение в гомеопатических колледжах не так престижно, потому что оно не достигает сравнимо высокого академического стандарта и не предъявляет таких же высоких требований при поступлении. Тем не менее эти стандарты все время повышаются [см. также Sharma, 1992, р. 185].

Относительно слабые требования также отражают отсутствующее сейчас ограничение на присоединение к профессии. Если в ближайшем будущем в ней станет теснее, можно ожидать, что эти требования будут значительно строже. Указания на такую тенденцию проявились в середине 1980-х годов с введением экзаменов на квалификацию RSHom, тогда как ранее для ее получения было достаточно представить истории излеченных пациентов и пройти собеседование. Теперь требуются уже три перечисленные элемента. Регистры UKHMA и ICM, как говорят, предъявляют не столь высокие требования.

Это важно, однако, когда мы смотрим в ближайшее будущее и обдумываем возможность степени BHom или ее эквивалента [см. Sharma, 1992, р. 186]. В настоящее время существуют так называемые Dip Hom и BHom. Вопрос в том, являются ли они столь же строгими и жесткими, как степени BA или BS? Конечно, они могут быть ужесточены в этом смысле. Этого ли хотят люди? Должна ли двигаться непрофессиональная гомеопатия в этом направлении? Но это, вероятно, единственный путь к общественному положению, который выбирают все профессии [см. Spero, 1985, p. 275].

Можно было бы задать вопрос, хотят ли гомеопаты следовать аллопатической или университетской модели методов обучения или стиля преподавания. Некоторые более смелы и радикальны, другие более консервативны. Это просто вопросы для дальнейшего обсуждения.

Врачей обучают в Лондонском Королевском гомеопатическом госпитале и Гомеопатическом госпитале в Глазго; кроме того, имеются группы по изучению гомеопатии по всей стране, для которых организуются лекции и семинары. Насколько мне известно, они изучают гомеопатию в течение года в режиме неполного дня. Такое обучение дает возможность сдавать экзамен для получения диплома члена Факультета гомеопатии (MFHom). MFHom может претендовать на получение должности в гомеопатических госпиталях Великобритании или заниматься частной практикой, работать в клиниках и проч.

В настоящее время гомеопаты-непрофессионалы быстро проходит профессионализацию и постепенно интегрируются в Национальную систему здравоохранения (NHS), все большее число их трудится в качестве консультантов при врачах общей практики или в клиниках, куда к ним направляют пациентов. Сменяющиеся правительства не продемонстрировали пока что желания принимать законы против практиков-непрофессионалов. По этой причине и под влиянием сужающегося и более основанного на рыночных требованиях здравоохранения, гомеопаты-непрофессионалы становятся узаконенной частью Национальной системы здравоохранения и занимают свою нишу, аналогично хиропрактикам, иглотерапевтам и остеопатам. Колледжи непрофессиональной гомеопатии продолжают готовить десятки выпускников каждый год, и движение продолжает расти быстрыми темпами. Наряду с унифицированными жесткими программами трехлетнего обучения, колледжи предлагают различные другие программы, значительно превосходящие программы обучения Факультета гомеопатии. Лицензированные и зарегистрированные гомеопаты-непрофессионалы значительно превосходят числом врачей-гомеопатов.

Image

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/morrell/british/profession.htm

Профессионализация

Мы можем определить профессию как занятие, которое обладает некоторыми важными и характерными чертами. Это означает, что она разработала собственный свод теоретических знаний и опыта, создала ассоциации для идентификации, разъяснения и представительства интересов ее членов, открыла учебные заведения для обеспечения стандартизированного образования, профессиональной подготовки и квалификации, получила признание государства в своей претензии на профессиональный статус, создала стратегию завоевания обеспечения профессионального и рыночного контроля своих навыков, услуг и персонала, отделила себя от конкурирующих или смежных профессий, получила независимость в виде некоторой автономии (самоконтроля) и обеспечила себе безопасность в выбранной сфере деятельности. Профессии могут самоконтролироваться, искать руководство в лице государства или использовать то и другое одновременно.

…Нормативные параметры отражают служебную ориентацию профессионалов и их отличительную этику, которые оправдывают привилегию саморегуляции, предоставленную им обществом; оценочные параметры неявно сравнивают специалистов этой профессии с представителями других, подчеркивая особые профессиональные черты как характеристики автономии и престижа [Larson, 1977, х].

При изучении профессий Фрейдсон обратил основное внимание на изучение методов, которые используются профессиями для достижения профессиональной автономии и свободы от ограничительного вмешательства [Spero, 1985, pp. 283–5], в то время как Джонсон, среди других, описал некоторые экономические и политические аспекты профессиональной власти [Spero, 1985, pp. 286&292; Johnson, 1972].

Важно помнить, что все профессии, такие как юриспруденция, медицина, стоматология, фармация и др., начинали как нерегулируемые занятия, и постепенно, часто бурно, прошли через подобный процесс. Неврачебная гомеопатия всего лишь проходит процесс, который сама медицина прошла в 1840–60-х годах. Нет такого занятия, которому бы автоматически или естественным путем придали высокий статус профессии. Необходимо потрудиться и пройти через процесс профессионализации, чтобы подняться до такого уровня.

В отличие от простого занятия, профессия, как правило, обладает некоторыми определенными чертами, которые в значительной степени отсутствовали в английской медицине до 1858 года. Вот некоторые такие черты:

  • высокий статус
  • унифицированные средства обучения, квалификации и процедуры регистрации, которые способны ограничить присоединение к профессии
  • усложнение требований к присоединению к профессии
  • этический кодекс, который регулирует поведение представителей профессии
  • "профессиональная замкнутость": системы, которые преграждают путь присоединению неквалифицированных претендентов
  • саморегулирование или автономия
  • высокооплачиваемый и требующий технических навыков труд
  • обычно высокий доход
  • членство, лицензирование, принадлежность к ассоциации или регистрация престижными профессиональными органами, которые регулируют профессию.

Однако две ключевые особенности профессии, которые выделяются на фоне всех остальных по крайней мере для меня, это присоединение к профессии исключительно при владении должной квалификацией и саморегулирование. Именно эта исключительность и саморегулирование разграничивают истинную, или полноценную, профессию и простое занятие. Профессия теперь становится закрытой для всех, кроме имеющих соответствующую квалификацию, в ней уже нет места для неквалифицированного любителя. Саморегулирование означает, что люди в профессии самостоятельно контролируют вопросы этики и образования. Контролирующие органы состоят из членов самой профессии. Это относится к признанным профессиям, например, к стоматологии, оптике, фармации, медицине, бухгалтерии и т. д. Все профессии регулируются таким образом.

В обмен на эти привилегии члены профессии должны руководствоваться определенными правилами, соблюдать определенные нормы и кодексы поведения, которые, как правило, юридически ограничивают пользователей. Некоторые из этих правил могут быть юридически закреплены и поэтому являются обязательными, а другие добровольные. Несоблюдение этих правил приводит к игнорированию провинившегося другими членами профессии или даже к дисциплинарному взысканию со стороны профессиональной организации, которая способна, в итоге, даже изгнать из профессии навсегда, и тем самым исключить возможность практиковать когда-либо снова. Особенно это относится к врачам, дантистам, адвокатам, бухгалтерам и архитекторам, для которых привилегированный статус их работы создает иногда искушение, приводящее к разным формам злоупотребления своим положением, то есть к совершению таких проступков как неподобающее поведение, финансовые злоупотребления, оскорбление клиентов или использование их в своих интересах и т. д.

Image

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/morrell/british/profession.htm#process

Процесс профессионализации

Исходя из приведенного выше определения профессии, профессионализацию можно определить как процесс, посредством которого занятие превращается в профессию.

Профессионализация описывается как исторический процесс в индустриальных странах, в результате чего одна профессиональная группа самоорганизуется как автономное образование, особенно со стандартизированным обучением, которое оно контролирует самостоятельно, и зачастую обладает определенным групповым сознанием, включающим профессиональные интересы. Ее целью является разграничение с другими группами и удержание непрофессионалов на социальном расстоянии [Dinges in Juette Risse&Woodward, 1998, p. 173].

Как следует из сказанного выше, существует тенденция все более доверять квалификации, обучению и созданию уставных органов для надзора и регулирования профессии. Такие органы регулируют широкий круг вопросов, имеющих отношение к профессии, и принимают решения о стандартах и образовательных аспектах обучения, процедуре регистрации, кодексе поведения членов своей организации, исключении членов, совершивших проступки, и проч. Занятие становится профессией в результате такого процесса разграничения, который разделяет зарегистрированных, законных членов (вызывающую доверие элиту) и незарегистрированный и неквалифицированный пролетариат.

…Различие между занятием и профессией не является чем-то простым и естественным образом возникающим. Этот процесс… обычно спорный… Профессия — это группа, контролирующая своих членов, а степень ее автономии определяется установленным ею самой методом обучения и критерием членства; эта группа обладает определенной властью, и такая власть нелегко добывается [Sharma, 1992, р. 116].

Процесс профессионализации, похоже, в значительной степени "рынкозависимый" в том смысле, что именно за счет конкуренции между поставщиками услуг в рамках рынка профессии начинается их "естественная сортировка" на "хороших" и "плохих" с точки зрения оказания услуг, которые они предлагают клиентам, то есть в соответствии с их компетенцией. Это в свою очередь создает потребность в некоторой форме профессиональной организации, благодаря которой клиент сможет судить об относительном мастерстве и ценности потенциального поставщика услуг. Членство в профессиональной организации, таким образом, предоставляет поставщику услуг престиж и статус, который легко понятен для клиента, и, таким образом, клиент с уверенностью выбирает услуги "квалифицированного" поставщика услуг, вместо того чтобы обратиться к неквалифицированному (т. е. не являющемуся членом профессиональной организации).

Профессии налагают требования не только относительно специальной этической ориентации, но и относительно особой специализации. При этом они рискуют, так как может образоваться пропасть между профессиональными требованиями и тем, что они на самом деле могут предоставить [Sharma, 1992, р. 115].

Можно выделить четыре фазы этого процесса. Профессионализация начинается с нерегулируемой ситуации, когда не установлено превосходство одного работающего перед другим, и прогресс основан главным образом на рекомендациях между клиентами. Это "уровень равных условий", то есть ситуация, в которой все поставщики услуг предстают перед клиентами в равном положении, одинаково ценные в свой квалификации. Клиент не может отличить хорошее от плохого, или, возможно, до сих пор у него не возникала потребность в этом.

На втором этапе на меритократической (когда руководящие посты занимают наиболее способные люди, независимо от их социального происхождения и финансового достатка. — Прим. перев.) основе создаются контролирующие органы, чтобы отделить хороших поставщиков услуг от плохих, для того чтобы клиенты могли определить, не заплатив вперед, кто из них хороший, безотносительно гонорара. Профессиональное регулирование или "контроль" возникает не только как функция контролирующего органа, но самое является механизмом, с помощью которого клиент может оценить конкретного поставщика услуг на фоне многих, представляющих свои услуги на том же рынке. В сущности, это метод маркировки, который нацелен на выделение "лучших" поставщиков услуг на фоне менее ценных неквалифицированных.

Поэтому незарегистрированные и неквалифицированные [дантисты] сформировали свои собственные ассоциации, создавая тем самым дополнительное разделение в профессии [Spero, 1985, р. 272].

Потребность в контролирующем органе также возникает из рыночной ситуации вследствие роста объема услуг на расширяющемся рынке, когда впервые начинают проявляться различия в качестве услуг между поставщиками. Это в свою очередь, приводит к тому, что клиенты начинают больше различать между поставщиками. На данном этапе допускаются более многочисленные "неквалифицированные" поставщики услуг, и они лишь в незначительной степени зависят от квалифицированных. Регистрация в профессиональных организациях на этом этапе является, таким образом, исключительно вопросом выбора.

Американские дантисты до сих пор не имеют саморегулируемой организации, подобной организациям дантистов в Англии и Франции [Spero, 1985, p. 275].

Джонсон [1972, pp. 77–86] также обсуждает регулирующее влияние на развитие профессии обратной связи "клиент-власть". Это важная формирующая сила, которая тонко настраивает профессию, напоминая ей об интересах клиентов. В конечном счете члены профессии должны удовлетворять своих клиентов, иначе довольно скоро они останутся вообще без них. Эта очевидная истина ограничивает самонадеянность и монополизм всех профессий.

Однако как только контролирующий орган создан, он быстро приобретает значительную власть сам по себе. Эта власть исходит главным образом от признаваемой клиентами способности организации отличать хороших поставщиков услуг от плохих. Те поставщики услуг, которые сдали экзамены, получили сертификаты и буквы, обозначающие степень или титул после фамилии, рассматриваются клиентами как превосходящие тех, кто не может (или не хочет) этого сделать, не сдали экзамены, не получили сертификат и т. д. Таким образом, членство в контролирующей организации создает более высокий статус в глазах клиентов, а также самих поставщиков услуг.

Профессии мало контролируют спрос на свои услуги, но они могут контролировать предложение услуг посредством ограничения доступа [к профессии]. Повышение уровня образовательной квалификации, необходимой для начала обучения или его продолжения, само является стратегией, которая имеет дополнительное преимущество, так как увеличивает доверие к претензиям группы на уважение и опыт… [Sharma, 1992, р. 117]

Продолжение периода обучения также имеет дополнительное преимущество, так как предоставляет достаточно времени, чтобы тщательно привить "профессиональные нормы" профессии [Johnson, 1972, р. 55]. Это оказывает влияние на создание сплоченности на основе идентичности и распределения ролей между ее членами [Johnson, 1972, р. 56], а также подключения к потенциальным финансовым благам [там же, р. 59].

Таким образом, быстро складывается ситуация, когда рынок подападает под власть квалифицированных, а численность неквалифицированных снижается, и они маргинализуются. Тогда все специалисты хотят стать квалифицированными, чтобы получить работу, зарабатывать на жизнь и обслуживать клиентов. Без квалификации они рассматриваются клиентами [и профессионалами] как неквалифицированные, более низкого статуса, недостойные и низкосортные любители. Следовательно, практики, получившие квалификацию, стремятся к дальнейшему контролю или развитию профессии, в то время как неквалифицированные практически лишены права участвовать в обсуждении будущего профессии.

…Не имеющие медицинской квалификации дантисты были лишены возможности занимать должности преподавателей в больницах и университетах… профессия дантистов оставалась открытой до 1921 года [Spero, 1985, р. 271].

На третьем этапе этого процесса возникает большой разрыв между квалифицированными и неквалифицированными. Последние вытеснены на обочину и маргинализированы, а терпимость (существовавшая на втором этапе) исчезает, и, разумеется, они имеют второстепенное значение по сравнению с зарегистрированными.

…Непрофессионал не обладает специальными знаниями, которые использует профессионал. Большинство современных обществ склонны считать профессиональную трактовку значительно превосходящей понимание непрофессионалов. Медицинские профессионалы, как правило, унижают идеи непрофессионалов, часто навешивая на первые ярлык суеверных, невежественных, глупых… [Freund & McGuire, 1995, р. 170]

Последний этап процесса характеризуется профессиональной замкнутостью, то есть в профессии доминируют квалифицированные, а регулируется она созданным ими контролирующим органом. Этот этап развивается дальше, он не ограничивается простой маргинализацией неквалифицированных, они становятся вообще вне закона. Членство в профессиональной организации становится узаконенным требованием для присоединения к профессии, допускается только в результате признания соответствующей квалификации (или ученичества) одобренным или назначенным для этого учреждением, и тем самым устанавливается полный контроль за присоединением к профессии. Право практиковать закрепляется в законе, и неквалифицированные лишаются возможности присоединиться к профессии. В этот момент регулирование профессии также осуществляется полностью или частично государством или по крайней мере контролируется им.

До 1942 года профессия дантиста во Франции как и все другие профессии контролировалась государством… имеются свидетельства, что профессия никогда не хотела, чтобы это было иначе. Выглядит целесообразным, чтобы государство контролировало профессии, так как это сдерживает и подавляет возможные тенденции к монопольной власти [Spero, 1985, p. 293].

Контрольный орган также берет на себя важную функцию разрешения споров между поставщиками услуг и между поставщиком услуг и клиентом. Вопросы хорошего и плохого обслуживания, этического контроля профессии и практического использования профессионального кодекса членами профессии также стали неотъемлемыми аспектами профессиональной организации. Последняя действует для определения и защиты всех интересов ее членов и, таким образом, регулирует профессию в целом, распространяет информацию и действует как консультант для общественности и для государственных органов и министров.

Image

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/morrell/british/profession.htm#medicine

Профессионализация в медицине

Медицина часто приводится в качестве классического примера профессии и процесса профессионализации. Причина этого в том, что медицина одной из первых подверглась такому процессу.

Ортодоксальной медицинской профессии потребовалось время, чтобы вырасти из объединения нескольких профессий, каждая из которых прежде имела свои отдельные учреждения и интересы… нереалистично ожидать, что неортодоксальные профессии смогут достичь той же степени единства за более короткий промежуток времени… [Sharma, 1992, р. 215]

На протяжении 1840-х и 1850-х годов в связи с давними спорами различные профессиональные организации хирургов и врачей боролись за свое положение, что во многом связано с застарелой традицией взаимных нападок и плохо определенными ролями и идентичностью. Этот конфликт был в итоге разрешен Медицинским законом 1858 года, который "создал высокую степень единства в профессии" [Wallis & Morley, 1976, p. 12].

Поворотный Медицинский закон 1858 года о регистрации завершил процесс профессиональной замкнутости и установил единый регистр легально признанных практиков, предоставив полномочия саморегуляции и монополию не только на титул доктора, но также на государственную медицинскую занятость [Saks, 1992, р. 5].

Истинное регулирование профессии берет начало с этой даты.

Хотя аллопатия — лишь один подход к врачеванию… она получила фактическую монополию на медицинское образование, лицензирование и практику в Соединенных Штатах и Канаде. Это также доминирующая форма медицины, практикуемая в европейских странах, хотя некоторые неаллопатические подходы имеют там бóльшую легитимность и свободу, чем в Северной Америке [Freund & McGuire, 1995, p. 181].

…Этот закон впервые объединил и официально определил области деятельности альтернативной и ортодоксальной медицины на национальной основе [Saks, 1992, р. 5].

Image

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/morrell/british/profession.htm#alternat

Профессионализация в альтернативной медицине

Сакс убедительно показал, что определение "альтернативного" может быть проблематичным, и особенно верно это в отношении XIX века:

…Поэтому было трудно говорить о четкой медицинской ортодоксии в это время, и, следовательно, определять, что входит в состав альтернативной медицины, особенно в эпоху, в которой больше внимания уделялось самопомощи… [Saks, 1992, р. 5]

Но в наше время различие между "альтернативным" и "ортодоксальным" гораздо яснее. До недавнего времени почти все альтернативные методы лечения находились на ранних стадиях развития, и любой мог их практиковать. Это не касалось травников и остеопатов, которые имели профессиональные организации (Национальный институт медицинских гербалистов [NIMH] и Британская остеопатическая ассоциация [BOA], до того Британская натуропатическая и остеопатическая ассоциация [BNOA]), которые были созданы в первой половине этого столетия.

Акупунктура была одним из ранних природных методов лечения, создавшим ряд профессиональных организаций, учебных заведений и квалификаций, чтобы регулировать себя как профессию [см. Inglis, 1964, pp. 123–30]. В 1930-е годы остеопаты попытались получить аккредитацию через парламент, но их усилия были заблокированы врачами [Sharma, 1982, р. 181, Inglis, 1964, pp. 94–122, и Quen, 1975, pp. 151–3, Saks, 1995, pp. 121–3]. Травники также заявили себя "квазипрофессией" примерно в то же время, образовав в 1927 г. Общество гербалистов [Griggs, 1981, p. 271, Inglis, 1964, pp. 66–73].

В настоящее время непрофессиональные гомеопаты и рефлексотерапевты демонстрируют отличительные черты процесса профессионализации [Sharma, 1992, pp. 187–9]. Цветочная терапия Баха, аналогично им, теперь проводит очень популярный курс обучения в своем центре в Оксфордшире и создала регистр утвержденных практиков.

…Примерно в конце 1970-х годов… произошел внезапный рост числа "непрофессиональных" практиков и колледжей, обучающих людей, которые не имеют медицинского образования [Sharma, 1992, р. 184].

Это согласуется с моими собственными впечатлениями, но Сакс полагает, что это возрождение произошло гораздо раньше:

…Не может быть сомнений в резком увеличении интереса к альтернативным подходам к поддержанию здоровья в Великобритании с начала 1960-х [Saks, 1992, р. 8].

…Произошел скачок в увеличении числа практиков без медицинского образования, но врачи-гомеопаты в целом стремятся от них дистанцироваться. Непрофессиональные гомеопаты, с другой стороны, подчеркивают свое право практиковать… [Sharma, 1992, р. 184]

Одна из главных причин, ведущих к профессионализации альтернативных методов лечения, заключается в том, что некоторые люди могут счесть, что их эксплуатируют или от них требуют чрезмерную плату практики с сомнительными знаниями или способностями. Это подозрение исходит не только от общественности, но и от врачей традиционной медицины, которые обвиняют альтернативную медицину в том, что она стала "передвижным цирком", в котором может выступать любой желающий. Последняя, таким образом, по мнению многих, считается нерегулируемой и доступной для всех, и в ней "все сойдет".

Следовательно, одной из главных целей и оправданием профессионализации альтернативной медицины должно быть "вычищение" из нее всех "ковбойских" элементов и регулирование. Поэтому в настоящее время во всех альтернативных терапиях наблюдается стремление получить квалификацию, зарегистрироваться, поступить в колледж, завершить курс, получить степень. Аналогично этому имеется стремление практикующих создать кодексы практики, профессиональные организации, колледжи, унифицированные учебные программы и т. д.

Современные версии натуропатии, а также гомеопатии все чаще используются в Соединенных Штатах и Великобритании, возможно, в результате неудовлетворенности доминирующей аллопатической медицинской системой (Sharma, 1992, Taylor, 1984) [Freund & McGuire, 1995, р. 182].

Остеопаты и иглотерапевты совсем недавно получили правовой статус, установленный в Законе об остеопатах 1993 года и Законе о хиропрактиках 1994 года. Многие ожидают, что непрофессиональные гомеопаты в итоге пойдут тем же маршрутом.

Image

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/morrell/british/profession.htm#withhom

Профессионализация в гомеопатии

Часто задают вопрос, необходимо ли сначала изучить аллопатию, прежде чем стать гомеопатом:

Альтернативой было бы позволить получать дополнительные преимущества от респектабельности, создать независимые учебные колледжи по примеру остеопатов и начать все сначала с нижней ступени социальной лестницы. Гомеопатическая медицинская школа не требовала бы совершенно новой учебной программы… в определенной степени аллопатический подход должен быть освоен даже теми студентами, которые откажутся от него, но это отличается от требования, чтобы студент, который хочет стать гомеопатом, должен был сначала завершить полный аллопатический курс. Заставлять его сделать это так же нелогично, как заставлять занимающегося дзюдо получить полную профессиональную подготовку в качестве боксера, прежде чем он сможет начать обучаться дзюдо. Гомеопат должен знать достаточно много об аллопатии, но от него нельзя требовать иметь квалификацию в методе, который он в корне не приемлет [выделение мое, из Brian Inglis, 1964, р. 93].

С 1985 года внутри британской гомеопатии идет процесс, целью которого является получение определенного вида профессионального статуса и признания в медицине в целом. Он принял форму попыток добиться аккредитации для колледжей и предлагаемых ими учебных курсов, а также получить для этих курсов статус дающих степень [см. Sharma, 1992, р. 186]. Были приложены энергичные усилия для получения равного статуса гомеопатических практиков (профессиональных гомеопатов, как они предпочитают называться) и врачей, которые практикуют гомеопатию. Таковы основные направления развития в этой области.

Сегодня в гомеопатии широко обсуждаются такие понятия как "профессия" и "профессиональный", противопоставляя их "непрофессиональному" или "не имеющему медицинского образования практику" [NMQP]. В этой связи имеется много путаницы. Действительно, "непрофессиональный" и "не имеющий медицинского образования" для многих кажутся уничижительными терминами, поскольку предполагается, что они указывают на любительство и отсутствие квалификации для работы. Но термины "профессия" и "профессиональный" также недостаточно точны. Некоторые ограничения на то, чтобы считаться по-настоящему профессиональным, все еще имеются [см. Sharma, 1992, р. 117].

Image

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/morrell/british/background.htm

Фон

Помимо имеющих медицинское образование гомеопатов, всегда существовали непрофессиональные практики. До создания Общества гомеопатов в конце 1970-х годов непрофессиональная практика была прекрасно представлена на ранних стадиях профессионализации. Это означало, что любой мог начать практиковать как непрофессиональный гомеопат. Сейчас это также возможно. Но регистрация в Обществе придает не имеющему медицинского образования практику престиж, делая его важнее и искуснее незарегистрированного собрата.

Как мы уже видели, создание в 1940-х годах Института гомеопатии Томкинса может считаться первой попыткой узаконить непрофессиональных гомеопатов. Эта попытка, вполне возможно, была вдохновлена усилиями остеопатов и травников в предыдущем десятилетии. Томкинс также признавался, что в 1940-х годах "попал под влияние" таких политических радикалов как Эллис Баркер [Tomkins, 1990], так что, вероятно, нить преемственности тянется с рубежа веков и таких личностей как Кларк к усилиям остеопатов и травников в 1930-е годы, а также к Эллису Баркеру, и затем продолжается через 1940-е, 1950-е и 1960-е годы [см. также Cooter, 1988, pp. 89, 93, 151–2].

Хотя Институт Томкинса просуществовал только десять лет или около того и серьезно не расширил движения, в разговоре со мной Томкинс открыто признал, что то, что он "пытался сделать слишком рано", Общество гомеопатов сделало в итоге в конце 1970-х [Tomkins, 1990]. Идея была правильной, но неподходящим было время.

Несомненно с целью профессионализации, Институт Томкинса стремился формально узаконить интересы и деятельность не имеющих медицинского образования гомеопатов. Томкинс также хотел создать колледж для подготовки гомеопатов, разработать учебную программу, регистр, выдавать дипломы и учредить профессиональную организацию, которая могла бы контролировать и регулировать поведение ее членов и, таким образом, она могла бы стать тем, что Джонсон называет квалификационным объединением [Johnson, 1972, р. 30] или профессиональной ассоциацией [там же, р. 54]. В сущности, Томкинс пытался получить юридическое признание, но через Закон о компаниях, а не через медицину. Его деятельность служит хорошим примером ранней попытки профессионализации.

Говорят, что у д-ра Шеперд возникла точно такая же идея в середине 1940-х годов [McConnell, 1992, р. 28, Winston, 1999, р. 205]. Планировалось, что санаторий для выздоравливающих в Брамшотте, графство Гемпшир, будет использоваться для обучения таких непрофессионалов как Гвинет Робинсон и Джейн Уилкокс, но формально он так и не был преобразован в гомеопатической колледж, поскольку Шеперд внезапно умерла в 1952 году [Wilcox, 1990, McConnell, 1992, р. 26–28]. Брамшотт был "большим загородным особняком, расположенным на 64 гектарах земли… купленной за 13 000 фунтов стерлингов" [McConnell, 1992, р. 26–27].

Она использовала… лечение цветом, натуропатию, голодание и массаж, а также гомеопатию [McConnell, 1992, р. 28].

В доме могут разместиться до десяти пациентов одновременно [там же, р. 27].

Дороти мечтала преобразовать Брамшотт в гомеопатический колледж [там же, р. 28].

Мы также видели, как в 1970 году Томкинс вместе с Да Монте и Моэном принимал участие в создании первого Общества гомеопатов. Созданное в 1970 году Общество представляло собой организацию, наспех созданную в ответ на то, что в проекте Медицинского закона 1968 года воспринималось ими как угроза их положению. Это было явной попыткой защитить свои собственные интересы перед официальным законом, который, по их мнению, угрожал им [Tomkins, 1990]. В этом смысле это показывает хороший пример поведения любой профессиональной группы в подобной ситуации. Конечно, его можно рассматривать с позиции профессионализации. Но когда угроза испарилась, то же произошло и с Обществом. Оно не смогло перейти на следующую стадию и стать организацией, нацеленной на узаконивание и защиту деятельности и интересов непрофессиональных гомеопатов или официально регулировать их поведение. Таким образом, это была попытка профессионализации, зашедшая в тупик уже на ранней стадии.

Здесь нам показывают, что идентификация и защита общих интересов посредством создания ассоциации лиц, часто встречающихся друг с другом, зачастую является основой для первой стадии процесса профессионализации [Johnson, р. 30 и 54]. Этот эпизод дает нам точное представление о целях создания в 1970 году Общества гомеопатов.

Image

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/morrell/british/background.htm#icm

Регистры UKHMA и ICM

Общество гомеопатов было первой основанной в последнее время (после 1977 года) организацией непрофессиональных гомеопатов, целью которого было создание регистра, учебных заведений, журнала и этического кодекса. В настоящее время в ней состоят свыше 400 зарегистрированных членов и свыше 400 застрахованных членов, и, несомненно, она является самой большой на данный момент (данные из доклада Зофии Димитр, председателя Общества гомеопатов, на студенческой гомеопатической конференции 17 февраля 1996 года).

Отдельные регистры профессиональных гомеопатов также ведутся двумя другими важными и растущими организациями, Гомеопатической медицинской ассоциацией Объединенного Королевства (UKHMA) и Институтом комплементарной медицины (ICM). Ассоциация была создана в 1986 году, ее регистр содержит около 300 зарегистрированных членов, все они проверены и сертифицированы (данные из беседы с Майклом Коулом, президентом ассоциации, на студенческой гомеопатической конференции 17 февраля 1996 года).

Институт комплементарной медицины был создан в 1982 году на базе существовавшей с 1969 года организации (Британского совета натуропатов, BCNT). Он охватывает широкий спектр альтернативных терапий, около 58. Его регистр имеет 18 подразделений, одно из них гомеопатическое, и в нем зарегистрированы около 280 членов. Институт сотрудничает с 370 дочерними лечебными организациями в Великобритании, все они стремятся к национальным стандартам и национальным профессиональным квалификациям (NVQs). Вскоре (1997) эта организация должна стать международной, и в настоящее время она уже сотрудничает с 24 другими странами. Она предлагает своим членам регистрацию, страхование, консультации, а также оказывает услуги студентам и отвечает на свыше 30 000 запросов в год. Она также активно участвует в разработке и внедрении новой почетной степени B.Sc. по комплементарной медицине в Университете Центрального Ланкашира (данные из беседы с Майклом Эндакоттом, исследовательским директором института, 17 февраля 1996 года на студенческой гомеопатической конференции).

С точки зрения профессионального поведения и развития, можно провести определенные впечатляющие параллели между появлением некоторых медицинских профессий (например, стоматологии и акушерства) в прошлом веке и нынешним статусом не имеющих медицинского образования гомеопатов.

Непрофессиональная практика превратилась теперь в двухуровневую систему с неквалифицированными и незарегистрированными гомеопатами, которые работают рядом с теми, кто закончил курсы, зарегистрировался и теперь имеет право указывать профессиональный статус посредством сокращенного буквенного обозначения после своего имени. Ситуация эта динамическая, и она, очевидно, продолжает развиваться в направлении официального признания. Если и когда это произойдет, тогда только зарегистрированные смогут легально практиковать гомеопатию без медицинского образования.

Учитывая, что государство является высшим арбитром в этом вопросе, могут ли неортодоксальные практики продвинуться дальше в своей профессионализации без подчинения в какой-то степени контролю со стороны государства? [Sharma, 1992, р. 117]

…Профессионализация комплементарной медицины, вероятно, не сможет продвинуться намного дальше без реакции со стороны медицинской профессии… [Sharma, 1992, р. 117]

…Станут ли практики комплементарной медицины… просто еще одной парамедицинской группой или "парапрофессией", как называет это Фридсон [Friedson, 1975, р. 75], вписавшейся в разделение на рынке труда, где все еще доминирует ортодоксальная медицинская профессия? [Sharma, 1992, р. 117]

Некоторые непрофессиональные гомеопаты выступают против развивающегося процесса профессионализации. По поводу такого противостояния см. Sharma, 1992, р. 112 и Spero, 1985, pp. 272–3. Эти люди занялись непрофессиональной гомеопатией отчасти и потому, что в это занятие никто не вмешивался. В этом для них была одна из ее главных привлекательных черт. Они считают, что гомеопатия должна быть доступна для всех и что она не должна стать субъектом профессионализации. По их мнению, каждый должен иметь возможность практиковать гомеопатию. Но так думают немногие, и их становится все меньше.

Большинство дантистов, однако, были техниками или эмпириками, которые не имели никакого специального образования, и первоначально они опасались любой формы организации, рассматривая это как покушение на свою свободу… почти не было стремления к профессиональной организации. Эти неквалифицированные практики противостояли любому движению, организуемому людьми с медицинским образованием. В поисках независимости и самостоятельности они создали свои собственные колледжи и стоматологические школы, свои собственные обучение и квалификации, которые не были официально признаны, что и привело к расколу внутри профессии [Spero, 1985, pp. 270–71].

…Гомеопаты с медицинским образованием… рассматривались как приблизившиеся в своих воззрениях к редукционизму аллопатической медицины… многие непрофессиональные гомеопаты утверждают, что их (как правило, четырехлетнее, неполный день) обучение дает им лучшую опору на истинные принципы гомеопатии, чем гораздо более короткие курсы, предлагаемые Факультетом гомеопатии [Sharma, 1992, р. 185].

Одно из основных возражений в гомеопатии против профессионализации состоит в том, что гомеопатия — совершенно безопасная форма терапии, которая не может нанести вред пациенту. Утверждается, что даже если захотеть, очень трудно навредить кому-либо гомеопатическими лекарствами. Если это в самом деле так, зачем нужны регистрация и квалификации? Ответы на этот вопрос, как мы видели, в основном, социально-экономические.

…Пока какая-либо форма государственной регистрации не является обязательной для практиков, даже угроза быть удаленным из регистра общества не страшна [Sharma, 1992, р. 186].

Движение к унификации всех регистров продолжается, и в среде гомеопатов часто раздаются призывы к этому. Гомеопаты полагают, что так можно устранить путаницу и выступить перед клиентами единым фронтом. Эти вопросы обсуждались на конференции Общества гомеопатов в марте 1999 года и в бюллетене Общества за апрель 1999 года.

Одной из проблем, которую создают неортодоксальные практики признанной медицинской профессии, являются пограничные споры, вызванные вторжением специалистов из смежных областей [см. Johnson, 1972, p. 73, Wallis & Morley, 1976, p. 16, Freund & McGuire, p. 183, Clarke, 1966, p. 10, Child & Fulk, 1982, pp. 171–2], что характерно для плюралистического по своей природе медицинского рынка [Cooter, 1988, р. 4, p. 8]. В данный момент это выражается в противостоянии между врачом и гомеопатами-неврачами, когда ни одна сторона не желает ни в малейшей степени пересмотреть свою роль и идентичность по отношению к другой, или изменить характер "отношений власти" [см. Johnson, 1972, р. 73].

…Комплементарные терапии стремятся осуществить процесс профессионализации… поэтому уместно спросить, какие виды контроля такие профессиональные группы согласились бы признать [Sharma, 1992, р. 112].

Конечная цель практикующих альтернативную терапию — то, что Джонсон называет "полупрофессией" [Johnson, р. 30], подчиненной в своем статусе официально признанной профессиональной элите врачей (это относится, например, к фармацевтам, рентгенологам, акушерам и т. д.) и обитающей на обочине "настоящей профессии", доминирующей и агрессивно монополистической — вполне очевидно НЕ рассматривается в качестве привлекательной преспективы большинством непрофессиональных гомеопатов.

В этом случае некоторые формы государственной регистрации, вероятно, будут шагом вперед, так как государство нередко выступает в качестве нейтрального арбитра между вторгающимися на соседние территории профессиональными группами [см. также Strong, 1979, p. 199, Child & Fulk, 1982, pp. 172–80; Johnson, 1972, p. 73; Sharma, 1992, p. 117]:

…Гомеопаты не стремились к государственной регистрации… но это может стать целью, когда профессиональная унификация и консолидация продвинутся немного дальше [Sharma, 1992, р. 187].

В некоторых отношениях отклонение кажется почти благом, так как оно порождает изменения в любой социальной ситуации и сдвигает жесткие структуры вперед:

Влияние на состояние здоровья усиления объединенной медицинской профессии, отстаивающей в первую очередь биомедицинский подход, вместе с последующей маргинализацией широкого круга альтернативных методов, остается темой, позволяющей радикально противоречивые интерпретации [Saks, 1992, р. 7].

Сакс здесь намекает на кажущуюся созависимость отклонения и приспособления в любой профессии, на что также обращал внимание Johnson (р. 57).

Image

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/morrell/british/background.htm#laypb

Проблемы непрофессиональных гомеопатов в прошлом и настоящем

Проблемами, с которыми столкнулись непрофессиональные гомеопаты, были "кризис доверия" и отсутствие страховых гарантий. Эти проблемы в значительной степени исчезли после создания гомеопатических регистров, дающих эффективную защиту, в которой непрофессиональные гомеопаты всегда нуждались. Разрешилась также еще одна проблема — недостаточное образование. Обучение в колледжах, лицензирование и регистрация обеспечили непрофессиональным гомеопатам фактическую квалификацию, что свидетельствует о достижении ими достаточно высокого уровня подготовки как в теории, так и в практике. Это несомненно приближает их уровень к уровню других профессионалов, о чем говорилось выше.

В связи с неизбежным появлением степени и дальнейшей унификацией учебных программ в колледжах, а затем дальнейшим повышением стандартов, врачам-гомеопатам будет еще труднее продолжать привычно критиковать непрофессиональных гомеопатов за недостаточное образование, отсутствие опыта, доступа к диагностической технике, профессионального регулирования и страхового возмещения, а также за неправильные диагнозы, ненадлежащее лечение, некомпетентность и узость взглядов, побочные эффекты лечения, эмоциональное и финансовое злоупотребление правами пациентов, риска для пациентов и проч. [см. заявление Факультета от 1993 года о NMQP в Student Homeopath 35, Oct. 1995]. Такие аргументы, однако, могут быть использованы против любых врачей.

Таким образом, будущее непрофессиональных гомеопатов выглядит перспективным. Единственное облако на горизонте, по-видимому, это возможная попытка врачей-гомеопатов, угрожающих обратиться к политикам для принятия законов против непрофессионалов. Это было бы трудно провести через парламент, так как придется доказывать документально и объективно, что непрофессиональные гомеопаты действительно представляют собой неквалифицированную группу, обманывающую и эксплуатирующую общественность. Это было бы почти невозможно доказать, так как свидетельства такого рода крайне скудны [см. Saks, 1992, р. 7].

Свидетельства злоупотреблений при лечении пациентов встречаются, однако, гораздо чаще в официальной медицине, и их проще обнаружить. Кроме того, непрофессиональные гомеопаты в ответ раскроют грабительские размеры оплаты, взимаемой частнопрактикующими врачами-гомеопатами [см. McNeil, 1996, p. 569] не только на Уимпол-стрит и Харли-стрит, но и по всей стране. Гомеопатия стала очень прибыльным дополнительным занятием и в этом смысле является до сих пор полностью нерегулируемой. Любой врач может в настоящее время решить заниматься гомеопатией, не имея какой-либо квалификации в ней. Непрофессиональные гомеопаты указывают на это и требуют ужесточения регулирования деятельности тех врачей, которые решили практиковать гомеопатию. Таким образом, любая грязь, которую они швырнут в непрофессиональных гомеопатов, в итоге прилипнет к их собственным физиономиям.

Image

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/morrell/british/background.htm#conclusion

Выводы

Возвращаясь, наконец, к вопросу, является ли гомеопатия профессией, мы не в состоянии на данный момент ответить на этот вопрос полностью утвердительно, она все еще НЕ профессия. Тем не менее мы, вероятно, можем сказать с определенной уверенностью, что это занятие, находящееся в настоящее время в процессе преобразования, которое превратит его в профессию. Кроме того, как только этот процесс вступит в завершающую фазу (вероятно, в течение ближайших 5–10 лет), эта профессия станет полностью регулируемой, запретит занятие ею неквалифицированным и незарегистрированным практикам. Она будет саморегулироваться, стремясь достичь и поддерживать высокие профессиональные стандарты поведения и практики, создать унифицированную учебную программу во всех колледжах, защищать своих членов и интересы клиентов, которых они обслуживают, и введет обязательный этический кодекс для своих членов. И это, безусловно, будет профессия в полном смысле этого слова.

Image

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/morrell/british/currentscene.htm

Профессионализация сегодня

Нынешний статус гомеопатии в Великобритании имеет некоторое сходство со статусом медицинской практики в 1850-х годах. Другими словами, она находится в стадии перехода от состояния нерегулируемого невмешательства к более жесткому регулированию. Это типично для занятия, которое близко к превращению в профессию. В длинной серии статей (Cant, Sharma, Mary Clarke, Bob Fordham, Castro, Heather, Brinkley, Crook, Pollard, Gordon, Montfort, St. George, Conyers, Gay, Hargreaves, Gillmore, Stone & Matthews), опубликованых в течение 1990-х годов главным образом в Society of Homeopaths Newsletter, но не только там, гомеопаты обнаруживали полное понимание того, что означает их профессия и как она может быстро приобрести более определенный, безопасный и сплоченный профессиональный характер. Это шаг к законодательному определению и статусу.

Очевидно, что еще не достигнуто положение, когда профессия замыкается в себе самой. Все еще практикуют многие неквалифицированные гомеопаты и самоучки, которые никогда не обучались в колледже и не имеют никакого формального образования. Поэтому ситуация по-прежнему нестабильна. Но как и в 1850-е годы, силы рынка и авторитет места на нем все более подталкивают практиков к получению квалификации исключительно для того чтобы улучшить свое социальное положение и профессиональный статус в глазах общественности. На ситуацию действуют еще две силы. Одна из них — заполнение или переполнение рынка практиками. Вторая — желание убедить общественность, что ее интересы лучше обслуживает признанный законом профессионал, хорошо обученный и с достаточной квалификацией. Однако это те же самые аргументы, которые мы находим в 1850-х годах, когда врачи добивались монополии в управлении своей собственной профессией. Они проистекают из действия тех же сил рынка и социальных особенностей профессии [см. Saks, 1992, p. 5–7; Sharma, 1992, p. 116].

Еще одна интересная особенность: в то время как непрофессионалы координируют свои действия в отношении квалификации, широкой унификации курсов и учебных программ колледжей и, следовательно, по вопросам квалификации и регистрационных процедур, занятие гомеопатией врачей-гомеопатов регулируется все еще лишь неофициально, потому что ЛЮБОЙ врач при желании может объявить себя гомеопатом, не имея вообще никакой подготовки.

Даже деятельность тех, кто прошли формальное обучение и стали, например, MFHom, до сих пор не регулируется каким-либо специальным гомеопатическим этическим кодексом, отличным от аллопатического. Профессиональные гомеопаты считают это возмутительным. Первые также не зарегистрированы ни в каком медицинском регистре (кроме аллопатического) как профессиональные гомеопаты, и, таким образом, не подчиняются никакому этическому контролю в рамках гомеопатии в том смысле, что они не могут быть "вычеркнуты" или подвергнуты дисциплинарной ответственности за неэтичное поведение или злоупотребление положением и проч. именно как гомеопаты.

В такой ситуации врачи могут преспокойно практиковать гомеопатию 20, 30 или 40 лет, независимо от того, насколько хороши или плохи они как гомеопаты, в то время как суровые, если не драконовские, этические кодексы применяются к профессиональным гомеопатам.

Это удивительное положение для имеющих медицинскую квалификацию привело к недавнему (март 1998 года) желанию некоторых врачей присоединиться (т. е. получить членство) к Обществу гомеопатов как имеющих RSHom, вместо регистрации на Факультете как имеющих MFHom. На своем недавнем ежегодном общем собрании в Ньюкасле (март 1998 года) Общество гомеопатов долго обсуждало этот вопрос и в результате так и не приняло никакого решения. Интересно, что главной причиной, которая может быть легко установлена и, вероятно, лежит в основе этого стремления, является то, что сегодня практикует гомеопатию больше имеющих RSHom, чем имеющих MFHom, около 700 первых и, вероятно, менее 300 последних, и компания первых дает больший престиж в обществе. Это выглядит для всех примером пограничного спора между двумя пересекающимися профессиями [см. Johnson, 1972, p. 73; Wallis & Morley, 1976, p. 16; Freund & McGuire, p. 183; Clarke, 1966, p. 10; Child & Fulk, 1982, pp. 171–2].

Надежные цифры в отношении обладателей MFHom получить трудно, и они вводят в заблуждение из-за сложного способа их представления. В 1994 году был изменен формат публикации, теперь печатается не общий список, как это делалось в течение многих десятилетий, а только список подписчиков на BHJ. Возможно, так просто удобней бюрократам, но это может быть истолковано также как преднамеренное запутывание, чтобы скрыть ошеломляюще малое число обладателей MFHom по сравнению с обладателями RSHom. Опять же, мы склонны сделать вывод, что такая тактика, как правило, развивается в "ситуации на поле боя", на которую многие в движении жалуются как на ненужную, но тем не менее все еще трудно сравнивать численность непрофессиональных гомеопатов и врачей-гомеопатов.

Факультет также обновил условия своего обучающего курса для врачей и, кажется, во всем и все время оказывается застигнутым врасплох, "мыслит на ходу" и реагирует на события, которые развернулись на непрофессиональной сцене, вместо того чтобы возглавить движение и вести за собой в области образования, профессиональной подготовки и самих квалификационных процедур. Вряд ли можно сомневаться в том, кто лидер сегодня.

Произошедшее в 1980-х и 1990-х годах быстрое увеличение числа непрофессиональных гомеопатов смутило и возмутило Факультет, застало его врасплох и сбило с толку. По-видимому, оно выявило, что тот не возглавляет и не контролирует гомеопатию в Великобритании. Его "Заявление о NMQP", опубликованное в мае 1993 года, больше похоже на бряцание оружием и бесполезный боевой клич, направленный против непрофессиональных гомеопатов, чем на какую-либо формальную попытку начать переговоры и достигнуть разумный компромисс с Обществом гомеопатов. Значительное трение между этими двумя организациями сохраняется. Тон документа, составленного на Факультете, невероятно высокомерный, покровительственный и агрессивный.

В нем утверждается, что

…Мы пришли к выводу, что пациенты подвергаются риску из-за изменчивого и нерегулируемого уровня медицинской компетентности и профессиональных стандартов в среде NMQPS…
Парадоксально, что никто не может заниматься стоматологией или оказывать ветеринарную помощь без полученной в университете степени, но каждый может вести медицинскую практику без обучения…
…Многие члены Факультета выразили мнение, что только полное медицинское обучение может обеспечить необходимый минимум клинической компетентности…
Интересам пациентов лучше служат врачи и другие законно зарегистрированные медицинские работники, практикующие гомеопатию в клинических границах имеющихся у них профессий…
Пациенты в настоящее время рискуют из-за нерегулируемых стандартов и отсутствия законодательно зарегистрированных квалификаций у NMQPS.

Такие "страшилки", которых немало, не в новинку для альтернативной медицины, но они ясно обнаруживают немалую эмоциональную неуверенность и явное защитное поведение тех, кто делает такие замечания. С точки зрения социологии показательно, что противники гомеопатии или непрофессиональной практики всегда прибегают к аргументу о "наилучшей защите интересов наших клиентов" (плохо замаскированное своекорыстие изображается как альтруизм?) как средству маскировки, за которым скрываются, как часто обнаруживается позже, собственные эгоистичные и монополистические устремления. Но это также примеры проблем, возникающих на границе между двумя пересекающимися профессиями [см. Eaton & Webb, 1979, р. 78].

В двух длинных ответах на этот документ я сам указал, что эта точка зрения упускает исторические факты развития терапии в Великобритании с момента ее появления; например, почему врачей не интересовал контроль над непрофессиональными гомеопатами в 1940-е годы, а теперь они говорят, что отсутствие контроля — это несправедливо?

С чисто социологической точки зрения, отношения между Обществом гомеопатов и Факультетом несомненно являются сражением за контроль над одним и тем же рынком. Это, по существу, рыночные отношения, связанные с нынешней переполненностью рынка большим количеством профессионалов, вынужденных, как бы это ни казалось недостойным, конкурировать друг с другом. В этом смысле можно провести великолепную параллель с ситуацией 1850-х годов (как отмечалось ранее). Усилия направлены не столько на защиту общественных интересов в качестве основной цели, как это заявляется, сколько на профессиональное господство, создание монополии и профессиональной замкнутости. И, таким образом, плодотворный диалог между интересами клиентов и монополизацией продолжается. На мой взгляд, об интересах клиентов трубят для обоснования профессионального замкнутости, и это выглядит больше как ложный маневр, в то время как истинная и скрытая причина, скорее всего, это стремление к монополизации и самозащите профессии, действующей не вследствие альтруизма, но ради своих собственных интересов.

Очень интересно наблюдать, что такой же фундаментальный процесс происходит в ряде других стран. Я знаю, что процесс профессионализации гомеопатии в настоящее время хорошо продвинулся, например, в Австралии и Новой Зеландии, но медленно и мучительно продвигается в Канаде и США, где некоторые непрофессиональные гомеопаты сталкиваются (в настоящее время, например, в Монреале) с судебным преследованием по тому же обвинению, которое было выдвинуто против Мелани Ганеман в 1847 году: медицинская практика без лицензии. Учитывая, что история повторяется, быть может, в ближайшем будущем гомеопатия вновь вступит в эпоху медицинского плюрализма.

Что касается проблем, вызванных специализацией в рамках медицины, полезно учитывать следующее:

…Медицина уверяет, что включение тех практиков, которые не признают медицинского образования… немыслимо [Eaton & Webb, 1979, p. 82].

И это более или менее закрывает данную тему. Трудно понять, как можно продвинуться вперед, если нет никакого движения с обеих сторон [см. также Sharma, 1992, р. 117].

Image

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/morrell/british/currentscene.htm#discussion

Обсуждение

На данном этапе гомеопатия переживает массивное и стабильное возрождение, и все благоприятствует тому, чтобы она продолжала существовать как система терапии. Она является также частью более широкого поддерживающего ее и поддерживаемого ею движения альтернативной, или комплементарной, медицины. Она выглядит сильной и процветающей.

В связи с появившейся недавно возможностью присвоения степени после завершения курса в гомеопатических колледжах (1996 год), а также участия гомеопатов во многих общих медицинских практиках на основе направлений, особенно в Лондоне и других крупных городах, будущее, наконец, выглядит очень перспективным, и позиция гомеопатии среди большого количества различных видов медицинской помощи выглядит гораздо устойчивей, чем когда бы то ни было. То, что происходит в Лондоне, обычно в течение десятилетия или около того проникает в каждый город страны.

Движение в настоящее время проходит через заключительные этапы профессионализации и растет примерно на 10 % в год. Можно предположить, однако, что основной движущей силой этих изменений является общественный спрос на альтернативную медицину, а не какое бы то ни было "изменение парадигмы" со стороны врачей, которые, вероятно, в некоторых отношениях сегодня настроены так же скептически относительно "периферической" медицины, как и двадцать лет назад. Какой эффект альтернативная медицина окажет в итоге на обычную медицину, определить трудно. Вполне вероятно, что многие комплементарные терапии будут в конце концов включены в обычную медицину и ее процесс обучения. Долгосрочное влияние на медицинскую практику и теорию определить так же трудно. Тем не менее в настоящее время кажется, что "смягчение позиции" по отношению к неортодоксальным терапиям является не идеологическим сдвигом, а вызвано исключительно спросом со стороны пациентов.

Один из возможных сценариев предполагает сосуществование разнообразных общих практик, когда врач направляет пациентов к другим медикам, и все оплачивается Национальной службой здравоохранения (NHS). Это может привести к кризису общей практики, так как студентам-медикам покажется нецелесообразным посвящать шесть лет жизни медицинской подготовке и еще три года проводить в колледже гомеопатии, когда они могут просто стать гомеопатами после трех лет обучения, а затем получать пациентов от любого врача общей практики (GP), желающего привлечь к лечению гомеопата. Хотя не следует ожидать резкого снижения спроса на хирургическое или экстренное лечение, рост общественного спроса на альтернативную медицину может иметь неприятные последствия для медицинской профессии, так как устраняется необходимость в антибиотиках, обезболивающих и антидепрессантах, которые являются основными товарами в общей практике.

История британской гомеопатии Предыдущая часть   оглавление книги Питера Морреля Оглавление   Следующая часть История британской гомеопатии