Духовенство и гомеопатия


Вестник гомеопатической медицины, 1911, 5–6, с. 130–156, 7, с. 193–200, 8–9, 239–241

На страницах газеты "Колокол" за конец прошлого года и за первые месяцы текущего года случайно возникла полемика по вопросу о том, прилично ли, или не подобает нашему духовенству заниматься гомеопатией и медицинским лечением вообще. Хотя этот вопрос, в сущности говоря, положительно праздный ввиду того, что многолетним опытом жизни он решен уже давно в положительную сторону, тем не менее, однако, он, оказывается, поднимается в печати как вопрос принципиальный и ставится на обсуждение противниками-аллопатами, и конечно для обычной же их цели — дискредитирования гомеопатического лечения в обществе, народе и среди духовенства. К сожалению, часть статей, относящихся до данной полемики, у нас затерялась, и ниже приводится то, что сохранилось. Сколько помнится, в номерах "Колокола" конца прошлого года появилось несколько коротеньких писем и заметок разных священников, из которых один просил указать ему, где и как можно познакомиться с гомеопатией, другие давали эти указания, иные же приводили случаи излечений. Этим и началось дело, превратившееся скоро в полемику вследствие вмешательства одного из сотрудников "Колокола", врача-аллопата Клевезаля, очень много и охотно богословствующего на страницах этой газеты на разные общественные и религиозные темы, т. е. занимающегося не своим прямым медицинским делом, но делом, принадлежащим духовенству, и в то же время очень порицающего духовенство за то же самое, т. е., что они желают заниматься также "не своим прямым духовно-молитвенным делом", а еще и делом медицинским. [Редактор журнала д-р Е. Я. Дюков.]


Как и где научиться гомеопатии (письмо в редакцию)

Мил. Гос., Г-н Редактор!

В вашей уважаемой газете "Колокол"1 от 17 декабря сего 1910 года в № 1421 было напечатано письмо свящ. Веселицкого о том, какую большую помощь оказала его жена населению, пользуя больных гомеопатическими средствами. Я уверен, что многие из священников и лиц, состоящих близко к деревне, тоже желали бы воспользоваться этими средствами, а поэтому большую благодарность получили бы те, кто не счел бы в труд сообщить через вашу уважаемую газету нижеследующие сведения, касающиеся гомеопатии: какие книги требуются для изучения гомеопатии, где можно их достать, а также и лекарства; легко ли достигается практика, и вообще, много ли времени потребуется на основательное ознакомление с этим способом лечения? За сообщение об этом заранее приношу сердечную благодарность.

Свящ. Дмитрий Орехов


Несколько слов о гомеопатии

("Колокол" 1911 г., № 1440)

Осенью настоящего года мне пришлось прибегнуть к лечению гомеопатическими средствами, так как врачи-аллопаты в один голос советовали мне операцию, которой я немного побаивался, да и не мог к ней прибегнуть по материальным соображениям. Нужно заметить, что первоначальное лечение моей болезни (геморроя) у аллопатов обошлось мне не дешево. Врачи прописывали мне как главное лечебное средство патентованные анузолевые суппозитории, коробочка которых стоила 1 р. 75 к. Это средство почему-то действовало так, что одной коробочки его было мало, необходимо было прикупать другую для временного, но не окончательного удаления геморроидальных шишек. По этим-то причинам я и обратился к врачу-гомеопату, который утверждал, что мою болезнь можно вылечить без всякой операции одними гомеопатическими средствами, два пузырька которых (гамамелис и нукс вомика) стоили всего 60 коп., да еще на 15 коп. купил я арники для смазывания шишек. Лечение это принесло мне громадную пользу.

Но главное, что убедило меня в пользе гомеопатии — успешное лечение ею холеры. Осенью и ко мне в приход забралась эта нежелательная гостья. Смертные случаи участились, количество заболевающих стало заметно увеличиваться. Тогда я решил прибегнуть к гомеопатическому лечению холеры. Я стал пользовать больных нукс вомикой, давая по 10 капель на рюмку отварной воды через 1/4 часа до облегчения, а потом реже. Это средство оказало настолько благоприятное действие, что к следующему за ним лекарству (камфорному спирту) пришлось прибегнуть только в одном случае, где болезнь зашла далеко.

Нужно заметить, что все мои пациенты находились уже не в первой, а во второй стадии развития болезни и все-таки каких-нибудь 7–10 приемов нукс вомики 3 было достаточно для полного выздоровления. Через два дня мои пациенты были здоровехонькие.

Ввиду этого, я рекомендовал бы собратьям-пастырям и всем заботящимся о благе ближних в случае появления холеры давать больным по 10 капель нукс вомики 3 через 1/4 часа на рюмку отварной воды. В случае частой рвоты можно давать то же средство кап. по 5 на кусочке сахара. Если после 10 приемов этого лекарства не будет заметно облегчения, то нужно давать кап. по 5–10 камфорного спирта (10%), обязательно на маленьком кусочке сахара. При облегчении средство применять реже, сначала через 1/2 часа, потом через час и т.д.

Свящ. М. Ольшевский


Знахарство и гомеопатия

("Колокол", 19 января 1911 г., № 1445)

Служителей алтаря соблазняют лаврами врачей-гомеопатов; считаю долгом разъяснить это печальное недоразумение.

Истина одна, а потому и научная медицина одна, именно та, которая изучает организм человека, строeниe и жизнь всех его органов, происхождение болезней, действие химических и растительных веществ и проч. и проч.; такую школу и проходят люди, желающие быть врачами, вынужденные и потом всю жизнь пополнять свои знания и следить за движением науки. Гомеопатия, дающая диплом врача вместе с лечебником, стоящим 30 коп., в лучшем случае заблуждение и недоразумение, а в худшем — явное шарлатанство... Для мыслящего и добросовестного врача главный труд — сделать верное распознавание болезней, а здесь-то и терзаешься недочетами своей подготовки и неизбежными ошибками... Знахарь решительно ставит свой диагноз без всякой подготовки, но зато чем интеллигентнее знахарь, тем больше его нравственная ответственность, а если знахарем является священник, служитель истины, то перед нами великое зло!

Лечит больного прежде всего исцеляющая сила природы, вот почему "помогают" и крупинки гомеопатов; лекарств часто требуют больные, а не болезни, но врач должен знать как работает каждый орган больного и быть вовремя наготове со своей помощью. От такой своевременной помощи каждый знахарь только удаляет больных, и этим приносит громадный вред (а конечно не крупинкам и водицей...). Положительно можно сказать, что в лечении болезней лучше ничего, чем что-нибудь; во всем другом, за неимением лучшего, можно пробавиться и худшим, но не в медицине, ибо болезнь имеет свое безостановочное течение, и с надлежащей помощью можно уже опоздать!..

Еще больше вреда и шарлатанства, когда гомеопатия берется за лечение болезней наружных и хирургических. Толпа невежественна, суеверна и по прежнему все "знамения ищет", а это создает очень удобную почву для успеха всяких целителей, начиная с бабки-заговорщицы и кончая "врачом"-гомеопатом, но особенно грустно, что это знахарство прикрывается иногда рясой священнослужителя!..

Ускорить обращение больных к врачу, научить умелому уходу за больными, являться проводником гигиены и санитарии — вот чем может содействовать медицине каждый умный, образованный и развитой человек. И такое содействие, принося только пользу, может даже повлиять на понижение смертности!..

Что же касается иepeeв, то зачем им еще эти жалкие крупинки, когда в их руках такие могучие средства, как вера и таинство? Слова о. Иоанна Кронштадского не могут быть рекомендацией для гомеопатии (в этой области он не авторитет), но его светлая личность — яркий пример для каждого иepeя, чего можно достигнуть верой и молитвой!..

Поддерживая по завету Библии авторитет врача-специалиста и являясь к постели больного, чтобы помочь ему, по завету апостола, "молитвой веры", каждый иepeй будет исполнять свое святое дело и сохранит спокойную совесть!..

Мы, врачи, мучаемся оттого, что и наш уровень знаний нередко оказывается низок (особенно для одинокой работы в деревне), от этого же мы ратуем против самостоятельной деятельности фельдшеров и, следовательно, лечители по книжке в 30 к. нам не помощники, а помеха, но громадную помощь оказали бы нам иереи именно "молитвою веры", подъемом духа, возбуждением душевной бодрости и энергии, ибо все это так необходимо для успеха и наших "лекарственных" мероприятий!

Сдадим лучше в архив человеческих заблуждений жалкую гомеопатию, признающую, например, что "нюхание золота в 12-м делении вполне достаточно, чтобы в течении одного часа вновь пробудить в меланхолике, имеющем наклонность к самоубийству, любовь к жизни и веселое настроение духа" (Брокгауз-Эфрон. ХVII. 152), и возьмемся получше каждый за свое дело; смею думать, что отцам духовным не до крупинок гомеопатии, когда отрываются куски живого тела Церкви, и когда волки все смелей и смелей действуют, дерзко забравшись во двор овчий...

Врач В. Клевезаль2


Еще о гомеопатии (по поводу заметки о ней в № 1445 "Колокола")

("Колокол", 27 января 1911 г., № 1452)

Прошло с небольшим сто лет с того времени как доктор С. Ганеман посадил свое маленькое деревцо, разросшееся в громадное и могучее теперь дерево. И таких успехов достигла гомеопатия, невзирая на неслыханные препятствия, на слепую злобу и нетерпимость противников ее врачей-аллопатов, особенно тех из них, кои и могут похвалиться только "недочетами своей подготовки" к лечению людей и "неизбежными для них ошибками".

Можно смело сказать, что ни одна научная истина не подвергалась такому ожесточенному гонению, как истина, проповедуемая гомеопатией. Но притеснения, брань, издевательства — ничто не в силах остановить успехи гомеопатии. Она распространяется все шире и глубже во всех странах мира. Нигде гомеопатия не развилась так быстро и успешно, как в Соединенных Штатах, в Америке. Это объясняется свободным духом народа, его энергией, отсутствием традиций и т. п. Там существуют высшие медицинские школы, кои ежегодно выпускают несколько сот врачей-гомеопатов, пользующихся одинаковыми правами с врачами-аллопатами. В Европе в настоящее время имеются кафедры гомеопатии при университетах в Париже, Мадриде, Лондоне. Здесь же существуют и хорошо устроенные гомеопатические лечебницы, больницы, аптеки. Имеются они и в Ливерпуле, Бирмингеме, Лейпциге и т. д. В одной Америке числится до 15000 врачей гомеопатов, 20 медицинских коллегий (гомеопатии), до 100 больниц и т. п.

У нас в России за последние 20 лет гомеопатия стала развиваться. В Петербурге имеется 3 лечебницы и 5 гомеопатических аптек, до 25 врачей-гомеопатов, гомеопатический журнал и т. п., а во всей Poccии насчитывают до 100 врачей-гомеопатов. Большинство из них начали свою медицинскую работу как аллопаты, но потом, беспристрастно изучив гомеопатию, они примкнули к ней, не боясь злой брани своих коллег-аллопатов.

Все гомеопатические больницы и лечебницы устроены и устраиваются на частные средства, на суммы, жертвуемые лицами, испытавшими на себе благотворные результаты гомеопатического лечения и желающими, чтобы им могли пользоваться люди неимущие. Этот факт знаменательный, ясно указывающий на то, какое расположение и доверие публика питает к новой системе лечения. И высокообразованные врачи-аллопаты, например, доктор медицины Конквест (Англия), не сомневаются, что гомеопатические принципы и практика преодолеют все препятствия. При таких успехах гомеопатии, более чем смело называть ее шарлатанством, почитателей ее невежествующими, а пользующих ею — знахарями!.. Гомеопатия воплощает в себе неоценимую истину, сказал о. Иоанн Кронштадтский, всегда говоривший разумно слово свое, особенно с церковной кафедры, и с "силою многою" и "мудростью". Потому всякое его слово является и должно являться словом для всякого иepeя авторитетным.

Нужно ли батюшкам браться за врачевание телесных болезней своих пасомых?! Нужно и нужно. "Болен бе и не посетисте меня"... Любезно больному посещение пастыря и особенно тогда, когда с благодатным врачеванием дает он и врачевание земное — телесное, Богом благословленное, а не пройдет мимо его, как иудейский священник или левит мимо самарянина. Особенно гомеопатия дает священнику возможность посильно (говорю: посильно!) врачевать немощи телесные. Гомеопатическая аптечка дает лекарства от всех болезней и безвредные; аллопатия во многих лекарствах отказывает. Руководства-лечебники Руддок (3 р.), Лори (6 р.), подробно обрисовывающее болезнь, указывают, при каких симптомах ее более подходят те или иные лекарства, как часто употреблять их, какая требуется диета и какой нужен уход за больным... Советуют отсылать больных к доктору, чем лечить их самому батюшке... Все это так: да ехать-то в больницу иным далеко, да не от кого... А звать доктора в деревню к каждому больному нет возможности... Да и не всякий раз доктор поедет. Да к доктору крестьяне обычно обращаются, когда домашние меры лечения им не помогут... Вот и идут к батюшке. Отказать, значит лишить больного последней надежды на разумное лечение и заставить его лечиться кто чем скажет. Да не все врачи-аллопаты заслуживают доверие у народа. К другому доктору больного и не прошлешься.

Говорят, что польза гомеопатических лекарств есть результат веры в них. А обращаются ли к доктору без доверия к его авторитету и лекарствам? Конечно нет: кто не верит медицинским знаниям врача, тот к нему и не обратится никогда. Почему же вера оказывается бессильной возбудить в аллопатических лекарствах ожидаемые действия, а в гомеопатических — возбуждает?

Ап. Павел не был врачом, но и он давал указания ученику, чем пользоваться ему в его болезни. Пусть и иереи подражают сему апостолу в этом. Мы и рекомендуем гомеопатию учителям, иереям и др. заниматься ею там, где население их удалено от докторов и фельдшеров или в болезнях, диагноз коих незатруднителен, или в болезнях, когда нет нужды утруждать больного путешествиями к доктору за несколько верст, часто в опасную для больного погоду. И помощь эту оказывают иереи не из искания "лавров врачей-гомеопатов", а по любви к ближнему. Впрочем, у гомеопатов пока не "лавры", хотя они их и заслуживают, а "терновые венцы". "Лавры" пока считают своей принадлежностью "аллопаты".

Свящ. В. Доронкин


(Там же)

Письмо в редакцию

Многоуважаемый г. Р.

Не откажите поместить в уважаемой вашей газете "Колокол" мою просьбу: в № 1440 газеты "Колокол" от 13-го января с. г. была помещена заметка свящ. Ольшевского "Несколько слов о гомеопатии", в которой автор коснулся лечения гомеопатическими средствами различных болезней и в частности геморроя, и назвал средства гамамелис и нукс вомика, но способ употребления и дозировку не указал. В виду этого прошу автора упомянутой заметки: не может ли он через посредство вашей газеты сообщить интересующие меня и моих знакомых сведения относительно употребления и дозировки гамамелиса и нукс вомики при лечении геморроя. Этим он сделает, быть может, много пользы страдающим этой болезнью.

С искренним почтением и благодарностью А. Рябинин


Пo поводу статьи д-ра В. Клевезаля "Знахарство и гомеопатия"

("Колокол", 2 февраля 1911 г., № 1467)

На страницах "Колокола" напечатано было несколько писем священников относительно гомеопатии, которой они интересуются ввиду возможности оказывать средствами ее медицинскую помощь обращающимся к ним больным. В номере от 19 января доктор В. Клевезаль выступил со статьей, порицающей, с одной стороны, гомеопатию, а с другой — выражающей духовенству, интересующемуся гомеопатией, неодобрение и приглашающей их лучше заниматься "своим делом", чем лечением больных. По поводу этой статьи я прошу уважаемую редакцию "Колокола" разрешить мне сказать несколько слов — не потому, чтобы мне, врачу-гомеопату, хотелось пополемизировать со своим коллегой-аллопатом, но потому, что дело идет о вопросе, имеющем весьма важное государственное значение вообще, и весьма важный интерес для нашего духовенства в частности.

Во-первых, правильно ли поступает духовенство, интересуясь практической медициной, и следует ли батюшкам заниматься ею вообще? Д-р Клевезаль говорит, что нет: их дело лишь лечение "молитвой веры", и если иepeи лишь этим одним ограничат свою деятельность, а медицину предоставят "науке", то совесть их будет спокойна... Но если бы в данном вопросе не замешалась "гомеопатия", а имелась бы в виду медицина аллопатов в виде разных "домашних" медицин и аптечек, то д-р Клевезаль вряд ли выступил бы с укорами и порицаниями духовенству. Ведь положение дела таково.

Медицинская помощь для сельского населения настолько недостаточна количественно (о качестве ее не будем говорить), настолько недоступна для массы, разбросанной по захолустным селениям и хуторам, далеко отстоящим от медицинских пунктов, что едва ли найдется на Руси сельский священник, который не осаждался бы со стороны болящих прихожан, жаждущих не только "духовной" медицины, поучения, "молитвы", но и помощи материальной, "домашней" медицины, которой вынуждены запасаться для своего обихода "батюшки" и "матушки", одни из аптек аллопатических, другие из гомеопатических. Во 2-х, едва ли найдутся священники, согласные с гипотезой д-ра Клевезаля, что, указав больному прихожанину лишь куда обратиться за медицинской "наукой", батюшка исполнит "свое святое дело" и сохранит "свою совесть спокойной". Только кабинетное доктринерство может ср "спокойной совестью" говорить: "fiat наука — реrеаt mundus". Д-р Клевезаль уверяет батюшек, что будто бы и "по завету Библии" им можно помогать в болезни только "молитвой веры", но и сам Христос исцелял больных не одним словом, но иногда употребляя и материальные средства в виде, например, "брения" при слепоте глаз.

Теперь другой вопрос: подлинно ли гомеопатия, которой интересуется духовенство и практикует ее средствами, представляет только "шарлатанство", "знахарство", "печальное нeдоразумение", "жалкое заблуждение", отрицание "науки", попирание "истины" и т.п. "жупельные" ужасы, которыми медики-аллопаты вообще, а д-р Клевезаль в том числе, устрашают батюшек?.. К сожалению, чтобы показать ничтожность всех таких ужасов и страхов д-ра Клевезаля, требуется пространно входить в обсуждение, что такое гомеопатия и что такое аллопатия, и каково вообще взаимоотношение с точки зрения "истины" и "науки" между этими двумя медицинскими направлениями, а для этого необходимо иметь наперед от редактора газеты "Колокол" согласие на такую тему и потребное место в газете. Теперь же можно сказать одно: рассуждения д-ра Клевезаля о гомеопатии изобличают его в совершенном незнании, что такое гомеопатия вообще, и в неспособности его быть в данном вопросе сколько-нибудь непредвзятым и беспристрастным. Для представителя действительной "науки", да еще ищущего "истины", не подобает обращаться за сведениями о гомеопатии, имеющей свою громадную литературу, к таким невежественным источникам, как "Словарь Брокгауза и Ефрона", из которого д-ру Клевезалю удалось узнать лишь, что гомеопатия это "крупинки" и "водица", и что "нюхание золота в 12-м делении может в течение часа превратить меланхолика, готового к самоубийству, в веселого человека"... Наши сельские батюшки, интересующиеся гомеопатией, знакомы с ней и серьезнее, и основательнее... Незнанием же и непониманием сущности гомеопатического лечения объясняется и высокомерный отзыв д-ра Клевезаля об Иoaнне Кронштадтском, который, говорит он, "не может быть рекомендацией для гомеопатии", потому что он "в этой области не авторитет"... Неверное и неосновательное суждение. Покойный о. Иоанн, конечно, не медицинский "авторитет" с точки зрения официальной медицинской патентованности, высокомерно отожествляющей себя с "наукой" и "истиной", но, тем не менее, он, непререкаемый авторитет в своей области "духовной" медицины, когда ознакомился с тем, что такое гомеопатия как способ медицинского лечения, назвал его способом "самым разумным и верным".

Принцип гомеопатической медицины similia similibus curentur, "лечи подобное подобным" (по этому именно способу сами аллопаты, коллеги Клевезаля, лечат оспу оспопрививкой, дифтерит — дифтеритной сывороткой и т. п.). О. Иoaнн Кронштадтский говорит, что такой же именно гомеопатический принцип "подобия" лежит и в области лечения больных духом людей, что сама "Божественная Премудрость" не нашла более верного способа к врачеванию болящих грехом и бесчисленными болезнями человечества, как врачевать "смертию смерть", подобное подобным. "И вот, — говорит о. Иоанн, — Творец сам снисшел к своей твари, приняв на себя всю природу человека, кроме греха и страстей его; Бог сделался человеком, не переставая быть Богом, и Свое совершенное человечество, соединенное с Божеством, как целебный пластырь к ране прилагает к пораженному грехом и болезнями человечеству, предлагая душам грешным Свой Богочеловеческий пример и Свои цeлебные и блаженные заповеди, тела же врачуя или Своей божественной рукой, или одним творческим словом, или приложением подобного к подобному, например брения, составленного из земли и своей животворной слюны, к очам слепого. Перед вознесением Своим от земли на небо он установил на все века для действительнейшего врачевания грешного человечества величайшее таинство причащения пречистого Тела и Крови своей, соединенных с Божеством".

"Значит, друзья, — говорил о. Иоанн, обращаясь к гомеопатам, — вы в Самом Богочеловеке имеете пример врачевания подобного подобным".

Врач-гомеопат Е. Дюков3


Еще об иереях-лечителях

("Колокол", 11 января 1911 г., № 1464)

Считаю себя вынужденным сделать еще заключительные фактические возражения миссионеру гомеопатии ("Колокол", № 1452).

Что гомеопатия не есть научная истина, это подтвердит любая энциклопедия, а равно и отсутствие ее кафедр в тех странах, где наука пользуется должным авторитетом и где народные массы охраняются от эксплуатации всевозможными шарлатанами, допускаемой в иных местах во имя ложно понимаемой свободы. Не везде приложим статистический способ доказательства: количество сектантов в той же Америке, где обрела теплый угол гомеопатия, ведь не говорит против единой истины православия? Равным образом и суд толпы (у которой сегодня "осанна!", а завтра "распни!..") разве может иметь здесь какой-либо авторитет? "Публика" ловится рекламами т.е. ложью, и кому дорога истина, тот остережется делать свои заключения на этой крайне зыбкой почве.

Больных посещать батюшкам нужно, но браться не за свое дело не следует, во имя сохранения безупречности своего нравственного авторитета. Лечение без надлежащей подготовки нельзя назвать разумным, а следовательно такое проявление любви к ближнему нельзя одобрить, ибо это была бы любовь слепая, приносящая не пользу, а вред.

Горько и обидно делается, когда являются за помощью запущенные по неправильному лечению гомеопата случаи рака, сифилиса, чахотки, плеврита и пр. и проч., и когда узнаешь, что виновником является иерей...

— Почему же ты ковать едешь к кузнецу, избу ставить зовешь плотника, а лечиться едешь не к доктору?

— Да ведь батюшка брался лечить!.. То-то наша глупость!..

Не льщу себя надеждой подорвать псевдонаучный авторитет гомеопатии (нет того заблуждения, которое не имело бы искренних последователей), не надеюсь также разубедить тех иереев-лечителей, которым удалось уже посрамить врачей-специалистов, но горячо советую иереям, приглашаемым на этот ложный путь, хорошенько взвесить все доводы за и против!

Великое пастырское дело (которому нет равного!) настолько может поглотить человека (Господу поспешествующу), что не только не придет в голову заняться жалкой гомеопатией, но подобно независимому кронштадтскому пастырю (живому образцу для каждого героя) не останется время для сна и еды!..

А в таких-то пастырях и нуждается больше всего в настоящее время наша родина, ибо каждое "маленькое деревцо" иноверия, сектантства и даже язычества грозит разрастись (как в Америке...) "в громадное и могучее дерево", если не встанут на защиту Православия все те, для коих это является их единой священной миссией.

Врач В. Клевезаль


Открытое письмо врачу г. В. Клевезалю

("Колокол", 15 февраля, № 1407).

М. Г.!

Обращаюсь к Вам по поводу Вашей заметки "Знахарство и гомеопатия", напечатанной в № 1445 "Колокола", и обращаюсь только потому, что знаю в Вас, судя по Вашим газетным статьям и заметкам, искренно верующего православного христианина.

Во имя ваших православно-христианских убеждений, прошу Вас разрешить мне следующие недоумения, естественно возникающие при чтении вашей заметки. Откуда Вы узнали и на каком основании Вы утверждаете, что "гомеопатия дает диплом врача вместе с лечебником, стоящим 30 к."? Все врачи-гомеопаты, практикующие именно как врачи, имеют соответствующие дипломы докторов медицины или лекарей. Справьтесь в Вашем списке дипломированных врачей, и Вы убедитесь, что это правда. Я, впрочем, и без списка могу уверить Вас, что, например, старейший и ученейший из петербургских гомеопатов, Л. Е. Бразоль, имеет степень доктора медицины, приобретенную им в Воен.-медиц. академии, где он получил медицинское образование. Раз врачи-гомепаты имеют соответствующие дипломы, значит они получили их не вместе с лечебником, стоящим 30 к., а путем соответственного изучения одной общей для всех науки медицины, которую обязательно изучают все врачи, которую и Вы изучали. Только врачи-гомеопаты, кроме общей медицины, давшей им диплом, изучили еще медицину гомеопатическую, ведущую начало от знаменитого доктора общей медицины Самуила Ганемана, трудами которого и Вы пользуетесь всякий раз, когда прописываете вашим больным Меrcurius solubilis, ибо этот препарат он изобрел.

Если многие из не имеющих никакого отношения к медицине лечат гомеопатическими средствами, то никто же и никогда по совести не называл этих лекарей имеющими "диплом врача", да и сами они, смею полагать, такой претензии никогда не заявили и не думали заявлять. А что они лечат по лечебникам гомеопатическим, то, во-первых, эти лечебники составлены врачами-гомеопатами, а во-вторых, описание болезней дается в них не иное, чем и в аллопатических лечебниках. И если врачи-аллопаты могут рекомендовать публике свои лечебники с указанием признаков болезней и лекарств против них, то еще с большим правом могут делать это врачи-гомеопаты, потому что лекарства, ими рекомендуемые, совершенно безвредны. И если те, которые руководствуются аллопатическими лечебниками и по ним лечатся, поступают рационально, то почему руководствующиеся в лечении болезней гомеопатическим лечебником оказываются, по Вашим словам, знахарями? И почему, если в роли этого "знахаря" является священник, то "пред нами уже великое зло"?

Разъясните мне по совести это недоумение!

"Лечит больного, — пишете Вы, — прежде всего исцеляющая сила природы", вот почему и "помогают" "крупинки гомеопатов". Истину безусловную сказали Вы, г. ученый доктор, не гомеопат. Истину, которую твердит гомеопатия вот уже вторую сотню лет, но которую всячески вы попираете, гг. аллопаты, не знахари.

Еще Вы говорите, что священники-гомеопаты совершают преступление, когда берутся лечить болезни, не распознавши их. Но Вы-то сами о себе ведь свидетельствуете, что при распознавании болезней "терзаетесь недочетами своей подготовки и неизбежными ошибками". Если Вы, ученый доктор, нередко ошибаетесь в распознании болезней, то зачем мне, неученому человеку, ставите в преступление ошибку в определении болезни по лечебнику?

А затем, научите ради Бога, что мне делать, если приходит ко мне, что нередко случается, больной от врача-аллопата с запиской его, в которой категорически определяется и называется его болезнь, и просит помощи? Вы советуете молиться? Прекрасно! Честь Вам и хвала за ваши христианские убеждения и Вашу веру в силу молитвы. Но если моя молитва, по маловерию и окаянству моему, не действует? Ведь если и апостолы когда-то не могли исцелить бесноватого отрока, то что удивительного, если молитва заурядного священника оказывается нередко малодейственной или совсем бездейственной на укреплении духа болящего? Приходится, таким образом, оставить жаждущего исцеления больного только при одной надежде на милость Божию? Но это благочестивый больной знал и без меня. А кроме того он еще знает, как знаю и я, что при надежде на Бога и самому нужно себе помогать. Я видел много раз, а больной пришедший ко мне слышал, что в болезни, которой он страдает, гомеопатические лекарства действительно помогают. Так вот, внявши Вашему разъяснению "печального недоразумения" относительно гомеопатии, отказать ли мне тому, кто просит меня о помощи, в виде гомеопатического лекарства, или дать ему эту помощь, рискуя оказаться в положении "знахаря"?

Далее прошу Вас разъяснить вот какой случай.

Меня зовут напутствовать больного, у которого по всем известным мне на основании лечебника признакам воспаление легких. Ужели я, помолившись о нем, причастив его св. Таин, поступлю человеколюбиво, если при этом, поверив Вам на слово, что гомеопатия — шарлатанство, не дам ему соответственного гомеопатического лекарства, благоприятное действие которого в подобных случаях я много раз наблюдал? В особенности, если при этом действительной, по Вашему мнению, медицинской, аллопатической помощи ждать больному неоткуда, ибо врач живет за 30 верст и выехать не может? И как моя совесть может быть спокойной, совершив это, на мой взгляд, вопиющее нарушение долга любви к ближнему?

В конце своей заметки Вы цитируете энциклопедический словарь Брокгауза-Эфрона в доказательство того, что гомеопатия — печальное заблуждение. Искренно сожалею, что Вы знакомились с гомеопатией по этому смутному в данном случае источнику. Ведь можно с уверенностью предположить, что статью о гомеопатии для названного словаря писал аллопат, никогда ее не изучавший и очень мало с ней знакомый. Изучать гомеопатию по сочинениям аллопатов — это все равно, что изучать православие по какому-нибудь полемическому сочинению правоверного магометанина. Судить о несостоятельности гомеопатии по той выдержке из словаря, которую Вам угодно было сделать, это совершенно равносильно тому, как если бы кто стал доказывать несостоятельность христианства на основании суждений о нем врагов Христа.

"Возьмемся лучше каждый за свое дело", — советуете Вы. Очень хорошо, но я считаю совершенно за свое дело как обращение заблудших на путь истинной веры, что Вы и рекомендуете пастырям церкви, так равно и "посещение больных и помощь к их выздоровлению", потому что так именно учит меня катехизис.

И если я, по благодати и милости Божией ко мне грешному, врач немощей душевных, научусь посильно, хотя бы только по гомеопатическим лечебникам и журналам, быть врачом вместе и немощей телесных, то через это авторитет мой среди паствы моей еще больше укрепится, она будет, хотя бы только за это, дорожить мной и не побежит из моего двора овчего. Я так думаю, но правильно ли? Вразумите!

Ваш искренний благожелатель, священник П. Дернов


О туберкулине и сыворотках вообще

("Колокол", 27 февраля, № 1477)

Госпожа Гросс, жена свящ. Бессарабской губ. с. Серкова, просит д-ра Клевезаля через редакцию "Колокола" (№ 1475 от 25 февраля с. г.) дать ей совет, можно ли подвергнуться впрыскиванию туберкулина.

Хотя просят не меня, но я считаю долгом высказаться по поводу ее вопроса потому, что я следил за этим лечением и в практике, и в иностранной литературе...

Туберкулин — вещество неизвестного, не определенного с точностью химического состава. Это не что иное, как смесь разного рода органических, преимущественно белковидных веществ. В особенности не следует доверяться туберкулинам и всяким сывороткам, привозимым из-за границы. При перевозке они подвергаются влиянию тряски в вагонах, различным колебаниям температуры, влиянию световых и темных лучей. Как бы туберкулин ни был плотно (герметически) закупорен, при перевозке он непременно изменит свой химический состав. Не зная его состава во время приготовления, не могут проверить его и после получения на известном месте. От тряски и изменения температуры из белковинных веществ могут образоваться такие ядовитые вещества, как пиррол, кадаверин и путресцин.

Местный свежеприготовленный туберкулин также есть смесь животных белков. Если он иногда и кажется действующим благотворно, то только как питательное вещество, вводимое под кожу. Но тогда не проще ли, не разумнее ли впрыскивать просто белок свежеснесенного куриного яйца, а еще проще питаться куриными яйцами; там кроме белков есть и фосфор, и оволецитин, и другие вещества, необходимые организму для борьбы с болезнью.

В настоящее время из той же Западной Европы, которая выдумала лечение разными сыворотками, раздаются в медицинской печати резкие и справедливые нарекания на эти сыворотки. На русском языке такие голоса раздаются несмело. Но теперь печатается перевод книги профессора Лозанского университета Бурже о некоторых заблуждениях и обманах в модной медицинской науке. В этой книге Бурже, на основании 14-летнего наблюдения над сыворотками, точными научными данными доказывает негодность и неразумность такого лечения. Последняя эпидемия в Манчжурии принудила врачей сознаться, что и сыворотки Йерсена и Хавкина не принесли пользы ни в смысле предохранения (вакцинации), ни в смысле лечения болезни. Не только сущности болезни, но и способа передачи болезни наука до сих пор не установила, хотя проф. Жюль Куроноп (Моvidе médiсаl 25 fevr. 1911, № 408) и думает, что болезнь эта ясна, и Йерсен — благодетель человечества. Не знаем мы также и сущности других разных болезней. Не будем их знать до тех пор, пока наука химическим путем, а не бактериологическими фантазиями, скажет нам о точном химическом составе крови, лимфы и всех других соков здорового и больного человека с личными особенностями каждого человека и каждой болезни. До этого нам еще далеко, хотя начало положено: появляются в науке уже другие, новые сочинения: иммунохимия Аррениуса, капиллярная химия Фрейндлиха, биохимия Ремана, биохимия растений Чапека, патологические физиологии и проч.

Эти новые науки, при помощи старых наук — патологической и нормальной анатомии и физиологии, а особенно при помощи глубокой клинической наблюдательности старых учителей наших средины 19-го столетия, дают новое освещение старым взглядам так называемой гуморальной патологии и, быть может, будет время, когда мы, врачи, будем рассудительнее и просвещеннее, не как нынешние младенцы, колеблющиеся и увлекающиеся всяким ветром учения, по лукавству человеков, по хитрому искусству обольщения (Еф. IV, 14). Теперь же приходится иногда и аллопатам быть неразумными эмпириками-гомеопатами, не рациональными врачами средины 19-го столетия.

Госпожа Гросс вопиет о помощи. От души хотелось бы ей помочь. Но как можно давать совет заочно, не зная, верно ли определена ее болезнь, не зная строения и расположения (диатеза) данного человека? А помочь все-таки хочется. Поэтому решаюсь дать ей совет. Пусть г-жа Гросс приготовит лекарство сама. Пусть купит неочищенного (красного) рыбьего жира половину медицинского фунта. На это количество вольет она 12 капель йодной настойки, взболтает (смешает) и пьет перед едой 2 раза в день, неделю по чайной ложке, вторую по 2, третью по 3, четвертую и дальше по столов. ложке год, два, приостанавливаясь только в таком случае, если появится насморк или понос. Кроме того, пусть утром и вечером кушает по чайному блюдечку хорошего толокна с квасом или молоком, черным пивом. Пусть кушает во время обеда яичный вареный желток или два, посоливши его хорошенько, по вкусу. Но главное: пусть следит за ее состоянием разумный врач, не увлекающийся модами в медицине.

Больше же всего пусть воспитает в себе матушка молитвенное настроение. Сила молитвы, сила веры в форме даже доверия к врачу, как орудию Промысла Божия-неизмеримы по своей силе. Чудес много. Мы только не умеем замечать их. И чудеса совершаются по тем же установленным от Бога законам природы. Суть лишь в том, что один раз проявляются движения жизни по обыденным законам, в другой раз по законам, редко применяющимся. Во всем же сила Божия. А сила Божия именно в немощи и совершается.

Д-р мед. В. К.


Ответ на открытое письмо ("Колокол", № 1467).

("Колокол", 4 марта, № 1481).

Извиняюсь по поводу задержки: кроме своего дела, занят был юбилейным праздником 19 февраля.

Медицина настолько сложное и ответственное дело, что браться за нее следует только после надлежащей подготовки, а иначе это будет знахарство, независимо от цены и качества руководящего лечебника. Подготовка нужна главное для распознавания болезней (здесь возможны самые пагубные ошибки), в лечении же у каждого врача свои методы, и если находятся врачи, употребляющие только гомеопатические средства, это дело их совести... Иерейское знахарство потому является "великим злом", что на доверие невежественной толпы влияет высокий сан служителя истины... Ошибки знахарей, совершаемые обычно по неведению, за преступление не считаются и до суда дело доходит лишь в самых исключительных случаях, но неизбежность таких ошибок при подготовке "по лечебникам и журналам" и вынуждает остерегать от этого пути еще не вступивших на него иереев в охранение безупречности их нравственного авторитета.

Вот что имею только добавить к сказанному раньше ("Колокол" №№ 1445 и 1464). Личный элемент в вопросах принципиальных совершенно неуместен. Данный вопрос считаю достаточно выясненным и от дальнейшего участия в обсуждении его отказываюсь.

Французская пословица говорит, что безнадежны те глухие, которые не хотят слышать...

Врач Владимир Клевезаль


Борьба с чахоткой (ответ на вопрос в № 1475 "Колокола")

("Колокол", 8 марта, № 1484)

В числе современных средств, применяемых в борьбе с легочным туберкулезом, видное место занимает и туберкулин, имеющий немало горячих сторонников, очень довольных получаемыми результатами. Однако широким применение его назвать нельзя, ибо это средство в нынешней его форме сравнительно новое и твердо установившейся репутации еще не имеет.

Недоверие к подкожным впрыскиваниям неосновательно, ибо это один из удобнейших способов введения в организм лечебных средств; при соблюдении должных предосторожностей нарывов и так называемых осложнений обычно не бывает, но делать впрыскивания самому себе крайне неудобно и не рекомендуется.

Совету местных врачей относительно применения туберкулина, конечно, должно последовать, но применяться он должен обязательно под врачебным наблюдением. Личного опыта я не имею, ибо я работаю в деревне, больные у меня только приходящие (амбулаторные), и мой лечебный арсенал (по завету учителя моего Захарьина) состоит из немногих, но вполне испытанных средств (при туберкулезе — креозот, гваякол и средства укрепляющие — железо, мышьяк, рыбий жир и т. п.).

Общее укрепление организма — первое условие успеха, ибо наша задача — помогать организму в его деятельной борьбе со всяким разрушительным началом, коренящейся в инстинктах самозащиты, заложенных Творцом.

Необходимо также помнить про меры предохранительные и санитарные: идеальная чистота и обеззараживание выделений.

Врач Владимир Клевезаль


Открытое письмо

("Колокол", 20 апреля, № 1517)

Глубокоуважаемые г. редактор и доктор Клевезаль!

Приношу вам искреннюю благодарность за вполне удовлетворивший меня ваш ответ на мой вопрос о туберкулине в № 1477-м, а Вам, доктор еще и сердечное русское спасибо за Ваш ответ мне и сочувствие!

Что же касается Вашего последнего рецепта относительно молитвенного настроения, то мне, матушке, очень радостно слышать сие из уст врача, так как я только им и пользовалась главным образом по сие время, не пренебрегая, понятно, и советами опытных профессоров ясских, киевских, одесских и др.

От них я просила немногое: остановить мой страшный кашель теперь, когда организм мой еще в силах бороться с этой болезнью (у меня вид здорового упитанного человека и температура почти всегда нормальна), и тем дать возможность предотвратить неминуемую опасность, грозящую моему горлу (язвы туб. харак. были в ноябре).

Ваш же ответ окончательно убедил меня в том, что медицина в борьбе с туберкулезом все еще совершенно бессильна, а потому нашему больному духовенству Бессарабии остается одно: надеяться на Бога (во всем) и пожелать скорейшего осуществления благодатной мысли о постройки у нас в Бессарабии санатории для больных духовного ведомства и этой надеждой себя утешать.

Простите великодушно за причиненное вам беспокойство.

Остаюсь всегда благодарная Вам жена священника Севатияна Гроссу


Еще и еще о гомеопатии (письмо в редакцию)

("Колокол", 22 апреля, № 1519)

Я прошу уважаемого редактора "Колокола" позволить мне сказать еще несколько слов по поводу последних замечаний д-ра Клевезаля, касательно гомеопатии и современной медицины вообще.

Продолжая порицать и далее священников за "иерейское знахарство", д-р В. Клевезаль к ранее высказанным им порицаниям по адресу врачей-гомеопатов ставит на вид им еще их "совесть" (№ 1481, 4 марта) и то, что они являются "неразумными эмпириками, а не рациональными врачами середины 19-го столетия" (№ 1477 от 27 февраля).

В своем письме в № 1457, 2 февраля я сказал, что нападки и осуждения д-ром Клевезалем гомеопатии считаю результатом неведения им того, что такое на самом деле гомеопатия. Теперь его заметка в № 1484, 8 марта "Борьба с чахоткой" только наилучше подтверждает мои слова. В этой заметке говорится о применяемом современной медициной средстве борьбы с чахоткой — "туберкулине", занимающем "видное место" в "числе современных средств" борьбы с туберкулезом. Но ведь это лечение туберкулеза так называемым туберкулином или ядом туберкулезной же болезни есть не иное что, как чистое гомеопатическое лечение, — лечение по гомеопатическому "закону подобия", подобного подобным, similia similibus! Затем, в той же заметке своей, д-р Клевезаль пишет: "Наша задача — помогать организму в его деятельной борьбе с разрушительным началом, коренящейся в инстинктах самозащиты, заложенных Творцом"…

Если бы, опять, д-р Клевезал был действительно знаком с гомеопатией в ея теоретических соображениях, то, к удивлению своему, он увидел бы, что истина, только что высказанная им в качестве "современной рациональной теории", точно списана им из гомеопатической книжки. Истина эта давно уже проповедуется гомеопатами и лежит в основании гомеопатического лечебного способа по "закону подобия", similia similibus.

Этот закон подобия или правило гомеопатической медицины лечить больных средствами, способными действовать подобно их болезни, помогает врачам-гомеопатам находить и назначать больным такое лекарственное средство, которое именно помогает и содействует организму соответственно с попавшим в него болезнетворным началом. По учению гомеопатии, то, что обыкновенно называется картиной болезни (в виде разных симптомов и явлений болезни), есть внешнее, видимое выражение борьбы организма за свое существование с попавшими в него вредными началами. Средства же гомеопатические или, в переводе этого греческого слова, подобно-действующие, в силу этой своей способности действовать на организм подобно "болезни" (т. е. картине болезни) или так, как действует сам организм во время своей болезни для защиты себя от вредного начала, и являются поэтому прямо, специфически прямо помогающими, а следовательно и целебными при этой болезни.

"Рациональная медицина XIX столетия", применяющая эмпирически такие гомеопатическия средства в виде туберкулина при бугорчатке, оспопрививки при оспе и т.д., и в это же самое время осуждающая гомеопатию за ее эмпиризм, нерациональность и т. п., совершенно нелогична и осуждает гомеопатию по неведению дела.

Врач-гомеопат Е. Дюков


Духовенство и народная медицина

("Колокол" 1911 г. от 18 мая, 25 мая и 6 июня).

Неоднократно в газетах появлялись известия, что в дух. ведомстве возбужден вопрос об обязательном даже введении в старших классах дух. семинарии преподавания народной медицины в часы, свободные от учебных занятий. Следовательно, в духовных сферах вопрос о знакомстве духовенства с практической медициной признается вопросом важным, и на самом деле он заслуживает серьезного внимания вообще.

Что "народ" наш фактически почти лишен медицинской помощи, это неоспоримо. Существующая медицина удовлетворяет по многочисленным причинам, из коих первейшая есть дальность расстояния от больного медицинской помощи, лишь самую минимальную частицу народной нужды в этой помощи, и она фактически находится или в руках деревенского знахарства, или оставлена на волю провидения. "Страшно заболеть в деревне, — пишет врач новоладожского земства А. С. Петровский, — нигде так больной не беспомощен, как здесь; нигде болезнь, часто самая незначительная, не угрожает в такой мере жизни больного, которого могут каждую минуту по неведению отравить теми же лекарствами, заморить в дурном, зараженном воздухе, навсегда сделать больным и калекой"... хотя "в той же деревне существуют наиболее благоприятные условия для здоровья и борьбы с болезнями: обилие света и воздуха, незагрязненность почвы и воды, доброкачественность пищевых продуктов — хлеба, молока, яиц, овощей" и проч. "Из моей десятилетней врачебной практики среди деревенского населения я убедился, — пишет далее д-р Петровский, — что лечение больных при существующих условиях приносит мало пользы и не может достигать своей цели. Больше всего вредит правильному ведению медицинского дела в деревне отсутствие в ней сколько-нибудь разумного и правильного надзора у постели больного. Насколько важно последнее обстоятельство, о том хорошо знает каждый земский врач. Имея в своем ведении огромные медицинские участки, иногда достигающие до трех десятков тысяч населения, земские врачи в огромном большинстве случаев своей практики не в состоянии более одного раза посетить больного. В этот однократный визит врач констатирует болезнь, назначает соответствующее лечение, дает общие указания относительно ухода во время болезни, приема лекарств, но все это — и лечение, и советы, и жизнь больного — оставляет на произвол окружающих, родных и знакомых, среди которых обыкновенно нет такого человека, которому можно бы было поручить необходимый и правильный надзор у постели больного. Можно ли при таких условиях ожидать успеха от назначенного врачом лечения, требующего исполнения специальных предписаний?" [А. С. Петровский "Деревенские сестры милосердия"].

Что нужно разуметь под названием "народная медицина", преподавание которой имеется в виду ввести в духовных семинариях? Под народной медициной обыкновенно понимается та сумма медицинских познаний, которая имеется в простонародном употреблении, в руках знахарей и знахарок, сумских бабок и самарских кузьмичей...

Но чему же можно "учить" из такой народной медицины?

У нас имеется несколько "сборников" народной медицины, но они представляют хаотическую груду всевозможных сведений, намеков и указаний об употреблении того или иного средства, сведений случайных, противоречивых и требующих предварительно очень и очень обстоятельной разработки, проверки и проч. для того, чтобы отделить зерно от плевел, сделать надлежащую оценку практической пригодности того или иного средства или меры народной медицины. Но такая обработка и разработка простонародной медицины, можно сказать, еще и не начиналась. Очевидное дело, что выражение "народная медицина" — выражение неточное и неправильное; очевидно, в виду имеется преподавание не "народной" в прямом смысле этого слова, т. е. "простонародной" какой-нибудь медицины, но преподавание сведений из обычной "ученой" медицины, лишь упрощенной как-то применительно к простонародному крестьянскому, сельско-деревенскому обиходу... Но чем может отличаться такая упрощенная сельско-обиходная народная медицина от медицины несельской, "городской", "панской", что ли, медицины? Отличаются ли чем-нибудь сельско-деревенские болезни простонародья от болезней горожан, аристократов и т.п.? Ничем, конечно: и здесь, и там, и в городе, и в селе болеют одинаково и одинаковыми же болезнями: корью, скарлатиной, дифтеритом, тифом, легкими, желудками и т. д. Чем же тогда народная медицина может быть отличена от медицины ненародной городов, крупных центров? Ничем. По качеству своему, в средствах лечения, она должна быть одинаковой и там, и тут, и в городе, и в деревне: простонародная и не простонародная медицина должна иметь в своем распоряжении одни и те же средства, одинаково скоро и хорошо долженствующие и могущие помогать больным.

Таким образом, вопрос о преподавании "народной" медицины в духовных семинариях сводится к преподаванию будущему духовенству таких способов и средств из ученой медицины, которые можно было бы безопасно предоставить на руки неспециалиста-священника с расчетом, что и в руках этого последнего они могли бы оказаться полезными при пособии ими больному. Вот здесь именно, в средствах пособия, и заключается центр тяжести вопроса о народной медицине и его успешного разрешения в проектированном духовным ведомством направлении.

Кто будет преподавать и что будет преподаваться под названием народной медицины в духовных семинариях? Преподавателями, разумеется, будут аллопаты, а преподаваться будет, судя по разговорам об этом на многочисленных земско-врачебных и общеврачебных съездах аллопатов, "рациональные", как выражаются обыкновенно аллопаты, основы гигиены и профилактики (предупреждения) болезней, т.е. будет говориться о грязи крестьянской обстановки, о мякине простонародного пищевого довольствия, о зловредности обитающих в воздухе, водах, на земле и под землей микробных "палочек" и "запятых" с демонстрациями таковых волшебными фонарями и т.д. Разумеется, все это хорошо и быть может необходимо для успеха деятельности медиков в народе, но только все это не "медицина" в надлежащем смысле этого слова, и не та "народная" медицина, которой необходимо обучать сельское духовенство. Гигиенические и профилактические лекции и беседы хороши, интересны и быть может поучительными окажутся когда-нибудь только для лиц здоровых; для больных же, для человека, когда он уже заболел, все они будут назидательными лишь задним числом, так как будут поучать больного, как ему следовало раньше жить, чтобы здоровым быть. Но уже заболевшему вовсе не до таких здравоспасительных поучений, ему нужно спасаться от своей болезни: он требует скоро, действительно и хорошо действующего средства, лечебной меры. "Народная медицина" должна сводиться к сведениям о таких именно скоро, действительно и хорошо помогающих мерах и средствах, хотя бы только "первой", домашней медицинской помощи, т.е. до того момента, пока на выручку прибудет (если только может прибыть) настоящая "ученая" медицина. И такой именно верно пособляющей и безопасной в руках священника медицине можно и нужно обучать сельское духовенство.

Возможно ли решиться передать на руки духовенства аллопатический лекарственный арсенал для домашнего медицинского пособия? Совершенно невозможно, и об этой невозможности всего лучше может свидетельствовать фельдшерская медицина. Как известно, обучение фельдшеров умению лечить и подавать первое пособие больным ведется систематично в специальных для того школах, и притом не только теоретически, но и практически при крупных больницах губернских земств и т.п. И что же в результате? А в результате то, что фельдшерские школы являются, по единогласному почти свидетельству всевозможных съездов медиков, земских и неземских, учреждениями, выпускающими в народное обращение деятелей "зловредных", "бесполезных" и проч. для здоровья населения, и земства только и слышат требования от врачей о сокращении и упразднении этого, по их словам, зловредного и бесполезного фельдшеризма, т.е. создания собственных же рук врачей и их аллопатической медицины. Спрашивается, какой же "медицине" аллопаты будут поучать будущее духовенство, если все то, чему они учат специальных своих помощников-фельдшеров, имеет роковую особенность превращать этого помощника во вредного и бесполезного для народного здоровья медицинского деятеля? Насколько же тогда вредным и бесполезным будет передача аллопатических лечебных средств во всякие другие руки неспециалистов? Скажут, что священникам будут рекомендовать иметь в своем распоряжении лишь невинные средства. Но ведь и на руки фельдшеров отпускаются врачами одни только несильнодействующие средства, однако же и с таким несильнодействующим лечебным арсеналом — касторкой, содой, йодом, салицилкой и прочим, — фельдшера, по заявлению их учителей и руководителей-врачей, сплошь "зловредны" для здоровья населения. Скажут еще, как и говорят часто, что священникам, во избежание вреда, вовсе не будут даваться указания относительно применения каких бы то ни было средств лечения, их будут только поучать гигиене и предупреждению болезней. Но тогда что же это будет за "медицинское" обучение без медицины, т.е. без указаний медицинского пособия, и не будет ли обучение такой медицине праздной и бесполезной затеей?

Итак, преподавание будущему духовенству "народной медицины" может иметь смысл и практические полезные результаты, если духовенство будет обучаться, кроме сведений гигиенических, еще и подаче первого пособия больным. Польза от такого пособия может быть только при условии передачи на руки духовенства средств, могущих и оказать действительную помощь, и не причинить больному вреда. Удовлетворить такому требованию аллопатические средства, как это видно из вышеизложенного, не могут, и наоборот — вполне удовлетворить этому требованию могут лишь средств гомеопатической медицины. Средства, эти, как безвредные, во-первых, безбоязненно можно предоставить в распоряжение неспециалистов. Во-вторых же, о пользе гомеопатических средств в руках неспециалистов, о том, насколько они оказываются незаменимыми и полезными в домашней медицине и при том при весьма обширном круге болезней и острых, и хронических, может засвидетельствовать и свидетельствует само духовенство, — те немалочисленные уже его представители, которые пользуют этими средствами и себя, и свою паству за недостатком и отсутствием помощи от специальной медицины.

Мы не сомневаемся, что против ознакомления духовенства с средствами гомеопатической медицины обязательно восстанет вся академическая и неакадемическая аллопатия, вообще относящаяся отрицательно к одному звуку гомеопатии. Но нужно же дать место, наконец, логике и здравому смыслу. В самом деле. Раз признается, что больной сельский люд, за недостатком медицинской помощи, оставляется на произвол судьбы; раз признается возможным и даже обязательным привлечь к делу медицинской помощи в селах наше духовенство; раз, наконец, установлено, что средства аллопатической медицины таковы, что их опасно предоставлять даже специалистам фельдшерам, тогда почему же не дать священникам гомеопатических средств и не научить их пользоваться ими как вполне безвредными, по заключению даже аллопатов, и могущими быть полезными по утверждению врачей-гомеопатов, хорошо знакомых с действием этих средств?

Невозможно усмотреть разумных оснований для отрицательного ответа на этот вопрос!

Врач Е. Дюков


Послесловие (к статьям "Духовенство и народная медицина")

("Колокол", 6 июня, № 1554)

На страницах "Колокола" с усердием, достойным лучшего применения, продолжается печальная пропаганда гомеопатии, чему посвящен был ряд статей под вышеуказанным заглавием. На сей раз я выступаю не с возражением, а, напротив, вполне присоединяюсь к тому выводу этих статей, что если необходимо пастырей делать еще и целителями, то аптеку им следует предоставить именно гомеопатическую, по ее "совершенной безвредности". Заключение же о пользе от этой "совершенно безвредной" аптеки сумеет сделать каждый читатель, владеющий "логикой и здравым смыслом".

Врач Владимир Клевезаль


Два слова к "Послесловию" В. Клевезаля

По поводу наших статей "Духовенство и народная медицина", которые нимало не являются какой либо "пропагандой" на страницах "Колокола", а только нашим разъяснением о гомеопатии в ответе на пошлые нападки и неумные порицания ее врачом Клевезалем, мы можем сказать, что не признаем их такими печальными, раз сам Клевезаль вполне присоединяется к нашим взглядам, что духовенству, если уже лечить больных, то именно средствами гомеопатическими, а не аллопатическими. На счет же иронического замечания Клевезаля, что заключение о пользе такой "совершенно безвредной" гомеопатической медицины сумеет сделать каждый читатель, владеющий логикой и здравым смыслом, необходимо добавить: каждый, кто, конечно, захочет с добрым желанием применить эту медицину должным образом при лечении больных...

Е. Дюков


Гомеопатия и духовенство

В "Колоколе" (№ 1580 от 7 июля) читаем: "В уважаемом 'Колоколе' имел случал я писать о гомеопатии. Некоторые читатели 'Колокола' ныне просят меня рекомендовать им такой гомеопатический лечебник, который бы 'для начинающих пользовать или пользоваться гомеопатическими средствами был бы доступным и прекрасным руководством'. Один из иереев пишет мне: 'Я, прочтя ваши ответы в 'Колоколе' о гомеопатии, воспользовался вашими советами. Приобрел краткий лечебник ('Популярная гомеопатия') и по нем нужные лекарства, хотя не все, и стал с осторожностью пользовать своих прихожан. Результаты такого пользования оказались поразительными. Теперь являюсь я у постели каждого больного не только врачом духовным, но и телесным. И приход мой настолько мне благодарен за гомеопатию мою, что на днях приходское попечительство из своих средств выдало мне субсидию в 25 рублей на приобретение гомеопатических лекарств для пользования ими моих прихожан. Врачебный пункт далеко от нас (в 250 в.), никаких медицинских сил вблизи нет, кроме акушерки в 20 верстах. И вот я невольно стал "с гомеопатией" желанным человеком не только для своих прихожан, но и соседей. Ко мне наезжают за 'советами врачебными' и из других приходов. Лечение идет настолько успешно, что мои собратья, иереи соседних приходов, хотят тоже обзавестись гомеопатией... Нуждаюсь в лечебнике более содержательном, чем краткий лечебник' (свящ. Л. Новинский).

Исполняя желание о. Л. и др. иереев и читателей 'Колокола', осмеливаюсь через газету 'Колокол', любезно открывшую свои страницы для статей и заметок о гомеопатии, за что, конечно, долг наш быть ей благодарными, рекомендовать им 'Народный лечебник к пользованию болезней гомеопатическими средствами' В. Дерикера.

С особым чувством удовольствия приветствую появление в свет нового четвертого издания этого 'народного лечебника'. Изложение в нем отличается необычайной простотой и удобопонятностью. Богат лечебник этот практическими указаниями и советами. Даются в нем ясные понятия о болезнях и условиях их излечимости. Объяснено, что вообще возможно лечить, и чего нельзя, и какие гигиенические и диететические пособия необходимы при известном лечении. Цена этой книги в 294 стр. дешева — 1 руб. без пересылки. Выписать ее можно из СПб, Центральная гомеопатическая аптека, Гороховая, 17.

Статьи о болезнях следуют в лечебнике в алфавитном порядке, что дает возможность скоро найти совет в известной болезни. В книге прекрасные объяснения даны по вопросам, ныне всех интересующим: 'Что такое гомеопатия? Преимущества гомеопатического лечения. Гомеопатия как домашнее лечение. Девиз гомеопатии. Самопомощь в болезнях. Распознавание болезней. Выбор лекарств. Наставление, как пользоваться гомеопатией' и т. п.

Для лиц, желающих более полного лечебника, рекомендуем гомеопатический лечебник доктора Л. Д. Френкеля как 'полное руководство к самопомощи в болезнях гомеопатическими лекарствами'. Книга эта, объемом свыше 700 стр. убористого шрифта выходит выпусками. Цена ее по предварительной подписке с пересылкой 2 р. 65 к. После выхода последнего выпуска цена будет повышена. Книга, достойная внимания всякого интересующегося гомеопатией. Выписать ее можно у автора, доктора Льва Д. Френкеля, СПб, Екатерининский канал, д. 37, кв. 3, или через Центральную гомеопатическую аптеку. Привет мой всем врачующим народные недуги во имя Христовой любви, как гомеопатам, так и аллопатам! Свящ. Василий Доронкин".

ПРИМЕЧАНИЯ АВТОРА САЙТА

1 "Колокол" — согласно собственному подзаголовку, "общественная, церковная, политическая и литературная газета". Выходила в СПб в 1905–1916 гг.
2 О д-ре Владимире Павловиче Клевезале в разделе "Миряне" сайта Русской Православной Церкви сообщалось следующее: "Родился 9.07.1864 г. В 1888 г. окончил медицинский факультет Московского университета. В 1890–1902 гг. земский врач Касимовского уезда. В 1914–1916 гг. заведующий лазаретом Тумской пожарной дружины, вольнопрактикующий врач. Член Собора по избранию как мирянин от Рязанской епархии. В 1918 г. арестован. Дальнейшая судьба неизвестна. Автор публикаций по медицинской проблематике". Еще немного сведений о нем со ссылкой на "Деяния Священного Собора Российской Православной Церкви 1917–1918 гг. (Документы. Материалы. Деяния I–XVI)". М., 1994. Репр. воспр. изд. 1918 г. т. 1, с. 73.: "На Св. Собор было передано сообщение настоятеля Троицкой церкви с. Н. Тумы: 'Вечером 2/15 сентября 1918 г. член Всероссийского Собора Владимир Павлович Клевезаль спешно увезен в г. Касимов, вероятно, в тюремное заключение. Точно не известен повод к его аресту. Аресту предшествовали два обыска, при последнем из которых захвачена была его переписка с женой в бытность ее невестой, а также и серебряные ложки и монеты. На вопрос о партийной принадлежности г. Клевезаль отвечал, что он монархист. Быть может, г. Клевезаль арестован в связи с приходским собранием 29 апреля с. г. (ст. ст.) в храме с. Н. Тумы, на котором собрании он был председателем и на котором прихожанами было постановлено отстаивать церковное имущество. Приходской Совет с. Н. Тумы по поводу этого постановления представлял заявление Волостному делегатскому собранию. На этом заявлении была подпись В. П. Клевезаля, и за это заявление он, г. Клевезаль, находится под следствием вместе с другими членами Приходского Совета. При аресте Клевезалю инкриминировалось, что он состоял председателем Братства Михаила Архангела, но он не был председателем этого Союза; не был, возможно, даже и членом его...' Дальнейшая судьба врача Клевезаля неизвестна".
3 Д-р Евграф Яковлевич Дюков (1865–1943), известный харьковский гомеопат, автор нескольких книг и многочисленных публикаций, редактор "Вестника гомеопатической медицины" в Харькове (1900–1902) и Хороле (1909–1913); в Хороле он был городским головой до событий 1917 г., после чего вернулся в Харьков.