Д-р Вильгельм Амеке

Д-р Вильгельм Амеке

Возникновение гомеопатии и борьба против ее распространения


Борьба против распространения гомеопатии

Санкт-Петербург, 1889

— 462 —

В апреле 1882 г. в Висбадене собрался "конгресс для внутренней медицины", который поставил себе задачей спасти внутреннюю медицину от поглощения хирургией и другими специальностями, и поддержать идею о единстве человеческого организма от угрожающего раздробления. Председатель Фрерихс энергично отвергает всякую опеку патологической анатомии, химии и экспериментальной патологии, и говорит, что только собственное мнение и опыт должны иметь решаюший голос. Было полное основание напряженно следить за ходом занятий этого конгресса, так как там находились почти все аллопаты, претендовавшее на титул "авторитета".

То, чего не хотели, было сказано, но то, чего хотели, какие предполагали избрать в будущем пути для исследования, при этом упомянуто не было; говорилось только, что хотят руководствоваться "собственным мнением и опытом".

Рассмотрим эти прения подробнее, что уже потому представляет особый интерес, что при этом мы познакомимся отчасти с современными взглядами и деятельностью аллопатов.

В третьем заседании предметом обсуждения был "противолихорадочный метод лечения".

— 463 —

Такая постановка темы ясно доказывает поверхностный, симптоматический, нефизиологический способ лечения современной аллопатической школы. Докладчик Либермейстер говорит в сущности только о "лихорадке", которую следует преодолевать охлаждаюшими ваннами, хинином или салициловой кислотой. Вопрос, какие предшествовавшие болезненные явления были причиной лихорадки, по-видимому кажется совершенно безразличным. Весь вопрос заключается только в степени лихорадки.

Содокладчик Рисс не хочет терять ни одного слова на рассмотрение "общего основания пользы противолихорадочного лечения лихорадки"; тем более, что он убежден, что большинство присутствующих давно проникнуты этой мыслью. Следовательно, о причине лихорадки здесь также не говорится ни слова; стало быть, какой болезнью обусловливается лихорадка, это второстепенный вопрос.

Далее он говорит о противолихорадочном лечении вообще, "об опасности лихорадочного повышения температуры", а не о роде болезненного процесса, чему наивно противоречит непосредственно следующая фраза: "Сказывается, что высота температуры и трудность болезни не идут параллельно между собой". Чтобы доказать это, он приводит примеры возвратной горячки и тифа. Теперь непременно ожидаешь заключение: следовательно, пунктом воспаления наших действий должна быть не лихорадка, а болезненный процесс. Но вместо того и несмотря на то, он советует вообще "внутренние противолихорадочный средства" и в особенности салициловую кислоту вместе с "охлаждающим лечением ваннами".

По мнению Рисса, салициловая кислота действует лучше применяемого Либермейстером хинина: "Главным пробным камнем тех противолихорадочных средств остается лечение тифа". В тифе рекомендуют дозы в 6, говори и пиши шесть граммов (96 гран) салициловой кислоты, при воспалении и язвах в кишках. Сравним показанные выше на стр. 449-450 действия салициловой кислоты.

При воспалении легких и чахотке он также применял такое лечение салициловой кислотой. Затем снова совершенно

— 464 —

в общих чертах идет речь о противолихорадочных методах лечения.

В заключение, Рисс высказывает мнение, что паразитная теория не вытеснит симптоматическую терапию и в особенности не пошатнет важность "противолихорадочного лечения".

Юргенсен не согласен насчет салициловой кислоты, у людей пропадает аппетит и делаются неприятные мозговые явления. Он дает при трудном тифе "не слишком тяжелое бордосское вино, до 2 литров в день". Ванны следует предписывать довольно холодные, чем холоднее, тем лучше. "Но говорят, что публика боится этих холодных ванн. В прошедшем году я лечил единственного ребенка одного сотоварища от трудного тифа, отец и мать купали ребенка и оба говорили, что холодные ванны, продолжавшиеся только 4 минуты, для них и для ребенка были настоящим благодеянием".

Он полагает так же, как и Бранд, что более сильными отвлечениями теплоты задерживается развитие тифозного зародыша в теле, и Либермейстер держится того же мнения. При этом задаешь себе вопрос, разве сложный человеческий организм следует считать просто печью для выведения паразитов без всякого противодействия, обусловлеваемого родом болезни и индивидуальностью? В конце концов, Юргенсен также говорит в общих чертах о "противолихорадочных средствах", причем "лечение водой всегда должно быть во главе".

Куршман стоит также за холодную воду, но предпочел бы хинин салициловой кислоте.

Бинц задает вопрос, может ли противолихорадочное лечение быть причинным, способно ли оно самостоятельно убивать лихорадочный яд в организме. Он отвечает на это утвердительно. Салициловая кислота сокращает продолжительность суставного ревматизма до нескольких дней, тогда, как прежде он длился неделями (если присутствующие поверили ему в этом, в отчете не сказано). Это объясняется только уничтожением болезненного яда. Тоже самое можно сказать о сифилитической лихорадке и ртути.

В заключении Бинц говорит о прежнем образе действия Венской школы, "которая говорила: вообще мы не в состоянии

— 465 —

излечивать болезнь; больной, есть только объект наблюдений, причем следует уже считать торжеством, если мы имеем его на столе для вскрытия и находим подтверждение правильности нашего диагноза".

Бинц становится здесь просто enfant terrible первого конгресса для внутренней медицины.

Гергардт "с полным убеждением" считает противолихорадочное лечение самым важным успехом всей внутренней терапии.

На съезде естествоиспытателей в Фрейбурге в 1883 г. Либермейстер также говорит с особенным ударением: "Противолихорадочный метод совершенно справедливо считается одним из величайших успехов, сделанных в наше время терапией", но сам называет эту терапию "выжидательно-симптоматической". Через 50 лет будут собирать такие изречения, исходя из той же точки зрения, с которой мы смотрим теперь на прославление кровопускания.

Чтобы возвратиться к Висбаденскому конгрессу, то теперь Зейтц замечает, что было бы интересно рассмотреть вопрос, насколько действует противолихорадочное лечение в различных лихорадочных болезнях. Итак, наконец, появляется врач, который по крайней мере думает об обособлении, хотя и он говорит в общем о противолихорадочном методе, а не о болезненном процессе.

Рюле выразительно замечает, что противолихорадочный метод сеет рутину среди "врачебной публики". "Это вредит научной точке зрения, восстановление чести которой мы должны поставить себе задачей".

Мы охотно подписываем это изречение, но такими темами, как "противолихорадочное лечение", поставленными и обсуждаемыми таким образом, восстанавливается только честь рутины, а не науки. Это не наука. Такой наукой обладал и крестьянин Приснитц 50 лет тому назад. Ненаучно также, если Рюле советует при тифе каломель, чтобы вызвать энергичное отделение печени, "служащей складом для тифозного яда, и вместе с тем удалить часть вредного вещества". При этом представляется,

— 466 —

будто слышишь приверженца Максимилиана Штолля из 1782 г., а не профессора внутренней медицины на конгрессе 1882 г.

Либермейстер оправдывается против возможного упрека в рутинности. "Сегодня предметом обсуждения был противолихорадочный метод, и потому мы говорили только о нем". Этого факта, повторяем, совершенно достаточно, чтобы назвать аллопатическое лечение рутинным. И если Либермейстер прибавляет к этому, что этот метод не применяется при сифилисе, то это слишком натянутое оправдание как раз свидетельствует против него.

Далее он объявляет, что тиф, скарлатину и другие болезни они бы (аллопаты) также охотно желали лечить специфическими средствами, "но, к сожалению, пока это еще только скромное желание". Относительно паразитной теории он говорит то же самое: "Мы бы очень желали, но мы не можем". Это имеет свои естественные основания, несмотря на Бинца, хинин и салициловую кислоту. Аллопаты ищут именно там, где ничего нельзя найти.

В заключение этого характеристичного рассуждения многократно высказывается удовольствие относительно единогласия в этом деле, чтобы доказать, какое единодушие господствует между ними в терапевтических вопросах. Но это единогласие господствовало только относительно лечения холодной водой. Кто же ввел правильное лечение холодной водой? Неспециалисты Ёртель и Приснитц, в особенности последний, который уже много лет лечил этим способом, за что аллопаты напали на него, пуская в ход свойственные им и достаточно известные читателю приемы. Если бы не было этих двух неспециалистов, как знать, было ли бы достигнуто то единогласие, которому так радовались.

Поэтому можно было ожидать, что конгресс, в противоположность к прежним гнусным аллопатическим нападкам, отдаст этим неспециалистам долю чести и вспомнит по крайней мере несколькими словами о тех, кому он был обязан своим единодушием.

Впрочем, мы должны напомнить, что это был не первый аллопатическо-медицинский конгресс, где господствовало единодушие относительно терапевтических мер. Такое же единогласие

— 467 —

встречалось много раз 50 лет тому назад, в столь же многочисленных аллопатических собраниях, когда применение кровопусканий при холере считалось научным и необходимым.

Основанием для суждения о достоинстве терапевтического способа лечения служит ответ на следующий вопрос: чем заканчивается болезненный процесс, если он предоставлен самому себе, без всякого врачебного искусства? На этот вопрос 33 года тому назад ответил на очень широком основании Дитль, который при диетическом способе, без всяких врачебных мер, имел смертность в 9% в той же самой болезни, при которой "противолихорадочный метод" показывает 12% умерших; следовательно, на 3% более, чем выжидательный способ.

Если эти цифры подвергнутся еще дальнейшим изменениям и притом не в пользу университетской медицины, то все-таки они дают достойный большого внимания материал для суждения.

На нынешней аллопатической терапии лежит такое же проклятие симптоматического лечения, какое тяготело над кровопусканием. Вот лежит больной воспалением легких. Задыхаясь, он жадно ищет воздуха, боль от присоединившегося плеврита при каждом приступе кашля, при каждом вздохе режет грудь как бы ножами; он молит о помощи. Мы вскрываем жилу, кровь вытекает ручьем, и разом картина изменяется; сверлящие боли уже не так сильны, дыхание свободнее, аппетит мало-помалу восстанавливается. Врач, который, по мнению неразмышляющих, энергичными мерами вырвал у смерти верную добычу, получает полный благодарности взгляд больного, который, будучи представлен самому себе, в скором времени был бы снова совершенно здоров, между тем как теперь он может быть захилеет, получив от своего "спасителя" толчок к легочной чахотке.

Врач обратил внимание только на один симптом болезни, устранение которого было его беспощадным стремлением. Что силы больного нужно было беречь для преодоления болезни и удалить от него, и без того достаточно обессиленного болезнью, всякое новое повреждение и ослабление, — все это было оставлено без внимания. Все заботы были сосредоточены исключительно на симптоме, а все остальное было упущено из виду; преодолевали симптом, последствие болезни, вместо того, чтобы действовать

— 468 —

непосредственно на ближайшую причину явления, на место зарождения болезни, и таким образом против воли способствовали развитию болезненного процесса.

Той же основной ошибкой страдают и последователи противолихорадочного метода. Последствия болезни, лихорадка и слабость сердца, являются предметами их терапевтического нападения. Для достижения своей цели они принуждены прибавлять к естественному недугу новую, совершенно постороннюю лекарственную болезнь. Полагают, что хинин укрепляет сердце; мы видели выше, что при действии хинина за усиленной деятельностью сердца следует состояние угнетения этого последнего, которое после новой дозы снова исчезает, чтобы потом уступить место еще более сильной слабости. При таких и тому подобных манипуляциях болезненный процесс не только продолжает свое дальнейшее течение, но еще поддерживается искусственными возбудителями болезни.

И потом сошлись "первые авторитеты" аллопатического искусства и поздравляют друг друга с "огромным успехом", который сделала их терапия, благодаря введению противолихорадочного метода; того самого метода, который низвел в Оркус более людей, чем предоставленная самой себе природа!

Разве можно уважать такую науку? Разве преступление отвернуться от такого и подобного этому способа и старательно искать чего-либо лучшего, чем может дать эта жалкая, нефизиологическая терапия?

Необъяснимое явление жизненного магнетизма до самого последнего времени было прямо отвергнуто университетами и объявлено "ненаучным". Может быть, из всех присутствующих в конгрессе врачей не было ни одного, который еще немного лет назад не считал бы мистиком, невеждой, ненаучным мечтателем, обманутым обманщиком и проч. того, кто был убежден в существовании этого удивительного явления.

Если бы захотеть перечислить все ругательные названия, которыми встречали и провожали Месмера, то не было бы ничего проще, как назвать те эпитеты, которыми его не наделяли.

Теперь в Висбадене многие врачи без малейших возражений рассуждали о сушествовании жизненного магнетизма и

— 469 —

обратили внимание на его терапевтическое применение. Таким образом, всеми была признана истина, которую в течение нескольких десятилетий отвергали из предрассудка и высокомерия; следовательно, был достигнут успех.

А кому прежде всего этим были обязаны? Странствующему магнетизеру Ганзену. Достоверно известно, что его публичные представления дали первый толчок "научным" кружкам предпринять снова проверочные опыты. Ганзен во время своих путешествий подвергался бесчисленным и сильным оскорблениям, прямыми или интеллектуальными зачинщиками которых были аллопаты. Если и ему не хотели дать публичного удовлетворения, то по крайней мере должны были бы вспомнить о тени усопшего врача Месмера. Но искание сознания сделанных ошибок и благодарности к нецеховым врачам у представителей "научной терапии" было всегда напрасным трудом.


Оба состоявшиеся в 1882 г. и 1883 г. конгресса для внутренней медицины со своей стороны свидетельствуют о том, какое неустанное трудолюбие и глубокий дух исследования господствуют в наших университетах, но радостное настроение, с которым следишь за интересными исследованиями и дедукцией, немедленно исчезает, как только речь переходит на терапию.

При этом кажется, будто основанием плана лечения служат самые грубые представления о том, что совершается в организме.

Так, например, на этом конгрессе один врач дает совет чахоточным: "Как можно больше есть". "Возбуждение аппетита у чахоточных посредством всех средств, находящихся в распоряжении поваренного искусства, есть главная задача лечения бугорчатки". Тот же советчик одобряет других врачей, которые в случае крайности вводят чахоточным пищу при помощи глоточного зонда.

Благоразумный врач никогда не даст совета или не исходит из той точки зрения, что чахоточный должен как можно больше есть. Действительно рациональный врач ознакомится подробно с состоянием пищеварения и затем

— 470 —

тщательно выберет пищу, которая бы соответствовала индивидуальной силе пищеварения и болезни. Причем, выразительно прибавить, что хотя не следует голодать, но не нужно есть, когда нет аппетита, потому что последнее, особенно у ослабленного человека, есть лучшее средство испортить себе желудок, и потому что организм живет только тем, что переваривает, а не тем, что съедает. Но "много помогает много" есть аллопатическое основное правило. В каком жалком состоянии является аллопатическая терапия, когда узнаешь уже одно то, что главная задача искусства состоит в том, чтобы заставлять чахоточных как можно больше есть.

И наконец, даже питание при помощи глоточного зонда, введение которого у ослабленного чахоточного конечно всегда вызовет расстройство желудка. Самый необразованный крестьянин не будет основываться на таких грубых принципах при откармливании своих гусей, хотя в этом случае он имеет дело со здоровым желудком, который из здорового тела выделяет нормальные пищеварительные соки, и вряд ли найдется крестьянин, который станет откармливать своего больного гуся, чтобы сделать его здоровым.

Удовлетворение, испытанное в 1882 г. по поводу единогласия в противолихорадочном методе, в 1883 г. при лечении дифтерита раздробилось на столько же частей, сколько выступило ораторов.

Гергардт объявляет: "Kali chloricum (бертолетовая соль) есть чисто дело веры отдельных лиц" и советует папайотин и хинолин. Замечательно его следующее изречение: "Я не могу скрыть личного опыта, что применение сильного раствора карболовой кислоты по-видимому имеет свойство поддерживать дифтерит, и что я видел случаи быстрого излечения, когда отменяли примененный до тех пор раствор карболовой кислоты".

Этот взгляд не лишен значения, если рассудить, что в течение многих лет в университетах подобного рода потребление карболовой кислоты в продолжение всей болезни внушалось молодым врачам и применялось на теоретическом "основании", что большинство врачей действовало таким образом, да и теперь еще так действует, хотя и в меньшем числе; затем, если

— 471 —

принять в соображение, что гомеопатов всего более упрекали зa неприменение именно этого образа действий.

Гейбнер восстает против местного лечения дифтерита, стало быть против того самого лечения, которое со времени появление болезни применялось и считалось аллопатами важнейшей частью терапии и которым еще до сих пор пользует огромное большинство; организм следует дезинфицировать внутренними средствами. По мнению Гейбнера, известные средства нисколько не соответствуют цели, "я напоминаю об опасном опыте с Kali chloricum, об эксперименте с пилокарпином, с терпентинным маслом и проч.".

Юргенсен полагает, что дело заключается в том, чтобы "вычистить всю грязь", но не грубыми едкими средствами, всеобщая дезинфекция всегда останется тщетной; при этом необходимо "как можно больше укреплять тело".

Гейбнер, наоборот, держится такого мнения: "То, что говорит Юргенсен, конечно в высшей степени рационально, но это выжидательная терапия; до сих пор, как было показано, она еще не дала особенно успешных результатов", но тем не менее, она в высшей степени рациональна.

Лейбе признается, что в течение 10 лет в начале болезни он сильно прижигает.

Гергардт, кроме того, стремится посредством обескровливания слизистой оболочки при помощи холода сделать почву менее благоприятной для распространения болезненных организмов. Но так как, по мнению Гейбнера, автора, удостоенного награды сочинения о дифтерите, организмы распределены во всем теле, то, следовательно, все тело больного круглые сутки должно было бы лежать во льду.

Одним словом, когда в воскресный день собираются около больного соседи и кумушки, то едва ли при этом предлагается более пестрая терапия, чем здесь, при совещании первых аллопатических "авторитетов", конечно только с той разницей, что те не могут причинить такого сильного вреда, как привилегированный "метод лечения".

Если просмотреть только при одном дифтерите средства, которые в течение 15 лет были против него рекомендуемы,

— 472 —

начиная с усердного прижигания адским камнем и вдувание серы и кончая папайотином и хинолином, то уже этой главы достаточно, чтобы получить понятие об образе действий аллопатов. Каждый год другие средства! То одно, то другое лекарство делается модным, и при каждом новом средстве в прежние, только что перед тем прославляемые орудия, бросают камнями и приписывают им самые дурные результаты.

Какое безумие заключается в одном смазывании! От всякого тяжелого больного заботливо стараются отстранить душевные волнения, так как знают их вредное действие. А здесь несчастного ребенка, не понимающего цели, несколько раз в день приводят в смертельный страх и даже постоянно держат в сильнейшем волнении, так что испуганное существо с беспокойным взглядом лежит в постели и с ужасом вскакивает, когда кто-нибудь к нему приближается. Пусть бы здорового ребенка или даже сильного здорового мужчину продержали несколько дней и ночей в таком смертельном страхе и посмотрели бы, какое действие производит такое лечение.

Мы снова спрашиваем: есть ли преступление в том, чтобы отвернуться от такой "науки"? Разве не следует считать скорее обязанностью каждого врача доискиваться чего-нибудь лучшего, чем то, что может дать университет? Разве не становится ясным, что здесь должны быть значительные внешние препятствия, которые удерживают врачей поучаться лучшему и отказаться от терапевтических взглядов таких представителей науки?

Разве существование этого внешнего препятствия не становятся еще очевиднее, когда видишь, что даже приверженцы аллопатии начинают явно выражать свое недовольство, как мы уже слышали выше на стр. 417 от Wiener medic. Wochenschrift?

Другая самокритика встречается в Volkmann's Sammlung Klinischer Vorträge (1878. Nr. 139): "При всякой его (аллопатического направления) попытке основать вместо старой новую, точную, основанную на строго физиологических или патологическо-анатомических принципах, так называемую рациональпую терапию, оно последовательно и неизбежно терпело неудачу". — "Даже в своих самых строгих выводах в Венской школе... оно

— 473 —

привело к утверждению, что терапии, основанной на научном принципе, не существует и существовать не может". — "Каждый способ лечения через короткое время должен был уступать место другому".

На стр. 13 этот аллопат приходит к заключению, что результаты аллопатическо-терапевтических исследований "довольно отрицательны и безотрадны".


— 474 —

Заключение

С тех пор, как существует гомеопатия, точка зрения противников подвергалась различным превращениям. Сначала ей противостояли приверженцы Броуна, натуральные философы, химические теории, грубые воззрения кровопускателей, которые в настоящее время даже "научный врач" едва ли осмелился бы взять под свою защиту.

Затем появилась анатомическая, а потом Венская школа, которая, согласно заявлению нынешнего профессора на врачебном конгрессе 1882 г., придерживалась следующего взгляда: "Вообще мы не в состоянии излечивать болезнь; больной есть только объект наблюдений, причем следует уже считать торжеством, если мы имеем его на столе для вскрытия и находим подтверждение правильности нашего диагноза".

Это направление должно было уступить место клеточной патологии, на основании которой стремились построить клеточную терапию. С какой радостной надеждой приступали к закладке здания! Но вырыли плохой фундамент и уже на съезде естествоиспытателей в Касселе в 1878 г. заявили: "Важнейшая задача медицины, врачебная наука, не выполняется клеточной патологией". Так же и биология, которую надеялись ввести в круг мышления врачей при помощи целлюлярного направления, принесла мало пользы.

Теперь бактерии должны вывозить из песка тележку внутренней терапии. На конгрессе для внутренней медицины 1883 г. придерживались взгляда, что пока для излечения больных известны только 4 средства, убивающие бактерии: хинин, йод, ртуть и салициловая кислота. "Но эти факты добыты не путем научного правильного исследования, а исключительно грубым эмпирическим способом". — "Ужасна была бы мысль, — полагает один оратор, —

— 475 —

если бы понадобились еще тысячелетия, чтобы найти другие 4 средства".

Поэтому, как заключил единогласно конгресс, следует с усердием методически отыскивать средства, убивающие бактерий. Не нужно быть пророком, чтобы предсказать, что такого рода отыскивание лекарств останется бесплодным для внутренней терапии. Между тем, аллопатический принцип "много помогает много" приобретает благодаря этому стремлению мощную опору, так что существуют все данные на то, что аллопаты еще "энергичнее" прежнего будут нападать на больное человеческое тело при помощи больших сильнодействующих лекарственных доз.

Что стремление университетской медицины к исследованиям сильно подвинуло вперед знание и умение врача, доказывает ежедневный опыт. Этот успех основывается, кроме гигиены, на развитии и распространении механического лечения, которое, однако, грозит все более и более выйти из своих пределов.

Состояние внутренней аллопатической медицины совершенно не удовлетворяет врача. Это грубое, симптоматическое лечение, это вторжение с вредными для здоровья и жизни лекарствами, этот нефизиологический образ действий приводят в отчание мыслящего врача. Где найти здесь прочную опору? Чем ревностнее изучаешь дело, тем сильнее ощущаешь недостаток в твердой почве и все более и более встречаешь противоречие.

Какие длинные ряды лекарств рекомендуются против отдельных болезней без более подробных указаний! Бесконечные восхваления средств носятся, как блуждающие огни, перед глазами исследователя, всплывают и исчезают, становятся модными и выходят из моды.

Все эти различные терапевтические системы и школы прошли мимо гомеопатии с бранью и применением самых недостойных оружий борьбы нападали на нее, предсказывали ее падение и сами погибли.

Гомеопатия же существует, ее прочность обусловливается терапевтическими результатами. В гомеопатии не господствует мода, как во враждебном лагере. Те же самые средства, которые применял Ганеман, употребляются еще и теперь, и притом по тем же самым показаниям, как и тогда, даже

— 476 —

может быть еще точнее и определеннее, благодаря тщательным наблюдениям многих усердных и деятельных врачей.

Неизменное применение старых испытанных средств не исключает введения новых лекарств гомеопатического приготовления и в гомеопатических дозах. Но никогда еще не было, чтобы в гомеопатии лекарства были подчинены моде.

Здесь для каждого средства точно определен круг действия, и если кто-нибудь хочет ввести в терапию новое средство, то гомеопаты требуют прежде всего точного испытания на здоровом организме и затем подробных указаний тех болезненных случаев, в которых лекарство было успешно применено. Хотя анатомический диагноз и служит подспорьем, но они им не довольствуются. "Против названия болезней не существует средств", — говорят они.

Гомеопатия обладает сокровищницей драгоценных исследований, добытых благодаря тщательным наблюдениям. Но форма, в которой они предлагаются, особенно отталкивает аллопатически воспитанного врача (а мы все-таки воспитаны), и может быть преодолена только посредством серьезного призвания и усердия к делу.

Между тем, если всмотришься глубже, то увидишь, что все труды вознаграждаются успехами у постели больного, и тот, кто уже отчаивался в терапии, получает удовлетворение, которое блистательно вознаграждает за потраченный на изучение труд. Здесь находят поле, на котором врач при помощи усердного изучения может развить свое терапевтическое умение, на котором терапевтические противоречия не сбивают его с толку и не приводят в отчаяние.

Гомеопатия существует уже более 80 лет, тысячи врачей пользуются ею, несколько миллионов неврачей, воодушевленные успехами у постели больного, сделались ее приверженцами. Это учение все более и более распространяется, несмотря на огромные внешние препятствия. Большое число исключительно ей посвященных и периодически выходящих сочинений, существует на всех культурных языках и различные произведения ее литературы насчитываются тысячами.

И этот стоящий на таком прочном основании способ лечения

— 477 —

хотят уничтожить обманами, ругательствами, проклятиями и всевозможными недостойными, гнусными махинациями! Безумное предприятие!

Отрешение от пагубного высокомерия и веры в авторитеты, исправление собственных очевидных недостатков являются для аллопатов необходимостью, которую не могут возместить никакие средства борьбы. Если затем установится порядок в их собственном лагере, то они не будут более применять свой особый способ в борьбе против ганемановского учения, а отнесутся к нему дружелюбно и алчно усвоят себе важные, вечно действительные истины этого последнего.

Тогда со временем история снова оглянется на замечательный пример, что практикующие врачи сами, без всякой помощи государства, доискались истины в терапии и что предназначенные для отыскания истины университеты столько лет топтали эту истину ногами и даже в этой области блуждали в самом пагубном лабиринте.

Законодательные же факторы, выбирающие себе советчиков только из одних аллопатов, пусть имеют в виду следующее.

Гомеопатия есть сила, с которой нужно свести счеты, которая в одной Германии имеет уже миллионы ревностных приверженцев.

Если бы не были односторонни и не выслушивали бы только одних аллопатов, если бы допустили гомеопатов к свободной конкуренции, то господству старой кровопускательной и кровоочищающей терапии скоро был бы положен конец. Бесчисленным подданным государства сохранили бы здоровье и жизнь, которые при таком положении дела сделались жертвой аллопатии.

Не следует односторонне черпать сведения только от аллопатических советчиков, которые стараются выставить гомеопатию противницей науки и естественнонаучного исследования. Аллопатическая терапия есть псевдонаука, такая же наука, как кровопускательная терапия. Те аллопаты тоже с такой же энергией называли свое лечение "научным", "рациональным" и при этом губили людей, которые видели в них своих ангелов спасения.

Еще и в настоящее время, как мы видели, достаточно

— 478 —

здоровья и жизней делается жертвой аллопатии. Разве это должно продолжаться? Или может быть думают, что аллопаты в следующие столетия сами по себе откажутся от своего грубого лечения? Кто на это надеется, тот не знает истории медицины.

Так пусть допустят гомеопатию к свободной конкуренции, отведут ей соответствующее ее распространению место в больницах, чем публика с благодарностью воспользуется в самых широких размерах, и пусть поставят условием, чтобы лекарства применялись исключительно в гомеопатическом приготовлении и чтобы всякое могущее встретиться применение аллопатических лекарственных доз было каждый раз отмечаемо отдельно. Поэтому не нужно давать убежища фантазии всякого мечтателя там, где серьезное исследование должно стараться о сохранении и восстановлении высочайшего блага человечества. Гомеопатию нельзя сравнить с симптоматическим лечением и с лечением лунным светом, несмотря на посвященные этой цели груды противников.

Те целители, которые полагаются только на одну природу; врачи возлагающие излечение на природу, должны также иметь случай доказать свое право на существование, если бы они могли показать, что пользуются достаточным сочувствием публики.

Такая станция, где врачам была бы дана возможность наблюдать действие целебных сил природы, имела бы в высшей степени важное значение. Наконец, мы имели бы tertium comparationis для суждения о собственных врачебных результатах. Человечество не подвергалось бы стольким бедствиям от врачей, если бы эти последние имели случай наблюдать действие целебных сил природы.

Поэтому университеты должны были бы с благодарностью и готовностью принять предложение врачей, пользующих природой, и их приверженцев. Но высокомерный отказ со стороны университетов бросает невыгодный свет на их убеждение в собственных результатах их производительной деятельности.

Отпуск лекарств самими врачами, — это естественное право врачей всякого направления, которым аллопаты в применении подкожных впрыскиваний, в противность аптекарским привилегиям, пользуются в самых обширных размерах, — при употреблении

— 479 —

гомеопатических лекарств, неподдельность которых нельзя доказать нынешними вспомогательными средствами контроля, следовало бы безусловно разрешить. Аллопатические аптекари являются естественными врагами гомеопатии, они постоянно доказывают, что страстно желают падения этого учения и объявляют его шарлатанством; некоторые из них даже издеваются над публикой, требующей гомеопатические лекарства, и не считают преступным давать вместо лекарства спирт.

Таким образом, отдельные правительства еще приковывают гомеопатию к ее смертельным врагам и принуждают ее поручать приготовление своих лекарств таким враждебно настроенным людям, для которых совершенно безразлично, хорошо ли или дурно они приготовлены.

Следовательно, не будет ли вполне справедливым, законным, и во всех отношениях основательным требование, чтобы гомеопатам было разрешено самим выдавать свои лекарства в делениях выше 3-го или 4-го децимального.

Правительство, которое осуществит рассмотренные справедливые предложения, хотя и вызовет в известных кружках бурю негодования, но приобретет огромные заслуги по отношению к страждущему человечеству и вполне заслужит признательность более рассудительных современников и потомства.

КОНЕЦ

— 480 —

— 481 —

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ

Абеляр и Элоиза, перев. Ганемана, 185.

Августин, о гомеопатии, 314.

Австрия, лечение холеры 582; запрещение гомеопатии, 287, 356, 357; запрещение месмеризма, 379.

Аделунг, его дружба с Ганеманом, 171.

Адский камень, черный цвет его приписывается меди, 24.

Аконит, большие дозы Ганемана, 130; первоначальное терапевтическое употребление его Ганеманом, 131; бессильные экстракты, 158.

Alkali pneum, 329.

Аллопатическое лечение, употребляемое гомеопатами, 410.

Аллопатия, что говорит о ней Ганеман, 246, 264; ее терапия легко изучима, 415; печальные рассказы о ней ее друзей, 417, 472.

Алоэ при геморроях, 408.

Алхимики, 2.

Алчность, приписываемая Ганеману, 328, 400.

Альберти, якобы творец гомеопатии, 350.

Альбрехт, его рассказ о Ганемане, 177; его свидетельство о великой учености Ганемана, 184.

Альтернативы (средства, исправляющие соки), мнение о них Ганемана, 81.

Аматус, его сложные рецепты, 84.

Америка, положение гомеопатии, 317.

Андрал, его испытание гомеопатии, 358.

Аннесли, его успех при кровопускании в холере, 277; он сам признает его ошибочным, 277.

Аптекари, что говорит о них Ганеман, 155; их невежество, 157; обвинение их Ганеманом, 159; их цех, 160; желательные качества в них 224; их раздражение по поводу того, что гомеопатам разрешено отпускать свои лекарства, 414; они ругают, гомеопатию, 420; они враги гомеопатии, 479.

Аптекарский словарь Ганемана, 34-40.

Ареометр, усовершенствованный Ганеманом, 21.

Архив антигомеопатический, 326.

Архив Штапфа, его появление, 216.

Аттомир, его мнение о происхождении слова "рациональный", 246.

Ауэнбруггер, его постукивание, 424.

Ауструм, предполагаемый новый металл, 329.

Аутенрит, о последствиях чесотки, 74, 75, 386.

 

Бавария, закон против гомеопатии, 320.

Базир, его смерть от хинина, 447.

Бакоди, его успешное лечение холеры, 249; назначен профессором гомеопатии в Будапеште, 292.

Бактерии, признанная причина многих болезней, 436; появление их от действия папайотина, 437; умерщвление их — критериум настоящего лекарства, 438.

Балог, И. фон, его цветы риторики, 236.

Балог, П. фон, поруганный Коватсом, 291.

Бальдингер, хвалит Лаборанта Ганемана, 26; оплакивает невежество врачей, 59; рекомендует первое сочинение Ганемана, 68.

Баумгартен, дело против него, 266.

Бауман, о патологической химии, 434.

Баумес, его система, 54.

Бациллы, превращение одного вида в другой, 437.

Беддоз, лечение чахотка, 53.

Бесконечно малые дозы, их сильное действие, 221.

Белладонна, большие дозы Ганемана, 130; малые дозы, 137; первоначальные дозы Ганемана в скарлатине, 143; предохранительное средство от скарлатины, 272.

Бенеке, о патологической анатомии, 434.

Бергман, о рвотном камне, 25.

Берлинская синька, поиски за ее красящим веществом, 2.

Берлин, пожертвования на устройство там гомеопатической больницы, 361.

Бергард, о чесотке, 73.

Бернштейн, хвалит Ганемана, 79; предсказывает погибель гомеопатии, 311.

Бертолет, поддерживает Лавуазье, 5.

Бертолетовая соль, ее побочные действия, 453; в дифтерите, 470.

Бехер, его principium inflammabile, 1, 2.

Бинц о Венской школе, 464; о салициловой кислоте в ревматизме, 464.

Бирман желает, чтобы правительство запретило гомеопатию, 319.

— 482 —

Биша пытается дать медицине анатомическое основание, 423.

Бишоф, свидетельствует о дружбе Кварина к Ганеману, 170; его восхваление Ганемана, 188; о гомеопатии, 213, 228; его лечение холеры, 283; его отказ испытать гомеопатию, 353; его успех в пневмонии, 460; его сравнительное испытание гомеопатии, 460.

Блеекроде, его сочинение о гомеопатии, 407; о Парацельсе, 407.

Блуменбах, о составе крови, 53; его одобрение судебных пыток, 70; его рассказ об открытии Гарвея, 346.

Бозвел, его успех от кровопускания в xoлepе, 278.

Бозвел, его приемы амбры, 133.

Бок подписывает протокол вскрытия тела Шварценберга, 213.

Больной, Ганеман об его освидетельствовании, 124.

Бономо, открытие им чесоточного клеща, 73.

Бонтекое заменяет кровопускание чаем, 253.

Борбониум, предполагаемый новый металл, 329.

Браид, о противолихорадочном лечении, 464.

Бригер, о патологической химии, 434.

Бриде, о действии салициловой кислоты на ухо, 450.

Броди, его опыты над кровью, 273.

Бродович рекомендует кровопускание в холере, 284.

Броун, его система, 48, 56, 73; оценка ее Ганеманом, 105; приверженцы этой системы противятся гомеопатии, 474.

Бруннов, его рассказ о Ганемане, 174, 177.

Бруссе, его кровавое лечение, 252; его учение о желудочно-кишечном воспалении, 423.

Брус, путешественник, 147.

Брюкенталь дает Ганеману назначение, 170.

Брюккман, его нападки на Ганемана, 333; ответ Ганемана, 336.

Бувар, его лечение Людовика XIII, 297.

Бура, разнообразные мнения о составе ее, 330; доказательство, что пнеум — бура, 329.

Буррель, его успешное кровопускание при холере, 278.

Бухнер наблюдает превращение бацилл, 437.

Бухольц хвалит сочинение Ганемана, 19.

Буш, его лечение чахотки, 53.

Белила, состав их по Ганеману, 24.

 

Ваврух, его лечение холеры, 284.

Вагнер, его дружба с Ганеманом, 171.

Вагонной оси, теория, 435.

Вальденбург и Симон, о предписывании лекарств, 444.

Вальтер, приверженцам натуральной философии, 425.

Вандермонд поддерживает Лавуазье, 5

Вебер получает после Штиглица место лейб-медика при короле ганноверском, 314.

Ведекинд, его портрет современного врача, 55; о ненадежности медицины, 58; просит помощи у правительства для защиты врача, 60; признает талант Ганемана, 189; хвалит кровопускания и слабительные, 231; о теории чесотки, 385; о многосмешении, 444.

Венгрия, лечение там холеры, 285; обращение с гомеопатами, 291.

Венерические болезни, сочинение Ганемана, 68.

Вератрин, противолихорадочное его дей ствие, 434.

Веструмб, о составе растительных кислот, 3; подтверждает флогистон, 7; хвалит способ дестиллирования Ганемана, 41.

Вецлер, Гомеопатия при последнем издыхании, 311.

Виглеб защищает флогистон, 6; одобряет анализы мышьяка Ганемана, 19.

Видеман, о гомеопатии, 222.

Вильдбург, предсказывает падение гомеопатии, 312.

Виндиш, о гомеопатии, 250.

Винтерл, его странные понятия о металлах, 3.

Вирер, его лечение холеры, 284.

Вирхов, отрицает месмеризм, 377; его клеточное учение, 425; отрицает излечение хлороза, 432; Клебс с ним не соглашается, 440; утверждает, что морфий редко вредит, 454.

Вислиценус, его гомеопатическое лечение в берлинской больнице, 355.

Вихман, о чесоточном клеше, 73; о простых рецептах, 195.

Вода, лишь прозрачная земля, 1; состав ее, 7.

Водолечение, основатели его, 383.

Водянка, различные роды ее, 126.

Вольф, его осуждение, 261.

Bсеобщий указатель, его история, 178; профессиональный орган врачей, 199; его отношения к гомеопатам, 286; благоприятствует распространению гомеопатии, 323.

Вульпиан, его опыты над ядом жабы, 392.

Вундерлих, о дигиталисе, как пртиволихорадочном средстве, 443.

Bена, местопребывание Ганемана, 169: сравнительное испытание гомеопатии, 460

 

Газенёрл, см. Лагузиус.

Гален, преследование его, 347; мнимый основатель гомеопатии, 351.

Галилей, его отречение, 86.

Галлер испытывает мышьяк, 17; об испытании лекарств, 375, 408.

Ганак, его поругание над гомеопатией, 289.

— 483 —

Ганеман, его услуги химии, 1-15; первое появление его как химика, 8; ученость его, 10, 18; сочинение об Отравлении мышьяком, 16; его труды по химии, 19-22: о Подделках лекарственных средств, 22; его химическая точность, 23; проба вина, 26-29; проба металлов, 29; растворимая ртуть, 31-34; Аптекарский словарь, 34-40; перевод Лаборанта Демаши, 41; перевод Искусства уксусного заводчика Демаши, 41; перевод Виноделия Фабброни 42; перевод де ла Метери о Чистом воздухе, 42; перевод Лекарствоведения Монро, 43; перевод Эдинбургской фармакопеи, 43; перевод Лекарствоведения Куллена, 69, 114; его услуги химии признаны известными химиками, 39, 418; Ганеман, как врач, 45-60; его услуги медицине, 60, 418; его первое сочинение по медицине, 61; его презрение к авторитетам, 62; о народной медицине, 62; о движении, 63; основатель гигиены, 64; об увеселениях, 64; о лечении холодной водой, 65; о ваннах, 66; лечение язв, 66; лечение костоеды, 67; Венерические болезни, 68; ненасильственное лечение сумасшедших, 70; употребление кровопускания, 71; взгляды на чесотку, 73; об электричестве, 73; слава Ганемана как врача, 79, 98, 418; как реформатора медицины, 80; его нападки на правоверную медицину, 95; его сочинения, 161-167; рождение Ганемана и его родители, 168; воспитание, 168; его первая тема, 168; его отец, 168; первая жена, 170, 177, 178, 179, 373; Г. в Германштадте, 170; скитание Ганемана, 170, 171; семейная жизнь, 157; религия, 158; наружность, 180; его ненависть к похвале, 182; ненависть к спорам, 189; его уверенность в торжестве гомеопатии, 183; его почерк, 163; второй брак, 185; переезд в Париж, 185; смерть Ганемана, 186, 187; покидает Лейпциг и уезжает в Кетен, 213; цензура заставляет его молчать, 287; описание его Коватсом, 290; клеветы на него, 326; преписываемая ему алчность, 328, 399; его завещание, 328; объяснение ошибки относительно пнеума, 331, 332; обинение его в плагиатах, 342; как он получил диплом, 388; число лекарств, испытанных им, 391; его первая жена 395; вторая жена, 389; о его праве отпускать собственные лекарства, 402.

Ганеман, Фридрих, рассказ о нем, 402; его ответ Геккеру, 209.

Ганзен (Крюгер), его свидетельство об учености и искусстве Ганемана, 190; об аллопатическом лечении холеры, 278, 284; цензура заставляет его молчать, 288.

Ганзен, магнетизер, 377; оскорбление его аллопатами, 469.

Ган, первый гидропат, 382.

Гарвей, преследование его, 346.

Гарди, о случаях смерти от хинина, 448.

Гарнет, его лечение чахотки, 53.

Gartenlaube, ее нападки на гомеопатию, 366.

Гаспер, его лечение холеры, 273; причины, приводимые им для кровопускания в холере, 275, 460; статистика холеры, 276; о гомеопатическом лечении Германа в русских больницах, 356; утверждает, что гомеопатия вредна, 362.

Гассенфратц, сторонник Лавуазье, 5.

Гезелер, тест Ганемана, 170.

Гезер обвиняет Ганемана в плагиате, 349; упрекает противников гомеопатии, 387; о гомеопатии, 388; клевещет на вторую жену Ганемана, 388; обвиняет Ганемана в тщеславии и корыстолюбии, 388; цитирует Блеекроде, Штиглица и Гмелина, 409.

Гейбнер, о местном лечении дифтерита; 471.

Гейнрот, о гомеопатии, 229; об испытании лекарств, 307; предсказывает быструю кончину гомеопатии, 310: причины отказа испробовать гомеопатию,353.

Геккер одобряет способ Ганемана производить экстракты, 37; свидетельствует о пользе клистиров Кэмпфа, 47; о самосожигании, 51; нападает на первую гомеопатическую статью Ганемана, 192; нападает на Органон, 206; ответ Ф. Ганемана, 209; его понятие о простоте рецептов, 206.

Геллеборизм древних Ганемана, благосклонные о нем отзывы, 211.

Генне осуждает лечение Тринкса, 258.

Генке хвалит сочинение Ганемана о мышьяке, 19.

Геннике, его оценка Ганемана, 180.

Гёнтер, о воспалении, 425.

Геншель обвиняет Ганемана в плагиате, 349.

Гертардт, о дифтерите, 470, 471.

Геринг, о теориях Ганемана, 375.

Герман, его лечение холеры рвотными, 284.

Герман, его гомеопатическое лечение в русских больницах, 355.

Германия, число гомеопатов, 316; вымышленное описание французом, 405.

Германштадт, жизнь там Ганемана, 170.

Гермбштедт восстает против Лавуазье, 5; переходит на сторону Лавуазье, 7; о составе молочного сахара, 10; о пнеуме, 331.

Герсан, о ядовитом действии хина, 447.

Герц, критик господствующей медицины, 58.

Гете, его мнение о гомеопатии, 294; оценка Гете Гуфеландом, 294: аллопатическое лечение Гете, 295; о месмеризме, 379.

— 484 —

Геттлинг о составных частях глауберовой соли, 14; решение в пользу Ганемана, 34.

Гильдебрандт, о растворении ртути в селитряной кислоте, 32.

Гиппократ, его простое лечение, 33; защита им similia similibus, 123; сравнение с ним Ганемана, 313; обвинение против него, 346; считается творцом гомеопатии, 348, 350.

Гиртаннер, его лечение чахотки, 53; его система, 54; описание врачебной науки, 59.

Гиршель, о месмеризме, 380; медицинские сочинения, 396.

Глауберова соль, приготовленная из квасцов, 9.

Глухота от салициловой кислоты, 446, 450; от хинина, 448.

Гмелин, его свидетельство в пользу Лавуазье, 8; о гомеопатии, 243; упрекает гомеопатов за отрицание кровопускания, 409; признает, что с гомеопатией поступили несправедливо, 409.

Гойэр, Мелания д'Эрвилли, вторая жена Ганемана, 185; художница, 389; ее нежная заботливость о Ганемане, 389.

Гольшер предсказывает быстрое уничтожение гомеопатии, 249.

Гомеопатия, ее происхождение, 1; сравнительное испытание, 460.

Гонение на гомеопатов, 268.

Горнбург, гонение на него и его смерть, 265, 266.

Горькая соль и глауберова соль, сравнительный их анализ, 24.

Гофман, К. Л., его система, 54.

Гофман, Л., его система, 45.

Гофман, Ф., о кровопускании в холере, 274; об испытании лекарств, 408.

Гравье, его успех от кровопускания в холере, 278.

Губер, его ответ Юргенсену, 375.

Гуземан, об опасности хлоралгидрата, 451; о дигиталисе при воспалении легких, 457.

Гумбольдт отвергает материю болезни, 52; доказывает действительность излечений магнетизмом, 378; полагает, что химические открытия Лавуазье помогут терапии, 439.

Гуфеланд о злоупотреблении опием, 58; пренебрегает гигиеной, 64; о чесотке, 75; о мышьяке, при перемежающейся лихорадке, 120; его заявления о химических познаниях Ганемана, 146; о медицинских познаниях Ганемана, 189; отзыв о предохранительных средствах Ганемана в скарлатине, 195; согласие с терапевтическим правилом similia similibus, 196; высказывает выгоды и недостатки гомеопатии, 219; обвиняет гомеопатов за то, что они не прибегают к кровопусканию, 223; выводит, что гомеопаты убийцы, 237, 263; о свободе, 288; о месмеризме, 379; о чесотке, 385.

 

Дальберг предполагает, что вода может превратиться в землю, 2.

Дамеров видит признаки разрушения в гомеопатии, 313; отвергает, что Парацельзий учил гсмеопатии, 345.

Даниельс свидетельствует о заслугах Ганемана, 79.

Деллингер, приверженец натуральной философии, 425.

Демарке, его опыты с хинином, 449.

Демаши, Лаборант, перевод Ганемана, 3; перевод Струве, 9.

Демаши, Фабрикант ликеров, перевод Ганемана, 41.

Демаши, Искусство уксусного заводчика, перевод Ганемана, 41.

Демистер, его успех от кровопускания в холере, 279.

Джиакометти, о ядовитом действии хинина, 447.

Диагноз должен быть проверен на анатомическом столе, 465, 474.

Дигиталис, главное противолихорадочное средство, 443, 457.

Динамизм Ганемана, 152.

Диоскорид, ненадежность его лекарствоведения, 108.

Дитль противится кровопусканию, 254; его сравнительное лечение воспаления легких, 254 , 461, 467.

Дифтерит, его лечение, 470, 472.

Диета, невнимание к ней аллопатов, 222.

Дозы большие, Ганеман отвергает их, 140.

Дозы малые, Ганеман нападает на них, 132; Ганеман начинает давать их, 133, 135, 136; чувствительность к ним больного организма, 143; Ганеман защищает их, 148.

Долговечность гомеопатии, мнение о ней аллопатов, 309.

Долльфус защищает флогистон, 5.

Долорин, средство от всякого горя, 414.

Домашние средства, старая школа им обязана, 107.

Доссдорф, его дружба с Ганеманом, 171.

Дюмерил, опыты с хинином, 449.

 

Единодушие аллопатов, 466.

Естественная философия, ее вредное влияние на медицину, 106.

 

Жаба, опыты над ней, ложно приписанные Ганеману, 392.

Жандр, ле поддерживает Лавуазье, 5.

Жан Поль Рихтер, его мнение о Ганемане, 294.

Желудочный носос, как высшее развитие терапии, 442; в чахотке, 469.

— 485 —

Желчь, опыты над ней Ганемана, 22, 146.

Жизненная сила, введение ее, 430.

Журнал для подавления гомеопатии, 326.

Журналы гомеопатические в Германии, 397.

 

Занде, ван ден, сочинение его и Ганемана, 22.

Зандер говорит, что правительство должно бы подавить гомеопатию, 322; утверждает, что гомеопатия в холере была менее успешна, чем кровопускание, 362.

Зейтц, его опасные дозы опия, 455; о вератрине при воспалении легких, 457; о дигиталисе при воспалении легких, 457; о противолихорадочном методе, 465.

Земля трех родов, 1.

Зибенгаар, его рассказ о суде над Тринксом, 259; одобряет кровопускание, 262.

Зонд глоточный в чахотке, 469.

 

Игнация, большие приемы Ганемана, 133.

Изменяемость медицинской практики, 108.

Изопатия не признана гомеопатами, 375.

Исследование больного, 125.

Индивидуализация, Ганеман защищает ее, 129; Юргенсен о ней, 459.

Инфаркт, причина всех болезней, 46, 48.

Ипекакуана, сильное действие ее малых доз, 221.

Испытание лекарств на здоровых организмах, 109-113; мнение аллопатов, 307; Гейнрот, 307; Мюккит, 309.

Испытание гомеопатии ее противниками, 351-354; официальные испытания ее приверженцами, 354, 365.

Испытатели лекарств до Ганемана, 109.

 

Йодоформ не может остановить гниение белка, 437.

Йод, причина атрофии и альбуминурии, 453.

 

Кавендиш не соглашается с Лавуазье, 5.

Кавур, его последняя болезнь, 297.

Кадэ поддерживает Лавуазье, 5.

Каирин, новейшее противолихорадочное средство, 443.

Камерер, о целебной силе природы, 341.

Камфора, большие дозы Ганемана, 132.

Кант, о месмеризме, 379.

Карболовая кислота, ее противоглистное и противолихорадочное действие, 436.

Карстен становится на сторону Лавуазье, 7; открывает химические ошибки Рупрехта, 330.

Карш, его Чудеса гомеопатии, 368; отрицает искренность Ганемана, 368; о реакциях мышьяка, 370; Риглер ссылается на него, 399.

Каскариль признана излишней, 113.

Каспар, его опровержение Эйгенбродта,354.

Кашка лекарственная, Ганеман не одобряет ее, 139.

Кварин, его влияние на Ганемана, 60; его дружба к Ганеману, 169.

Кёппе приписывает гомеопатию Альберти, 351; о гомеопатии, 386; похвала ему, 412.

Кетен, переселение туда Ганемана, 172.

Кизер, критик лекарств старой школы, 59; о холере, 280; совет лжеврачам, 281; о кровопускании в холере, 281; предсказывает скорую кончину гомеопатии, 309; приверженец натуральной философии, 425.

Кирван, его теория, 3; защищает флогистон, 5; переходит на другую сторону, 7.

Киссельбах, цензура заставляет его молчать, 287.

Кислород, его открытие, 4.

Кихот, Дон, сравнение с ним Ганемана, 324.

Клапрот чувствует запах флогистона, 6; становится противником его, 7; открывает химические ошибки Рупрехта, 330; его алмазный шпат, 333.

Кларус советует испытать гомеопатию в больнице, 211; ставит невозможные условия для подобного испытания, 359; подписывает протокол вскрытия тела Шварценберга, 213; медицинский цензор в Лейпциге, 287.

Классификация болезней, Ганеман противится ей, 129.

Клебс объявляет, что клеточное учение Вирхова неправдоподобно, 440.

Клеветы на гомеопатов и наказание аллопатов за них, 411, 415.

Клиническое обучение в университетах, его недостатки, 59.

Клоккенбринг, его сумасшествие, излеченное Ганеманом, 71, 171; большие приемы рвотного камня, данные ему Ганеманом, 133, 372; Карш о нем, 351.

Клуге запрещает сочинение Ганемана, 287.

Клеточная патология Вирхова, 425-429; не имеет терапевтического значения, 441.

Коватс ругает гомеопатию, 290.

Количество не всегда пропорционально действию, 145.

Колледж настаивает на кровопускании в холере, 278.

Колумбово яицо, 85.

Конгейм, пренебрежение к химии в его патологии, 435.

Кониум, большие дозы Ганемана, 130.

Копп верит в 30-е деление, 242, 306; о гомеопатии, 300; его характер, 300.

Корбин, его успех от кровопускания в холере, 277.

Корвизар вводит постукивание, 425.

Костоеда, лечение ее Ганеманом, 67.

Кранцфельдер, противник гомеопатии, 211.

Крау, его успех от кровопускания в холере, 278.

— 486 —

Краус предсказывает скорое исчезновение гомеопатии, 310; открывает тайну распространения гомеопатии, 324.

Крелль, его защита флогистона, 7; его Анналы, 19; о составе буры, 330.

Крике, о случаях смерти от хинина, 447.

Кровопускание, употребление его Ганеманом, 71; Франке, о кровопускании в нервной горячке, 71; отрицание его Ганеманом, 72, 419; Гуфеланд упрекает гомеопатов за неупотребление его, 223; кровопускание — якорь спасения медицины; Бишоф, 229; Пухельт, 229; Гейнрот, 229; Ведекинд, 230; Грос, 231; Мюккиш, 232; Фишер, 234; Гуфеланд, 237; Симон, 238; Церони, 239; Рике убежден, что гомеопаты вернутся к нему, 242; Гмелин, 243; Виндиш, 249; Бруссе, 252; протесты гомеопатов против него, 252; Крюгер Ганзен противник его, 252; Бонтекое противник его, 253; основание кровопускания, 259; случаи кровопускания при лечении воспаления легких Дитлем, 254; кровопускание в холере, 273-284, 467; чудесный успех кровопускания, 278, 327; смерти, прописанные неупотреблению кровопускания, 299, 323; временное облегчение от кровопускания, 467.

Кровь, мнение о составе ее: Галлера, Блуменбаха, Каппа, 53; мнение Вирхова о крови, 428.

Куллен, перевод его Лекарствоведения Ганеманом, 69, 114; его теория о действии хинной корки в лихорадке, 114.

Кун, его гонение на Тринкса, 258, 261.

Куршман, о противолихорадочном лечении, 464.

Кристаллизация, исследование Ганемана, 14.

Кузен поддерживает Лавуазье, 5.

Кэмпф, его промывательные, 46, 56.

Кюхлер, Генриетта, первая жена Ганемана, 173; ее смерть, 173; разноречивые сведения о ней, 176, 177, 178.

 

Лаборд, его испытание хинина, 448.

Лавуазье, состояніе химии до него, 1; отвергает теорию о флогистоне, 4; несоглашение с ним, 5; его обвиняют в плагиате, 6; проба вина, 29; казнь, 8.

Лагузиус, его лечение Леопольда II, 96, 99.

Ландриани открывает состав воды, 5.

Ланисберг находит, что Гиппократ был гомеопатом, 348.

Лассоне, его способ приготовления рвотного камня, 25.

Лебель и Штафт, анекдот о них, 292.

Легких воспаление, статистика Дитля, 254; кровопускание до 1867 г., 256; лечение Юргенсена, 455, 458; лечение хинином, 456; вератрином, 457; хлоралгидратом, 458; диетой, 458; противолихорадочное лечение, 460, 467.

Лейнер, о составе электричества, 55.

Лейпциг, местопребывание Ганемана, 174; предложение испытать там гомеопатию, 359.

Лейтке, случай с ним, 260.

Лекуант, его испытания хинина, 449.

Леман, ассистент Ганемана, 173; его лечение Лейшке, 260.

Ленгардт, о смерти Леопольда II, 98, 100.

Лейнгочек, венгерский цензор, запрещает гомеопатические издания, 288.

Леопольд II, лечение его последней болезни, 96-99; вскрытие его тела, 101; мнение Карша, 369; мнение Риглера, 394.

Лессер взывает к потомству против гомеопатии, 245; называет Ганемана невеждой, 248; объявляет о кончине гомеопатии, 314; находит, что кровопускание лучше гомеопатии, 354; об оффициальном испытании гомеопатии Вислиценусом, 355: о чесотке, 386.

Лейбе, его гуморальное объяснение действия минеральных вод, 441; хвалит желудочный насос, 442; о дифтерите, 471.

Либермейстер, его дозы вератрина в лихорадке, 454: его противолихорадочное лечение при воспалении легких, 460-462; о противолихорадочном методе, 465, 466.

Либрейх, о гомеопатии, 387.

Линг, основатель врачебной гимнастики, 384.

Линк, его оценка Ганемана, 190.

Линней, о чесоточном клеще, 73.

Липпих, о гомеопатии, 291.

Лихтенштедт, о месмеризме, 378.

Ловин, об уксусной кислоте, 3.

Ложнер, о ничтожестве гомеопатии, 245.

Лудвиг, употребление им наркотических средств в нервных страданиях, 408.

Луиза, королева, смерть ее от кровопускания, 395.

Лузиан, его слова, 390.

Лекарства, различное их действие, 118; способ приготовления и х Ганеманом, 130.

Лекарственные вещества, их нечистота, 155.

Людеке, о рецептах, 445.

 

Магнезия из маточных щелочей, способ выделения Ганемана, 14.

Майнцер, егo ответ Юргенсену, 367.

Maйop, его лечение воспаления легких, 461.

Маклеглин, о лечении холеры в лондонской гомеопатической больнице, 364.

Мансфельд обвиняет Ганемана в заимствовании у Парацельзия, 343.

Маренниеллер, его гомеопатическое лечение в венской больнице, 356; его биография, 357; письмо к нему Вильгельма IV, 357.

— 487 —

Маркус предлагает кровопускание при госпитальной лихорадке, 382.

Массаж, 384.

Медицина, ее состояние в ранние годы Ганемана, 45.

Месмеризм, употребление его, приписываемое Ганеману, 376; принят немецкими профессорам, 377, 468; история врачебного месмеризма, 377; периодические издания, посвященные ему, 377.

Мейссен, месторождение Ганемана, 163; звание почетного гражданина, данное им Ганеману, 191.

Меллихер, его отказ принять условия для гомеопатической больницы, 361.

Меркуриальная лихорадка, необходима для излечения сифилиса, 113. 132.

Мерцательное движение, возбуждаемое щелочами, 432.

Мессершмидт, его гомеопатические излечения, 222.

Метери, де ла, о растительных кислотах, 3; противится Лавуазье, 5; О чистом воздухе, перевод Ганемана, 42; о буре 330.

Миазматические болезни, 129.

Митау, предложение Ганеману профессуры, 80.

Многосмешение, оправдание его, 444.

Мода в медицине, презрение к ней Ганемана, 81.

Монжес поддерживает Лавуазье, 5.

Монро не знает о существовании углекислоты в белилах, 24; считает горькую соль и глауберову соль тождественными, 24; жалуется на ненадежность силы рвотного камня, 25; его Лекарствоведение, перевод Ганемана, 43, 115.

Морво, о световой материи в фосфоре, 2; поддерживает Лавуазье, 5; его реакции мышьяка, 17.

Морфий, частое отравление им, 454.

Мост, о гомеопатии, 248.

Мунк не может добосовестно испытывать гомеопатию, 354; об испытании гомеопатии Андралем, 358.

Мускус, сильные действия малых приемов, 221.

Мышьяк, отравление им, сочинение Ганемана, 16-19; предполагаемый состав его, 16; испытания его Ганеманом, 17; Гуфеланд противится употреблению его в перемежающейся лихорадке, 120; причины, почему Ганеман не рекомендует его, 130; малые дозы Ганемана, 136, 140.

Медь, способ дачи ее Ганемана, 139.

Мюккиш о гомеопатии, 232; об испытаниях лекарств, 309; о рациональной медицине, 373.

Мюллер, Мориц, его отчет о суде над Тринксом, 257, 259.

Mюллер, магистр школы, где обучался Ганеман, 168.

Мюллер, И., его физиология, 425.

 

Навье, о составе мышьяка, 15; реакция мышьяка, 17, 370.

Нападки аллопатов на гомеопатов, 298.

Наркотические средства, ошибочное приготовление их экстрактов, 158; способ Ганемана приготовлять из них экстракты, 158; распространенное употребление их, 443.

Нарывы от нарывных средств не вытягивают дурных соков, 81.

Наука аллопатическая, ненаучный характер ее, 468.

Наука ненаучная, 472.

Науман, его похвала Ганеману, 190.

Неаноль, испытание там гомеопатии, 358.

Нейман, его странные химические понятия 1, 2; отвергает сушествование магнезии, 14; его неудачная попытка найти верные реакции мышьяка, 17; его попытка найти растворимую ртуть, 32; его дурной способ приготовления экстрактов, 37.

Нигилизм, его господство, 424.

Николаи называет Ганемана слабоумным, 324.

Нимейер, его терапия, 455, 457.

Нольде одобряет простое лечение Ганемана, 194.

Нотнагель, о пагубных дозах опия, 455.

 

Оберштейнер, его лечение холеры, 284.

Обособление, см. Индивидуализация.

Общества ученые, членом которых был Ганеман, 80.

Огонь, его свойства, 7.

Одно простое средство, рекомендация Ганемана, 123.

Окиси, их открытие, 6.

Ольберс о месмеризме, 378.

Онтология в медицине, 56.

Опий, заявление Гуфеланда о злоупотреблении им, 58; Россбах, о пагубных дозах его, 454. Опытная медицина Ганемана, 198.

Органон, предисловие ко второму изданию, 147-152; его появление, 206; отрывы о нем, 207.

"Осмеливайся знать" (Aude sapere), первое употребление этого изречения Ганеманом, 145.

Оспопрививание, роль изопатии, 376.

Оценка Ганемана врачами старой школы, 186-191.

 

Папайотин, производитель бактерий, 437.

Паразиты гомеопатии, 397.

Парацельзус, обвинитель господствующей медицины, 108; мнимый основатель гомеопатии, 342, 400; его настоящее учение, 344, 407.

Парейра, корень, в почечных страданиях и в каменной болезни, 127.

Париж, переезд туда Ганемана, 185.

— 488 —

Партенум, предполагаемый новый металл, 329.

Патин о Парацельзе, 345.

Патологическая анатомия в пренебрежении у последователей Броуна, 58; Рокитанский способствует ее развитию, 424.

Перемежающаяся лихорадка, теория Куллена об употреблении хинной коры, 114; вызываемая хинином, 449.

Перемена лекарств слишком частая, 223, 446.

Пёрнер относится дружелюбно к Ганеману, 169.

Пиорри вводит плессиметр, 424.

Пирер о новой статье Ганемана, 193.

Питшафт о Гете, 294.

Плас, де ла, поддерживает Лавуазье, 5.

Плуке приводит слова Эраста, 342.

Пневматический аппарат, кратковременное употребление его, 443.

Пнеум, его история, 329, 331.

Побочные действия лекарств, 446.

Подделки лекарств, сочинение Ганемана, 22.

Подмеси к химическим составам, обыкновенно практикуемые, 9, 10.

"Подобное подобным", 113, 114, 119, 120, 121; защита этого принципа прежними авторами, 123; признание его Гуфеландом, 196.

Подражайте! (Macht's nach!), 351.

Помощь государства, воззвание к ней, 60, 308, 393, 411.

Право врачей приготовлять свои лекарства, мнение об этом вопросе Ганемана, 160, 479; Гуфеланда, 221; Фишера, 222; Риглера, 394.

Приговор над Тринксом, Вольфом и другими, 261.

Природы врачи, 478.

Присниц, его лечение водой, 383; осмеян аллопатами, 466.

Пристлей, его дефлогистированный воздух, 4; защищает флогистон, 5.

Проба вина, Ганемана, 26; Вюртембергская, 26.

Простые предписания, рекомендуемые Ганеманом, 82; осуждение их, 210; одобрение их, 241.

Противоположное противоположным, 116, 151.

Пруссия, закон, предоставляюший там гомеопатам приготовлять свои лекарства, 441.

Пухельт, его мнение о талантах Ганемана, 188; о месмеризме, 378; о гомеопатии, 209, 214, 229.

Пфаф о месмеризме, 379.

Пытка судебная, одобрение ее Плуменбахом, 70.

 

Рааб, успешное лечение там холеры д-ром Бакоди, 285.

Радемахер о Парацельзе, 344.

Разведение, способ приготовления их Ганемана, 142.

Раздражение, отсутствие настоящего определения этого слова, 431.

Разноречие медицинских авторитетов, 112, 113.

Рапп, его переход к гомеопатии, 366; гонение его, 367.

Распространение гомеопатии, 315; в Германии, 316; причины, 323.

Pay, о последствиях чесотки, 76.

Рациональный, происхождение этого слова по Аттомиру, 246.

Рвотный камень, способ Ганемана добывать его в чистом виде, посредством кристаллизации, 25; употребление его Дитлем при воспалении легких, 254; большие дозы его при лечении Клоккенбринга, 133, 371.

Рейль, его учение, 51; критическая оценка его Ганеманом, 147.

Рейн, его лечение холеры, 282.

Рейх, его секретное средство от лихорадок, 54.

Рекамье, о случаях смерти от хинина, 447.

Рецепты secundum artem, 83; защита Ганеманом простых рецептов, 93, 94. 102; сложные рецепты, 57, 90-94, 107, 221; простые аллопатические, 445.

Решлауб и Гуфеланд, 301.

Риглер, его лекция в собрании врачей западного Берлина, 390; его неправдивость, 390-396; его сочинение о гомеопатии, 394; его замечания о первой жене Ганемана, 395; его "зеркало истины", 398; похвалы ему в аллопатических журналах, 398, 406-415; его грубый рассказ о карьере Ганемана, 399; его искажение учения Ганемана, 400; бранит литературный слог Ганемана, 401; допускает, что гомеопатам следует дозволить приготовлять свои лекарства, 402; его резкий тон, 404; наказан за клевету, 411, 415.

Рике о гомеопатии, 242.

Рис о противолихорадочном лечении, 463.

Рихтер осуждает аллопатическое лечение воспаления легких, 255.

Рихтер (см. Жан Поль).

Роды трудные, их лечение по способу Броуна, 57.

Розенбергер о гнилостном яде, 437.

Рокитанский, боец за патологическую анатомию, 424.

Ромашка, ее противолихорадочные свойства, 127.

Ронки объявляет Ганемана сумасшедшим, 359.

Роозе, о товарищеских отношениях врачей, 60.

Россбах, его опыты над действием папайотина, 437; о гибельных дозах опия, 454.

— 489 —

Россия, гомеопатия в ней, 317.

Ротгамель, его определение холеры, 279.

Рохель о гомеопатии, 291.

Ртуть растворимая, Ганемана, 31-34; Карш о ней, 371; ее вредное действие, 453.

Рудольфи о месмеризме, 380.

Руммель о гомеопатии, 222; защита оригинальности Ганемана, 343.

Рупрехт, его химические ошибки, 329.

Русская княгиня, вымышленный рассказ о поступке Ганемана с ней, 327.

Рюле, его гуморальное лечение, 465.

 

Саксония обесчещена тем, что она родина Ганемана, 226.

Сакс объявляет Ганемана сумасшедшим, 245; научное основание для лечения холеры опием, 280; его мнение о сочинении Коппа, 301; говорит, что гомеопатия умерла, 313; хочет, чтобы правительство уничтожило гомеопатию, 320; обвиняет Ганемана в неверной ссылке на Гиппократа, 348; относится презрительно к испытанию гомеопатии, 353.

Сакс, И. Э. фон, обвиняет Ганемана в убийстве Шварценберга, 212; подписывает протокол вскрытия тела Шварценберга, 213.

Салициловая кислота, великое противолихорадочное и антиревматическое средство, 443; глухота, производимая ей, 446, 450; ядовитое действие ее в лекарственных дозах, 449, 450.

Сальковский, о моче, 434.

Самосожигание, обьяснение его, 51; опровержение его Либигом, 51.

Самюэль, пренебрежение к химии в его патологии, 435.

Sapere aude, первое употребление Ганемана этого девиза, 145.

Свинец уксуснокислый, рекомендуемый Ганеманом, способ дачи его, 139.

Селитра, способ Ганемана очищает ее, 24.

Селитряная кислота, ее нечистота, 9; усовершенствованный способ Ганемана приготовлять ее, 13.

Сикоз, одна из основных причин хронических болезней, 154.

Симон о гомеопатии, 238; считает Ганемана невеждой, 239; его мнение о Коппе, 306; говорит, что гомеопатия почти погибла, 313; обвиняет Ганемана в обмане, 348; о лечении Маренцеллера в венских больницах, 356, о гомеопатии в России, 362; вознаграждает Ганемана гомеопатически, 420; об испытании гомеопатии, 466.

Симптомы, Ганемана порицает лечение их, 124; аллопатическое лечение их, 143, 463, 467.

Сифилис, один из хронических миазмов Ганемана, 154; разные способы передачи его, 438; противолихорадочное лечение неприменимо к нему, 466.

Скотт, о кровопускании в холере, 277.

Смерть гомеопатии, 322.

Соваж, о кровопускании в xoлере, 277.

Cовершенства, уже достигнутые старой школой, 243.

Сода, способ Ганемана добывать ее из поваренной соли, 20.

Coкровищница лекарств, перевод Ганемана, 126, 127, 128.

Соляная кислота, предполагаемый состав ее, новая реакция на нее Ганемана, 12.

Спекулятивные лекарственные системы по Ганеману, 103.

Специфические средства, отыскивание их, 110, 117, 128; различные значения, придаваемые слову "специфический", 110; нахождение их есть только скромное желание, 466.

Споницер возражает против простых рецептов, 194.

Статуя Ганемана, издевательство над нею Риглера, 401.

Стеффенс, его система, 49.

Сумашествие, обыкновенное лечение его, 69; непринудительная система Ганемана, 70.

Сурьма, большие приемы Ганемана, 130, 133.

Сера при геморрое, 408.

Серная кислота, новая реакция на нее Ганемана, 12.

 

Тельгений предполагает гласность, как лучшее средство погубить гомеопатию, 325; полагает, что гласность убила ее в Англии, Франции и Германии, 326.

Терапия, ее состояние в дни молодости Ганемана, 45.

Терпентин при воспалении легких, 459.

Тиссо, его преследование табака, 55.

Тир, лечение его сторонниками Броуна, 37; противолихорадочное лечение, 464.

Товарищеские отношения врачей, 60.

Торжество медицины состоит в проверке диагноза на анатомическом столе, 465, 474.

Трансцендентальная школа, 106.

Трабе о дигаталисе, 443.

Тревиранус о месмеризме, 378.

Тринкс, судебный процесс против него, 257; его письмо к Гуфеланду, 268.

Троммсдорф хвалит Аптекарский словарь Ганемана, 39; указывает на нечистоту лекарств в аптеках, 157; о беспримерной наглости Ганемана, 331; отрицает существование кислорода в ртутной окиси, 332.

Труссо, о ядовитом действии хинина , 447.

Турэ, его испытание свинца, 29.

 

Увеселение, мнение о нем Ганемана, 64.

Уголь каменный, Ганеман рекомендует его употребление, 12.

Удар вследствие неупотребления кровопускания, 247.

— 490 —

Уксус Ганемана доказывает, что он образуется кислородом, 21; сочинение Демаши о производстве его, 41.

Уле и Вагнер, легкое отношение к химии в их патологии, 435.

Университеты, преображение их к клиническому обучению, 59; предполагаемая в них медицина, 423.

Урбан, его оценка Ганемана, 190.

 

Фаброни, его Искусство приготовлять вино, перевод Ганемана, 42.

Фармакология, критика Ганемана, 107.

Фармакология Эдинбургская, перевод Ганемана, 86.

Фатер, о крвопускании в холере, 274.

Фарстер говорит, что гомеопатию презирают вне Германии, 315.

Феттер, его Венерические болезни, 69.

Фиккель, его лжегомеопатия, 387.

Фишер, его отзывы о первом опыте Ганемана по гомеопатии, 223, 225, 234; скорбит, когда слышит о гомеопатических излечениях, 236, 263; хочет, чтобы правительство запретило гомеопатию, 319.

Фленшер жалуется на неблагодарность тех, которые хотят испытать гомеопатию, 360.

Флогистон, учение о нем, 1, 2, 3.

Фогель, врач Гете, 293.

Фогт, его элементы, 3.

Фонтана, о змеиных ядах, 274.

Fragmenta de viribus medicamentorum, 111, 197.

Франк, о кровопускании в нервной горячке, 71; о лечении других болезней, 72; о чесотке, 74.

Франц I, его лечение и смерть, 203.

Фридгейм предпочитает кровопускание гомеопатии, 354.

Фритце о венерической болезни, 68.

Фрорин, его свидетельство о гениальности Ганемана, 190.

Фукс о составе буры, 330.

Фуркроа поддерживает Лавуазье, 5; его проба вина, 29.

 

Химические применения, причина болезненных процессов, 431.

Химическая терапия Баумеса и Гиртаннера, 59.

Химические термины Лавуазье, 5.

Химия в дни молодости Ганемана, 2; ее бесполезность для терапии, 146.

Хинин, модное противолихорадочное средство, 443; его ядовитое действие, 444; действие Chinini hydrocyan., 447, темная вода от хинина, 448; глухота от него, 448; его действие на сердце, 449; лихорадка, вызываемая им, 449; в пневмонии, 456.

Хинная корка, первое испытание ее Ганеманом, 114; продолжительность действия ее, 127.

Хлоралгидрат, его пагубное действие, 451, 452.

Хлороз (бледная немочь), действие на него железа, 432; Вирхов отрицает излечимость его, 432.

Холера, ее патология, 271; кровопускание единственное средство против нее, 271, 274; рвотные, 272; список лекарств, рекомендуемых против нее, 273; Лодер отвергает кровопускание, 275; незначительные кровопускания не приносят пользы, 275; успех корбина от кровопускания, 277; Аннеслей о ней, 277; Крюгер Ганзен, 280; фон Рейн, 280; Кизер, 280; Бродовач, Ваврух, Оберштеннер, Бишоф, Вирер, 284; Шотс, Штерн, Гуфеланд, 284; преимущество гомеопатии, 285; лечение водой, 382.

Холериллы, зародыши, производящие холеру, 279.

Холодные ванны, лечение ими пневмонии, 456.

Хронические болезни Ганемана, 153.

 

Цезальпино, приписываемое ему первое открытие кровообращения, 347.

Цензоры печати запрещают гомеопатические издания, 287.

Церони о гомеопатии, 239.

Циммерман о Парацельзе, 345.

Циммер, его хинная фабрика, 449.

Целебная сила природы, приписанное Ганеману отрицание ее, 338; ошибочность такого мнения, 338, 342.

 

Чахотка, лечение ее посредством насильно навязываемой пищи, 470.

Чесотка, болезни, порождаемые ее скрытием, 239; теория Ганемана о ней, 153; отвергнутая его учениками, 154; призванная многими аллопатами, 386.

Чесоточный клещ, открытый Бономо, 73; известный Ганеману, 76.

Чистоплотность, Ганеман о ней, 65.

Чудовищность гомеопатии, 315, 321.

 

Шварценберг, князь, его лечение, 212.

Шееле ищет красящее вещество в берлинской синьке, 2; противится Лавуазье, 5.

Шеллинг, его естественная философия, 49.

Шенк, о белладонне в скарлатине, 210.

Шенлейн, основатель точного клинического исследования, 425.

Шерер, его упрек Троммсдорфу, 332.

Шерф одобряет ганемановскую пробу вина, 31.

Шкода, защитник кровопускания, 254; преподает физические способы исследования, 424.

Шмит, его статья о холере, 286.

Шотс, о кровопускании в холере, 284.

Шпанские мушки разлагают болезненные соки, 81; в болезни мочевых органов, 408.

— 491 —

Шпрегель, его реакция мышьяка, 17.

Шпренгель признает значение Mercurius solubilis, 34; о Венерических болезнях Ганемана, 68; называет нападку Ганемана на врачей Леопольда II "идеальной", 102; свидетельствует об учености и искусстве Ганемана, 170; о первой гомеопатической статье Ганемана, 193; отвергает, что Гиппократ учил гомеопатии, 348; его беспристрастие, 390.

Шрейбер, его лечение Леопольда II, 96.

Шталь о флогистоне, 1, 2.

Штапф, его преследование, 269; гомеопатическое лечение в берлинской Charite, 354.

Штахельрот защищает гомеопатию, 320.

Штеллер, его насмешки над Ганеманом, 97.

Штерк лечит Леопольда II, 96; Ганеман защищает его, 102; его употребление наркотических средств в нервных страданиях, 408.

Штерн, его испытание гомеопатии в Мисхольце, 360.

Штерц, о рвотных в холере, 284.

Штиглиц свидетельствует об уме и познаниях Ганемана, 191; о таланте Сакса, 245; говорит, что гомеопатия погибла, 314, 409; замещен Вебером у короля гановерского, 314, 409; приводит доводы, почему не хочет испытать гомеопатию, 353; об опытах Маренцеллера, 357; объявляет, что гомеопатия имеет успех только как диетическое лечение, 362; допускает литературные способности Ганемана, 401.

Штифт, его анекдот, 292; его лечение Франца, 293; добивается запрещения гомеопатии в Австрии, 318, 358.

Шголь, его система, 45, 56, 466.

Шуберт о месмеризме, 378.

Шульц просит правительство запретить гомеопатию, 318; утверждает, что гомеопатию придумал Парацельз, 343, 400; заявляет, что клеточное учение получило начало у французов, 400.

Шустер о гомеопатии, 291.

 

Эвальд, его незнание Радемахера, 445.

Эзенбек о месмеризме, 378.

Эксперементальная наука, 147.

Экстракты, способ приготовления их Ганеманом, 140.

Электричество, взгляды на состав его, 55.

Элиас о гомеопатии, 233; радуется скорому исчезновению гомеопатии, 311; нуждается в фактах против гомeoпатии, 353.

Эннемозер о месмеризме, 378.

Эпилепсия, вера Ганемана в возможность ее излечения, 378.

Эпилептик, письмо Ганемана к отцу его, 333.

Эраст одобряет similia similibus, 342.

Эрдман, его осуждение лечения Тринкса, 258.

Эрксдебен о составе электричества, 55.

Эрланген, Ганеман получает там степень доктора, 170; его диссертация, 170, 388.

Эскулап, сравнение с ним Ганемана, 312.

Эскулап на весах, сочинение Ганемана, 93.

Этенбах о винной пробе Ганемана, 31.

Эйгенбродт, его отчет о гомеопатических больницах, 354; опровергут Каспаром, 354.

Эйзенман о чесотке, 386.

Эртель, основатель гидропатии, 333; нападки на него аллопатов, 166.

Эшенмейер, его восхищение Ганеманом, 191; о гомеопатии, 241; о месмеризме, 377.

 

Юкеи, его ртутный осадок, 32.

Юргенсен о гомеопатии, 374; дозы хинина и хлоралгидрата, 374; говорит, что в гомеопатии нет ничего хорошего, 374; об изопатии, 375; обвиняет Ганемана в месмеризме, 376; заявляет, что Ганеман первый обратился к неврачам, 380; осуждает кровопускание в пневмонии, 381, 384; относится благосклонно к гидропатии, 381; о чесоточной теории, 385; его иллюстрация вагонной оси, 435; его лечение пневмонии, 455-459; о дигиталисе в пневмонии, 457; его дозы хлоралгидрата, 458; о противолихорадочном лечении, 464; о дифтерите, 471.

Юх о составе электричества, 55.

 

Яды суть лекарства, 112, 143.

Язвы, лечение их Ганеманом, 66.

Яни, о предохранительной силе белладонны в скарлатине, 195.

Ян, Ферд., о чесотке, 74; уничтожает Ганемана, 309.

Ярость гонения го стороны аллопатов, 270.

Яр, его рассказ о кончине Ганемана, 186, 187.

 

Фукидид, его принцип, 390.


предыдущая часть Предыдущая часть   содержание Содержание