Д-р Элизабет Райт Хаббард (США)

Image

Гомеопатия как точный инструмент


The Homoeopathic Recorder, February 1940
Перевод д-ра Татьяны Жоховой (Москва)
Элизабет Райт Хаббард (1896—1967) — известный американский гомеопат, ученица Пьера Шмидта, первый президент Международной гомеопатической ассоциации, автор книг "Краткий курс гомеопатии" и "Гомеопатия как наука и искусство".

Оригинал по адресу http://www.hpathy.com/papersold/hubbard-homeopathy.asp

 

Доклад, прочитанный перед Гомеопатическим медицинским обществом Цинциннати
17 октября 1939 г.

Человеческая натура — необычная смесь доверчивости и недоверия. Если ты скажешь человеку, что на небе есть 270 миллиардов звезд, он поверит на слово, но если ты повесишь табличку "Осторожно, окрашено!", он не успокоится, пока не удостоверится, что на самом деле окрашено. Я надеюсь, что все вы, присутствующие здесь и интересующиеся гомеопатией, будете как верить в то, чему дóлжно следовать, так и подвергать это испытанию.

Современная медицина по праву гордится своими точными инструментами, но многие изобретения часто вытесняют применение наших естественных способностей. Слово "инструмент", согласно словарю, обозначает содействие, посредничество, и происходит от латинского instruere, обозначающего "готовить". Того же корня слово "инструктировать", то есть учить. Второе значение — это орудие, в действительности являющееся продолжением человеческой руки. Врачи старой школы могут унюхать дифтерию, скарлатину или брюшной тиф, едва войдя в дом, и даже сегодня многие из нас знают запах рака и приближающейся смерти. Но и те традиционные доктора, чья интуиция сильна, и которые сочетают живое восприятие с усердным использованием современной научной техники, теряют огромное количество времени и чувствуют, что в лечении они блуждают в потемках, и оно удовлетворительно лишь частично. Университетская медицина и бóльшая часть так называемой гомеопатии назначают лекарства на основе диагноза, патологии или поражения органов, или в лучшем случае на том, что мы называем обычными симптомами — рвоте, поносе и т.д. Они не замечают явные различия между случаями сходной классификации. Секрет точности в индивидуализации, а не в попытках использовать части вместо единого целого.

Гомеопат, заслуживающий право так называться, знает, что только будучи художником, можно достигнуть точности. Давать Bryonia при пневмонии, Rhus toxicodendron при ревматизме, Sulphuris при экземе и Nux vomica при расстройстве желудка — это не настоящая гомеопатия. Чем больше подобия между симптомами пациента и симптомами единственного лекарства, чем полнее выявлена наиболее характерная общность симптомов, тем благодаря точности предписания быстрее и эффективнее лечение.

Помимо всех общемедицинских знаний, и что важнее их, гомеопат имеет необычные и специфические знания общих симптомов, свойственных пациенту в целом; ухудшений или улучшений, относящихся к каждой жалобе (что мы называем модальностями); выделений, лучше всего указывающих на внутренние проблемы; подавлений и отдаленных их последствий. В хроническом течении болезни он выявляет тенденции здоровья с детского возраста и даже у родителей. От этого сумбура деталей он приходит к совокупности симптомов. Это не означает, что он сохраняет для конечного анализа каждую мельчайшую деталь, хотя в сложных случаях тщательный сбор данных необходим как фон. Затем следуют исключение (elimination) и придание особого значения (emphasis), что мы называем оценкой симптомов, и конечный выбор лекарства может быть основан на всего лишь пяти или шести особенностях, характеризующих персону в различных сферах — нечто вроде того, как карикатурист в полудюжине черт показывает человека снаружи и изнутри.

Многие прекрасные врачи заявляют, что их понимание подобных лекарств интуитивно, но, возможно, в дополнение к шестому чувству они используют огромный подсознательный багаж мудрости, информации и опыта. Коррекция нашего восприятия ситуации, вероятно, наиболее важно в гомеопатии: способность чувствовать, что изначальное, а что приобретенное в каждом случае.

Докторам необходимо изучать ботанику, зоологию и минералогию, учиться проникать в вещество, понимать его жизнь, пульс с его течениями, читать подписи и переписку и беспристрастно изучать мудрость древних. Знаки таковы, что их может прочитать тот, кто в быстром движении. Но нужно быть в движении, не стоять и не ковылять.

Как пример, давайте возьмем осьминога в аквариуме, с его кажущейся апатией, его быстрой яростью, делающей при помощи чернил темным все окружение, напоминающей матку форму, с его вялыми присасывающимися щупальцами. Все это сущность Sepia!

Истинный гомеопат не может быть точным, зная только около сотни общих препаратов; он должен систематически увеличивать свои знания ежедневным изучением Материи медики в бесчисленных книгах и журналах. Он должен вникать во взаимоотношения лекарств и позволять уму играть по простому ассоциативному принципу — как это здорово прийти к пониманию, что Opium, Chelidonium и Sanguinaria из одного семейства, или что Apis — животная копия Natrum muriaticum!

Нужно помнить, что там, где медицина зависит от механических средств, несовершенным в той же степени, в какой несовершенен интерпретатор данных, точность невозможна. Лучший инструмент точности, с которым я когда-либо сталкивалась, есть истинная гомеопатия в умелых и посвященных руках.

Вот пример. Мисс Х., старше 50-и лет, на первичном осмотре двусторонняя пневмония, лежит неподвижная, ржавая мокрота, температура 400С, выраженный герпес на губах и ниже носа, острая боль в грудной клетке при дыхании, тяжелый кашель, жажда больших количеств ледяной воды. Bryonia 10М, 1 доза и Sac. lac. Температура медленно снизилась на третий день, но пациентка жаловалась на боль в пояснично-крестцовом отделе позвоночника, которая беспокоила ее гораздо больше пневмонии. Никаких характерных симптомов не появилось. Aesculus и позднее Kali carb были испробованы один за другим с временным и недолгим облегчением. Наконец, она сказала: как это странно, что боль в спине становится намного сильнее после мочеиспускания. Только одно лекарство при реперторизации по Кенту имело этот характерный симптом: Syphilinum. Пытаясь найти подтверждающие симптомы, я заметила мелкие рубцы на роговице, и пациентка сказала, что несколько лет назад перенесла кератит и ирит. У нее были несомненные признаки сифилитического миазма, и боль в спине беспокоила ее главным образом с наступлением сумерек до восхода. Syphilinum 1M, 1 доза, привела сначала к двухчасовому резкому ухудшению, а потом к быстрому и стабильному улучшению.

Пример 2. Миссис Y., примерно того же возрасте, история мукозного колита и проблем с печенью; жалуется на спастические абдоминальные колики или схватки, больше слева, предпочитает тепло и любит давление, хотя и не сгибается при этом. От Colocynthis пользы не было. Magnesia phos. привела к временному облегчению, но приступы возобновились. Нет диареи, совсем немного симптомов. В конце концов, она сказала: "Во время этих приступов я чувствую, как будто желудок ударяется о позвоночник". Я попросил ее потянуться во время боли, и она нашла это приносящим облегчение. Реакция Вассермана отрицательна, анализ крови без особенностей. Стул имел тенденцию к форме в виде маленьких черных шариков. Plumbum 1M, 1 доза, привел к быстрому улучшению, и колик, которые приходили каждые день-два четыре месяца, нет уже пять недель.

Пример 3. Миссис Z., 78 лет, сенильная деменция; выглядит здоровой, розовые щеки; блондинка; ужасно беспокойная и болтливая; поет; брань сменяется смехом и весельем; недержание мочи и кала; выраженная деструктивность, рвет простыни и полотенца; семья сообщила, что она была удивительно красива всю свою жизнь. Cuprum 50M, 1 доза, значительно улучшил и умственные, и выделительные функции.

Это простые ежедневные примеры могущества точности в гомеопатии. Гомеопатия трудна, но плоды могут быть утешительны как для пациента, так и для врача, особенно если доктор будет помнить фразу из книги французского авиатора Сент-Экзюпери: "Высшая степень совершенства это не тогда, когда нечего добавить, а тогда, когда нечего убавить".