Грег Бидейн (США)

Джулиан Уинстон

"Так или иначе, я впитываю детали". Интервью с Джулианом Уинстоном (1)

The American Homœopath 1994, v. 1, 87–94

Перевод Зои Дымент (Минск)
Уинстон Джулиан (1941–2005) — американский историк гомеопатии, автор книг "Лица гомеопатии" и "Наследие гомеопатической литературы" и многочисленных публикаций. В течение многих лет занимал пост редактора журнала "Homœopathy Today". С 1995 г. жил в Новой Зеландии, где был директором Веллингтонского гомеопатического колледжа. Собрал огромную коллекцию старых книг, журналов, лекарств и иных гомеопатических раритетов.







В последнее десятилетие Джулиан Уинстон является одним из самых влиятельных пропагандистов гомеопатии в США. Его эрудированный голос редактора "Хомиопати тудей", журнала Национального центра гомеопатии, слышен во всех уголках гомеопатического мира. Джулиан — высококвалифицированный историк гомеопатии и педагог, многие считают его голос решающим в исторических вопросах. При этом Джулиан ведет еще одну захватывающую жизнь — он музыкант, весьма одаренный исполнитель на банджо и педальной стил-гитаре. "Винни Уинстон" — живая легенда в этой области: он виртуозно воспроизводит на банджо звуки быстрее ветра, ясные и четкие. Всякий раз, когда я встречаюсь с Джулианом, у него подмышкой одной руки стопка редких книг, подмышкой второй — коробка с заманчивыми гомеопатическими реликвиями, и он к тому же всегда готов поделиться с собеседником массой смешных историй. Если мой телефон звонит в 10 часов вечера, я знаю, что это Джулиан спешит сообщить о только что раздобытой драгоценной находке, утерянном когда-то камушке из короны гомеопатии. Насколько велик его вклад в наше сообщество, настолько же его великодушие не имеет себе равных.

Image


American Homœopath: Расскажите нам о том, как все начиналось.

Джулиан Уинстон: Я родился в Нью-Йорке 31 мая 1941 года. Я поспешил родиться. Весил около трех фунтов (1 кг 360 г. — Прим. перев.). Док сказал, что если я проживу четыре дня, то и на том спасибо, но я выжил. Все мое детство было сплошным подавлением лекарствми. Жаль, что мои близкие не знали хорошего гомеопата, а ведь хорошие гомеопаты были в то время в Бронксе. Мне долго лечили экзему подавляющими мазями, но моя жизненная сила была способна их преодолеть, поэтому мази никогда не работали. Мои родители были преподавателями искусства в государственных школах и придерживались левых взглядов, но ко мне это почти не пристало. Тем не менее у меня прекрасные воспоминания о детстве. Мы переехали в пригород (Йонкерс, Нью-Йорк), когда мне было семь лет. Я играл в лесу, и там встречались фазаны, опоссумы, змеи и еноты. Когда мне было девять лет, я научился играть на гитаре, а спустя пять лет открыл для себя пятиструнное банджо. Я был в числе отстающих в моей местной средней школе и предпочитал проводить время, играя в Гринвич-Виллидж.

Получив водительские права, я направился на юг. Я казался себе настоящим героем. К 1964 году я играл на банджо с Биллом Монро и "Блюграсс бойз" и имел свою собственную группу, "Нью-Йорк рэмблерс", в которой молодой и горячий Дэвид Грисман играл на мандолине. Параллельно этому я поступил в Институт Пратта, получил степень в области промышленного дизайна и начал работать в конструкторских бюро в Нью-Йорке. В 1968 году я переехал в Нью-Джерси, чтобы работать в "Криэйтив плейсингс"1.

Это был 1968 год, и я потратил много свободного времени, до одури слушая "Битлз" и "Стоунз" и зачитываясь Аланом Уотсом и Успенским2.

Я поехал в Беркли в 1968 году, чтобы навестить своего брата, выиграл проводимый там конкурс на банджо и столкнулся с Оусли3 на этом удивительном конкурсе, на котором первым призом служили пять фунтов свежей брюквы, а второй приз состоял из шести фунтов того же самого.

Мм, "электропрохладительный" Оусли?4

Да. Итак, через год я оставил свою работу и, будучи безработным, проконсультировался с "Мескалиновым богом", который велел мне преподавать. Я попал на интервью в Филадельфийский колледж искусств, посоветовался с "Ай-Чингом"5 (способствует выработке упорства), и получил работу, на которой тружусь и сейчас.

Банджо уступило место педальной стил-гитаре, на которой я начал учиться играть в 1971 году. К 1972 году я сделал свою собственную стил-гитару, а к 1976 году я написал "библию" о том, как играть на этом причудливом инструменте. В период с 1974 по 1980 годы появился ряд записей моих исполнений с Дэвидом Бромбергом, Стивом Гудменом, Мэри Маккаслин и другими представителями фолка.

В 1972 году мне предложили стать консультантом по психологии на курсах по обучению методу Сильвы в Филадельфии (я занимался там в 1971 году). Графиня Екатерина Велопольска была удивительной женщиной. Именно "Китти" предложила мне познакомиться с ее гомеопатом, Реймондом Зейделем, МD, HMD, который закончил в 1935 году Ганемановский колледж и был учеником Кальвина Kнерра.

Протеже Геринга!

Верно, Кнерр женился на дочери Геринга и унаследовал его практику после того, как Геринг умер. Ну, Рей устранил мои хронические жалобы, накопившиеся за 6 лет, и заинтересовал меня гомеопатией. Он был удивительным и проницательным человеком. Рей сказал, что мне гомеопатия понравится, "потому что там есть множество маленьких бутылочек". Здорово! Он меня правильно понял!

Он предложил мне записаться на курс в НЦГ (Национальном центре гомеопатии) и написал письмо с просьбой взять меня на профессиональный курс. Потом он умер. Я пошел на курс и впервые познакомился с системой и литературой — в гомеопатической школе была замечательная библиотека старых гомеопатических книг. К следующему лету я стал регистратором на курсах НЦГ. Я взял на год академический отпуск, чтобы разобраться, не стоит ли все бросить и заняться питанием. Я тогда понял, что доктор сидит и выслушивает людей, их жалобы и радости в течение всего дня. Мне это не слишком нравится, так что на медицине я поставил жирный крест. Я вернулся к преподаванию, перед этим повстречавшись почти со всеми гомеопатами. Я был избран в состав Совета директоров Национального центра гомеопатии в 1982 году и стал редактором "Хомиопати тудей" в 1984 году.

Дама, с которой я был в то время, посмотрела на мое отношение к гомеопатии и сказала: "Знаешь, что? Ты здесь собираешься сделать в ней то, что сделал с педальной стил-гитарой!"

Это характерно для вас: как только вы чем-то сильно заинтересуетесь, то вникаете во все детали и, в конце концов, пишете руководство по этому вопросу?

Я думаю, да.

Как вы это делаете?

У меня в голове проходит линия времени. Я вижу все во взаимосвязи. Где был Геринг во время битвы при Геттисберге? Что делал Кент, когда братья Райт поднялись в воздух? Когда я увидел шоу "Конекшнз"6 "Пи-Би-Эс", я пришел в неистовство, потому что это важный материал — невидимые связи. Все связано, и когда вы видите как, то у вас появляется более глубокое понимание причин. Походка Геринга говорит нам о Геринге-человеке и помогает понять Геринга-гомеопата. То же самое в музыке. Так или иначе, я впитываю детали.

Расскажите мне о вашем доме в Филадельфии.

Я живу в старом здании пожарной части в Филадельфии в окружении всех этих маленьких бутылочек. По последним подсчетам, у меня есть около 4000 флаконов с ранними потенциями, а также около 1300 томов гомеопатической литературы. У меня есть несколько очень ценных находок: реперторий Липпе, принадлежавший Дж. Г. Кларку, реперторий Ли, который принадлежал Э. У. Берриджу, и две книги, принадлежащие Сьюзен Эдсон, MD, врачу президента Гарфилда. Пожарная часть была построена в 1901 году и использовалась до 1955 года. Она сменила несколько владельцев, и одно время здание служило в качестве нелегального игорного притона. Около 20 телефонных линий вели на второй этаж. Здание было в ужасном состоянии, когда мы с партнером купили его за 22 000 долларов. Мы навели в нем чистоту и отремонтировали второй этаж. Есть большие двойные двери: за ними находилась пожарная машина длиной в 85 футов с раздвижными лестницами. Ширина дома 25 футов, длина 100 футов. Много комнат.

Как насчет связи с Новой Зеландией?

Я был приглашен на неделю преподавать гомеопатию в Веллингтонском колледже зимой 1992 года, когда я был свободен от преподавания. Там я встретил директора колледжа Гвинет Гибсон, ICHom, и в 1993 году я вернулся, чтобы провести шесть месяцев с ней. Я получил предложение преподавательской работы на полный рабочий день в Веллингтонском политехническом институте, это было интересно, но не соответствовало моим ожиданиям.

Моя школа в Филадельфии предоставила мне еще один отпуск на весенний семестр в 1994 году, и я вернулся в Новую Зеландию. Я нашел работу на неполный рабочий день, и вновь — в Политехе.

Это было интересное время в моей жизни, как будто подошла пора перемен. Мы поженились с Гвинет в апреле, и теперь я официально являюсь постоянным жителем Новой Зеландии, хотя и сохранил гражданство США. Вероятно, я обоснуюсь в южном полушарии к следующему году.

Вы когда-нибудь практиковали гомеопатию?

Нет, я никогда не практиковал гомеопатию. Ну… чуть-чуть. Несколько чудесных излечений… но ничего формального.

А что вы делаете в Совете Национального центра гомеопатии?

Я стараюсь, чтобы история сохранялась и передавалась. Билл Шевин недавно сказал, что гомеопатия всегда будет иметь ограниченную привлекательность в нашем обществе, и я думаю, что он прав. Я знал учителя философии, который сказал, что "большинство людей предпочли бы умереть, нежели думать, и обычно так они и поступают". На протяжении многих лет я был в контакте с гомеопатами по всему миру, но я не очень интересовался тем, что они назначают. Я интересовался тем, о чем они думают. Я также сумел остаться довольно нейтральным относительно большинства дрязг, случившихся за эти годы. Мне удается иметь друзей по обе стороны большинства столкновений, я разговариваю с ними и объединяю на общей почве. Тем не менее под всеми наслоениями я по-прежнему достаточно строго привержен идее одного лекарства, одной потенции, минимальной дозы. Однако я очарован машиной Рае, биолокацией и получением лекарств нефармацевтическим способом.

От банджо к гомеопатии — вот так переход...

Когда я заинтересовался банджо, я смастерил собственный инструмент. Когда меня заинтересовали стил-гитары, я смастерил собственную и написал книгу о том, как играть на гитаре такого типа. Что вы можете сделать в гомеопатии после того, как смастерили коробку для хранения лекарств?

Я предполагаю, что вы развиваете гомеопатический журнал с числом подписчиков, превышающих семью тысяч человек…

Вначале я заинтересовался фармацевтической частью гомеопатии. К счастью, аптека Борнемана располагалась почти в моем дворе, и у меня была возможность провести достаточно времени с Джеком и его отцом, а также с Доном Ли и Гасом Тафелем из "Берике энд Тафел". Я приготовил несколько своих собственных средств и даже попробовал использовать некоторые из них, и они работали просто отлично.

Какой предмет вы преподаете в художественном колледже?

Я учу думать в трех измерениях, любить информацию ради нее самой, быть точным и чистым во всем, что человек делает, и достичь просветления через вашу работу. В учебном плане предметы называются "Основы трехмерного проектирования" и "Студийная техника". В черчении скрыта радость. Поймите ортогональные проекции, и вы получите новый взгляд на жизнь. Красиво завершите работу, и вы приблизитесь к Богу. И на всем пути я никогда не упускал из виду, что "объект" не является конечным результатом. Важна идея, а объект является лишь ее проявлением. Но если идея воплощена плохо, то я вижу только грязный клей, а не стоящую за ним идею. У меня был учитель, который говорил, что если человек учится, как стать дизайнером, а потом захочет стать сборщиком мусора, он станет лучшим мусорщиком всех времен, потому что подойдет к работе как дизайнер.

Этот подход вы сохранили и в музыке?

Надеюсь на это. Я был влюблен в игру на банджо одного парня, Дона Рено, и попытался изучить его стиль. Но через некоторое время понял, что он слишком сложный. Это было интересно, и непонятно, как я хотел это сделать, но это была не моя музыка. Это было внезапное откровение. Так я очистил свой ум от кавардака и дребедени и начал слушать чрезвычайно простую (на первый взгляд) игру Ральфа Стэнли. В попытке изучить его стиль поближе, я начал носить банджо через плечо как он и пытался играть, воспроизведя движения, которые приметил у него. Я получал больший импульс и начал развивать классический стиль блюграсс. Я встречал множество молодых исполнителей, на которых сильное влияние оказали такие люди как Бела Флек и Тони Тришка, игравшие в более мелодичном стиле. Большинство из них говорит, что классический стиль Скраггса для них "слишком абстрактный", они его не понимают. Ага! Или вы улавливаете это ощущение скоротечности времени, или нет. К счастью, я это поймал.

А другие музыкальные корни?

Когда я взял творческий отпуск в 1982 году, мне несколько часов не было чем заняться в Фениксе. Я пошел в кино, посмотрел фильм "Южное гостеприимство" о каджунах7, живущих в Луизиане. В последней сцене показана маленькое сообщество каджунов и играющая группа. Я очень дотошно смотрю фильмы, в которых показаны действительно играющие группы, а это была именно такая группа. Я подумал, что на обратном пути должен заехать в их края. А тут показали титры. Я узнал номера телефонов всех этих музыкантов!

Я приехал в Юнис, что в Луизиане, за три дня до масленицы. Я встретил Марка Савойю (великий аккордеонист каджунов) в его музыкальном магазине, и на следующий день мы обедали у него. Он пригласил меня поиграть с его группой на танцах в Мамау. "Стил-гитара не в нашей традиции, но народ будет так пьян, что не поймет", — объяснил он. Так что я сидел с ними, и Майк Дусе (из Босолея) играл на скрипке. Это было что-то! Я никогда не слышал столько музыки каджунов, но я знал ее. Марк не мог поверить, что я не слышал ни одной песни раньше. Он сказал, что я исполнял их "в самый раз". В следующем году я взял неделю отпуска в школе и полетел на масленицу в Луизиану, в Базиль, чтобы играть вместе с Дьюи Балфа, одним из величайших скрипачей каджунов. Пять часов без перерыва. Если кому-то было необходимо выйти, он выходил, а группа продолжала играть.

Через несколько лет я должен был сыграть с Марком и его женой Энн на фестивале в северной части штата Нью-Йорк. Их интересовало, чем их накормят после выступления, и люди, у которых я остановился, согласились помочь по кухне. Марк дал нам список покупок, а потом приготовил сам великолепный каджунский гумбо8. Мой друг Джек, который занимался рыбной ловлей на искусственную наживку, спросил Марка, используют ли рыбу для гумбо. "Да, — сказал Марк, — сома. Я сам поймал". "О, — сказал мой друг, — я тоже увлекаюсь рыбной ловлей. Как вы поймали сома?" "На телефон", — ответил Марк, и воцарилось долгое молчание. Затем Марк объяснил, что надо взять старый ручной телефон, положить провода в воду, повернуть ручку несколько раз, тонкокожий сом получит сильный удар током и всплывет наверх, после чего останется только подобрать его. "Это не спортивно", — сказал Джек. "Да, но мне была нужна рыба", — ответил Марк.

А что насчет вашей семьи?

У меня есть два брата, которые живут в штате Вермонт. У моего отца была полоса невезения с аллопатией три года назад. У него оставалась только одна почка. Они удалили первую, потому что на ней была опухоль; даже не выяснили, злокачественная или нет. Два года назад его оставшаяся почка начала отказывать, и его посадили на диализ. Через два месяца что-то пошло не так с его анализами, и ему стало скверно. Я бросился в Нью-Йорк, мои братья прилетели из Вермонта. Похоже, он уходил от нас. Великолепная медицинская доктрина зашла в тупик. "Мы не знаем, что с ним делать, потому что не можем диагностировать болезнь", — сказал доктор. Я выбрал гиосциамус и положил 1M ему в рот. На следующий день его состояние изменилось, но он был очень холодный, тревожный и думал, что медики хотят его отравить, — все важные симптомы арсеника. Он был явно не в свой тарелке. Я дал ему очень высокую потенцию, и он вошел в третью фазу: толкал медсестер, проклинал их, хотел выпрыгнуть в окно, видел что-то ползающее, и все это исчезло после белладонны. Он вышел через неделю из больницы, а доктора до сих пор недоумевают, что тогда произошло.

Я отвел его к местному гомеопату, который посмотрел на него немного объективней меня, прописал медорин, и это вытащило его. Однажды пришлось дать отцу дозу медорина после рассасывания кубиков льда, которые он делает из апельсинового сока, и вот уже три года все нормально, он благополучно живает в Вермонте, а сейчас ему 83 года. Несколько лет назад я здорово помог ему четырьмя дозами калькареи карбоники 12x. Даже если гомеопатия ни на что больше не способна, я все равно всегда буду доволен ею после того, что она сделала для отца.

Расскажите подробнее о своем фильме "Лица гомеопатии".

Я нашел несколько редких фотографий ранних гомеопатов, когда я разбирал библиотеку НЦГ еще в 1984 году. Я подумал, что они добавляют нечто к истории гомеопатии. Потом я нашел четыре тома Кинга, а количество фотографий росло как снежный ком. Позже я нашел архивы Ганемановского университета, а затем обнаружил коробки с фотографиями на Лондонском факультете, который я посетил в 1988 году. Так коллекция росла и росла, и слайд-шоу росло вместе с ней.

Кто-то предложил сделать видео, и я сделал. Видео получилось бóльшим, чем я ожидал. Одно тянуло за собой другое, и я нашел людей с лучшим оборудованием, затем понадобилось сделать титры, потом — звуковые дорожки… и так все пошло-поехало. Я надеюсь завершить фильм к весне 1995 года.

Хотя некоторые люди собирали книги по истории гомеопатии, это, как правило, были сухие исследования, которые концентрируются на событиях, а не на людях. Когда Кинг издал свой труд в 1905 году, он включил фактический материал и воспоминания. Мне интересней общий портрет гомеопатов как людей. Когда я устраиваю "шоу в лицах", действие может длиться три часа, но видео сокращено до одного часа. Я счастлив при мысли, что это первая крупная работа с использованием современной технологии, представляющая гомеопатию вплоть до сегодняшнего дня.

У меня были всякого рода идеи, как это сделать на диске и как все перенести на компьютер, но когда я начинал проект, такая технология не была столь доступной. Если сравнить всю сыгранную мной музыку и все места, где я выступал и преподавал, то самые важные для себя продолжительные аплодисменты (аудитория встала!) я получил, когда дошел до финальных слайдов и окончания рассказа на конференции в Огайо несколько лет назад.

Что дальше?

Ну… у меня созрело несколько идей новых проектов. Один большой проект, прямо сейчас: рассортировать все свои вещи и подготовить их к упаковке и отправке в Новую Зеландию. После этого я хотел бы сделать фотоальбом из слайдов. Я вижу это мысленно так: основное повествование сверху вниз с одной стороны и рассказ и разного рода забавные случаи с людьми на фотографиях с другой. Это будет сокращенная и при этом расширенная переработка Кинга и иллюстрированное "Разделенное наследство"9, все в одном.

Звучит отлично, что еще?

В моей коллекции есть несколько писем из переписки Рудольфа Рабе, MD, и Джулии М. Грин, MD, которые описывают спад в американской гомеопатии в конце 1940-х годов. Я собирался перенести их на диск для публикации. Некоторые я уже сканировал. Другие еще нужно доработать, были сложности при сканировании. Я взял их для работы с собой в Новую Зеландию два года тому назад, но у меня не дошли до них руки. Так что это еще один проект.

Звучит интересно. А потом?

У меня также есть полные конспекты школы последипломного усовершенствования в Филадельфии — школы Кента. Андре Сэн нашел их в коллекции Ганемана. Он искал другую информацию, поэтому он передал их мне. "Вот, — сказал он. — Вам это может быть интересно". Это было похоже на получение чаши Грааля! Неожиданно в моих руках оказались 1890—1900-е годы. Так что я бросился в компьютерный зал в библиотеке, и пока Андре занимался своими исследованиями, я все переписал. Материала там хватит на несколько статей, и я буду писать их год или два.

Андре поступил замечательно. Есть еще какие-либо проекты?

Я вношу в базу данных имена всех выпускников-гомеопатов из работы Кинга. Исследование дает интересные результаты. Во-первых, мы можем получить примерное представление о том, сколько выпускников действительно практиковало на рубеже веков. Мы можем отсортировать данные и получить их в разрезе штатов, а если провести сортировку по дате, можно получить хорошее представление о демографическом распределении по всей стране в течение полувека. Вы можете узнать, кто из женщин-гомеопатов практиковал, когда они получили высшее образование, где они поселились. Уже есть некоторые интересные результаты: вам известно, что несколько гомеопатов с Кубы и из Вест-Индии приезжали учиться в США? Что происходило с гомеопатией тогда в тех странах?

Что-нибудь еще?

Я читал много старых журналов и был очень рад обнаружить собрание трудов Богера, которое как раз сейчас издано. Читая их, я понимаю, как много было потеряно. Я не могу себе представить, чтобы у них были претензии сегодняшних "звезд". Некоторые люди были более уважаемы, нежели другие (Богер, Кент, Липпе, Геринг и т. д.), но все они были членами сообщества и свободно делились и обменивались информацией.

И они знали философию вдоль и поперек. Они не могли полагаться на антибиотики и передовые хирургические методы. Они были вынуждены использовать гомеопатию, и они разобрались в ней так, как мало кто сегодня.

Мир был проще, и у них было время читать и учиться, потому что не было других дел. Глубина их проникновения была удивительна. Нам потребуется еще два поколения, чтобы добраться до этого уровня.

Что бы вы посоветовали людям, идущим в гомеопатию?

Гомеопатия требует изучения в течение всей жизни. Я видел некрологи в старых журналах, в которых говорилось: "И когда он умер, у его постели лежала открытая Maтерия медика". Когда у Геринга случился смертельный приступ, он сказал, что нехорошо себя чувствует, и начал искать картину симптомов в книгах — и это изучение в течение всей жизни... Так что начните прямо сейчас. Учите по одному лекарству.

Я недавно наткнулся на цитату из Карла Юнга: "Наука является инструментом западного ума, и с ее помощью можно открыть больше дверей, чем голыми руками. Она является неотъемлемой частью нашего рассудка и запутывает его только тогда, когда заявляет, что понимание, которое она передает, единственно правильное".

Если бы мы могли когда-нибудь выяснить, "как это работает" (не только гомеопатия, но сама жизнь), вероятно, все оказалось бы более странным, чем мы можем вообразить. Я также убежден, что вера в карму и реинкарнацию может значительно помочь любому практикующему в разработке более глубокого понимания гомеопатии и ее практики. Лечение другого человека — гораздо больше, чем назначение таблетки. Вы становитесь посредником перемен в процессе его жизни, тем более что гомеопатия способна вносить изменения на глубоких кармических уровнях, и к этому не стоит относиться легкомысленно. Благодаря ей появляется готовность разобраться со своим барахлом, чтобы по возможности очистить пространство внутри себя и иметь возможность видеть объективно.

И?

В моей жизни происходят резкие перемены. Я намерен отказаться от штатной должности в университете, чтобы переехать в другую страну, где у меня нет планов относительно работы. Работу с гомеопатическим историческим материалом я могу легко продолжить — в конце концов, в моей личной коллекции у меня имеется большинство ресурсов, в которых я нуждаюсь.

И я никогда не дальше Интернета. По мере того как открывается это "коммуникационное шоссе", я полагаю, что все больше и больше людей окажутся на нем.

Я благодарю гомеопатию в целом и Джереми Шерра в частности за предоставленные мне возможности извлечь уроки того, как быть свободным. Так что я просто рысью поскачу в ногу с афоризмом номером девять. Эй! Да это же готовое название для песни!


© American Homœopath

Примечания переводчика

1 "Криэйтив плейсингс" — компания по производству дизайнерских обучающих игрушек.
2 Уотс Алан Уилсон (1915–1973) — англоамериканский востоковед-буддолог, пропагандист дзэн-буддизма в США; Успенский Петр Демьянович (1878–1947) — философ, теософ, популяризатор религиозно-философской системы Г. Гурджиева.
3 Оусли Стэнли (1935–2011) — американский аудиоинженер, звукорежиссер групы "Грэйтфул дез", один из лидеров движения хиппи в районе Сан-Франциско в 1960-х годах, химик, первый индивидуальный производитель ЛСД в промышленных количествах.
4 Намек на книгу "Электропрохладительный кислотный тест". Согласно "Википедии", "книга американского писателя Тома Вулфа, описывающая период жизни Кена Кизи (автора "Пролетая над гнездом кукушки") с 1958 по 1966 год, и сформировавшуюся вокруг него неформальную субкультурную коммуну Веселых проказников (англ. Merry Pranksters), оказавшую существенное влияние на популяризацию ЛСД, спровоцировавшую психоделическую (также называемую кислотной) революцию и ставшую связующим звеном между битниками и хиппи".
5 "Ай-Чинг", или "Книга преремен", — старинная китайская книга-оракул, к которой веками обращались китайские императоры, полководцы и ученые перед принятием решений.
6 Шоу "Конекшнз" ("Взаимосвязи") — серия передач по истории науки и изобретений "Пи-Би-Эс" (PBS), Государственной службы телевещания США.
7 Каджуны — представители франко-акадской диаспоры, строго придерживающиеся своего традиционного образа жизни и культуры, в том числе сохраняющие свою кухню.
8 Гумбо — густой суп с овощами, курицей, мясом, колбасой и морепродуктами; это блюдо распространено в Луизиане.
9 "Разделенное наследство" — четырехтомный труд д-ра Харриса Култера.

Читайте также: